авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«152 DOCUMENTS DE TRAVAIL 2008 ИЗМЕРЕНИЕ, ФОРМЫ И ФАКТОРЫ БЕДНОСТИ. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД Под редакцией Патрика Фести и ...»

-- [ Страница 6 ] --

Районы, в которых концентрация иммигрантов наиболее высока, это так называемые провинции-метрополии: прежде всего Рим и Милан, но также Турин, Неаполь, Флоренция, Болонья и другие. Рим остается провинцией, где абсолютная численность иностранцев наиболее значительна. На конец 2001 г. из около 1 170 совершеннолетних иностранцев из Свмд более 165 000 находились в столице, что составляет более 14% от общего числа в стране (Таблица 1).

Последующая эволюция (с 2001 по 2003 гг.), в основном, была результатом узаконений 2002 г., которые предоставили разрешение на проживание иностранным работникам, используемым частными лицами на нерегулярной основе (помощь по дому или помощь пожилым людям и больным) или частными предприятиями. Из 700 000 заявлений было удовлетворено около 640 000. На конец 2003 г. в провинции Рим количество разрешений, выданных совершеннолетним иностранцам из Свмд, достигло приблизительно 244 000, что больше на 47% по сравнению с 2001 г. Удельный вес Рима в отношении страны в целом, тем не менее, сократился, поскольку рост был больше по стране (66%), чем в столице.

Таблица 1. Разрешения на проживание, конец 2001 и 2003 гг., и заявления на его получение, поданные в 2002 г. в 10 провинциях, наиболее затронутых миграцией.

Совершеннолетние иностранцы, прибывшие из стран с высоким миграционным давлением (a), Италия, абсолютные значение (в тысячах) и в процентах.

Разрешения на проживание Заявления об узаконении 2002 г.

Абсолютные Доля на Провинции значения % на провинцию Показатель Абсолютные разрешений на % на (b) (в тысячах) проживание (основа значения (в провинцию 2001) тысячах) Чтобы 2001 2003 2001 2003 Всего работать Рим 165,3 243,6 14,2 12,6 147 106,7 15,3 64,6 111, Милан 135,0 211,1 11,6 10,9 156 86,7 12,4 64,2 86, Турин 45,0 84,8 3,9 4,4 188 36,0 5,1 79,9 114, Брешиа 46,7 79,3 4,0 4,1 170 24,3 3,5 52,1 70, Неаполь 25,6 51,8 2,2 2,7 202 36,7 5,3 143,3 214, Флоренция 21,6 49,5 1,8 2,6 230 16,9 2,4 78,6 116, Тревизо 30,4 49,0 2,6 2,5 161 11,8 1,7 38,7 53, Бергам 25,3 45,2 2,2 2,3 179 14,0 2,0 55,3 80, Болонья 28,1 44,1 2,4 2,3 157 12,9 1,8 46,0 69, Верона 29,7 42,9 2,5 2,2 145 12,8 1,8 43,2 64, Другие 613,3 1029,3 52,6 53,3 168 340,8 48,7 55,6 86, Италия 1165,9 1930,4 100,0 100,0 166 699,7 100,0 60,0 91, (a) Свмд являются страны Африки, Азии (за исключением Японии и Израиля), Латинской Америки и Центральной и Восточной Европы (включая те, которые вошли в Европейский Союз в 2004 г.).

(b) К указанным провинциям относятся 10, имеющих наибольшее количество разрешений на проживание на конец 2003 г.

Источник : Istat (разрешения на проживание) и ISMU (заявления на получение разрешения) Министерства внутренних дел.

Это подчеркивает значительный вес нелегальной составляющий среди иммигрантов в 2001 г. в Риме и на остальной территории страны. Заявлений об узаконении в столице было около 107 000, более 15% от общего числа по стране. Они составляли приблизительно 65 заявлений на 100 разрешений с непросроченным сроком годности и 122 заявления на 100 разрешений для трудовой занятости. Можно также принять во внимание, что на конец 2001 г. более половины иностранных работников в столице находились на незаконном положении и несколько в меньшем соотношении – на территории страны в целом.

Рим отличается также от остальной территории страны по составу иностранного населения исходя из страны происхождения, пола и мотивов иммиграции (Conti, Strozza, 2006). Действительно, множество функций, выполняемых такой столицей как Рим, и среди прочих центр католического мира, придает иностранному присутствию в этой провинции сложные характеристики (Bonifazi, Strozza, 2006). Обращаясь к структуре по национальному признаку, можно заметить прежде всего изменения, произошедшие между 2001 и 2003 гг. (Таблица 2): в частности филиппинцы, бывшие до 2001 г. наиболее многочисленной группой (чуть менее 23 000, или 13,7%), сегодня намного уступили румынам, численность которых утроилась (с 19 000 до около 61 000, то есть их доля возросла с 11,5 до 25%), в частности в результате принятия последних законов, став таким образом в три раза более многочисленной, чем азиатская группа. В целом, вес национальных групп с преобладанием женщин часто более высокий в Риме, чем на остальной территории страны, тогда как ситуация четко противоположная в группах с мужским преобладанием. Наиболее очевидный пример – марокканцы, которые в столице находятся лишь на 15 месте, тогда как они являются одной из трех наиболее многочисленных групп на уровне страны (вместе с румынами и албанцами).

Затем выступают такие народы, как украинцы, эквадорцы и молдаване, которые занимали невысокое место в официальной статистике до 2001 г., но были гораздо более широко представлены среди нелегальных мигрантов как на национальном уровне, так и в Риме. В целом, между иностранцами с урегулированным и неурегулированным положением существуют значительные различия с точки зрения национальной принадлежности.

Таблица 2. Разрешения на проживание, конец 2001 и 2003 г. и заявления на его получение, поданные в 2002 г. гражданами 15 стран, первых по численности среди групп мигрантов.

Совершеннолетние иностранцы, прибывшие из стран с высоким миграционным давлением (a) Провинция Рим, абсолютные значения (в тысячах) и в процентах.

Разрешение на проживание Заявления на узаконение 2002 г.

Абсолютные Доля на Страна % национальности Показа Абсолютн значения разрешений на % национально тель ые (в тысячах) проживание национальн сти (b) (основа значения ости Чтобы 2001) (в тысячах) 2001 2003 2001 2003 Всего работать Румыния 19,1 60,7 11,5 24,9 318 46,3 43,3 242,7 343, Филиппины 22,7 22,9 13,7 9,4 101 2,3 2,2 10,3 13, Польша 11,5 17,4 7,0 7,1 150 8,2 7,7 71,4 120, Украина 1,7 12,3 1,1 5,1 710 11,2 10,5 644,3 1322, Албания 7,9 9,8 4,8 4,0 125 3,3 3,1 41,7 69, Перу 7,5 9,6 4,6 3,9 128 2,8 2,6 36,9 52, Бангладеш 7,0 9,3 4,2 3,8 134 4,8 4,5 69,4 87, Индия 6,8 7,9 4,1 3,2 116 2,1 2,0 31,7 105, Китай 5,7 7,4 3,4 3,1 131 2,4 2,2 42,3 63, Египет 6,2 6,7 3,7 2,8 109 1,3 1,3 21,6 29, Эквадор 2,1 6,2 1,3 2,6 297 4,7 4,4 226,2 339, Шри Ланка 5,4 5,3 3,3 2,2 99 0,8 0,7 14,6 22, Молдова 0,8 5,3 0,5 2,2 674 4,9 4,6 618,7 1045, Бразилия 4,5 4,7 2,7 1,9 106 0,6 0,6 13,5 64, Марокко 4,2 4,4 2,6 1,8 104 1,2 1,2 29,0 37, Другие 52,3 53,5 31,6 22,0 102 9,7 9,1 18,5 45, Всего 165,3 243,6 100,0 100,0 147 106,7 100,0 64,6 111, (a) См. примечание (a) к таблице (b) К указанным национальностям относятся 15, обладающих наибольшим количеством разрешений на проживание на конец 2003 г. Четыре страны, выделенные жирным курсивом, означают иностранные группы, изученные во время обследования 2001 г., анализируемые в дальнейшем.

Источник : см. таблицу 1.

Короче говоря, разрешения на проживание в Италии, подсчитанные на конец 2001 г., дают представление лишь об одной исходящей из Свмд части иммиграции, которая присутствует в столице. Существует другая часть, ничуть не менее маргинальная, которая живет и трудится на нелегальном положении и, таким образом, не присутствующая в официальной статистике, по крайней мере до введения закона г. Обращение к данным обследования позволяет, таким образом, получить ценную информацию не только о законной части феномена, но и о нелегальной части, такой масштабной и тем не менее такой мало изученной.

Использованные данные Как видим, официальные источники административного характера об иностранном присутствии не охватывают иммигрантов, находящихся на нелегальном положении. К тому же они позволяют обрисовать лишь несколько основных аспектов и типов поведения иммигрантов, не достигая степени глубины, необходимой для специального анализа главных характеристик и условий жизни, отличающих изучаемые группы. Это особенно верно для рассматриваемой здесь темы бедности, которая не являлась предметом изучения ни одного официального наблюдения и которая затрагивает, может быть, больше чем других, иммигрантов, находящихся на нелегальном положении. Отсюда – необходимость прибегнуть к данным обследования, являющимся результатами прямого наблюдения, организованного в конце 2001 г. в Риме 3.

Выбор общин отражает намерение отобрать группы, достаточно разнородные в плане территориального происхождения, структурных характеристик и фазы иммиграции (Conti, Strozza, 2006).

В отношении первого критерия, выборка представляет четыре континента: Европа, Азия, Африка и Латинская Америка. Две группы представляют значительное женское преобладание (перуанцы и филиппинцы), одна насчитывает приблизительно столько же мужчин, сколько и женщин (румыны), и четвертая отличается сильным преобладанием мужчин (марокканцы). Наконец, основываясь на имеющихся официальных данных, мы выделили национальности, давно укоренившиеся в Риме (филиппинцы и марокканцы), недавнюю волну иммиграции (перуанцы) и четвертую волну, еще более недавнюю (румыны) (Conti, Strozza, 2006).

Добавление критерия численности, в национальном масштабе и в Риме, привело к однозначному отбору румын, филиппинцев и перуанцев, но по другому дело обстоит с марокканцами, которые представляют самую большую общину в Италии, по статистике иностранцев с урегулированным положением на момент обследования, и значительную долю иностранного присутствия на римском побережье, но которые присутствуют в ограниченном количестве в столице. Окончательное решение о включении этой общины было принято с учетом других, уже упомянутых критериев, а также ее веса на национальном уровне и специфичности ее трудоустройства.

Действительно, по этому вопросу четыре группы представляют сильную «специализацию по половому признаку», сопровождающуюся «этнической специализацией». Филиппинцы и перуанцы, с женским преобладанием, в основном работают у частных лиц, тогда как марокканцы главным образом работают на себя (как правило, в торговле с рук), а румыны находят, в основном, работу в строительстве.

Таблица 3 – Иностранные иммигранты, опрошенные в Риме в 2001 г., по национальности и полу (a). Абсолютная численность и процент женщин Пол Страна % женщин национальности Мужчины Женщины Всего Филиппины 97 227 324 70, Перу 121 215 336 64, Румыния 201 118 319 37, Марокко 252 66 318 20, Всего 671 626 1.297 48, (a) Данные этой и последующих таблиц рассчитаны с использованием весового коэффициента по методу, предложенному Бланджардо (Blangiardo, 1996;

Blangiardo, Migliorati, Terzera, 2004), используя информацию, собранную в ходе обследования выборок.

Обследование финансировалось следующими исследовательскими программами: “Siamo pochi o siamo troppi? Alcuni aspetti delle relazioni tra evoluzione demografica e sviluppo economico e sociale”, Miur-Prin, 2001 (и из собственных средств исследовательского отделения Рима);

“Il ruolo delle regolarizzazioni nella valutazione dell’immigrazione straniera nell’Europa mediterranea” (Университет Рима “La Sapienza”, бывшая квота 60%, 1998 г.);

“L’integrazione delle collettivit immigrate in Italia” (Университет Рима “La Sapienza”, бывшая квота 40%, 2000 г.).

Источник : Conti, Stozza, Наблюдение прибегло к методике определения выборки по «центрам и местам объединения», предложенной Бланджардо (Blangiardo, 1996;

Blangiardo, Migliorati, Terzera, 2004). Было опрошено 1297 иностранцев в возрасте 18 лет и старше, распределенных по национальности и полу, как указано в таблице 3.

Иностранцам была предложена подробная анкета с тем, чтобы собрать информацию об их демографических, семейных, социальных, экономических и миграционных характеристиках и о различных типах поведения и мнениях относительно их интеграции в общество. Хотя некоторые вопросы (доходы, положение с юридической точки зрения и др.) относятся к тем, которые обычно порождают некоторую уклончивость ответов опрашиваемых, собранные данные выглядят в целом полными и достоверными. Данные, собранные напрямую, об обычном ежемесячном доходе членов семьи опрашиваемого и их совпадение с данными, полученными непрямым способом, позволяют, кроме того, идентифицировать, с некоторой долей вероятности, бедную составляющую среди изучаемого населения.

Бедность: попытка измерения Тема бедности в различных значения этого термина постоянно порождает все больше исследований, сопровождающихся развитием и совершенствованием инструментов анализа. Тем не менее, в Италии эти инструменты были применены к иностранному населению лишь в отдельных случаях (Chelli Paterno, 2002;

Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2004;

Barbano di Belgiojoso, Blangiardo, 2005;

Terzera, 2005;

Chelli Paterno, 2006), и на сегодняшний день не существует бесспорных измерения и описания, относящихся к ситуации нужды (Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2004).

Это подвигает нас к тому, чтобы развивать наш анализ в нескольких направлениях с тем, чтобы иметь возможность сравнить результаты, полученные с помощью различных методик.

Предварительно стоит задержаться на некоторых моментах, связанных с выбором, который делается в ходе обследования, и на причинах этого выбора. Они относятся прежде всего к подходу, носящему скорее относительный, чем абсолютный характер, беря за основу в большей степени семейный доход, чем расходы. Этот выбор учитывают хорошо известные особенности моделей экономического поведения иностранцев, которые, как правило, отличаются от коренного населения бльшей склонностью к сбережениям и значительными перечислениями в страну происхождения (Garson, Tapinos, 1981;

Paterno, 2001;

Conti, Natale, Strozza, 2003;

Barsotti, Moretti, 2004) 4. В настоящем случае для каждой ячейки, состоящей из опрашиваемого и проживающих с ним в Италии членов его семьи, был вычислен обычный, «имеющийся в распоряжении» месячный доход путем вычитания из обычного месячного семейного дохода размера обычных месячных денежных перечислений, то есть сумм, которые опрашиваемые предназначают на содержание своей семьи, оставшейся на родине.

Доход каждой ячейки был, наконец, преобразован в «эквивалентный доход» на потребительскую единицу при помощи коэффициентов шкалы эквивалентности, предложенной Карбонаро (Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2000) 5, с тем чтобы учитывать количество членов семьи, проживающих с опрашиваемым в Италии.

Предыдущие работы в иммигрантских общинах (Paterno, 2001) показали, что корзина товаров и услуг, необходимых одной семье, которая служит для того, чтобы определить денежную стоимость порога абсолютной бедности, может оказаться неприспособленной для этого или уровень порога бедности может быть слишком высоким по сравнению с расходами иммигрантов.

Использование шкалы эквивалентности необходимо для того, чтобы распространять на семьи разного размера величину порога бедности, которая, как правило, относится к семье из двух человек. В шкале, предложенной Карбонаро, Желание выявить методы и показатели, наиболее приспособленные к изучению иммигрантского населения, и сравнить их результаты ведет к проверке возможности применять некоторые инструменты, классически используемые для определения порога бедности.

Мы опирались на метод International Standard of Poverty Line (I.S.P.L.), часто используемый на национальном и интернациональном уровнях для определения порога относительной бедности резидентов. К «бедным» относят семейные ячейки, размер которых равен двум человекам, которые располагают доходами (или совершают расходы) ниже или равными среднему национальному доходу (или расходам) на душу населения. Поскольку используемые здесь данные были собраны в конце 2001 г., можно предположить, что данные опрашиваемых об их обычных доходах относятся к этому году. Их надлежит сравнить со средним национальным доходом на душу населения, оценка которого производится раз в два года Банком Италии и средний размер которого в 2000 и 2002 гг. был 831,5 € (1 610 000 лир) в месяц (Banca d’Italia, 2002;

2004).

Это значение было принято за порог бедности при распределении эквивалентных доходов семейных ячеек опрашиваемых. В результате 61,6 % иммигрантов четырех рассматриваемых общин было отнесено к разряду «бедных», при минимуме в 54,0 % у филиппинцев и максимуме в 68,4 % у румын (Таблица 4).

Таблица 4. Иммигранты, отнесенные к «бедным» и «не бедным» в соотношении с International Standard of Poverty Line (831,5 евро), по национальностям, в % Страна Не бедные Бедные Всего национальности Филиппины 46,0 54,0 100, Перу 36,8 63,2 100, Румыния 31,6 68,4 100, Марокко 39,7 60,3 100, Всего 38,4 61,6 100, По тем же оценкам Банка Италии, частота случаев бедности среди резидентов в соотношении с тем же порогом в 831,5 € составляет 13,3 % для страны в целом как в 2000 г., так и в 2002 г., и лишь 4,6 и 6,9% в Центральной Италии за те же два года.

Значительна разница с иммигрантскими общинами, но она, несомненно, частично связана с использованием инструментов анализа, которые особое внимание обращают на «контекст», в котором живут иммигранты, одинаково относясь к финансовому положению их и их семей и к финансовому положению какой-либо итальянской семьи (Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2004).

Взять в качестве образца всех резидентов Италии, от которых иммигранты составляют менее 5%, означает «ассимиляторский» подход, который, как уже было показано (Chelli, Paterno, 2002;

Barbano di Belgiojoso, Blangiardo, 2005), по-настоящему не учитывает особенности иммигрантов. Отсюда использование других инструментов анализа.

Продуктивный ответ на вопросы, встающие в связи с использованием «традиционных»

методов анализа бедности, заключается в том, чтобы определить черты бедности, специфические для разных подгрупп населения (Bottiroli Civardi, Chiappero Martinetti, 2002). Подобный подход опирается на постулат, что существуют характеристики (такие, как место пребывания, демографические характеристики, пол, этническая или коэффициенты являются следующими: семья из одного человека = 0,60 ;

семья из двух человек = 1 ;

семья из трех человек = 1,33 ;

семья из четырех человек = 1,63 ;

семья из пяти или более человек = 1,90. Мы также использовали шкалу ОЭСР и получили аналогичные результаты.

национальная принадлежность и др.), которые глубоко влияют на условия и образ жизни индивидов и семей и которые особенно затрагивают субъектов, наиболее подверженных бедности. Поскольку сама мысль об «относительной нужде» (Sen, 1992, 1994) означает, что люди и семьи сравнивают свои личные условия с условиями, преобладающими в их общине или их социальной группе, разумно предположить, что большинство из них сравнивают себя не с группой в целом, а с ситуациями, наиболее приближенными к их собственной.

Эти доводы привели нас к тому, чтобы определить «эндогенный» порог бедности на основании доходов, получаемых в четырех иностранных изучаемых общинах в целом.

Черта бедности была установлена, как это делают обычно, когда опираются на доходы (см. среди других, Banca d’Italia, 2002;

2004), как половина среднего значения доходов (располагаемых месячных семейных эквивалентных) опрашиваемых 6. Для четырех изучаемых национальностей эта величина составляет 291,8 € (565 000 лир). Таким образом, доли бедных оказываются ощутимо меньшими, чем определенные до этого с применением метода I.S.P.L. ;

они составляют от 16,3 % для румын до 23,6 % для перуанцев;

доля бедных для четырех национальностей в целом составляет 19,3 % (Таблица 5) 7.

Четыре общины выстраиваются по-разному в зависимости от используемого метода:

например, среди румын наблюдается наибольшая доля бедных при использовании I.S.P.L. и наименьшая – при «эндогенном» методе, тогда как среди филиппинцев наблюдается обратная картина. Эта кажущаяся очевидной противоречивость на самом деле зависит от доли опрашиваемых, доходы которых располагаются между двумя рассчитанными чертами бедности (то есть между 831,5 и 291,8 €). Можно охарактеризовать этих опрашиваемых как менее бедных, чем другие иностранцы, но более бедных, чем резиденты.

Таблица 5. Иммигранты, отнесенные к «бедным» и «не бедным» по сравнению с «эндогенной» чертой бедности (291,8 евро), по национальности, в % Страна Не бедные Бедные Всего национальности Филиппины 80,8 19,2 100, Перу 76,4 23,6 100, Румыния 83,7 16,3 100, Марокко 82,3 17,7 100, Всего 80,7 19,3 100, Использование двух различных подходов для измерения бедности в четырех иностранных общинах ведет, таким образом, к выявлению разных уровней бедности и к выделению трех групп. Первая состоит из индивидов, доход которых равен или В выборе, совершаемом в различных национальных и международных контекстах, всегда есть доля произвольности: например, на европейском уровне Евростат определяет черту бедности для измерения доли населения, подверженного риску бедности (at-risk poverty rate), беря скорее 60 чем 50 % от среднего значения эквивалентных доходов. Наш выбор в пользу проведения черты бедности в 50 % связан с нашим желанием использовать тот же критерий, что и Банк Италии, когда тот измеряет частоту случаев бедности по Италии в целом, с тем, чтобы иметь возможность сопоставить наши результаты с этим эталоном.

Расширив границы применения метода, мы рассчитали черты бедности для каждой общины и получили значения между 260€ для перуанцев и 374€ для филиппинцев. Таким образом, доли бедности составляют от 13,6% у румын до 31,4% у филиппинцев. Тем не менее, нам было необходимо располагать впоследствии группой достаточной численности, чтобы проводить многофакторный анализ, таким образом, мы предпочли сгруппировать четыре национальности и проводить сопоставления с единой чертой бедности для всех. Кроме того, сравнение частоты случаев бедности между четырьмя общинами требует ссылки на общую черту бедности.

превышает 831,5 €, которых можно квалифицировать как «не бедных» как в отношении резидентов, так и в отношении всех изучаемых иностранцев;

эта группа составляет 38,4% от общего количества людей в четырех общинах. Вторая группа включает опрашиваемых, финансовые средства которых находятся между 831,5 и 291,8 €, которых можно охарактеризовать как «почти бедных» (они бедные по сравнению с коренными жителями, но не в сравнении с другими иммигрантами);

они составляют 42,3%. Третья группа состоит из лиц, доход которых ниже 291,8 € и которых можно охарактеризовать как «крайне бедных» (как по сравнению с коренными жителями, так и по сравнению со всеми изучаемыми иностранцами);

они составляют 19,3 %.

Бедность: основные определяющие факторы Предыдущие параграфы показали, что определение бедности для таких групп, как иностранные иммигранты, гетерогенных по сравнению с сопоставляемым населением, дает результаты, которые в значительной степени зависят от выбранных методов и отобранных параметров. Это происходит также в случае, когда из желания упростить анализ пренебрегают всеми другими параметрами, свойственными понятию бедности, и выступают за измерение элементарного неравенства доходов.

Отныне надлежит выявить основные определяющие факторы бедности, определенной путем сопоставления с каждым из двух ранее принятых критериев, с тем чтобы понять, на чью численность их функционирование оказывает наибольшее воздействие: «не бедных», «почти бедных» или «крайне бедных». Другими словами, речь идет о том, чтобы выявить основные условия, связанные с недостаточностью финансовых средств, и проверить, оказывают ли воздействие их последствия также на каждый из двух определенных ранее порогов бедности.

Мы использует модель полиномиальной регрессии. Мы строим зависимую переменную, беря за точку отсчета группу «не бедных» и рассматривая отдельно «почти бедных» и «крайне бедных».

Мы приняли за независимые переменные 8 основные характеристики, указанные в литературе в качестве факторов, определяющих бедность (см. среди других, McLanahan, 1985;

Palmer, Smeeding, Torrey, 1988;

Coccia, Lemmi, 1997;

Spder, Kapitni, 2005), и добавили к ним несколько переменных, отражающих специфику статуса иммигранта 9.

В первую очередь идут демографические 10 и семейные характеристики опрашиваемых, представленные в модели возрастом (непрерывная переменная 11 ), полом (временная переменная (variable dummy), где женский пол является исходной характеристикой), семейным положением (точка отсчета: холостяк, противоположное женат/замужем и противоположное - проживает отдельно, разведен/а, вдовец/вдова) и присутствием других получателей доходов в семейной ячейке (временная переменная (variable dummy), точка отсчета: да).

В модель также включены социальные и профессиональные характеристики иностранцев: число удавшихся лет обучения (непрерывная переменная), условия труда При том, что опрашиваемые классифицированы исходя из семейного дохода, некоторые независимые переменные относятся к их индивидуальным характеристикам. Подобное обстоятельство распространено в анализах подобного типа, включая анализ, относящийся к резидентам.

Каждая переменная была включена в модель лишь после предварительного изучения с тем, чтобы проверить тип отношений между нею и зависимой переменной.

Важность демографических характеристик для условий жизни населения была доказана в начале ХХ в. Ровентри (Rowentree, 1901) и постоянно с тех пор подтверждалась, в том числе в Италии (Lemmi, Pannuzi, 1995, De Santis, 1996).

Для всех непрерывных переменных мы протестировали и отбросили возможность включения в модель также их квадратного члена (terme carr).

(точка отсчета: работник с трудовым договором, противоположное - работник без договора и противоположное - без работы) и условия проживания (точка отсчета:

стабильное жилье, противоположное - непостоянное жилье и противоположное жилье у работодателя 12 ).

Таблица 6 –Определяющие факторы бедности «почти бедных» и «крайне бедных»

иммигрантов (точка отсчета: «не бедные» иммигранты).

Модель полиномиальной регрессии “Почти бедные ” “Крайне бедные»

Переменные Coeff. Coeff.

Sig.(a) Sig.(a) Exp S.E. Exp S.E.

() () 0,05 1,05 *** 0,01 0,07 1,07 *** 0, Возраст (непрерывная переменная) Пол (точка отсчета женщина) Мужчина 0,70 2,01 *** 0,23 0,10 1,11 0, Семейное положение (точка отсчета холостяк) Женат/замужем 1,15 3,16 *** 0,23 -1,35 0,26 *** 0, Проживает отдельно, разведен/а, 0,03 1,03 0,40 -0,14 0,87 0, вдовец/вдова Другие получатели доходов (точка отсчета да) Отсутствие других получателей 3,94 51,42 *** 0,31 2,64 14,01 *** 0, Лет обучения (непрерывная 0,02 1,02 0,03 -0,01 0,99 0, переменная) Условия труда (точка отсчета работа и договор) Работа без договора 0,86 2,36 *** 0,27 0,86 2,36 *** 0, Без работы 0,23 1,26 0,30 0,95 2,59 *** 0, Условия проживания (точка отсчета.

logt стабильное) Непостоянное жилье 0,02 1,02 0,28 0,81 2,25 *** 0, Жилье у работодателя 1,95 7,03 *** 0,41 2,27 9,68 *** 0, Национальность (точка отсчета марокканцы) Румыны 0,16 1,17 0,30 -0,34 0,71 0, Филиппинцы 0,70 2,01 ** 0,32 0,37 1,45 0, Перуанцы 0,24 1,27 0,32 0,05 1,05 0, Юридический статус (точка отсчета нелегально) Легально -0,79 0,45 *** 0,27 -1,31 0,27 *** 0, Число лет в Италии (непрерывная -0,07 0,93 *** 0,22 -0,09 0,91 *** 0, переменная) Миграционные планы (точка отсчета окончательно) Временно 0,11 1,12 0,20 0,19 1,21 0, Не определились 0,41 1,51 1,23 1,41 4,10 1, -4,73 0,01 *** 0,75 -3,38 0,03 *** 0, Константа (a ) *p0,10;

**p0,05;

***p0,01.

Последняя группа переменных состоит из миграционных характеристик опрашиваемых: национальность (точка отсчета: марокканцы, противоположное Характеристика «стабильное жилье» относится к жилью, находящемуся в собственности или снимаемому..Характеристика «непостоянное жилье» относится к жилью в структурах, занимающихся приемом приезжающих, или у родственников или друзей или в гостинице.

Характеристика «жилье у работодателя» относится к типичным условиям занятости в частных домах, помощников в семье, сторожей и т.п. В этом случае, хотя условия проживания относятся к независимым переменным, очевидно, что они могут затрагивать располагаемый доход.

румыны, противоположное - филиппинцы, противоположное - перуанцы), юридический статус в Италии (временная переменная (variable dummy), точка отсчета:

нелегальное присутствие), число лет в Италии (непрерывная переменная) и миграционные планы на момент отъезда из страны происхождения (точка отсчета:

окончательное поселение, противоположное - временное поселение и противоположное - планы не определились).

Полученные результаты, фигурирующие в таблице 6, объясняют более одной трети от общего разброса. Демографические и семейные характеристики, усиливающие риск быть «почти бедным» или «крайне бедным» таковы: более старший возраст, то обстоятельство, что человек женат/замужем, и, очевидно, отсутствие других получателей доходов в семейной ячейке. Эта последняя переменная оказывает «разрывающий» эффект при определении недостаточности финансовых средств.

Подчеркнем наличие прямой связи между возрастом, семейным положением и бедностью: поскольку средний возраст опрашиваемых скорее молодой (от 31 года у румын до 37 лет у филиппинцев), можно предположить, что самые молодые, чаще всего неженатые, находятся в более благоприятном финансовом положении, поскольку они не должны обеспечивать (или должны обеспечивать в меньшей степени) поддержку членов своей семьи, каковые, по всей видимости, относятся к семье их родителей. Напротив, более старшие иностранцы и те, кто женат, несомненно, чаще бывают вынуждены финансово обеспечивать потребности семьи, которую они создали, независимо от того, проживает она в Италии или осталась на родине. Эта гипотеза подтверждается, если вспомнить, что семейные доходы, приведенные к эквиваленту, чтобы учитывать число людей в семье, были первоначально сокращены на размер перечислений в пользу членов семьи, находящихся на иждивении опрашиваемого, но не проживающих с ним. Другими словами, можно предположить, что сосуществуют две миграционные модели: индивидуальная стратегия в случае наиболее молодых и неженатых иммигрантов и семейная стратегия в противоположном случае.

Мужской пол выступает как значимый фактор «почти бедности», но не «крайней бедности». Несомненно, можно связать это с большим присутствием в изучаемой общине женщин, работающих в секторе услуг частным лицам, у которых зарплаты невелики, но достаточны, чтобы не быть «почти бедными»;

напротив, большая бедность не делает различий между мужчинами и женщинами.

Наличие этих домашних работниц также можно связать с возможной ролью совместного проживания с работодателем, среди социо-профессиональных характеристик опрашиваемых. Эта переменная действительно является важным определяющим фактором бедности, какова бы ни была ее интенсивность. Часть сумм, зарабатываемых этими женщинами, принимает вид натурального довольствия (проживание и кров), и обращение лишь к их денежному доходу для определения их нуждаемости в средствах, может привести к переоценке частоты случаев бедности 13.

Не удивительно, что работа без договора и отсутствие работы ассоциируется непосредственно с вероятностью быть «крайне бедным», тогда как небольшое число людей без работы среди «почти бедных» отказываются признавать за этой переменной значимую роль в данной группе.

Среди миграционных характеристик иностранцев национальность не имеет значимого воздействия, за исключением филиппинцев, но на статистически низком уровне и только для категории «почти бедных». Это воздействие могло бы быть объяснено Чтобы получить подтверждение этому, мы построили аналогичную полиномиальную модель, но где за базовую переменную берется доход за вычетом расходов на проживание и кров. Так, пол и условия проживания перестали иметь значимое воздействие. То же самое относится к полу, когда анализом охватываются лишь те опрашиваемые, которые не проживают у работодателя.

одновременно значительной численностью людей из этой общины, проживающих у своих работодателей, и высокой склонностью иммигрантов азиатского происхождения посылать свои сбережения семье, оставшейся на родине, как это уже было показано при проведении других типов анализа на базе того же обследования (Conti, Natale, Strozza, 2003).

Наконец, то обстоятельство, что юридическая законность пребывания (обладание разрешением на проживание или записью в реестре для регистрации жителей, анаграф) и длительность пребывания в Италии (число лет, прошедших с прибытия до момента обследования) сокращают риск наличия бедности в двух ее формах, подтверждает одну из основных гипотез, лежащих в основе этой работы: о том, что интеграция в общество и стабилизация положения опрашиваемых иммигрантов влекут за собой постепенное улучшение условий их жизни и последовательное преодоление разрыва между их социально-экономическим статусом и статусом итальянцев.

Число удавшихся лет обучения, наоборот, не оказывает воздействия на степень бедности, что, несомненно, отражает сложности, которые испытывают мигранты при поиске социального и профессионального положения, соответствующих их культурному уровню. Предстоит еще пройти долгий путь для достижения удовлетворительной интеграции иммигрантов в местах, где они обосновываются 14.

Заключение Иностранное присутствие в Италии быстро возрастает. Этот феномен стал еще более заметным в связи с недавними мерами по предоставлению права проживания нелегальным мигрантам, в результате которых их значительная часть «вышла из подполья».

Пространственное распределение иностранцев, по официальным оценкам, заставляет обратить внимание на притягательную роль провинций-метрополий и, в частности, провинции Рим, которая привлекает людей, приехавших со всех континентов.

Некоторые давно обосновавшиеся национальности продолжают развиваться более менее быстрыми темпами, тогда как у других произошел значительный рост, сказавшийся, в частности, на социально-экономическом контексте.

Рост численности иностранцев в Италии вызвал массу разнообразных научных исследований, целью которых является совершенствование знания об этом феномене и его последствиях. Тем не менее, измерение частоты случаев бедности среди иммигрантов остается еще мало изученной темой, и непросто отобрать наиболее адекватные инструменты в отношении населения, состоящего из иммигрантов. Таким образом, мы остановились на комбинированном варианте, для чего сравнили результаты двух подходов, примененных к данным одного обследования, проведенного в 2001 г. в четырех иммигрантских общинах, проживающих в районе Рима, основываясь в основном на данных о семейных доходах опрашиваемых.

Первый подход, «ассимиляционного» характера, основан на использовании International Standard of Poverty Line, он берет за точку отсчета параметры, относящиеся к резидентам, и выявляет чрезвычайно (может быть слишком) высокий процент бедных среди четырех рассматриваемых национальностей. Второй подход, «эндогенного» характера, берет в качестве точки отсчета параметры, относящиеся к Переменные, относящиеся к миграционным планам в момент отбытия с родины, также не оказывают значимого воздействия. Однако тот факт, что краткосрочные или неопределенные планы сопровождаются повышенным риском впасть в бедность, позволяет нам предположить, что опрашиваемые, наиболее решительно настроенные окончательно остаться в Италии, больше других настроены на улучшение своих условий жизни в данном месте и менее других настроены поддерживать, особенно путем денежных перечислений, связи с родиной. Таким образом, наилучшим образом прижившиеся иммигранты будут располагать более высоким доходом и, в целом, будут иметь более благоприятный уровень жизни.

иммигрантским общинам, и выявляет значительно меньшие доли бедных, хотя они все же гораздо выше, чем те, что обычно встречаются среди резидентов.

Полученные результаты тесно зависят от выбора, связанного с установлением порога бедности. Они дают возможность подразделить изучаемое сообщество на три группы, которые можно определить, соответственно, как «не бедные», «бедные по сравнению с итальянцами» и «бедные по сравнению с иностранцами».

Мы ввели основные определяющие факторы бедности иностранцев, чтобы посмотреть, оказывают ли они воздействие на принадлежность опрашиваемых к каждой из ранее выделенных групп и отличаются ли они от тех факторов, которые, как правило, оказывают влияние на положение итальянцев.

По первому из вышеупомянутых пунктов почти все характеристики, которые увеличивают вероятность находиться в группе бедных, оказывают подобное воздействие, какова бы ни была используемая техника подсчета, выступая, таким образом, в качестве «реальных» причин бедности.

Наконец, по сравнению с резидентами, некоторые из этих факторов также признаны определяющими для наличия бедности среди коренного населения (отсутствие других получателей доходов в семейной ячейке, отсутствие работы или работа без договора), однако другие свойственны лишь мигрантам (нелегальное положение, продолжительность пребывания в Италии, проживание у работодателя) и ставят их в очень неблагоприятное положение с точки зрения условий их жизни.

Эти специфические причины бедности заслуживают серьезных размышлений и углубленных исследований для того, чтобы иметь лучшее представление о феномене и чтобы выстроить социальную политику, дающую иммигрантам настоящее равенство шансов и позволяющую им достигнуть того же уровня жизни, как и у резидентов.

Список литературы Banca d’Italia, 2002, I bilanci delle famiglie italiane nell’anno 2000, Supplementi al Bollettino statistico, Note metodologiche e informazioni statistiche, Anno XII, n. 6, Roma.

Banca d’Italia, 2004, I bilanci delle famiglie italiane nell’anno 2002, Supplementi al Bollettino Statistico, Note metodologiche e informazioni statistiche, anno XIV, n. 12, Roma.

Barsotti O., Moretti E. (a cura), 2004, Rimesse e cooperazione allo sviluppo, Franco Angeli, Milano.

Barbano di Belgiojoso E., Blangiardo G.C., 2005, Povert e immigrazione straniera nella realt lombarda, in Non profit. Diritto & management degli enti non commerciali, Maggioli, Rimini.

Blangiardo G.C., 1996, Il campionamento per centri o ambienti di aggregazione nelle indagini sulla presenza straniera, in AA. VV., Studi in onore di Gianpiero Landenna, Giuffr, Milano;

Blangiardo G.C., Migliorati S., Terzera L., 2004, Center Sampling: from Applicative Issues to Methodological Aspects, in Atti della XLII Riunione Scientifica della SIS, Cleup, Padova.

Bonifazi C., Strozza S., 2006, La presenza straniera: le tendenze recenti, in Morrone A., Pugliese E., Sgritta G.B. (a cura), Gli immigrati nella provincia di Roma. Rapporto 2006, FrancoAngeli, Milano (sous presse).

Bottiroli Civardi M., Chiappero Martinetti E., 2002, Povert nei gruppi e povert tra i gruppi, in Carbonaro G. (a cura), Studi sulla povert. Problemi di misura e analisi comparative, Franco Angeli, Milano.

Carbonaro G. (a cura), 2002, Studi sulla povert. Problemi di misura e analisi comparative, Franco Angeli, Milano.

Chelli F., Paterno A., 2002, Misurazione del livello di povert in un collettivo di immigrati:

due metodi a confronto, in Rivista Italiana di Economia, Demografia e Statistica, n. 4.

Chelli F., Paterno A., 2006, La povert, in Paterno A., Strozza S., Terzera L. (a cura), Sospesi tra due rive: migrazioni e insediamenti di albanesi e marocchini, Franco Angeli, Milano.

Coccia G., Lemmi A., 1997, La misura multidimensionale e relativa della povert: un esperimento sulla realt italiana della prima met degli anni novanta, presentato al seminario su “Nuovi approcci per l’analisi della povert e dell’esclusione sociale”, Istat, Roma, 14 luglio.

Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2000, Rapporto annuale sulle politiche contro la povert e l’esclusione sociale, Presidenza del Consiglio dei Ministri, Dipartimento per gli Affari Sociali, Roma.

Commissione d’indagine sull’esclusione sociale, 2004, Rapporto sulle politiche contro la povert e l’esclusione sociale, Ministero del lavoro e delle politiche sociali, Roma.

Conti C., Natale M., Strozza S., 2003, Le rimesse degli immigrati: determinanti, modalit di invio e aspettative di impiego, in Acocella N., Sonnino E. (a cura), Movimenti di persone e movimenti di capitali in Europa, Il Mulino, Bologna.

Conti C., Strozza S. (a cura), 2006, Gli immigrati stranieri e la capitale. Condizioni di vita e atteggiamenti dei filippini, romeni, peruviani e marocchini a Roma, Franco Angeli, Milano.

De Santis G., 1996, La misura della povert in Italia. Scale di equivalenza e aspetti demografici, Commissione di indagine sulla povert e sull’emarginazione, Roma.

Gabrielli G., Paterno A., Strozza S., 2006, Un ponte tra due rive: le rimesse, in Paterno A., Strozza S., Terzera L. (a cura), Sospesi tra due rive: migrazioni e insediamenti di albanesi e marocchini, Franco Angeli, Milano.

Garson J.P. et Tapinos G. (au soins de), 1981, L’argent des immigrs, I.N.E.D., Travaux et Documents, Cahier n. 94, P.U.F., Paris.

Istat, 2002, La povert in Italia nel 2001, Note Rapide, Roma.

Istat, 2003, La povert e l’esclusione sociale nelle regioni italiane. Anno 2002, Famiglia e societ, Roma.

Istat, 2004, La povert assoluta: informazioni sulla metodologia di stima, Famiglia e societ, Roma.

Istat, 2005, Gli stranieri in Italia: gli effetti dell’ultima regolarizzazione. Stima al 1° gennaio 2005, Statistiche in Breve, Roma.

Lemmi A., Pannuzi N., 1995, Fattori demografici della povert, in Continuit e discontinuit nei processi demografici, Rubettino, Cosenza McLanahan S., 1985, Family Structure and the Reproduction of Poverty, in American Journal of Sociology, vol. 90. n. 4.

Natale M., Strozza S., 1997, Gli immigrati stranieri in Italia. Quanti sono, chi sono, come vivono?, Cacucci, Bari.

Palmer J.L., Smeeding T.B., Torrey I., 1988, The Vulnerable, The Urban Institute Press, Washington DC.

Paterno A., 2001, Un’indagine conoscitiva dell’immigrazione albanese nell’area di Bari, in Rivista Italiana di Economia, Demografia e Statistica, n. 2-3.

Paterno A., Strozza S., Terzera L. (a cura), 2006, Sospesi tra due rive: migrazioni e insediamenti di albanesi e marocchini, Franco Angeli, Milano.

Phillips J.A., Massey D.S., 1999. The New Labor Market: Immigrants and Wages After IRCA, in Demography, n. 36.

Rowentree B.S., 1901, Poverty. A Study of Town Life, Macmillan, London.

Sen A.K., 1992, Inequality Re-examined, Claredon Press, Oxford.

Sen A.K., 1994, La disuguaglianza, Il Mulino, Bologna.

Spder Z., Kapitni B., 2005, Poverty and Deprivation: Assessing Demographic and Social Structural Factors, Working Papers on Population, Family and Welfare, n. 8, Hungarian Central Statistical Office, Demographic Research Institute, Budapest.

Strozza S., 2003, Il reddito da lavoro degli stranieri: consistenza, determinanti, differenze di genere e per condizione giuridica in Acocella N., Sonnino E. (a cura), Movimenti di popolazione e movimenti di capitale in Europa, Il Mulino, Bologna.

Strozza S., Spizzichino D., Gioia G., 2006, Inserimento lavorativo e reddito, in Paterno A., Strozza S., Terzera L. (a cura), Sospesi tra due rive: migrazioni e insediamenti di albanesi e marocchini, Franco Angeli, Milano.

Terzera L., 2005, La famiglia, in Blangiardo G.C. (a cura), L’immigrazione straniera in Lombardia. La 4° indagine regionale. Rapporto 2004, Fondazione I.S.MU., Milano.

UNDP - United Nations Development Programme, 2004, Human Development Report, New York, http://www.undp.org.in/hdr2004.

Venturini A., 2001. Le migrazioni e i paesi sudeuropei. Un’analisi economica, UTET Libreria, Torino.

World Bank, 2004. World Development Report. Washington, http://econ.worldbank.org/wdr/ wdr2004.

Zlotnik H., 1998. International Migration 1965-96: An Overview, in Population and Development Review, vol. 24, n.3, New York.

Региональный аспект измерения бедности в России Ирина Елисеева, (Социологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия) Несомненные успехи в экономическом развитии России, наблюдаемые с 2000 г., оказали существенное влияние на уровень жизни населения. Однако нарастающая дифференциация в уровне жизни в регионах Российской Федерации остается серьезной угрозой стабильному развитию и экономическому росту. Взаимосвязь между неравенством и экономическим ростом изучалась великими представителями классической экономической теории: Адамом Смитом, Давидом Риккардо и Карлом Марксом. Время от времени интерес к этой проблеме то снижался, то возрастал. С современных позиций можно говорить о наличии двух групп эмпирических результатов: тех, которые показывают негативное влияние неравенства на экономический рост, и тех, которые показывают его позитивное влияние, т. е.

неравенство оказывает стимулирующее воздействие на экономический рост (Banerjee Duflo, 2003;

Barro, 2000).

Одним из источников получения таких противоречивых выводов может быть достоверность статистических данных. Можно отметить некоторую специфику статистических индикаторов регионов, как субъектов некой единой страны, по сравнению со статистическими индикаторами для страны в целом.

В данной статье анализируется дифференциация регионов России, связи между социальными и экономическими индикаторами, а также искажающие факторы.

Главные индикаторы дифференциации регионов.

Обычный способ оценки уровня жизни в регионах состоит в расчете валового регионального продукта (ВРП): в целом и на душу населения. Вклад каждого региона (из 89 регионов – субъектов РФ) в валовой внутренний продукт Российской Федерации (ВВП РФ) имеет существенные различия. Достаточно указать, что доля Москвы составляет более чем 20 процентов ВВП РФ, а вместе с Московской областью она равна 25 процентов от ВВП. Конечно, мы должны принимать во внимание то, что эти цифры включают экономические результаты не только московских предприятий, но и их филиалов, которые расположены в других регионах. Тем не менее, приведенные цифры очень впечатляют даже несмотря на сделанное замечание. Доля Санкт Петербурга в ВВП составляет 3,9 процентов, а вместе с Ленинградской областью доходит до 5 процентов ВВП.

Вклады главного ресурсного региона по газу и нефти – Тюменской области превышает 10%. Вклады других регионов обычно составляют от 0,8 до 1,2 процентов (для каждого региона) и лишь немногие регионы имеют долю 2% от ВВП.

Неравенство экономического развития регионов коррелирует с неравенством размещения населения по территории страны: плотности населения в Европейской и Азиатской частях Российской Федерации различаются в 10 раз (плотность населения в Европейской части РФ составляет 25 человек на квадратный км). Имеются огромные территории, для которых плотность населения меньше, чем 1 человек на квадратный км. Такая дифференциация сказывается на уровне жизни в регионах.

Различия между регионами РФ по доле населения с доходами ниже черты бедности.

В табл. 1 показана динамика официальной оценки уровня бедности в Российской Федерации.

Самым успешным регионом с максимально низкой долей бедного населения является Тюменская область (13 процентов);

максимальная доля с доходами ниже черты бедности – в Республике Ингушетия (83 процента). Бедность концентрируется и в других Северокавказских регионах, где доля бедного населения составляет от 31 до процентов.

Таблица 1. Уровень бедности в Российской Федерации (Официальные данные) 1992 1995 2000 2001 2002 2003 Доля населения с душевыми доходами ниже черты бедности, 33,5 24,7 28,9 27,3 24,2 20,3 17, проценты Заметим, что анклавы бедности имеются и в Центральной части России – таковыми, например, является Ивановская область (58 процентов населения имеют доходы ниже черты бедности), а также в Поволжских регионах (Республика Марий Эл – процентов, Республика Мордовия – 36,5 процентов, Ульяновская область – 35, процентов)). Высокий показатель бедности в Коми-Пермяцком автономном округе (64,3 процента), в регионах Сибири (35-38 процентов), в Приморском крае (36- процентов). Таким образом, бедность охватывает всю территорию РФ – от Юга до Севера, от Востока до Центральной части России. Однако это заключение, базирующееся на основе официальных статистических данных, не вполне верно в той мере, в какой официальная статистика подвержена разного рода искажающим эффектом. В целом мы можем сделать вывод о колоссальной дифференциации уровня жизни населения в регионах – более чем в 5 раз. Влияние региона оценивается на уровне 60-80 процентов среди всех факторов уровня жизни.

Интегральная оценка уровня жизни в регионах.

Чтобы получить интегральную оценку уровня жизни в регионах России мы использовали многомерный статистический анализ, охватывающий следующие показателей (табл. 2).

Таблица 2. Список статистических показателей, использованных в многомерном анализе Обозна- Показатель Влияние на чение уровень жизни D01 Валовой региональный продукт на душу повышает D 02 Доля неприбыльных предприятий понижает D 03 Уровень безработицы понижает D 04 Номинальная среднемесячная заработная плата повышает D 05 Задолжность по заработной плате в расчете на одного занятого понижает D 06 Розничный товарооборот на душу повышает D 07 Площадь жилищ на душу повышает D 08 Стационарные телефоны в расчете на 1000 человек городского повышает населения D 09 Личные автомобили на 1000 человек повышает D 10 Выбросы в атмосферу, тонн на кубический км понижает D 11 Использование чистой воды, тыс. куб. м на душу повышает D 12 Число детей на 100 мест в общеобразовательных школах понижает D 13 Фонды публичных библиотек повышает D 14 Число посетителей театров на 1000 жителей повышает D 15 Средний медицинский персонал на 10000 жителей повышает D 16 Число мест в больницах на 10000 жителей повышает D 17 Зарегистрировано преступлений на 10000 жителей понижает D 18 Темп естественного роста населения повышает D 19 Миграционное сальдо повышает/ понижает Последний показатель может влиять на уровень жизни в регионе двояко: в зависимости от масштабов миграции и структуры мигрантов. Если среди них велика доля лиц в трудоспособном возрасте, обладающих определенными навыками и знаниями, то влияние миграции может быть весьма положительным и наоборот.


Из перечисленных показателей были получены три главные компоненты (табл. 3).

Таблица 3. Результаты многомерного анализа Главная компонента Доля в суммарной Кумулятивная доля, дисперсии, проценты проценты Первая 25,42 25, Вторая 18,13 43, Третья 15,08 58, Интерпретация главных компонент была сделана на основе наибольших значений корреляции между j-ой главной компонентой и i-ой переменной. В соответствии с их значениями первая компонента отражает привлекательность региона с точки зрения развития розничной торговли, потребления, условий для отдыха (наибольшая корреляция с переменными D6 и D10). Вторая компонента характеризует привлекательность региона с позиций постоянной занятости (переменная D19). Третья компонента связана с благосостоянием домохозяйств, воспроизводством населения условиями социализации детей (переменные D3, D7, D12, D18). На основе полученных интегральных оценок регионов РФ были подразделены на три группы. Перечень регионов, составивших группу с самым высоким уровнем жизни, и тех, которые вошли в группу с самым низким уровнем жизни приведен в табл. 4.

Таблица 4. Состав двух крайних групп регионов РФ Регионы с наивысшим уровнем жизни Регионы с низшим уровнем жизни Москва Республика Ингушетия Санкт-Петербург Республика Дагестан Тюменская область Республика Алтай Чукотский автономный округ Кабардино-Балкарская Республика Камчатка Республика Бурятия Республика Тыва Нельзя сказать, что полученный результат является абсолютно новым: примерно тот же самый вывод мы могли бы сделать, используя величины ВРП на душу населения и ранжируя регионы в соответствии со значениями этого показателя. По данным официальной статистики последовательность регионов, входящих в успешную группу, такова: Тюменская область, Чукотский автономный округ, Москва, Республика Саха, Сахалинская область (правильность прогноза составляет 60 процентов validity of prediction) Худшая группа регионов включает регионы по-порядку: Республика Ингушетия, Республика Дагестан, Республика Адыгея, Республика Тыва, Карачаево-Черкесская Республика, Кабардино-Балкарская Республика (правильность прогноза состава этой группы равна 67 процентам - validity of prediction). Близость этих результатов, основанных на группировке регионов по величине ВРП на душу тем результатам, которые были получены с помощью многомерного анализа подтверждает слабость влияния региональной социальной сферы.

Искажающие факторы Данные официальной статистики искажаются несколькитми факторами, такими как:

- выпадающие расходы;

- погрешности в расчете розничного товарооборота;

- теневые расходы.

Как известно, официальное измерение бедности в России основано на сравнении двух параметров: среднедушевого дохода и стоимости минимальной потребительской корзины.

Среднедушевой доход определяется на основе двух источников: баланс денежных доходов и расходов населения (БДДРН) и обследования бюджетов домохозяйств (ОБДХ).

Оценки доходов населения, полученные на основе БДДРН, как правило, существенно превышают оценки расходов, основанные на данных ОБДХ. Например, значения среднедушевых доходов для Ленинградской области в 2003 г. различались на 40,5 % в зависимости от источника информации. Во многих отношениях это объясняется методом построения БДДРН, который включает теневую экономическую деятельность населения, а также доходы и расходы нерезидентов.

Для регионов Российской Федерации, расположенных около больших городов (Москвы, Санкт-Петербурга), важной проблемой при оценке доходов и расходов выступает несовпадение территории получения дохода и территории совершения масштабных покупок с территорией постоянного проживания. Это особенность больших агломераций. Например, часть респондентов, проживающих в Ленинградском регионе, работает в Санкт-Петербурге или в других регионах, где они получают свои доходы. Таким образом, имеется различие между местом проживания и размещением места работы. Такие доходы попадают в доходную часть баланса из соответствующих субъектов РФ и не отражаются в доходной части баланса Ленинградской области.

Кроме того большие и дорогостоящие покупки могут делаться населением Ленинградской области на территории Санкт-Петербурга, что приводит к возрастанию денежной части баланса денежных доходов и расходов для города. Это обусловлено более разнообразным выбором и лучшим качеством товаров и гарантиями сервиса. В результате обе части баланса денежных доходов и расходов для Ленинградской области снижаются.

Статистики предпринимают попытки определить уровень доходов и расходов населения региона постоянного проживания. В 2004 году новый раздел под названием «Расходы, которые были совершены на других территориях (вне территорий постоянного проживания) был включен в квартальный официальный статистический отчет №1 «Вопросник для бюджетного обследования домохозяйств». Этот раздел включает:

1. заработную плату членов домохозяйств, полученную вне территории постоянного проживания в течение последних 3 месяцев;

2. выезды членов домохозяйств за пределами территории постоянного проживания с различными целями (кроме выездов для работы) на срок более двух недель: для отдыха, к знакомым, родственникам, друзьям, с целью совершения покупок, для прохождения медицинского обследования, с целью бизнеса, с другими целями (включая поездки на дачу, сад, или места краткосрочного отдыха, которые расположены в других регионах);

3. для каждой поездки по территории России должно быть указано: название региона, время поездки, сумма денежных расходов, совершенных в течение этой поездки;

Таблица 5. Распределение доходов населения, проживающего в Ленинградской области в зависимости от размещения места работы в 2003 году Расположение места работы Всего Ленинградская Санкт-Петербург область В % от дохода, полученного населением, 71,0 29,0 100, зарегистрированным в Ленинградской области Доходы населения Ленинградской области, как видно из приведенных данных, становятся существенно меньше фактических без учета соответствующей корректировки.

Таблица 6. Распределение численности населения, проживающего в Ленинградской области в зависимости от расположением места работы Расположение места работы Всего Ленинградская Санкт-Петербург область В % от численности, работающих, зарегистрированных в Ленинградской 75,2 24,8 100, области Корректировка величины заработной платы для регионов, которые входят в городскую агломерацию Опыт нашего анализа данных Ленинградской области и Санкт-Петербурга позволяет предложить следующую методологию корректировки статей БДДРН. Эта корректировка касается прежде всего статьи «заработная плата» и включает следующие шаги:

1. определяется соотношение между суммой заработной платы занятых, которые проживают в Ленинградской области, но работают в Санкт-Петербурге. То же самое определяется для жителей Санкт-Петербурга, которые работают в Ленинградской области. Эта сумма делится на заработную плату, которая получена жителями Ленинградской области на предприятиях, которые расположены в этом регионе.

2. на основе полученных расчетов определяется коэффициент корректировки;

3. сумма заработной платы работников, проживающих в Ленинградской области, умножается на коэффициент корректировки.

Результаты этого подхода приведены в таблице 7 (на примере Ленинградской области).

Таблица 7. Данные для корректировки заработной платы работников, проживающих в Ленинградской области, Жители Ленинградской области, которые Жители Санкт работают в Петербурга, которые работают в Ленинградской Санкт-Петербурге Ленинградской области области Заработная плата, 30972,3 12635,5 1077, млн. руб Проценты 100 40,8 3, Коэффициент х 1,408 0, корректировки На основе приведенных в табл. 7 данных, доходы жителей Ленинградской области должны быть увеличены на сумму, заработанную жителями области в Санкт Петербурге, доля которой составляет: 12635,5/30972,3 = 0,408 или 40,8%. Вместе с тем эти доходы должны быть уменьшены на сумму, полученную петербуржцами, работавшими в Ленинградской области:

-1077,1:30972,3=-0,035 или -3,5%.

Интегральный коэффициент корректировки равен: 1,408 х 0,965=1,359. Таким образом, агрегированная заработная плата для Ленинградского региона должна быть увеличена на 35,9%. После этого данная статья должна быть включена в расчет среднедушевого денежного дохода. С этой целью мы должны принять долю этой статьи в общих доходах. По нашим данным эта доля составляла в 2003 году 0,632, а доля других доходов без корректировки соответственно была равна 0,368. Окончательный результат, который мы получаем для расчета коэффициента корректировки следующий:

Ccorrection=1,359 х 0,632+1 х 0,368=1, Таким образом, среднедушевой доход в Ленинградском регионе должен быть увеличен на 22,7%. Учет такой корректировки приводит к изменению рейтинга Ленинградской области и переводит ее положение с 61 на 40 место среди всех субъектов РФ.

Второй искажающий фактор – это оценка розничного товарооборота. В соответствии с данными БДДРН расходы жителей Ленинградской области на покупку товаров и оплату услуг составляют вместе более 70% общей суммы расходов (табл. 8-9). Это показывает насколько значима надежная оценка потребительского рынка на основе БДДРН. По-видимому, это вызывает следующие проблемы в определении розничного товарооборота и общественного питание в регионах РФ и, следовательно, в Ленинградской области, которые влияют на показатели уровня жизни:


1. большие предприятия розничной торговли предоставляют отчетность, тогда как индивидуальные предприниматели и малый бизнес часто не включаются в статистическое наблюдение;

2. индивидуальные предприниматели (самозанятые) не принимаются во внимание в общественном питании, однако доля их весьма высока в Ленинградской области.

3. филиалы, которые расположены на территории региона, не охватываются статистической отчетностью данной территории, что приводит к существенному занижению показателей объема торговли.

Таблица 8. Структура доходов, 2003, в % Россия Ленинградская Санкт область Петербург Денежные доходы, 100,0 100,0 100, В т.ч.

-доходы от предпринимательской деятельности;

11,4 6,6 6, -заработная плата;

66,8 63,2 43, -социальные трансферты;

14,3 20,6 13, -доходы от собственности;

5,3 3,5 12, -другие доходы 2,2 6,1 25, Таблица 9. Структура расходов, 2003, в % Россия Ленинградская Санкт область Петербург Денежные расходы 100,0 100,0 100, В т.ч.:

- покупка товаров и оплата услуг;

69,3 71,4 64, - обязательные платежи 8,6 10,2 9, - покупка валюты;

7,5 7,9 15, - другие расходы 14,6 10,5 11, Третий источник искажений искажения оценок обусловлен структурой населения.

Регионы с высокой долей населения в трудоспособном возрасте имеют преимущество в формировании доходов с точки зрения межтерриториальных сравнений.

При описании регионов обращает на себя внимание рассогласованность монетарных и немонетарных показателей, возникающая в результате некорректной оценки денежных доходов и оценки уровня бедности в регионе. Это можно пояснить на примере статистических данных Калининградской области и Ленинградской области (табл. 10).

Таблица 10. Положение регионов среди субъектов РФ, Среднедушевой Число Потребление Инвестиции доход автомобилей на говядины на на душу душу населения душу населения населения Калининградская 39 2 9 область Ленинградская 60 18 56 область Следует заметить, что оба региона принадлежат к тем регионам РФ, в которых широко распространена теневая экономика. Этот фактор сильно влияет на корректность официальных оценок уровня жизни населения. Место того и другого региона по немонетарным индикаторам, например, «число автомобилей на 1000 жителей»

существенно отличается от тех мест, которые занимают эти регионы по монетарным индикаторам, например, по «доход на душу населения». Недостоверность данных официальной статистики о доходах населения очевидна из сравнения о динамики доходов на душу и расходов по такой статье как «здоровье и занятия спортом»: темп динамики этого индикатора превышает темп среднедушевых доходов в 12 раз. Все это свидетельствует о том, что для сегодняшнего состояния российской официальной статистики весьма актуальна проблема совершенствования методологии измерения денежных доходов и расходов населения регионов России.

Ссылки:

Banerjee,A.&Duflo,E. (2003). Inequality and Growth: What Can the Data Say?

Barro, Robert J. (2000). Inequality and Growth in a Panel of Countries. – Journal of Economic Growth, 5 (1), pp. 5-32.

http://www.gks.ru Неравенство и бедность в России: региональный аспект Шевяков А.Ю. (Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, Москва) Сейчас много говорят о глубоком социально-экономическом расслоении, высоком неравенстве и уровне бедности современного российского общества. Что же это такое, как все это измеряется и какие оценки на сегодняшний день?

Наиболее популярной мерой неравенства является коэффициент фондов, показывающий, во сколько раз доходы 10% наиболее обеспеченного населения превосходят доходы 10% наименее обеспеченного населения. Прежде, чем говорить о значениях этого коэффициента, посмотрим на диаграмму, на которой показано, как зависели доходы 10% наиболее и наименее обеспеченного населения в регионах России от валового регионального продукта на душу населения в 2001 году (рис.1).

Рисунок 1. Зависимость доходов наиболее и наименее обеспеченного населения в регионах России от валового регионального продукта на душу населения, Среднедушевой доход, руб. в месяц y = 2,04x + 1524, 40000 R = 0, y = 0,05x + 255, R = 0, 0 5000 10000 15000 20000 ВРП на душу, руб. в месяц Наименее обеспеченные 10% Наиболее обеспеченные 10% Линейный (Наименее обеспеченные 10%) Линейный (Наиболее обеспеченные 10%) Уравнения для линейных трендов, обведенные рамками на этой диаграмме, показывают, что в региональном разрезе доходы 10% наиболее обеспеченного населения росли в 2 раза быстрее, чем ВРП на душу населения, а доходы 10% наименее обеспеченного населения — в 20 раз медленнее! То есть при приросте ВРП на душу на 100 руб. среднедушевой доход 10% наиболее обеспеченного населения увеличился бы на 200 руб., а среднедушевой доход 10% наименее обеспеченного населения — только на 5 рублей, или в 40 раз меньше.

Аналогичная картина получается при анализе оценки влияния внешней торговли на социально-экономическую поляризацию в российских регионах: выигрыш от внешней торговли обособленного кластера богатых в 36 раз превосходит выигрыш бедных.

Это 40-кратное различие между коэффициентами, связывающими уровни доходов 10% наиболее и наименее обеспеченного населения с уровнем ВРП позволяет предположить, что и коэффициент фондов по России в целом должен был быть в г. близок к 40. На самом деле, он был, по нашей, оценке равен 34, а, если привести доходы населения во всех регионах к сопоставимому выражению по покупательной способности, то он был равен 28. А в 2003 г., по нашей оценке коэффициент фондов был равен 30, а при сопоставимом исчислении доходов — примерно равен 26. На рис.2 приведены графики индексов Джини и коэффициентов фондов по регионам России в зависимости от логарифма ВРП на душу населения.

Рисунок 2. Коэффициенты фондов и индексы Джини по регионам России в валового регионального продукта (ВРП) на душу населения 50 0, 45 0, R 2 = 0, 40 0, Ко э 35 0, ф Ин де ф 0,55 кс иц Д ие жи нт 25 0,5 ни ф он R 2 = 0, 20 0, до в 15 0, 10 0, 5 0, 4,0 4,2 4,4 4,6 4,8 5,0 5,2 5,4 5,6 5, Логарифм ВРП на душу Коэффициент фондов Индекс Джини Тренд Джини Тренд КФ Чтобы закончить обсуждение этой диаграммы поясним, что для стран Западной Европы типично значение индекса Джини, близкое к 0.3, для США — близкое к 0.45, в бедных латиноамериканских странах наблюдаются значения индекса Джини в Напомним, что согласно официальным оценкам Госкомстата, в 2000 году коэффициент фондов (по номинальным доходам) был равен 13.9 (по нашей оценке — 35.3), а в 2001- годах был равен 14. Расхождение между нашими оценками и оценками Госкомстата, построенными на основе одних и тех же исходных данных, обусловлено, во-первых, тем, что в обследованиях бюджетов домашних хозяйств данные о высоких доходах отражаются непропорционально слабо, а семьи с самыми высокими доходами вообще не подпадают под эти обследования. Поэтому данные выборочных обследований населения — основной источник информации о неравенстве доходов — необходимо корректировать, что бы привести их в соответствие с макроэкономическими оценками. Во-вторых, в официальных расчетах используется устаревшая логнормальная модель распределения доходов, которая сильно завышает плотность распределения в среднем диапазоне доходов и грубо отсекает фактическое распределение самых низких и самых высоких доходов.

интервале 0.6-0.7, а значения индексов Джини по регионам России перекрывают весь перечисленный диапазон! По нашим оценкам по России в целом в 2001 г. индекс Джини был равен 0.55, а в 2003 г. — был близок к 0. Экономическое неравенство характеризует процессы в экономике в двух разных направлениях. С одной стороны, распределение доходов формируется в результате взаимодействия многообразных механизмов, обусловливающих движение денежных потоков. При этом неравенство доходов детерминируется институциональной организацией экономики в значительно большей степени, чем факторами производства.

С другой стороны, экономическое неравенство характеризует условия, в которых формируются мотивы и выбираются способы экономического и социального поведения. Соответственно, и высокие масштабы общего неравенства могут быть обусловлены двумя диаметрально противоположными причинами: во-первых, высокой интенсивностью социальной конкуренции, и, во-вторых, институционально обусловленными преимуществами положения одних социальных слоев по отношению к другим.

Анализ механизмов, обусловливающих тот или иной масштаб общего неравенства, приводит к новой концептуальной постановке задач статистического измерения:

индикаторы неравенства должны представляться в структурной форме, отражающей различия в условиях и факторах, под воздействием которых может сформироваться один и тот же уровень общего неравенства.

Здесь наиболее важным нововведением в нашем исследовании является подразделение общего неравенства и неравенства доходов за счет различных источников на нормальное неравенство (при исключении неравенства, обусловленного бедностью) и избыточное неравенство (обусловленное бедностью). При этом нормальное неравенство выступает как оценка того неравенства, которое соответствует условиям, в которых практически всё экономически активное население имело бы возможность полностью реализовать свой потенциал, а остальной части населения был бы обеспечен вполне приемлемый уровень жизни. Именно после такого подразделения связи между неравенством и макроэкономическими показателями приобретают окончательную ясность, которую искали, но не могли найти многочисленные исследователи В последние годы в ИСЭПН РАН и ЦСЭИ РАН и ГКС РФ были проведены обширные исследования структурных характеристик экономического неравенства по России в целом и по полной совокупности российских регионов. Исследование таких связей вскрывает удивительные, не известные ранее факты.

Во-первых, как показывает рис.3 общее неравенство доходов населения внутри регионов относительно слабо связано с макроэкономическими показателями, тогда как нормальное и избыточное неравенство проявляют сильные и устойчивые связи с уровнями валового регионального продукта (ВРП) на душу населения, с показателями сбора налогов, с доходами и расходами региональных бюджетов, с инвестиционными вложениями и другими макроэкономическими показателями. Во всех этих связях нормальное неравенство проявляет себя как позитивный фактор, а избыточное неравенство — как негативный. В совокупности российских регионов знаменитая гипотеза С. Кузнеца о связи между неравенством и уровнем продуктивности экономики в терминах общего неравенства статистически отвергается, но в терминах нормального неравенства подтверждается с очень высоким уровнем статистической значимости.

Во-вторых, общее неравенство доходов населения внутри большинства регионов избыточно высоко за счет бедности, тогда как нормальное неравенство во всех регионах, за исключением Москвы и Тюменской области, не выше, чем неравенство, типичное для стран Западной Европы. Фактически, общее неравенство в большинстве регионов близко к определенному уровню насыщения, тогда как нормальное неравенство далеко от своего уровня насыщения, и экономический рост не снижает общее неравенство, а приводит к частичному замещению избыточного неравенства нормальным неравенством.

Рисунок 3. Зависимости логарифма ВРП на душу населения от нормального, избыточного и общего неравенства 9, R = 0, Логарифм ВРП на душу населения 8, R = 0, 7, R = 0, 6, 0 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0, Нормальное, избыточное, общее неравенство log(ВРП) log(ВРП) log(ВРП) Зависимость от GN Зависимость от GE Зависимость от G В-третьих, в процессе реформ неравенство социально-экономического развития российских регионов достигло невиданных ранее масштабов и оно выше, чем неравенство индивидуальных доходов на душу в странах Западной Европы.

Нормальные и избыточные компоненты неравенства варьируются по регионам России сильнее, чем общее неравенство и они отражают те, принципиально важные характеристики социально-экономического положения в регионах, которые не отражаются в общем неравенстве.

На рисунке 4 показана динамика индексов межрегионального неравенства среднедушевых денежных доходов населения и среднемесячной заработной платы в расчете на одного работника. Чтобы объяснить, насколько достигнутое неравенство велико, заметим, что в 1999-2001 годах оно было выше, чем неравенство индивидуальных доходов на душу в странах Западной Европы.

Рисунок 5 показывает, насколько нормальные и избыточные компоненты неравенства варьируются по регионам России сильнее, чем общее неравенство. С увеличением общего неравенства нормальное неравенство, вообще говоря, возрастает, а избыточное неравенство убывает. Но колебания пропорций между нормальным и избыточным неравенством по регионам России очень сильны, и они отражают те, принципиально важные характеристики социально-экономического положения в регионах, которые не отражаются в общем неравенстве.

Рисунок 4. Динамика неравенства российских регионов по уровням среднедушевых доходов населения и средней заработной платы наемных работников 0, 0, 0, Индекс Джини Денежный доход 0, Зарплата 0, 0, 0, 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 Рисунок 5. Нормальное и избыточное неравенство в зависимости от общего неравенства в субъектах РФ 0, 0, Индекс неравенства 0, 0, 0, 0, 0,33 0,38 0,40 0,41 0,43 0,44 0,45 0,45 0,46 0,48 0,50 0,52 0, Индекс Джини общего неравенства доходов Нормальное неравенство Избыточное неравенство В-четвертых, влияние структурных изменений неравенства по источникам доходов на экономический рост вполне сопоставимо с влиянием таких макроэкономических факторов как инвестиции, рентабельность, доля экспортной продукции в объеме промышленного производства, и существует статистически значимая причинная зависимость темпа экономического роста от структурных пропорций экономического неравенства. Наши исследования показывают, что нормальное неравенство денежных доходов и доходов за счет источников, связанных с продуктивной экономической активностью (в том числе, нормальное неравенство оплаты труда), положительно влияет на уровни и темпы роста макроэкономических показателей, а избыточное неравенство денежных доходов и доходов за счет этих источников — отрицательно. Напротив, высокое неравенство доходов за счет источников, не связанных с продуктивной деятельностью (доходов за счет собственности и, вообще, всех доходов рентного типа), может снижать продуктивность экономики и тормозить экономический рост. Это происходит в тех случаях, когда оно достигается за счет высокого избыточного неравенства доходов от продуктивной экономической деятельности.

Общий итог наших исследований заключается в следующем: чем выше нормальное неравенство, тем выше продуктивность региональной экономики, и тем ниже избыточное неравенство. И, чем выше доля нормального неравенства в общем неравенстве, тем выше темп роста экономики региона. Такие статистические зависимости очень устойчивы и выражают принципиально важную социально экономическую закономерность.

Анализ структурной динамики показателей неравенства в регионах России позволяет по-новому взглянуть на проблему чрезвычайно высокого и продолжающего нарастать социально-экономического расслоения российского общества и причины ее порождающие.

Социально-экономические диспропорции между регионами и внутри регионов России характеризуются избыточным неравенством оплаты труда и избыточным неравенством между доходами за счет оплаты труда и доходами рентного типа, вследствие которых складывается избыточное неравенство доходов населения внутри регионов и между регионами, при относительно низких оценках нормального неравенства в большинстве российских регионов.

Эта поляризация, в первую очередь, отразилась на структурных пропорциях роста оплаты труда: хотя в 2000-2004 гг. этот рост значительно опережал рост ВВП, это был рост в пользу богатых, а не в пользу бедных. Действительно, примерно 45% совокупного прироста оплаты труда были обусловлены ростом оплаты труда 10% наиболее высокооплачиваемых работников, и более 60% — ростом оплаты труда 20% работников с самыми высокими зарплатами. Вклад прироста оплаты труда 20% работников с самыми низкими зарплатами в общий прирост оплаты труда составил менее 3%.

Еще более сильно поляризация проявилась в росте доходов от собственности, поскольку наиболее высокие доходы на душу поступают не за счет заработной платы, а именно за счет собственности. По нашим оценкам в 2003 году доходы от собственности составили 28.5% всех денежных доходов 20% наиболее обеспеченного населения и около 12% ВВП. Проблема несправедливого неравенства доходов в российских регионах заключается в том, что региональные элиты обеспечивают себе доходы, многократно превосходящие и валовой региональный продукт (ВРП) на душу населения, и среднедушевой доход населения региона. Причем, чем ниже уровень продуктивности региональной экономики и, соответственно, ниже уровень жизни населения региона в среднем, тем сильнее такие контрасты.

Наиболее интересные результаты получаются при оценках разложения индексов Джини в сумму компонент, обусловленных поляризацией и концентрацией.

Рисунок 6. Поляризация и концентрация доходов населения в субъектах РФ году в зависимости от общего неравенства доходов 0, 0, Индекс неравенства 0, 0, 0, 0, 0,33 0,38 0,40 0,41 0,43 0,44 0,45 0,45 0,46 0,48 0,50 0,52 0, Индекс Джини общего неравенства доходов Поляризация Концентрация Рисунок 6 показывает поляризацию и концентрацию доходов внутри регионов России.

Поразительным фактом является то, что общая поляризация доходов почти одинакова по всем регионам России, несмотря на глубокие социально-экономические различия между регионами. Это означает, что во всех регионах и отраслях действует один и тот же механизм поляризации доходов и оплаты труда, никак не связанный с экономическими показателями, которые варьируются чрезвычайно сильно.

Интерпретация этого факта заключается в том, что поляризация доходов и зарплат детерминируется не экономическими факторами, а институциональными и социальными факторами, общими для всех регионов и отраслей. Концентрация доходов, напротив, очень сильно варьируется по регионам России, причем эти вариации слабо связаны с уровнем ВРП на душу населения, что также является "сюрпризом".

На рисунке 7 показано, что начиная с 1994 года вклад концентрации доходов в отдельных регионах в территориальное социально-экономическое расслоение стал существенным. Он ещё более возрос в результате кризиса 1998 года и возрастал вплоть до 2000 года при относительно слабом, но неуклонном росте межрегиональной поляризации доходов. Социально-экономические диспропорции между регионами и внутри регионов России характеризуются избыточным неравенством оплаты труда и избыточным неравенством между доходами за счет оплаты труда и доходами рентного типа, вследствие которых складывается избыточное неравенство доходов населения внутри регионов и между регионами, при относительно низких оценках нормального неравенства в большинстве российских регионов. Объяснение этих эффектов опирается на разложение поляризации и концентрации на нормальные и избыточные составляющие.

Рисунок 7. Разложение индексов Джини межрегионального неравенства доходов в сумму межрегиональной поляризации и концентрации Поляризация и концентрация денежных доходов 0, 0, 0, 0, Концентрация Поляризация 0, 0, 0, 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 Рисунок 8 показывает наличие вполне определенных закономерностей, связывающих реальный уровень доходов населения со структурными компонентами неравенства доходов внутри регионов. Чем выше уровень доходов, тем выше их нормальные поляризация и концентрация, и тем ниже их избыточная поляризация и концентрация.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.