авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«Centre for Sociological Education of the Institute of Sociology Russian Academy of Sciences M.M.NAZAROV MASS COMMUNICATION AND SOCIETY ...»

-- [ Страница 8 ] --

Идеология и современная культура Четвертый общий способ действия идеологии состоит в том, что отношения доминирования поддерживаются не за счет объе­ динения индивидов или групп, а наоборот, посредством их раз­ деления. Это предполагает фрагментацию индивидов или групп, способных принять вызов со стороны доминирующих, или ори­ ентирование сил потенциальной оппозиции в направлении це­ лей, представляемых в качестве вредных и угрожающих. Типич­ н о й стратегией здесь является д и ф ф е р е н ц и а ц и я, т.е. усиление акцента на различиях, что, в свою очередь, ослабляет возможно­ сти для объединения и организации противодействия сложив­ шимся отношениям. Другой стратегией, о которой уместно го­ ворить в д а н н о м случае, является "вычеркивание", исключение, выведение за скобки. Формируется образ врага, осуществляется " д ь я в о л и з а ц и я " предмета, всячески п о д ч е р к и в а е т с я неумест­ ность какого-либо обсуждения. Цель подобной стратегии состо­ ит в объединении людей перед лицом грозящей опасности....

П я т ы й способ осуществления идеологии назовем реифика цией. Содержание его состоит в том, что условия доминирова­ ния могут поддерживаться посредством представления состоя­ ния дел или ситуации в конкретный исторический момент, как некоторого постоянного, вневременного состояния. Процессы изображаются таким образом, что затушевывается или исчезает полностью социальный и исторический характер явлений....

Такой способ оперирования идеологии может выражаться в стра­ тегии натурализации, когда какое-либо явление, являющееся ре­ зультатом определенных социально-исторических процессов, представляется как неизбежное следствие "естественных" зако­ нов. П р и м е р о м этого может быть представление с о ц и а л ь н о и институциализированно обусловленного разделения труда меж­ ду м у ж ч и н а м и и ж е н щ и н а м и, как продукта ф и з и о л о г и ч е с к и х особенностей и различий между полами.

С х о д н о й по сути своей стратегией является погружение во вневременное состояние. Здесь социально-исторический фено­ мен лишается своего исторического характера, будучи показан­ ным в качестве постоянного, неизменного, регулярно повторя­ ю щ е г о с я.... Р е и ф и к а ц и я может б ы т ь т а к ж е р е а л и з о в а н а с п о м о щ ь ю различных грамматических и синтаксических конст­ рукций, определяемых нами, как стратегия номинализации/пас сивизации. Номинализация преполагает, что предложение или 264 Хрестоматия по курсу его части, описывающие действия или участников, трансформи­ руются в существительные. Так, вместо предложения "премьер министр решил наложить запрет на и м п о р т " говорят — "нало­ жение запрета на импорт". Пассивизация происходит тогда, ког­ да глаголы используются в пассивной форме. Н а п р и м е р, когда вместо того, чтобы сказать "полицейские чины расследовали де­ ятельность подозреваемого", говорят — "деятельность подозре­ ваемого расследовалась".

Уоллакот Дж.

СООБЩЕНИЯ И ЗНАЧЕНИЯ... О т л и ч и т е л ь н о й особенностью п р о и з в о д с т в а в сфере м а с с о в о й и н ф о р м а ц и и является то, что оно п р е д п о л а г а е т со­ здание и а р т и к у л я ц и ю с о о б щ е н и й в пределах специфических знаковых систем. Причем правила и смысл этих систем о б ы ч н о п р и н и м а ю т с я как сами собой разумеющиеся. С о о б щ е н и я мас­ совой к о м м у н и к а ц и и формируются и интерпретируются в со­ ответствии с определенными правилами или кодами. К о г д а мы п о л у ч а е м и н ф о р м а ц и ю о с о б ы т и и по т е л е в и д е н и ю и л и смот­ р и м ф и л ь м, то перед н а м и не " ж и в о е " с о б ы т и е, а с о о б щ е н и е об этом с о б ы т и и. Мы читаем и интерпретируем событие, при­ нимая п р а в и л а и коды, в соответствии с к о т о р ы м и происходит чтение и интерпретация... Т.е. анализ сообщений и их значе­ ний очевидно является ключевым для понимания массовой ком­ муникации. По мнению С. Холла, " н а м следует учитывать, что символические ф о р м ы сообщения з а н и м а ю т привилегирован­ ную п о з и ц и ю в к о м м у н и к а ц и о н н о м обмене. М о м е н т ы "коди­ р о в а н и я " и " д е к о д и р о в а н и я ", несмотря на их " о т н о с и т е л ь н у ю а в т о н о м и ю " в процессах коммуникации в целом, являются ре­ ш а ю щ и м и моментами" '....

Т р а д и ц и о н н ы м методом, о р и е н т и р о в а н н ы м на выявления смысла сообщений массовой коммуникации, является контент анализ. Контент анализ предполагает формирование определен­ ных категорий, с помощью которых исследуется содержание со­ общений. Это происходит посредством количественной оценки наличия или отсутствия категорий в материалах сообщений. При­ чем степень сложности категорий является изменяющейся. Кон­ тент анализ применяется с различным успехом исследователями различных ш к о л. Акцент делается на изучении явного, очевид­ ного содержания как наиболее важной области научного соци Woollacot, J. Messages and Meaninigs. In Gurevitch, M., Bennett, T.

and Woollacott, J. Culture, Society and the Media. L.:Methuen, 1982.

Hall S. "Encoding and decoding in the television discourse". CCS occasional paper. 1973. P.2.

266 Хрестоматия по курсу ального исследования.... Контент анализ очевидно имеет пре­ имущества систематического исследования больших массивов информации. Известное исследование воздействия радиопоста­ новки "Вторжение с М а р с а " (проведенное Кэнтрилом) было свя­ зано с а н а л и з о м о д н о г о п о д о б н о г о материала. Если бы перед исследователем стояла задача анализа 200 постановок, то и это было бы возможно в рамках контент анализа. Вместе с тем, воз­ м о ж н о с т и этого метода являются весьма о г р а н и ч е н н ы м и при определении смысла конкретных сообщений.

В ходе последующих исследований к о н ц е п т у а л и з а ц и я проблемы понимания сообщений массовой коммуникации получила новое развитие. Основу семиологических или структуралистских подходов составляют в з н а ч и т е л ь н о й сте­ пени лингвистические представления. Здесь с о о б щ е н и я пред­ л а г а е т с я р а с с м а т р и в а т ь к а к с т р у к т у р и р о в а н н о е ц е л о е, а не как к о л и ч е с т в е н н о в ы р а ж е н н ы е с о с т а в л я ю щ и е внешних про­ я в л е н и й о т д е л ь н ы х частей с о о б щ е н и й. С е м и о л о г и я, по мне­ н и ю Б у р г е л и н а, н е т о л ь к о р е д к о с а м а б ы в а е т количествен­ ной, но и содержит неявную критику к о л и ч е с т в е н н о й о р и е н т а ц и и контент анализа.

" К р о м е всего прочего нет никаких оснований полагать, что наиболее часто встречающаяся в ходе контент анализа тема яв­ ляется с а м о й в а ж н о й или з н а ч и м о й. В тексте к а к с т р у к т у р н о целом о б р а з о в а н и и более в а ж н ы м является то место, к о т о р о е з а н и м а ю т его с о с т а в л я ю щ и е, нежели ч а с т о т а и х п о я в л е н и я.

П р е д с т а в и м себе фильм, в к о т о р о м действия героя-гангстера представлены д л и н н о й чередой исключительно п о р о ч н ы х по­ ступков. О д н а к о показан один поступок, свидетельствующий о наличии у него тех или иных чувств. В рамках контент анализа деятельность гангстера может быть п р о а н а л и з и р о в а н а с при­ менением двух о п п о з и ц и й : плохое/хорошее и частое проявле­ ние / редкое п р о я в л е н и е. О п п о з и ц и я плохое/хорошое очевид­ н о, и, п о т о м у, н е т р е б у е т к в а н т и ф и к а ц и и. Б о л е е т о г о, нет н е о б х о д и м о с т и в перечислении п о р о ч н ы х поступков (нет раз­ ницы десять или двадцать подобных поступков). Суть же дела, п о - в и д и м о м у, с о с т о и т в следующем: к а к о е з н а ч е н и е следует п р и п и с а т ь с о в о к у п н о с т и п о р о ч н ы х ф а к т о в в связи с тем, что они р я д о п о л о ж е н ы с е д и н с т в е н н ы м п о л о ж и т е л ь н ы м поступ­ ком? Т о л ь к о приняв во внимание струкутрные отношения это Сообщения и значения го е д и н с т в е н н о г о п о л о ж и т е л ь н о г о поступка со всей совокуп­ н о с т ь ю п о р о ч н о г о поведения гангстера, мы будем иметь воз­ м о ж н о с т и сделать в ы в о д ы о фильме в целом".

Э т о т весьма распространенный сюжет гангстерских филь­ мов, утверждает Бургелин, не может быть понят в терминах кван тификации явного содержания. Необходимо изучение связей раз­ личных частей сюжета, а также способа, посредством к о т о р о г о они о р г а н и з о в а н ы в сложное сообщение с различными уровня­ ми значений.

Н е к о т о р ы е ранние гангстерские фильмы, такие как "Обще­ ственный в р а г " ( 1931) вызвали серьезную озабоченность в свя­ зи с п р о б л е м о й насилия. Позднее телевизионные п р о г р а м м ы о преступности и другие ж а н р ы, н а п р и м е р, вестерны или филь­ мы о ш п и о н а х также вызвали озабоченность. Это способство­ вало тому, что исследователи стали концептуализировать про­ цесс м а с с о в о й к о м м у н и к а ц и и в т е р м и н а х б и х е в и о р и с т с к о й модели. В последней, как известно, предполагается, что п о к а з насилия прямо влияет на мнения и действия индивидов, состав­ ляющих аудиторию. Контент анализ часто используется в этой связи как инструмент исследований. Его фокус на уровне явно­ го с о д е р ж а н и я позволяет н а п р я м у ю связывать насилие на эк­ р а н е с к о н к р е т н ы м и п р о я в л е н и я м и п р а в о н а р у ш е н и й, пере­ стрелками, хулиганством.

В р а м к а х семиологических исследований б о л ь ш и й акцент делают на фильме как дискурсе, на фильме как к о м м у н и к а ц и и о насилии, нежели чем на насилии как т а к о в о м. Т.е. ракурс ис­ с л е д о в а н и я смещается к системам п р а в и л, к о т о р ы е в ц е л о м и управляют дискурсом, в частности гангстерского фильма, а не специфическими эпизодами насилия. В рамках этой методоло­ гии, управляющие коды придают различным эпизодам насилия р а з л и ч н о е значение. Н а с а м о м деле, акт н а с и л и я м о ж е т б ы т ь понятным т о л ь к о в контексте других элементов фильма и в тер­ минах адекватных его жанру. Такие действия не могут рассмат­ р и в а т ь с я как и м е ю щ и е и с к л ю ч и т е л ь н о о д н о ф и к с и р о в а н н о е значение. Напротив, с их помощью происходит обозначение раз Burgelin О. Structuralist Analysis and Mass Communication. In McQuail D. (ed) The Sociology of Mass Communication.Harmondsworth:

Pengin.1972. P.319.

268 Хрестоматия по курсу личных ценностей, представление различных кодов поведения.

П р и ч е м это зависит от того, каким о б р а з о м они о к а з ы в а ю т с я а р т и к у л и р о в а н ы как знаки среди других о з н а ч а ю щ и х элемен­ тов дискурса.

Семиологические исследования сопряжены со своими соб­ ственными трудностями и недостатками. Не в последнюю оче­ редь это с в я з а н о с тем, что семиология, в о т л и ч и и от к о н т е н т анализа не представляет собой метода, а является некоторой со­ вокупностью исследовательских подходов в искусстве, литера­ туре, антропологии, массовой коммуникации, которые, в свою очередь, базировались на использовании или развитии лингвис­ тической теории. Как философия, как теория, как совокупность к о н ц е п ц и й и как метод а н а л и з а семиология имеет м н о ж е с т в о проявлений и является предметом различных и н т е р п р е т а ц и й, дебатов и полемики....

В рамках изучения методов семиологии, к о т о р ы е оказыва­ ются п р и м е н и м ы м и к исследованию массовой к о м м у н и к а ц и и, обратим внимание на присущие им проблемы. Семиология вы­ деляется в связи с ее нацеленностью на изучение знака. Это пред­ полагает исходное разделение означающего как объекта иссле­ дования от означаемого. Последнее достаточно просто понять, когда исследуется язык и оказывается более сложным для пони­ мания, когда в качестве объекта исследования выступает невер­ бальная знаковая система.

Одним из известных структуралистских антропологических исследований является анализ родства, проведенный Леви Строссом. Здесь автор рассматривает правила брака и системы родства в ряде " п р и м и т и в н ы х " обществ в качестве " т и п а язы­ к а ". Я з ы к этот представляет собой " с о в о к у п н о с т ь о п е р а ц и й, предназначенных для обеспечения определенного вида комму­ никации между индивидами и группами"--. Сообщение, напри­ мер, может представлять собой женщину группы, которая "цир­ кулирует" между кланами, династиями и фамилиями, тогда как в языке это будет " с л о в о м г р у п п ы ", к о т о р ы м и н д и в и д ы обме­ ниваются между собой. Первичность языковых аналогов, как в Jameson F. The Prison-House of Language. New Jersey: Princeton University Press. 1972. P. l l l.

Сообщения и значения приведенном выше случае, является типичным при семиологи ческом рассмотрении, будь это анализ систем родства, фурни­ туры или м о д ы, фильмов и телевизионных п р о г р а м м или игру­ шек и м а ш и н. С о с с ю р, п о л о ж и в ш и й н а ч а л о с е м и о л о г и и к а к " н а у к и о з н а к а х ", указывал на следующее преимущество линг­ вистического подхода. Здесь оставляют в стороне видимую на­ туралистичность действий или объектов и показывают, что их смысл основывается на разделяемых предположениях или обы­ чаях. В этом плане, методы лингвистики принуждают исследо­ вателя и з у ч а т ь системы п р а в и л, л е ж а щ и е в основе речи, а не внешние влияния или детерминанты.

Другой характерной чертой семиологического анализа, как следует из приведенного ранее примера с гангстерскими филь­ мами, является фокус внимания на внутреннем структурирова­ нии текста или сообщения....

Внутренние отношения любой структуры являются тем, что придает значение любому элементу структуры. Отсюда, если оп­ ределенное действие является, н а п р и м е р, невежливым, то это отнюдь не потому, что таковыми являются его внутренние каче­ ства. Н а п р о т и в, это связано с его относительными чертами, ко­ торые позволяют отделить вежливые действия от невежливых. В с т р у к т у р н о м анализе акцент делается на п о д о б н ы х б и н а р н ы х противопоставлениях как на эвристическом методе. Это являет­ ся "техникой стимулирующей восприятие в случае, когда перед ним оказывается масса внешне однородных данных неразличи­ мых для разума и глаза. Это является способом, заставляющим нас самих понять различия и идентичность в целиком новом для нас языке, звуки которого мы не можем отделить друг от друга.

Это представляет собой декодирующее или дешифрующее уст­ ройство, или альтернативную технику изучения языка".

Акцент семиологии на анализе внутренних связей текста со­ пряжен с о п р е д е л е н н ы м и п р о б л е м а м и. М н о г и е и с с л е д о в а н и я русских формалистов, например, были о р и е н т и р о в а н ы на изу­ чение внутренней структуры литературных произведений. В ис­ следовании " М о р ф о л о г и я сказки" В. Проппом сделана попытка Jameson F. The Prison-House of Language. New Jersey: Princeton University Press.1972. P.113.

270 Хрестоматия по курсу выявить нарративную структуру русской народной сказки. Ав­ т о р был п р о т и в н и к о м классификации сказок в соответствии с типом животных, действующих в них;

развертывающихся в них оргий;

наличию в них магических фигур и т.п. По мнению Проп­ па, в сказке особенности характеров и л а н д ш а ф т а, р а в н о как и п р и р о д а препятствий и трудностей является менее важной, не­ жели чем их функция.... Повествование развертывается в со­ ответствии с некоторой схемой. Сказка начинается либо с оскор­ бления жертвы или с отсутствия какого-либо важного объекта.

Завершение сказки предполагает кару за нанесение оскорбле­ ния или обладание ранее отсутствующим. Этапы событий, про­ исходящих с героем оказываются следующими:

1. Он встречает жертвователя (жабу, ведьму, старого борода­ того человека и т.п.), который после " п р о в е р к и " героя снаб­ жает его магическим посредником. Последний обеспечива­ ет победное шествие героя через суровые испытания.

2. Герой встречается в решающей схватке со злодеем или ока­ зывается перед необходимостью выполнения ряда заданий.

Наличие посредника позволяет герою успешно решить сто­ ящие перед ним задачи.

... П р о п п выделяет 31 нарративную функцию с п о м о щ ь ю которых возможна классификация сказок.

Основная проблема данного подхода состоит в том, что здесь теряется специфика контекста сообщения, посредством которо­ го формируется значение этого сообщения. Имеется в виду кон­ текст как его производства, так и его потребления — чтения. Рус­ ские сказки становятся неразличимыми с недавними эпизодами " А т р о ф и и мускула" из "Звездных в о й н " или с романом Раймон­ да Чандлера.

На самом деле, проведенный Умберто Эко анализ повество­ вательной структуры р о м а н о в о Джеймсе Бонде зафиксировал следующее. Р о м а н ы формируются как последовательность ак­ ций и н с п и р и р о в а н н ы х кодом бинарных п р о т и в о п о с т а в л е н и й.

Причем эта последовательность в значительной мере близка к т и п а м повествования, выявленным П р о п п о м. Э к о п р е д л о ж и л следующую повторяющуюся схему р о м а н о в о Джеймсе Бонде.

A. М дает задание Бонду.

B. Злодей предстает перед Б о н д о м (может б ы т ь в р а з л и ч н ы х формах).

Сообщения и значения С Бонд создает первые препятствия злодею, л и б о тот создает первые препятствия Бонду.

D. Женщина представляет себя Бонду.

Е Б о н д использует женщину: овладевает ей или н а ч и н а е т ее обольщение.

Е Злодей берет в плен Бонда (вместе с женщиной или без нее).

G Злодей подвергает п ы т к а м Б о н д а (вместе с ж е н щ и н о й или без нее).

Н Б о н д побеждает злодея (убивает его или его представителя или помогает в его убийстве).

I. Б о н д выздоравливает наслаждаясь женщиной, к о т о р у ю он затем теряет -.

Что выводит анализ Эко за некоторые универсалии сказки?

Эко показывает, что кодированая схема, которая составляет ос­ нову для всех р о м а н о в Б о н д а (за исключением " Ш п и о н а, кото­ рый л ю б и л м е н я " ), является тесно связанной с серией противо­ поставлений. Таким образом, противопоставления Бонда и злодея сопровождается противопоставлением з а п а д н о г о мира и Советского Союза, Британии и не англо-саксонских стран, иде­ а л и з м а и а л ч н о с т и, ш а н с а и п л а н и р о в а н и я, эксцессов и взве­ шенности, извращения и невинности, лояльности и нелояльно­ сти....

П р о в е д е н н ы й Эко анализ отражает присущую семиологии напряженность между ф о р м а л ь н ы м текстуальным а н а л и з о м и сферой означаемого, а также между различными текстами и раз­ личными з н а к о в ы м и системами. Именно в этой сфере семиоло­ гия оказывается глубоко связанной с идеологией. Главным кон­ цептуальным средством соссюровской лингвистики был знак, а также представление о знаке и его отличиях от других элементов речевого процесса. В современной классической формулиров­ ке это выглядит так: Означающее — Знак — Означаемое.

Показанные здесь отношения характеризуют связи не между м и р о м и реальным миром, а между означающим (звуковым об­ р а з о м, н а п р и м е р ) и о з н а ч а е м ы м (концептом). В э т о м смысле, семиология исключает из своего рассмотрения "реальный м и р ".

Eco U. Narrative Structure in Fleming. In Buono E., Eco U. (eds) The Bond Affair. London: Macdonald. 1960. P.52.

272 Хрестоматия по курсу В то же время представление о знаке неизбежно п р е д п о л а г а е т р е а л ь н о с т ь сверх самое себя. Кроме т о г о, в с е м и о л о г и ч е с к и х исследованиях наблюдается определенное противоречие между анализом знаковых систем, таких как массовые коммуникации — внутренне и логически структурированных, и о д н о в р е м е н н ы м поиском структур, лежащих в основе предмета анализа. Теоре­ тики пытаются выявить эти структуры в самых различных облас­ тях — от "литературности" до универсальных качеств сознания человека. Теоретический альянс семиологии и марксизма в сфе­ ре изучения массовой коммуникации привел к появлению аргу­ ментов, о б о с н о в ы в а ю щ и х, что п о д о б н о й о с н о в о п о л а г а ю щ е й структурой является " м и ф " или "идеология".

Постман Н.

" А Т Е П Е Р Ь,... О Д Р У Г О М,.."

Цель д а н н о г о раздела состоит в следующем. Я хочу пока­ зать, что существенные изменения в метафорическом языке аме­ риканских медиа н а ш л и свое выражение в о б щ е с т в е н н о м дис­ курсе. В з н а ч и т е л ь н о й своей части дискурс л и ш и л с я своего и з н а ч а л ь н о г о содержания, п р е в р а т и в ш и с ь в о п а с н у ю чепуху.

Сначала я постараюсь показать, что в эпоху доминирования пе­ ч а т н о й прессы дискурс в Америке был отличным от своего ны­ нешнего состояния. Тогда ему были присущи такие черты, как рациональная организация, серьезность и понятность. Затем под влиянием телевидения дискурс приобрел черты бесформеннос­ ти и абсурда.

И н т е л л е к т у а л ь н а я з н а ч и м о с т ь культуры о п р е д е л я е т с я ее в а ж н е й ш и м и ф о р м а м и к о м м у н и к а ц и и. В эпоху у с т н о й куль­ т у р ы интеллектуальные в о з м о ж н о с т и часто а с с о ц и и р о в а л и с ь п р е и м у щ е с т в е н н о с а ф о р и с т и ч е с к и м и с п о с о б н о с т я м и — уме­ нием ф о р м у л и р о в а т ь краткие высказывания ш и р о к о г о прило­ жения. К а к известно, С в я т о й С о л о м о н знал три тысячи посло­ виц. В эпоху печатной культуры люди с п о д о б н ы м и т а л а н т а м и р а с с м а т р и в а л и с ь бы, с к о р е е в с е г о, н е б о л е е, чем п о м п е з н о утомительные....

Общие черты печатного интеллекта знакомы каждому. Это станет еще более ясным, если поставить вопрос о том, что необ­ ходимо для чтения этой книги. Прежде всего вам н е о б х о д и м о оставаться в более или менее неподвижном состоянии.... Пе­ чатная пресса предъявляет достаточно жесткие требования к на­ шему телу, равно как и к нашему сознанию. Однако контроль за положением тела является лишь минимальным условием. Вы так­ же д о л ж н ы будете научиться не придавать значения очертанию, " о б р а з у " букв на странице. Вы д о л ж н ы смотреть " ч е р е з н и х ", In Postman, N. Amusing Ourselfs to Death. Penguin Books. 1985.

In: Vermeer Jan. P. In "Media" Res: Readings in Mass Media and American Politics. N.Y.: McGraw-Hill, Inc. 1995. P. 27-34.

18- 274 Хрестоматия по курсу т.е. так, ч т о б ы непосредственно о б р а щ а т ь с я к з н а ч е н и ю слов.

Рассмотрение " о б р а з о в " букв само по себе не предполагает эф­ фективного чтения. Если вы научитесь извлекать смысл без пе­ реключения в н и м а н и я на эстетические с о с т а в л я ю щ и е, т о, тем самым, вы познакомитесь с качествами отстраненности и объек­ тивности. Бертран Рассел называл это "иммунитетом к убежде­ н и ю ", т.е. способностью разделения чувственного наслаждения, очарования, интригующего тона слов, с одной стороны, и логи­ ки аргументов — с другой. Вместе с тем, вы д о л ж н ы б ы т ь в со­ стоянии определить по тону языка каким является о т н о ш е н и е а в т о р а к объекту повествования и к читателю. Д р у г и м и слова­ ми, вы д о л ж н ы знать разницу между шуткой и аргументом.

Оценивая предложенные аргументы, вам надо уметь делать несколько вещей сразу. Вам необходимо отказаться от вынесе­ ния итогового суждения до тех пор, пока изложение аргумента не будет закончено полностью. Вы должны держать в уме вопро­ сы, п о к а не станет ясно где, когда и почему на них будут д а н ы ответы в тексте. Кроме того, вам придется актуализировать весь свой внутренний опыт для формирования контраргументов. Все выше сказанное сопряжено с отказом от рассмотрения слов как некоторых магических образований. Вы должны будете научить­ ся работать с миром абстракций.... О людях с недостаточны­ ми интеллектуальными способностями принято говорить, что для облегчения понимания им надо "рисовать картинки". Имен­ но так принято говорить в рамках традиций печатной культуры.

Вместе с тем, интеллект предполагает, что с концепциями и обоб­ щениями будут оперировать без помощи картинок....

"Типографическое сознание" В чем состоят следствия использования письменной, печат­ ной метафоры? К а к о в ы при этом особенности содержания об­ щественного дискурса? Какие требования это предъявляет к ауди­ т о р и и ? К а к о й х а р а к т е р м ы ш л е н и я это п р е д п о л а г а е т ?...

Поскольку язык является главным средством коммуникации, то именно на него накладываются основные требования, предъяв­ ляемые к печати в целом. Идея, факт, заявление являются неиз­ бежным результатом печатной коммуникации. Идея может быть б а н а л ь н о й, факт недостоверным, посылка л о ж н о й. Тем не ме "А теперь,... о другом.

нее, если язык является инструментом, н а п р а в л я ю щ и м мысль, то уйти от н а л и ч и я мысли как т а к о в о й н е в о з м о ж н о. П о э т о м у очень сложно вообще ничего не сказать о смысле написанного предложения.... Общественный дискурс XVIII-XIX веков в Америке нес на себе очевидные черты п о д о б н о г о использова­ ния языка. Следствием этого была ориентация на содержание и серьезность, в особенности это становилось очевидным тогда, когда ф о р м ы дискурса брались непосредственно из печати.

Смысл требует п о н и м а н и я. Этот момент особенно важен в контексте нашего обсуждения. Печатное слово предполагает, что автор говорит о чем-либо, а читатель познает сказанное. Борьба автора и читателя с семантическим смыслом предъявляет серь­ езные т р е б о в а н и я к их интеллекту. Это особенно т а к в случае чтения авторов, которым не всегда доверяют. Авторы лгут, пре­ увеличивают, жестко обходятся с логикой, а порой и со здравым смыслом. Читатель в этой связи должен находиться в состоянии вооруженности и серьезной интеллектуальной готовности. Это не так п р о с т о, поскольку читатель находиться один на один с текстом. П р и чтении ресурсы каждого изолированы, интеллект опирается только на свои возможности. Обращение к холодным абстракциям печатного предложения связано с рассмотрением языка как такового. Помочь здесь не могут ни "красивости" тек­ ста, ни поддержка других членов сообщества. Т а к и м о б р а з о м, чтение уже по своей природе является серьезным занятием. И, конечно же, чтение является в значительной степени рациональ­ ной деятельностью....

Д л я понимания той роли, которую печатное слово играло в ф о р м и р о в а н и и ранних американских представлений об интел­ лекте, и с т и н е и дискурсе надо иметь в виду следующее. Осо­ бенности чтения в Америке в XVIII-XIX века существенно от­ л и ч а л и с ь от его н ы н е ш н е г о с о с т о я н и я.... П е ч а т н о е с л о в о имело м о н о п о л и ю как на внимание, так и на интеллект. За ис­ ключением печати и устной традиции в то время не б ы л о дру­ гих средств доступа к общественному з н а н и ю. Важные обще­ ственные л и ц а были известны прежде всего б л а г о д а р я печатному слову. Очевидно, что рядовые г р а ж д а н е не смогли бы узнать большинство из первых пятнадцати президентов С Ш А при встрече с ними на улице. То же относится к известным ад­ вокатам, министрам или ученым той эпохи. Размышлять об этих 18* 276 Хрестоматия по курсу людях можно было только в контексте того, что ими было напи­ сано. И м е н н о печатный мир кодифицировал их общественную п о з и ц и ю, их аргументы и знания, что, в свою очередь, д а в а л о возможность судить об этих людях.

П о к а з а т е л ь н о, насколько отличается этот тип сознания от современного. Д о с т а т о ч н о поразмышлять о каком-либо из не­ давних президентов, проповедников, законодателей, ученых — тех, кто является или недавно был общественной фигурой. Поду­ майте о Ричарде Никсоне. Джимми Картере, Билле Грэхэме или даже Альберте Эйнштейне. Т о, что прежде всего придет вам в голову — это образ, картина лица, скорее всего лица на телеви­ з и о н н о м экране (в случае с Э й н ш т е й н о м речь идет о фотогра­ фии). Х а р а к т е р н о, что вам ничего не придет на ум из о б л а с т и с л о в. В э т о м с о с т о и т р а з л и ч и е между м ы ш л е н и е м в п е ч а т н о о р и е н т и р о в а н н о й культуре и мышлением в культуре о б р а з н о ориентированной^...

Куда бы ни обратился человек XVIII-XIX века, всюду он на­ ходил то, что было следствием, резонансом печатного слова. В особенности это касалось всех форм связей печатного слова со сферой общественного выражения. Наверное, Ч а р л ь з Берд был прав, когда утверждал, что первичная мотивация авторов Кон­ ституции Соединенных Ш т а т о в состояла в защите их экономи­ ческих интересов. О д н а к о, п р а в д о й является и предположение авторов о том, что участие в общественной жизни требует уме­ ния р а б о т ы с п е ч а т н ы м словом. Зрелое гражданское сознание н е р а з р ы в н о с в я з а н о с о всесторонней г р а м о т н о с т ь ю. И м е н н о п о э т о м у в б о л ь ш и н с т в е ш т а т о в в о з р а с т н а я п л а н к а участия в выборах составляла двадцать один год. Не случайно, что имен­ н о универсальное о б р а з о в а н и е р а с с м а т р и в а л о с ь Д ж е ф ф е р с о ном в качестве одной из главных надежд Америки. И м е н н о по­ этому,... ограничение избирательных прав тех, кто не владел с о б с т в е н н о с т ь ю зачастую не п р и н и м а л о с ь во в н и м а н и е. По­ д о б н о г о, однако, не происходило в отношении тех, кто не умел читать....

Я не собираюсь оспаривать ни одно из имеющихся объясне­ ний (ситуации в Америке той исторической эпохи). Д л я меня является очевидным то, что общественный дискурс того време­ ни черпал свои ф о р м ы из материалов печатной прессы. В тече­ ние двух столетий Америка заявляла о своих намерениях, выра "А теперь,... о другом.

жала свою идеологию, разрабатывала свои законы, п р о д а в а л а свои т о в а р ы, создавала свою литературу, о б р а щ а л а с ь к своим богам с п о м о щ ь ю черных линий на белой бумаге.

Период, в течение которого американское сознание подчи­ нило себя суверенитету печатной прессы, я буду называть эрой экспозиции. Экспозиция представляет собой тип мышления, ме­ тод научения и средство выражения. Практически все характе­ ристики, которые мы связываем со зрелым дискурсом, были уси­ лены книгопечатанием. Это предполагало акцент на с л о ж н о м концептуальном, дедуктивном и последовательном мышлении;

высокую значимость причинности и порядка;

непринятие про­ т и в о р е ч и в о с т и ;

б о л ь ш и е в о з м о ж н о с т и для о т с т р а н е н н о с т и и объективности;

а также терпимость к отложенному ответу. К кон­ цу X I X столетия стали появляться первые знаки т о г о, что эра экспозиции будет сходить на нет. На смену ей п р и ш л а эра шоу бизнеса.

"А т е п е р ь... о д р у г о м "... Приведенная выше фраза, если ее только можно назвать таковой, привносит в нашу грамматику новую часть речи. О н а представляет собой сочетание, к о т о р о е ничего ни с чем не со­ единяет, а л и ш ь делает обратное, т.е. все разъединяет. Как тако­ вая, эта фраза выполняет роль компактной метафоры разрывов.

Причем это характерно для широкого круга проявлений обще­ ственного дискурса в Америке наших дней.

Ф р а з а "А теперь... о д р у г о м " о б ы ч н о используется в пере­ дачах теле- или радио новостей для обозначения следующего об­ стоятельства. То, что было только что услышано или просмотре­ но не имеет о т н о ш е н и е к тому, что с л у ш а ю т или с м о т р я т в настоящий момент и, скорее всего, не будет иметь отношения к тому, что у с л ы ш а т или увидят в будущем. П о с р е д с т в о м э т о й фразы признается, что мир, нарисованный высокоскоростными э л е к т р о н н ы м и медиа, не имеет п о р я д к а или смысла. Соответ­ ственно, этот м и р не должен рассматриваться всерьез.

П р и этом имеется в виду, что нет убийства столь ужасного, нет землетрясения столь р а з р у ш и т е л ь н о г о, нет п о л и т и ч е с к о й о ш и б к и столь дорогостоящей, счета с п о р т и в н о г о м а т ч а столь обескураживающего, или прогноза погоды столь угрожающего.

278 Хрестоматия по курсу которые применительно к данному конкретному случаю не мог­ ли бы быть " с т е р т ы м и " из нашего сознания посредством произ­ несения д и к т о р о м фразы — "А теперь... о д р у г о м ". Тем самым д и к т о р указывает на то, что вы думали уже д о с т а т о ч н о д о л г о относительно предыдущего сюжета (приблизительно сорок пять секунд). Кроме того, вам не следует так долго задерживаться на безрадостных вещах (например, девяносто секунд), и что п о р а обратить ваше внимание на следующий фрагмент новостей или рекламы.

Т е л е в и д е н и е не само р а з р а б о т а л о "А теперь... о д р у г о м " мировоззрение. О д н а к о с п о м о щ ь ю телевидения подобное ми­ ровоззрение формировалось и достигло нынешнего развитого и всеобъемлющего по влиянию состояния. Для телевидения харак­ терно то, что приблизительно каждые полчаса оно освещает дис­ кретное событие, разграниченное в содержательном, контексту­ а л ь н о м и э м о ц и о н а л ь н о м п л а н е от п р е д ш е с т в у ю щ е г о и последующего материала. Структурирование п р о г р а м м ы теле­ видения строится так, что практически каждый восьмиминут­ ный сегмент может рассматриваться как законченное самостоя­ тельное с о б ы т и е. О т ч а с т и это связано с тем, что телевидение п р о д а е т свое время в секундах и минутах;

отчасти потому, что телевидение д о л ж н о оперировать образами, а не словами. Час­ т и ч н о это определяется и тем, что аудитория свободна в своем движении в отношении телевизора. От зрителей редко требуется, чтобы они сохраняли и проносили какую-либо мысль или чув­ ство от одного временного блока к другому.

В трансляциях телевизионных новостей "А теперь... о дру­ г о м " тип дискурса проявляется в его наиболее явной и удруча­ ющей ф о р м е. П р е д л а г а е м ы е нам новости с т р а д а ю т не т о л ь к о фрагментарностью. Это — новости вне контекста, без последо­ вательности, вне ценности и, т а к и м образом, без необходимой серьезности. М о ж н о сказать, что новости становятся ч и с т ы м развлечением....

Х а р а к т е р н о, что все п р о г р а м м ы телевизионных новостей начинаются, заканчиваются, а зачастую и соединяются в после­ д о в а т е л ь н о с т ь сюжетов или б л о к о в с п о м о щ ь ю музыки. Я на­ шел, что очень немногие американцы рассматривают это обсто­ ятельство как нечто особенное. Однако, по моему мнению, здесь проявляется очевидное р а з м ы в а н и е г р а н и ц между серьезным "А теперь,... о другом.

общественным дискурсом и развлечением. Как музыка соотно­ сится с н о в о с т я м и ? Почему она здесь присутствует? М о ж н о предположить, что в д а н н о м случае музыка используется в тех же целях, что и в театре и к и н о. Т.е. в связи с н е о б х о д и м о с т ь ю создания н а с т р о я и обеспечения л е й т м о т и в а для развлечения.

Если музыка будет отсутствовать, как это бывает, когда какая нибудь телевизионная программа прерывается для экстренных новостей, то зрители будут ожидать чего-то действительно тре­ вожного, возможно, опасного для жизни. Однако, до тех пор пока музыка является некоторым обрамлением п р о г р а м м ы зрителю предлагается поверить, что беспокоиться особенно не о чем;

что по сути своей события, о к о т о р ы х сообщается, имеют такое же отношение к реальности как сцены в пьесе.

Восприятие новостей как некоторого с т и л и з о в а н н о г о дра­ матического представления, содержание которого выстроено с целью развлечения, усиливается и другими обстоятельствами.

В частности, средняя д л и н а л ю б о г о сообщения составляет со­ рок пять секунд. Хотя краткость и не всегда предполагает триви­ альность, но в д а н н о м случае это именно так. П о п р о с т у невоз­ м о ж н о серьезно рассказать о событии, когда весь его контекст должен быть раскрыт в течение менее одной минуты. В телеви­ з и о н н ы х новостях о б ы ч н о не предполагается, что с о о б щ е н и е имеет какие-либо следствия или приложения. Э т о потребует от зрителя продолжить размышления на тему о к о т о р о й шла речь, в то в р е м я как его уже о ж и д а е т следующее с о о б щ е н и е. В лю­ б о м случае, зрители не имеют больших в о з м о ж н о с т е й для от­ с т р а н е н и я от следующего с о о б щ е н и я, по к р а й н е й мере в слу­ чае, если оно будет состоять из некоторого видео сюжета. "Кар­ т и н к а " имеет мало проблем по сравнению со всеохватывающим п о т о к о м слов и короткозамкнутой рефлексией. Телевизионные продюсеры определенно отдадут приоритет любому с о б ы т и ю, которое так или иначе визуально документировано. Доставлен­ н ы й в п о л и ц е й с к и й участок п о д о з р е в а е м ы й в у б и й с т в е ;

раз­ драженное л и ц о обманутого покупателя;

контейнер, преодоле­ вающий Ниагарский водопад (и человек, который должен быть внутри него);

президент, спускающийся с вертолета на лужай­ ку Белого д о м а — это всегда о ч а р о в а т е л ь н о или весело. Э т о с легкостью отвечает требованиям развлекательного шоу. Вовсе не обязательно, чтобы видеосюжеты документировали суть со 280 Хрестоматия по курсу о б щ е н и я. Не т р е б у е т также о б ъ я с н е н и й и т о, почему и м е н н о эти о б р а з ы п р е д л а г а ю т с я массовому с о з н а н и ю. Видео сюжет у з а к о н и в а е т себя сам. Э т о известно каждому т е л е в и з и о н н о м у продюсеру.

Поддержанию высокой степени нереальности происходяще­ го способствует специфическая мимика ведущих новостей. Осо­ бенно это проявляется во время их вводок или эпилогов к видео сюжетам. На самом деле многие ведущие даже не стараются по­ нять смысл того, о чем говорят. Некоторые д и к т о р ы постоянно проявляют непонятный энтузиазм в ходе сообщений о землетря­ сениях, массовых убийствах и других событиях подобного рода.

Зрители придут в замешательство, о б н а р у ж и в о з а б о ч е н н о с т ь ведущего.

П о м и м о всего прочего, зрители и ведущие новостей являют­ ся партнерами в рамках культуры " А теперь... о д р у г о м ". Веду­ щие будут играть свою роль так, чтобы оставаться ясными для сложившегося т и п а п о н и м а н и я. Зрители, со своей с т о р о н ы, не будут особенно соотносить свои реакции с чувством реальнос­ ти. Здесь напрашиваются параллели с теми театралами, которые с р о ч н о стали з в о н и т ь д о м о й, поскольку в ходе пьесы выясни­ лось, что убийца скрывается в районе их проживания.

Зрители также знают, что сам факт появления того или иного ужасного сюжета не играет какой-либо существенной роли. (На­ пример, в один из дней, когда я писал эту книгу, генерал Военно морских сил объявил, что ядерная война между С Ш А и Россией неизбежна.) Дело в том, что через очень короткое время после­ дует ряд р е к л а м н ы х р о л и к о в, к о т о р ы е м н г н о в е н н о привнесут спокойствие и нейтрализуют влияние новостей, трансформиро­ вав их в банальность. Этот ключевой элемент в структуре про­ г р а м м новостей уже сам по себе отрицает аргумент о т о м, что телевизионные новости разрабатываются как серьезная ф о р м а общественного дискурса.

Что бы вы подумали обо мне и об этой работе, если бы далее вместо собственно текста книги последовали бы строки от име­ ни Юнайтед Эирлайнз или Чейз Манхэттэн Банк. Вы бы справед­ ливо п р е д п о л о ж и л и, что я не уважаю ни вас, ни обсуждаемый предмет. Если бы это повторялось в одной главе несколько раз вы бы подумали, что подобная вещь в целом не стоит вашего вни­ мания. Почему же мы не думаем так относительно передач но "А теперь,... о другом..."

востей? П р и ч и н а э т о г о в следующем. Д л я нас п р и в ы ч н о, что книги и даже некоторые другие медиа (такие как кинематограф) п о д д е р ж и в а ю т постоянство тона и последовательности содер­ жания. Мы не ждем этого от телевидения, в особенности от теле­ визионных новостей. Для нас стала привычной беспорядочность сообщаемого. Нас никак не озадачит тот факт, что ведущий толь­ ко сообщивший о неизбежности ядерной войны, продолжит ин­ ф о р м а ц и е й о Бургер Кинг. Тем самым будет с к а з а н о — "'А те­ перь... о д р у г о м ".

Трудно переоценить то разрушительное воздействие, кото­ рое привносится подобными построениями в н а ш и представле­ ния о мире, как об области серьезного. Негативное воздействие особенно касается молодых зрителей, чье поведение в реальном мире в значительной степени зависит от телевидения. П р и про­ смотре п р о г р а м м новостей в этой группе, пожалуй, как в ника­ кой другой части аудитории, распространенной является посыл­ ка о существенно преувеличенной степени п о к а з а жестокостей и смерти на телеэкране или, по крайней мере, того, что не стоит на это реагировать серьезным образом....

Результатом всего этого является то, что американцы оказы­ ваются наиболее хорошо развлекаемыми и наименее информи­ р о в а н н ы м и л ю д ь м и в З а п а д н о м мире. Я г о в о р ю э т о в связи с распространенным заблуждением о том, что телевидение, буду­ чи окном в мир, обеспечивает адекватное информационное обес­ печение людей. Многое, конечно, зависит от того, что означает " б ы т ь и н ф о р м и р о в а н н ы м ". Не будем останавливаться здесь на ставших уже банальными данных опросов, в соответствии с ко­ т о р ы м и 70 п р о ц е н т о в граждан не знает, кто является Государ­ ственным секретарем или Председателем Верховного суда.

Р а с с м о т р и м несколько подробнее событие, известное как " к р и з и с з а л о ж н и к о в в И р а н е ". Я не думаю, что есть другое со­ бытие, к о т о р о е освещалось бы нашим телевидением столь пос­ ледовательно. М о ж н о было бы предположить, что американцы знают максимум возможного об этой печальной истории. Одна­ ко, зададимся такими вопросами. Будет ли преувеличением ска­ зать, что ни о д и н а м е р и к а н е ц из ста не знает на к а к о м я з ы к е говорят иранцы? Или, что означает слово "Аятолла"? Или, како­ ва суть отдельных составляющих религиозных представлений на­ селения? И л и, к а к о в о содержание основных моментов полити 282 Хрестоматия по курсу ческой истории страны? Или, кто такой Ш а х и какова его исто­ рия?

Тем не менее, к а ж д ы й у нас имеет мнение по поводу этого события. В Америке каждый обязан иметь мнение, и, конечно, полезно иметь несколько, когда есть перспектива поучаствовать в опросе. С о в р е м е н н ы е мнения являются существенно отлич­ ными от мнений, наблюдавшихся в XVIII-XIX столетиях. Будет более т о ч н ы м определять н ы н е ш н и е мнения как э м о ц и и. Э т о связано с тем, что такие мнения меняются от недели к неделе — именно об этом свидетельствуют опросы. В д а н н о м случае про­ и с х о д и т т о, что т е л е в и д е н и е т р а н с ф о р м и р у е т с а м о п о н я т и е " б ы т ь и н ф о р м и р о в а н н ы м ", создавая особый вид и н ф о р м а ц и и, к о т о р а я определенно может быть названа " д е з и н ф о р м а ц и е й ".

Д а н н ы й термин используется здесь в своем и з н а ч а л ь н о м смыс­ ле, так как это делается в Ц Р У или К Г Б. Д е з и н ф о р м а ц и я не оз­ начает л о ж н у ю и н ф о р м а ц и ю. Это скорее и с к а ж а ю щ а я инфор­ мация, т.е. сдвинутая во времени, фрагментарная и искусствен­ ная. Т а к а я и н ф о р м а ц и я создает иллюзию обладания знаниями, хотя на с а м о м деле она л и ш ь уводит от з н а н и я. П р и ч е м, я от­ нюдь не утверждаю, что передачи телевизионных новостей име­ ют своей целью л и ш и т ь а м е р и к а н ц е в в о з м о ж н о с т и когерент­ ного и к о н т е к с т у а л ь н о г о п о н и м а н и я своей жизни. Я л и ш ь ут­ в е р ж д а ю, что ф о р м а т и р о в а н и е н о в о с т е й п о д р а з в л е ч е н и е с неизбежностью предполагает определенный результат. Говоря о том, что телевизионные шоу — новости развлекают, а не ин­ ф о р м и р у ю т, я н а с т а и в а ю на более серьезных моментах, неже­ ли чем п р о с т о на т о м, что мы л и ш е н ы а у т е н т и ч н о й информа­ ции. Мы теряем чувство того, что значит быть х о р о ш о инфор­ м и р о в а н н ы м. Н е в е ж е с т в о всегда м о ж е т б ы т ь и с п р а в л е н о.

О д н а к о как быть в том случае, если невежество будет рассмат­ риваться в качестве знания?...

Проблема состоит в том, что мы чрезвычайно глубоко вклю­ чены в м и р новостей, созданному по п р и н ц и п у "А теперь... о другом". В условиях фрагментарности, когда события существу­ ют с а м и по себе, вне к а к о й - л и б о связи с п р о ш л ы м, будущим, или с другими событиями все предположения о ф о р м и р о в а н и и когерентной картины мира напрасны. Причем это предполагает противоречие. В контексте отсутствия контекста событие исче­ зает. В этих условиях каким может быть интерес к тому, что гово "А теперь,... о другом.

рит президент сейчас и что он сказал потом? Э т о не более чем переделка старых новостей. Ничего интересного или развлека­ тельного в этом нет. Единственно, что удивляет, так это неспо­ собность понимания репортерами безразличия общества....

Я не с ч и т а ю, что усиление тривиальности в общественной информации имеет место исключительно на телевидении. Я лишь утверждаю, что телевидение является парадигмой для современ­ ной концепции общественной информации. Аналогично тому, как раньше это делалось печатью, теперь телевидение стало оп­ ределять форму подачи новостей. Телевидение стало определять и то, как необходимо воспринимать эти новости. Представляя нам н о в о с т и, у п а к о в а н н ы е как водевиль, телевидение, тем са­ мым, принуждает другие средства массовой коммуникации по­ ступать п о д о б н ы м о б р а з о м. Т а к и м о б р а з о м, общее информа­ ционное окружение становится зеркалом телевидения....

Итак, мы быстро движемся в направлении т а к о г о информа­ ционного состояния, которое может быть определено как пого­ ня за т р и в и а л ь н ы м. Т а к как имя этой и г р ы использует ф а к т ы как источник развлечения, так же делают источники новостей.

Не раз было продемонстрировано, что культура может способ­ ствовать выживанию дезинформации и ложных мнений. Одна­ ко до к о н ц а не ясно сможет ли культура выжить, если она ста­ нет мерой мира за двадцать минут. Или, если ценность новостей будет определяться уровнем аплодисментов, которые они обес­ печивают.

Гидденс А.

ОПОСРЕДОВАНИЕ ОПЫТА В сущности весь человеческий опыт является опосредован­ н ы м. П р о и с х о д и т это через с о ц и а л и з а ц и ю и в о с о б е н н о с т и в процессе использования языка. Я з ы к и п а м я т ь являются внут­ ренне связанными, как на уровне индивидуальной памяти, так и на уровне институализации коллективного опыта. В жизни человека язык является главным и п е р в и ч н ы м средством про­ странственно-временного разнесения, расширяя горизонты че­ л о в е ч е с к о й деятельности за сферу непосредственного о п ы т а, присущего животным. Я з ы к, по мысли Леви-Стросса, явля­ ется м а ш и н о й времени, позволяющей передавать с о ц и а л ь н ы е практики от поколения к поколению, а также обеспечивающей возможность разделения прошлого, настоящего и будущего.

... Устная речь (разговорный язык) и традиция оказываются тесно с в я з а н н ы м и между с о б о й. В своем и с с л е д о в а н и и речи и письма Вальтер Онг писал, что устные культуры " и м е ю т тяже­ лое облачение прошлого. Это проявляется в их консервативных атрибутах, устных представлениях, поэтических процессах. Все они архаичны, относительно стабильны, ориентированы на со­ хранение знаний, почерпнутых в прошлом".

Леви-Стросс и другие авторы тщательно исследовали отно­ шения между письмом и возникновением " г о р я ч и х ", динамич­ ных социальных систем. Однако только Иннес, а затем Маклю­ эн провели фундированный теоретический анализ влияния м а с с о в о й к о м м у н и к а ц и и на с о ц и а л ь н о е р а з в и т и е, о с о б е н н о в контексте появления того, что мы называем с о в р е м е н н о с т ь ю.

О б а а в т о р а д е л а л и акцент на связи д о м и н и р у ю щ и х в опреде InGiddens, A. Modernity and Self-identity. 1991. Oxford: Polity.

2: Connerton P. How Societies Remember. Cambridge: Cambridge University Press. 1989.

Giddens A. Central Problems in Social Theory. London: Macmillan.

1979.

Levi-Strauss C. Structural Antropology. London: Allen Lane. 1968.

OngW.J. Interfaces of the World. Ithaca: Cornell University Press. 1977.

Опосредование опыта ленный исторический период средствах массовой коммуника­ ции и т р а н с ф о р м а ц и я х во в р е м е н и и п р о с т р а н с т в е. С т е п е н ь того, как средство изменяло п р о с т р а н с т в е н н о - в р е м е н н ы е от­ ношения зависит не столько от собственно содержания "сооб­ щ е н и й ", с к о л ь к о от их ф о р м ы и возможностей воспроизведе­ ния. Иннес, например, показал, что использование для письма папируса существенно р а с ш и р и л о в о з м о ж н о с т и администра­ тивных систем. Это было связано с тем, что папирус значитель­ но облегчил транспортировку, накопление и воспроизведение материалов, которые уже были в работе.

С о в р е м е н н о с т ь неотделима от своих носителей — печат­ ных текстов, а затем электронных сигналов. Развитие и расши­ рение современных институтов непосредственно связано с о г р о м н ы м р о с т о м процессов о п о с р е д о в а н и я о п ы т а, к о т о р ы е были привнесены этими ф о р м а м и к о м м у н и к а ц и и. К о г д а кни­ ги производились вручную их чтение было последовательным:


книга передавалась от одного человека другому. К н и г и и тек­ сты ц и в и л и з а ц и й, предшествующих современной, были в зна­ чительной степени приспособлены к передаче традиции и прак­ тически всегда оставались " к л а с с и ч е с к и м и " по своему характеру. Печатные материалы пересекали п р о с т р а н с т в о т а к же легко, как и время, поскольку их доставка множеству чита­ телей могла происходить более или менее одновременно. Б ы л о д о с т а т о ч н о полувека с т о г о момента, как п о я в и л а с ь п е ч а т н а я библия Гутенберга, чтобы книжные магазины появились в г о р о д а х по всей Европе. Сегодня печатное слово остается ядром современности и ее глобальных сетей. П р а к т и ч е с к и все известные человечеству языки имеют п е ч а т н у ю ф о р м у. Д а ж е в обществах с невысокой г р а м о т н о с т ь ю печатные м а т е р и а л ы, а т а к ж е с п о с о б н о с т ь п р о и з в о д и т ь и и н т е р п р е т и р о в а т ь их яв­ ляется н е з а м е н и м ы м средством а д м и н и с т р а т и в н о й и социаль­ ной к о о р д и н а ц и и. П о д с ч и т а н о, что на г л о б а л ь н о м уровне ко­ л и ч е с т в о п е ч а т н ы х м а т е р и а л о в у в е л и ч и в а е т с я в д в а р а з а за каждые п я т н а д ц а т ь лет со времен Гутенберга.

2: Small С. The Printed World. Aberdeen: Aberdeen University Press. 1982.

Strawson J.M. "Future Methods and Techniques" in Hills Ph. (ed) The Future of the Printed World. London: Printer. 1980. P.15.

286 Хрестоматия по курсу Печать оказалась одним из важных факторов, которые при­ вели к подъему государства и других институтов современнос­ ти. О д н а к о если взглянуть на то, что называют высокой совре­ менностью в а ж н ы м оказывается нарастающее переплетение и взаимосвязь печатных и электронных средств к о м м у н и к а ц и и.

Появление массовых печатных материалов о б ы ч н о связывает­ ся по времени с эрой, предшествующей и с п о л ь з о в а н и ю элект­ ронных сообщений. В особенности этот подход разделял Мак­ люэн, радикально противопоставлявший одно другому. В терминах точной временной последовательности будет правиль­ ным г о в о р и т ь о появлении первых п р и м е р о в массовых печат­ ных материалов — газет — на сто лет раньше изобретения теле­ видения. О д н а к о будет о ш и б о ч н ы м р а с с м а т р и в а т ь о д н о к а к фазу, предшествующую возникновению другого. С с а м о г о на­ чала электронная коммуникация была необходимой для разви­ тия массовой печати. Несмотря на то, что изобретение телегра­ фа, п р о и з о ш л о н е с к о л ь к о р а н ь ш е п е р в о г о бума е ж е д н е в н ы х г а з е т и д р у г о й п е р и о д и к и, это и з о б р е т е н и е имеет фундамен­ тальное значение для современных газет и феномена " н о в о с т е й " как такового. Телефон и радиосвязь привели к дальнейшему усилению этой связи.

Г а з е т ы на этапе своего с т а н о в л е н и я ( и в ц е л о м совокуп­ ность журналов и периодических изданий) играли важнейшую роль в окончательном разделении времени и пространства.

О д н а к о только недавно этот процесс стал глобальным в связи с и н т е г р а ц и е й печатных и э л е к т р о н н ы х средств м а с с о в о й ком­ м у н и к а ц и и. Э т о м о ж н о легко видеть, если о б р а т и т ь с я к исто­ рии развития газет.

Так, Сюзан Брукер-Гросс исследовала изменения в простран­ ственно временном охвате газет. Было обнаружено, что типич­ ные разделы новостей в американских газетах середины XIX века, перед распространением телеграфа, были отличными от анало­ гичных материалов начала XIX века. Новости о событиях в отда­ ленных городах Соединенных Штатов публиковались здесь в фор­ ме р а с с к а з о в, что не имело н е п о с р е д с т в е н н о с т и, п р и с у щ е й современным газетам.

Также было показано, что перед появлением телеграфа в рас­ сказах новостей описывали события, которые были недалекими в пространстве и недавними по времени. Чем более далеким был Опосредование опыта предмет случившегося, тем более вероятным оказывалось более позднее оповещение о нем. Новости издалека приводились в фор­ ме, которую Брукер-Гросс называет "географическим увязыва­ нием". Материалы из Европы поступали буквально в форме упа­ ковок с кораблей. Представляли их так, как они были получены:

" К о р а б л ь прибыл из Лондона, а это новости им доставленные".

Другими словами, каналы коммуникации и пространственно-вре­ менные различия оказали непосредственное влияние на форму представления печатных новостей. Затем последовательно проис­ ходило внедрение телеграфа, телефона и других э л е к т р о н н ы х средств. Теперь собственно событие, его значимость, а отнюдь не место, где оно произошло становится фактором, определяющим появление о нем и н ф о р м а ц и и. Большинство средств массовой к о м м у н и к а ц и и отдают предпочтение местным новостям — но только в случае важности события.

В и з у а л ь н ы е о б р а з ы, к о т о р ы е принесли с с о б о й телевиде­ ние, к и н о, видео без с о м н е н и я ф о р м и р у ю т т а к и е с т р у к т у р ы о п о с р е д о в а н н о г о о п ы т а, с о з д а н и е к о т о р ы х б ы л о невозмож­ ным в п е ч а т н о м мире. О д н а к о, в той же мере как газеты, жур­ налы, и другие печатные средства, они являются проявлением как расчленяющей, глобализирующей тенденции современно­ сти, т а к и являются инструментами этих тенденций. П р и фор­ м и р о в а н и и с о в р е м е н н ы х и н с т и т у т о в сходство между печат­ н ы м и и э л е к т р о н н ы м и с р е д с т в а м и (их в о з м о ж н о с т и в п л а н е р е о р г а н и з а ц и и времени и п р о с т р а н с т в а ) о к а з ы в а ю т с я более в а ж н ы м и чем р а з л и ч и я. Э т о является т а к о в ы м в о т н о ш е н и и двух важнейших характеристик о п о с р е д о в а н н о г о о п ы т а в ус­ ловиях с о в р е м е н н о с т и.

Первой является эффект коллажа. Как только событие стано­ вится более или менее д о м и н и р у ю щ и м над его п о л о ж е н и е м, материалы средств массовой коммуникации приобретают фор­ му н а л о ж е н и я и с т о р и й и с о о б щ е н и й, к о т о р ы е не о б ъ е д и н е н ы ничем кроме их "своевременности" и последовательности. Стра­ ница газеты и программа телевидения в равной мере важны как примеры коллажа. Является ли этот эффект индикатором исчез Relph Е. Place and Placelessness. London: Pion. 1976.;

Meyrowitz J.

No Sense of Place. Oxford: Oxford University Press. 1985.

288 Хрестоматия по курсу новения нарративов т.е. повествований, сюжетно-тематических о б р а з о в а н и й и, может быть, отделения з н а к а от их референта, как п о л а г а ю т некоторые. Конечно нет. К о л л а ж по определе­ н и ю не является повествовательным. Однако сосуществование различных сообщений в средствах массовой к о м м у н и к а ц и и не является хаотическим беспорядком знаков. Более того, отдель­ ные р а з в о р а ч и в а ю щ и е с я одна за другой " и с т о р и и " в ы р а ж а ю т п о р я д к и последовательности типичные для п р е о б р а з о в а н н о й пространственно-временной среды. П р и этом описание места как такового в большинстве случаев отсутствует. Это не допол­ няет, конечно, единичные повествования. Однако является зави­ симым и в ряде случаев выражает единство мысли и сознания.

Проникновение информации об отдаленных событиях в по­ вседневное сознание является второй важнейшей характеристи­ кой о п о с р е д о в а н н о г о опыта в наши дни. Причем о р г а н и з а ц и я сознания в отдельных его частях отражает факт информирован­ ности об этих событиях. Ко многим событиям, о которых сооб­ щается в новостях индивид может относится как к в н е ш н и м и далеким.... Знакомство, произведенное опосредованным опы­ том, может зачастую приводить к чувству "инверсии реальнос­ т и ". Реальная вещь или событие, при их рассмотрении, кажутся имеющими меньше конкретной значимости, нежели то, как они оказываются представленными в средствах массовой коммуни­ кации. Более того, опыт отношения с явлениями, которые оказы­ ваются редкими в повседневной жизни ( т а к и м и как непосред­ ственный контакт со смертью) становится текущей практикой в материалах массовой коммуникации. Самостоятельные сопос­ тавления с реальными феноменами становятся психологически проблематичными. В целом, в условиях современности средства массовой к о м м у н и к а ц и и не о т р а ж а ю т реальности, а в некото­ рой части формируют их. Однако из этого не следует делать вы­ вод, что средства массовой коммуникации образуют автоном­ ную сферу "гиперреальности", где знак или образ является всем.

С т а л о о б щ и м местом у т в е р ж д е н и е о т о м, что современ­ ность фрагментирует, расчленяет. Н е к о т о р ы е даже п о л а г а ю т, что фрагментация знаменует собой возникновение новой фазы 2, Poster М. Jean Baudrillard. Cambridge: Polity. 1989.

Опосредование опыта социального развития, которая следует после современности — эры п о с т с о в р е м е н н о с т и или п о с т м о д е р н а. О д н а к о до сих п о р объединяющие черты современных институтов имеют такое же ц е н т р а л ь н о е значение — о с о б е н н о в фазе в ы с о к о й современ­ ности — как и черты разъединяющие. " П о т е р я ", т.е. исчезнове­ ние и з м е р е н и я в р е м е н и и п р о с т р а н с т в а з а п у с к а е т п р о ц е с с ы, к о т о р ы е ф о р м и р у ю т единый " м и р ", где никто не существовал до того. В большинстве культур до-современных эпох, включая средневековую Европу, время и пространство было объедине­ но со сферами богов и духов, а также с "привелегией м е с т а " ".

Если г о в о р и т ь в целом, то много р а з л и ч н ы х т и п о в культур и х а р а к т е р и с т и к с о з н а н и я до-современных " м и р о в ы х с и с т е м " с ф о р м и р о в а л и исключительно ф р а г м е н т а р н ы е с о в о к у п н о с т и социальных сообществ человека. В противоположность этому, поздняя современность сформировала ситуацию, в которой че­ ловечество в некоторых отношениях трансформировалось в " м ы ", с т а л к и в а я с ь с п р о б л е м а м и и в о з м о ж н о с т я м и при кото­ рых нет "других".


Sack D.R. Conceptions of Space in Social Thought. London: Macmillan.

1980.

19- ФискДж.

ПОСТМОДЕРНИЗМ И ТЕЛЕВИДЕНИЕ.... Телевидение и популярная культура зачастую находи­ лись на п е р и ф е р и и в н и м а н и я теории п о с т м о д е р н и з м а. Значи­ т е л ь н ы е усилия были н а п р а в л е н ы на изучение сути р а з р ы в а с м о д е р н и з м о м в о б л а с т и " у т о н ч е н н ы х " искусств, о с о б е н н о в архитектуре, и з о б р а з и т е л ь н о м искусстве и литературе. Не так давно Делез активно писал о кино. Однако из ведущих теорети­ к о в п о с т м о д е р н и з м а т о л ь к о Б о д р и й я р о б р а щ а л с я непосред­ ственно к средствам массовой коммуникации и популярной культуре. П о э т о м у представления именно этого а в т о р а о по­ стмодернизме будут обсуждены далее....

Одной из характеристик модернизма (т.е. того, что предше­ ствует постмодернизму) является представление о том, что по­ н и м а н и е с о ц и а л ь н о г о о п ы т а является в о з м о ж н о й и необходи­ мой задачей искусства. Часто цель такого понимания состоит в создании " г р а н д н а р р а т и в а " — согласованной теории, позволя­ ю щ е й о б ъ я с н я т ь р а з н о о б р а з н ы е и не с в я з а н н ы е между с о б о й проявления опыта (марксизм, структурализм или психоанализ).

... П р и изучении телевидения как дискурса " б о л ь ш и е " модер­ нистские теории сосредоточены на проблемах представления, мимезиса, идеологии и субъктивности.

Центральный аргумент теорий представления состоит в том, что телевидение не представляет (или повторно представля­ ет) фрагмент реальности, а скорее производит или конструирует его. Реальность не существует в объективности эмпиризма, ре­ альность является продуктом дискурса. Телевизионная камера или м и к р о ф о н не фиксируют реальность, а кодируют ее. Коди­ рование придает реальности смысл, который является идеологи­ ческим. Представляемое является идеологией, а не реальностью.

Fiske, J. Television and Postmodernism. In Curran, J. and Gurevitch, M. (eds) Mass Media and Society. L.: Edward Arnold. 1991. P.55-67.

Baudrillard J. In the Shadow of the Silent Majorities. New York:

Semiotext.1983;

Baudrillard J. Simulations. New York: Semiotext.1983;

Baudrillard J. The Evil Demon of Images. Sydney: Power Institute. 1987.

Постмодернизм и телевидение Эффективность такой идеологии усиливается за счет портретно­ го изображения, присущего телевидению. Происходит обозна­ чение того, что претензии на истину находятся в контексте реаль­ н о с т и. Т е м с а м ы м с к р ы в а е т с я т о т факт, что Л2юб^1я^истина" т р а н с л и р у е м а я средствами массовой к о м м у н и к а ц и и является идеологией, а не реальностью. Телевидение, таким образом, "ра­ ботает" в смысловом пространстве аналогично индустриальной системе в сфере э к о н о м и к и. Индустриальная система произво­ дит и воспроизводит не только потребительские товары — в ко­ нечном счете она неизбежно воспроизводит капиталистическую систему как таковую. Производя телевизионную реальность, те­ левидение воспроизводит не объективную реальность, а капита­ лизм. Здесь это скорее относится к духовным, нежели матери­ альным компонентам последнего.

Миметический подход исходит из посылки о том, что о б р а з является, или, по к р а й н е й мере, д о л ж е н б ы т ь о т р а ж е н и е м ре­ ферента. И с х о д н о й здесь является идея п р о з р а ч н о с т и метафо­ ры, которую составляют линзы камеры, как окна наблюдения за м и р о м. П о с к о л ь к у т а к о е магическое окно может ф и к с и р о в а т ь и ш и р о к о распространять образ того, что мы видим через него, происходит изменение истинного или логически верного соот­ н о ш е н и я между о б р а з о м и его референтом. О б р а з с т а н о в и т с я более в а ж н ы м, чем референт. Результатом этого.является раз­ витие целой индустрии "манипуляции образами". Деятельность ее в большей степени сосредоточена на воспроизводстве и рас­ п р о с т р а н е н и и о б р а з о в, не принимая зачастую во внимание ка­ кую, с т о ч к и зрения истины ценность они имеют. На самом деле, у м о з р и т е л ь н а я ценность явления з а ч а с т у ю р а з р у ш а е т с я п р а к т и к о й п о с т а д и й н о г о представления этой реальности с по­ м о щ ь ю эффектов-образов. В условиях культуры, н а с ы щ е н н о й о б р а з а м и, л ю д я м с т а н о в и т с я сложнее о т л и ч а т ь о б р а з о т его референта.

Д в а упомянутых подхода имеют мало общего, за исключе­ нием следующей посылки. Существует некоторая " р е а л ь н о с т ь ", которая существенно отличается от ее фотографического обра­ за. В теориях представления,на реальность определяется в тер­ минах и с т о р и ч е с к о г о м а т е р и а л и з м а, тогда как миметический подходрпределяет ее в терминах позитивизма. Т е о р и и представг ления п р е д л а г а ю т идеологическую критику к о н с т р у и р о в а н и я 19' 292 Хрестоматия по курсу реальности телевидением. При этом опускается или мистифици­ руется своя собственная идеологическая п р а к т и к а — важней­ ш и м пунктом сравнения является здесь сопоставление с други­ ми к о н к у р и р у ю щ и м и, более политически п р и е м л е м ы м и интерпретациями реальности. Центральным пунктом критики миметических теорий является то обстоятельство, что фотогра­ фическое изображение отклоняется или заменяет а б с о л ю т н у ю истину. Критические сравнения здесь проводятся с более точны­ ми образами реальности. Теории представлений помещают эпи­ стемологические проблемы телевидения в р а м к и идеологичес­ ки определенной дискурсивности, миметические подходы р а с с м а т р и в а ю т эти в о п р о с ы в их о т н о ш е н и и к э м п и р и ч е с к о й реальности.

Т а к или и н а ч е в р а м к а х этих п о д х о д о в утверждается, что к а м е р а является и с т о ч н и к о м искажений. О б а п о д х о д а проти­ востоят распространенному мнению, что камера не может л г а т ь. Н а п р о т и в, здесь утверждается, что камера не может де­ лать ничего другого кроме лжи. Субъективистские теории рас­ п р о с т р а н я ю т посылки теории представлений за г р а н и ц ы "об­ щественного" мира идеологии. Они связывают мир реальности с и н д и в и д у а л ь н ы м м и р о м сознания. Теории Ф р е й д а и Л а к а н а о п о д с о з н а т е л ь н о м тесно переплетаются с теорией М а р к с а об идеологии как л о ж н о м сознании. В р а м к а х субъективистских п о д х о д о в у т в е р ж д а е т с я, что и д е о л о г и я с в я з а н а с п р о и з в о д ­ ством ф е н о м е н а, к о т о р ы й может быть н а з в а н н а м и " л о ж н ы м п о д с о з н а н и е м ". Субъективность есть обозначение социально и д е о л о г и ч е с к о г о в контексте индивида;

это то, где и д е о л о г и я становится практической или жизненной. Субъективность де­ терминирует позиции, влияющие на понимание нами самих себя, н а ш и х с о ц и а л ь н ы х связей и с о ц и а л ь н о г о о п ы т а. Доми­ н и р у ю щ и е идеологии о р и е н т и р о в а н ы на в о с п р о и з в о д с т в о их самих в нашей субъективности. Поэтому безотносительно на­ ших м а т е р и а л ь н ы х условий, все из нас, являющихся субъекта­ ми к а п и т а л и з м а, имеют в большей или меньшей степени субъективность, связанную с белыми, п а т р и а р х а л ь н ы м и, бур­ жуазными идеологиями....

Б о д р и й я р уходит от р а с с м о т р е н и я п р о б л е м и с к а ж е н и я / представления как не значимых. В его постмодернистской тео­ рии имиджи и реальность (будь то реальность социальных от Постмодернизм и телевидение н о ш е н и й или эмпирического пространства) не имеют различ­ ного о н т о л о г и ч е с к о г о статуса: не существует р а з л и ч и я между имиджем и реальностью. Следствием этого является то, что те­ перь мы живем в эпоху, по определению автора, симулакрума, т.е. п о д о б и я, видимости. Если раньше значение чего-либо оп­ р е д е л я л о с ь через о т л и ч и я, то теперь оно берет свое н а ч а л о в коллапсе, " в з р ы в е ". Существовавшие ранее д о с т а т о ч н о авто­ н о м н ы е о б л а с т и теперь р а д и к а л ь н о т р а н с ф о р м и р у ю т с я, про­ никают в друг друга и взрывают принятые ранее г р а н и ц ы и различия....

С этой т о ч к и зрения не может быть оригинальной, первич­ ной р е а л ь н о с т и, имидж к о т о р о й в о с п р о и з в о д и т с я на э к р а н а х миллионов телевизоров. М а р г а р е т Тэтчер, улыбающаяся теле­ визионным камерам и делающая на ходу замечания перед мик­ р о ф о н о м по пути от в е р т о л е т а к о ж и д а ю щ е м у ее а в т о м о б и ­ лю — все э т о не ф р а г м е н т р е а л ь н о с т и, а и м и д ж к о т о р о й т р а н с л и р у е т с я на н а ш и телевизионные э к р а н ы. О н а, т.е. Тэт­ чер, есть имидж как таковой. Ее прическа, например, не являет­ ся э л е м е н т о м, " п р е д ш е с т в у ю щ и м " ее т е л е в и з и о н н о м у имид­ жу. Видение этой прически "по-настоящему" является не более д о с т о в е р н ы м о п ы т о м, чем видение этого н а э к р а н е. У л ы б к а, прическа, замечание не были бы здесь, если бы не было телека­ мер и телезрителей. Улыбка, прическа, замечание существуют одновременно и аналогичным образом как на телеэкране, так и на месте п р и з е м л е н и я вертолета. Между н и м и не существует р а з л и ч и й в о н т о л о г и ч е с к о м статусе, к а к не существует путей того, ч т о б ы одно предшествовало или воспроизводило другое.

Каждый из них реален или не реален, как и другой. Т о ч н о также м е н ь ш и н с т в о, о т д а ю щ е е Т э т ч е р голоса, п о д д е р ж и в а е т не ре­ а л ь н у ю женщину, чей имидж распространяется ш и р о ч а й ш и м о б р а з о м ;

в то же время они не г о л о с у ю т и за и м и д ж, степень соответствия к о т о р о г о реальной персоне может быть опреде­ лен. М а р г а р е т Т э т ч е р, будучи представленной на телеэкране, собрании сторонников политической платформы, вертолетной площадке является симилакрумом и не может быть ничем иным.

Э т о т с и м у л а к р у м Т э т ч е р н е является " н е р е а л ь н ы м ". В п о л н е в о з м о ж н о, что о н а и в ы п о л н я е т р е а л ь н ы е п о л и т и ч е с к и е дей­ ствия. Симулакрум отрицает не реальность, а р а з л и ч и я между имиджем и реальным. Политическая власть Тэтчер аналогична 294 Хрестоматия по курсу власти ее имиджа. Ее власть в осуществлении чего л и б о оказы­ вается тождественной ее власти казаться. С и м у л а к р у м произ­ водит " г и п е р р е а л ь н о с т ь ". Этой концепцией охватываются на­ ходящиеся во " в з о р в а н н о м " состоянии ранее четкие концепции имиджа, реальности, спектакля, ощущения, значения. Гиперре­ а л ь н о с т ь не имеет в качестве своей о с н о в ы ни р е а л ь н о с т ь, ни ее имидж. Однако посредством этой концепции становится воз­ можным дать характеристику постмодернистских условий. Кон­ цепция "схватывает" как реальность, в которой мы живем, так и смысл или опыт, к о т о р ы й мы переживаем.

Используя такие "скользкие", получившие нарочито слабую дефиницию термины, Бодрийяр старается описать следующую ключевую характеристику нашей эры — наше общество являет­ ся н а с ы щ е н н ы м о б р а з а м и. Причем насыщение это т а к о в о, что становится очевидным качественное различие по с р а в н е н и ю с предшествующей эпохой. За один час телесмотрения современ­ ный зритель может познать, "пережить" такое количество обра­ зов, какое человек неиндустриального общества не смог бы по­ з н а т ь в течении всей своей ж и з н и. К о л и ч е с т в е н н ы е р а з л и ч и я оказываются столь велики, что становятся категориальными. Мы не просто познаем большее количество образов, но мы живем в абсолютно отличных отношениях между образом и другими про­ явлениями опыта. По существу, мы живем в постмодернистский период, когда не существет отличий между о б р а з о м и другими ф о р м а м и опыта.

Н ь ю - Й о р к, продолжает Б о д р и я р, не реальный город, а ги­ перреальный. Б ы в а я здесь в первый или в м и л л и о н н ы й раз, мы не находим аутентичной реальности для нашего опыта. Нью-Йорк являет собой собственный имидж на экранах телевизоров и ки­ нотеатров, на календарях и постерах, на майках и кофейных круж­ ках, видимый из окон автобуса при въезде в туннель Линкольна.

Прогулка по Бродвею не приносит опыта отличного от наслаж­ дения при просмотре ее кинематографического воплощения. В постмодернизме имидж разрушил ограничения, связанные как с мимезисом, так и представлениями. В этих условиях имидж не может контролироваться ни посредством реальности, ни посред­ ством идеологии. Моделирование, симуляция является единым концептом в который во " в з о р в а н н о м " виде введены имидж-ре­ альность-идеология. Это не позволяет двум последним терми Постмодернизм и телевидение н а м т р и а д ы выступать в качестве финальных объяснений или "поручителей" первого. Если модель оказывается реальной сама по себе и независимой от отношений к реальности или идеоло­ гии, то она становится доступной для любого применения, в лю­ бое время, в л ю б о м контексте.

Потеря как "реальности", так и "идеологии" в качестве осно­ ваний имиджа представляют собой другую грань, сопряженную с отсутствием " б о л ь ш о й т е о р и и ". Ключевым следствием этого является фрагментация опыта и его образов. Культура постмо­ дерна является фрагментарной. Фрагменты оказываются собран­ ными вместе в случайном порядке, а не организованы в стабиль­ ное о б р а з о в а н и е в с о о т в е т с т в и и с в н е ш н и м п р и н ц и п о м.

Телевидение особенно совместимо с культурой фрагмента. Оп­ ределяется это природой телевизионного сообщения, где после­ довательный поток состоит из относительно дискретных "сег­ ментов", следующих друг за д р у г о м. П о р я д о к с л е д о в а н и я сегментов определяется нестабильной совокупностью нарратив­ ных или текстуальных требований, требований экономического порядка, и требований изменчивых массовых вкусов....

Сложные общества позднего капитализма предполагают на­ личие ш и р о к о г о социального разнообразия, однако пытаются контролировать и упорядочивать это разнообразие в своих соб­ ственных интересах. Производство и определение социального р а з л и ч и я " с в е р х у " представляет собой средство с о ц и а л ь н о г о упорядочивания. Эта совершенная система отличения и разли­ чий в социальной области воспроизводится посредством совер­ шенной системы материальных вещей в экономической области и культурных т о в а р о в в сфере культуры. П о э т о м у отсутствие упорядоченности в условиях постмодерна предполагает отсут­ ствие упорядочения не только образов, но и социальных и эко­ номических условий. Отказ от дисциплинирующего порядка, по крайней мере теоретически, обладает раскрепощающим потен­ ц и а л о м. О д н а к о ограничения, связанные с условиями матери Williams R. Television: Technology and Cultural Form. London:

Fontana. 1974;

Altaian R. "Television/Sound". Modleski T. (ed) Studies in Entertainment: Critical Approaches to Mass Culture. Indiana University Press. 1986.

Ellis J. Visible Fictions. London: Routledge. 1982.

296 Хрестоматия по курсу ального существования, преодолеваются не столь просто как по­ стмодернистский имидж. Социальная и культурная подвижность, предложенная постмодернизмом, в большей степени присуща тем, кто обладает относительно высоким уровнем экономичес­ кого и культурного капитала....

Бодрийяр пытается объяснить эту проблему, переопределив понятие масс и их отношения к социальному порядку. В ран­ них теориях массовой культуры, под массами п о н и м а л и с ь от­ чужденные индивиды, чьи исторически " р е а л ь н ы е " социальные отношения класса были подорваны современным капитализмом.

Массы поэтому не имеют стабильного места в с о ц и а л ь н о м по­ рядке, что позволило бы им оказать любые ф о р м ы сопротивле­ ния. В отсутствии этого массы оказываются подверженными иде­ о л о г и ч е с к о м у в о з д е й с т в и ю. Б о д р и й а р о д н а к о считает, что отчуждение масс не является результатом их уязвимости и пас­ сивности. Н а о б о р о т, это выражается в свободе их отрицания со­ циального порядка. В частности, они могут потреблять имиджи не потребляя при этом их значения, будь то референционно или идеологически. Такое отрицание значения, по мнению Бодрийа ра, является единственно возможной формой противодействия, которая доступна массам....

Baudrillard J. In the Shadow of the Silent Majorities. New York:

Semiotext. МакКуэйл Д.

МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИНТЕРЕС: К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ СТРУКТУРЫ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МЕДИА Предлагаемые рамки нормативных принципов структуры и функционирования средств массовой коммуникации исходят из следующей посылки. Так или иначе от средств массовой комму­ никации ожидают, что они будут служить "общественным инте­ р е с а м " или "общему благосостоянию".... Зачастую они име­ ют более ш и р о к о е и д о л г о с р о ч н о е о б щ е с т в е н н о е в л и я н и е в целом, особенно в вопросах культуры и политики. Поэтому сред­ ства массовой к о м м у н и к а ц и и вполне о б о с н о в а н н о могут рас­ сматриваться ответственными за то, что они делают, или что им не удалось сделать, даже против их свободного выбора. Это пред­ п о л о ж е н и е иногда используется самими средствами информа­ ции, когда они выборочно или условно высказывают претензию на использование своих значительных общественных возможно­ стей и ожидают в качестве результата определенные права и при­ вилегии. П о д о б н ы е идеи имеют оппонентов, стоящих на либер­ т а р и а н с к и х политических и экономических позициях. В то же время идеи эти п о л ь з у ю т с я серьезным в л и я н и е м. С е й ч а с о н и "работают" во многих демократических обществах, приводя иног­ да к общественному вмешательству различного рода — право­ вого или экономического.

П р е д п о л о ж е н и е о потенциальной ответственности средств м а с с о в о й к о м м у н и к а ц и и перед о б щ е с т в о м не с в я з а н о с пред­ с т а в л е н и е м о к а к о й - л и б о е д и н с т в е н н о в о з м о ж н о й ф о р м е их функционирования, или предпочтительности с точки зрения об­ щества одних целей или эффектов их деятельности над други­ ми. Э т о также не означает, что средства массовой коммуника­ ц и и о б я з а н ы с л е д о в а т ь о п р е д е л е н н о й версии " п о т р е б н о с т е й McQuail, D. Mass Communication and Public Interest: Towards Social Theory for Media Structure and Performance. In Crowley, D. and Mitchell, D. Communication Theory Today. Polity Press. 1994. P.241-254.

298 Хрестоматия по курсу общества" или выполнять миссию, определенную политиками.

Д о с т а т о ч н о сказать, что в демократическом обществе очевид­ но существуют основания того, чтобы спорное заявление рас­ с м а т р и в а т ь через соотнесение с некоторыми ш и р о к о распрос­ т р а н е н н ы м и ценностями и в соответствии со специфическими о б с т о я т е л ь с т в а м и. С о д е р ж а н и е последних состоит в т о м, что средства м а с с о в о й к о м м у н и к а ц и и д о л ж н ы или не д о л ж н ы де­ лать некоторых конкретных вещей по причинам ш и р о к о г о или долгосрочного в ы и г р ы ш а для общества.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.