авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет»

Факультет психологии

ГЕНДЕРНАЯ

ПСИХОЛОГИЯ

Хрестоматия

УДК 159.922.1(082)

ББК 88.5я73

Г34

Печатается по решению

учебно-методической комиссии факультета психологии

Иркутского государственного университета

Рецензенты

д-р психол. наук А. В. Глазков канд. психол. наук В. П. Устинов Гендерная психология : хрестоматия / сост. Е.

Г34 Е. Ли. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. – 114 с.

В хрестоматии содержатся статьи различных исследо вателей в области гендерной психологии. Рассматриваются пути становления и развития данной науки как в западной, так и в отечественной психологии.

Предназначена для студентов-психологов при освоении разделов «история гендерной психологии», «гендерная со циализация» в рамках курса «гендерная психология».

Библиогр. 12 назв.

УДК 159.922.1(082) ББК 88.5я Учебное издание ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ Составитель Ли Евгений Енханович Подготовила к печати Э. А. Невзорова Темплан 2010. Поз. Подписано в печать 20.10.10. Формат 60х90 1/16.

Уч.-изд. л. 4,8. Усл. печ. л. 6,6. Тираж 50 экз. Заказ Издательство Иркутского государственного университета 664003, Иркутск, бульвар Гагарина, © Ли Е. Е., составление, © ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет», 2  Содержание Введение....................................................................... Раздел 1. История гендерной психологии Берн Ш. М. Cоциальная психология гендера.............. Клецина И. С. Развитие гендерных исследований в психологии.......................................................................... Хорни К. Уход от женственности (комплекс маскулинности у женщин глазами мужчин и женщин)....... Кон И. С. Психология половых различий..................... Вопросы и задания для самопроверки........................ Раздел 2. Понятия «пол» и «гендер» в психологии Воронцов Д. В. Пол человека: биологический феномен или социокультурный конструкт?........................ Берн Ш. М. Пол versus гендер............................ Берн Ш. М. Гендер в разных культурах....................... Вопросы и задания для самопроверки........................ Раздел 3. Основные категории гендерной психоло гии Воронцов Д. В. Гендерная социализация.................

... Берн Ш. М. Гендерные различия и социализация...... Гусева Ю. Е. Гендерная социализация....................... Клецина И. С. Гендерная идентичность...................... Юркова Е. В., Клецина И. С. Гендерные роли............ Берн Ш. М. Гендерные стереотипы и самореализующиеся пророчества....................................... Вопросы и задания для самопроверки........................ Заключение................................................................... Библиографический список......................................   Введение Гендерная психология является сравнительно молодой отраслью социальной психологии. При этом в последние годы тематика, связанная с социальным и культурным ос мыслением человеческого пола – гендерная тематика, в системе отечественного высшего образования приобретает всё большее распространение и популярность. Во многом это связано с теми социально-психологическими измене ниями, которые происходят в современном обществе. Со циальные, экономические и политические перемены естест венным образом приводят к изменению общественного и индивидуального сознания, проявлениями которого являют ся гендерная идентичность личности и система представле ний о той или иной гендерной позиции (роли). Это, в свою очередь, способствует более успешной адаптации личности в обществе, что является необходимым условием эффек тивного функционирования общества как единой социаль ной системы в целом.

Однако данный процесс сильно усложняется, если ген дерное поведение личности не соответствует требованиям, предъявляемым обществом к той или иной гендерной роли.

Например, широко распространенным явлением становится женоподобные мужчины, мужеподобные женщины и стиль «унисекс», а с учетом специфики гендерных стереотипов, существующих в обществе, с большой долей вероятности можно прогнозировать, что в случае заключения брака меж ду ними, будет наблюдаться развитие ролевых конфликтов.

Таким образом, специалисту-психологу крайне важно владеть системой представлений о гендерной идентичности и её месте в Я-концепции личности, о специфике гендерной социализации и гендерных отношениях между людьми. Это позволит более гибко подходить к выбору адекватных мето дов психологической помощи.

4  Кроме вышесказанного, знакомство с современными концепциями в рамках гендерного подхода является необ ходимым условием формирования «профессиональной кар тины мира» психолога, позволяющей разграничить бытовые и научно-обоснованные представления о закономерностях психической жизни человека.

В данной хрестоматии представлены статьи ведущих специалистов в области гендерной психологии как в зару бежной, так и в отечественной литературе. Материал по добран в соответствии с содержанием учебного плана по дисциплине «Гендерная психология». Так, в первой и во второй главах раскрываются такие темы, как: «Введение.

Понятие гендера. История возникновения гендерных иссле дований за рубежом и отечественной психологии», «Основ ные категории и направления развития гендерной психоло гии». Третья глава посвящена рассмотрению основных по нятий в гендерной психологии. В ней нашли отражение сле дующие темы: «Гендерная идентичность, ее роль в разви тии личности и формировании межличностных отношений», «Гендерный анализ межгрупповых отношений», «Приклад ные аспекты гендерной психологии» и т. д. Это, на наш взгляд, будет способствовать более эффективному усвое нию данной дисциплины.

  Раздел ИСТОРИЯ ГЕНДЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ Ш. М. Берн Социальная психология гендера [3] … Социальная психология – это наука, изучающая, как общество влияет на мысли, чувства и поведение от дельного человека. А ее подраздел – социальная психоло гия гендера – занимается исследованием социальных норм, обусловливающих то, как реагируют на половые различия отдельный человек, группа или целое культурное сообще ство. Пожалуй, что ни в одной области социальной психоло гии не найдется столь ярких примеров парализующей силы конформности, невозможности отойти от навязанных обще ством ролей и присущих человеческому сознанию принци пов обработки информации … (От составителя. Необходимо учитывать, что данное опреде ление социальной психологии как науки не является единственным.

Во многом это связано в первую очередь с тем, что в современной психологической теории до сих пор не существует единого мнения относительно предмета социальной психологии, что не позволяет говорить о единстве методологии. При этом в отечественной психологии одним из наиболее распространенных определений со циальной психологии как науки является определение, предложен ное Г. М. Андреевой, согласно которому социальная психология – это отрасль психологии, занимающаяся изучением закономерно стей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологические характеристики самих этих групп [2]).

… Конформность. Тенденция изменять свое пове дение или убеждения в результате реального или вообра жаемого давления группы.

6  Предрассудок. Неоправданно негативная установка по отношению к определенной группе и отдельным ее членам.

Дискриминация. Неоправданно негативное поведение по отношению к определенной группе и отдельным ее чле нам.

Самоуважение. Всеобъемлющая оценка человеком самого себя, или чувство собственного достоинства.

Гендерная роль. Набор ожидаемых образцов поведе ния (норм) для мужчин и женщин.

Стереотип. Мнение о личностных качествах группы людей. Стереотипы могут быть чрезмерно обобщенными, неточными и резистентными к новой информации.

Социальная психология гендера – это широчайшее по ле для изучения установок, предрассудков, дискриминации, социального восприятия (social perception) и самовосприя тия (self-perception), самоуважения, возникновения социаль ных ролей и норм.

Сегодня ситуация сложилась так, что практически лю бое социально-психологическое исследование гендера очень политизировано, роль науки скорее состоит здесь не в изучении мира, а в продвижении принципа равноправия полов. Впрочем, это закономерно, ведь социальная психо логия гендера во многом совпадает с целями феминистско го движения, хотя последнее занимается скорее политиче ским, экономическим и социальным равноправием мужчин и женщин (Hyde, 1991).

…Лотт отметил, что социальная психология в любом случае пересекается с гендерными исследованиями, по скольку «изучать условия, которые формируют и поддержи вают социальное поведение, означает изучать то, как куль тура выстраивает гендер» (Lott, 1991, р. 506).

…Однако, изучая стереотипы, предрассудки и дис криминацию, социальная психология вплоть до конца 1960– 1970-х годов практически игнорировала гендерные отноше ния и даже не рассматривала женщин как дискриминируе мую социальную группу.

  Гендерные исследования сдвинулись с мертвой точки лишь когда в науку пришло новое поколение – целая плеяда вдохновленных феминистским движением женщин, которые работали в научных программах по социальной психологии для выпускников вузов. Они на собственном опыте прочув ствовали, что значит находиться на правах меньшинства:

даже просто получить возможность участия в этих програм мах и то стоило огромного труда – ведь они не были мужчи нами ….

И. С. Клецина Развитие гендерных исследований в психологии [9] Гендерные исследования в психологической науке по сравнению с такими дисциплинами, как социология, история и филология, развиваются не столь интенсивно. Однако в западной психологии, в отличие от отечественной, исследо вания, посвященные женским и гендерным проблемам, про водятся давно. Институционализация исследований женщин и гендерных исследований в западных обществах начала осуществляться примерно с 1970-х годов. Исследования развиваются как когнитивная практика женского движения второй волны. В результате адаптации макросоциальной теории к гендерной проблематике выделились три исследо вательских направления, развивающиеся благодаря жен скому движению: 1) полоролевой подход, опирающийся на либеральный феминизм (sex-role theory);

2) исследования женщин как отражение радикально феминистских взглядов (women studies);

3) гендерные исследования (gender studies) как научное направление, институционализированное в свя зи с развитием движения цветных феминисток и социально конструктивистского и постструктуралистского подходов [Здравомыслова, Темкина, 1999;

Хоф, 1999].

8  Женское движение оказало существенное влияние и на психологические исследования проблем пола и взаимоот ношений мужчин и женщин. Поэтому женские и гендерные исследования в западной психологии формировались в ос новном в русле выделенных направлений и соответствуют общим тенденциям развития гендера в системе научного знания. В истории развития гендерной проблематики в за падной психологии тоже можно выделить три направления.

Первое направление развивалось под влиянием полороле вого подхода. Доминирующая научная парадигма психоло гических исследований пола этого периода – парадигма по ловых (гендерных) различий. Второе направление форми ровалось под влиянием психоанализа и других классических психологических концепций. Научная ориентация данного направления – парадигма уникальности женской психоло гии. Третье направление оформляется под влиянием социо конструкционистского и постмодернистского интеллектуаль ных движений. Здесь доминирующей стала парадигма со циального конструирования гендера.

Рассмотрим последовательно каждое направление.

В первой половине XX столетия традиционная психология развивалась в русле западноевропейской традиции дихото мического мышления, где «женское» и «мужское» мысли лись как метафоры контраста, противоположности и взаи модополнения. «Женское» ассоциировалось с природным, низким, слабым, порочным;

«мужское» – с социальным, вы соким, сильным, нравственным. В этой дихотомии мы видим яркое отражение половой дифференциации и иерархично сти. Именно этот аспект взаимоотношений полов стал клю чевым моментом женских и гендерных психологических ис следований.

Особенностью психологической науки данного времени являлась «двоякая неженственность» [Hare-Mustin, Marecek, 1990а]: женщины практически не присутствовали в психоло гии ни как субъекты, ни как объекты исследования. Внима ние психологов-мужчин было сосредоточено на изучении психологических параметров мужского социального опыта с   последующей экстраполяцией выводов на весь род Homo sapiens. Имена женщин-психологов за редким исключением (А. Фрейд, К. Хорни) оставались неизвестными научной об щественности. Выявленные различия в психологических ха рактеристиках мужчин и женщин рассматривались как есте ственная противоположность мужской и женской природы.

Активно этот тезис использовался для оправдания ограни чений при приеме женщин в престижные учебные заведе ния.

Исходя из доминирующего убеждения в безусловном интеллектуальном превосходстве мужчин, приводили сле дующий аргумент: даже если гарантировать женщинам рав ные образовательные возможности, все равно они не смогут ими в достаточной мере воспользоваться из-за врожденной интеллектуальной слабости. Под таким заявлением вполне могли подписаться многие выдающиеся деятели науки – к примеру, Ч. Дарвин, равно как и большинство видных пси хологов XX века, включая Холла, Торндайка, Кеттелла и Фрейда... При получении высшего образования женщины постоянно испытывают физические и эмоциональные стрессы, т. е. образование явно не идет им впрок. Если уж чему-то и стоит учить женщину, писал Холл, так это «учить ее быть матерью» [Шульц, Шульц, 1998, с. 503].

В 1960–1970-е годы в социальных науках широкое рас пространение получил полоролевой подход, опиравшийся на структурный функционализм. Научная психология тоже ощутила на себе влияние этой концепции. Суть подхода за ключается в том, что половые роли усваиваются в процессе социализации, а это предполагает наличие не только опре деленного типа поведения, но и конкретных личностных особенностей и даже образа жизни. Здесь важным является воздействие агентов (институтов) социализации, которые формируют личность в соответствии с доминирующими культурными нормами, ценностями, образцами маскулинно го и фемининного поведения, а также возможностями субъ екта интериоризировать предлагаемые культурные стан дарты.

10   Психологические исследования, проводимые в рамках полоролевого подхода, были ориентированы на поиск раз личий между мальчиками и девочками, мужчинами и жен щинами в личностных характеристиках и особенностях по ведения, порождаемых условиями социализации. Полоро левая концепция была ориентирована на подтверждение и обоснование естественности различий в социальном пове дении мужчин и женщин, но в то же время интенсифициро вала развитие феминистской мысли в направлении анализа социокультурных факторов, выступающих в роли детерми нант половых различий. Таким образом, в 70-е годы гендер ные и женские исследования развивались преимущественно как феминистская критика биологического детерминизма и эссенциализма, и их авторы активно искали доказательства социокультурного происхождения различий между мужчи нами и женщинами [Бовуар де, 1997;

Фридан, 1994].

Рассмотрим развитие гендерной психологии в контексте парадигмы половых различий. Анализ результатов много численных исследований, посвященных изучению различий в психологических характеристиках мужчин и женщин и осо бенностях их поведения, показал, что их не так много, как полагали ранее. У мужчин более развиты пространственные и математические, а у женщин – вербальные способности.

Социальное поведение мужчины характеризуется более высоким уровнем развития таких черт, как агрессивность и доминантность, в то время как женщины более дружелюбны и контактны. Что касается социальных ролей мужчин и женщин, то для 182 женщин более значимыми являются се мейные роли, а для мужчин – профессиональные. Женская роль в семье больше связана с заботой и уходом за члена ми семьи;

в мужской самоидентификации центральную роль играет профессиональный статус [Maccoby, Jacklin, 1975;

Либин, 1999;

Bee, Mitchel, 1984). Согласно более поздним исследованиям [Крайг, 2000] даже к общепризнанным раз личиям между мужчинами и женщинами по уровню агрес сивности, математическим и вербальным способностям нужно подходить с большой осторожностью. Исследовав не   одну сотню людей, Дж. Хайд пришла к заключению, что раз личия между средним мужчиной и средней женщиной обна руживаются далеко не всегда [Hyde, I984]. Главной пробле мой психологов, изучавших различия между полами, была проблема детерминации половых различий. Трудность в выявлении источников различия между полами определя лась, с одной стороны, влиянием эволюционно генетического подхода, с другой – усиливалась за счет воз действия на выводы исследователей феномена социальной желательности. Последний акцентировал или сглаживал, в зависимости от обстоятельств, (т. е. поддерживаемой об щественным мнением в данный момент точки зрения) ха рактерные особенности мужчин и женщин [Либин, 1999].

Итак, анализируя результаты исследований половых разли чий, психологи-феминисты стремились доказать, что основ ными детерминантами научно обоснованных половых раз личий и половой дифференциации являются социокультур ные факторы. Одна система доказательств строилась на анализе общепринятой процедуры психологического иссле дования. Сексистские тенденции, определяемые феноме ном социальной желательности, могут проявляться на всех этапах исследования. Например, на этапе постановки про блемы или формулировании гипотез исследователь может использовать сексистскую теорию или концепцию (напри мер, теорию Фрейда) для выдвижения предположения или формулировать гипотезу на основе предыдущих исследова ний, которые содержали предубеждение [Попова, 1999]. На этапе сбора и интерпретации данных на результаты иссле дования могут влиять такие факторы, как соотношение пола экспериментатора и испытуемого. Так, испытуемые девушки демонстрируют более низкие результаты при изучении их интеллектуального потенциала, если экспериментатор муж чина. В случае, когда исследование проводит психолог женщина, у этих же девушек результаты оказываются выше [Deaux, 1985].

Другая система доказательств опиралась на результа ты изучения психологических различий между представите 12   лями разного пола в динамике. Стремясь обосновать социо культурную детерминацию половых различий, психологи сравнивали характеристики представителей разного пола, полученные при использовании одних и тех же стандарти зированных тестов и методик на протяжении ряда лет. Так, в учебнике Г. Крайга «Психология развития», признанном во многих западных странах, приводятся сведения о том, что анализ результатов измерения специальных способностей при помощи Предварительного теста академических спо собностей (PSAT) за период с 1960 по 1983 год показал рез кое уменьшение различий в психологических характеристи ках мальчиков и девочек. Эти данные говорят о том, что в течение двух десятилетий различия между детьми разного пола стали менее выраженными, разрыв между мальчиками и девочками сохраняется только в максимальных достиже ниях по математике в старших классах [Крайг, 2000].

Наиболее показательным является сравнительный анализ результатов выполнения тестов на понимание про странственных отношений американскими школьниками старших классов: за последние 20 лет пространственные способности девушек существенно выросли [Виноградова...

1993]. В сущности, даже действительно существующие раз личия между мужчинами и женщинами оказываются весьма незначительными и часто не превышают 5 % от максималь но возможной величины [Крайг, 2000;

Deaux, 1985;

Lott, 1990].

Гендерные и женские исследования в психологии, опи рающиеся на полоролевой подход, показали ведущую роль процесса социализации в формировании различий по признаку пола [Клецина, 1998]. Феминистская критика ре зультатов психологических исследований подобных разли чий доказала, что в психологических характеристиках и по ведении мужчин и женщин они могут получить адекватное объяснение лишь в том случае, если будут приняты во вни мание социальные обстоятельства, опосредующие их воз никновение и проявление.

  Рассмотрим второе направление развития гендерных и женских исследований в психологии, формировавшееся под влиянием психоанализа, – парадигму уникальности женской психологии.

Начиная, примерно, с 80-х годов, в русле женских ис следований стала интенсивно развиваться феминист ская/женская психология. Психологи-феминистки исходили из того, что специфическая психология женщины имеет со циальную обусловленность;

женский психологический склад, психология женщины являются более совершенны ми, чем у мужчин.

Новый ракурс проблемы половой дифференциации и иерархических отношений мужчин и женщин в рамках жен ской психологии связан с особой ее природой, уникально стью. Женский жизненный опыт, в определенных областях качественно отличающийся от мужского, накладывает осо бый отпечаток на психику женщины. Только женщины пере живают менструацию, беременность, роды, вскармливание грудью. Наряду с этими обстоятельствами, обусловленными биологическими причинами, существует и культурная уни кальность женского опыта как последствия исполнения ген дерных ролей. Идея уникальности женского опыта порожда ла феминистскую полемику о «месте женщин», о «женской природе».

Главной претензией со стороны феминистских теорети ков к мыслителям прошлого было то, что они игнорировали материнство как проблему, рассматривая ее как «чисто женскую» и не считая ее проблемой по существу. Фемини стские исследователи стремились показать, что именно женская способность к деторождению и была базисной ос новой социальной и культурной дискриминации женщин. Т.

де Лауретис подчеркивает: «Сведение женщины к некоей единой сущности Женщины, а последней к Матери привело к тому, что женщина была выключена из сферы культурных достижений, социальных интересов, личностных приорите тов» (цит. по [Браид, 1999, с. 82]). Д. Диннерстайн, А. Рич, как и большинство представителей этого направления, раз 14   делявших в той или иной мере идеи психоанализа, считали, что одной из причин этого «выключения» является фунда ментальная, лежащая в глубинных слоях психики потреб ность мужчин в компенсации их дистанционной позиции в репродуктивном акте. Еще Хорни как психоаналитик-практик указывала на это явление: «Когда начинаешь проводить се ансы психоанализа у мужчин после достаточно долгой прак тики у женщин, сперва просто поражаешься, как сильна за висть мужчин к беременности, деторождению и материнст ву, к женской груди и кормлению грудью» [Хорни, 1993, с.

31].

Диннерстайн в своих исследованиях опиралась на ос новные постулаты психоанализа о влиянии бессознательно го и фатальной роли раннего детского опыта на всю после дующую жизнь взрослого человека. Иерархичность отноше ний мужчин и женщин и мужское доминирование она объяс няет следствием зависти мужчин к уникальности женской природы, проявляющейся в способности к деторождению [Dinnerstien, 1977]. По ее мнению, определяющую роль в формировании личности ребенка играет до-эдипова стадия, когда ребенок с матерью находятся как бы в состоянии сим биоза. Материнское тело – это первое впечатление ребенка об окружающей его Вселенной, мать является единствен ным источником и удовольствия, и боли-страдания. Поэтому дети независимо от пола вырастают с заложенным в под сознание двойственным образом матери и женщины вооб ще. Переживание первоначального симбиоза с матерью и последующего отделения от нее приводит к психологиче ским внутриличностным конфликтам во взрослой жизни.

Психологический конфликт проявляется как столкновение желания регресса, возвращения к раннему опыту пережива ний зависимости от матери и потребности саморазвития как автономной личности. У мужчин внутриличиостный кон фликт между стремлением к зависимости от матери и авто номией проявляется в сформировавшейся потребности от вергать и обесценивать женщину и в наличии страха перед женщиной как объектом неосознанных желаний регресса. По   следствия внутриличностного конфликта у мужчин проявляют ся не только в обесценивании женщин, но и в милитаризме, и в других формах деструктивного поведения.

В исследовании К. Гиллиган подтверждается мысль об особенностях женской психологии, проявляющейся в сфере морально-этического развития личности. Специфика мо рального развития женщины заключается в большей ориен тации на конкретную ситуацию, взаимоотношения людей и их последствия, т.е. на ситуацию «здесь и теперь». Если для мужского менталитета в моральной сфере определяю щими оказываются понятия справедливости, моральных за конов и принципов, то для женского – понятия заботы, взаи мопонимания и доверия [Gilligan, 1982]. Психолог Н. Ходо ров считает, что причина половой дифференциации кроется в особенностях процесса половой идентификации в детском возрасте. Она отмечает, что те психологические отличия, которые исследовал 3. Фрейд в природе женщин (пассив ность, дефицит сверх-Я, женский нарциссизм и др.), реаль но имеют место, но они результат того, что в нашей соци альной системе именно женщины несут основную ответст венность за ребенка.

Мальчик, который в определенном возрасте начинает ощущать потребность отождествлять себя с отцом, должен главный упор делать на различении, отделении, отдиффе ренцированности себя от матери. Отсюда – доминанта ав тономии и сепаратизма в мужской психологии и мировоз зрении, склонность к гневу и насилию, нетерпимость к отли чиям (что выражается в расизме, гомофобии, этноцентриз ме). Девочки же, напротив, сохраняют эмоциональную связь, с матерью и отождествляются с ней, это способству ет развитию у них эмоциональности, склонности к сочувст вию и сопереживанию. Поэтому с ранних лет девочкам свойственно меньшее стремление к сепаратизму, к выделе нию себя из внешнего мира, чем мальчикам [Chodorov, 1978].

Заслугой психологов здесь является представление бо лее позитивного образы фемининности как отражения жен 16   ской психологии;

образа, который не просто является про тивоположностью мужского, а несет черты нового качества – «другого». Сторонники парадигмы уникальности женской психологии убеждены, что «другой голос» женщины имеет социально-культурное происхождение, но это «отклонение»

от мужской нормы рассматривается в позитивном плане.

Полноценное звучание этого голоса в культурном простран стве может обеспечить позитивные изменения. Сегодня пи шут о новой этике, о женском типе бизнеса, менеджмента, политики. Исследования женской психологии активно были использованы феминистками, поддерживающими, движение в защиту мира. Поскольку женщины от природы менее аг рессивны, чем мужчины, более склонны к сотрудничеству, нежны и заботливы, именно они могут инициировать новый, гармоничный и неразрушительный взгляд на жизнь на Зем ле без войн и катаклизмов, вызванных людьми.

Слабым моментом данного направления явилось ак центирование внутреннего психологического женского еди нообразия без учета индивидуальных, этнических, возрас тных и прочих различий. По мнению известных психологов феминисток Р. Харе-Мустин и Д. Маречек, феминизм все еще движется в русле традиционной полемики «о месте женщин» и «женской природы», вместо того чтобы сосредо точить свои усилия на проблеме социального истолкования половых различий и осмыслений истоков половой дискри минации в современном обществе [Hare-Mustin, Marecek, 1990a, с. 14]. Новейшая феминистская психология «должна выйти за пределы пола». Обратимся к анализу современно го состояния развития гендерных исследований в психоло гии, где доминирующей является парадигма социального конструирования гендера. Проблема половой дифферен циации здесь анализируется в контексте гендерного подхо да, в центре внимания которого находятся механизмы соз дания, воспроизводства и поддержания множественного гендерного неравенства. В рамках данного подхода гендер понимается как социально сконструированное отношение неравенства по признаку пола. Опирается эта научная ориен   тация на социальный конструкционизм – весьма популярную социально-психологическую концепцию, развиваемую в тече ние последних 25 лет американским психологом К. Джердже ном.

(От составителя. Согласно теории Джерджена основными ме ханизмами социально конструирования являются: выявление (ре конструкция или критика), установление (конструирование или оптика), и порождение (генерирование или поэтика) [6]).

Можно выделить основные теоретические положения данной концепции:

– поведение человека – не следствие неких неизмен ных законов и программ, а результат ряда принимаемых им произвольных, свободных, автономных решений;

– знание о социальном поведении (нормах, правилах и т. п.) и знание об этом знании – это не процесс накопления, а процесс бесконечного исторического пересмотра, реин терпретации в зависимости от меняющегося социокультур ного контекста;

– теория, в том числе в социальной психологии, есть не просто систематизация знаний, а средство преобразования действительности;

– знание не может быть ценностно-свободным. Про блемы этики должны играть все большую роль в исследо вании человеческого поведения (цит. по [Шихирев, 1999]).

Социальный конструкционизм как теория пытается четко обозначить общепринятые формы понимания мира в том виде, в каком эти формы существуют сегодня и существо вали в прежние исторические эпохи. Социальный конструк ционизм – специфический вид социальной критики. Он предлагает оставить в стороне нашу уверенность в том, что общепринятые категории, или способы понимания мира, по лучают свои полномочия посредством наблюдения. Тем са мым он предоставляет нам шанс подвергнуть сомнению объективность конвенционального знания.

Психологи-феминистки наиболее полно осознали но вые возможности концепции социального конструкционизма.

Эмпиристская трактовка знания никогда не была близка 18   феминизму, поскольку она защищала угнетение, манипуля цию и отчуждение в отношении тех, кто составлял предмет феминистского анализа. Кроме того, с феминистской точки зрения эмпирическая наука слишком часто служила средст вом, с помощью которого мужчины формировали у женщин взгляд на мир, способствующий порабощению последних.

Таким образом, атаке подверглись и процесс, и результаты эмпирической науки. Поэтому многие феминистки занялись поиском альтернативных форм осмысления науки и челове ческих индивидов. Конструкционизм с его интересом к ком муникативным основам знания, процессам интерпретации и оценочным параметрам научного объяснения оказался весьма привлекательной альтернативой. В результате фе министски ориентированные мыслителя стали одними из первых, кто применил интерпретационные исследователь ские стратегии, документально подтвердил процесс научно го конструирования пола, продемонстрировал практическое назначение конструкционистского анализа и обратился к проблеме оснований конструкционистской метатеории [Джерджен, 1995, с. 69, 70].

Среди психологов, которые исследовали проблемы по ла и половой дифференциации в русле социально конструк тивистской ориентации, наиболее известны Р. Ангер, Б.

Лотт, Харе-Мустин, Маречек. В их работах прежде всего подчеркиваются отличия нового взгляда на актуальные про блемы гендерной психологии от позиций, характерных для представителей полоролевого подхода. Первое отличие ка сается понимания сущности категорий «пол» и «половые различия». По мнению Харе-Мустин, Маречек, работы пси хологов-феминисток в области полоролевой социализации остаются в плену ортодоксальных представлений о фено мене пола как дeтepминанте социальной роли и психологи ческого поведения. Поставив знак равенства между поня тиями «пол» и «половые различия», они оказываются за ложниками господствующего маскулинного образа общест венной жизни, где реальная асимметрия социальных отно шений между полами представлена как их мнимое равенст   во. Между тем «пол не является собственностью, он пред ставляет собой социально предписанное отношение, про цесс и социальную конструкцию» [Наге-Mustin, Marecek, 1990б, с. 54].

Таким образом, в контексте социально конструктивист ского взгляда пол выступает как способ организации повсе дневной жизни и должен быть осмыслен не как различие, а как феномен.

Следующее отличие концепции социального конструи рования гендера от теории полоролевой социализации свя зано с подчеркиванием деятельностного характера усвое ния субъектом опыта. Субъект сам создает гендерные пра вила и гендерные отношения, а не только усваивает и вос производит их, как предполагается в случае полоролевого подхода. Сама идея создания подразумевает возможность изменения социальной структуры. С одной стороны, гендер ные отношения являются объективными, потому что инди вид воспринимает их как внеположенную данность, с другой – они субъективны как социально конструируемые в повсе дневности. Еще одно отличие обсуждаемого направления от традиционной теории полоролевой социализации заклю чается в том, что гендерное отношение понимается как кон струирование, а не просто как различие-дополнение, как от ношение неравенства, где доминирующие позиции занима ют мужчины. Дело не только в том, что, по Т. Парсонсу, в семье и в обществе мужчины выполняют инструменталь ную, женщины – экспрессивную функцию, а этим функциям соответствуют разные роли. Исполнение предписанных и усвоенных ролей подразумевает неравенство возможно стей, т.е. преимущества мужчин в публичной сфере и вы теснение женщин в сферу приватную, которая является ме нее престижной в современном западном обществе [Здра вомыслова, Темкина, 1998]. В контексте социально конструкционистского подхода [Lou, 1990] половые различия – это лишь поведенческие различия, обязанные своим про исхождением не биологической природе, а исторически сложившейся, устойчивой иерархии социальных отношений 20  власти. Поведение не обладает признаком пола, оно обу словлено психосоциальным опытом индивида, его пожиз ненной способностью к научению и меняющимся условиям конкретных социальных ситуаций. Акцент психологических исследований, таким образом, должен сместиться с позиций сравнительного анализа внутриличностных характеристик людей разного пола на изучение социального контекста, не посредственных текущих обстоятельств социальной жизни, порождающих те или иные проявления полового поведения.

Психологи традиционной ориентации, придерживаю щиеся биологического толкования понятий «пол» и «поло вая дифференциация», полагали, что биология мужчины и женщины исчерпывающе объясняет различия в их социаль ном поведении. Новая точка зрения, которая еще не стала общепринятой в феминистской психологии, сводится к тому, что мужественность и женственность не могут считаться стабильными личностными характеристиками: «то, что мы представляем себе в качестве «пола», есть сложное соче тание психологических черт, социальных ролей и поведен ческих предпочтений, сложившихся под влиянием ситуаци онных требований» [Unger, 1990, с. 104].

Ключевым понятием концепции социального конструи рования гендера (doing gender) является создание (или со зидание) гендера, понимаемое как процесс взаимодействия, в котором индивиды присваивают гендерную идентичность себе и предписывают ее другим. Обычно создание гендера считается само собой разумеющимся и таким образом не видимо. Главными детерминантами созидания гендера слу жат социальные ожидания, роли и конвенциональные тре бования половой адекватности поведения. Социальные требования, которым должно удовлетворять поведение ин дивида, функционируют как «самоосуществляющиеся про рочества»;

они столь жестко задают схему гендерных реак ций, что остаются значимыми даже в тех случаях, когда ин дивид находится наедине с собой или оказывается в ситуа ции, где половая принадлежность личности не существенна.

Иными словами, «ключ к социальному процессу конструи   рования пола – это текущие социальные интеракции;

что же касается психологических черт личности, приобретенных ею в ходе длительной половой социализации, то их роль вто ростепенна» [Unger, 1990, с. 116].

В подтверждение сказанного можно привести ряд при меров. Так, установлено, что гендерное поведение личности варьируется в зависимости от полового состава группы;

так называемые типично женские или мужские психологические реакции (например, склонность к конформизму) по-разному проявляются в изоляции и на публике [Deaux, 1985]. Иссле дования последних лет показывают, что при изучении моти вации у женщин (в частности, мотивации избегания успеха) более перспективен не традиционный подход – рассмотре ние данного феномена как интрапсихической характеристи ки личности, – а подход, при котором данная мотивация рассматривается как социально-психологический феномен, формирующийся под влиянием социокультурной среды и полоролевых стереотипов [Турецкая, 1998].

Итак, гендерные характеристики не обладают устойчи востью, но, напротив, олицетворяют собой изменение, про тиворечие, процесс. Так, С. Кесслер и В. Маккенна [Kessler, McKenna, 1978], исследуя процесс социального конструиро вания пола, пришли к выводу, что сопоставление различных способов интерпретации пола в разных культурах и суб культурах делает весьма неопределенными те объекты, с которыми соотносятся термины «мужчина» и «женщина». Их исследования предлагают «возможность альтернативного толкования половых различий и даже полного их отрица ния» [Джерджен, 1995, с. 54]. Аналогичные выводы можно встретить и в работах других исследователей, занимающих ся гендерными проблемами [Ушакин, 1999].

Таким образом, проблема гендерной психологии – по ловой дифференциации – в контексте феминистского под хода формулируется так: «половая дихотомия не может быть сведена к биологическим различиям мужчин и женщин, поскольку культурные сдвиги и научно-технический прогресс делают несущественными многие аспекты «природной»

22  дифференциации полов (физические параметры, специфи ка и уровень интеллектуальных способностей, прокреатив ные функции). Социальный символизм половой дихотомии поддерживается благодаря существующим социальным ин ститутам и принятым способам регуляции социальных от ношений. Наиболее эффективными средствами сохранения принципа дифференциации полов являются лингвистиче ские и понятийные структуры, которые формируют и под держивают социальные представления о мужском и жен ском и определяют значение самого понятия «пол» » [Hare Mustin, Marecek, 1990а, с. 4].

Теперь рассмотрим, как развивались гендерные иссле дования в отечественной психологии. Эта проблематика на чала разрабатываться совсем недавно, примерно с середи ны 90-х годов. До этого момента в советской психологии су ществовал период, который, по мнению И. Кона [1997], мож но определить как период «бесполого сексизма». В учебной и научной психологической литературе не было даже таких понятий, как «пол», «половые различия». Несмотря на тща тельное избегание изучения и анализа проблем психологии пола и межполовых отношений, иногда все же появлялись психологические работы, в которых эти проблемы затраги вались, чаще всего в контексте анализа половых различий.

Это работы Б. Ананьева [1969], Кона [1979], Т. Репиной [1984], В. Абраменковой [1988], В. Кагана [1987], И. Лунина [1988]. В 90-е годы количество психологических работ, по священных гендерной тематике, существенно увеличилось.

Теоретическими основаниями для данных работ в основном являлись: психология пола как раздел дифференциальной психологии и вопросы пола и взаимоотношений мужчин и женщин, рассматриваемые в классических психологических концепциях Фрейда, Юнга, Адлера, Хорни. Можно выделить следующие теоретические направления, в рамках которых отечественные исследователи проводят гендерно ориенти рованные изыскания: психология половых различий, жен ская психология, социально-конструктивистское направле ние.

  Психология половых различий – это раздел дифферен циальной;

психологии, изучающий различия между индиви дами, обусловленные или опосредованные их половой при надлежностью либо ассоциирующиеся с ней. Акцент в рабо тах этого направления сделан на выявлении различий меж ду людьми разного пола в психологических характеристиках и особенностях поведения. При этом изучаются такие во просы, как: значимость психологии половых различий и их оценка, причины и устойчивость психологических различий, обусловленных полом, половые различия и полоролевое поведение. Как подчеркивалось выше, на основе огромного эмпирического материала были зафиксированы определен ные различия в психологических характеристиках предста вителей мужского и женского пола. При оценке полученных результатов критике подвергались те варианты объяснений, в которых утверждалось мужское психологическое преиму щество. Большое внимание было уделено изучению проце дурных моментов в исследованиях, способных предопреде лить ожидаемые результаты. Итогом исследований половых различий в западной психологии явилось осознание факта наличия психологических различий между людьми разного пола не как статичного, а как процессуального феномена.

Причем важен не сам факт наличия или отсутствия межпо ловых психологических различий, но анализ контекста их создания и следствий неравенства, проистекающего из это го факта. Отечественные исследователи также обратились к изучению всего многообразия спектра проблем, порождае мых межполовыми различиями в психологической сфере.

Работы российских ученых, посвященные проблеме психологии половых различий, можно разделить на две группы: к первой относятся те, в которых представлены ре зультаты исследований западных психологов, освещающие различия в одной из сфер личности или в отдельной психо логической характеристике (Т. Виноградова и В. Семенов [1993], Т. Бендас [2000] и раздел о половых различиях в учебнике Либина [1999]). В указанных работах рассматри ваются результаты зарубежных исследований, посвящен 24  ных половой дифференциации в детском и взрослом воз растах. Особое внимание уделяется половым различиям в интеллектуальной сфере и сфере поведения. Отечествен ные авторы, как и их зарубежные коллеги, полагают, что за исключением параметров, обусловленных генетической программой созревания организма, большинство наблю даемых психологических различии между полами детерми нировано влиянием социального контекста. Ко второй груп пе относятся статьи, основанные на результатах собствен ных эмпирических исследований, посвященных изучению психологических различий между полами [Арутюнян, 1992;

Алешина, Волович, 1991;

Знаков, 1999;

Кудинов, 1998;

Ро манов, 1997;

Хасан, Тюменева, 1997]. Основная слабость этих работ заключается в отсутствии явной рефлексии тех теоретических подходов и концептуализации, в рамках ко торых проводилось исследование. Большинство авторов исходят из положения, что анатомо-физиологические раз личия между полами закономерно будут определять и раз личия в психологической сфере. Так, например, С. Кудинов, ссылаясь на работы, проведенные в школе Б. Ананьева, ут верждает, что «...пол как важнейший анатомо физиологический фактор, безусловно, сказывается на про явлении личностных особенностей человека» [1998, с. 27].

Авторы исследования, посвященного особенностям при своения социальных норм детьми разного пола, исходят из архетипических признаков женского и мужского начал, вы ражающихся в оппозициях понятий «мужское» и «женское»

[Хасан, Тюменева]. Поэтому они либо никак не объясняют выявленные различия в психологических характеристиках представителей разного пола, либо объясняют их влиянием традиционных полоролевых представлений. В качестве примера рассмотрим интерпретацию результатов очень ин тересного исследования В. Знакова, посвященного изуче нию макиавеллизма и феномена вранья. Макиавеллизм по нимается автором как склонность человека манипулировать другими людьми в межличностных отношениях, а вранье – как социокультурный феномен, типичный для российского   самосознания и вместе с тем неразрывно связанный с осо бенностями личности врунов. Одна из гипотез исследования заключалась в следующем: у женщин в среднем показатели макиавеллизма ниже, чем у мужчин;

соответственно, муж чины и женщины по-разному понимают вранье как явление межличностного общения. Выдвинутая гипотеза нашла под тверждение: макиавеллизм как поведенческая и личностная характеристика в большей степени присущ мужчинам, чем женщинам. Поэтому у последних психологические основа ния понимания ситуаций вранья в межличностном общении принципиально отличаются от мужских. Женщины понимают и интерпретируют ситуации вранья в межличностном обще нии, основываясь на необходимости поддержки и психоло гической близости с партнером (например, «врал;

чтобы же на не беспокоилась», «считал, что надо успокоить жену, проявить сочувствие»), а мужчины – с позиций сохранения компетентности и возможности управления ходом развития коммуникативного процесса (например, «врал, чтобы при встрече избежать выяснения отношений», «врал, чтобы его оставили в покое»).

Женское понимание ситуации вранья характеризуется диалогичностью и сочувствием, стремлением найти оправ дательные мотивы вранья. Мужское понимание ситуации можно характеризовать как основанное на ее интеллекту альном осмыслении с монологической, эгоцентрической по зиции. Во всех ситуациях мужчина должен быть самостоя тельным в принятии решений и сам контролировать любую ситуацию межличностного общения [Знаков, с. 68].

Как же объясняются автором выявленные половые различия? Объяснение строится преимущественно на тра диционных представлениях о гендерных различиях в ком муникативных стилях поведения и понимании сообщений в ситуациях межличностного общения. Традиционные ген дерные представления утверждают, что мужчин в общении отличает ориентация на себя, самоутверждение, самораз витие, доминирование и контроль над партнерами, а жен щин – ориентация на других, включающая самоотвержен 26  ность, заинтересованность в собеседниках и желание быть с ними.

Соответственно, понимание субъектом сообщения обу словлено его половой принадлежностью. Вербальная аг рессия, манипуляция и макиавеллизм, присущие маскулин ной позиции в общении, предполагают доминирующую и контролирующую интерпретацию сообщения. Фемининные ценности предполагают благожелательную и поддержи вающую интерпретацию сообщения, получаемого в процес се межличностного взаимодействия. Можно отметить, что авторы, знакомые с западной гендерно ориентированной психологической литературой, придерживаются социокуль турной парадигмы половых различий (Арутюнян, Алешина и Волович);

авторы, не использующие ссылки на зарубежные источники, склоняются к социобиологической парадигме (Знаков, Кудинов, Хасан и Тюменева).

Второе направление развития гендерных исследований в психологии можно определить как женские исследования в психологии. В этих работах акцент сделан на изучении психологии женщин. В основном это направление развива ется в рамках практической психологии, в контексте психо логической помощи женщинам, страдающим от внутрилич ностных конфликтов, психологического и физического наси лия и воздействия, сексуальных домогательств. Сторонни цы этой ветви исследования исходят из представлений о существующем глобальном угнетении женщин;

работают они в основном в психологических кризисных центрах по мощи женщинам. Совсем немного научных работ, подготов ленных в рамках данного направления гендерных исследо ваний в психологии. К ним можно отнести работы Л. Попо вой [1996], О. Митиной и В. Петренко [2000]. Объяснением слабого развития данного направления в отечественной психологии может служить неприятие феминистских идей в нашей стране.

Третье направление гендерных исследований в психо логии – это собственно гендерные исследования, которые проводятся в рамках социально-конструктивистского на   правления. Теоретическим основанием для этих исследова ний служит гендерный подход, который сконцентрирован на том, как специфическое поведение и роли приобретают ген дерную окраску, как в труде проявляются гендерные разли чия и как социальные структуры отражают гендерные цен ности и преимущества. Гендерный подход в психологии ориентирован на анализ последствий половой дифферен циации и иерархичности (мужское доминирование и женское подчинение), возможностей личностной самореализации в семейной и профессиональной сферах.

Наиболее распространенной в рамках гендерного под хода является социально-конструктивистская парадигма, которая задает рамки исследования механизмов формиро вания и воспроизводства мужественности и женственности, гендерной культуры, «создание гендера» в повседневности, в публичной и приватной сферах… 28  К. Хорни Уход от женственности (комплекс маскулинности у женщин глазами мужчин и женщин) [11] В некоторых своих последних работах Фрейд со все большей озабоченностью обращает внимание на опреде ленную односторонность наших аналитических исследова ний. Я имею в виду тот факт, что до недавнего времени объектом психоанализа преимущественно являлось созна ние мужчин и мальчиков.


Причина очевидна. Психоанализ – творение мужского гения, и почти все, кто развивал его идеи, тоже были мужчи нами. Естественно и закономерно, что они были ориентиро ваны на изучение сущности мужской психологии и понимали больше в развитии мужчины, чем женщины.

Тем не менее, важный шаг к пониманию специфики женской психологии был сделан самим Фрейдом, открыв шим существование зависти к пенису. Вскоре, в работе Ван Офюйзена и Абрахама было показано, какую большую роль играет этот фактор в развитии женщины и в формировании у нее невроза. Причина зависти к пенису была раскрыта сравнительно недавно, в гипотезе о фаллической фазе, ут верждающей, что в период инфантильной генитальной ор ганизации у обоих полов только одному половому органу, а именно мужскому, придается важное значение. Именно это и отличает инфантильную генитальную организацию от взрослой, окончательной. Согласно этой гипотезе, клитор понимается как фаллос, и мы полагаем, что первоначально и мальчики, и девочки считают их равноценными.

Фаллическая фаза частично способствует дальнейше му психосексуальному развитию девочки и частично его тормозит. Хелен Дейч в своих работах продемонстрировала в основном тормозящий эффект. Она придерживается мне ния, что при включении каждой новой фукнции, то есть в на чале пубертата, а затем – при вступлении в активную поло   вую жизнь, наступлении беременности и рождения ребенка, эта фаллическая фаза вновь реактивируется и ее приходит ся преодолевать каждый раз, чтобы сохранить именно жен скую полоролевую установку. Фрейд расценивает это влия ние как позитивное, так как считает, что только зависть к пе нису и ее преодоление рождают стремление иметь ребенка и таким образом формируют потребность в любви, основан ную на любви к отцу.

Возникает вопрос: дает ли нам эта гипотеза возмож ность расширить наши прежние представления о развитии женщины, которые и сам Фрейд считает неудовлетвори тельными и неполными? Для науки бывает весьма полезно бросить свежий взгляд на давно известные факты. Иначе возникает опасность, что мы невольно будем продолжать попытки укладывать все новые и новые наблюдения в ста рые схемы.

Новая точка зрения, о которой я хотела бы поговорить, возникла у меня под влиянием некоторых философских эс се Георга Симмеля. Он высказывает и развивает идею, ко торая, особенно с женской точки зрения, такова: вся наша цивилизация – маскулинная цивиллизация. Государство, законы, мораль, религия и наука – все это творение мужчин.

Симмель не только останавливается, как другие авторы, на выводе об униженном положении женщины, но и углубляет свою мысль: «Искусство, патриотизм, мораль вообще и со циальные идеи в частности, справедливость в ее обыден ном понимании и объективность научных теорий, энергия и глубина жизни – все эти категории по своей сути и содержа нию принадлежат человечеству в целом. Но по своему ре альному историческому наполнению – они мужские на сквозь. Предположим, что все эти ценности, рассматривае мые как абсолютные, мы определим единственным словом «объективные». Тогда мы обнаружим, что во всей истории человечества решающей силой обладает равенство: «объ ективный – мужской».

Симмель полагает, что причина, по которой так трудно признать этот исторический факт, состоит в том, что сами 30  мерки, которыми человечество оценивает женскую и муж скую природу, «не естественные, проистекающие из разни цы между полами, но по самой своей сути – мужские... Мы не можем поверить в чисто человеческую цивилизацию, в которую не входит вопрос пола, по той простой причине, что самой постановке, этого вопроса предшествует реально су ществующее, так сказать, наивное, отождествление понятий «человек» и «мужчина», понятий, для которых во многих языках не используется даже двух разных слов. Оставим пока разговор о том, является ли маскулинный характер нашей цивилизации необходимым следствием природы по лов или только следствием превосходства мужчины в силе, что, собственно, никак не связано с цивилизованностью. Во всяком случае, именно в маскулинности нашей цивилизации причина того, что в самых различных областях деятельно сти любые незначительные успехи презрительно называют «женскими», а выдающиеся достижения женщин уважи тельно именуют «мужскими».

Как любая наука и любые ценности, так и психология женщин рассматривается только с точки зрения мужчин.

При этом, исходя из своего преимущественного положения, мужчины неизбежно приписывают объективность своему субъективному, аффективному отношению к женщинам.

Психология женщин, по Делиусу, предназначается лишь для обслуживания желаний и разочарований мужчин.

Отметим еще один очень важный момент этой ситуа ции: женщины действительно приспосабливаются к желани ям мужчин и принимают эту адаптацию за свою истинную природу. Они видят (или раньше видели) себя такими, каки ми хотят их видеть мужчины, бессознательно усваивая под сказку мужской мысли.

Если нам ясна степень, до которой все наше существо вание, образ мыслей и действий приспособлены к меркам мужчин, то нам должно быть понятно, как трудно отдельно му мужчине и отдельной женщине от них отойти.

Вопрос состоит в том, насколько сильно, делая женщи ну объектом исследования, аналитическая психология под   падает под власть этого образа мышления;

до какой степе ни она еще не преодолела ту фазу, на которой предметом откровенного исследования могло быть только мужское развитие. Другими словами, насколько эволюция женщин в современном психоанализе изучалась по мужским меркам, и насколько сильно в результате этого искажены представ ления об истинной природе женщин.

Если посмотреть на обсуждаемый предмет с этой точки зрения, то нас просто поразит, что существующие в психо анализе представления о развитии женщин (независимо от того, верны они или нет) ни на йоту не отличаются от типич ных представлений мальчиков о девочках.

С эволюцией взглядов мальчиков мы знакомы. Поэтому я изложу их кратко, а для сравнения в соседнем столбце помещу современные научные взгляды на женское развитие (cм. табл. 1).

Сверхточные совпадения взглядов мальчика с научны ми еще не означает их истинности, хотя я не исключаю, что инфантильная генитальная организация девочки действи тельно может быть так потрясающе похожа на инфантиль ную генитальную организацию мальчика, как это считалось до сих пор.

Но, думаю, было бы целесообразно рассмотреть и иные возможности. Мы, например, можем последовать за ходом мысли Георга Симмеля и спросить: возможно ли, чтобы женская адаптация к мужскому представлению о ее психике имела место в столь раннем возрасте и до такой степени, чтобы полностью подавить собственную природу маленькой девочки? Позднее я вернусь к тому моменту в детстве девочки, когда, как мне кажется, действительно происходит «заражение» мужской точкой зрения. Но мне совершенно неясно, как все, дарованное девочке природой, может быть поглощено адаптацией к мужской точке зрения без всякого следа. Таким образом, мы должны рассмотреть вопрос – не является ли отмеченный мной удивительный параллелизм инфантильных и научных взглядов лишь вы 32  ражением односторонности наших наблюдений, сделанных с мужской точки зрения.

Таблица Представление о специфике развития мальчиков и девочек Представления мальчиков Научные взгляды Оба пола придают важное зна Наивное предположение, что у чение только мужскому полово девочек тоже есть пенис.

му органу.

Узнают, что у девочек нет пе- Печальное открытие девочки: у ниса. меня нет пениса.

Вера девочки: у меня раньше Идея: девочки – изувеченные, был пенис, он утрачен вследст кастрированные мальчики.

вие кастрации Вера в то, что девочки перене Кастрация понимается девочкой сли наказание, которое угрожа как наказание.

ет и им.

Отношение к себе как к низше Девочки – низшие существа.

му существу. Зависть к пенису.

Девочка так никогда и не может Мальчик не может себе пред преодолеть чувство своей не ставить, как же это девочка ко полноценности и униженности гда-нибудь сможет пережить своего положения и должна по свою утрату и преодолеть свою стоянно бороться с желанием зависть.

быть мужчиной.

Девочка всю жизнь хочет отом стить мужчине за то, что он об Мальчик боится ее зависти.

ладает чем-то, чего она лише на.

Естественно, такое предположение немедленно вызы вает внутренний протест, так как мы тут же напоминаем се бе о твердой почве практического опыта, на которой осно вывались все психоаналитические исследования. Но в то же время наши научные знания говорят нам, что эта почва не всегда надежна, ибо опыт по самой своей природе содержит субъективный фактор. Наш исследовательский опыт бази руется на материале, который пациенты выносят на анализ в виде свободных ассоциаций, снов, фантазий и симптомов,   а также на наших интерпретациях этого материала и заклю чениях, выводимых нами из этого же материала. Следова тельно, даже в тех случаях, когда психоанализ применяется корректно, всегда есть вероятность существования разных вариантов интерпретации и обобщения.

Если мы попытаемся освободить наше сознание от маскулинного способа мышления, почти все проблемы жен ской психологии предстанут в новом свете.

Первое, что поражает – это то, что в основу психоана литической концепции было положено различие между по лами в строении гениталий и при этом другое величайшее различие, а именно – различие ролей мужчин и женщин в воспроизводстве потомства, не рассматривалось вообще.


Влияние мужской точки зрения на концепцию материн ства наиболее ясно сказалось в исключительно блестящей генитальной теории Ференци. По его мнению, реальное по буждение к коитусу (его истинное, первичное значение для обоих полов) состоит в стремлении вернуться в материн ское чрево. Во время периода соперничества мужчина за воевывал привилегию снова проникнуть в матку, хотя бы посредством своих гениталий. Женщина, изначально нахо дившаяся в подчиненном положении, была вынуждена при способиться к созданной природой ситуации и была обеспе чена определенной компенсацией. Она должна была «до вольствоваться» суррогатами фантазий и, главное, вына шиванием ребенка, чье блаженство она разделяет. Самое большее, что ей «позволяется» – это разве что только при родах испытать наслаждение, в котором отказано мужчине.

Согласно этому взгляду, положение женщины – не из приятных. У нее отсутствуют первичные побуждения к поло вому акту, или, по крайней мере, она лишена права его пря мого, пусть даже частичного, совершения. Если это так, то стремление к половому акту и удовольствие во время него у нее должно быть гораздо ниже, чем у мужчины. Она ведь может наслаждаться только косвенным, непрямым образом – удовлетворяя до некоторой степени первичное стремле ние: частично окольным путем мазохистской конверсии и 34  частично отождествляясь с ребенком, которого она может зачать. Однако все это – только «компенсаторные механиз мы». Единственно, в чем у нее преимущество перед мужчи ной – в очень сомнительном удовольствии от акта деторож дения.

И тут я как женщина изумляюсь: а материнство? А бла женное сознание во время беременности, что в тебе заклю чена новая жизнь? А несказанное счастье предвкушения появления нового человека? А радость, когда он, наконец, появляется и ты первый раз держишь его в руках? А глубо кое наслаждение и удовлетворение от кормления грудью и счастье от того, что он нуждается в твоей любви и заботе? В беседе Ференци выразил мнение, что в начальный период [психосексуального] конфликта, который так печально кон чается для женщины, самец как победитель навязывает ей бремя материнства, включая все, что с ним связано.

Конечно, с точки зрения социальной борьбы материнст во может рассматриваться как бремя. В наше время это действительно некая «помеха», но весьма сомнительно, чтобы это было так в те времена, когда человек был ближе к природе. Более того, мы и зависти к пенису приписываем биологическое происхождение, а не социальное. Без всяких рассуждений мы утверждаем, что чувство социального не равенства появляется у женщины как рационализация за висти к пенису.

А ведь с чисто биологической точки зрения, в материн стве или в способности к нему женщина имеет неоспори мое, но почему-то не принимаемое в расчет, физиологиче ское преимущество. На бессознательном уровне знание об этом преимуществе содержится в психике мужчин и нашло наиболее ясное отражение в сильнейшей зависти мальчи ков к материнству. Мы знакомы с этой завистью как таковой, но она вряд ли рассматривается должным образом в ее ди намике. Когда начинаешь проводить сеансы психоанализа у мужчин после достаточно долгой практики среди женщин, сперва просто поражаешься, как сильна зависть мужчин к   беременности, деторождению и материнству, к женской гру ди и кормлению грудью.

В свете этого наблюдения, естественно было заинтере соваться, не происходит ли бессознательной интеллектуа лизации этого мужского стремления, а именно – в обесце нивании ими материнства? Они могут рассуждать, напри мер, так: женщина на самом деле попросту желает пенис;

а когда все сказано и сделано, материнство только лишнее бремя, которое затрудняет борьбу за существование, и мужчина должен радоваться, что ему не надо его нести.

Когда Хелен Дейч пишет, что комплекс маскулинности у женщины играет большую роль, чем комплекс феминности у мужчины, она, вероятно, не принимает во внимание, что за висть мужчины имеет гораздо большие возможности для успешной сублимации, чем зависть девочки к пенису, и что именно эта зависть служит одной (а возможно – главной) из движущих сил, побуждающих мужчин к созданию культур ных ценностей.

Сама наша речь, наш язык указывают нам на этот ис точник продуктивности в культуре. В исторические времена, как мы знаем, эта продуктивность была несравненно выше у мужчин, чем у женщин. Можно высказать предположение, что невероятное напряжение мужского порыва в любой об ласти творчества исходит именно от чувства, что он играет сравнительно малую роль в сотворении живых существ, и именно это постоянно подталкивает его к сверхкомпенсации в иных достижениях.

Если мы правы, установив эту связь, мы сталкиваемся с вопросом, почему же у женщины нет соответствующего им пульса для компенсации своей зависти к пенису? Есть две возможности: или зависть женщины уж очень мала по срав нению с мужской, или она компенсируется, хотя и менее ус пешно, каким-то другим путем. Можно привести факты в поддержку обоих предположений.

В доказательство большей силы мужской зависти мы можем указать на то, что представления об анатомической ущербности женщины могут существовать только с точки 36  зрения догенитального уровня развития. С позиций зрелой сексуальности – генитальная организация взрослой женщи ны вовсе не является ущербной, так как очевидно, что воз можностей для совершения полового акта у женщины ни чуть не меньше, они просто другие, чем у мужчины. А с дру гой стороны, вклад мужчины в репродукцию несравненно меньше, чем у женщины.

Более того, мы видим, что потребность мужчин умалять значение женщин несравненно сильнее, чем соответствую щая потребность у женщин. И как только мы усомнимся в справедливости мужской оценки, нам остается только при знать, что догма о неполноценности женщин прямо вытека ет из этого бессознательного мужского стремления. Но если это бессознательное стремление является реальной подоп лекой теории о женской неполноценности, то мы должны заключить, что порождающая его зависть чрезвычайно сильна.

В пользу взгляда, что женщины менее успешно субли мируют свою зависть к пенису, чем мужчины свою зависть к материнству, свидетельствует и вклад последних в культу ру. Мы знаем, что в благоприятных случаях это чувство за висти у женщины перерастает в стремление иметь мужа и ребенка и, возможно, таким образом приводит к снижению силы стимулов, побуждающих к сублимации. В неблагопри ятных случаях, как я после покажу подробнее, эта зависть перегружена чувством вины и не может быть плодотворной, в то время как мужская неспособность к материнству ощу щается, вероятно, просто как неполноценность и поэтому может без всяких внутренних запретов превращаться в мощ ную движущую силу.

В настоящей дискуссии я уже затрагивала проблему, которую с недавних пор Фрейд выдвигает на передний план, а именно вопрос о происхождении желания иметь ребенка.

В течение последнего десятилетия наше отношение к этой проблеме изменилось. Я позволю себе кратко изложить нача ло и конец исторической эволюции взглядов.

  Первоначальная гипотеза состояла в том, что зависть к пенису дает либидонозное подкрепление как желанию иметь ребенка, так и стремлению к мужчине, хотя эти жела ния возникают независимо друг от друга. Потом основной акцент в теоретических построениях все более и более пе реносился на зависть к пенису, и в своей последней работе Фрейд высказал идею, что желание иметь ребенка полно стью произрастает из зависти к пенису и разочарования по поводу его отсутствия, а нежное отношение к отцу возника ет только этим кружным путем: от желания иметь пенис и через желание иметь ребенка.

Эта последняя гипотеза очевидно исходит из потребно сти объяснить гетеросексуальное влечение с биологической и физиологической точки зрения. Она соответствует про блеме, сформулированной Гроддеком, который заявляет, что совершенно естественно, когда мальчик тянется к мате ри как к объекту любви, «но как получается, что маленькую девочку привлекает противоположный пол?».

Чтобы подойти к решению этой проблемы, мы прежде всего должны понять, что наш эмпирический материал, от носящийся к комплексу маскулинности у женщин, получен из двух источников, надежность которых сильно различает ся. Первый – это прямые наблюдения над детьми, тут субъ ективный фактор играет сравнительно небольшую роль.

Каждая маленькая девочка, у которой нет оснований для излишней робости, высказывает зависть к пенису открыто и без замешательства. Мы видим, что эта зависть типична, и достаточно хорошо понимаем ее;

мы понимаем, каким об разом нарциссическое разочарование от обладания чем-то меньшим, нежели мальчики, подкрепляется целым рядом обстоятельств, основанных на осознании ущербности сво его положения в связи с различиями возможностей напра вить либидо на объект в догенитальной фазе: мальчики об ладают явными преимуществами в связи с уретральным эротизмом, скоптофилическим инстинктом и онанизмом.

38  Я бы предложила зависть к пенису у маленькой девочки определять как «первичную», так как очевидно, что основа ее зависти – в анатомическом различии.

Второй источник, из которого мы черпаем свой опыт – это материал, полученный в результате применения психоана лиза в терапии взрослых женщин. Естественно, здесь труд нее сформировать суждение, и поэтому больше простора для субъективности. Нами установлено, что зависть к пени су и здесь является фактором огромной динамической си лы. Мы наблюдаем пациенток, отвергающих свои фемин ные функции, и наиболее частый бессознательный мотив при этом – желание быть мужчиной.

Мы встречаемся с фантазиями такого содержания: «у меня когда-то был пенис», «я мужчина, которого кастриро вали и изувечили». Из этих фантазий проистекает чувство неполноценности, а из него впоследствии самые разные ипохондрические идеи. Мы отмечаем отчетливо враждеб ное отношение к мужчинам, иногда принимающее форму пренебрежения, а иногда желания кастрировать или изуро довать их, и мы видим, как эта враждебность определяет судьбы многих женщин.

В результате мы приходим к выводу (особенно естест венному для маскулинной ориентации нашего мышления), что можно связать эти наблюдения с первичной завистью к пенису, и воочию видя, к каким последствиям она приводит, считаем доказанным a posteriori, что эта зависть должна об ладать непомерной динамической силой. Оценивая ситуа цию более в целом, чем в деталях, мы, как правило, не об ращаем внимания на тот факт, что желание быть мужчиной, столь знакомое нам из анализа взрослых женщин, в данном случае очень слабо связано с той ранней, первичной зави стью к пенису и является вторичным образованием, вопло щающим в себе все, что есть незрелого, недоношенного в развитии женственности.

Мой опыт неизменно убеждал меня, что Эдипов ком плекс у женщины ведет (и не только в экстремальных слу чаях, которые «плохо кончаются», а всегда) к регрессии,   вплоть до зависти к пенису всех возможных степеней и форм. Разница между происхождением мужского и женского Эдипова комплекса, как мне представляется (при некотором усреднении), состоит в следующем: мальчик отказывается от матери как сексуального объекта из-за страха кастрации, но в своем дальнейшем развитии не только утверждается в роли мужчины, но и акцентуируется на ней, и эта акцентуа ция является компенсаторной реакцией на страх кастрации.

Мы ясно видим это в латентном и в допубертатном перио дах развития у мальчиков, и в целом в их дальнейшей жиз ни. Девочка же, напротив, не только отказывается от отца как сексуального объекта, но отказывается и от женской ро ли вообще.

Чтобы понять этот уход от женственности, мы должны рассмотреть факты, относящиеся к раннему детскому она низму, являющемуся физическим выражением возбужде ния, связанного с Эдиповым комплексом.

Здесь снова ситуация представляется яснее у мальчи ков, хотя, возможно, у нас о них просто больше сведений.

Но может быть загадочность ситуации у девочек – это лишь следствие нашего привычного мужского взгляда на пробле му? Похоже, что так. Ведь мы даже не предполагаем нали чия у маленьких девочек какой-либо специфической формы онанизма и без всяких раздумий описываем их аутоэроти ческую активность как мужскую. А когда мы осознаем, что разница, конечно же, должна существовать, мы ее понима ем как негативную, а не как позитивную: то есть, в случае тревоги по поводу онанизма разница состоит в том, что од ним кастрация только угрожает, а у других она уже состоя лась. Мой аналитический опыт заставляет меня утверждать, что у девочек существует специфически женская форма онанизма (отличающаяся по технике от существующей у мальчиков). Но даже если предположить, что девочки прак тикуют исключительно клиторальную мастурбацию (это предположение никоим образом не кажется мне правиль ным), я не вижу почему, несмотря на эволюцию клитора, его 40  нельзя считать принадлежащим к женским гениталиям и со ставляющим их законную часть.

Из материалов, полученных в результате анализа взрослых женщин, весьма трудно определить, возникают ли органические вагинальные ощущения у девочек на ранней стадии генитального развития. На основании целого ряда случаев из моей практики я склонна заключить, что это так, и я еще буду ссылаться на материалы, на которых основано мое заключение. То, что вагинальные ощущения должны иметь место, кажется мне теоретически весьма возможным по следующим причинам. Несомненно, что известная жен ская фантазия, о том, как необычайно большой пенис со вершает насильственное проникновение, сопровождающее ся болью и кровотечением, угрожая что-то разрушить, должна свидетельствовать о том, что эдиповы фантазии у маленькой девочки основываются самым реалистическим образом (в соответствии с пластической конкретностью дет ского мышления) на диспропорции в размерах отца и ре бенка. Я также думаю, что как эдиповы фантазии, так и ло гически обоснованный страх внутренней (вагинальной) травмы подсказывают, что как вагина, так и клитор должны считаться играющими самостоятельную роль в ранней ин фантильной генитальной организации женщин. Из более позднего явления фригидности можно даже заключить, что вагинальная зона действительно более мощно нагружена либидо, чем клитор (судя по связанной с ней тревожностью и попыткам ее оборонять);

и именно поэтому кровосмеси тельные желания относятся к вагине с безошибочной точно стью подсознания. С этой точки зрения фригидность можно трактовать как попытку оградить себя от фантазий, слишком опасных для Эго. Эта точка зрения вдобавок позволяет по нять причину бессознательного чувства удовольствия, кото рое, как утверждают различные авторы, иногда сопутствует родам, а, с другой стороны – объяснить страх деторожде ния. Ибо именно роды (вследствие боли, возникающей из-за несоответствия размеров влагалища и ребенка) гораздо лучше, чем половое сношение, «приспособлены» для под   сознательной реализации подобных ранних кровосмеси тельных фантазий, причем такой реализации, с которой не связано чувство вины;

в то время как женская генитальная тревожность, подобно страху кастрации у мальчиков, неиз менно несет на себе отпечаток чувства вины и именно ему обязана своим продолжительным влиянием.

Следующий действующий в том же направлении фак тор – это определенное следствие анатомической разницы между полами. Я имею в виду, что мальчики могут осмот реть свои гениталии, чтобы проверить, имеют ли место ужасные последствия онанизма. Девочки, напротив, в бук вальном смысле «пребывают во мраке» по этому поводу и остаются в полном неведении: в порядке ли их гениталии?

Естественно, отсутствие возможности осмотра себя не мо жет сравниваться со случаями острого страха мальчиков перед кастрацией, но в случаях не столь выраженного стра ха, которые встречаются гораздо чаще, я думаю, что такое различие очень важно. В любом случае материал, собран ный мной в процессе психоанализа женщин, привел меня к заключению, что этот фактор играет значительную роль в женской ментальности и что он вносит свой вклад в ту осо бую внутреннюю неуверенность, так часто встречающуюся у женщин. И именно под давлением этой тревоги девочка не редко ищет убежища в роли мужчины.

Каков же выигрыш в уходе от женской роли? Я сошлюсь на опыт, имеющийся, наверное, у всех психоаналитиков:

они обнаруживают, что подсознательное желание быть мужчиной попадает, в общем, на сравнительно благоприят ную почву: однажды возникнув, оно становится устойчивым, так как является выражением стремления избежать осозна ния либидонозных желаний и фантазий, связанных с отцом.

Таким образом, желание быть мужчиной содействует по давлению кровосмесительных женских желаний или сопро тивлению их «вытаскиванию на свет Божий». Такой типич ный и постоянно повторяющийся опыт вынуждает нас, если мы верны психоаналитическим принципам, заключить, что фантазии о том, чтобы быть мужчиной, предназначены в 42  раннем периоде именно для того, чтобы оградить субъекта от либидонозных желаний, связанных с отцом. Фантазия «я мужчина» позволяет девочке «уйти» от женской роли, в дан ной ситуации – слишком перегруженной виной и тревогой.

Естественно, что попытка отойти от женского стиля жизни к мужскому неизбежно приносит чувство неполноценности, так как девочка начинает примерять к себе чужие притяза ния и оценивать себя мерками, чуждыми ее биологическому естеству, и при этом, конечно же, сталкивается с чувством, что она никогда не сможет соответствовать им полностью.

Хотя чувство неполноценности очень мучительно, ана литический опыт убедительно доказывает нам, что Эго пе реносит его легче, чем чувство вины, связанное с сохране нием женской полоролевой установки, и, следовательно, для Эго – несомненный выигрыш, когда девочка, избегая Сциллы-вины, ищет убежища у Харибды-неполноценности.

Для полноты картины я упомяну еще об одном преиму ществе, которое, как мы уже знаем, получает женщина от процесса отождествления с отцом, происходящего одно временно с принятием роли мужчины. Я, к сожалению, не могу ничего нового добавить к тому, что я уже излагала в моей более ранней работе.

Мы знаем, что сам процесс отождествления с отцом является одним из ответов на вопрос, почему уход от жен ских желаний, направленных на отца, всегда ведет к усвое нию полоролевой установки мужчины. Некоторые размыш ления над тем, что уже было сказано, открывают нам воз можность иной точки зрения на этот вопрос.

Известно, что когда либидо встречает препятствия на своем пути, практически всегда наблюдается регрессия и активизируется более ранняя фаза развития. Согласно по следней работе Фрейда, зависть к пенису представляет со бой стадию, предшествующую подлинной объектной любви к отцу. Такой ход мысли, предложенный Фрейдом, помогает нам понять ту внутреннюю необходимость, с которой либидо регрессирует назад именно к этой предшествующей стадии,   независимо от того, когда и в какой степени оно столкнулось с преградой кровосмешения.

Я в принципе согласна с замечанием Фрейда, что де вочка движется к объектной любви дорогой зависти к пени су, но я думаю, что природа этой эволюции может быть изо бражена иначе. Наблюдая в случаях регресса, какая значи тельная часть первичной зависти к пенису проистекает из периода, предшествующего Эдипову комплексу, мы должны отказаться от искушения интерпретировать все проявления такого элементарного закона природы, как взаимное влече ние полов, только в свете этой зависти.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.