авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«II Политика и медиация 64 | Раздел II: Политика и медиация ГлаВа 3 Шлайнингский процесс ...»

-- [ Страница 3 ] --

Случаи, иллюстрирующие тенденцию препятствия Шлайнингскому процессу С 2005 года был ряд прецедентов, когда влиятельные политические фигуры с грузинской стороны соглашались участвовать во встречах с абхазскими политиками, в предварительных беседах с координатором процесса с грузинской стороны (автором данной главы) подчеркивали важность таких встреч, но непосредственно перед встречей, в последнюю минуту, отказывались от участия, не объясняя и не обосновывая внезапное изменение решения. Это касается не только Шлайнингского процесса, но и, например, встречи грузинских и осетинских политиков в Любляне в феврале 2005 года, где согласие на участие с грузинской стороны дали два представителя парламентского большинства, но в последний момент отказались.

Что касается Шлайнингского процесса, то описанный алгоритм/сценарий (согласие, интерес, готовность участвовать и следующий за этим необоснованный отказ непосредственно перед встречей) приобрел характер стойкой тенденции.

Идею шестнадцатой Шлайнингской встречи предложил Ираклий Аласания, в то время личный представитель президента Грузии в грузино-абхазском конфликте. В частности, участвуя в очередной Шлайнингской встрече в апреле 2005 года, он предложил организовать более короткую двустороннюю встречу в более узком кругу. Абхазская группа проявляла явный интерес к диалогу с Аласания. С учетом его предложения медиаторами процесса было проведено несколько консультаций с представителями сторон, в результате чего было достигнуто соглашение о проведении в конце июля двухдневной неформальной встречи в Вене в узком кругу. С абхазской стороны согласились участвовать тогдашний секретарь Совета безопасности Станислав Лакоба, вице-премьер правительства Абхазии Леонид Лакербая, председатель Центральной избирательной комиссии Абхазии Батал Табагуа и представитель гражданского общества Сократ Джинджолия. Состав грузинской группы был предложен Ираклием Аласания – помимо него были приглашены руководитель Канцелярии лава 5: Шлайнингский процесс: взгляд с грузинской стороны | Г президента Гиги Угулава1 и заместитель председателя парламентского комитета по обороне и безопасности Ника Руруа. Непосредственно перед встречей, когда абхазская группа уже выехала в Вену из Москвы, все участники, кроме Аласания, отказались. Ситуацию в последнюю минуту спас государственный министр Георгий Хаиндрава, приехавший на встречу вместе со своим заместителем. Утром того дня, когда должен был прилететь Аласания, он позвонил и, не объясняя причин, тоже отказался от участия.

Семнадцатый грузино-абхазский семинар-диалог Шлайнингского процесса состоялся в Лондоне 18-20 марта 2006 года. За месяц до его проведения желание участвовать в нем выразили Ираклий Аласания, Ника Гварамия (тогда – Генеральный прокурор республики), и Давид Бакрадзе (тогда – председатель парламентской комиссии по евроинтеграции).

Когда до начала встречи оставалась неделя, все трое под разными предлогами отказались приехать в Лондон. В последний момент выбывших участников были вынуждены заменить Ивлиан Хаиндрава, Вахтанг Колбая и Давид Базгадзе (члены парламента).

Восемнадцатый семинар-диалог был запланирован на 9-13 июня 2006 года, вновь в австрийском городе Штадт-Шлайнинге. Уже 20 апреля, независимо друг от друга, о желании участвовать в июньской встрече заявили Ираклий Аласания и Ника Гварамия.

Они обещали дать окончательный ответ до 10 мая. Девятого мая Аласания и Гварамия сообщили о своем отказе.

В девятнадцатой встрече Шлайнингского процесса, которая проходила в Лондоне 15- декабря 2006 года, отказались участвовать сотрудники министерства иностранных дел Георгий Ломая и Георгий Вольский.

Следующая, двадцатая встреча Шлайнингского процесса должна была состояться в Лондоне 27-30 июля 2007 года. Существовала предварительная договоренность с депутатами парламента, представителями парламентского большинства Давидом Базгадзе и Роином Джанашиа, а также с сотрудником Совета национальной безопасности Георгием Каджая. Однако за семь дней до отъезда все трое отказались участвовать во встрече.

20 июля с координатором процесса с грузинской стороны связался Давид Базгадзе и сообщил, что тогдашняя председатель парламента Нино Бурджанадзе потребовала от него и Джанашиа отказаться от участия в лондонской встрече. Бурджанадзе заявила Базгадзе: «Мы (скорее всего подразумевалось грузинское руководство – примеч. автора) не участвуем во встречах такого формата». Хотя годом раньше, в марте 2006 года, именно она дала согласие на участие Давида Базгадзе в 17-й встрече. Интересно, что изменилось за один год?

1 После того, как Г Угулава стал мэром Тбилиси, была приглашена председатель парламентского большинства иги Майя Надирадзе, которая высказала интерес к встрече и согласилась в ней участвовать.

122 | Раздел II: Политика и медиация В 2007 году, 21-25 сентября, немецкая организация «Бергофский исследовательский центр конструктивного урегулирования конфликтов» организовала на Кипре грузино-абхазскую встречу, на которую отказались (после предварительного согласия) приехать заместители государственного министра по вопросам урегулирования конфликтов Руслан Абашидзе и Дмитрий Манджавидзе.

Консультации, проведенные «Ресурсами примирения» с политиками сторон, позволили запланировать очередную, двадцать первую встречу Шлайнингского процесса. Несмотря на серьезную эскалацию напряженности в зоне конфликта в июне-июле 2008 года, абхазская сторона дала принципиальное согласие на участие абхазской группы во встрече, которая планировалась на 27-30 июля 2008 года в Лондоне. Депутат парламента Петре Мамрадзе согласился принять участие во встрече, но попросил время для консультации с парламентским руководством. Других желающих из числа представителей власти не было. Три представителя парламентского большинства ответили на приглашение твердым и принципиальным отказом2.

Тем временем, пока продолжались переговоры с ними, Петре Мамрадзе тоже отказался участвовать. После безрезультатных консультаций с грузинской стороной организаторы процесса приняли решение отложить встречу на неопределенное время.

Четвертого августа 2008 года, на заседании Специальной государственной комиссии, на котором присутствовали представители различных ведомств и где обсуждалась мирная инициатива президента Грузии по урегулированию конфликта в Абхазии, а также происходящие в конфликтных зонах события, секретарь Совета национальной безопасности Каха Ломая заявил: «Не будем себя обманывать, необходимо вести диалог с Россией, а не бегать в Сухуми и Цхинвали». До седьмого августа (драматического витка обострения грузино-осетинского конфликта, переросшего в грузино-российскую войну) оставалось три дня.

Таким образом, приостановка Шлайнингского процесса не позволяла официальным лицам участвовать в постоянно действующем неформальном грузино-абхазском процессе, препятствовала укреплению доверия между абхазской и грузинской сторонами и возникновению общих интересов в билатеральном формате – без участия России и международных организаций.

В условиях, где формат грузино-абхазского диалога совершенно отсутствовал (и продолжает отсутствовать), игнорирование существующего и единственного постоянно действующего (неформального) формата выглядело довольно странно. По логике, Грузия в первую очередь должна была быть заинтересована в изменении статус-кво в конфликте и всячески пытаться найти такие пути и формы восстановления доверия с абхазской и осетинской сторонами, которые позволили бы лучше понять их интересы, опасения и ожидания. Именно постоянные неформальные двусторонние встречи предоставляли 2 Фамилии не могу назвать по той причине, что не я вел с ними переговоры об участии в очередной встрече.

лава 5: Шлайнингский процесс: взгляд с грузинской стороны | Г наилучшую возможность получать регулярную информацию о происходящих в Абхазии и в бывшей автономной области Южной Осетии процессах. В результате проделанной в рамках Шлайнингского процесса работы уже был создан устойчивый формат проведения такого диалога. Отказ от него перекрыл один из немногих существующих путей диалога и тем самым еще более отдалил стороны друг от друга, что должно было противоречить интересам Грузии.

Наверно, существовали конкретные причины, по которым целенаправленно блокировался годами проверенный мирный процесс. Но, не имея достоверных фактов, приходится ограничиться лишь предположениями, подозрениями и различными взаимоисключающими версиями, которые изложены ниже.

4. Предположения о возможных причинах торможения процесса Версия первая Она связана с неоднократными публичными заявлениями президента Саакашвили о том, что любые переговоры с сепаратистами должны проводиться на грузинской территории, а встречи с ними за пределами Грузии неприемлемы. «Беготня в другие города для встреч с Кокойты и Багапшем закончилась. Лично я не собираюсь встречаться с Кокойты и Багапшем, и нигде их искать не буду. Если им что-нибудь нужно, пусть приезжают в Тбилиси. Я дам им мой служебный адрес и даже домашний телефон. Пусть приезжают, я готов открыто говорить с ними»,3 – заявил он 7 апреля 2005 года.

Такая позиция, пользовавшаяся в свое время (в 1994-99 годах) популярностью в окружении тогдашнего председателя Верховного Совета Абхазской автономной республики Тамаза Надареишвили, была реанимирована Михаилом Саакашвили после его прихода к власти.

Но до сегодняшнего дня нет аргументированного объяснения, какие угрозы или риски могли нести неформальные встречи представителей высших эшелонов власти за рубежом, учитывая, что альтернативой процессу было полное отсутствие таких встреч. Эта позиция противоречила принципам мирного урегулирования конфликтов, важное место среди которых занимает постоянный диалог.

В отличие от грузинской стороны, абхазы и осетины были и остаются заинтересованными в максимальном дистанцировании от Грузии. Если грузинские власти стали бы настаивать на своих условиях проведения встреч, то абхазы и осетины с радостью и большим удовольствием отвергли бы их. Грузинским политикам необходимо было определиться, нужен ли им постоянный двусторонний неформальный политический диалог с ведущими 3 Сакартвелос Республика, №81, 8 апреля 2005 г 124 | Раздел II: Политика и медиация абхазскими и осетинскими политиками или нет? При положительном ответе встречаться с абхазскими и осетинскими представителями следовало там, где это было более приемлемо для последних, поскольку этот процесс в большей степени отвечал нашим интересам.

Таким образом, требование проводить встречи с сепаратистами только на грузинской территории было крайне контрпродуктивным. К сожалению, такие серьезные решения, как видно, принимались и продолжают приниматься на высшем уровне единолично, без какого-либо коллективного или экспертного обсуждения.

Версия вторая Прерывание и препятствование мирному неформальному процессу ретроспективно может быть сочтено индикатором того, что власти Грузии серьезно рассматривали возможность силового решения существующих конфликтов. Данная позиция периодически озвучивалась представителями власти в более или менее завуалированном виде. В качестве примера можно привести высказывание начальника Генерального штаба ВС Грузии Левана Николеишвили.

В январе 2006 года он говорил: «Грузинские миротворцы при необходимости используют накопленный в Ираке опыт для восстановления территориальной целостности Грузии в Абхазии и Южной Осетии». Если верить в правдоподобность этой версии (в то, что размораживание конфликта было запланировано с грузинской стороны), тогда естественно, что правительство не могло быть заинтересовано в восстановлении доверия между грузинами с одной стороны и абхазами и осетинами с другой.

Если в результате регулярных неформальных встреч сторонам удалось бы создать предпосылки для серьезного мирного процесса, то впоследствии выход грузинской стороны из такого процесса мог поставить под сомнение поддержку грузинских властей со стороны союзников и собственного населения. Соответственно, отказываясь от участия в регулярных неформальных встречах, грузинское правительство старалось избежать возможной ответственности в будущем перед мировой общественностью и своим населением.

Если эта версия действительно имеет под собой реальное основание, то тогдашнее поведение правительства вполне логично: оно предпочитало продолжать политику «мегафонной дипломатии»5 по отношению к лидерам сепаратистов, чтобы в дальнейшем, под предлогом отсутствия прогресса в деле урегулирования конфликтов, возложить ответственность на сепаратистов и таким образом оправдать неизбежное решение проблемы военным путем.

В таком случае препятствование Шлайнингскому процессу можно рассматривать как индикатор того, что мы шли к войне.

4 Доступно на http://www.apsny.ge/analytics/1137455619.php.

5 Когда общение между сторонами ограничивается телевизионными выступлениями и официальными заявлениями.

лава 5: Шлайнингский процесс: взгляд с грузинской стороны | Г Версия третья Как бы парадоксально и в духе теории конспирации это не звучало из уст автора данной главы, всегда подчеркивающего ответственность грузинской стороны в динамике конфликта, тут вполне могло быть и влияние российского фактора. Ни для кого не секрет, что Россия вела себя вызывающе в грузино-абхазском конфликте и добивалась своих целей средствами, лишенными какой-либо политкорректности. Если и существует внешняя сила, не заинтересованная в успехе регулярных двусторонних грузино-абхазских и грузино-осетинских встреч, то ею могла быть только Россия. К этому заключению нас подводит принцип римского права, согласно которому поиск причинно-следственных связей в создавшейся ситуации начинается с поиска того, кому выгодна создавшаяся ситуация.

Вышесказанное требует рассмотрения условий, при которых российские интересы могли повлиять на грузинскую политику. Общеизвестны агрессивные высказывания Михаила Саакашвили в адрес России. Но тогда в какой форме российский фактор мог влиять на президента Грузии? Трудно с уверенностью сказать, кто из грузинских политиков лоббирует государственные интересы России в грузинском правительстве. При отсутствии доказательств, лишь на основе умозаключений можно сделать ложные выводы, поэтому не будем развивать дальше эту версию. Хотя в качестве иллюстрации подыгрывания России Грузии можно привести слова из выступления президента Саакашвили от 4 декабря года: «Таким образом, речь идет на самом деле о коротком периоде. И русские оговорились несколько раз, что Южная Осетия их больше не интересует. Они оговорились»6.

В заключение хочется отметить, что именно постоянный двусторонний диалог между конфликтующими сторонами являлся и является одной из наиболее эффективных форм ослабления российского влияния и реализации российских интересов в Грузии.

Версия четвертая Ослабление роли гражданского сектора в процессе мирного урегулирования конфликтов с целью его дискредитации. Дело в том, что, как правило, представители правительства отказывались от участия во встречах за несколько дней до их начала, когда координаторы уже практически не могли исправить положение.


Если представители власти хотели остановить процесс, они могли бы отказаться от участия в нем с самого начала. Однако в соответствии с определенной, возможно скрытой стратегией, нацеленной на то, чтобы не допустить появления любой, приемлемой как для грузинской, так и для абхазской и осетинской сторон позиции, власти вначале заявляли о своем согласии участвовать во встречах, а затем отказывались в самый последний момент. Этим они, возможно, хотели создать видимость того, что инициированные неправительственным сектором неформальные двусторонние.6 «Южная Осетия – вопрос нескольких месяцев», – заявляет Саакашвили. Civil Georgia 4 Дек.2007 г., доступно на http://www.civil.ge/rus/article.php?id= 126 | Раздел II: Политика и медиация встречи плохо организованы и осуществлялись ненадежными организациями. Не исключено, что власти стремились дискредитировать процесс в глазах доноров и организаторов диалога, чтобы они окончательно прекратили поддерживать подобные проекты.

Версия пятая Не исключено, что власти поддерживали собственные двусторонние контакты с абхазской и осетинской сторонами. Но если они понимали необходимость такого диалога, тогда вполне логично было бы не препятствовать, а, напротив, использовать возможности и других встреч для получения дополнительной информации и перепроверки уже имеющейся. Поэтому мы склонны думать, что такого процесса не было. Если бы он имел место, то люди, сведущие в этой области, обладали бы более или менее достоверной информацией о нем.

Хотя нельзя исключать и другой возможности – уровень конфиденциальности мог быть настолько высоким, что вся информация о существующих контактах надежно скрывалась.

По всей вероятности, были контакты с осетинской стороной, приведшие к созданию временной администрации Дмитрия Санакоева на территории бывшей Югоосетинской автономной области в противовес российскому влиянию и для демонстрации того, что не все население Южной Осетии поддерживает сепаратистов. В итоге все это привело к эскалации конфликта, усилению чувства опасности со стороны Грузии и еще больше подтолкнуло жителей Южной Осетии к России.

Как показало время, эти контакты послужили не мирному урегулированию, а наоборот, обострению конфликта.

5. Что делать сейчас, после войны?

Какими бы ни были действительные причины, Шлайнингский процесс не должен был прекращаться. Совершенно очевидно, что представители власти сегодня не готовы принимать решения о своем участии в подобных процессах, продолжающихся исключительно в формате встреч представителей гражданского общества.

Несмотря на наши старания учитывать варьирующееся отношение правящей партии к мирному процессу, в ответ мы неизменно сталкиваемся с глухим игнорированием. Отказ властей сотрудничать с нами дает нам свободу, учитывая интересы грузинского общества, максимально вовлекать в процесс как различных экспертов, так и представителей политической оппозиции.

лава 5: Шлайнингский процесс: взгляд с грузинской стороны | Г Поскольку правительство принципиально блокирует созданный именно для них формат встреч, необходимо расширять состав участников путем включения представителей оппозиционных партий. Даже если власти продолжат привычными методами игнорировать такие встречи, формально они все же не будут сорваны и представители оппозиции получат больше возможностей ознакомить абхазскую и осетинскую стороны с важной для них информацией и предложениями. Одновременно надо всегда оставлять возможность представителям правительства в любое время подключиться к процессу или использовать ресурсы гражданского общества для реализации других, приемлемых форматов.

6. заключение В заключение можно сказать, что мирный процесс, в том числе и Шлайнингский, в котором активно участвовали представители гражданского общества, стал своего рода лакмусовой бумажкой, позволившей выявить угрозу войны. События августа 2008 г. подтвердили реальность опасений гражданского общества.

Нас часто упрекают в том, что мы не смогли остановить войну. Но мы ведь не «пожарники», а скорее некая «противопожарная система», позволяющая выявлять угрозу пожара.

Поэтому такие проекты, как Шлайнингский процесс, следует, на наш взгляд, продолжать, находя при этом приемлемые форматы.

К сожалению, динамика конфликта изменила и отношение международного сообщества к миротворческим проектам. Оно стало несерьезно относиться к ним. Но если оно повнимательнее прислушается к тому, что говорилось в рамках Шлайнингского процесса, к той тревоге, которую выражали его участники, то поймет неоправданность скептического отношения к миротворческим проектам, наблюдающегося в последнее время.

Нам представляется, что международное сообщество могло бы внести существенный вклад в миротворческий процесс, убедив грузинские власти в необходимости двустороннего сотрудничества и побудив их признать свои ошибки.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.