авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

«Лев Лузин Издательство «Мелихово» Москва 2010 УДК 9(470)”19”(092) ББК 63.3(2)63 Л83 Лузин, Л. ...»

-- [ Страница 12 ] --

Ей помогает преодолеть тоску привычка к постоянным переездам… Ро дительница засадила всю нашу квартиру цветами, но все время хочет на простор. Летом мы возим ее в богатые южноуральские леса, и она душой отдыхает в них от цивилизации — берет (!) грибы и ягоды. А зи мой много гуляет по городу, общается с продавщицами ниток и вязаных вещей и сама, не отрываясь, вяжет для любимых детей и внуков удиви тельно красивые кофточки.

Мама старается освободить нас от кухонной работы. Она уже не просто что-то по-деревенски варит, а готовит по рецептам, которые пе реписывает отовсюду. Но странная русская природа и тут берет свое.

Поставив на стол блюдо, матушка начинает сомневаться в его вкусе — мол, что-то перетушила, что-то недосолила, а этого компонента и вовсе нет.

— Мама, зачем ты ругаешь еду, которую готовишь? — в который раз спрашиваю я.

Людмила Андрияновна в ответ только улыбается.

— Ты хочешь, чтобы после этого я тебя похвалил?

— Нет, сынок, — смущается она.

Я рассказываю маме, что на ее примере изучаю типичные черты русского характера. Наш человек привык все время прибедняться. Но, говоря что-то самоуничижительное, он втайне, в глубине своей проти воречивой души, считает совсем по-другому. И на самом деле его сло ва надо понимать наоборот. Услышав это, мама выдыхает: «Точно!», но прибедняться не перестает… В маминой комнате есть иконы, Библия. Она давно живет с Богом, но по-прежнему остается некрещеной. Долго готовится к походу в цер ковь и, наконец, отправляется туда. Возвращается спокойная и умиро творенная. Баушка Люда сама становится Любаушкой. И, наверное, если постараться, над нашим домом в центре мегаполиса можно уви деть кичиги...

В феврале 2009 года я еду в Абатск на 30-летие выпуска и заодно провожу презентацию своей книги «Мигранты». Мы с братьями Ар кадием и Степаном, сидя за щедрым сибирским столом, долго будем вспоминать всякие мелочи из нашей общей жизни. Аркадий поучился в сельхозтехникуме и сельхозинституте, а потом стал работать… то карем, сначала в сельхозтехнике, а после — в местном жилкомхозе.

Естественно, грамотного рабочего примечают, мой брат становится председателем участковой избирательной комиссии. Степан долго ра ботал учителем физкультуры, а когда в Абатске построили спортивный комплекс, брата назначили его руководителем. На презентации, пред ставляя меня, уже подзабытого в райцентре человека, говорят, что я «из клана Лузиных». Естественно, ничего против такой рекомендации не имею.

Наши особые эмоции вызывают воспоминания о дяде Юре Коно валове. Во время гулянок он пел арии из опер (особенно любил это делать, когда все уже угомонились и легли спать) и рассказывал уди вительные истории, которые потом едва ли не один в один талантливо воспроизвел деревенский парень с Алтая и любимый всеми россиянами юморист Михаил Евдокимов. Жены братьев Галина и Татьяна смотрят на нас с большим интересом, а сестра Наташа — понимающе, как свой парень, улыбается. Наташа работает пекарем — стоит целыми смена ми возле жаркой печки и даже не потеет, такой вот здоровый у нее сибирский организм. В доме сестры много книг (они по этой «позиции»

до сих пор соревнуются с мамой) и цветов. Дома Наташа отводит душу, занимаясь кулинарными «изысканиями».

К сожалению, во время приездов в Абатск в 2007-м и в 2009-м мне не удается побывать в родном Болдырево. Там по-прежнему живут мои одногодки — Юрий Лизунов, Анатолий Усольцев, Владимир Курятни МЫ — ВМЕСТЕ!

ков. Привет вам, мужики! Там же нашли себя Людмила Афанасьева (Пивсаева) и Татьяна Ситникова. Счастья вам, дорогие мои!

У меня в жизни все хорошо, только периодически ловлю себя на том, что никак по-настоящему не повзрослею. И туда, где уже длитель ное время действуют социальные институты и расчет, где у большин ства моих ровесников давно «только бизнес, ничего личного», я про должаю совать свою душу и свою страсть — как тогда, в конце 80-х.

Зная это, хорошие разгильдяи меня подначивают. В один из мартовских вечеров 2010 года звонит Коцеруба и «поздравляет»: президент внес в Законодательное собрание Челябинской области кандидатуру Михаила Юревича для утверждения на должность губернатора. Я успеваю оста новить в типографии первую полосу и ставлю в номер сенсационное сообщение. На следующий день звонит Шумский:

— Ну, че, ты уже отмечаешь приход нового начальства?

Разгильдяи вспоминают факультет Естественно, при встречах мы вспоминаем факультет, а еще боль ше — наших ребят. Шокирует известие о смерти Евгения Анисимова.

Он просто блестяще работал в «Комсомолке», выдавал в ежедневном режиме свои комментарии. Читая их, я поражался мастерству и рабо тоспособности, как любой пишущий человек, понимал, что это работа на износ… Как это ни странно, но многие мегазвезды из нашей среды в реаль ной журналистской жизни оказываются на скромных позициях. И куль товый Сергей Соловьев, и брутальный бригадир грузчиков Сергей Нох рин ничем сверхъестественным в екатеринбургской журналистике не отмечаются. Нохрин работал в газете «На смену», затем — в Сверд ловской телерадиокомпании. Соловьев — в каких-то малоизвестных изданиях (пытался уточнить у свердловчан-екатеринбуржцев — ничего сказать не могут). Помню, как во время посиделок в пельменной, что неподалеку от Исети (еще одно культовое журфаковское место!), Нох рин все время называл меня Азазелло. Сам он, естественно, был Во ландом. А на прощании с факультетом на пятом курсе журфаковки по хулигански и любовно спели: «А знаешь, Нохрин, пошел ты на хрен!».

Недавно я с удивлением узнаю, что Соловьев по национальности — манси. А потом, летом 2001 года, приходит весть о смерти Нохрина.

В один из дней он и Соловьев пойдут в ресторан вместе с будущими спонсорами книги. Возникает конфликт. В итоге Сергея очень сильно изобьют. Врач удивится, что он после произошедшего прожил еще не сколько дней. Нохрин был настоящим русским мужиком — здоровым, сильным, талантливым, но кто-то был так зол, что отбил у него все вну ПОКОЛЕНИЕ- тренние органы, было ощущение, что человека сбросили с огромной высоты. Во всех смыслах этого слова.

Он умер от разрыва аорты, кто-то из друзей написал, что трещины жизни проходят через сердце поэта. Да, поэта, ибо Нохрин, этот боро датый мачо, сам вид которого в колхозе пугал многих журфаковцев, на самом деле был очень тонким человеком и никаким не журналистом, а настоящим русским поэтом. В 1989 году на фестивале в Бийске он стал обладателем экзотического титула «Махатма российских бардов».

После смерти его жена Анна Мясникова издала два тома стихов Сер гея. На факультете эту невысокую девушку с детским лицом все звали Анюткой. Она выпускала талантливые газеты для школьников и любила Нохрина с 18 лет. В интервью после выхода двухтомника Анюта рас сказала, что ждала, пока он жил с другой семьей, прощала его загулы и случайных женщин — знала, что поэт все равно придет к ней. Книги помогали издавать наши люди, в частности, Юрий Пургин, но он просил это не афишировать. В сборнике есть удивительно пронзительные вос поминания журфаковцев о Сергее. «В нем природное русское шутов ство, которому невозможно научиться, — пишет Дмитрий Шеваров. — Оно — от наших просторов, от нашей воли и неволи, от причудливой исковерканности быта, в котором без юмора и улыбки, без насмешки над собой выжить невозможно». Олег Балезин: «Иные рвут на груди рубаху, заходятся в экстазе от этакой судьбы. А Нохрин как бы со сторо ны иронично на себя поглядывает, понимая, что навсегда “прикноплен” к “бесконечной зиме”. Но за этим незлобивым юмором и словесными играми, за насмешкой над собой — боль».

Из огромного количества стихов Нохрина я выбрал три.

Россия В России все готово для зимы.

Скучны дороги, просеки угрюмы.

Могучие российские умы Ворочают космические думы.

Последние задумчиво гремят В извилинах, форсируя овраги, Как будто на молочный комбинат Кривой шофер привез пустые фляги.

Несуетна провинция, как встарь, Живет спокойно под свою сурдинку.

Но все идет лениво, как пескарь На вялую осеннюю малинку.

МЫ — ВМЕСТЕ!

Попробовав заморское вино, Закурит папироску и обронит Весомо и значительно: «Говно.

Кузьминична гораздо крепче гонит».

Уралу Надеюсь, ты простишь меня, Урал (я бы простил, наверное, за это), Что я тебя в стихах не воспевал, Как воспевать положено поэту, Что я не называл тебя «седым»

(мне тошен ложный пафос в этом слове), Не смаковал над отчим домом дым И гимн не пел густому дыму домен.

Прости, Урал, что я не воевал (мы разошлись дорогою с войною), Врага не бил, победу не ковал И не кричал «ура!» со всей страною.

Но я, Урал, вот крест тебе — не врал.

Проверь, коли не верится, построчно.

Не делал «вал», стихов не воровал, Не прятался, не бил, не убивал.

И это знаю абсолютно точно.

*** Хорошо исчезнуть, не оставив Ни детей, ни песен, ни долгов.

Незаметно, будто бы растаяв В общей веренице облаков.

От Свердлова к Цою — в никуда… Екатеринбург, май 2010 года.

— Ну и друзья у нас с тобой, Левка, один еврей, другой хохол, — Шумских уже в который раз прикладывается к бутылке с минералкой и после некоторого раздумья делает глоток.

— Да какой Трякин еврей! Настоящие евреи не живут ни в пустыне Израиля, ни в Биробиджане.

— Ты хочешь сказать, что им хватает всего мира?

— Порой и его не хватает.

ПОКОЛЕНИЕ- — Это что за антисемитизм?

— Это ты мне, Льву, говоришь?!

— Не примазывайся, ты — сибирский деревенский паренек! Вот Пургин — другое дело!

— Да, его барнаульская медиафирма сейчас все время на слуху.

— Я один раз к ним заходил, там планерка шла. От Юры все крас ные выскакивали.

— Не от Юры, Сергей Иванович, а от Юрия Петровича.

— Ну, извините, Лев Николаевич!

— По моим наблюдениям, Серега, нашим разгильдяям не очень-то весело живется в их супергородах.

— А ты часто сейчас говоришь с Коцерубой?

— Очень редко. Раньше чаще трепались.

— Шура в последнее время похож то на хохла, то на москаля.

— Не только это. Когда он начал работать в своем интернет издании, с ним просто невозможно стало говорить — все время чего-то ищет и быстро-быстро пишет.

— Да, это еще одно отрицательное влияние Интернета.

— Так же бывает, когда он переходит с места на место. Хорошо хоть Ира и Настя его поддерживают.

Мы уже второй час сидим возле памятника Свердлову напротив род ного университета и ждем Трякина и Коцерубу, которые вместе добира ются на «историческую» встречу выпускников из Москвы. Помнится, на первом курсе нам показали ракурс, когда палец «пламенного револю ционера» на опущенной руке превращается совсем в другой орган. Нас какое-то время это забавляло. За 25 лет ничего не изменилось, Яков Ми хайлович такой же обсиженный птицами, только «загорать» возле него с пивом уже нельзя. А выпить чего-нибудь хочется все больше. Но хороших разгильдяев нет, их телефоны «вне зоны действия сети».

— Надо бы на могилку Гриши Булатова сходить, — говорит Шумский.

— А где ее искать?

— Матери его уже нет, а у коллег лучше не спрашивать.

— Гриша был, конечно, кадр. Я его в последнее время чаще вспо минать стал.

— Я тоже. А вот скажи мне, Лев Николаевич, случайно ли слово «Европа» так хорошо рифмуется со словом «попа»?

— Экий ты неполиткорректный!

— Сам такой!

— Недавно я услышал комментарий в «Евроновостях». Мол, в Рос сии до сих пор осуждается нетрадиционная сексуальная ориентация.

— Да пошли они в ж…!

— Так проще всего сказать!

МЫ — ВМЕСТЕ!

— Мне непонятна природа их самоуверенности. Голубизна есть ведь не только на Западе, но и в странах «третьего мира», но она там скрывается, люди стесняются этого отклонения в здоровье. А эти?!

Мало того, что их мэры-гомосексуалисты устраивают гей-парады, так еще и других учат так жить.

— После таких слов тебя точно не пустят в Евросоюз!

— Моя мама очень возмутилась, когда услышала, что пожилая жен щина, руководитель одной европейской страны, объявила о решении узаконить свои отношения с подругой. Совсем, говорит, старухи с ума сошли. Жили бы себе тихо, так нет...

— Твою маму тоже не пустят в Европу!

— Смех смехом, но отношение к содомии — это последний бастион, который не должен сдавать Западу русский человек.

Наш «судьбоносный диалог» прерывает до боли знакомый голос:

— Ну и пробки в вашей России!

— Да не в России, а в Екате!

— Зато в автобусах никого не взрывают!

Трякин уже не лохматый и черный, а до блеска бритоголовый и какой-то странно благостный.

— Я предлагал ему взять такси, — разъясняет Коцеруба, — нет, го ворит, будем экономить.

— Да тут и на такси не разгонишься! — Шумских тискает Трякина в объятиях. — Мы же сказали, что компенсируем тебе дорогу!

— Ты еще скажи, что зарабатываешь деньги непосильным тру дом, — говорю я вместо приветствия.

— Прошу не оскорблять представителя богоизбранного народа, — парирует Трякин. — А ты стал еще блондинистее!

— Прошу не трогать мою седину!

— Ладно — 1:1! — «мирит» нас Шумский.

— А что, теперь наш город называется Екат? — деловито осведом ляется иерусалимский гость.

— Ну да, молодежь говорит то Екат, то Ебург.

— А давайте поищем наш Свердловск!

Мы бредем по знакомой улице с незнакомыми вывесками. Трякин демонстративно пьет пиво, наряд белобрысых курсантов-милиционеров этого не замечает. Шумский осаживает Шуру, который собирается по шутить и по этому поводу:

— Не мешай человеку впитывать Родину!

— Хорошо, Сергунька!

— Да не Сергунька, а Сергей Иванович.

— Вот именно, — поддакивает Трякин. Он заступается за Шумско го, к которому привязан как ребенок.

ПОКОЛЕНИЕ- …Стены ресторана, где мы собираемся, наверное, никогда не слы шали таких песен. Сначала:

Был парень он что надо, Отважен и хитер, Шагал под вой снарядов Веселый репортер… А потом пошли колхозные:

Топится, топится в огороде баня!

Женится, женится мой миленок Ваня!

Потом Трякин поет на бис что-то еврейское. На пути из ресторана видим, как у стены Цоя кучкуются подростки. Мы старикуем по пол ной — жмем им руки, желаем успехов. Они смотрят на нас немного удивленно: взрослые дядьки явно не в адеквате. Мы идет дальше и ти хонько подвываем Трякину, затянувшему «Хава нагилу». Про сортир и «Роллинг стоун» и про перемены петь никому не хочется...

Тигрантика — Уважаемые пассажиры! Наш самолет произвел посадку в аэро порту города Цой, столице Тигрантики. Температура воздуха плюс 25 градусов, ветер три метра в секунду. Добро пожаловать в лучшую страну мира! — голос стюардессы звучит оптимистично и заворажи вающе, словно она делает не дежурное объявление, а проводит сеанс гипноза. Я не отрываюсь от иллюминатора. Аэропорт окружен какими-то невероятно зелеными деревьями, вокруг него летают небольшие верто летики. Как сказал Трякин, один из них заберет меня и доставит в мой новый дом. А через три часа — премьера.

Привычный к дальним переездам Трякин первым из нас перебрался в Тигрантику, прямо в год ее основания. Десять лет назад в Тихом океа не неожиданно был обнаружен гигантский остров. Он словно всплыл из бездны, над загадкой его появления сейчас бьются ученые всех стран реального мира. В самой Тигрантике такой вопрос не стоит, для ее оби тателей достаточно веры в то, что это материализация их мечты. Остров такой большой, что вполне может называться новым материком. В год его появления тигры-62 решили основать здесь новое государство. Жить в Тигрантике могут тигры-62, все люди, родившиеся под этим знаком, а также те, кто прошел романтик-тест. Совет безопасности ООН долго совещался, но в конце концов дал свое согласие на учреждение новой МЫ — ВМЕСТЕ!

страны, всех успокоило, что никакой опасности от нее исходить не может по определению. Королем Тигрантики стал Мизам Зайнал Абидин, прин цессой — Астрид Бельгийская. Президентом — Филипе Кальдерон, вице президентом — Альваро Марсело Гарсиа Линера. Премьер-министры сменяют друг-друга каждые шесть месяцев — Сергей Кириенко, Владо Бучковский, Мило Джуканович. Министрами у них Анатолий Сердюков, Алексей Миллер, Сауат Мынбаев, Армен Мовсисян, Дорис Бурес, Еле на Бахмутова, Николай Ашлапов, Хавьер Лозано Аларкон, Тынис Лукас.

Председателями парламента по очереди работают Трайко Веляновский, Артур Товмасян, Никола Поповский. В нем заседают Константин Коса чев, Алексей Митрофанов, Евгений Ройзман, Олег Денисенко, Махарбек Аушев, Константин Ветров, Алессандра Муссолини, Лилит Галустян, Свя тослав Насташевский, Кристофер Брайант, Дэвид Борроу, Марк Бегич, Риккардо Луменго, Любовь Стасив, Арам Сафарян, Тарон Саакян, Аору тюн Памбукян. Мэром столицы, города Цоя, работает Кирсан Илюмжи нов, губернаторами провинций стали Дмитрий Зеленин, Виктор Зимин, Аскар Мырзахметов и Мурат Ахеджак. Такая пестрота в управленческой элите позволяет охватить весь политический спектр и достичь 100-про центной толерантности. Борьба за власть, система сдержек и противо весов и прочая политическая дребедень на Тигрантике сразу стали не уместными и непродуктивными.

Особо отличившимся тиграм-62 правительство сразу предоставля ет не очень роскошные, но очень комфортабельные виллы на берегу океана. В них поселились Дмитрий Хворостовский, Деми Мур, Джим Керри, Том Круз, Джоди Фостер, Мишель Йео, Александра Захарова, Андрей Соколов, Валерий Тодоровский, Андрей Панин, Олег Фомин, Игорь Угольников, Сандра Крету, Батырхан Шукенов, Сергей Минаев, Джон Бон Джови, Григорий Лепс, Светлана Разина, Игорь Корнелюк, Михаил Турецкий, Гарт Брукс, Виктория Руффо, Мэттью Бродерик, Юрий Стыцковский, Эвандер Холифилд, Рууд Гуллит, Гунде Сван, Джо ванни Капрара, Маркус Мерк и другие звезды. Для Виктора Пелевина, который на удивление быстро согласился стать гражданином Тигран тики, построили виллу на высокой скале с небольшим аэродромом, на который могут приземляться самолеты из мира грубой реальности. Но пока никто не видел, чтобы Виктор принимал кого-то извне. Все знают, что он работает над очередным романом, действие которого происхо дит «где-то в Тихом океане».

Всем остальным гражданам Тигрантики тоже не приходится долго ждать жилья: после появления в стране технологии непрерывного на ностроительства возведение любого дома — не проблема. Проблема в другом — не перестараться и не нагородить обычных зданий боль ше, чем сможет выдержать аура нового континента, не приемлющая ПОКОЛЕНИЕ- ничего стандартно-просчитанного. Когдя я после выхода своей книги «Поколение-62» получил приглашение поселиться в Тигрантике, даже не стал спрашивать, где стану жить — уже был достаточно наслышан об атмосфере новой страны, Трякин об этом взахлеб рассказывал в каждом виртуальном контакте. После того как видеосвязь начала пере давать запахи, новая страна стала еще привлекательнее — в ней пах нет то горько-сладким материнским молоком, то свежестью эскимо, то свежевыжатым апельсиновым соком. Аура острова чутко улавливает движение твоей мысли и желания и тут же воспроизводит его. Если кто то подумает о вещах неприятных, они тут же обволакивают этого не счастного человека. Таких случаев в Тигрантике практически не было… После прохождения теста Трякина определили на работу в мини стерство приема, где он довольно быстро дослужился до главного экс перта по человеческой настоящности. Серега поразил всех тем, что буквально с первой минуты раскусывал, кто перед ним. И если при езжий кандидат на получение гражданства привирал насчет своих за слуг перед тигровой романтикой, ему это сразу говорили, какими бы ни были заслуги этого человека в оставшемся за океаном мире жесткого реализма. Шура Коцеруба в Тигрантике наконец-то реализовал свою давнюю мечту — открыл «Кухни народов мира». В огромном здании с дышащими стенами он разместил рестораны всех известных стран.

Но самое удивительное было не в этом. В городе Цое Сашка смог при менить свою давнюю бизнес-идею. И теперь он и его помощники могут приехать в любую точку Тингрантики и по заказу клиента приготовить в его доме блюдо той или иной кухни. Мало того, они создают атмосферу страны, поют ее песни, танцуют вместе с клиентами ее танцы. Во время последнего виртуального контакта Саша пожаловался, что Хворостов ский на удивление однообразен. Мы, говорит, разучили сложнейшие блюда — французские, тайские и другие, а Дмитрий все время просит приготовить сибирские пельмени и спеть «Когда имел златые горы и реки, полные вина!» Шумский тоже идеально вписался в Тигрантику.

В ее главном мечта-театре под открытым небом уже идут две его пье сы — «Замужняя невеста» и «Аэродром подскока». Сегодня премьера третьей — «Про уродов и людей». Над ней Серега долго работал еще в вульгарном мире, оставшемся за океаном. На премьеру он пригласил весь бомонд Тигрантики.

При подлете к своему дому узнаю еще одну приятную новость.

Оказывается, он выполнен в виде корабля, который в любой момент может отчалить в океан. Соседями у нашей семьи оказываются доро гие мне люди — мои братья Сергей и Аркадий Лузины, Шура Коцеру ба, Серега Шумский, Серега Трякин, Слава Куликов, Миша Кулешов, Саша Лавров и одноклассники — Юра Турунов, Игорь Чибисов, Коля МЫ — ВМЕСТЕ!

Чупин и Володя Вавилов. Неподалеку от дома расположился неболь шой зоопарк, в котором, помимо тигров и львов, есть много других парных животных.

Я немного вздремнул после душа. Меня разбудил голос мамы: «Сы нок, вставай, пора на премьеру!» Софи, дети и друзья были уже в сбо ре. Подлетая к театру, я заметил красную дорожку и много радостных возбужденных лиц вокруг. Мы хотели пройти мимо, но распорядитель праздника показал рукой: вы должны следовать по этой «тропинке».

«Твоя работа?» — спрашиваю Трякина, который стоит за спиной и улы бается во весь рот и даже не высовывает, как раньше, кончик языка.

Вспышки аппаратов с непривычки меня чуть не ослепляют! С удивлени ем замечаю, что Трякина, Шумского и Коцерубу происходящее ничуть не смущает. «Как быстро, однако, они привыкли к вниманию». В холле театра мы оказываемся в кольце репортеров.

— Они давно ждали, когда хорошие разгильдяи появятся вместе, — шепчет Трякин.

— Наше совместное проживание позволит Тигрантике решить ее главную задачу, — излагает Шумский, когда мы рассаживаемся в его авторском ложе. — Теперь четырехгранную ауру «хороших разгильдя ев» увеличат, она соединится с главной аурой острова и его обитатели станут бессмертными.

— А почему вы раньше мне это не сказали?

— В этом все и дело, — поясняет Шура. — Главное условие было в том, чтобы ты приехал, движимый своими первородными, искренними чувствами.

— А что, разве настоящих друзей мало?! — удивляюсь я. — Возьми те любой двор, любую школу любой страны — там столько искренности, что хоть отбавляй!

— Весь фокус в том, что друзьям должно быть за 40, только тогда их отношения проверит время, — почти заговорщицки поясняет Шум ский. — Тут уже было несколько неудачных попыток. Сначала хотели глобализовать ауру двух африканцев, ну, типа они самые естествен ные. Однако небо не засветилось. Видимо, мало в этих парнях осталось первородного, цивилизация белых занесла в их души какую-то бацил лу. Потом решили, что двух человек недостаточно — аура не может устояться. Были попытки с четырьмя англосаксами, потом с четырьмя азиатами и латиноамериканцами. Но небо не откликалось: оно проти вилось тому, что слово «друг» приобрело гомосексуальный смысл и не воспринимало дружбу даже с малейшей примесью расчета или, напро тив, необязательности.

— Давно понял, что природа не толерантна, как западное обще ство, — радуюсь я подтверждению своих мыслей.

ПОКОЛЕНИЕ- — И вот решили попытать счастья на русских, — улыбается Шура. — Как будто сразу непонятно было!

— А в твоем незнании был главный ключик к этой тайне, — подыто живает Трякин. — Но давайте не будем отвлекаться, действо уже на чинается.

Cпектакль проходит «на ура». Тигрантийцы смеются, как дети, на блюдая за приключениями алкашей из мира жесткого реализма.

— Им что, не жалко этих людей? — спрашиваю я в антракте, когда мы, скрываясь от любознательных тигрантийцев в ложе автора, пьем безалкогольный напиток радости.

— В отличие от людей из мира жесткой реальности, они не просто их жалеют, а помогают, — говорит Шура.

— Это как?

— Положительные эмоции сегодняшнего представления не рассы паются в разные стороны, — поясняет Шумский, — они образуют облач ко, которое улетает в известный тебе мир и осыпается на разуверив шихся людей.

— Так они что, не просто смотрят и смеются, а выполняют мис сию? — не унимаюсь я.

— Тут ты опять не прав, — улыбается Трякин. — Их эмоции прине сут пользу только тогда, когда будут искренними. Они смеются не над людьми, а над тем, что люди эти никак не поймут простых истин.

— Ладно, с этим почти понятно, — продолжаю я, — но мне не совсем понятно другое. Если никто не будет умирать, как в этом бессмертном мире поместится столько людей?

— Когда нас станет больше, мы будем излучать гораздо больше положительных эмоций, — почти торжественно «вещает» Трякин, — и тогда они накроют всю землю!

— И вся земля станет Тигрантикой! — вскрикиваю я, удивляясь и радуясь, что все в наших мечтах так реально.


— Вот именно! — хором кричат «разгильдяи».

— Но ведь Земля тоже не безразмерна!

— Какой ты въедливый! — смеется Трякин. — Тут тоже все понятно.

Накрывая землю, наши положительные эмоции положительно действу ют только на добрых людей.

— А остальных что, уничтожают?

— Ну, зачем так грубо, — автору премьерной пьесы хочется, наконец, услышать добрые слова о своем творчестве, а его друзья-«разгильдяи»

снова о мировых проблемах. — Тут, Левка, не мыслят и не чувствуют так одномерно. Остальные, кто не способен воспринять положительную энер гию и направить ее на других людей, просто выпадают из поля мечты и умирают естественной смертью человека из мира жестокой реальности.

МЫ — ВМЕСТЕ!

— Но у них всегда есть шанс присоединиться к нам? — робко пред полагаю я.

— Молодец! — вновь кричат разгильдяи. — Ты уже стопроцентный тигрантинец!

— Ну, а если все люди мира возьмут и исправятся? — использую я последний аргумент.

— Мир бесконечен, сын мой, добрым людям в нем всегда места хватит, но так будет еще не скоро, — говорит голос, льющийся откуда то сверху, и я не пойму, кому он принадлежит. Небо на мгновение оза ряется радугой. Тигрантийцы стоя аплодируют минут десять. Нас за валивают цветами. «Примазались к моей славе», — бурчит сияющий Шумский и приглашает всех на фуршет. Меня знакомят со всеми звез дами. Шумский болтает с Деми Мур как с давней знакомой.

— Ты че, Серега, уже успел с Деми Мур поделиться секретами? — шепчу я ему на ухо банальнейшую шутку.

— Скорее наоборот! Демушка давно просит, чтобы я написал пьесу о ее первых годах в кино.

Деми — бывалая светская тигрица — чувствует, что речь идет о ней:

— Спасьибо вам, ребьята! — и уже обращаясь только ко мне: — Мо лодьец, что прийехал!

…Я просыпаюсь ночью в гостиничном номере. В нем стоит невоз можное алкогольное амбре и нет даже намека на приятные запахи Тигрантики. Стараюсь вернуть себя в «грубую реальность». Встаю и, пытаясь унять головную боль «после вчерашнего», выпиваю стакан воды. Закутавшись в одеяло, выхожу на балкон. Небо звездное. Вот Большая Медведица, а это, наверное, Полярная звезда. Где-то там, далеко-далеко, плывут Меркурий, Нептун, Сатурн и Юпитер, влияю щие на нас, тигровых львов 62 года. И где-то там же, в космической дали, висят дорогие мне кичиги. Пора бы знать, как их искать. Вернусь домой, попрошу маму-Любаушку, чтобы показала.

Где же ты, Тигрантика?! Как мне жить без тебя?!

Где-то далеко падает звезда, я успеваю загадать желание. Нет, не все, далеко не все еще потеряно! Я буду хранить тебя, Тигрантика, в своей душе! И наполнять тобой заблудших. А еще я знаю, что через пару часов на востоке взойдет звезда по имени Солнце! Ее нам оставил Витя. Оставил, чтобы мы и дальше согревали свою планету… Белый снег, серый лед На растрескавшейся земле.

Одеялом лоскутным на ней — Город в дорожной петле.

ПОКОЛЕНИЕ- А над городом плывут облака, Закрывая небесный свет.

А над городом желтый дым, Городу две тысячи лет, Прожитых под светом Звезды По имени Солнце… И две тысячи лет — война, Война без особых причин.

Война — дело молодых, Лекарство против морщин.

Красная, красная кровь — Через час уже просто земля, Через два на ней цветы и трава, Через три она снова жива И согрета лучами Звезды По имени Солнце… И мы знаем, что так было всегда, Что Судьбою больше любим, Кто живет по законам другим И кому умирать молодым.

Он не помнит слово «да» и слово «нет», Он не помнит ни чинов, ни имен.

И способен дотянуться до звезд, Не считая, что это сон, И упасть, опаленным Звездой По имени Солнце… (Виктор Цой. «Звезда по имени Солнце») Источники вдохновения и информации Выражаю благодарность: планете Земля — за приют, России — за ощущение значимости, своей памяти — за то, что она есть, маме Любаушке — за подаренную жизнь и кичиги, жене и музе Софи — за счастье, понимание и терпение, детям — за любовь и внимание, дру зьям — за верность, родственникам — за доброту, землякам — за вклад в мое миропонимание. Ровесникам всех стран — за сопричаст ность. Коллегам — за профессионализм и критику. Издателям — за ши роту взглядов. Особое информационное спасибо: Википедии и другим интернет-ресурсам (сайты Interfax.ru, Apn.ru, Rian.ru, Lenta.ru, Zvezdi.ru, Demoscope.ru, Statistika.ru, Astro-goroskop.ru, Platonicus.ru, Materick.ru, Taina.aib.ru, Vrt.al.ru, Zvezdakino.narod.ru, Wap.tsoy.forum24.ru, Foat shaikhov.narod.ru, Taday.ru, Memorium.cjes.ru, Zonakz.net, Freeas.org, Old.altynbek.kz, Rosbalt.ru, Lurkmore.ru, Lleo.aha.ru, Amorozov.ru, Каsparov.ru, Compromat.ru, Delo001.ru, InoСМИ.ru, Hvorostovsky.net, Bestreferat.ru, Days.peoples.ru, Viperson.ru, Metalinfo.ru, Topos.ru, Damotvet.ru, Rusnord.ru, Lych.ru и т. д.), журналу «Newsweek», газетам «Аргумен ты и факты», «Известия», «Труд», «Российская газета», «Московский комсомолец», «Новая газета», «Деловой вторник», «Независимая га зета», «Челябинский рабочий», «Вечерний Челябинск», Энциклопедии Челябинской области, Первому телеканалу, каналам «Россия 1», «Рос сия 2», «Россия К», НТВ, ТВЦ, радио «Эхо Москвы».


(Апрель 2009 — август 2010 года, Челябинск).

Автор просит присылать отзывы на электронный адрес: lnl@chelrabochy.ru.

И звонить по телефонам: 8(351) 266-59-19, 8-902-893-11-99.

СОДЕРЖАНИЕ Эмоции как документ эпохи...................................... МЫ — ОСОБЕННЫЕ........................................... Разгильдяи на подпольном концерте.............................. А не написать ли мне гимн?...................................... Ночь перед рождением......................................... Наш гороскоп.................................................. МЫ ИДЕМ!................................................... Мировой рев тигровых львят-62................................. Родной 62-й.................................................. Первые шаги................................................. Партизанская закалка......................................... Малая родина................................................. Дядя Витя, тетя Пана, Аркадий и все наши........................ Покорение райцентра.......................................... Первые звезды поколения...................................... МЫ В 80-е и 90-е............................................. Брожение на первом курсе...................................... Инна, Андрей и Андрей......................................... Золотая молодежь............................................. Из жизни хороших разгильдяев.................................. Учиться и писать не забываем................................... Встреча в Орске.............................................. По коридорам водят льва....................................... Колхозный «маразм».......................................... Парень с гитарой.............................................. Политика нас достает.......................................... Софи........................................................ Разгильдяи становятся старше.................................. Профессиональный кураж...................................... Распад...................................................... Идеалисты в обществе потребления.............................. МЫ ПРИШЛИ!............................................... Поколение талантов.......................................... Политики, чиновники, королевские особы........................ Общественные деятели....................................... Журналисты, издатели, пиарщики, рекламщики................... Бизнесмены................................................. Ученые..................................................... Священнослужители.......................................... Космонавты................................................. Военные, силовики........................................... Юристы..................................................... Разработчики компьютерных технологий и игр.................... Писатели, поэты, переводчики художественных текстов.

........... Деятели кино и театра........................................ Актеры, кукольники, комики, пародисты.......................... Художники, скульпторы, дизайнеры, фотографы.................. Музыканты.................................................. Спортсмены, тренеры, спортивные судьи......................... Люди разноплановых и необычных занятий....................... Боевики, террористы.......................................... МЫ И НАШИ ЗВЕЗДЫ........................................ Они останутся в истории...................................... Дмитрий Хворостовский: красавец-баритон....................... Сергей Кириенко: политический знайка.......................... Кирсан Илюмжинов: калмыцкий ферзь.......................... Стивен Ирвин: охотник за крокодилами.......................... Тамара Гвердцители: царица сцены............................. Деми Мур: неформальная звезда............................... Фелипе Кальдерон: нетипичный президент....................... Алтынбек Сарсенбаев: убитая надежда нации.................... Анатолий Сердюков: неожиданный министр...................... Александр Дугин: евразиец наших дней.......................... Валерий Тодоровский: стильный режиссер....................... Александр Любимов: счастливчик из «Взгляда»................... Эвандер Холифилд: великий боец c покусанным ухом.............. Виктор Пелевин: загадочный прозаик........................... Раджив Мотвани: гуру информатики............................. Александр Архангельский: нравственный интеллектуал............ Джим Керри: мировая «маска»................................. Том Круз: актер с трудной судьбой.............................. Виктор Цой: икона поколения................................... КТО МЫ?................................................... Из дневника автора........................................... Обмануты и забыты.......................................... Уникальный тип человека...................................... Поколения в духовном раздрае................................. Боль вымываемого человека................................... Ставка на «эффективных менеджеров».......................... Государство не любит людей................................... Проснитесь, ждавшие перемен!................................. Нравственность — ресурс модернизации......................... МЫ — ВМЕСТЕ!............................................. «Неправильный» москвич..................................... Иерусалимский «казах»....................................... Драма ижевского драматурга.................................. Челябинский рабочий журналистики............................ Разгильдяи вспоминают факультет............................. От Свердлова к Цою — в никуда................................. Тигрантика.................................................. Источники вдохновения и информации.......................... Документально-художественное издание ЛУЗИН Лев Николаевич ПОКОЛЕНИЕ- Подписано в печать 01.10.2010. Формат 60х841/16. Бумага ВХИ 80 г/м2.

Гарнитура «Helios». Печать офсетная. Усл. печ. л. 20,93. Тираж 1000 экз. Заказ № 1599.

ООО «Издательство «Мелихово»

119121, г. Москва. ул. Плющиха, д. 11, к. 20а Отпечатано в ЗАО «Типография Автограф»

454090, г. Челябинск, ул. Постышева,

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.