авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Содержание ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ ПОЛИТИКИ Автор: И. ДЕЖИНА, С. ЧЕБАНОВ........ 1 НАУЧНАЯ ПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ ИЗМЕНЕНИЯ МОДЕЛИ НАУКИ И. Г. Дежина ...»

-- [ Страница 6 ] --

См.: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators Здесь и далее все показатели рассчитаны автором по данным закона 1938 г. "О регистрации иностранных агентов" (http://www.fara.gov/quick-search.html) и закона 1995 г. "О раскрытии лоббистской деятельности" (http:/soprweb.senate.gov/index/cfm?event=selectfields).

См. подробнее об иностранном лоббизме: Зяблюк Н. Лоббизм в процессе принятия решений по вопросам внешней политики США. М., 1979;

Kostyaev S. Russian Lobbying in the United States: Stages of Evolution // Journal of Public Affairs. 2012. V. 12. N4;

Костяев С. Израильское лобби в бюджетном процессе США // США-Канада: ЭПК.

2010. N 11;

Костяев С. Корейское лобби в США: соглашение о свободной торговле, военное сотрудничество // МЭ и МО. 2010. N8. С. 95 - 101;

Костяев С. Лоббизм российского бизнеса в США // МЭ и МО. 2009. N 4. С. 43 54.

См. сноску 2.

стр. движению интересов зарубежных стран в органах государственной власти США. В 1999 2010 гг. общее количество клиентов зарегистрированных лоббистов увеличилось на 53%, с 10.6 до 16.3 тыс.

Интересно, что количество зарегистрировавшихся по закону 1995 г. (о лоббистах частных интересов) с 2007 по 2010 гг. снизилось на 7%, с 17 тыс. до 15 тыс.5 Спад вызван указом, который Б. Обама подписал по вступлении в должность президента. Согласно этому документу, зарегистрированный лоббист в течение двух лет не может поступить на государственную службу. А сотрудник администрации США не имеет права работать в сфере, которая пересекается с интересами его бывшего работодателя. Более того, уволившись, уже бывший федеральный чиновник не может заниматься лоббистской деятельностью в течение всего срока президентства Б. Обамы (2008 - 2012 гг.), но в случае его переизбрания это ограничение автоматически продлевается еще на четыре года.

Естественно, многие лоббисты, подумывавшие о карьере государственного служащего, предпочли аннулировать регистрацию, чтобы она не была препятствием в поиске работы.

Однако имеются случаи, выходящие за рамки только что введенных правил. Например, Патрисия Гилберт, которая работает в комиссии по безопасности потребительских товаров, ранее была лоббистом инвестиционной компании Barr Laboratories. Джордж Бреннан, принимавший дела ЦРУ у республиканской администрации, являлся главой одного из подрядчиков этого разведывательного органа - фирмы The Analysis Corp., переименованной в Sotera Defense6 (до инаугурации президента США его командой создаются рабочие группы по каждому министерству и ведомству, которые принимают дела уходящей администрации).

Таким образом, несмотря на некоторое сокращение доли США в мировой экономике, количество иностранных государств, желающих "решать вопросы" в Вашингтоне, только растет. Вместе с тем происходит изменение структуры иностранного лоббизма в США в пользу частных структур на фоне постепенного снижения лоббистской активности со стороны государства.

Весьма интересной представляется характеристика иностранного лоббизма в США, в основу которой положены два параметра: соотношение политических и экономических вопросов в целях лоббирования и состояние межгосударственных отношений - от союзничества до соперничества. Схематически это выглядит примерно так:

Израиль, Грузия, Бахрейн, Египет, Южный Судан, Эстония, Латвия имеют небольшой товарооборот с США, а, следовательно, и слабую базу для экономического лоббизма.

Союзнический характер отношений позволяет успешно реализовывать программы получения этими странами американской военной и финансовой помощи.

Государства условно второй группы - Япония, Южная Корея и др. - также близкие союзники США, но ввиду большого масштаба торговых отношений политические и экономические цели лоббирования более сбалансированны.

Литва представляет собой особый случай, поскольку единственным юридическим лицом, зарегистрировавшимся по американскому лоббистскому законодательству, является Ukio bankets7.

Лоббизм таких стран, как Франция, Канада и ФРГ, представляет собой своеобразную "золотую середину". С одной стороны, развитость торгово-экономических связей позволяет соблюдать баланс политики и бизнеса, с другой - государства этой группы далеко не всегда поддерживают все внешнеполитические шаги Белого дома.

Йемен, Пакистан, Саудовская Аравия, Россия и др. занимаются продвижением как политических, так и экономических интересов, при этом временами действуют вразрез с политикой администрации США: периоды партнерских отношений чередуются с "резкими похолоданиями".

Теперь - о "китайской модели" (при допущении, что Тайвань де-факто не является частью КНР). Китай в основном обращается к лоббизму для защиты своих экономических интересов. США находятся в сильной экономической зависимости от Китая, политика которого в известной мере вызывает дефицит американского торгового баланса. Кроме того, Пекин активно финансирует дефицит американского федерального бюджета через покупку казначейских обязательств министерства финансов США. Своего рода "пятой колонной" выступает сам американский бизнес, заинтересованный в сотрудничестве с КНР.

Лоббизм таких стран, как Судан, направлен преимущественно на отмену американских санкций, которые были введены в связи с массовыми нарушениями прав человека в этой стране.

См.: там же.

См.: The New York Times. 15.11.2008.

См.: Костяев С. Глупость или измена // Expert Online. 10.09.2011.

стр. Таблица 1. Количественная характеристика лоббистской деятельности мусульманских стран в США Страны Количество Количество Лоббистские Основная Способность Наличие клиентов лоббистских расходы, статья режима мирно американской лоббистских фирм тыс. долл. экспорта в контролировать поддержки фирм США, 2010 население режима г., млн.

долл.

Бахрейн химикаты - да да 6 17 Египет одежда - нет нет 40 71 Ливия нефть и газ нет нет 9 12 - Пакистан одежда- да да 25 68 Саудовская 52 нефть и газ да да 120 Аравия - Сирия Нет данных продукты нет нет 8 переработки нефти и угля - Тунис продукты нет нет 15 22 питания - Йемен нет нет 7 12 Итого 162 327 Источники: базы данных лоббистов (http://soprweb.senate.gov/index.cfm?event=selectfields;

http://www.fara.gov/quick-search.html);

поддержка режима отслеживалась по официальным данным (http://www.whitehouse.gov/;

http://www.state.gov/index.htm?goMobile=0);

данные торговли (http://tse.export.gov/TSE/TSEOptions.aspx?ReportID=2&Referrer=TSEReports.aspx&Data Source=NTD).

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛОББИЗМА МУСУЛЬМАНСКИХ СТРАН В связи с событиями, уже получившими название "арабская весна", возникает вопрос:

насколько лоббизм мусульманских стран в США может повлиять на внешнеполитический курс Белого дома? Каковы иные факторы, определяющие поддержку США: нефтяные ресурсы стран региона, исторически сложившиеся военные союзы, глобальная война с терроризмом, способность местных режимов контролировать свое собственное население?

О степени содействия Соединенных Штатов ближневосточным странам можно судить по характеру заявлений Белого дома и государственного департамента. В частности, в отношении правительств Бахрейна, Пакистана и Саудовской Аравии американские заявления носили нейтральный оттенок, тогда как в адрес Египта, Ливии, Сирии и Йемена отличались крайней жесткостью. Другой индикатор поддержки - это предоставление финансовой и военной помощи США, хотя этот параметр не имеет особого значения для таких богатых нефтью стран, как Саудовская Аравия.

Что касается активности лоббистских фирм, то она определяется количеством их иностранных клиентов, то есть числом консалтинговых контор, и затратами на "отношения с правительством". Несмотря на то, что данные отчетности, предоставляемые консультантами, не всегда соответствуют реальности, особенно в отношении конкретных сумм, тем не менее, они могут служить примерным ориентиром для определения масштабов лоббистской деятельности.

Основываясь на данных, приведенных в табл. 1, можно прийти к выводу о том, что отсутствует прямая зависимость между лоббизмом и американской поддержкой. Так, Египет занимает второе место по масштабу лоббистских расходов после Саудовской Аравии и является одним из столпов американской внешней политики в регионе. Однако это не помешало США отказаться от поддержки режима Хосни Мубарака. Йемен был также весьма важным американским союзником в борьбе с международным терроризмом, тем не менее, как и в случае с Египтом, неспособность обеспечить порядок на улицах привела к призыву Соединенных Штатов подать в отставку Али Абдулле Салеху.

Впрочем, в ряде случаев лоббизм позволяет достичь определенных результатов.

Например, Муаммару Каддафи удалось в начале 2000 г. коренным образом изменить политику Белого дома в отношении своей страны, прибегнув к помощи стр. вашингтонских консультантов, а также программы компенсации жертвам террора. Только после начала массовых волнений в 2011 г. правительство США потребовало от ливийского руководителя отказаться от власти.

Итак, очевидно, что Соединенные Штаты прекращают поддерживать тот или иной режим после того, как местные правители уже не способны контролировать ситуацию в стране.

Лоббизм, являясь вспомогательным инструментом дипломатии, позволяет достичь лишь незначительных по масштабам выгод.

В этой связи представляется интересным рассмотреть итоги лоббистской практики на примере двух групп стран. Одной - Саудовская Аравия, Бахрейн и Пакистан, которой удалось сохранить поддержку Белого дома, другой - менее успешной в этом плане Египет, Йемен, Ливия и Сирия.

"ПОБЕДИТЕЛИ": САУДОВСКАЯ АРАВИЯ, БАХРЕЙН И ПАКИСТАН В 2011 г. внимание американских СМИ было приковано к событиям в Ливии, что и понятно: ведь М. Каддафи для подавления народного восстания использовал танки и самолеты. Вместе с тем беспорядки происходили и в других странах Ближнего Востока, в частности в Бахрейне. Местные руководители, хотя и не прибегают к военной силе при разгоне демонстраций, но и не собираются сдаваться без боя. Некоторые страны, такие как Саудовская Аравия, предпочитают решать проблемы мирными средствами - раздавать денежные субсидии населению.

Бахрейн, Саудовская Аравия, Пакистан, в отличие от Ливии, являются близкими союзниками США, и поэтому Белый дом старается не высказывать лишний раз "особой озабоченности" ситуацией с правами человека в этих странах. Почему же вашингтонский истеблишмент поддерживает местные режимы?

Королевство Саудовская Аравия в 1951 г. заключило соглашение о военном сотрудничестве с США. С тех пор там базируется американская военно-тренировочная миссия. С 1975 г. 52 физических и юридических лица из этой страны потратили более млн. долл. на услуги 120 вашингтонских консалтинговых фирм (табл. 1). Как и следовало ожидать, одно из основных направлений лоббистской деятельности - экспорт нефти, тарифное регулирование, процедуры контроля береговой охраны США. В разное время на этой ниве трудились 17 юридических, лоббистских и пиаровских фирм. Консультации в ходе закупок американского вооружения предоставляли пять фирм, среди которых такие известные, как Greenberg Traurig и Barbour Griffith and Rogers. Специфика лоббистской деятельности Саудовской Аравии состоит в найме вашингтонских консультантов пятью конкретными членами королевской семьи. Цели при этом преследуются самые разнообразные: от финансовых консультаций по государственным ценным бумагам и личного пиара до содействия в выполнении миссии "посла доброй воли" ООН.

Несмотря на военный союз, отношения США и Саудовской Аравии не безоблачны.

Поддержка отдельными лицами королевской семьи исламских фундаменталистов обернулась необходимостью специальной пиар-кампании по улучшению имиджа этой страны в США. После теракта 11 сентября 2001 г. посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне за 24 млн. долл. наняло агентство по связям с общественностью Qorvis Communications, LLC. Оно привлекло в качестве субподрядчиков по этому контракту еще десяток фирм, которые занимались отдельными направлениями корректировки имиджа. В частности, Barnett Group, LLC разработала целую программу контактов американских женщин-политиков, женщин-бизнесменов с их коллегами в Саудовской Аравии8.

Особое удивление вызывает активная лоббистская кампания по вступлению Саудовской Аравии в ВТО. Казалось бы, эта страна не экспортирует ничего, кроме нефти, торговля которой не имеет ни малейшего отношения к Всемирной торговой организации. Но, в отличие от российских противников присоединения к этой организации, в Аммане осознают важность принципов свободной торговли. Ведь членство в ВТО сигнализирует мировому инвестиционному сообществу: мы намерены играть по общим правилам. Итак, на протяжении 1999 - 2008 гг. восемь консалтинговых фирм содействовали Саудовской Аравии в переговорах с торговым представителем США в ВТО. В команде была такая известная фирма по предоставлению юридических услуг, как Akin, Gump, Strauss, Hauer & Feld, LLP. В результате с 2005 г. эта страна является членом ВТО. После чего последовали консультации, касающиеся выполнения взятых на себя Саудовской Аравией обязательств по открытию внутреннего рынка.

Вторая страна, которой удалось избежать гневных заявлений Белого дома по поводу методов См.: http://www.fara.gov/quick-search.html;

http://soprweb.senate.gov/index.cfm?event=selectfields стр. усмирения демонстрантов, - Королевство Бахрейн. Оно в 1991 г. подписало соглашение о военном сотрудничестве с США. С тех пор штаб пятого флота ВМС США расположился в этой стране. С 1993 г. Бахрейн через шесть своих структур за 4.5 млн. долл. нанимал лобби-фирм для отстаивания интересов в Вашингтоне (табл. 1). Так, в 1993 г. на повестке дня были переговоры по экспорту бахрейнского текстиля в США, в проведении которых участвовали консультанты Fasturn, Inc., одного из лидеров в сфере переговоров по текстильным квотам. Через семь лет с помощью вашингтонских консультантов удалось добиться разработки, подписания главами двух государств и ратификации конгрессом США налогового соглашения. Это соглашение, среди прочего, ликвидировало двойное налогообложение доходов американских граждан, работающих в Бахрейне, и, соответственно, подданных короля Бахрейна - в Соединенных Штатах. Затем в 2003 - гг. фирма Fierce, Isakowitz & Blalock при участии Holland & Knight и Sandler, Travis & Rosenberg пыталась продвинуть идею соглашения о свободной торговле. Однако критика по поводу ситуации с правами человека в Бахрейне спутала карты лоббистам. Через два года, чтобы изменить восприятие американцами положения с правами человека, был нанят гигант вашингтонского консалтинга Patton Boggs, LLP. А бахрейнский совет экономического развития взялся за рекламу своего Королевства как стратегического торгового и инвестиционного партнера среди американских компаний, ассоциаций бизнеса, мозговых центров, СМИ. Лоббистская кампания по соглашению о свободной торговле привела к его подписанию главами государств, а затем и вступлению в силу в 2006 г.

Третья мусульманская страна, в адрес которой не последовало критики Белого дома по поводу ситуации с правами человека, это Пакистан. После ликвидации Усамы бен Ладена вблизи территории пакистанской военной академии и в связи со шквалом обвинений со стороны США в укрывательстве террориста N 1, Пакистан развернул масштабную пиар кампанию в Вашингтоне по восстановлению своей репутации "союзника в борьбе с терроризмом". Дело в том, что в 2009 г. конгресс США принял пятилетнюю программу военной помощи Пакистану в размере 7.5 млрд. долл., и лишаться такого куша руководство этой небогатой страны не намерено. Всего с 2002 г. американцами было направлено 20 млрд. долл. на военную поддержку своего союзника. Однако в начале июля 2011 г. Белый дом объявил о сокращении объема финансовой помощи Пакистану на млрд. долл., указывая в качестве причины недостаточно активное сотрудничество Исламабада в борьбе с терроризмом9.

Пакистан попытался вернуть себе репутацию союзника США в борьбе с международным терроризмом, заявляя, что он не знал о местонахождении главы "Аль-Каиды". Весной 2011 г. Марк Сигел, партнер лоббистской фирмы Locke Lord Strategies, L.P. начал продвигать эту позицию своего клиента - президента Пакистана Асиф Али Зардари.

Лоббисты, работающие на Пакистан, обладают необходимыми связями: в частности, Марк Сигел был помощником президента Картера, а в 2001 - 2004 гг. - главой аппарата конгрессмена Стива Израэля. Фил Риверс возглавлял аппарат сенатора Ричарда Шелби, а Брайан Хэндл являлся помощником сенатора Херба Кола;

оба сенатора являются влиятельными членами комитета по ассигнованиям, в ведении которого находится распределение финансовой помощи зарубежным государствам.

С 1954 г. Пакистан- военный союзник США, хотя и не всегда лояльный. В период холодной войны Белый дом рассматривал эту страну как противовес Индии, тяготевшей к СССР. Особенно активно проходило взаимодействие во время войны, начавшейся после ввода советских войск в Афганистан. В 1988 г. США в соответствии с поправкой Пресслера приостановили оказание военной помощи Пакистану из-за ядерной программы, а через 10 лет даже ввели санкции в связи с испытанием ядерной бомбы. Однако после сентября 2001 г. активное военное сотрудничество возобновилось.

Свои интересы в Вашингтоне Пакистан реализует всеми возможными путями, в том числе с помощью лоббистов. Всего с 1948 г. 25 пакистанских физических и юридических лиц пользовались услугами 68 лоббистов, потратив более 26 млн. долл. (табл. 1).

Продвижением интересов Пакистана в сфере военного сотрудничества занимались следующие фирмы: с 2008 г. Locke Lord Strategies, LP;

в 2004 г. Kestral Trading Company за 50 тыс. долл. наняла Bannerman & Associates, Inc. для получения оборонного подряда Пентагона;

в 2001 - 2005 гг. пакистанское посольство пользовалось услугами Wilson Associates, LLC, обошедшимися ему в 1.8 млн. долл. В 1998 г. лоббист Брюс Фейн за тыс. долл. пытался смягчить американские санкции, введенные после испытания Пакистаном ядерного оружия10.

См.: http://www.whitehouse.gov/ См. сноску 8.

стр. Отдельный сегмент представляет собой политический лоббизм. Во-первых, активизируется пакистанская диаспора в США. В 2011 г. Всепакистанская мусульманская лига и Раза Бохари начали собирать средства на выборную кампанию Первеза Мушаррафа, а Комитет поддержки демократии и справедливости в Пакистане нанял National Strategies, LLC для осуществления контактов с американскими политиками. С 2010 г. движение Muttahida Quami действует через свое отделение в США. Pakistan Tehreek-e-Insaf использовало свое представительство PTI USA, LLC для политической мобилизации пакистанской диаспоры. Хотя еще в 2002 г. правительство Пакистана нанимало за 600 тыс. долл. Sterling International Consulting Corporation, чтобы пробудить политическое сознание своих соотечественников, живущих в США. Кроме того, с 1990 г.

Пакистанская народная партия пользовалась услугами лобби в Вашингтоне в приоритетных для нее вопросах, в частности в расследовании убийства премьер-министра Беназир Бхутто11.

Для продвижения собственно экономических интересов различные пакистанские структуры нанимали более двух десятков лоббистов. Наиболее активными были "Пакистанские международные авиалинии", пользовавшиеся с 1960 по 2009 г. связями пяти консультантов и фирм Pakistan Textile & Apparel Group, Shon Industries aka Shon Textiles. В свое время с помощью такого гиганта консалтингового рынка, как Fleishman Hillard, Inc., и четырех других фирм эта пакистанская авиакомпания добилась заключения специального соглашения по экспорту текстиля в США. Как и Бахрейн, Пакистан в начале 2000-х годов тщетно пытался добиться заключения соглашения о свободной торговле с США и даже заплатил за это более 1.2 млн. долл. фирме Quinn Gillespie & Associates, LLC12.

Соединенные Штаты уже не раз замораживали военную помощь Пакистану, и меры по ее сокращению, принятые в июле 2011 г., не являются чем-то экстраординарным. В Вашингтоне прекрасно понимают, что нельзя отталкивать страну, обладающую ядерным оружием. Тем более в ситуации, когда не ясна степень контроля политического руководства Пакистана не только над своими военными, но и тем более - мусульманскими радикалами. К тому же в США много лет подряд самые различные аналитики едины во мнении, что без Пакистана нельзя выиграть войну в Афганистане.

"ПРОИГРАВШИЕ": ЕГИПЕТ, ЙЕМЕН, ЛИВИЯ, СИРИЯ Стремительный крах режима Хосни Мубарака в Египте оказывается не столь уж неожиданным, если взглянуть на него через призму лоббистской деятельности египетских структур в США. Начиная с 1980-х по первую половину 2000-х годов, египетский бизнес предпринимал серьезные попытки выйти на международные рынки и снять заградительные барьеры в торговле. В частности, в 2005 г. александрийская ассоциация экспортеров хлопка в союзе с министерством торговли и промышленности смогла добиться отмены квот на египетский хлопок в США и ЕС, заплатив 5 млн. долл.

консалтинговой фирме CMGRP, Inc. Другой пример. Американская торговая палата в Египте организовывала инвестиционные конференции в США в 1994 г., а спустя несколько лет наняла Paul, Hastings, Janofsky & Walker LLP и Baker Botts LLP для продвижения идеи соглашения о свободной торговле между двумя странами13. Всего при Мубараке египтяне потратили на лоббистскую деятельность в Вашингтоне более 27 млн.

долл. (табл. 1).

Но уже во второй половине 2000-х годов в Египте не осталось ни одной частной структуры, отстаивающей свои интересы в Вашингтоне. Акцент в лоббизме переместился на сохранение в прежнем объеме американской военной помощи. Такое ограничение лоббистской практики, несомненно, указывало на неспособность Мубарака отвечать на вызовы времени и постепенную деградацию режима.

Здесь важно пояснить, что лоббизм совершенно необходим, если задачей ставится обеспечение стабильного потока бюджетных ассигнований. Роль конгресса в бюджетном процессе крайне велика: ни одна строчка главного финансового документа не принимается в том виде, в каком ее подготовило административно-бюджетное управление президента США. Поэтому нужно лоббировать членов комитетов конгресса по ассигнованиям с тем, чтобы добиться нужных целей.

Интересна и эволюция форм представительства египетских интересов в Соединенных Штатах. В 40 - 70-х годах XX в. арабские государства пытались выработать единую лоббистскую стратегию в Вашингтоне посредством Лиги арабских государств, которая, в свою очередь, действовала как через Арабский информационный центр, так и через семь консалтинговых фирм. С приходом к См.: ibidem.

См.: ibidem.

См.: ibidem.

стр. Таблица 2. Финансовая помощь США мусульманским странам, млн. долл.

Страны 2006 2007 2008 2009 2010 2011 Бахрейн 19.0 16.4 5.3 9.2 20.5 17.7 26. Египет 1779.2 1757.7 1705.2 1554.7 1555.7 1653.9 1557. Ливия 1.0 3.3 0.8 0.1 1. Пакистан 762.9 734.4 740.5 2305.9 1911.6 1385.0 2965. Саудовская Аравия 1.6 0.3 0.4 0.2 0. Сирия 0.6 14.1 2. Тунис 10.3 10.8 11.6 14.6 21.9 25.7 6. Йемен 18.7 23.7 19.4 42.4 80.3 62.9 120. Итого 2591.7 2543.6 2497.1 3933.0 3591.0 3145.7 4677. Источник: http://www.foreignassistance.gov/countryIntro.aspx.

власти Мубарака в начале 80-х годов коллективная стратегия была отброшена.

Нынешняя смена власти в Египте и приход военных в качестве временной администрации, благосклонная реакция Белого дома на эти события вполне объяснимы.

Египетские генералы встали на защиту как 1.3 млрд. долл. ежегодных военных субсидий, так и секулярного пути развития, обеспечивающего благополучие основной статьи египетского "экспорта" - туризма. Вашингтон же имеет опыт десятилетий тесных отношений с египетскими военными и рассчитывает, что ему удастся сохранить Египет в числе ближайших союзников США. При этом ни военное сотрудничество с США, ни активное арабское лобби в Вашингтоне не помешали Б. Обаме выступить с призывом к Хосни Мубараку подать в отставку. Главным для Белого дома оказалась неспособность египетского лидера контролировать ситуацию в стране.

Тунис, где и началась "арабская весна", представляет собой яркий пример того, что даже традиционно позитивные отношения с США не гарантируют сохранение поддержки Белым домом. Хотя Тунис формально и не является военным союзником Вашингтона, он имеет двухвековую историю отношений с этой страной. В 80-е годы прошлого века они несколько ухудшились в результате операции Израиля в Тунисе против Организации освобождения Палестины. С 1957 г. правительство Туниса получает финансовую помощь США, о размерах которой в последние годы можно судить по табл. 2. Кроме того, ежегодно заседает американо-тунисская военная комиссия, регулярно проводятся совместные учения.

Тунисский лоббизм в США довольно активен для страны такого небольшого размера и политического веса в мире. С 1946 г. 15 тунисских структур потратили более 4.5 млн.

долл. на услуги 22 вашингтонских консалтинговых фирм (табл. 1) для поддержания благоприятных отношений с США. Эволюция тунисского лобби напоминает изменения в лоббизме египетском. В 50-е годы была предпринята попытка проводить единую стратегию через Лигу арабских государств. В 70-е годы основные усилия лоббистов были направлены на поддержание экономического развития страны. Но уже в 2000-е годы лоббизм ограничивался целью получения финансовой помощи тунисскими военными. В итоге в январе 2011 г. Обама не поддержал Бен Али, который и был вынужден уйти в отставку.

И, наконец, еще один союзник США на Ближнем Востоке - Йемен, которому американцы оказывают военную помощь с 1979 г. Отношения между двумя странами обострились во время агрессии Ирака против Кувейта, когда Йемен выступил на стороне Саддама Хусейна. Однако с 11 сентября 2001 г. эта страна позиционирует себя как союзник США в "войне с террором" и ежегодно получает около 20 млн. долл. на нужды армии. Всего с 1989 г. семь представителей этого государства за 219 тыс. долл. нанимали опытных вашингтонских юристов, лоббистов и пиарщиков для продвижения своих интересов (табл.

1). Показательны их жалобы в Вашингтон: в 1990 г. Альянс йеменской оппозиции нанял Wagner, Hines & Avary, Inc. для того, чтобы проинформировать американских политиков о своем существовании. Услугами лоббистов в 1992 - 2000 гг. пользовалось и министерство иностранных дел Йемена - оно пыталось задействовать фирму Baker Botts LLP для содействия в разрешении пограничного конфликта с Саудовской Аравией 14.

См.: ibidem.

стр. В остальном проблематика йеменского лобби традиционна для Ближнего Востока- нефть и оружие. В 2001 - 2002 гг. МИД Йемена нанимал фирму DLA Piper US LLP для контактов по вопросам добычи и переработки нефти. В 2010 г. визит главы ВВС Йемена в США организовывал вашингтонский консультант со связями в Пентагоне Дэниэл Свейн. В рамках поездки прошла встреча с главкомом ВВС США, обсуждалось создание программ обучения йеменских военных, проведение совместных военных учений. Кроме того, речь шла о модернизации военной авиации Йемена, создании программы учений национальных гвардий двух стран, о закупках американского вооружения.

На фоне народных волнений в 2011 г., когда резко активизировалась "Аль-Каида", а многие военные оставили свои посты и дезертировали, Б. Обама несколько раз призывал президента Йемена покинуть свой пост15. Здесь, как и в Египте, союзничество в "борьбе с террором" не стало гарантией поддержки Белым домом.

Теперь о Ливии, которая никогда не была в ряду сторонников США. Девять различных ливийских структур потратили на услуги более десяти американских консалтинговых фирм почти 3.8 млн. долл. (табл. 1). Чтобы добиться расположения Белого дома после сентября 2001 г., Каддафи заявил о своей приверженности борьбе с "Аль-Каидой".

Впоследствии, в 2011 г. официальный Триполи даже вменяет в вину этой организации подстрекательство ливийцев к бунту.

В течение 2000-х годов США оставались довольно терпимы к режиму Каддафи - пока он не нарушал общепризнанных норм международного права. На 2003 - 2008 гг. приходится последняя лоббистская кампания ливийского лидера в Соединенных Штатах, направленная на нормализацию межгосударственных отношений. Сначала, в качестве подготовительного этапа, Ливия признала ответственность за организованные теракты и учредила компенсационный фонд. Были выплачены компенсации жертвам взрывов в Берлине в 1986 г. (2.7 млрд. долл.), Локерби в 1988 г., рейса UTA Flight 772 в 1989 г., а также ливийцам, пострадавшим в Триполи и Бенгази от американской контратаки в г. Затем Каддафи ликвидировал программу производства ядерного и химического оружия и открыл страну для международных инспекций.

В 2004 - 2007 гг. за 3 млн. долл. была нанята лоббистская фирма Fahmy Hudome International, специализирующаяся на представительстве интересов нефтяных стран в Вашингтоне16. Ее президент Рада Фами Хьюдом была заместителем министра энергетики в первый срок президентства Дж. Буша младшего17. В результате в сентябре 2008 г.

госсекретарь США Кондолиза Райс посетила Ливию - это был первый визит такого уровня с 1953 г. После чего, 31 октября 2008 г. президент США во исполнение закона N110 - "О разрешении претензий к Ливии" подписал указ N13477 о восстановлении иммунитета Ливии против гражданских исков американцев о компенсации ущерба вследствие террористических актов, организованных Каддафи. Согласно указу ни один американский гражданин не мог в судебном порядке взыскивать денежные средства с ливийского правительства. Все судебные дела, находившиеся на рассмотрении, были прекращены.

Иностранные граждане также лишились права предъявлять претензии к Ливии в американских судах18.

Немного истории. Ливийский лоббизм в США берет начало в 1957 г., когда Комитет за освобождение северной Африки нанял Мохаммеда Сулеймана Давода. Договор, по всей видимости, был заключен с целью прощупать почву в Вашингтоне на предмет установления контактов. Затем с 1976 по 1985 г. постоянное представительство Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии в ООН, народное бюро (посольство) в Вашингтоне нанимали трех консультантов, которые помогали ориентироваться в американской дипломатии19.

Наибольшую активность по продвижению своих интересов в США М. Каддафи развил в конце 80-х начале 90-х годов. Шесть лоббистских фирм нанимали: Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия, правительство Ливии, Хассан Татанаки региональный менеджер нефтедобывающей компании Challenger LTD, и даже "Народный комитет ливийских студентов". Целью была отмена санкций ООН и ареста ливийского имущества в США, наложенного указом Р. Рейгана после взрыва 5 апреля 1986 г. ночного клуба La Belle в Западном Берлине. Через 9 дней США провели операцию "Каньон Эльдорадо", нанеся удар по личной резиденции Каддафи. Подрыв ливийскими агентами 21 декабря 1988 г. рейса Pan Am Flight 103 обострил и так напряженные отношения между двумя странами.

См. сноску 9.

См. сноску 8.

См.: http://www.fahmyhudome.com/ См. сноску 9.

См. сноску 8.

стр. Тогда лоббистская кампания не принесла результатов. Позже к Каддафи пришло понимание: нужно не только нанимать лоббистов, но и взять на себя ответственность за теракты и выплатить компенсации жертвам. С течением времени, к концу 90-х годов, усилиями президента ЮАР Нельсона Манделы и тогдашнего генсека ООН Кофи Аннана положение Ливии на мировой арене улучшилось. Санкции ООН были приостановлены, а позже и вовсе отменены.

В начале 2000 г. усилия лоббистов и выплата компенсаций жертвам террора помогли лидеру ливийской революции на время вывести свою страну из категории стран "оси зла".

Однако предотвратить начало военной операции НАТО в Ливии с помощью вашингтонских консультантов Муаммару Каддафи не удалось. Лоббизм, обладая ограниченными возможностями, может служить лишь вспомогательным механизмом при решении проблем.

Еще одна страна, с которой у США традиционно не складываются дружественные отношения, это Сирия. Информационная политика Сирийской Арабской Республики в условиях массовых беспорядков в 2011 г. кажется рациональной, с точки зрения интересов режима. С одной стороны, закрывается доступ иностранным журналистам на территорию страны, с другой - проводится фильтрация информационного потока через Арабский информационный центр (АИЦ) в Вашингтоне, который действует там с г.20 Но оказывается, что сегодня такой подход абсолютно неэффективен. Во-первых, распространение Интернета, возможность обмениваться информацией через социальные сети Twitter и Facebook прорывают информационные барьеры, во-вторых, падает дисциплина среди сирийских военных и пограничников.

В официальном заявлении посла Сирии Имада Мустафы указывается, что "события, происходящие в Сирии с марта 2011 г., более сложны, чем представлено международными СМИ"21. Однако по-прежнему действует запрет на работу иностранных журналистов в стране, и они не могут показать "более сложную" картину. В заявлении отмечается, что положением дел в Сирии недовольно и правительство, которое предпринимает ряд реформ, в частности отменен закон о чрезвычайном положении, разрабатывается закон о демократизации, защищающий мирные демонстрации и упраздняющий государственный суд по безопасности. Планируется также принятие законов о выборах и СМИ. Более того, 20 июня 2011 г. во время своего выступления в Дамасском университете президент Башар Асад предложил идею разработки новой конституции22.

Начиная с 1942 г. восемь сирийских структур пользовались услугами пяти консалтинговых контор (табл. 1). Пионером сирийского лоббизма в США стала Сирийская социальная националистическая партия, которая была запрещена в 1955 г., но через полвека вошла в Национальный прогрессивный фронт, возглавляемый партией власти "Баас". Позже, в 1957 - 1960 гг., Syrian Broadcasting System пользовалась услугами вашингтонского консультанта Мэри Хэгэн для продвижения своих интересов. Можно привести и другие примеры лоббизма в сфере бизнеса: в 1987 - 1990 гг. фирма Bankers Capital Management, Inc. консультировала Центральный и Коммерческий банки Сирии на предмет проведения операций в США23. Это стало возможным после отмены американских санкций в отношении САР 19 августа 1987 г.

Традиционно сложные сирийско-американские отношения значительно ухудшились в результате неудачного переворота, организованного ЦРУ в 1957 г. с целью свергнуть президента Адиба Аль Шишакли. Это привело к тому, что среди всего арсенала политико дипломатических инструментов начал доминировать лоббизм. В 1979 - 1994 гг. для оказания влияния на политику Вашингтона сотрудники сирийского дипломатического корпуса нанимали частные фирмы. Так, постоянное представительство САР в ООН начало работать с Мэрилин Перри в период, когда Сирия была включена в список государств, поддерживающих терроризм. Затем посольство в Вашингтоне наняло пиаровскую фирму Van Kloberg & Associates, LTD, позднее переименованную в Washington World Group14. В 1990 г. Сирия и США едва ли Арабский информационный центр был учрежден Лигой арабских государств для реализации совместной лоббистской и пиаровской стратегии в США. Однако Египет, Саудовская Аравия и Йемен перестали финансировать эту организацию еще в 1973 г. Во втором полугодии 2010 г. ее бюджет составил 398 тыс. долл.

Среди мероприятий Арабского информационного центра в Вашингтоне можно отметить участие его директора д ра Хуссейна Хассуна в работе делегации Лиги арабских государств на 65-й сессии Генассамблеи ООН 21 - сентября 2010 г. и выступление 20 - 21 октября 2010 г. на Международном экономическом форуме по канадско арабским отношениям в Монреале (http:www.fara.gov/quick-search/html).

См.: http://www.syrianembassy.us/ См.: The Washington Post. 21.07.2011.

См.: http:www.fara.gov/quick-search/html См.: ibidem.

стр. не впервые стали союзниками, оказывая содействие Кувейту, который стал жертвой иракского вторжения. А спустя четыре года даже состоялись две встречи президентов США и Сирии - Билла Клинтона и Хафеза Асада - во время переговоров по ближневосточному мирному урегулированию.

*** Важно отметить, что арабское лобби в США на протяжении своего существования проделало определенную эволюцию. Саудовская Аравия, Бахрейн, Йемен, Египет, Сирия в 50 - 70-е годы минувшего века использовали Арабский информационный центр в Вашингтоне для выработки совместной лоббистской стратегии. Однако после того как романтическая идея целостного арабского мира канула в Лету, местные правители решили выстраивать самостоятельные линии поведения. Одни, как правители Бахрейна, едва ли не с момента получения независимости сделали ставку на США, другие, как Саудовская Аравия, имея в активе 20% мировых разведанных запасов нефти, использовали Соединенные Штаты в качестве рынка сбыта, позволяя вольности в виде финансирования террористов. Третьи, как Йемен, исходили из внутриполитических соображений в выборе геополитических ориентиров. Четвертые же, такие как Сирия, до сих пор задействуют АИЦ в реализации своей пиар-стратегии.

Проведенное исследование показывает, что, несмотря на некоторые характеристики, общие для всего региона, лоббизм каждой из рассмотренных стран имеет свои особенности и использует свои методы и технологии.

Очевидно, что поддержка США того или иного ближневосточного режима не может быть гарантирована ни тесными союзническими отношениями, ни ролью той или иной страны в "борьбе с терроризмом", ни наличием нефтяных ресурсов, ни использованием вашингтонских консультантов. Главным фактором является способность самого режима контролировать мирными средствами положение в стране и собственный народ.

Ключевые слова: Бахрейн, Египет, Ливия, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Йемен, Тунис, США, лоббизм.

стр. РОССИЯ И ЕЕ СОСЕДИ: ДУХОВНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ Заглавие статьи ПРОБЛЕМЫ Автор(ы) Е. Рашковский Мировая экономика и международные отношения, № 9, Сентябрь Источник 2012, C. 100- НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 57.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи РОССИЯ И ЕЕ СОСЕДИ: ДУХОВНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ Автор: Е. Рашковский Научная конференция под таким названием была проведена во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы им. М. И. Рудомино в декабре г. Организаторами конференции выступили:

- Научно-исследовательский центр религиозной литературы и изданий Русского зарубежья ВГБИЛ, - Научно-учебный центр исследования мировых религий РГГУ, - Центр проблем модернизации и развития ИМЭМО РАН.

Организационную и информационную поддержку конференции осуществлял Центр культурных программ ВГБИЛ.

Модераторами встречи выступили профессор Н. В. Шабуров (РГГУ) и Б. Е. Рашковский (ВГБИЛ).

В основу проведения слушаний был положен принцип рассмотрения связей России (прежде всего связей культурных и духовных) с ее соседями по периметру наших границ с северо-запада до Дальнего Востока. К сожалению, из-за трудностей организационного порядка в нашем анализе "по периметру" оказались лакуны: Северная Европа (Норвегия, Финляндия), Корея, США и Канада. Так что столь актуальная проблематика сношений со странами порубежного Севера и Кореей из содержания конференции, к сожалению, выпала. И все же, думается, ее участникам удалось выявить некоторые наболевшие проблемы не только российского, но и глобального развития.

В слушаниях приняли участие ученые разных научных специализаций и мировоззрений, подчас даже весьма далеких друг от друга. Но культурологический и религиоведческий подходы все же преобладали.

Участникам и гостям конференции были разосланы и предложены к обсуждению следующие три теоретических положения.

Первое. На наших глазах кардинально изменился сам характер отношений между государствами и между народами. Свойственный для позапрошлого и прошлого столетий безусловный примат силовых и геополитических факторов не то, чтобы утратил свое значение, но подвергся существенной исторической коррекции. Ибо при жизни последних поколений особо интенсивно проявилась духовная и культурная составляющая в отношениях регионов, народов и стран;

без прочности и мощи этой составляющей уже немыслим и тот фактор современной мировой жизни, который принято условно обозначать как "мягкая сила" (soft power).

Более того, без ее учета при нынешних высоких технологиях и экономике знаний невозможно постижение и экономической компоненты сегодняшней жизни: успехи современных систем хозяйствования и экономической политики во многом зависят от развития их интеллектуально-культурной и учебной инфраструктуры, от вложений в человека (human input).

Второе. На наших глазах случилось то, что великий историк Арнольд Джозеф Тойнби предвидел еще в середине прошлого столетия: стали условными и проницаемыми пространственные границы прежних цивилизаций, наций и культур;

мир во многих отношениях принял диаспорный характер. Переплетения, трансграничность, взаимопроникновение диаспор стали неотъемлемой частью всемирного человеческого ландшафта, в том числе и нашей, российской культурно-исторический повседневности.

Третье. Диаспорный опыт вошел органическим слагаемым в нынешнюю историю русского народа и народов России. Войны XX столетия и коммунистическая диктатура вытеснили миллионы россиян за пределы Отечества. В конце 80-х - начале 90-х годов рухнула стена, отделявшая собственно Россию от России Зарубежной. Экономические трудности, суверенизация бывших союзных республик СССР, а также традиционно РАШКОВСКИЙ Евгений Борисович, доктор исторических наук, директор Научно-исследовательского центра ВГБИЛ им. М. И. Рудомино, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН (rashkov@rambler.ru).

стр. характерные для нашей жизни коррупция, правовой нигилизм и антиинтеллектуализм вкупе со всеми многообразными последствиями этой тройственной болезни нашей цивилизации привели к оттоку значительной части россиян за пределы бывшего СССР и к становлению и воспроизводству многомиллионных российских диаспор в Европе, в Новом Свете и даже в ряде весьма закрытых обществ Востока. И эта диаспоризация россиян ныне - неотъемлемая черта духовного и общественного ландшафта мира...

В основу настоящего обзора я положил свои подготовительные материалы и записи наших слушаний, а также тексты, полученные мною от некоторых докладчиков.

"ОБОЧИНЫ" ЕВРОПЫ Центральная и Восточная Европа, равно как и Россия, открывалась ее "просвещенным" западным собратьям крайне медленно. Процесс этого открытия, начавшийся весьма поздно - веком Просвещения, - продолжается и поныне. Продолжается вместе с процессами непрерывного культурного взаимообмена и ростом центрально- и восточноевропейских диаспор в странах Запада.

В последние десятилетия сам вопрос о культурных границах Европы, обрастающий множеством исторических и политических ассоциаций, чрезвычайно усложнился. Некогда бесспорные однотипные утверждения в учебниках физической географии переросли в самые разнообразные толкования, как правило, напрямую касающиеся судеб России и ее соседей.

Действительно, где пролегают нынешние культурно-политические границы Европы?

Например, границы юго-восточные: по Кумо-Манычской впадине? По Главному Кавказскому хребту? По южным ли границам постсоветских закавказских республик?

А восточные границы? По Уральскому хребту? Или по краям дальневосточных территорий в сущности европейского (или же евразийского?) государства по имени Российская Федерация?

В наши задачи не входил анализ этих тонких, но всегда расходящихся толкований. Но вот проблема маргиналов традиционной Европы (обычно отождествляемой в исторической литературе и в публицистике с Европой Западной) - народов Балтии, Славяно-балканского и Кавказского ареалов - привлекла к себе особое внимание участников конференции.

БАЛТИЯ Доклад "Россия и республики Балтии" был представлен молодым ученым-религиоведом К. Н. Михайловым (РГГУ). Разумеется, докладчик, повинуясь религиоведческой специфике своих научных занятий и интересов, осветил прежде всего именно религиоведческую сторону российско-"балтийских" отношений.

По словам К. Н. Михайлова, с точки зрения именно религиозной проблематики, Балтия край неоднородный. С одной стороны - традиционно-католическая Литва (о которой нынешние российские массмедиа почти что и не ведают), с другой - Эстония с ее атеизированным большинством. Латвия занимает в этом смысле положение промежуточное, хотя и сама она не вполне гомогенна: здесь заметен контраст между католической Латгалией (с ее существенным вкраплением русских старообрядцев) и более атеизированными (или же религиозно индифферентными) западными районами республики.

Такой религиозный расклад среди народов Балтии налагает свой отпечаток и на состояние русского вопроса в регионе. В Литве по причине отсутствия проблемы граждан/неграждан1, а также благодаря высокому статусу местной Православной церкви, позиция которой - лояльная по отношению к Литовскому государству и литовскому народу - была во многом определена еще в 90-е годы митрополитом Виленским и Литовским Хризостомом, русский вопрос воспринимается относительно спокойно. Чего нельзя сказать о Латвии и Эстонии, где самоорганизация русского населения связана не столько с православными приходами, сколько с партиями левого толка2. Хотя многие среди этих партий не оспаривают принцип лояльности местным республикам: для большинства этих партий и движений речь идет Или, как говорят в Прибалтике, "негров". В начале 90-х годов вопрос о гражданстве в Литве, где русскоязычная и польскоязычная фракции населения находились в существенном меньшинстве, был урегулирован на основе того, что полноправными гражданами стали все постоянные жители республики. Куда более драматично вопрос стоял в Латвии и Эстонии, где представители нетитульных народов составляли порядка 40% всего населения, что воспринималось и продолжает восприниматься титульными как угроза национальной независимости. Что, кстати, и было засвидетельствовано результатами референдума 19 февраля 2012 г., отклонившего требование придать русскому языку статус второго государственного языка Латвийской Республики.

Правда, и Латвия знает глубоких и просвещенных православных священнослужителей, таких как архимандриты Таврион (Батозский) и Виктор (Мамонтов), много сделавших для умиротворения этнорелигиозных отношений в своей республике.

стр. не об имперском реванше, но о более достойном статусе в собственных странах.

Однако и в этих республиках молодое поколение нетитульных этносов осваивает местные языки и пытается - вопреки всем трудностям, предрассудкам и стеснениям - добиваться местного карьерного роста (не столько в бюрократии3, сколько, скорее, в бизнесе и компьютерном деле). Интерес к русской культуре среди этой молодежи весьма велик, однако о российской репатриации она в массе своей едва ли помышляет. Республики Балтии, действительно, затронуты процессами массовой эмиграции;

но лица, в нее вовлеченные, - независимо от этничности - почти в полном своем составе ориентированы на Запад.

Впрочем, в случае расширения экономического и культурного сотрудничества стран Балтийского региона с Россией тамошние русскоязычные меньшинства, сохраняя политическую лояльность своим республикам, смогли бы оказаться важным посредником в деле дальнейшей нормализации и стабилизации связей России с этим регионом. Что, кстати, было бы весьма нужно для экономического подъема северо-западных регионов России.

ПОЛЬША И РОССИЯ: "СУДЬБЫ СКРЕЩЕНЬЯ" С одноименным докладом намеревалась выступить известный специалист в области польской истории и культуры Е. С. Твердислова, однако обстоятельства не позволили ей сделать это. Доклад с тем же названием пришлось почти импровизировать Е. Б.

Рашковскому.

Нынешняя российско-польская государственная граница имеет протяженность почти ничтожную: несколько десятков километров Калининградской области, а между Россией и Польшей простерлись новые суверенные государства-Литва, Беларусь, Украина. Однако культурно-историческое и политическое значение российско-польского соседства существенно перерастает рамки формальной географии.

Для нас, россиян, Польша была и остается во многих отношениях загадочной страной.

Страной, хотя и близкородственной нам по языку и культурно-исторической памяти, страной, чьи судьбы воистину "скрестились" с судьбами России, - но ментально, повторяю, загадочной.

И это при том, что между Россией и Польшей еще со Средних веков шел непрерывный этнический взаимообмен, связанный с вольными или невольными миграциями миллионов людей в обоих направлениях. Даже топонимика старой Москвы свидетельствует об этих перемещениях допетровских времен: Старопанский переулок, Мещанские улицы 5... В советской Москве существовали даже улица Мицкевича, площадь и улица Дзержинского и улица Мархлевского (гротескная несоразмерность имени великого поэта и двух других имен говорит сама за себя!). Да и поныне можно найти в российской столице Варшавское шоссе и улицу Коперника.

Но вот польская психея понималась у нас с трудом. И причиной тому были, на взгляд докладчика, не только общеизвестный религиозный фактор, но и три следующих обстоятельства.

1. Коренное несходство в судьбах дворянских сословий обоих народов. Дворянство в православной России было сословием государевых служителей и по существу - вплоть до указа Петра III "О вольности дворянства" - сословием бесправным. Тогда как шляхетство католической Польши, составлявшее чуть ли не четвертую часть народа6, было свободной политической силой старопольской "феодальной демократии". Столь любимое поляками и обозначавшее дворянское достоинство латинское слово "честь" (honor) приобрело в русском языке ироническую окраску. Правда, россияне, носители психологии "государевых подданных", отлично понимали и то историческое обстоятельство, что "гонор" дворянской демократии был не последней причиной гибели Первой Речи Посполитой на исходе XVIII столетия.


2. На протяжении XVIII-XX вв. само национальное (и даже этническое!) существование поляков находилось под прямой угрозой;

защитной реакцией разделенного и как бы поставленного вне закона народа было повышенное национальное самолюбие, нередко раздражавшее и соседей поляков, и представителей тех многочисленных народов, которые жили с поляками чересполосно.

Но и здесь бывают исключения: например, мэр латвийской столицы - русский человек Нил Ушаков.

Выражение из стихотворения Бориса Пастернака "Зимняя ночь".

Заимствованное нами из польского языка слово "mieszczanie" в польском языке не имеет, как у нас, отрицательной коннотации. Это попросту "горожане" (от слова miasto - город). Правда, уже на грани XIX-XX вв.

в польском языке не без русского влияния появилось уничижительное слово "mieszczuch", обозначающего тупого и самодовольного филистера.

Вместе с мелкими "подпанками", однодворцами и жителями "ошляхтенных" деревень.

стр. И что любопытно: сама стихия социально обескорененной шляхетской вольницы так или иначе возрождалась с конца XIX до конца XX столетия в облике массовых движений:

национально-освободительных, католических, общедемократических, даже марксистских7.

3. Известный "логоцентризм" польской культуры, ее подчас непонятная россиянам риторичность8 были связаны с тем, что для поляков -народа с конца XVIII по начало XX в.

во многих отношениях безгосударственного и диаспорного - стержнем выживания оказывалась культура: католическое богослужение, публицистика, поэзия. И этот не всегда понятный окружающим народам польский "логоцентризм" стал одной из неизбежных форм самосохранения нации.

Все эти коллизии польской истории и культуры привели к тому, что в духовном облике Польши исторически выстроились как бы два доминирующих голоса, две ментальные и друг друга провоцирующие установки:

- приспособительная, трезво-рассудочная, восходящая к схоластическому, а позднее - к позитивистскому дискурсу9, и - романтическая, отчаянная, протестующая.

Отсюда - и круговорот нарративных форм в самой польской культуре: поэтическая интуиция - теоретическое философствование - научные исследования, объективно открывающие новые потребности в интуитивных исканиях10...

Из этих противоречий и круговоротов, проницающих групповые и индивидуальные сознания, формировалась своеобразная барочность польской культуры: стремление совместить подчас несовместимые противоречия жизни и мышления в некотором общем, усложненном, порой даже утопическом контексте - стремление подчас надрывное и гибельное11. Отсюда - и разброс типических польских характеров: от высокой рыцарственности до цинической приземленности. И этот разброс был следствием самого экстремального характера польской истории, которой неоднократно, на протяжении XVIII-XX вв. внешний мир отказывал в праве бытия. Однако любого непредвзятого исследователя поражает жизнестойкость этого народа - его языка, веры, культуры.

История взаимоотношений России и Польши была веками исполнена драматизма: обе стороны боролись друг с другом и за собственное существование, и за признанный и почетный европейский статус. Характерна в этом плане динамика границ. На исходе XIV в. границы ассоциированного с Польшей Великого княжества Литовского пролегали по краю Звенигорода (ныне - уже ближнее Подмосковье);

после Наполеоновских войн Российская империя остановилась в своих западных границах чуть ли не под Познанью.

Порабощенная Польша металась между установками отчаянного шляхетского honora и психологией сервилистского выживания. И этот польский надрыв (или, согласно терминологии Тойнби, "раскол в душе" - "split in the soul") оказывался одним из мощнейших динамических факторов революционных движений и в Европе, и в Санкт Петербургской России.

Издавна Польша оказывалась как бы историческим барьером между Россией и Германией.

А непродуманные попытки уничтожить этот барьер оказывались не последней геополитической предпосылкой двух мировых войн. А, может быть, условно говоря, даже и трех, если к разряду мировых войн отнести и войны Наполеоновские.

Сейчас между Россией и Польшей находятся четыре новых суверенных национальных государства, чьи нынешние территории входили некогда в состав Речи Посполитой:

Латвия (точнее, ее восточная, Латгальская часть), Литва, Беларусь, Украина12. Однако это обстоятельство не преуменьшает геостратегической и общекультурной важности российско-польских отношений. Слишком глубоко сплелись и "скрестились" культурно исторические судьбы наших стран, слишком велика сила взаимных влияний в наших экономических, культурных и религиозных традициях. Здесь даже само историю надо переосмысливать наново, поднимая огромные пласты уже известных, но также и не освоенных исторических источников.

См.: Urbanek M. Broniewski: milosc, wodka, polityka. Warszawa, 2011.

Вспомним тенденциозное изображение поляков на страницах "Братьев Карамазовых" Достоевского.

См.: Eborowicz W. Pologne / Les grands courants de la pensee mondiale contemporaine. V. 2. Paris, 1964. P. 993 - 1006.

См.: Adamus J. О kierunkach polskiej mysli historycznej. Lodz, 1964. S. 44 - 45.

Такова одна из доминирующих тем трудов великих польских прозаиков конца XIX - начала XX столетия:

Болеслава Пруса, Генрика Сенкевича, Стефана Жеромского, Анджея Струга и др. И эта же тема польской культуры, в новом историческом и эстетическом контексте, продолжилась во второй половине XX - начале XXI вв. в кинематографе Анджея Вайды.

Исторической точности ради можно даже сказать о пяти государствах: на протяжении 1583 - 1625 гг. в состав Речи Посполитой входил и эстонский город Тарту вместе с его окрестностями.

стр. Если вспомнить слова библейского мудреца, нынешнее время есть "время собирать камни"13.

"ГЛУБОКАЯ ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА" Так озаглавил свой доклад, посвященный нынешним судьбам трех постсоветских республик (Беларусь, Украина, Молдова) и их отношениям с Россией, И. Г. Яковенко (РГГУ, Институт социологии РАН).

К сожалению, по словам профессора Яковенко, сегодняшней России недостает серьезного понимания исторических судеб этих республик. И дело не только в недостатке интереса к пониманию судеб наших бывших сограждан, но и в том, что в России еще не сложилось зрелое национально-государственное сознание, чему, по мысли докладчика, препятствует засилье "идеологического суррогата" национального сознания: речь идет о ностальгии по несбыточной имперской реставрации под вывеской национализма.

Итак, что же общего в культурно-исторических судьбах этих трех новообразованных государств "глубокой Восточной Европы"? Во всех трех республиках суверенная государственность созидается заново, почти что без традиций. А если и действуют традиции, - то это не столько прямые традиции государственного строительства, сколько сложной исторической преемственности.

Большая часть их территорий15 пережила "великие переломы" казенных экспроприаций, антирелигиозных кампаний и коллективизации 20-х годов ушедшего века и последующих массовых репрессий предвоенного десятилетия. Их западные территории были присоединены к Советскому Союзу лишь в начале Второй мировой войны. Ее трагические события и ее последствия на этих территориях в общих чертах известны, хотя многие стороны этих событий все еще нуждаются в документально обоснованной научной проработке. Однако именно на этих "западных" территориях гораздо глубже, нежели на территориях "восточных" (примыкающих к России, равно как и в самой России), укоренены религиозные культуры и, в частности, традиции религиозного плюрализма.

Вследствие массовых перемещений населения и прежние религиозные традиции, и нынешний религиозный "бум" переносятся и на прежде атеизированные "восточные" территории этих республик.

Традиции вольных или невольных массовых миграций украинцев, белорусов и молдаван издавна были характерны для советской эпохи (речь шла о миллионах людских судеб). В последние два-три десятилетия вследствие экономических трудностей эти массовые миграции еще более усилились. В названных трех республиках это ведет к существенным демографическим потерям, у нас же - к консолидации европейских фракций российского населения (то есть - косвенно - и к поддержанию культурно-исторической преемственности российской жизни). Здесь был бы возможен интересный и плодотворный культурный диалог, если бы мы несколько больше интересовались своеобразным культурным наследием соседних государств на наших западных рубежах 16.

Итак, первый миграционный поток из этих республик - в Россию, второй - на Запад.

Последний во многом определяется лингвистическими приоритетами: украинцы и белорусы - в Польшу, молдаване - в страны романского Запада (каждый третий трудоспособный житель Молдовы имеет румынский паспорт и, стало быть, "шенгенские" льготы). Так что, по словам И. Г. Яковенко, счет учтенных и неучтенных трудовых мигрантов и диаспор из республик "глубокой Восточной Европы" идет на миллионы.

Так или иначе, при всех извивах и срывах их политических судеб, все три республики, по мысли профессора Яковенко, объективно "дрейфуют к Европе". Одно из свидетельств этого дрейфа -укрепление позиций католических (Римско-католической и Греко католической) и протестантских церквей в этих республиках и раскол по меньшей мере на три религиозные деноминации среди украинских православных. В Молдове же соперничают прорумынские и пророссийские фракции тамошнего православия17.

Эккл. 3:5.

В сегодняшней российской историографии, пожалуй, более всего повезло Украине (труды А. И. Миллера и др.).

Но и этих трудов едва ли достаточно для понимания наших прямых западных и юго-западных соседей. России, на мой взгляд, потребны целые историографические школы.


Если не считать Молдову западнее Днестра.

Кто из россиян помнит, сколь многим в своем развитии Россия XVII-XIX столетий (от Спафария и Симеона Полоцкого до В. Д. Спасовича и В. Г. Короленко) обязана белорусским, украинским и молдавским интеллектуалам? Помнят разве что Гоголя...

В Беларуси Православная церковь, во многих отношениях благодаря просвещенной и толерантной церковной политике тамошнего предстоятеля Православной Церкви Московского патриархата митрополита Филарета (Вахромеева), сохраняет свое единство. Как и в случае с Прибалтикой, в судьбах поместных православных церквей многое зависит от конкретных иерархов и от харизматических деятелей внутри местных православных общин.

стр. Что же касается российской политики в регионе "глубокой Восточной Европы", то, как показал опыт стран Европы Западной, быть бывшей метрополией - "не хорошо и не плохо.

Плохо другое - быть метрополией, не смирившейся со своим статусом бывшей". Это слова из доклада профессора Яковенко.

А явный дефицит, согласно ему же, подлинного интереса к судьбам окружающих нас народов и не преодоленная имперская психология, когда уже нет и самой империи, работают и против объективных интересов России, и против ее культурных традиций, и против православия.

Во всяком случае, суверенизация бывших союзных республик СССР, их национально государственная консолидация, поиск новых форм их внутренней легитимации - трудные процессы и для самой России, и для ее соседей18. Трудные не только в экономических и политических взаимоотношениях (вспомним хотя бы "холодную газовую войну" между Россией и Украиной, постоянные транзитные, ценовые и политические трения между Россией и Беларусью, неурегулированный вопрос о Приднестровье и его абсолютном русскоязычном большинстве в наших отношениях с Молдовой), но и в поддержании культурных связей.

"КАВКАЗСКИЙ КОСМОС" И РОССИЯ Таково название доклада, который был предложен собравшимся Е. Б. Рашковским.

В Кавказском регионе долговременно сожительствуют несхожие народы, селившиеся там со времен глубочайшей древности19 вплоть до XVII-XIX вв. Следовательно, можно говорить о "кавказском космосе", включающем в себя как юго-восточные территории Европейской России, так и комплекс признанных и непризнанных республик Закавказья 20.

Условные границы региона выстраиваются примерно так: с севера - междуречье Дона и Волги (южнее Волго-Донского канала), с юга -по южным границам трех республик Закавказья (Грузия, Армения, Азербайджан), хотя и здесь не все однозначно: значительная часть азербайджанского народа проживает на территории Ирана. С запада и востока границы региона очерчиваются береговой линией Азовского, Черного и Каспийского морей.

Исторически этот многосоставный, конфликтный, но внутренне взаимосвязанный человеческий "космос" строился на разломах тектонических плит, природных, этнокультурных и цивилизационных зон. Столь же сложна и религиозная картина региона: от полупервобытных верований (наподобие, скажем, бытующих среди абхазского народа элементов анимизма) - до глубоко устоявшихся и отрефлектированных традиций христианского (Армения и Грузия) и мусульманского мышления 21. Степные, полупустынные и горные ландшафты, экологическая, лингвистическая, социоэкономическая и этнокультурная чересполосица - все это делало задачи человеческого выживания в регионе чрезвычайно трудными. Положение жителей относительно узких плодородных долин было также весьма опасным: просматриваемые с гор, эти долины могли становиться легкой добычей набегов и завоеваний.

Многие века кавказским жителям, постоянно испытывавшим давления все новых и новых этнокультурных потоков, все новых и новых могущественных империй, приходилось бороться за каждое поселение, за каждый клочок земли, за каждую родную могилу.

Этнические "чистки", дополняемые в истории разбоями, грабежами и "чистками" социальными, на протяжении веков становились непременной частью кавказского культурно-исторического ландшафта.

И в этих условиях укрепленное село, село-крепость, становилось как бы важнейшей культурно-исторической матрицей кавказского выживания, кавказского общежития.

Психология угрожаемой и осажденной крепости зачастую пронизывала собой и религиозную сферу22, а психологическая установка настороженности или даже ожесточения против "внешних" могла легко переноситься См.: Хэнсон С. Эволюция постсоветских режимов // Pro et contra. 2011. N 5. С. 105 - 120.

Таковы народы абхазо-адыгской семьи и дагестанских высокогорий.

Обоснованию проблематики "Кавказского космоса" была посвящена особая межведомственная научная конференция, организованная в стенах ВГБИЛ в 2009 г. Ее материалы см.: Рашковский Е. Кавказский регион:

социокультурные и религиозные проблемы // МЭ и МО. 2010. N 2.

Еще в XVII столетии современников удивляли формы глубоко проработанного и упорядоченного шафиитского ислама на основной территории Тарковского шамхальства (ныне Тарки - горный пригород Махачкалы). См.:

Эвлия Челеби. Книга путешествия. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. Вып. 2. М., 1979. С. 104 - 107. См. также: Аликберов А. К. Эпоха классического ислама на Кавказе. Абу Бакр ад-Дарбанди и его суфийская энциклопедия "Райхан ал-хака'ик" (XI-XII вв.). М., 2003.

См.: Абашидзе Л. И. Грузинская православная церковь и экуменическое движение / Вера. Диалог. Общение.

Проблема диалога в Церкви. М., 2004. С. 165 - 166.

стр. и на отношения внутри данного этноса, местности, села, государства23.

По всей видимости, весь этот комплекс весьма трагичных обстоятельств в процессах исторического становления кавказских народов проливает свет на некоторые сквозные черты в их характерах: поразительная жизнестойкость, внутренняя спайка и адаптивность, но - в парадоксальном сочетании с подчас саморазрушительной импульсивностью. Если угодно, эти характеры исторически несли в себе некоторые свойства мощной, но сдавленной пружины. Что же касается клановой спайки, исторически столь необходимой для выживания традиционного села-крепости, то в советские и постсоветские времена эта спайка -через раздвижение сельской "микрополитики" до масштабов политики региональной и федеральной - становилась важным фактором развития государственной власти на местах и консолидации диаспор24.

История "Кавказского космоса" теснейшим образом переплетена (и поныне остается переплетенной) с историей русского народа, который, начиная с первых своих кавказских поселений XVI-XVII вв., сам стал как бы вдвигаться в "Кавказский космос", превратившись со временем в неотъемлемую его часть. Российское же государство стало осваивать регион лишь с XVIII столетия - с каспийских кампаний Петра Великого.

Горские войны времен Александра I - Николая I - Александра II оказались одним из трагических узлов не только российской, но и мировой истории. Россия потеряла в этих войнах (в сражениях, от болезней и скверного лечения) порядка полутора миллионов солдат, унтеров и офицеров;

горских потерь никто не считал. Дававшиеся с таким трудом успехи Санкт-Петербургской государственности и русской армии в кавказских кампаниях знаменовали собой спасение христианских народов Закавказья от натиска Турции и Персии и от горских набегов;

но они же вызывали огромные человеческие и территориальные потери для горских народов, а также многотысячные исходы горцев ("мухаджирство") в пределы Османской империи: от Балкан до Месопотамии25.

Юридической и политической предпосылкой Кавказских войн во многих отношениях послужили положения Адрианопольского договора 1829 г., согласно которому Порта уступала России Черноморское побережье Кавказа и бассейн Кубани. Эти территории подчинялись Османской империи лишь номинально: хотя на них и были отдельные турецкие гарнизоны, горцы признавали лишь религиозный и моральный авторитет султана (как халифа мусульман-суннитов), но отнюдь не властный его авторитет26.

Собственно, эта политико-правовая коллизия и определила собой характер Кавказских войн и многие последующие явления в идейной и политической жизни горских народов.

Российское владычество привело к некоторому втягиванию местного населения в общероссийские и мировые рыночные связи (хлебная торговля, ковроделие, вино- и рыботорговля, ремесленные металлоизделия, индиго-красители27, наконец - нефть) и привнесло некоторые элементы европейской правоупорядоченности. А технопопулистская модернизация советской эпохи существенно способствовала развитию у народов Кавказа грамотности, технической компетентности и эгалитарного правосознания. Однако роковой издержкой советской модернизации явились "классовые" и этнические репрессии, разрушительные для культуры антирелигиозные кампании 28, процессы переоформления прежней клановой иерархии в местные версии общесоветской партийно-хозяйственной номенклатуры.

Именно местная клановая номенклатура, консолидировавшая и осознавшая на исходе советского периода свои групповые интересы, и оказалась социальной основой последующей этнократической и религиозно-фундаменталистской реакции - в частности, таких ее симптомов, как вытеснение русских людей и других представителей нетитульных этносов из национальных автономий29. Этот комплекс явлений привел к ответным вспышкам ксенофобии на преимущественно русских территориях Кавказского региона.

Электоральная же активность в зонах этнических См.: Jones S.F. Georgia: A Failed Democratic Transition / Nation and Politics in the Soviet Successor States.

Cambridge, 1993. P. 300 - 301.

См.: Сиверцев М. А. Политическая культура села: от микрополитики к геополитике / Дагестан: село Хуштада.

М., 1995. С. 104 - 105.

См.: Blanch L. The Sabres of Paradise. L., 1960.

См.: Троппау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера // Дружба народов. 1996. N 2. С. 88 - 89.

Разведением и выделкой индиго-красителя занимались горские евреи. Эта некогда перспективная, но трудоемкая специализация заглохла вследствие изобретения в Германии и внедрения в промышленное производство анилиновых красок (вторая половина XIX в.).

Пик массовых закрытий церквей, мечетей, синагог и дацанов, расправ над духовенством и уничтожения священных книг и богослужебной утвари приходится на период коллективизации (особенно - на Кавказе - на начало 30-х годов).

См.: Маркедонов С. М. Чечня. Война как мир и мир как война // Ab imperio. 2001. N 4. С. 276 - 277.

стр. чересполосиц поневоле становилась фактором возбуждения этнических и вероисповедных антагонизмов30. А попытки силового насаждения "властных вертикалей" - особенно в пограничных или спорных зонах - имеют свойство превращать этнические территории Кавказа в подобие "военных наместничеств"31, опирающихся на местных нотаблей, то есть на преемников все той же этноклановой номенклатуры.

В завершение доклада Е. Б. Рашковский оспорил распространенное в мировой и отечественной публицистике мнение, что России пора бы "уйти с Кавказа", причем мнение это базируется не только на анализе стратегических просчетов советских и постсоветских администраторов, но и на фактах общего, глобального подъема этнических и конфессиональных движений и страстей.

Только вот "уходить с Кавказа" России некуда. И не только потому, что сам русский народ стал неотъемлемой частью этнически чересполосного "Кавказского космоса", но и потому, что сам Кавказ, его представительство в лице многомиллионных своих диаспор активно и многообразно присутствует и в российской, и в глобальной действительности.

А уж вклад представителей самых разнообразных народов Кавказа в общероссийскую, а через нее и в мировую культуру XIX - начала XXI в. существен и неотъемлем.

В публицистике часто раздаются голоса, что "Россия больна Кавказом" или, наоборот, что "Кавказ болен Россией". Однако, на взгляд докладчика, при всей ситуативной неразрешимости нынешних противоречий внутри "Кавказского мелового круга", вопрос стоит по-иному. Современный человек, с его повышенными притязаниями, с его "зацикленностью" на самом себе и на своих групповых страстях, с его неумением понимать проблемы других, - болен собою32. Так что разовой рецептуры разрешения местных, общероссийских и глобальных проблем Кавказского региона - не дано. Дано другое - императив работы культуры, мысли, экономики, государственных институтов на десятки лет вперед. Казенных утопий о "стабильности", "державности" и "вертикали" здесь недостаточно. И "Кавказский космос", и Россия равно нуждаются в духовно и культурно обоснованном демократическом этосе. А уж каковы конкретные, сопряженные с историей, экономикой и культурой пути становления демократического этоса среди народов с мощной, но уже отставшей от современных условий авторитарной традицией особый вопрос.

Однако же едва ли возможно становление демократического этоса, демократической культуры взаимного понимания без учета социоэкономического и технологического облика сегодняшнего мира и возможных тенденций будущего.

РЕСПУБЛИКИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ После 1991 г. прямым формальным соседом России к югу от Урала и Западной Сибири оказался лишь Казахстан;

четыре остальные центральноазиатские республики бывшего СССР - Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан - не имеют общей границы с Россией. Однако соседский статус всех этих пяти постсоветских государств в отношении нашей страны как был, так и остается в силе.

Проблематике связей России с этими республиками был посвящен доклад политолога востоковеда, профессора Д. Б. Малышевой.

По ее словам, для всех них характерен несомненный дрейф в сторону Мусульманского мира, что соответствует основным тенденциям нынешнего глобального развития. Правда, показатели этих республик демонстрируют их известное отставание от значительной части стран Исламского ареала по качеству жизни (в частности, в сферах образования и здравоохранения), но одновременно - и известное "опережение" по уровню коррупции. И всю вину за эти диспропорции и публицистика, и историография, и учебники государств Центральной Азии, как правило, безоговорочно возлагают на Россию33. Подчас ее изображают как некоего предельно злого "демиурга" в истории центральноазиатских народов. "Демиурга", ответственного за все их беды: от джунгарских нашествий (80-е годы XVII в. -40-е годы XVIII в.) до катастрофического иссушения Арала. Однако в пяти республиках сильна и иная тенденция - тенденция не столько идейной жизни, сколько бытовой психологии: ностальгия по относительно спокойной жизни последних двух-трех десятилетий Советской власти (не за См.: Ковальская Г. Легитимная свара // Итоги. 03.08.1999. С. 19 - 20.

См.: Крашенинников П. Модели урегулирования // Российские регионы. 2001. N 302. С. 3.

Подробный анализ этой проблемы на примере нынешних судеб России и ее народов см.: Яковенко И. Г. Риски социальной трансформации российского общества: культурологический аспект. М., 2006.

Об антироссийских обертонах в официальных идеологиях, историографии и учебниках постсоветских республик Европы, Кавказа и Азии см.: Емельянченко В. Как вылечить историю // Русский мир. Журнал о России и Русской цивилизации. 2012. N 1. С. 24 - 27.

стр. глядывая в более глубокое прошлое). Кроме того, и в печатных изданиях, и в устном общении сильны разрастающиеся элементы этнокультурного мифотворчества: в частности, дискредитация сегодняшних оппонентов по территориальным спорам.

Вообще, заметила Д. Б. Малышева, нарастание этнокультурных антагонизмов, элементы культурных и этнических "чисток" оказались некоей родовой чертой становления национальных государств постсоветского Востока. Впрочем, как и в Центральной и Восточной Европе в XX и начале XXI в. Даже в Казахстане, где по сравнению с другими республиками Центральной Азии высока толерантность и наиболее свободны мысль и историография, заметен исход русскоязычного населения34.

На пространствах пяти государств уже действуют в полную силу новые идейные, политические и экономические акторы, влияние которых неуклонно расширяется:

арабские страны, Европейский союз, Иран, Китай, США, Турция. Новые же местные элиты, формирующиеся в условиях независимости, ищут пути расширения своих глобальных контактов. Страх перед возможными рецидивами российского великодержавия усиливает потребности в такого рода поисках, тем более что для местной публицистики и общественного сознания характерна экстраполяция памяти о советской политике в регионе (в частности, и о разрушительной политике времен коллективизации, от которой непоправимо пострадала и сама Россия) на нынешнюю Российскую Федерацию.

Власти центральноазиатских республик часто бывают раздражены освещением "стыдных тем" местной действительности в российских СМИ (нарушения прав человека, политический произвол, этнические антагонизмы, утеснение русскоязычных меньшинств и т.д.).

Каков же должен быть, по мысли докладчика, конструктивный ответ нынешнего Российского государства и общества на весь этот сложный комплекс явлений? Профессор Малышева убеждена, что главной задачей должно быть развитие позитивного образа России - образа не пропагандистского, не лубочного, но реального, связанного с подлинно прогрессивными сдвигами в российской жизни и политике. Тем более что народы Центральной Азии наблюдают за российской жизнью сотнями тысяч глаз вольных или невольных центральноазиатских наблюдателей - трудовых мигрантов, как временных, так и осевших у нас.

И в этой связи, как сказала Д. Б. Малышева, "главная проблема формирования в Центральной Азии позитивного образа России состоит в том, что первоначально этот образ должен сформироваться внутри нее самой. России, для того чтобы реализовать свою обновленную внешнеполитическую стратегию, сделать ее по-настоящему эффективной, необходимо достичь национального консенсуса по ключевым вопросам экономического развития и внешней политики, которая должна стать предсказуемой и последовательной.

Только после того, как "внутри" закрепится такой позитивный образ России, свободной от ксенофобии и экстремизма, можно будет экстраполировать этот образ "вовне", в том числе и в страны Центральной Азии".

Короче, если вспомнить слова одной из героинь Лиона Фейхтвангера, "справедливость начинается у себя дома"35.

РОССИЯ И МОНГОЛЬСКАЯ СТЕПЬ С такой темой доклада выступил на конференции профессор С. А. Яценко (РГГУ), известный ученый-номадолог.

Он начал с парадоксального сопоставления прежних имперских судеб двух народов россиян и монголов (цитирую далее два абзаца из его доклада).

"Оба великих имперских народа - русские и монголы - зародились в лесной и лесостепной зоне, но быстро освоили просторы степей и полупустынь. Плотность расселения названных этносов при этом была и остается низкой (что требует централизации). Отсюда - и специфическое отношение к пространству, и так называемая широта души, общие для их культур. И тот и другой народ создали (с промежутком в 400 - 500 лет) огромные империи, причем в обоих случаях - с географически близкой территорией (от Кореи и Сибирской тайги до Балтики, с экспансией в Иран, часть Турции и т.д.). Имперская психология оказалась наследием великого прошлого.

Реальное управление империями сформировали не их прямые основатели, но Хубилай и Алексей Михайлович. В обеих империях существовал и продолжает существовать специфический культ их великих основателей (Чингисхан и Петр Великий). Два великих вождя этих империй (тот А вместе с тем - позволю себе добавить - и интеллигенции титульной нации.

Фейхтвангер Л. Успех. Три года из истории одной провинции. М., 1958. С. 822.

стр. же Чингисхан и Ульянов-Ленин) пытались реализовать идею мирового господства своих стран;

для решения соответствующего круга задач им приходилось создавать государства уникального типа (первое признаваемое всеми учеными-номадологами мощное кочевое государство и первое в мире государство тоталитарного типа)".



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.