авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«152 DOCUMENTS DE TRAVAIL 2008 ИЗМЕРЕНИЕ, ФОРМЫ И ФАКТОРЫ БЕДНОСТИ. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД Под редакцией Патрика Фести и ...»

-- [ Страница 4 ] --

Как известно, уровень бедности населения России определяется на основе стоимостной оценки величины прожиточного минимума, определяемого с учетом стоимости жизни в конкретных регионах. Население, чьи душевые доходы ниже прожиточного минимума, считается бедным. Установленный прожиточный минимум справедливо критикуется за то, что является скорее минимумом физиологического выживания, но не длительного существования. Тем не менее, в такой дефиниции заложен как политический, так и нормативный аспект. Политический состоит в том, что государство устанавливает линию бедности на таком уровне, где оно может гарантировать гражданам социальную защиту, а нормативный неявно имеет в виду то, что установка на бедность ведет к нарастанию иждивенческих настроений в обществе, росту социальной напряженности.

Официальная линия бедности определяется экспертами, являющимися специалистами в области потребления, цен, доходов и др. Альтернативой традиционным подходам является подход, основанный на субъективной линии бедности. Вместо оценки минимальной потребительской корзины, призванной дать научно обоснованную денежную меру необходимым нуждам, он фокусируется на том, что сами люди думают об этих нуждах. Это упрощает процедуру расчета, минимизирует необходимый набор данных, а так же делает процедуру установления порога бедности более демократичной. Субъективный (социологический) подход к оценке бедности исходит из того, что установление уровня бедности может быть произведено путем массовых опросов населения.

Неоднозначность социологической дефиниции бедности может быть преодолена с помощью репрезентативных опросов населения и установления на их основе количественной меры бедности, что предполагает задание субъективной линии бедности (Subjective Poverty Line, SPL) через вопросы о минимально необходимом для домохозяйства доходе. Для выявления мнения населения о минимально необходимом доходе в исследовательской практике используются несколько типов вопросов. Так, в опросах института Гэллапа такие вопросы регулярно задаются на репрезентативных Статья подготовлена в результате участия авторов в проекте «Доступность социальных программ и услуг для российского населения: распространенность и неравенство»

Независимого Института Социальной Политики. Финансирование: грант Московского общественного научного фонда (МОНФ) для США выборках2.

Один из них формулируется следующим образом: "Какая, по Вашему мнению, недельная сумма дохода необходима для средней семьи из четырех человек, чтобы обеспечить здоровую и комфортабельную жизнь в данном обществе?", а другой так: "Какова, по Вашему мнению, наименьшая сумма денег необходимая для семьи из четырех человек чтобы нормально прожить в этом обществе?" Вопрос такого типа был предложен Ван Праагом3 и получил название вопроса по оценке доходов (Income Evaluation Question, IEQ). В США с середины 60-х годов до 90-х годов прошлого столетия средняя сумма средств по ответам на эти два вопроса возросла на пятьдесят процентов. В течение всего периода институт Гэллапа регулярно подсчитывал распределение ответов на вопрос о том, какой доход необходим семье из четырех человек для нормальной жизни. Уровень дохода, отмечаемый по ответам, был несколько выше, чем официальный уровень бедности, но ниже среднего уровня доходов на момент опросов. Исходя из этого, исследователи пришли к заключению, что эластичность этого уровня дохода является хорошей оценкой эластичности линии бедности.4 Можно предположить, что эластичность линии субъективной бедности (и уровня экономического благосостояния в целом) меньше чем доходная эластичность.

При росте среднего дохода в обществе у части людей он растет быстрее, эти люди становятся богаче, но их индивидуальное восприятие среднего дохода, необходимого для обеспечения нормальной жизни в данном обществе, остается прежним, то есть растет медленнее, чем средний доход. Анализ данных опросов института Гэллапа за лет показал, что эластичность дохода, необходимого, по мнению респондентов, для нормальной жизни в данном обществе, оставалась одинаковой на протяжении всех лет.

Это значит, что сумма минимального дохода, задаваемая респондентами, увеличивалась пропорционально росту средних доходов в обществе. В течение сорокалетнего периода времени респонденты США отмечали, что доход равный приблизительно трем четвертям от среднего дохода домохозяйства в обществе необходим для семьи из 4-х человек, чтобы поддерживать нормальный уровень здоровья и комфорта, принятый в обществе.

С 1976 года Европейское сообщество регулярно проводит опросы, которые называются Евро-барометром общественного мнения, где также присутствуют вопросы о доходах, условиях жизни и субъективном восприятии бедности. В этом интервью вопрос Ван Праага сформулирован несколько иначе: "Мы просим ответить каков, по Вашему мнению, абсолютный минимум чистого дохода для домохозяйства типа Вашего, другими словами, укажите сумму, ниже которой Вы не сможете свести концы с концами? (сумма в неделю, месяц, год). Пожалуйста, укажите какой период времени Вы имеете ввиду." Этот вопрос называют вопросом о минимальном доходе (Minimum Income Question, MIQ).

Оригинальный способ оценки субъективной линии бедности на основе вопроса MIQ был развит в Нидерландах Т.Гойдхартом5. Это подход исходит из того, что оценка Y респондентом суммы минимально удовлетворительного дохода ( min ) зависит от суммы чистого дохода респондента Y и ряда других параметров, таких как композиция семьи и другие. Используя эмпирическое логарифмически-линейное преобразование, эту зависимость можно записать следующим образом Kilpatrik RW. 1973. The income elasticity of poverty line. Review of Economics and Statistics LV:

327-332.

Van Praag BMS, Hagenaars AJM, van Weeren H. 1982. Poverty in Europe. Review of Income and Wealth 28: 345-359.

Rainwater L. The poor in Comparative Perspective. Report from Multidisciplinary research Conference on Poverty and distribution. Oslo, November 16-17, 1992.

Goedhart T, Halberstadt KA, Kapteyn A, van Praag B. 1977. The poverty line: conception and measurement. Journal of Human Resourses 23: 222-242.

Log (Ymin ) = a0 + a1 log(Y ) + a2 X i.

Ymin Y, Семьи с низкими доходами обычно отмечают семьи с высокими Ymin Y, доходами естественным порогом бедности будет линия, при которой =Y Y Xi в доходный уровень будет такой, что min. этой модели - переменные, Y ), представляющие другие характеристики (кроме оказывающие существенное Log (Ymin ).

влияние на После оценки параметров уравнения, субъективная линия Ymin = Y, бедности (SPL) получается в предположении то есть ( ) = a0 + a2 X i / (1 a1 ).

* Log (Ymin ) Подход, основанный на субъективной линии бедности, упрощает процедуру расчета, минимизирует необходимый набор данных, а так же делает процедуру установления порога бедности более демократичной. Конечно, этот подход не свободен от методологических недостатков. Весьма важным является четкий подбор слов в вопросах о минимальном доходе. Дефиниции доходов в двух сторонах уравнения должны быть состоятельными. Например, возможна ситуация, когда не все доходы или не все формы потребления учитываются при ответе на MIQ. Смысл фразы об адекватном доходе особенно важен в случае, когда линия бедности определяется по прожиточному минимуму, поскольку для многих людей слово «доход» является синонимом денежного дохода. Кроме того, актуальными являются стандартные методологические проблемы, связанные со структурой и объемом выборки, частотой отказов от ответов на вопросы о доходах и др.

Несмотря на то, что результаты применения субъективной линии бедности, выглядят достаточно оптимистичными и значительное число исследователей, особенно среди социологов, являются энтузиастами её применения, в этот процесс не вовлечены ни статистические организации, ни лица, ответственные за принятие решений. Насколько нам известно, нет ни одной страны, где бы субъективная линия бедности рассматривалась в качестве альтернативы официальной линии бедности. Причинами этому могут быть как методологические трудности субъективного подхода, так и приверженность официальных властей к риторике потребительской корзины.

В нашей работе мы попытались оценить субъективную линию бедности в России и сравнить её с линиями бедности, задаваемыми прожиточным минимумом и относительной мерой, равной 50% от средних располагаемых ресурсов.

Информационную основу расчетов составили первичные данные Национального обследования благосостояния населения и его участия в социальных программах (НОБУС), объем выборки которого составляет 44,5 тыс. домашних хозяйств из регионов России. Обследование было проведено в апреле-мае 2003 Госкомстатом РФ при поддержке Всемирного банка. Это обследование позволяет получить репрезентативные оценки на общероссийском, поселенческом и региональном уровне.

НОБУС, на сегодняшний день, - единственная база данных, позволяющая оценить различными способами достигнутый уровень экономического благосостояния, масштабы бедности, распространенность и доступность социальных программ. По сравнению с другими источниками информации НОБУС имеет такие преимущества, как широкий спектр наблюдаемых переменных и значительный охват населения, позволяющие оценить различия между важными группами: сельским и городским населением;

домашними хозяйствами с низким и высоким уровнем доходов;

экономически активным и пассивным населением, и т. д.

Благосостояние российских домохозяйств в существенной степени зависит от неденежных источников, оценка которых позволяет дать более реалистичную картину того, как формируется бюджет современного домохозяйства. База данных НОБУС позволяет определить располагаемые ресурсы домохозяйств с учетом оценки эквивалента потребления личных подсобных хозяйств, расчетной стоимости льгот и субсидий, которыми пользовалось домохозяйство. Для повышения достоверности данных ресурсы домохозяйств оценивались и по доходам, и по расходам домохозяйств.

В качестве рабочей была принята дефиниция располагаемых ресурсов, представляющая максимум по располагаемым ресурсам, оцененным по доходам и расходам6.

Вопрос, который был принят за основу для оценки субъективной бедности в проекте НОБУС, сформулирован так: «Сколько денег, на Ваш взгляд, нужно иметь Вашему домохозяйству в месяц, чтобы жить:

- очень хорошо, ни в чем себе не отказывая, - хорошо, - удовлетворительно.

Поскольку средства ниже удовлетворительных можно полагать неудовлетворительными, то сумма средств, отмеченная в пункте «удовлетворительно», может быть принята в качестве минимально удовлетворительного дохода домохозяйства, в контексте нашей статьи – субъективной линии бедности.

Какие переменные были включены в функцию минимально удовлетворительного дохода и чем мы руководствовались?

В качестве независимой переменной чистого дохода домохозяйства Y был принят показатель располагаемых ресурсов. В числе стандартных аргументов функции субъективной бедности были учтены такие как число членов домохозяйства и социальный тип семьи.

Одно из методологически слабых мест определения российской бедности состоит в том, что учет её по субъектам Федерации оставляет не освещенным ряд других её важных срезов, таких как поселенческая структура, оказывающая значительное влияние на уровень жизни населения, восприятие и оценку им условий жизни и бедности. Структура располагаемых ресурсов населения в городе и на селе существенно различается. Значительная часть домохозяйств, находящихся ниже официального уровня бедности, проживают в селах и малых городах, что обусловлено как их низкими денежными доходами, так и недоучетом натуральных ресурсов.

Социальные трансферты и льготы так же распределены между домохозяйствами, проживающими в различных типах поселений, весьма неравномерно. Огромный социальный протест, который вызвала монетизация льгот в российском обществе, заметно сместил дискуссию о них в плоскость бедности, хотя преодоление бедности не является социально-экономической функцией льгот, и принцип распределения подавляющей части льгот не связан с уровнем жизни домохозяйств.

Таким образом, кроме стандартных аргументов функции субъективной бедности была учтена поселенческая структура и число получателей льгот в домохозяйстве. Такой специфический подход мотивирован так же и тем, что значительное число политических решений, относящихся к благосостоянию населения (занятость, миграция, социальная защита, монетизация льгот и др.) принимается и применяется на поселенческом уровне.

Интерпретация эффектов в полученной модели достаточно проста. Так, с ростом располагаемых ресурсов домохозяйства на один процент, оценка средств, необходимых для удовлетворительного существования, возрастает на 0,468% (таблица 1).

По сравнению с жителями села, в миллионных городах уровень денежных средств необходимых для удовлетворительного существования на 41,2% выше. С уменьшением численности населения городов, различия в оценках по сравнению с селом Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность/ Г.Е.Бестремянная, А.Я.Бурдяк [и др.] рук.авт.колл. Л.Н.Овчарова;

НИСП. – М.: Изд.дом. ГУ ВШЭ, 2005. – стр.95.

уменьшаются, доходя в малых городах и поселках городского типа до 9,7%. Скромнее всех оценивают свой минимум пенсионеры. Чем больше в домохозяйстве работников, тем выше оценка необходимых для удовлетворительного существования средств. Как следствие эффекта масштаба, оценка минимума плавно убывает с уменьшением числа членов домохозяйства. Уровень удовлетворительных средств одиночки оценивают на 47% ниже, чем домохозяйства с пятью и более членами. Каждый дополнительный льготник в домохозяйстве снижает минимум на 1,5%, что является свидетельством их осознанности и значимости для получателей, и указывает на то, что люди учитывают не денежные льготы в структуре располагаемых ресурсов семьи, и это снижает субъективный порог бедности.

Таблица 1. Результаты регрессионного анализа по оценке субъективной линии бедности (независимая переменная - логарифм «Сколько денег, на Ваш взгляд, нужно иметь Вашему домохозяйству в месяц, чтобы жить удовлетворительно») Переменные модели Параметры оценки 5, Свободный член 0, Логарифм располагаемых ресурсов домохозяйства Города с численностью 1 млн. человек и больше 0, 250 – 999,9 тыс. чел. 0, 20 – 249,9 тыс.чел. 0, До 20 тыс.чел., ПГТ 0, Cело Социальный тип семьи Домохозяйства пенсионеров -0, Домохозяйства, где все трудоспособные заняты -0, Домохозяйства, где есть трудоспособные, не имеющие работы, не учащиеся и не занятые -0, Домохозяйства, где есть трудоспособные не имеющие работы, но учащиеся или в отпусках -0, Домохозяйства, где число занятых больше числа трудоспособных Число членов домохозяйства Один -0, Двое -0, Трое -0, Четверо -0, Пять и более -0, Число льготников в домохозяйстве R2 (подогнанный) 0, Все переменные модели статистически значимы на 95% уровне.

Чтобы более ясно понять характер различий в оценках по представленной модели, сравним показатели располагаемых ресурсов с оценкой средств необходимых для удовлетворительной жизни, полученной из модели. Мы отдаем себе отчет, что формулировка вопроса об удовлетворительном доходе, может дать более высокие оценки, нежели в случае, если бы вопрос был задан о минимально необходимом доходе. Тем не менее, мы условно принимаем эти оценки за точку отсчета условной субъективной линии бедности для того, чтобы проследить тенденции её изменений в рамках поселенческих структур.

Кроме субъективной линии бедности, мы определили её порог по прожиточному минимуму и в соответствии с относительной дефиницией. Доля домохозяйств, душевые располагаемые ресурсы которых оказались ниже уровня дохода оцениваемого как удовлетворительный, составила 81,39%, в то время как уровень бедности, оцененный по прожиточному минимуму и равный 26,84%, - весьма близок к показателю, который был опубликован Госкомстатом РФ за тот же период, доля домохозяйств, душевые располагаемые ресурсы которых оказались меньше 50% от среднего значения, составила 24,50%. Тот факт, что уровень субъективной бедности значительно выше рассчитанных по дефинициям, имеющим в основе объективную меру, отражает как высокую дифференциацию уровня благосостояния в обществе, так и низкий уровень прожиточного минимума, принятого в России на сегодняшний день.

Среднее значение оценки денежной суммы, необходимой домохозяйствам для того, чтобы жить удовлетворительно, полученное по модели, составило на душу 3954, рублей, что 12,6% выше среднего значения душевых располагаемых ресурсов.

Таблица 2. Средние значения располагаемых ресурсов и оценки субъективной линии бедности (рублей) по типам поселений Средние Средняя сумма денег необходимая Тип поселения располагаемые для поддержания ресурсы удовлетворительного уровня жизни Города с численностью населения:

от 1 млн. и больше 4306,95 5484, от 250 до 999,9 тыс. чел. 3745,63 4196, От 20 до 249,99 тыс.чел. 3710,09 4099, До 20 тыс.чел., ПГТ 3151,31 3372, Село 2712,90 2781, Весьма значимым является то, что сельские домохозяйства оценивают удовлетворительный уровень дохода почти вдвое ниже, чем горожане, что свидетельствует о том, что субъективные оценки благосостояния населения в значительной степени зависят от среды проживания, общения. Чем ниже доходы и уровень неравенства, тем однороднее оценки и скромнее уровень притязаний.

Удовлетворительный уровень дохода, необходимый сельским домохозяйствам, весьма близок к их располагаемым ресурсам, превышение составляет всего 2,5%. Оценка же удовлетворительного дохода для больших городов больше располагаемых ресурсов на 27%. Выявленная тенденция свидетельствует так же о недоучитываемых при расчете официального прожиточного минимума различий в стоимости жизни в различных типах поселений. Логично предположить, что если бы стоимость жизни в больших городах и селах была одинаковой, то и оценки необходимого для удовлетворительной жизни дохода были бы близки.

Конечно, полученные различия не являются следствием лишь различий в стоимости жизни. Уровень жизни жителей села, безусловно, в среднем ниже, чем жителей городов. Простым индикатором, подтверждающим это, являются ответы на следующий вопрос НОБУСа, которые мы классифицировали для домохозяйств, уровень бедности для которых был рассчитан по различным основаниям в границах определенных типов поселений (таблица 3). Полученные цифры, свидетельствуют и о том, что при оценке бедности необходимо учитывать поселенческие различия в стоимости жизни.

Уровень бедности, вычисленный по официальной методике, относительной и субъективным оценкам, выявил разнонаправленность тенденций по типам поселений (таблица 4).

Уровень бедности, определенный по прожиточному минимуму, растет с уменьшением масштаба населенного пункта, а относительный и субъективный уровни – снижаются.

Рост уровня бедности по прожиточному минимуму при уменьшении масштаба поселения, свидетельствует о недооценке различий в стоимости жизни и структуре доходов и уровне неравенства, обусловленных этим обстоятельством. Мнения людей о том, какой уровень доходов необходим для удовлетворительной жизни, в значительной степени детерминированы относительной замкнутостью поселенческих структур, что существенно сужает диапазон, в котором домохозяйство самостоятельно определяет уровень средств, необходимых для удовлетворительного существования.

Подтверждением этого тезиса служит и тот факт, что оценки относительной бедности, вычисленные относительно средних доходов по определенным типам поселений, так же снижаются с уменьшением масштаба поселения.

Таблица 3. Скажите, пожалуйста, какое из следующих суждений, по Вашему мнению, наиболее соответствует финансовому положению Вашего домохозяйства за последние полгода?

Располагаемые ресурсы ниже Располагаемые ресурсы Располагаемые ресурсы оценки удовлетворительного ниже прожиточного ниже 50% от среднего дохода минимума значения Город 7 Село Город Село Город Село Нам не хватает денег даже на еду 7,76 15,95 14,33 21,27 16,17 28, Нам хватает денег на еду, но покупать одежду и обувь 52,78 62,93 61,87 62,12 67,26 59, уже сложно Нам хватает денег на еду, одежду, и мы можем что-то 28,30 16,52 19,18 12,46 13,20 8, откладывать, но этого недостаточно для покупки дорогих вещей (как, например, холодильник или телевизор) Мы можем покупать некоторые дорогие вещи (как, 9,80 4,31 3,89 3,92 3,10 2, например, телевизор или холодильник), но нам приходится для этого экономить Мы не испытываем сложностей, и в большинстве случаев 1,37 0,28 0,73 0,24 0,27 0, можем позволить себе крупные покупки В этой категории учитывались только города с численностью населения 1 млн. и больше.

Таблица 4. Уровень бедности в соответствии с различными дефинициями (%) Располагаемые Располагаемые Располагаемые ресурсы ниже 50% ресурсы ниже ресурсы ниже оценки от среднего прожиточного удовлетворительного значения минимума дохода В городе с численностью населения от 91,22 17,66 29, 1 млн. и больше от 250 до 999,9 тыс. чел. 84,48 20,99 24, От 20 до 249,99 тыс.чел. 82,21 24,91 27, До 20 тыс.чел., ПГТ 78,05 32,05 21, В селе 72,15 37,65 19, Поскольку, как показывает моделирование, социальный тип семьи существенно влияет на оценку удовлетворительного уровня дохода, имеет смысл обсудить насколько различаются официальный уровень бедности и оценка удовлетворительного дохода домохозяйств различного социального типа, проживающих, например, в городах с населением от миллиона и выше и селах. Информативным показателем для такого сравнения может служить дефицит дохода, рассчитанный по формуле:

1 n Ymin Y, где n – число домохозяйств с доходом Ymin Y, указывающий Def = n i =1 Ymin сколько же средств недостает домохозяйству определенного типа, чтобы не чувствовать себя неудовлетворенным.

Таблица 5. Уровень бедности домохозяйств различного типа в городе и на селе.

Дефицит % % дохода по домохозяйств домохозяйств субъективн с оценкой бедных по ой оценке дохода ниже прожиточном удовлетворит у минимуму ельного В городе с численностью населения от 1 млн. и больше Домохозяйства пенсионеров 3,96 93,00 32, Домохозяйства, где все трудоспособные заняты 14,85 89,27 29, Домохозяйства, где есть трудоспособные, не 45,34 92,42 36, имеющие работы, не учащиеся и не занятые Домохозяйства, где есть трудоспособные не 36,11 91,99 34, имеющие работы, но учащиеся или в отпусках Домохозяйства, где число занятых больше числа 5,30 93,07 25, трудоспособных Село Домохозяйства пенсионеров 10,51 66,87 19, Домохозяйства, где все трудоспособные заняты 42,10 72,96 26, Домохозяйства, где есть трудоспособные, не 61,36 78,01 29, имеющие работы, не учащиеся и не занятые Домохозяйства, где есть трудоспособные не 56,26 74,41 26, имеющие работы, но учащиеся или в отпусках Домохозяйства, где число занятых больше числа 18,67 61,64 20, трудоспособных Семьи одинакового социально-демографического типа заметно различаются по уровню бедности и оцениваемому дефициту доходов. Так, пенсионеров, находящихся за официальной чертой бедности в больших городах, всего 3,96%, а на селе почти в три раза больше. В то же время, в соответствии с субъективной чертой бедности, в городе пенсионеров, неудовлетворенных уровнем доходов на треть больше, чем в селе.

Дефицит субъективного дохода пенсионеров, живущих в городе, вдвое больше, чем у селян. На селе семьи неработающих пенсионеров – наиболее благополучные, у них самый низкий уровень субъективной бедности и дефицита доходов. В городе же в числе благополучных преобладают домохозяйства, где число занятых - больше числа трудоспособных. Как правило - это домохозяйства с работающими пенсионерами.

В домохозяйствах, где все трудоспособные заняты, высокий уровень бедности и оцениваемый дефицит доходов. То есть наличие детей, иждивенцев резко увеличивает риск бедности, особенно на селе.

И в городе, и на селе самый высокий дефицит доходов в домохозяйствах, где есть трудоспособные не имеющие работы, но учащиеся или в отпусках. В селе на втором месте по дефициту доходов домохозяйства, где все трудоспособные заняты, что связано, по-видимому, с тем, что число детей и иных иждивенцев в сельских домохозяйствах – выше.

Проведенный анализ показал, что аргументы, определяющие социально демографическую структуру домохозяйств, тип поселения, весьма важны при оценке бедности. Люди формируют свои взгляды на то, что им подходит в различных сферах жизни, путем сравнения с равными себе по положению в социальной и поселенческой структуре. Хотя в расчете официального прожиточного минимума учитываются различия в потреблении трудоспособного населения, детей и пенсионеров, тенденции, выявленные путем сравнения уровня бедности, вычисленной по различным основаниям, указывают на то, что острота этих различий – глубже. Сравнение официального и субъективного уровня бедности домохозяйств одного типа, но проживающих в больших городах и селах, с нашей точки зрения подтверждает, существенные различия в стоимости жизни городского и сельского населения, которые желательно учитывать и официальных методиках. Безусловно, интересным представляется и регулярное сравнение уровней бедности, оцененных по различным методикам, в том числе и субъективной. Для этого необходима работа по выработке формулировки вопроса о бедности, адекватного, с одной стороны, современным реалиям, а с другой стороны, рассчитанного на длительную перспективу.

Существенным результатом, полученным в ходе наших расчетов стало то, что субъективный порог бедности оказался не только выше прожиточного минимума, но и превзошел средний уровень доходов. В связи с вышесказанным представляется интересным сопоставление результатов оценки субъективной бедности, опубликованных различными авторами по другим странам. Так, при определении субъективной линии бедности в Нидерландах в Л.Гойдхарт обнаружил, что линия бедности, полученная таким путем, была ниже официально принятой на тот момент времени линии бедности. Несколько позже этот же подход был использован в США, при этом использовались два источника данных: панельный опрос доходов населения, проводимый по специальной исследовательской программе, и опросы института Гэллапа. Однако, в противоположность результатам, полученным для Нидерландов, доходный уровень, который респонденты ассоциировали со "сведением концов с концами" оказался существенно выше, чем официальный уровень бедности. Авторы объяснили это расхождение тем, что в Европе и США формулировка вопроса слегка отличалась. В 1989 году институт Гэллапа в США провел опрос, в котором был сформулирован следующий вопрос: «Люди, имеющие доход ниже определенного уровня, могут считаться бедными. Этот уровень называется линией бедности. Какой размер еженедельного дохода Вы бы использовали как линию бедности для семьи из четырех человек (муж, жена и двое детей) в этом обществе?" В среднем полученная сумма дохода оказалась на 24% выше официальной линии бедности принятой в это время. Полученная оценка была чуть-чуть ниже половины медианного дохода года. По линии бедности, определенной общественным мнением, доля бедных составила 18 процентов, по официальной 13 процентов.

Последние примеры определения субъективной линии бедности представлены по Непалу8 и Китаю9. Китай наиболее интересен для сравнения результатов, поскольку в нем использованы данные репрезентативной выборки за 1999 год и оценка проведена для 12 крупнейших городов страны. Вопрос о минимальном доходе был сформулирован следующим образом: «В соответствии с реальной ситуацией, каков минимальный уровень расходов в месяц для Вашего домохозяйства?». Авторы нашли значительную вариацию бедности по городам, тем не менее, субъективно определенный уровень бедности оказался в среднем на 55% выше, чем официальный уровень, определяемый по стоимости минимальной продуктовой корзины для городского населения Китая.

Надо полагать, что причины расхождений в тенденциях ответов для Европы, США, Китая, да и по России кроются не только в различиях формулировки ответов, хотя возможно частично и в ней, а скорее в объективных факторах, детерминирующих эту разницу. В США и Китае дифференциация доходов и уровень относительной бедности выше, чем в Европе10. На сегодняшний день, неравенство доходов в России – одно из самых высоких в мире. Кроме того, и это не секрет, отечественный прожиточный минимум обоснованно критикуется за то, что отражает не уровень приемлемого существования, а скорее уровень физиологического выживания. Необходимо сравнивать расхождения не только в формулировке вопросов, но и в дефинициях официальных линий бедности. Только наличие всей информации позволит адекватно оценить причины столь значительных расхождений субъективной линии бедности с принятыми официально.

Ravaillon M, Datt G, van de Wale D. 1991. Quantifying absolute poverty in the developing world.

Review of Income and Wealth 37: 345-361.

Gustafsson B., Li Shi and Sato H. 2004. Can a Subjective poverty line be applied to China? Assessing poverty among urban residents in 1999. Journal of International Development 16: 1089 – 1107.

Rainwater L., Smeeding T., Coder J. 2001. Poverty across states, nations, and countries. In Child Well-Being, Child Poverty and Child Policies in Modern Nations, Vleminckz K, Smeeding T (eds).

The Policy Press: Bristol.

Случаи крайней бедности в районе Марракеша Интервью с мужчинами-главами семейств в 2004-2005 гг.

Мохамед Себти (Университет Марракеша) В этой работе мы задаемся вопросом о том, как марокканцы воспринимают бедность, при этом мы будем основываться на ее составляющих элементах. В каких случаях люди относят себя или других к бедным? Какие условия существования и, в особенности, нехватка каких элементов благосостояния влияют на их суждения? Какие механизмы, по их мнению, приводят к подобным ситуациям, а какие позволяют выбираться из них или, по крайней мере, противостоять им?

Чтобы ответить на эти вопросы мы опросили в 2004-2005 гг. мужчин – глав семейств в районе Марракеша, обращая внимание на различия жизненной среды этих людей. Речь идет о старой мусульманской части города – простонародной среде с очень высокой плотностью и большой диверсифицированностью населения, где соседствуют случаи глубокой нищеты и в то же время живут высококвалифицированные ремесленники;

а также о сельских районах: равнине, близкорасположенной к районному центру, и горах, немного более удаленных, население которых является гораздо более гомогенным, поскольку эти районы живут в суровых условиях сельского хозяйства, выживающего в ситуации нехватки воды.

Мы проанализируем здесь интервью с людьми, которые сами относят себя к бедным и которые, таким образом, предъявляют одновременно свое представление о бедности в целом и описание собственной ситуации. Человек, проводивший интервью, побуждал их исходить из общих условий существования населения в их среде, прежде чем переходить к теме конкретных составляющих их положения, а затем к способам противостоять ему.

Интервью проходили на арабском языке. Они были записаны на пленку и расшифрованы, а затем был сделан их перевод на французский язык.

Общие условия и средства существования семей Опрошенные люди, не колеблясь, относили себя к бедным и говорили о своем бедственном положении. И те, что проживают в городе, и те, что проживают в сельской местности, считают себя принадлежащими к бедным семьям, поскольку, как они говорят, лишены всего. У них нет средств и способов, чтобы выбраться из этого положения, поскольку окружающая их среда не дает им шансов улучшить свои условия жизни.

Семейные ситуации у разных людей различны, но все они имеют много детей, проживающих с ними или нет. Однако основным общим для этих семей моментом является проблема с работой. Взрослые дети, как правило, не работают;

многие не обучались в школах, а другие не окончили обучение, которое позволило бы им выйти из этого положения, улучшить условия существования для себя и своей семьи. Главы семейств сами не посещали школу или учились недолго. Иначе, по их мнению, они не находились бы в такой крайней нищете.

При описании условий существования в большинстве интервью начинает казаться, что источником бедности является неспособность производить богатства. До того как упоминать то, чего не хватает в сфере потребления, за исключением «нехватки всего», прежде всего упоминается отсутствие доходов, которое связывается с основными лишениями, далеко превосходящими потребности отдельной семьи и имеющими отношение ко всему окружению: нехватка работы, земли, воды, школ и образования.

Такой вопрос, как проблема жилья, встает лишь после этого.

В городе источником подобной ситуации является отсутствие работы. В деревне – это отсутствие земли, ее низкая доходность и нехватка воды для ирригации и улучшения урожайности. Последний момент является ключевым, на основании него люди признают друг друга за своих и проводят различия между собой в зависимости от степени бедности. Те, кто имеет легкий доступ к воде – все более редкому ресурсу, особенно с усилением засухи – не относятся к бедным;

однако, они немногочисленны, и, характеризуя состояние бедности, отмечается, что оно относится почти ко всем в обществе, являющимся почти однородным.

Нехватка земель рассматривается как то, что лежит в основе большинства лишений, испытываемых семьями. В горной местности на первое место выдвигается количественной аспект, который определяет различие между семьями, наиболее или наименее затронутыми бедностью. На равнине уже важна не площадь, а доступ к средствам ирригации, то есть возможность выкопать колодец и купить насос, чтобы качать воду.

В этих очень трудных условиях надежда возлагается на дополнительные виды трудовой активности, практикуемые населением порой в свободное время, чтобы суметь выжить.

Это в основном скромные занятия, которыми занимаются параллельно с обработкой земли и выращиванием скота. Решение, связанное с эмиграцией, временной или окончательной, также рассматривается некоторыми как способ избежать трудностей, связанных с данной ситуацией.

В городе работа заключается в неквалифицированных, мало оплачиваемых занятиях.

Нерегулярность доходов здесь частое явление, а поиск выходов при преодолении трудных ситуаций может доходить даже до практики некоторых форм попрошайничества в случае болезни или при обстоятельствах, когда срочно требуются деньги.

Нерегулярность своих доходов является основной характеристикой, которую отмечают бедные слои населения в городской среде. Однако эта нерегулярность проявляется также в сельской местности, где доходы меняются, и очень значительно, в зависимости от сезона и от не урожайных годов, которые оставляют глубокий след в памяти населения. В горной местности колебания в доходах семей и в условиях их существования постоянно возникают в речи анкетируемых. В равнинных районах точкой разделения на хорошие и плохие годы в основном служит засуха, которая ухудшает положение тех, кто уже был беден, и ввергает других людей в нищету, увеличивая тем самым численность бедного населения. Засуха, будучи случайным феноменом, способствует смешению различных слоев населения, в большей или меньшей степени охваченных бедностью, и провоцирует своего рода колебательные движения между состоянием крайней степени депривации и относительным улучшением условий жизни.

Респонденты оказываются втянутыми в безжалостный механизм, когда все меньше и меньше людей избегают бедности.

Ситуация с жильем у опрашиваемых также описывается ими как жалкая. По их отзывам, и в горах, и на равнине жилища, где проживают семьи в дуарах, лишь отдаленно напоминают дома. Это происходит из-за отсутствия ремонта, непрочности и плохого качества материалов, использованных при строительстве. Отмечается также присутствие насекомых или вредных, даже опасных, животных таких, как змеи и скорпионы, которые являются частью повседневной жизни. А с наступлением засухи опасность, исходящая от этих животных, усиливается.

В городе население, охваченное бедностью, среди трудностей часто указывает на сложность с оплатой жилья, особенно когда они не являются его собственниками.

Необходимость платить каждый месяц определенную сумму денег за жилье, необходимость постоянно искать новое место, новый квартал для проживания за меньшую цену определяются ими как трудности, неотделимые от бедности. Чтобы стать, наконец, собственниками жилья данные семьи не отступают ни перед чем и рассматривают все варианты, в том числе переезд семьи на жительство в другое место и пусть даже в трущобы. В результате некоторые члены семьи оказываются отделены от основной части семьи. Так, глава семьи удаляется от жены и детей на значительную часть года из-за работы. В своем родном городе, где у него есть братья, сестры и, возможно, родители, он будет продолжать работать, занимаясь своим ремеслом или чем-либо еще. А в другом городе, порой даже удаленном, он найдет жилье для собственной маленькой семьи, которую он будет время от времени навещать, чтобы привозить им необходимые для проживания деньги, которые он смог сэкономить в ходе своей трудовой жизни, жизни ложного холостяка.

В интервью почти отсутствуют упоминания о лишениях, относящихся к отсутствию комфорта в доме. Конечно, порой речь заходит о некоторых неудобствах, об отсутствии электричества или другого оборудования, но без особой настойчивости и убедительности, не делая вопрос комфорта ключевым элементом бедности.

Указывая на связи между различными проявлениями бедности или между бедностью и ее причинами, обследуемые говорят о ключевой роли школы и образования. «Если люди бедны, то это потому, что они просто-напросто невежественны, не умеют ни читать, ни писать».

Проблема школы встает каждый раз, когда население высказывает мнение о своем положении в целом. Здесь выделяется два уровня: уровень родителей, которые не посещали школу и, следовательно, не умеют ни читать, ни писать, и уровень детей, которые не завершили учебу. Причинами подобной ситуации являются неудачи в школьном обучении детей и ранний уход из школы. Детям, обучающимся в школах, не удается получить диплом, который позволил бы им улучшить общее положение их семей. Но неудачи, которые терпят дети на разных циклах обучения в школе, объясняются нехваткой денежных средств.

При этом не будем недооценивать то, что обследуемые говорят о недостаточности школьной инфраструктуры, особенно в сельской местности. Там ученики часто бывают вынуждены покидать свои деревни, чтобы отправиться в город продолжать учебу в средней школе. Отсюда возникают финансовые трудности, а также нехватка мест в интернатах колледжей и лицеев для учеников из бедных семей.

Надежды на продвижение по социальной лестнице с помощью школы сталкиваются с трудностями, находящимися на пути этих мечтаний. По словам опрошенных, относительно состоятельные семьи могут позволить себе отправить своих детей в интернат, открывая им тем самым дорогу к долгой учебе. Через недостаточность школьной инфраструктуры проявляется четкая дискриминация между богатыми и бедными семьями, поэтому опрошенные отнесли отсутствие доступа к образованию к числу ключевых показателей бедности населения.

Еще один вид дискриминации в школьных занятиях проявляется между мальчиками и девочками, которые редко продолжают учебу после первого цикла обучения. Если у мальчиков возникают трудности с тем, чтобы продолжать учебу в другом месте, то девочки часто возвращаются домой по решению родителей, подчиняясь их абсолютной власти.

В городе недоступность школьного образования также упоминается среди признаков бедности, но не систематически. Неудачи с учебой и трудность удержать ребят за школьной партой относятся не ко всем поколениям детей. Некоторые продолжают посещать школу, даже если их мысли далеко от нее. Это может относиться как детям, так и к родителям, поскольку успешность учебы требует определенного минимума усидчивости, мыслительных усилий со стороны детей и присмотра со стороны родителей. Подобные условия часто отсутствуют, особенно у невежественных родителей.

Однако, с точки зрения опрошенных, основными являются связи между природными условиями, в которых существует сельское хозяйство, в частности засухой, и бедностью в сельской местности, и между нехваткой работы и невозможностью найти приличное жилье в городе.

При нехватке воды бедность охватывает большинство жителей, и лишь меньшинство рассматривается как относительно обеспеченное. Ничтожных урожаев, имеющих небольшую рыночную стоимость, или незначительных доходов от различных временных занятий едва хватает на покупку необходимого.

В городе вопрос жилья немедленно возникает в речах опрашиваемых. Трудности, с которыми люди сталкиваются в поисках приличного жилья, соответствующего располагаемым средствам, необходимость платить каждый месяц за жилье и одновременно обеспечить другие расходы, неудобства, связанные с мобильностью и жилищной нестабильностью, все это неотделимо от удела бедных. Будучи спрошенными об их ситуации в целом, люди, не колеблясь, начинали свой ответ с проблемы жилья и, в частности, столь ненадежного положения квартиросъемщика.

От проблемы отсутствия средств - к обделенности основными благами В формулировках, употребляемых опрашиваемыми, говорящими о бедности, трудно провести различие между тем, что относится к бедным вообще и к их собственной ситуации. Это не удивительно, поскольку, как мы видели, одной из основных тем является тема всеобщности окружающей бедности, особенно в деревне. С этим связана относительная легкость, с которой люди причисляют себя к бедным.

Конечно, встречаются отказы и формулировки в не очень ясных терминах, иногда это происходит из гордости или из фатализма, переходящего из поколения в поколение.

Но, как правило, люди, не колеблясь, идентифицируют себя как принадлежащих к категории бедных, и даже к тем, которые все больше и больше погружаются в бедность в силу совокупности факторов, имеющих прямое или косвенное отношение к природной и социально-экономической окружающей среде. Однако, необходимо проводить различие между населением, проживающим в горах и в долине, с одной стороны, и населением города, с другой стороны, хотя и те, и другие в первую очередь выдвигают на первый план нехватку доходов, прежде чем отнести себя к бедным в связи с лишениями, которые они испытывают.

Бедность и нехватка доходов По результатам опросов, в горной местности показатели, которые являются определяющими для понятия бедность, могут быть выстроены следующим образом:

вначале нехватка земель, затем нехватка воды для ирригации, наконец, нехватка возможностей для работы. В словах опрашиваемых проглядывает мнение, что всех жителей этой части гор они считают бедными, поскольку у них недостаточно пригодных для обработки земель.

Вопрос земли рассматривается в основном с количественной точки зрения.

Большинство населения владеет лишь половиной гектара. Этой площади недостаточно для хотя бы относительного улучшения условий существования населения.

Но если бы речь шла только об этом! Здесь вступает в действие второй, не менее важный фактор – нехватка воды для ирригации. Впрочем, оба они действуют вместе, дополняя один другой. Нехватка воды может ослабить и даже перекрыть позитивное влияние большего размера культивируемых наделов. Вопрос о нехватке и недостаточности воды каждый раз настойчиво возникает в речах опрашиваемых. Он является частью повседневной жизни людей, и оказывает значительное воздействие на функционирование общества и на поведение членов деревенского сообщества, во первых, на отношения их между собой и, во-вторых, на их отношение к использованию имеющейся воды.

Доступ к воде в реке строго регламентируется: установленная очередность позволяет каждому иметь доступ к воде для орошения своих полей ячменя или маиса раз в дней. Как правило, продолжительность использования не превышает одного дня, что равноценно участку земли в полгектара. Впрочем, это не мешает возникновению конфликтов и серьезных потасовок между различными претендентами на использование воды. Подобная проблема и подобные затруднения, связанные с нехваткой земель, с одной стороны, и с нехваткой воды, с другой, естественно, отпечатываются в памяти жителей этих мест, и они готовы подолгу рассказывать о них.

Бедность из-за нехватки земли и воды обнаруживается в массовом масштабе, почти во всеобщем. В этих горных краях, в условиях, как правило, нелегкой для существования окружающей среды, случаи относительного богатства редки. Лишь ничтожному меньшинству удается избежать бедности, поскольку они владеют бльшим, чем в среднем, количеством земли, имеют более регулярный доступ к воде и более эффективные технические орудия труда.

«Все мы владеем маленьким наделом земли: всего полгектара. Но воды в реке немного.

Для тех, у кого есть возможность качать воду из реки, то есть у кого имеется насос для этого, им легче орошать свои поля, и они могут это делать более регулярно. У других нет возможности поднимать воду из реки, как у нас, например. У нас нет насоса, потому что у нас нет средств купить его. Для нас это очень дорого. Мы бедные».

«В основе наших лишений и наших трудностей – нехватка пахотной земли. Это основной показатель нашей бедности. Бедности, которая затрагивает большинство населения, поскольку здесь каждая семья часто владеет лишь маленьким наделом в полгектара, а порой и меньше. Максимум, что могут иметь семьи, это надел в один гектар, который, как правило, дает плохой урожай».

«Момент, который предопределяет здешнюю бедность, – это нехватка пахотной земли.

Без земли непонятно, что нужно делать, чтобы выжить. Несомненно, на того, кто не имеет земли, на того смотрят как на бедного».

Однако, вопрос воды, необходимой для орошения земель, какими бы маленькими они ни были, часто выходит на первый план в рассказах, учитывая его важность. Это проблема, которая также оказывает воздействие на распространение плохих условий жизни, а значит и бедности.

«Здесь все жители бедные, каким бы ни был размер их участка, потому что воды тут мало. Даже те, кто владеет сельскохозяйственными землями, площадь которых относительно большая, могут рассматриваться как бедные из-за малого количества воды, необходимой для орошения».

«Основной фактор бедности у нас – это малое количество воды для орошения маленьких наделов земли, которыми мы владеем. Воды становится все меньше и меньше из-за продолжающейся засухи. При таком положении вещей воды недостаточно, особенно летом, то есть в то время, когда растения больше всего нуждаются в поливе».

«Большая проблема, касающаяся здесь, в горах, всех – это малое количество воды для орошения наделов обрабатываемой земли. Это очень важный момент, который способствует бедности у нас. Мы постоянно сталкиваемся с этой проблемой, из-за которой у нас порой бывает нечего есть».

Настойчивое повторение темы в интервью и в пределах каждого отдельного интервью дает понять, что бедность воспринимается как всеобщее состояние, касающееся всего населения. Наверно, именно поэтому данное состояние, в общем-то, принимается, терпится и не ставится под вопрос. Иногда это воспринимается как судьба. «Если мы находимся в такой ситуации, значит, этого хочет Бог».

При этом, если не хватает пахотных земель, а воды в реках становится все меньше, нет иного решения, как отправляться на поиски работы в другие места. К несчастью, возможности нормально оплачиваемой работы тоже становятся все менее доступными, что составляет настоящую проблему для жителей гор.

«Мы страдаем здесь от нехватки работы, и из-за этого мы – бедные люди. Сельское хозяйство больше не приносит доход из-за того, что урожаи становятся все меньше и меньше. Критическая ситуация, проистекающая в основном из-за нехватки земли и сильной засухи. Критическая ситуация, в которой мы находимся и которая вынуждает нас идти искать работу в другом месте. Вопрос с работой также становится определяющим для крайней бедности. Работа становится в этом случае нашей основной заботой, и это большая проблема, с которой мы вынуждены постоянно сталкиваться в повседневной жизни».

Речь идет, как правило, лишь о скромных занятиях, достаточно временных и дающих маленький доход, не позволяющих существенно улучшить уровень жизни населения.

Это, в основном, случайные занятия, в области строительства или торговля с рук, которые относительно доступны и позволяют извлекать дополнительный доход, добавляющийся к тому, который обеспечивает сельскохозяйственная деятельность.

«Бедный – это тот, кому не удается найти работу. Тот, кто не работает, ничего не зарабатывает и, следовательно, не может прокормить свою семью. Для меня, например, это большая проблема. Потому что я настолько устаю от моего нынешнего занятия, от продажи некоторых лекарственных растений, которые я собираю в соседнем лесу. Нет других способов заработать на жизнь. Это скромное занятие едва-едва позволяет мне купить по возвращении из города немного муки, чая, сахара и растительного масла, то есть некоторые продукты потребления первой необходимости».

В связи с тем, что возможностей подработать не хватает, а занятость носит, как правило, нестабильный характер, эти группы населения проживают в состоянии неопределенности. Бывают дни, когда они располагают финансовыми средствами, позволяющими им обеспечивать свои потребности, а бывают другие ситуации, когда у них не на что купить даже продукты потребления первой необходимости. И такое положение имеет тенденцию к тому, чтобы продолжаться непрерывно, учитывая нынешние климатические условия, которые добавляются к экономическим проблемам.

Мы вернемся ниже к нерегулярности доходов и их ненадежности, как элементам, определяющим бедность.


Положение сельских жителей с равнины аналогично. Здесь жители страдают в большинстве своем от незначительности сельскохозяйственных урожаев и от недостатка возможностей подработать, что могло бы компенсировать незначительность урожаев.

«Бедность связана с проблемой работы. Бедняком является тот, кому трудно найти занятие, позволяющее извлекать достаточные доходы для того, чтобы обеспечивать основные потребности. Из-за этого люди отныне не получают никакого удовольствия от жизни, потому что и работы в сельском хозяйстве становится все меньше».

В связи с этим надо подчеркнуть роль скотоводства для этих групп населения, проживающих в сельской местности и страдающих на сегодняшний день от крайне негативных последствий затянувшейся засухи, поскольку опрашиваемые люди часто выдвигают его на первый план.

«Здесь большинство населения располагается внизу социальной лестницы, потому что они находятся в трудном положении из-за того, что не могут позволить себе содержать постоянно нормальное стадо. А не иметь стада в ограде дома – это значит отсутствие приятности и удовольствия в повседневной жизни».

Таким образом, обладание стадом в деревне, похоже, является делом важным и имеющим значительные последствия. Обладание стадом считается знаком всеобщего благосостояния населения в том случае, если оно не в состоянии заработать себе на жизнь, обрабатывая землю. Обладание несколькими головами рогатого скота позволяет замещать подобную невозможность, а, кроме того, это занятие, которое укореняет людей на их земле в большей степени, чем даже культура. Имея значительное и достаточно доходное стадо, становится не так просто покинуть родные места.

В этих обстоятельствах практика разведения скота возводится в ранг несельскохозяйственного вознаграждаемого труда, оно становится эквивалентом рабочего места, которое можно найти в городе. Это значительный источник дохода, который может быть мобилизован немедленно или в случае необходимости. То есть это гарантия и страховка на случай непредвиденных обстоятельств.

Более того, иметь стадо – это украшает жизнь и добавляет в нее счастья. Наблюдать как изо дня в день увеличивается поголовье скота, это означает регулярное увеличение собственного капитала, который находится перед глазами и под рукой, это означает страховку на случай всего, что может произойти неожиданного и требующего немедленных финансовых вложений.

Поэтому обладание стадом является важным моментом при определении состоятельности людей. Оно дифференцирует тех, кого можно оценить как бедных, и тех, кого можно считать относительно богатыми. Степень бедности людей, таким образом, определяется размером стада, которым они владеют.

«Для нас разведение скота является эквивалентом труда. И если сегодня мы бедные, так это потому, что у нас уже нет средств, чтобы содержать достаточное количество голов рогатого скота. Именно благодаря этой деятельности можно надеяться на некоторое улучшение наших условий существования. Но это дело, которое стало очень непростым на настоящий момент, особенно при нынешней постоянной засухе. Наши стада постоянно сокращаются из-за недостатка финансовых средств».

«В нашем дуаре основной показатель, по которому богатые люди отличаются от бедных, это обладание стадом. Несомненно, тот, кто не владеет крупным рогатым скотом и овцами в достаточном количестве, считается бедным. Ведь разведение скота гораздо важнее, чем даже обладание землей. Быть владельцем нескольких наделов пахотной земли, каким бы ни был их размер, недостаточно, чтобы обеспечивать свои основные потребности и, соответственно, иметь относительно приличный уровень жизни».

«Самое главное, стадо помогает нам превозмогать жизнь в деревне и ненадежность средств существования в этой среде. Это фактор, который больше всего привязывает нас к нашей земле, который дольше всего держит нас в родных местах. Если нет стада, дети легче покидают свой дуар, и родители в конце концов тоже уезжают, так как они не в состоянии выносить трудные условия жизни, и у них не остается мотивации, чтобы остаться».

Если люди так настаивают на важности разведения скота, так это, может быть, потому что данный вид деятельности все еще остается доступным, при условии наличия средств, даже несмотря на крайне суровые климатические условия. Поскольку в этих районах полузасушливых степей больше, чем в других местах, именно вода часто играет роль первейшего показателя бедности. При обработке земли, также как и при разведении рогатого скота, доходы часто являются недостаточными, положение становится все более и более критическим не из-за нехватки пахотных земель, но в основном из-за нехватки воды, чтобы улучшить их качество.

«Здесь все люди бедные за несколькими исключениями. При засухе и недостаточном количестве скота сегодня крайняя бедность затрагивает всех. Стада не находят себе корм, и таким образом все жители стали бедными».

«Первый показатель бедности – нехватка воды, ведь наше основное занятие – работа на земле и разведение скота. Это единственные занятия, дающие средства к существованию, которые у нас тут есть. У нас нет других источников, позволяющих нам обеспечивать наши основные потребности».

Засуха ухудшает условия существования жителей, сводит на нет усилия, прилагаемые в сельском хозяйстве, и она имеет тенденцию превращать бедность в состояние, охватывающее всех. Решение этой проблемы не лежит на поверхности, и оно не случится в ближайшем будущем, хотя все еще поправимо на сегодняшний день для того, чтобы улучшить возможности людей заниматься разведением скота так, чтобы это было достаточно доходно. По оценкам населения, это определяющий момент, который может внести улучшение в условия их жизни.

«Здесь бедность проистекает не от нехватки земли, а в основном от плохой урожайности и от того, что трудно разводить скот так, чтобы это давало доход, вот что является действительно определяющим. Трудно представить, как люди могут выбраться из подобной ситуации, особенно при том, насколько тяжело заниматься разведением скота. Ведь большинство семей здесь в конце концов продали свое стадо, чтобы удовлетворить самые минимальные жизненные потребности, особенно в продуктах питания. Так все население стало бедным. Это, скажу вам, главное значение, которое может иметь в нашей местности разведение скота.

Если есть несколько голов скота, то это дополняет то, что мы получаем от обработки земли, чтобы обеспечить хлеб наш насущный. Даже имея земли больше 20 гектаров, все, что нам остается, это ждать дождей, и часто напрасно. А без достаточно сильных дождей мы все больше погружаемся в нищету.

Зато стадо может серьезно улучшить условия нашей жизни, оно позволяет занять наших детей, что будет препятствовать их эмиграции. На самом деле, благодаря разведению скота нам удается выносить ненадежность условий нашего существования, связанных с особенностями нашей местности. А без стада мы оказываемся безоружными перед лицом жизненных трудностей. Без нескольких голов рогатого скота, которые нас занимают, мы не имеем ничего, мы - ничто».

В городской среде основным становится вопрос труда и занятости. Это единственный источник существования для людей. Отсутствие работы рассматривается как первый показатель бедности. Однако речь идет не о любой работе. Та, о которой мечтают люди, это стабильная, достаточно хорошо оплачиваемая работа, позволяющая удовлетворить основные потребности в питании, жилье, расходы на здравоохранение и образование детей.

В реальности опрашиваемые могут иметь (или могли иметь в прошлом) занятия работу в области ремесленничества, торговли или услуг, но, как правило, это временные, нестабильные занятия, дающие лишь небольшие доходы или такие доходы, которые меняются в зависимости от обстоятельств. Именно поэтому они всегда считают, что у них нет работы, даже когда на деле они заняты.

«Мы бедные, потому что у нас нет работы. То, что мы сейчас зарабатываем ( дирхемов в день/4 евро) не хватает даже чтобы удовлетворить наши потребности в самых необходимых продуктах питания. И это уже не говоря о плате за квартиру, которая является настоящим затруднением».

На проблему с жильем здесь указывают как на реальное затруднение для населения, проживающего в условиях города, тогда как это не было проблемой для людей из сельской местности. Надо найти приличное жилье и быть в состоянии платить, когда это требуется, за квартиру. Это один из способов, дающих возможность интегрироваться в городской среде, и это показатель бедности и даже маргинализации людей, или исключения их из жизни общества.

«Я квартиросъемщик, и плачу 300 дирхемов в месяц. С тех пор как я женился, я непрерывно переезжаю, меняя один квартал за другим, все время в поисках подходящего жилья, которое устроило бы меня в основном с точки зрения моих финансовых возможностей. В конечном итоге я остановился в квартале Меллах (старинный еврейский квартал), где нашел маленькую комнатку, в которой я проживаю с женой и тремя детьми».

«Первый показатель бедности – это жилье, ведь для нас это большое затруднение. Для того, кто находится в положении квартиросъемщика в течение всей своей жизни, тот сталкивается с обязанностью платить за жилье и одновременно другие расходы на воду и электричество».

«Работа – вот основной фактор. Она занимает первое место при определении того, кто является бедным. Именно наличие работы определяет состояние бедности людей. На втором месте – вопрос жилья, а на третье можно поставить вопрос с питанием, то есть проблема обеспечения продуктами питания первой необходимости. Как правило, бедняк ограничивается тем, что ест хлеб, чай и время от времени овощи. Это составляет основу его повседневного рациона».

От нехватки доходов, через отсутствие стабильной работы и затруднение с городским жильем, разговор быстро переходит к лишениям, связанным с продуктами питания первой необходимости. Бедняк – это тот, кто лишен базовых продуктов питания и кто вынужден довольствоваться малым. Это, в частности, тот, кто мало потребляет или почти совсем не потребляет мяса.


«Бедный – это тот, кто лишен многих продуктов питания, особенно мяса. Бедный, как правило, потребляет мясо лишь раз в полмесяца. А порой ему приходится ждать и дольше, прежде чем он сможет купить его немного».

«Я не устаю повторять, что потребление мяса является важным показателем бедности людей. Несомненно, бедный – это тот, у кого нет средств, чтобы регулярно и в нормальных количествах потреблять мясо. Это основное лишение, которым отмечен мир бедности».

Трудность, с которой сталкиваются сегодня люди при удовлетворении своей потребности в мясе, воспринимается как основное лишение. Количество потребляемого мяса, регулярность и легкость доступа к этому продукту, который становится все более дорогим, позволяют провести грань между людьми. Бедные – это те, кому из-за нехватки средств не удается регулярно потреблять нормальное количество мяса.

Бедность и лишения Если взглянуть более широко, и в городе, и в деревне бедность наводит на общую мысль о неудовлетворенных потребностях. Эти потребности рассматриваются как единое целое, когда происходит соединение нескольких лишений, по которым распознается бедность. И, очевидно, неудовлетворение потребностей может быть распространено и на другие предметы такие, как домашняя техника, которая становится все более необходимой в повседневной жизни, как, например, холодильник.

В глазах населения, бедный – это тот, кто находится в такой ситуации, когда он не в состоянии удовлетворить свои различные потребности как повседневные, так и более долговременные.

«Бедный – это тот, кто лишен многих вещей одновременно. Это такой человек, который не может удовлетворить потребности своих жены и детей. Это такой глава семьи, который не способен удовлетворить потребности своей семьи. Все у него ограничено, и даже когда к нему случайно заходят гости, у него ничего не находится чтобы принять их».

Кроме потребления мяса, уже называвшегося в качестве примера, два основных момента с регулярностью повторяются среди различных лишений, испытываемых бедными: медицинские услуги и школа. Невозможность оплачивать услуги врача (часто оказываемые бесплатно в диспансерах), но особенно лекарства, которые тот выписывает, часто называется сразу же вслед за нехваткой основных продуктов питания, часто на третьем месте после вопроса школы, но всегда в качестве приоритетного момента при определении состояния бедности.

«Если выстраивать различные показатели бедности по их значимости, прежде всего надо назвать вопрос питания, а затем вопрос медицинских услуг. Если, например, дети заболевают, то нет денег, чтобы их лечить. Вот проблема, которая становится все более непреодолимой. Перед этой проблемой мы бессильны, потому что мы не знаем, что делать».

«Если выстраивать показатели бедности, в первую очередь существует нехватка продуктов питания. Во вторую очередь – это вопрос со школой для детей, а на третье место можно поставить вопрос здоровья. Ведь бедный – это тот, у кого не находится средств, чтобы отправиться лечиться в больницу. Это вопрос, который иногда даже может стать приоритетным».

Все опрошенные подчеркивают важность школьного обучения для своих детей. Они хотели бы, чтобы дети пробыли в школе как можно дольше, но они сталкиваются с многочисленными трудностями, например, в том, что касается покупки школьных принадлежностей. Даже если это, в принципе, происходит только один раз в год в отношении большинства покупок, это нарушение ритма расходов, которое создает период напряженности, к этому моменту мы еще вернемся.

«Один из важных вопросов, являющихся показателем уровня бедности, это вопрос школы. Человек чувствует себя действительно бедным, если он не способен удовлетворить потребности детей в школьных принадлежностях из-за недостаточности финансовых средств. Это показатель, который может появиться раньше других, учитывая крайнюю важность образования и его роль в улучшении уровня жизни семей.

При наличии образования есть надежда привнести положительные изменения на уровне мышления, то есть на некоторую открытость ума у людей».

Не ограничившись этими различными указаниями, мы попытались получить бльшую ясность по поводу лишений населения, касающихся самих опрашиваемых. В действительности было нелегко провести грань между тем, что указывает на состояние бедности в целом и тем, что относится к личным трудностям опрашиваемых лиц. Хотя подобное совмещение можно было ожидать, поскольку опрашиваемые, говоря о бедности в целом, одновременно описывали самих себя в качестве бедных.

В горной местности жители при описании своей жизни говорят о том, что лишены таких продуктов питания, как мясо, овощи и фрукты. Это тема, которая постоянно возвращается в разговорах, чтобы показать, насколько тяжела жизнь.

«Что касается продуктов питания, нам особенно не хватает мяса. Это продукт, которого мы действительно лишены. Но это не мешает нам продолжать жить. Хотя мясо мы едим редко, это не слишком нас заботит, потому что то, что для нас действительно важно, так это продукты первой необходимости такие, как ячмень и растительное масло. Это основа нашего питания. А что касается фруктов, мы почти никогда не едим их».

«Обычно мы едим мясо один раз в неделю. Для нас это не является настоящей проблемой. Что действительно важно, так это мука, растительное масло, чай и сахар. А овощи, мы закупаем их только один раз в неделю, в базарный день».

В равнинных районах называются те же лишения, а также удаленность от школы для детей и трудность доступа к медицинским услугам, что уже указывалось. К этому прибавляется проблема питьевой воды, в качестве основного лишения для людей.

«Из различных лишений, которые касаются лично меня, я бы поставил на первое место нехватку питьевой воды. Это потому, что трудно переносить жажду. Таким образом, для нас это жизненно важный вопрос. Суровая реальность, в которой мы живем, не имея питьевой воды под боком и, следовательно, будучи вынужденными ходить за водой очень далеко. Да из-за одного этого мы считаемся бедными».

«Больше всего мы лишены продуктов питания, поскольку мы не располагаем достаточными финансовыми средствами, чтобы купить все, что необходимо. В действительности наше питание ограничивается несколькими основными продуктами такими, как чай, сахар и хлеб. Если нам удается обеспечить покупку этих продуктов, это уже много. Наши основные усилия, в смысле работы, уходят на то, чтобы обеспечить эти продукты, которые являются основой нашего питания. Что касается закупки мяса, то оно производится, как правило, один раз в неделю, да и то не всегда.

Бывает, что мы остаемся без мяса в течение долгого периода, иногда даже до месяца».

«Больше всего мы лишены потребления продуктов питания таких, как мясо, овощи и фрукты. По сути, есть единственный продукт, который мы потребляем больше всего, это хлеб. Чай также составляет базовый продукт в нашем повседневном питании. Это два продукта, которые мы потребляем больше всего и которые мы вынуждены покупать, чтобы обеспечивать свое питание. Что касается мяса, что это продукт, который встречается все реже и реже среди потребляемых продуктов. Обычно мы покупаем мясо один раз в неделю, в базарный день, если средства позволяют. Но, как правило, мы покупаем небольшое количество, 250 или 500 грамм на всю семью.

Именно по этому можно провести различие между положением богатых и бедных людей. В базарный день легко провести грань, особенно когда видишь, как один человек покупает 2 или 3 килограмма, а другой человек едва в состоянии купить грамм на всю семью. Очевидно, последний находится в зоне бедности».

В качестве резюме:

«Среди наших лишений не надо забывать продукты питания. Как правило, наше питание сводится к нескольким продуктам первой необходимости. По сути, мы лишены многих вещей, всего, что способно улучшить условия нашего существования, хотя бы частично. Это ситуация, которая, очевидно, вытекает из плохой ситуации с трудоустройством. Ведь без работы как можно надеяться обеспечить собственное пропитание? А с оплачиваемой работой, по крайней мере, вопрос с питанием уже обеспечен.

Честно говоря, мы живем исходя из наших малых средств. Все, что нам удается заработать в качестве денег, мы тратим полностью, чтобы обеспечить покупку продуктов питания. Сверх этих расходов у нас не остается практически ничего на покупку одежды для детей или на другие покупки для семьи».

В городской среде заботы о пропитании также присутствуют, но они появляются не в первую очередь. Они идут после финансовых проблем. Речь идет о глобальном взгляде на вещи постольку, поскольку положение людей рассматривается как результат невозможности удовлетворить различные нужды. Основная проблема – это нехватка денег, что формирует все лишения, на первом месте среди которых – трудность доступа к жилью и приобретения продуктов питания «Проблемы, с которыми я сталкиваюсь в повседневной жизни, сводятся к тому, что мне не удается иметь все, что мне нужно, из-за финансовых средств. Таким образом, для нас речь идет в основном о проблеме нехватки денег. И если я должен классифицировать мои лишения, в первую очередь идет жилье, затем продукты питания и затем необходимость платить за квартиру, воду и электричество».

Вопрос жилья все время возникает в разговоре в качестве основного лишения. Это происходит потому, что речь идет о реальной проблеме, которая все больше и больше ощущается жителями города. Она непрестанно разрастается, сопровождаясь явным снижением возможностей найти приличное жилье.

«Основная для меня проблема – это то, что я постоянно занят вопросом жилья. Дело в том, что моя ситуация с жильем еще относительно нестабильная, мы постоянно живем в нелегальных постройках. Я не удовлетворен подобной ситуацией и мои дети тоже. Все мы ждем случая, чтобы уехать отсюда. Таким образом, для нас вопрос жилья много значит, и именно о нем мы постоянно думаем».

«В первую очередь мы лишены жилья. Затем, нам не хватает средств для жизни, то есть всего, что относится к питанию. Честно говоря, мы не живем нормально, как другие, потому что мы не способны оплачивать наши потребности. Это происходит в основном из-за того, что у меня такой маленький заработок в день, он редко превышает дирхемов (10 евро). После оплаты подмастерья, который работает вместе со мной, мне почти ничего не остается для моих личных расходов и для расходов моей семьи. Но надо уточнить, что мой ежедневный заработок всегда разный, он может значительно варьироваться в зависимости от обстоятельств».

Нерегулярность доходов и периоды трудностей Неравномерность уровня доходов является основным обстоятельством, с которым людям всегда приходится считаться. Это вполне конкретная реальность, требующая постоянного приспособления и непрерывного внесения корректив. Будь то в сельской или в городской местности, сама природа занятий людей стоит за этой нерегулярностью их доходов. Интенсивность сельского труда варьируется в зависимости от времени года и от того, какой стоит год, заставляя тем самым колебаться финансовые возможности населения. В городе, где люди чаще всего занимаются ремесленничеством или мелкой торговлей, нерегулярность доходов является их неизбежным свойством. В любом случае эта ненадежность остро ощущается и четко формулируется опрашиваемыми.

«При недостатке сельской работы мы вынуждены идти искать работу в другом месте.

Мы соглашаемся на любую работу, какую нам предлагают. Мы работаем в строительстве, особенно в качестве подсобных рабочих, или в качестве временных садовников. Доходы от таких занятий не превышают 50 или 60 дирхемов в день (5 или 6 евро). Но такая работа никогда не бывает на длительный срок, и мы часто остаемся ни с чем. Когда нет возможностей подработать, мы занимаемся торговлей с рук, пытаемся продать что угодно, что бы позволило нам заработать на наши нужды. Так что мои доходы не стабильны, ведь я никогда не уверен, сколько я заработаю».

«Честно говоря, мои доходы всегда колеблются. Прежде всего, то, что я зарабатываю на продаже сельскохозяйственных продуктов, меняется из года в год и может возрастать или уменьшаться вдвое. Затем, дополнительные дохода, которые мне удается получить, работая в строительстве или в торговле, также варьируются на те же величины, если не больше».

В сельской местности урожаи никогда не бывают надежными, учитывая нерегулярность дождей, а скотоводство не всегда дает ожидаемые результаты. В период большой засухи доходы могут быть сведены до нуля. А поиск возможностей подработать вне сельского хозяйства, чтобы восполнить эти провалы, может наталкиваться на повторяющиеся неудачи, оставляя серьезные пробелы в денежных средствах людей.

«Я вам коротко изложу суть ситуации. Человек, который проводит весь день на ногах в Мукефе, от восхода до заката солнца, так и не найдя работодателя, возвращается вечером к себе без единого су в кармане. Но этот человек может иметь пятерых или шестерых детей, которых надо кормить. И что ему делать в этих условиях? Только выпутываться, как может. И обладание наделом земли не очень ему поможет, особенно если нет стада».

В городской местности та же неопределенность в отношении доходов возникает в речах опрашиваемых. Например, в сфере ремесленничества колебание доходов – обычное дело, это зависит от изменения соотношения между предложением и спросом на рынке.

«Я зарабатываю только 40 дирхемов в день, будучи портным. Но это не постоянный и регулярный доход. Бывают периоды, когда я сижу без работы. Мои доходы постоянно меняются в зависимости от времени года и обстоятельств. Подобная ситуация остается неизменной с моих юных лет, когда я был еще простым подмастерьем, едва зарабатывающим 10 дирхемов в день».

«Я ремесленник, мастер, но мой ежедневный доход не превышает 100 дирхемов. А из них нужно еще вычесть зарплату подмастерья, которому нужно платить каждый день.

Мне не остается почти ничего после долгого рабочего дня без перерыва. Кроме того, мои заработки не всегда одинаковы. Они варьируются изо дня в день в зависимости от спроса. В целом моя профессия портного, шьющего джелаба (одежда в Северной Африке), лучше идет зимой, чем летом. Мы также больше, чем обычно работаем накануне религиозных праздников, когда наша продукция и наши услуги пользуются большим спросом. А когда эти периоды проходят, почти не бывает работы, и наши доходы внезапно намного снижаются, что порождает нерешенные проблемы».

К колебанию доходов добавляется колебание расходов. Как правило, самые трудные для людей моменты настают с приближением религиозных праздников, особенно с праздником Аид Эль Кебир (праздник барашка). Это большой день для всех верующих, но также период, когда финансовые трудности усугубляются, особенно для тех, чьи средства недостаточны и нерегулярны. Что делать в подобный момент, когда нет средств, чтобы купить собственного барана. Это период финансового кризиса для тех категорий населения, которые не в состоянии нести расходы, добавляющиеся к повседневным расходам. Особенно если речь идет о больших неизбежных тратах, если люди хотят оставаться внутри мусульманской традиции.

«Для меня серьезный период трудностей попадает на праздник барашка. Это потому что я часто не в состоянии нормально купить моего барана как другие. Этот период напоминает мне о моем положении, значительно отличающемся от других. В связи с этим мне крайне необходимо найти необходимые деньги, чтобы купить барана. Чтобы покрыть такие расходы я часто беру кредит, который я постепенно возмещаю».

Опрашиваемые также указывают в качестве особо тяжелых периодов месяц Рамадан (месяц поста) и начало школьных занятий. Это два других случая, которые требуют финансовых трат сверх обычного. Расходы, которые оцениваются как невыносимые, но обязательные, требующие жертв и пересмотра, хотя бы временного, потребностей и приоритетов.

«Другой, крайне тяжелый, период – это месяц Рамадан. Проведение этого месяца требует затрат более значительных, чем это требуется в обычное время. Таким образом, с приходом Рамадана наши трудности лишь возрастают, при том, что наши финансовые средства ощутимо уменьшаются, и мы еще больше погружаемся в кризис. Так, в течение всего года мы не перестаем покрываться долгами, поскольку нам не удается оплачивать все расходы, которые возникают в связи с обстоятельствами».

«Самые трудные периоды для нас – это прежде всего начало школьных занятий. В этот момент мы переживаем настоящий кризис, потому что вынуждены покупать все школьные принадлежности для детей. Не имея средств оплачивать подобные расходы, которые могут превосходить 600 или 700 дирхемов (60 или 70 евро), я прибегаю к кредиту».

К этим периодам, охватывающим все население с доходами, одновременно являющимися недостаточными и нерегулярными, добавляются периоды года крайне сложные для жителей деревни. Речь идет прежде всего о зиме, когда жители гор, например, сталкиваются с огромными трудностями. В этот период года они страдают одновременно от холода и от недостатка возможностей подработать. Это время года откладывает на них глубокий отпечаток, учитывая все те усилия, которые они вынуждены прилагать чтобы выжить.

Для опрашиваемых лето представляется более легким, приятным для жизни, периодом интенсивной трудовой деятельности, приносящей однозначное улучшение условий их жизни. Зима же, напротив, рассматривается как почти мертвый сезон, со все меньшим количеством занятий в поле и все бльшим давлением, оказываемым на стадо. Оно постепенно ликвидируется за счет постоянных продаж, чтобы попытаться дожить до прихода лета.

«Самым трудным периодом для нас является зима. В это время вся деятельность затихает. Порой она даже совсем останавливается. В течение месяцев мы ничего не делаем. Мы пытаемся все же заниматься скотом. В этот период мы его немало продаем.

Летом работа в поле возобновляется. Это период сбора урожая и фруктов. В это время мы также выращиваем различные овощи, что позволяет нам увеличить доходы и на время улучшить уровень жизни».

Обитателями равнин зима также переживается как трудный период, они сталкиваются с климатическими трудностями и с проблемами, связанными с поиском работы в городе.

Летом, как правило, легче перемещаться и осуществлять некоторые виды деятельности, связанные со сферой обслуживания или торговлей, в дополнение к заработкам от сельского труда.

«Для нас зима – это самый тяжелый период. Трудно раздобыть питание, особенно из-за того, что работы становится меньше. По этой причине я захотел покинуть деревню, уйти, чтобы осесть в другом месте. Здесь я не могу найти, чем прокормиться. Летом по крайней мере мне удается перемещаться и мне легче осуществлять мою деятельность торговца с рук».

Различные способы противостояния бедности Сталкиваясь с подобными трудностями, люди пытаются приспосабливаться, ищут более или менее эффективные выходы. Выходы, которые, возможно, не разрешают все проблемы, но которые, по крайней мере, имеют то достоинство, что облегчают страдания и сокращают последствия, вызванные крайней бедностью.

В деревне выход состоит в том, чтобы отправиться на поиски работы в другое место, учитывая незначительность сельскохозяйственных урожаев и недостаточность доходов от работы на земле. В экономической среде, где плохо с природными ресурсами, люди пытаются выйти на неформальный рынок труда, не требующий, как правило, профессиональной подготовки и предварительных капиталов.

В основном легче всего найти работу в сфере мелкой торговле или в строительстве, предлагаемой ближайшими городами. Следуя порой по достаточно сложным схемам, связанным с трудовой занятостью, люди часто совершают перемещения между сельскохозяйственной работой, с одной стороны, и работой в городе, с другой.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.