авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации

Вступительная статья

Семейный кодекс Российской Федерации 1995 г. накопил достаточно большой

опыт правоприменения. Он также впитал в себя многие (но не все) положения

Конвенции о правах ребенка. Однако отличающая его стабильность не может быть

препятствием для дальнейшего усовершенствования, вызванного складывающейся

практикой. Учитывая то, что Семейный кодекс по-своему выполняет воспитательную функцию, важно донести до сведения участников семейных правоотношений, правоприменительных органов содержание имеющих место новелл, разъяснить их смысл и значение. Поэтому комментирование Семейного кодекса являлось предметом внимания многих авторов в прошедший со дня его принятия период времени, а увидевшие свет комментарии в основном отражают взгляды их авторов. То же можно сказать и о настоящем издании. К тому же оно пополнено новыми законами и подзаконными актами, к которым даны необходимые пояснения для понимания их смысла и назначения.

Это научно-практический комментарий. Он содержит анализ последних нововведений, а также отражает авторскую позицию его составителей. Причем каждый семейно-правовой институт комментирует тот автор - специалист в области семейного права, - который посвятил избранной теме свои научные поиски, составляющие главный его интерес. Так, кандидат юридических наук Е.В. Кулагина сосредоточила свое внимание на правах и обязанностях супругов;

кандидат юридических наук Н.В. Летова комментировала вопросы усыновления;

доктор юридических наук Н.И. Марышева - вопросы применения семейного законодательства Российской Федерации к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства;

доктор юридических наук А.М. Нечаева - вопросы заключения и прекращения брака, а также права и обязанности родителей и детей, формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей;

доктор юридических наук А.М. Рабец - алиментные обязательства членов семьи.

Особое место в комментарии занимают Общие положения Семейного кодекса (доктор юридических наук А.М. Нечаева). Однако надо признать, что они существуют вне тесной связи с конкретными семейно-правовыми нормами. Взаимодействие и тех и других в правоприменительной практике прослеживается слабо, хотя основные начала семейного законодательства служат своеобразным фундаментом большинства конкретных статей Семейного кодекса, что подчеркнуть в разрешаемой судом конкретной правовой ситуации только полезно.

Таким образом, авторы настоящего комментария стремились быть полезными как в законопроектной работе, так и в правоприменительной практике.

Нечаева А.М., доктор юридических наук, профессор Раздел I. Общие положения Глава 1. Семейное законодательство Статья 1. Основные начала семейного законодательства 1. Часть первая п. 1 СК полностью воспроизводит положения ч. 2 ст. Конституции, в которой говорится об обеспечении государственной поддержки не только семьи, материнства, детства, но и отцовства. А ч. 1 ст. 38 Конституции провозглашает, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

Следовательно, в орбиту внимания семейного законодательства входит и так называемое отцовство, впервые появившееся в тексте Основного закона. Между тем отцовство как состояние мужчины самостоятельным объектом внимания со стороны семейного законодательства не является, поскольку мать и отец - равные субъекты семейных правоотношений. Они являются обладателями аналогичных по своей сути и содержанию родительских прав и обязанностей, предусмотренных гл. 12 СК. Статья СК подчеркивает, что родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей. Вот почему в СК употребляется, как правило, понятие "родители" (во множественном числе). Исключение составляют случаи, когда родители ребенка вместе не проживают. Но и здесь различный пол родителей не относится к обстоятельствам, которые суд согласно п. 3 ст. 65 СК учитывает при разрешении спора о детях. Наблюдающаяся на практике передача ребенка (особенно малолетнего) матери объясняется конкретными причинами, связанными с необходимостью соблюдения интересов несовершеннолетнего, будь то мальчик или девочка.

Формулировка ч. 1 ст. 38 Конституции ставит знак равенства между материнством и семейно-правовым статусом женщины-матери, детством и правами ребенка в семье, предусмотренными гл. 11 СК. Между тем речь идет о разных понятиях.

Материнство относится к понятию, которое означает особое состояние женщины, имеющей ребенка или вынашивающей его. Оно берет начало с момента зарождения ребенка и продолжается до конца дней матери. Но охраняется материнство нормами административного права (органами здравоохранения, экологической охраны), трудового права, призванного обеспечить безопасные для женщины-матери (и ее потомства) условия труда. В СК существует лишь одна норма, охраняющая, защищающая материнство. Речь идет о ст. 17 СК, ограничивающей право мужа на предъявление иска о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка. Что же касается детства - определенного периода в жизни человека, то оно длится до совершеннолетия, т.е. до 18 лет. А несовершеннолетний член семьи обладает теми правами, которыми наделяет его СК. Надо полагать, что к правам ребенка относится и его право на защиту детства в случае нарушения этого права. Охране детства способствуют все мероприятия, обеспечивающие надлежащие условия нормального физического, духовного развития ребенка. В благополучных семьях ее осуществляют родители, в неблагополучных - в охране детства принимает участие государство в лице органов опеки и попечительства.

Абзац 2 п. 1 ст. 1 СК содержит не одинаковые по своей сути положения. В их числе те, что носят характер нравственных предписаний - построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов. Конечно, СК не может определять, какие соображения вызывают желание образовать семью. Тем более что в настоящее время соображения материального порядка нередко считаются лидирующими, способными надолго укрепить семейные отношения. Что же касается взаимопомощи, особенно заботы о нетрудоспособных членах семьи, то способность к ее проявлению всегда относилась к одной из важных моральных заповедей, обладающих свойством укреплять семейные отношения. А ответственность перед своей семьей, кто бы ее не составлял, зависит и от культуры человека - члена семейного коллектива, - являющейся одной из разновидностей общечеловеческой внутренней культуры, не зависящей напрямую от любого закона, в том числе семейного.

Недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи относится к ключевым понятиям, имеющим прямое отношение к взаимосвязи и взаимозависимости государства и гражданина - члена семьи. При отсутствии спора возникающие в ее недрах противоречия устраняются по просьбе конфликтующих лиц.

Когда же эти противоречия превращаются в разногласия более серьезные, т.е. спор, он разрешается в судебном порядке в соответствии с требованиями СК и ГПК. Даже в экстремальных случаях, когда, например, ребенка удерживают посторонние лица, нельзя силой, без соблюдения правил СК, вернуть несовершеннолетнего родителям (одному из них). И здесь нет места произволу.

К перечисленным положениям общего порядка относится обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав. Имеются в виду права, предусмотренные семейным законодательством. Гарантии их реализации составляют заметную часть СК. То же можно сказать о зафиксированной в абз. 2 п. комментируемой статьи возможности судебной защиты этих прав, которая базируется на ч. 1 ст. 46 Конституции, где сказано: "каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод".

Таким образом, п. 1 ст. 1 СК, не будучи семейно-правовой нормой в общепринятом понимании, служит своего рода общим знаменателем для всех правил, составляющих содержание этого Кодекса. Налицо своеобразное мерило, объясняющее требования семейного законодательства применительно к каждой конкретной ситуации.

2. Признание брака, заключенного только в органах ЗАГС, означает, что лишь такой брак защищается государством. В наше время получили распространение так называемые гражданские браки, в число которых входят и те, что освящены церковью (без официальной их регистрации). Однако государство лишено возможности оказать помощь тому, кто по каким-либо причинам лишился фактического супруга. Например, он не может получить по общему правилу пенсию по случаю потери кормильца, осложняются споры, связанные с жилищными проблемами, наследством, разделом совместно нажитого имущества, установлением отцовства.

3. Добровольность брачного союза, основанная на свободе волеизъявления лиц, намеревающихся сочетаться браком, имеет в своей основе взаимное желание вступить в брак с избранным партнером. Речь идет о праве как мужчины, так и женщины реализовать свое право на брак, воспользоваться той возможностью, которую им предоставляет государство. Несомненно, это одно из основных прав гражданина, существование которого - свидетельство его свободы и в личной жизни. Налицо своеобразный принцип семейного законодательства, нарушение которого чревато признанием заключенного брака недействительным. С другой стороны, добровольность заключаемого брака есть предпосылка его прочности, создания здоровых семейных отношений. А равенство супругов в семье предусмотрено ч. 3 ст. 19 Конституции и фигурирует поэтому в перечне основных начал семейного законодательства. Оно предполагает разрешение внутрисемейных конфликтов по взаимному согласию, что является лучшим способом их устранения. При этом СК не разрешает никому вмешивается в дела семьи, обращает внимание на стержневые обстоятельства, имеющие для семьи приоритетный характер. Сюда входит:

- семейное воспитание детей;

- забота об их благосостоянии и развитии;

- защита прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

Каждый из названных приоритетов имеет прямое отношение к выполнению семьей ее основной функции: воспроизводству будущих поколений, в чьем физическом и нравственном здоровье заинтересовано государство.

Указав на подобного рода приоритеты, СК ориентирует на их соблюдение в конкретных случаях, когда предметом спора являются несовершеннолетние или нетрудоспособные члены семьи.

4. Конституционное положение о равенстве прав и свобод гражданина (ч. 2 ст. 19) имеет прямое отношение к браку и семье, ибо наше государство многонациональное, а потому браки лиц разной национальности не редкость. Применению семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства СК посвящает специальный раздел, эпиграфом к которому могут послужить слова: "государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств".

Следовательно, конституционная идея признания равенства прав и свобод гражданина пронизывает и семейное законодательство, каких бы семейных правоотношений это ни касалось. Подобного рода идея согласно ст. 18 Конституции определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием, что имеет прямое отношение к семейно-правовой сфере, а потому относится к основным началам семейного законодательства.

Предоставляемая государством гражданину возможность совершать одобряемые действия, находящие свое выражение и в конкретных статьях СК, предполагает невмешательство в его права. Правда, с условием, что "осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц" (ч. 3 ст. Конституции). Отсюда следует, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19 Конституции). Таким образом, ограничение прав не исключается, но оно недопустимо по названным соображениям.

Что же касается ограничения прав граждан в семье, то оно допускается в двух случаях.

Во-первых, когда такое ограничение предусмотрено федеральным законодательством, во-вторых, если оно необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.

К первому случаю относится ограничение родительских прав, предусмотренное ст. 73 СК. Но наибольшее распространение имеют косвенные ограничения, вытекающие из текста конкретной семейно-правовой нормы, когда ради устранения помех в реализации прав других членов семьи требуется применить ограничения прав, предусмотренные СК. Чаще всего это бывает, когда страдают интересы несовершеннолетних, чья жизнь, здоровье, воспитание находятся в опасности из-за недостойного поведения родителей (одного из них). Однако и здесь СК обязывает соблюдать осторожность, чтобы не допустить неоправданного ограничения, например, родительских прав. Так, при немедленном отобрании ребенка у родителей (одного из них) при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью, необходимо в течение семи дней обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав.

Статья 2. Отношения, регулируемые семейным законодательством Круг отношений, регулируемых семейным законодательством, по своей сути есть предмет регулирования семейных отношений. Причем таких, которые подвластны закону, в частности СК. Отличительной чертой предмета семейно-правового регулирования является принадлежность к семье. Однако СК не раскрывает ее признаков. Несомненно одно: семья - это прежде всего коллектив, участники которого связаны разнообразными узами как нравственного, так и материального порядка. Но для семейного права важно понимание семьи как такого коллектива, чьи члены связаны правами и обязанностями, предусмотренными семейным законодательством. Эти права и обязанности могут быть личными и имущественными. К первым относятся права и обязанности, адресованные прежде всего родителям как воспитателям. В их перечень входят и различные требования к претендентам на роль усыновителя, опекуна (попечителя), приемного родителя. Особенности личных прав, предусмотренных семейным законодательством, заключаются в том, что:

- эти права непосредственно связаны с личностью их обладателя. Поэтому, например, не допускается заочная регистрация брака;

- от них нельзя отказаться. Утрата таких личных прав (и обязанностей) может быть лишь результатом, в частности лишения родительских прав, усыновления ребенка;

- они не имеют материального эквивалента, т.е. не подлежат денежной оценке.

При распоряжении личными правами преобладает принцип диспозитивности.

Поэтому СК предоставляет довольно широкий выбор способов их реализации, включая различного рода соглашения. Например, по вопросу о том, с кем из родителей после расторжения их брака будет находиться ребенок.

В количественном отношении в СК преобладают права (и обязанности) имущественные, что объясняется ограниченными возможностями семейного законодательства, поскольку оно не везде и не всегда может регулировать личные отношения членов семьи. Права же материального свойства отличают следующие признаки:

- реальная возможность отчуждения, так как их можно беспрепятственно передать другому лицу;

- как правило, они имеют денежную оценку.

СК имеет в своем резерве множество способов регулирования имущественных отношений, например, супругов;

детально регламентирует права и обязанности, связанные с выполнением алиментных обязательств.

Расширение принципа диспозитивности распространяется и на реализацию имущественных прав (и обязанностей). Допустимо, в частности, заключение брачного договора, соглашения об уплате алиментов.

Таким образом, преобладание в СК прав (обязанностей) имущественного характера предопределяется их способностью подчиняться закону.

Еще один немаловажный признак семьи - совместное проживание ее членов.

Желание жить вместе, одним домом объясняет стремление образовать семью путем, например, заключения брака. Отсутствие такого желания обычно говорит о фиктивности заключенного брака. Проживая вместе, супруги приобретают совместное имущество, воспитывают своих детей, выполняют зафиксированные в СК родительские обязанности. Любой ребенок имеет право на совместное проживание со своими родителями. Лишение родительских прав, прекращающее правовую связь родителя и ребенка, порождает необходимость их раздельного проживания. Словом, совместное проживание является непременным признаком семьи. Исключение составляют случаи, когда члены семьи почему-либо (по характеру работы, из-за пребывания в длительной командировке и тому подобных обстоятельств) постоянно не общаются. Однако следует иметь в виду, что речь идет не просто о лицах, проживающих одним домом, а лишь о тех, кто связан правами и обязанностями, предусмотренными семейным законодательством. В их числе права и обязанности как личного, так и имущественного характера. Это общее правило, имеющее исключения. Так, алиментные обязательства могут возникать и между теми, кто вместе не проживает (дедушка, бабушка и их внуки, совершеннолетние и несовершеннолетние братья, сестры и др.). Но связывающие их при определенных условиях алиментные обязательства непременно должны быть предусмотрены семейным законодательством. Прекращение совместного проживания, допустим, супругов, - чаще всего явный симптом разрушения семьи.

Таким образом, семья с точки зрения семейного права есть общность совместно проживающих лиц, объединенных правами и обязанностями, предусмотренными семейным законодательством. Комментируемая статья дает их перечень: супруги, родители, дети, в том числе усыновители и усыновленные, другие родственники и иные лица, которых семейное законодательство по тем или иным причинам причисляет к членам семьи. Следовательно, фактические супруги, а также гомосексуалы, лесбиянки не образуют семьи в семейно-правовом смысле, ибо правовая связь между ними отсутствует. То же самое можно сказать о семейном коллективе, состоящем, например, из тети и племянницы, если первую нельзя считать фактическим воспитателем;

бабушки и несовершеннолетних внуков, когда их не связывают алиментные обязательства.

СК не ограничивается перечнем членов семьи. Поскольку она представляет собою общность, состоящую из двух и более человек, между ними естественно складываются определенные отношения. Одни из них находятся во власти нравственных начал, другие регулируются с помощью правовых норм. Сюда входят отношения, связанные:

- с условиями и порядком вступления в брак, прекращением брака и признанием его недействительным;

- регулированием личных неимущественных отношений между членами семьи, разумеется тех, которые можно подчинить закону;

- регулированием имущественных отношений, за исключением тех, которые входят в сферу регулирования гражданского законодательства;

- определением формы и порядка устройства в семью детей, лишившихся родительского попечения.

Данный перечень относится к числу исчерпывающих. Поэтому дополнять, расширять его нельзя. Если, допустим, в семье возникают проблемы наследования, их разрешают с помощью Гражданского, а не Семейного кодекса. Сложнее обстоит дело, когда суду, например, приходится применять меры защиты интересов несовершеннолетних детей, которые прямо не вписываются в предмет семейно-правового регулирования. В таких случаях на практике все-таки руководствуются ст. 2 СК, что объясняет высказанные в юридической литературе предложения о некотором расширении круга отношений, регулируемых семейным законодательством.

Семейные правоотношения возникают на основе юридических фактов, точнее фактов, имеющих юридическое значение. К ним относятся предусмотренные в законе обстоятельства, которые служат основанием для возникновения, изменения, прекращения конкретных правоотношений. Юридические факты делятся на события и действия. Событие производно от каких-либо обстоятельств и может быть кратковременным (например, рождение ребенка) или длящимся (беременность, нуждаемость и т.п.). Действие как вид юридических фактов может порождать определенные правовые последствия, предусмотренные семейным законодательством.

В их числе, в частности, совместное заявление об установлении отцовства, подача заявления о взыскании алиментов, установлении опеки (попечительства).

Основанием возникновения, изменения и прекращения семейных правоотношений может быть не один юридический факт, а их совокупность. Так, основанием возникновения родительских прав и обязанностей будут: во-первых, происхождение ребенка;

во-вторых, его удостоверение в установленном законом порядке. Каждый из названных фактов сам по себе правового значения не имеет необходима их совокупность.

Особое место среди юридических фактов, порождающих семейные правоотношения, занимает так называемое супружество и родство. Если супруги, т.е.

лица, состоящие в браке, оформленном в установленном законом порядке, кровными узами не связаны, то иначе обстоит дело с родственниками. Они происходят один от другого или имеют общего предка (мать - сын, дед - внук и т.д.). Родство может быть прямым и боковым, нисходящим и восходящим, полнородным и неполнородным.

Родство различают также по степени своей близости (близкие и дальние родственники).

Для правового регулирования семейных отношений, как правило, имеет значение близкая степень родства. От родства отличают свойство, которое является побочным следствием брака. Семейным правом отношения свойства как таковые не регулируются.

Таким образом, пространство, на которое распространяется действие семейного законодательства можно считать замкнутым. Но в его рамках находятся понятия, представления, которые обеспечивают четкость регулирования семейных правоотношений.

Статья 3. Семейное законодательство и иные акты, содержащие нормы семейного права 1. Разнообразие семейно-правовых связей членов семьи друг с другом, различного рода контактов с обществом в лице учреждений, организаций объясняет то обстоятельство, что семейное законодательство далеко не всегда действует само по себе. Многие законодательные акты, имеющие другую отраслевую принадлежность либо сочетающие в себе признаки разных отраслей права, преследуют общие с семейным законодательством цели. Особенно это заметно там, где речь идет об охране семьи, защите прав ребенка. Отсюда проблема соотношения СК с иными законодательными актами, в текст которых входят предписания, содержащие нормы семейного права. Подобного рода соотношение зависит от иерархии законов, где первое место принадлежит Конституции. Это означает, что семейное законодательство должно в полной мере ей соответствовать. Тем более что некоторые конституционные положения непосредственно касаются правил, предусмотренных СК. Так, согласно ч. ст. 17 Конституции "основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения". Их можно отнести к праву ребенка жить и воспитываться в семье. Часть 3 ст. 17 Конституции провозглашает, что "осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц". Именно под таким углом зрения рассматриваются семейно-правовые споры, особенно те, что связаны с правами ребенка. Основополагающее конституционное правило, закрепляющее тезис - "мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (ч. 3 ст. 19 Конституции), является ключом для разрешения семейно-правовых конфликтов разной степени тяжести, входящих в орбиту внимания семейного законодательства. Каждому гарантируется свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29 Конституции), что касается и несовершеннолетних. Их СК наделяет правом выражать свое мнение, которое в некоторых случаях, обозначенных семейным законодательством, имеет правовую силу. Семейное законодательство наделяет родителей правами и обязанностями по воспитанию и образованию своих детей, родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования таковы семейно-правовые предписания, основанные на ст. 43 Конституции, в которой говорится, что:

- каждый имеет право на образование (ч. 1);

- гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях (ч. 2);

- основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования (ч. 4).

С учетом перечисленных позиций рассматриваются семейно-правовые ситуации, так или иначе связанные с осуществлением прав ребенка, реализацией родительских прав и обязанностей.

Судебная защита как личных (неимущественных), так и имущественных прав членов семьи, занимающая заметное место в тексте СК, также зиждется на ч. 1 ст. Конституции, которая устанавливает, что "каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод". И наконец, к наиболее близким к семейному законодательству конституционным положениям относятся ч. 1, 2 ст. 38 Конституции, провозглашающие защиту государством семьи, материнства и детства, заботу о детях, их воспитании как равное право и обязанность родителей. И если ч. 1 названной статьи имеет прямое отношение к защите семейным законодательством прав ребенка, то ч. 2 служит своеобразным общим знаменателем в случаях спора о детях.

Таков неполный перечень конституционных положений, имеющих прямое отношение к семейному законодательству. Разумеется, все положения семейного законодательства должны полностью соответствовать Конституции, не могут ей противоречить.

Поскольку Россия - федеративное государство, то семейное законодательство имеет либо федеральный уровень, либо уровень субъекта РФ. Согласно п. "в" ст. Конституции к ведению Российской Федерации относится регулирование и защита прав и свобод человека. А ч. 1 ст. 130 Конституции предписывает субъектам РФ решение вопросов местного значения, к которым относятся главным образом вопросы, касающиеся устройства детей, лишившихся родительского попечения. И наконец, ст. Конституции относит к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ:

- защиту прав и свобод человека и гражданина (п. "б");

- защиту семьи, материнства, отцовства и детства (п. "ж");

- семейное законодательство (п. "к").

Таким образом, нет ясности, в чьем именно ведении находятся столь важные для семьи вопросы защиты прав ее членов. Вместе с тем в ряде случаев федеральный закон - СК - делает специальную оговорку, определяющую, на каком уровне решается тот или иной вопрос. Так, если брачный возраст по общему правилу в Российской Федерации составляет 18 лет, то п. 2 ст. 13 СК позволяет органам местного самоуправления при наличии уважительных причин разрешить вступление в брак лицам, достигшим 16 лет. Кроме того, абз. 2 п. 2 ст. 13 СК содержит указание: "Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации". Как известно, у вступающих в брак есть право выбора своей будущей брачной фамилии. Однако согласно п. 1 ст. 32 СК возможно исключение из общего правила, если оно диктуется сложившимися национальными обычаями субъекта РФ. В соответствии с п. 2, 3 ст. СК имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. При разных фамилиях родителей ребенку присваивается фамилия отца или фамилия матери по соглашению родителей, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ.

Итак, перечень статей СК, делающих отсылку к законам субъектов РФ, невелик.

Но при определении границ, устанавливающих пределы действия семейного законодательства федерального уровня и уровня субъектов РФ, в качестве ориентира выступает п. 2 ст. 121 СК, в котором говорится, что:

- органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта РФ;

- вопросы организации и деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, определяются в соответствии с нормативными правовыми актами, определяющими статус этих органов.

Роль органов опеки и попечительства в самых разных вариантах применения в семейно-правовой сфере переоценить невозможно. Они являются обязательным участником многих правоотношений, связанных с защитой прав несовершеннолетних, что предусмотрено федеральным законодательством (СК). Налицо своеобразная взаимосвязь законов федерального уровня и уровня субъектов РФ.

2. К семейному законодательству п. 2 комментируемой статьи относит:

- СК;

- другие федеральные законы;

- законы субъектов РФ.

Действующий СК - четвертый по счету, вступил в действие с 1 марта 1996 г., за исключением положений, для которых были установлены иные сроки введения.

Правила СК применимы к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие (абз. 1 п. 1 ст. 169 СК). К семейным отношениям, возникшим ранее, его нормы применяются к тем правам и обязанностям, которые возникли после введения его в действие. Так, моментом прекращения брака при его расторжении в суде после 1 мая 1996 г. является день вступления решения суда в законную силу. Брак, расторгнутый в судебном порядке до 1 мая 1996 г., считается прекращенным со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния.

Условия и порядок заключения брачных договоров и соглашений об уплате алиментов, установленные СК, применяются к брачным договорам и соглашениям об уплате алиментов, которые заключены после 1 марта 1996 г. Такие договоры и соглашения, заключенные ранее, действуют в части, не противоречащей СК. Положения о совместной собственности супругов и положения о собственности каждого из супругов, установленные СК, применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до марта 1996 г.

Появление нового СК диктовалось серьезными переменами в жизни нашего общества, нашедшими свое отражение в Конституции. Наиболее серьезные нововведения в ее тексте не могли не сказаться и на СК. Речь идет прежде всего о приоритете прав, а не обязанностей человека и гражданина, усилении диспозитивных начал в правовом регулировании, признании частной собственности, а также признании Россией приоритета международных норм.

Поскольку СК не может не реагировать на возникающие в семейно-правовой сфере проблемы, в его тексте появились некоторые коррективы. В частности, были несколько смягчены требования к лицам, имеющим право быть усыновителями, более тщательно прописаны правила, говорящие о недопустимости посреднической деятельности по усыновлению. Одновременно были приняты специальные федеральные законы, развивающие отдельные положения СК. В частности, Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)"*(2), призванный совершенствовать практику применения семейного законодательства.

Большинство субъектов РФ уже приняли свои законы, регулирующие главным образом деятельность органов опеки и попечительства. Многие из них содержат общие положения, определяющие цели и задачи этих органов, их полномочия, права и обязанности опекунов (попечителей), права несовершеннолетних, находящихся под опекой (попечительством). Субъекты РФ пристальное внимание уделяют способам защиты прав детей, некоторые предусматривают такую форму защиты прав ребенка, лишившегося родительского попечения, как патронат. Довольно подробно в законах субъектов РФ определяются правила материального обеспечения детей, нуждающихся в государственной поддержке. Ряд законов уровня субъекта РФ посвящен созданию службы Уполномоченных по правам ребенка, деятельности комиссий по делам несовершеннолетних.

Вместе с тем отдельные субъекты РФ приняли законы более широкого профиля, в которых говорится об основных гарантиях прав ребенка вообще, включающих его социальную адаптацию, социальную реабилитацию. Многообразие законов субъектов РФ порождает проблему их анализа с точки зрения соответствия Конституции, СК.

3. Основанием защиты прав, интересов участников семейных правоотношений служат не только законы, но и подзаконные акты - постановления Правительства РФ в случаях, непосредственно предусмотренных СК, другими законами. Примером может служить постановление Правительства РФ от 18.07.1996 N 841 "О перечне видов заработанной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей" (в ред. от 15.08.2008)*(3). Такое постановление вынесено на основании ст. 82 СК, в которой говорится, что виды заработка и иного дохода, из которых удерживаются алименты, определяются Правительством РФ.

Особое значение для понимания смысла, содержания семейно-правовых норм любого уровня имеют руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ.

После принятия последнего СК их было принято несколько:

- от 25.10.1996 N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" (в ред. от 06.02.2007)*(4);

- от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" (в ред. от 06.02.2007)*(5);

- от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (в ред. от 06.02.2007);

- от 20.04.2006 N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей"*(6);

- от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству"*(7).

Не будучи источником права, постановления Пленума Верховного Суда РФ занимают важное место в российской правовой системе. Их выводы в виде разъяснения, толкования, указания позволяют устранить изъяны в правоприменении, а предлагаемые в их тексте формулировки, определения, в частности родительских прав и обязанностей, интересов ребенка содействуют вынесению верных судебных решений по семейно-правовым спорам. Но, выполняя свою главную миссию - давать разъяснения, постановления, Пленум Верховного Суда РФ не вправе подменять закон путем толкования, противоречащего его существу.

Статья 4. Применение к семейным отношениям гражданского законодательства Применение гражданского законодательства к семейным правоотношениям относится к числу сложных вопросов. Тем более что семейное право рассматривается некоторыми цивилистами как подотрасль права гражданского. Но при этом не принимается во внимание, что применение к семейным отношениям гражданского законодательства обусловлено обстоятельствами, четко обозначенными в ст. 4 СК.

Речь идет об отношениях, не урегулированных семейным законодательством как личного, так и имущественного характера. Статья 3 СК дает четкий перечень тех нормативных правовых актов, которые входят в предмет семейно-правового регулирования. Он является исчерпывающим, не подлежит расширению и охватывает весь круг возможных семейных правоотношений, подвластных воздействию со стороны семейного законодательства. Все другие правоотношения, выходящие за рамки семьи, могут входить в круг регулируемых (в частности, гражданским законодательством), определяемый ст. 2 ГК, куда, например, проблемы семейного воспитания несовершеннолетних не входят.

Следовательно, говорить о существовании не урегулированных семейным законодательством сфер воздействия с его стороны не приходится. Тем более там, где говорится о такой форме устройства детей, лишившихся родительского попечения, как опека (попечительство), которой были посвящены ст. 145-150 СК (в прежней редакции).

Мало того, возможность применения к семейным отношениям гражданского законодательства обусловлена еще одним существенным обстоятельством "постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений". Между тем Закон об опеке и попечительстве находится в противоречии с основными началами семейного законодательства, с государственной политикой по улучшению положения несовершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

Данный Закон концентрирует внимание на устройстве недееспособных или не полностью дееспособных граждан в организации (учреждении), предназначенной для совершеннолетних граждан, а не детей, которым нужна прежде всего семья, заменяющая родительскую. В центре внимания этого Закона имущественные интересы подопечных, тогда как главное - условия их воспитания. К тому же Закон усложняет формальную сторону опеки (попечительства), что служит реальным препятствием более широкой передачи осиротевших детей в семью.

Следовательно, налицо пример неправомерного, противоречащего ст. 4 СК вторжения гражданского законодательства в сферу действия семейного законодательства, которое способно отрицательно сказаться на правоприменительной практике.

Особо следует сказать о ст. 26, 28 ГК, которые определяют дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и малолетних в отношениях, регламентирующих имущественные права ребенка. Они служат своеобразным фундаментом ст. 60 СК, предусматривающей имущественные права ребенка. По сути дела, названные гражданско-правовые предписания являются общим знаменателем конкретизирующих их правил семейно-правового свойства. Близость этих положений не позволяет рассматривать их только как нормы гражданского права.

Таким образом, связь основополагающих терминов, применяемых в гражданском праве, очевидна. Но она лишь служит укреплению правовых основ, в данном случае семейного законодательства. Поэтому то, что не урегулировано семейным законодательством, вряд ли можно регулировать с помощью законодательства гражданского. Так, например, в СК названы далеко не все способы государственной защиты прав ребенка. Однако рассчитывать здесь целиком и полностью на гражданское законодательство не приходится.

Говоря о применении к семейным отношениям гражданского законодательства, комментируемая статья обходит молчанием ГПК. Между тем связь семейного законодательства и ГПК не нуждается в доказательствах. Она имеет место, в частности при расторжении брака (ст. 21-24 СК), признании брака недействительным (ст. 27- СК), установлении отцовства в судебном порядке (ст. 49 СК), защите родительских прав (ст. 68 СК), лишении родительских прав и их восстановлении (ст. 69, 70, 72 СК), ограничении родительских прав и отмене ограничения родительских прав (ст. 73, СК). А исполнению решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, посвящается специально ст. 79 СК. Практически почти весь раздел V СК, именуемый "Алиментные обязательства членов семьи", так или иначе связан с использованием правил гражданско-процессуального законодательства. И наконец, усыновление (удочерение) детей производится только судом (ст. 125 СК). То же самое можно сказать и об отмене усыновления (ст. 140 СК).

Таким образом, взаимодействие семейно-правовых норм материального свойства с нормами гражданского процесса очевидно. Нормы семейного права и гражданского процесса тесно переплетаются. Однако никаких спорных вопросов, порожденных таким взаимодействием, не возникает, поскольку многие нормы семейного права реализуются по правилам гражданского процесса, имеющим иную правовую природу. С другой стороны, реализация семейно-правовых норм осуществляется органами ЗАГС, чья деятельность определяется Законом об актах гражданского состояния. Данный Закон не только регулирует вопросы, имеющие прямое отношение к государственной регистрации актов гражданского состояния (рождение, смерть, заключение и расторжение брака, усыновление, установление отцовства), но и содержит четкие предписания административно-правового свойства.

Налицо еще один пример взаимосвязи СК с законом, имеющим другую отраслевую принадлежность, что опять-таки не вызывает никаких разногласий относительно самостоятельности семейного права. Еще одним подтверждающим применение к семейным отношениям не только и не столько норм гражданского права, сколько правил гражданского процесса, административного права служит законодательство, определяющее деятельность органов опеки и попечительства. Специального закона федерального уровня на этот счет нет, но СК неоднократно указывает, где, как, в каких случаях эти органы принимают участие в реализации конкретных семейно-правовых норм. А законодательство большинства субъектов РФ сосредоточивает внимание на административно-правовой стороне деятельности подобного рода государственных органов, определяющим признаком которых служит принцип "власти и подчинения".

Наличие тесной связи норм семейного права с гражданским, гражданско-процессуальным, административным правом допускает ссылки в судебном решении по семейно-правовым спорам на правила названных отраслей права, что делает судебное решение более обоснованным.

Статья 5. Применение семейного законодательства и гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии Содержащееся в комментируемой статье правило предназначено для случаев применения семейного и гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии. Таково общее положение, которое так или иначе применяется в семейно-правовой сфере. Оно необходимо для того, чтобы не было "тупиковых" ситуаций при применении норм права. Причем различают аналогию закона (когда применяется закон, регулирующий схожие правоотношения) и аналогию права (которая применяется, если сходного закона нет). Тогда суд руководствуется основными началами семейного, а не гражданского законодательства, ибо предмет регулирования последнего иной.

Надобность в применении аналогии закона возникает редко, но иногда применяется в самых неожиданных конкретных ситуациях. Обнаружилась она при применении ст. 68 СК, посвященной защите родительских прав. Согласно п. названной статьи родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения. Однако обычно удерживают ребенка опекуны (попечители), т.е. лица, наделенные соответствующими правомочиями в установленном законом порядке. В таких случаях выходом из положения будет применение п. 1 ст. 68 СК по аналогии.

Другой пример: п. 4 ст. 148.1 СК предоставляет опекуну (попечителю) право требовать по суду возврата ребенка, находящегося под опекой (попечительством), от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований, в том числе от близких родственников ребенка, а также родителей. Возникает вопрос, как быть, если родители (один из них) ограничены в родительских правах? Сохранение их правовой связи с ребенком осложняет ситуацию, которую, как представляется, можно разрешить по аналогии со ст. 68 СК. Что же касается случаев, когда нужно применить аналогию права, то они практически не встречаются.

Статья 6. Семейное законодательство и нормы международного права Международный договор Российской Федерации - это международное соглашение, заключенное Россией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы.

Порядок заключения, прекращения и приостановления действия международных договоров России, а также порядок их регистрации и официального опубликования регулируются Федеральным законом от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" (в ред. от 01.12.2007)*(8) (далее - Закон о международных договорах).

Международные договоры РФ подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией, Законом о международных договорах, иными актами законодательства РФ. Они вступают в силу для России в соответствии с правилами Закона о международных договорах в порядке и сроки, предусмотренные в самом договоре или согласованные между договаривающимися сторонами. Международные договоры, заключенные от имени Российской Федерации и от имени Правительства РФ, публикуются по представлению МИД России в СЗ РФ, а также в Бюллетене международных договоров.

Международные договоры РФ межведомственного характера публикуются по решению федеральных органов исполнительной власти, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов. Международные договоры СССР, обязательные для Российской Федерации как государства - продолжателя СССР, опубликованы в официальных изданиях Верховного Совета СССР, Совета Министров (Кабинета Министров) СССР.

Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания для их применения внутригосударственных актов, действуют в России непосредственно. Для осуществления иных положений договоров принимаются соответствующие правовые акты (п. 3 ст. 5 Закона о международных договорах).

Согласие Российской Федерации на обязательность для нее международного договора может выражаться путем подписания договора, обмена документами, образующими договор, ратификации, утверждения либо принятия договора, присоединения к договору, применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны.

Если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, под которым следует понимать СК и иные акты, содержащие нормы семейного права (см. ст. 3 СК и комментарий к ней), применяются правила договора. Учитывая это, суд в соответствии с комментируемой статьей при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим для России в силу международным договором, решение о согласии на обязательность которого для России было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора РФ (см. п. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (в ред. от 06.02.2007)*(9). Пленум Верховного Суда РФ обращает в этом Постановлении внимание судов и на то, что в случаях, когда международный договор РФ действует в России не непосредственно, наряду с договором следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений соответствующего международного договора.

По смыслу ст. 15 Конституции РФ и ст. 330, 362-364 ГПК неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации"*(10) (далее - Постановление ПВС РФ о международных договорах)).

Толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. (разд. 3;

ст. 31-33). Необходимо учитывать и практику Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ о международных договорах), поскольку Россия участвует в этой Конвенции.

В случае возникновения затруднений при толковании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ необходимо использовать акты и решения международных организаций, в том числе органов ООН и ее специализированных учреждений, а также обращаться в МИД России, Минюст России (например, по вопросам соответствия положений международного договора законодательству РФ и их юридической силы в Российской Федерации;

по вопросам, связанным с продолжительностью действия международного договора, составом государств, участвующих в договоре, международной практикой его применения).

Судебному департаменту при Верховном Суде РФ рекомендовано регулярно и своевременно обеспечивать судей аутентичными текстами и официальными переводами международных договоров РФ и иных актов международного права, а также информировать судей о практике Европейского Суда по правам человека (п. 16 и 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ о международных договорах).

Среди международных актов с участием России, затрагивающих сферу семейных отношений, следует назвать Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 г., Декларацию прав ребенка от 20 ноября 1959 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.*(11) Особое значение имеет Конвенция о правах ребенка, содержащая принципиальные положения относительно мер, необходимых для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, национального происхождения и каких-либо иных обстоятельств, а также вообще для наилучшего обеспечения интересов ребенка, в частности в отношении права на приобретение гражданства, борьбы с незаконным перемещением и невозвращением детей из-за границы и т.п.

Значительным событием для нашей страны явилось вступление России в Совет Европы и ратификация Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (Конвенция и Протоколы к ней ратифицированы Россией в 1998 г.


)*(12). Согласно Уставу Совета Европы каждый его член должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами, и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета (ст. 3). В области семейного права принципиальное значение имеет ст. Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве мужчины и женщины, достигших брачного возраста, на вступление в брак и ст. 5 Протокола N 7 к названной Конвенции, содержащая правило, согласно которому супруги обладают равными правами и равной гражданско-правовой ответственностью в отношениях между собой и своими детьми в том, что касается вступления в брак, во время пребывания в браке и при его расторжении. Данная статья не препятствует государствам принимать такие меры, которые необходимы для соблюдения интересов детей. Важно и правило ст. 14 этой Конвенции, по которой пользование признанными в ней правами и свободами должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам. Недопущение, в частности, дискриминации женщины в семейных отношениях и приоритет интересов детей, отраженные и в Конституции, основополагающие принципы и в коллизионном семейном праве.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод создает механизм обеспечения ее исполнения, включающий обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений этого Суда. В соответствии со ст. 35 названной Конвенции Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как исчерпаны все внутренние средства правовой защиты согласно общепризнанным нормам международного права, в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Постановления Европейского Суда по правам человека в отношении России, принятые окончательно, обязательны для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе для судов.

Среди международных договоров России, содержащих нормы, предназначенные специально для регулирования семейных отношений с иностранным элементом, наиболее значимыми в практическом смысле являются заключенная в Минске января 1993 г. Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам*(13) (с Протоколом к ней от 28 марта 1997 г.*(14)) (далее в этой главе - Минская конвенция 1993 г.) и двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные как в рамках того же региона, так и с другими странами. Существенную роль могут играть и двусторонние договоры в области усыновления. Пока такой договор заключен Россией с Италией*(15), но разрабатываются соответствующие договоры и с другими странами.

Минская конвенция 1993 г., помимо норм о приравнивании иностранцев к собственным гражданам (ст. 1), правил коллизионного гражданского права и процессуальных норм (о подсудности, исполнении судебных поручений, признании и исполнении иностранных судебных решений), а также положений, относящихся к уголовному процессу, содержит большую группу норм о праве, подлежащем применению к семейным отношениям с иностранным элементом, и о разграничении компетенции учреждений юстиции специально по семейным делам. Так, ст. 26-37 этой Конвенции посвящены заключению брака, правоотношениям супругов, расторжению брака, признанию брака недействительным, установлению и оспариванию отцовства и материнства, правоотношениям родителей и детей, опеке и попечительству (ст. 33 об опеке и попечительстве включена в ч. III "Семейные дела"), усыновлению. Как правило, вопрос о подлежащем применению праве по каждой из этих категорий дел увязывается с вопросом о компетенции учреждений юстиции (международной подсудности).

Заключенная фактически сразу после прекращения существования СССР, Минская конвенция 1993 г. сыграла важную роль в период становления СНГ, обеспечила сохранение правовых связей между учреждениями юстиции стран СНГ и выдержала испытание временем. Ее положения в области коллизионного семейного права без серьезных изменений были воспроизведены в подписанной 7 октября 2002 г.

в г. Кишиневе новой Конвенции с таким же названием, призванной заменить собой Минскую конвенцию 1993 г. Несколько изменены лишь некоторые коллизионные привязки, в частности, определяющие право, подлежащее применению к установлению и оспариванию отцовства (ст. 34) и к усыновлению (ст. 40). Кишиневская конвенция вступила в силу 27 апреля 2004 г. и действует в отношениях между Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Россия ее подписала, но пока не ратифицировала;

для нее в отношениях с названными государствами продолжает действовать Минская конвенция 1993 г. И Минская, и Кишиневская конвенции предоставляют национальный режим не только гражданам стран-участниц, но и другим лицам, проживающим на их территориях.

С некоторыми из стран-участниц Минской конвенции 1993 г. Россия заключила и двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (с Азербайджаном - в 1992 г., Грузией - подписан в 1995 г., но не ратифицирован, Киргизией - в 1992 г., Молдавией - в 1993 г.), по объему регулирования семейных отношений с иностранным элементом в целом не выходящие за пределы регулирования, установленные в Минской конвенции.

Помимо указанных двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, содержащие коллизионные нормы семейного права, Россия имеет с Албанией (1958 г.), Болгарией (1975 г.), Венгрией (1958 г. с Протоколом от 1971 г.), Вьетнамом (1981 г.), Ираном (1996 г.), КНДР (1957 г.), Кубой (1984 г.), Латвией (1993 г.), Литвой (1992 г.), Монголией (1988 г.), Польшей (1996 г.), Румынией (1958 г.), Чехословакией (1982 г.;

действует для Чехии и Словакии), Эстонией (1993 г.).

Многие из этих договоров были заключены Советским Союзом, но продолжают действовать для России. Коллизионную норму только о заключении брака содержат договоры России с Египтом от 23 сентября 1997 г. и Финляндией от 11 августа 1978 г.

Двусторонние договоры о правовой помощи с другими странами (Аргентиной, Грецией, Индией, Испанией, Италией, Китаем и рядом других стран), многие из которых заключены в последние годы, коллизионных норм семейного права не содержат, хотя процессуальные нормы этих договоров, а также правила о приравнивании иностранцев к гражданам собственного государства применяются, конечно, и к семейным делам с участием иностранцев.

7 сентября 2000 г. Россия подписала Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления (удочерения) от 29 мая 1993 г., но пока ее не ратифицировала. В этой Конвенции на август 2010 г. участвует государства, в том числе Великобритания, Германия, Дания, Канада, Нидерланды, Финляндия, Франция, а также Белоруссия, Грузия, Молдавия. Детально регулируя порядок сотрудничества учреждений государств-участников в вопросах международного усыновления и обеспечивая взаимное признание решений об усыновлении, эта Конвенция коллизионных норм, аналогичных коллизионным нормам договоров о правовой помощи, не содержит.

Коллизионные нормы об усыновлении есть в некоторых двусторонних договорах России о правовом статусе российских граждан, постоянно проживающих на территории другого государства, и граждан этого государства, постоянно проживающих в России. Таковы, в частности, договоры с Казахстаном от 20 января 1995 г., Киргизией от 13 октября 1995 г., Туркменией от 18 мая 1995 г.*(16) 9 сентября 1994 г. страны СНГ (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина) заключили межправительственное Соглашение о гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов (вступило в силу 12 апреля 1995 г.)*(17). Под гражданами в нем понимаются граждане одной из сторон, лица без гражданства и иностранные граждане, проживающие на территории какой-либо стороны. Помимо регулирования выплат социальных пособий и т.п. выплат Соглашение определяет, что установление и взыскание (выплата) алиментов гражданам договаривающихся сторон осуществляется в порядке, предусмотренном национальным законодательством стороны, на территории которой они проживают (ст. 5). Стороны признают и обеспечивают исполнение судебных решений по алиментным делам (ст. 6).

Ряд положений этих международных договоров отличается от соответствующих положений российского семейного законодательства;

в случае расхождения в регулировании в силу ст. 6 СК подлежат применению правила соответствующего международного договора.

Глава 2. Осуществление и защита семейных прав Статья 7. Осуществление семейных прав и исполнение семейных обязанностей 1. Объявив права человека высшей ценностью, ст. 2 Конституции выделяет его право на защиту, которая является обязанностью государства. В п. 1 комментируемой статьи говорится о возможности граждан распоряжаться своими правами. В числе этих прав и те, что именуются правом на защиту. Подобного рода право не есть обязанность - им член семьи может воспользоваться или нет. Никто не может заставить его защищать свое право, предусмотренное СК. Вот почему п. 3 ст. 80 СК (которым устанавливается, что при отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов, при непредоставлении содержания несовершеннолетним детям и при непредъявлении иска в суд орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей к их родителям (одному из них)) практически не применяется. Налицо вторжение в сферу правовой свободы родителя. И если он почему-либо не захочет защищать право на взыскание алиментов, никто не может заставить его это сделать. Иное дело, когда право и обязанность сливаются в одно целое, причем лидирующим началом является именно обязанность. Так происходит в случаях, когда государство обязано защищать, например, ребенка. Аналогично соотношение прав (и обязанностей), когда речь идет о праве (обязанности) родителей защищать права, интересы своего несовершеннолетнего ребенка. Не случайно ст. СК называется: "Права и обязанности родителей по защите прав и интересов детей". А в п. 1 этой статьи указывается лишь на то, что защита прав и интересов детей возлагается на их родителей.


Говоря о праве на защиту, касающуюся брачно-семейных отношений, следует иметь в виду, что оно имеет не только конституционные предпосылки, но и фигурирует во многих нормативных актах, поскольку защита как таковая служит своего рода оселком всего, в данном случае семейно-правового, поля. Особенно это касается несовершеннолетних детей, не способных к самостоятельной защите. Вот почему защита их прав является целью государственной политики в интересах детей (п. 2 ст. Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации"*(18)). А федеральным органам исполнительной власти предписано осуществлять мероприятия по созданию необходимых правовых, экономических, социальных условий для реализации федеральных целевых программ защиты прав и законных интересов детей. Особое внимание при этом уделяется защите прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (п. 1 ст. 15 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации").

В общепринятом смысле слова понятие "защита" отождествляется с термином "охрана". Между тем они в принципе не совпадают. Охрана права есть создание благоприятных предпосылок для его реализации. Защита права имеет место там, где оно нарушено. Федеральным законом от 22.08.2004 N 122-ФЗ*(19) в некоторых случаях термин "защита" подменяется словом "поддержка", что не одно и то же. Поддержать значит помочь (материально, морально), что в задачи семейно-правового регулирования не входит, тогда как защита, кто бы ее ни осуществлял - например, органы опеки и попечительства или суд, преследует иные цели.

Тесная взаимосвязь между правами и обязанностями, предусмотренными семейным законодательством, приводит к тому, что, как правило, исполнение обязанности означает осуществление права. Так, выполняя свои родительские обязанности по воспитанию и содержанию своих несовершеннолетних детей, родители тем самым реализуют свои права аналогичного содержания. Уклонение от выполнения своих обязанностей по отношению к несовершеннолетним детям чревато лишением родительских прав. Обязанность одного из супругов при определенных условиях оказывать материальную помощь нуждающемуся нетрудоспособному супругу соответствует праву последнего на получение такой помощи и т.д. Вместе с тем, будучи членом семейного коллектива, нельзя исходить из наличия только собственных прав, ибо права другого так же уважаемы и неприкосновенны. Конечно, определенный элемент конформизма неизбежен, ибо он залог мира в семье. Столь очевидная истина имеет и конституционные предпосылки в виде ч. 3 ст. 17 Конституции, где говорится, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

2. Один из распространенных в праве, в частности семейном, способов охраны заключается в наделении лица соответствующими обязанностями. Их исполнение есть предпосылка осуществления права. Вместе с тем любое предоставляемое семейным законодательством право охраняется законом, что следует из текста многих конкретных статей СК. Так, охраняя право на брак, п. 3 ст. 11 СК предусматривает обжалование в суд отказа в регистрации брака. Однако при этом следует учитывать, что руководитель органа ЗАГС может отказать в государственной регистрации заключения брака, если располагает доказательствами, подтверждающими наличие обстоятельств, препятствующих его заключению (п. 9 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния).

Право выбора фамилии, которую каждый из будущих супругов будет носить после регистрации брака, охраняется п. 1 ст. 28 названного Закона. В нем говорится, что при государственной регистрации заключения брака в записи акта о заключении брака по выбору супругов записывается общая фамилия супругов или добрачная фамилия каждого из супругов.

Право супруга на совместную собственность обеспечивается совокупностью правил, содержащихся в СК, где дается определение признаков совместной собственности супругов (п. 1 ст. 34, ст. 37 СК) и собственности каждого из супругов (ст. 36 СК).

Брачный договор, будучи актом сугубо добровольным, не может быть расторгнут по просьбе лишь одной стороны. На этот счет абз. 2 п. 1 ст. 43 СК содержит следующее указание: "Односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается".

Однако по требованию одного из супругов брачный договор может быть изменен или расторгнут по решению суда (п. 2 ст. 43 СК). Налицо еще один пример того, как семейные права охраняются законом.

Наличие брака, зарегистрированного в законном порядке, позволяет записать в качестве отца ребенка супруга матери (п. 1 ст. 51 СК). Если нет брака, иным - более сложным станет установление отцовства. Следовательно, семейное законодательство охраняет те отношения, которые входят в предмет его регулирования. Вот еще один характерный пример охраны законом семейных прав в неординарной ситуации.

Имеются в виду случаи применения метода искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона, когда супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие на применение этого метода, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на подобного рода обстоятельства (п. 3 ст. 52 СК). Таким образом, закон охраняет права ребенка и в данных обстоятельствах.

Охране законом общепризнанного права ребенка жить и воспитываться в семье (п. 2 ст. 54 СК) посвящены семейно-правовые нормы как общего порядка, так и те, что имеют конкретное содержание. Например, согласно абз. 1 п. 1 ст. 123 СК дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство в приемную семью либо в случаях, предусмотренных законами субъектов РФ, в патронатную семью), а при отсутствии такой возможности - в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов. Такова законодательная гарантия охраны крайне важного права несовершеннолетнего.

Наиболее сложными с семейно-правовой точки зрения являются ситуации, связанные с необходимостью охраны прав родителя, не проживающего со своим ребенком. Тогда возникает проблема контакта несовершеннолетнего с этим родителем.

В таких случаях права охраняются, а в случае нарушения - защищаются, с помощью ст. 66 СК, предусматривающей право на общение ребенка со своим родителем. Причем СК повысил планку правовой защиты, возложив ее на судебные органы, а не органы опеки и попечительства.

Наиболее ярким примером охраны законом семейных прав является ст. 69 СК, предусматривающая лишение родительских прав как крайней меры ответственности за семейно-правовые нарушения, перечень которых относится к числу исчерпывающих. И крайне важно отметить, что лишить родительских прав может только суд. Все это говорит о бережном отношении к родительским правам. Закон их охраняет, но до определенного момента, пока не будут нарушены права ребенка, нуждающиеся в защите.

Еще один пример охраны семейным законодательством прав, предусмотренных СК, - обязательное участие органов опеки и попечительства при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей (ст. 78 СК). При этом они, как правило, занимают обоснованную позицию как охраны, так и защиты прав родителей (одного из них), ребенка. То же можно сказать об обязательном участии органов опеки и попечительства в принудительном исполнении судебных решений по спорам о детях.

Таков далеко не полный перечень семейно-правовых норм, наличие которых позволяет говорить о повсеместной охране (защите) законом прав, предусмотренных семейным законодательством. Но такая охрана (защита) не применяется в случаях, когда эти права осуществляются в противоречии с их назначением. Пример тому лишение родительских прав, если родители уклоняются от выполнения своих обязанностей, в том числе злостно уклоняются от уплаты алиментов;

отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из детского учреждения;

злоупотребляют своими родительскими правами;

жестоко обращаются с детьми;

страдают хроническим алкоголизмом или наркоманией;

совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей. Естественно, перечисленные обстоятельства позволяют заключить, что родительские права таких лиц в защите не нуждаются. Она противопоказана и государству, и несовершеннолетним детям.

Другой пример относится к праву родителя, проживающего отдельно от своего ребенка, на общение с несовершеннолетним. Если реализация подобного рода права причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию, возможен отказ в иске об устранении препятствий к общению.

Статья 8. Защита семейных прав 1. Защита семейных прав есть разновидность защиты, которая гарантируется ч. ст. 46 Конституции. В Российской Федерации существуют федеральные суды, конституционные суды и мировые судьи субъектов РФ. К федеральным судам относятся:

1) Конституционный Суд РФ. Это судебный орган конституционного контроля, осуществляющий самостоятельно и независимо судебную власть посредством конституционного производства. Действует он на основании Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(20).

В целях защиты прав Конституционный Суд осуществляет проверку конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, которая осуществляется по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов. Гражданин, который считает, что его конституционные права нарушены законом, примененным или подлежащим применению, вправе просить Конституционный Суд проверить закон любого уровня. В случае его признания неконституционным полностью или в части, он утрачивает силу и не подлежит применению.

Кроме того, каждый субъект РФ имеет свой конституционный (уставный) суд. В его компетенцию входит рассмотрение вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ;

2) Верховный Суд РФ - высший судебный орган по гражданским, в том числе семейным, и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. В пределах своей компетенции он рассматривает дела в качестве суда второй инстанции, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, - также и в качестве суда первой инстанции. Обычно это многократно рассмотренные судами общей юрисдикции дела со сложной фабулой, что не редкость при разрешении семейно-правовых споров. Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ принимает постановления, в которых содержатся рекомендации, указания по вопросам, представляющим интерес в правоприменительной практике. Такие постановления коснулись всех семейно-правовых споров. Это постановления Пленума Верховного Суда РФ:

- от 25.10.1996 N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов";

- от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей";

- от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака";

- от 20.04.2006 N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей";

- от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству";

3) верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов в пределах своей компетенции рассматривают дела в качестве суда первой и второй инстанции, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам;

4) суды общей юрисдикции (районные суды) РФ рассматривают в пределах своей компетенции дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных и других правоотношений, за исключением случаев, когда разрешение таких споров отнесено законом к ведению административных или иных органов.

Судебная защита, осуществляемая судами общей юрисдикции, имеет свои достоинства и недостатки. К числу достоинств относится четко прописанная, предусмотренная гражданско-процессуальным законодательством процедура, нацеленная на правильное и своевременное рассмотрение семейно-правовых споров с использованием таких процессуальных возможностей, как признание равенства всех перед законом, гласность судебного разбирательства, оценка широкого спектра доказательств, обязательность судебных постановлений и т.д. Отсюда необходимость в обосновании заявленных исковых требований, поиске доказательств своей правоты, обоснованности выносимого судебного решения, что требует более длительной подготовки к рассмотрению предложенного вниманию суда спора, в результате чего может возникнуть иллюзия "волокиты", что в некоторых случаях, в частности, при разбирательстве спора, связанного с воспитанием детей, нежелательно. Таков неизбежный, вытекающий из положительных сторон судебной защиты, негатив. В целях его устранения СК предусматривает некоторые исключения из общего правила. Так, ч. 3 ст. 29 ГПК разрешает предъявлять иск о взыскании алиментов и об установлении отцовства и по месту жительства истца, что облегчает защиту прав матери и ребенка.

То же можно сказать о ч. 4 ст. 29 ГПК, позволяющей предъявлять иск о расторжении брака по месту жительства истца, если при нем находятся несовершеннолетние дети или выезд истца к месту жительства ответчика затруднителен по состоянию здоровья заявителя. Льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством РФ о налогах и сборах (ст. 89 СК).

Облегчает судебную защиту и так называемое приказное производство (ч. ст. 121 ГПК), которое заключается в вынесении судьей единолично судебного постановления на основании заявления о взыскании денежных сумм, в том числе алиментов. Об этом специально говорится в ст. 122 ГПК следующим образом: судебный приказ выдается, если заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц.

Некоторые семейно-правовые дела подсудны и мировому судье. В качестве суда первой инстанции он рассматривает дела:

- о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

- о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей 50 тыс. руб.;

- иные, возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка.

При объединении нескольких, связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В случае если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, он выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд. К сказанному можно добавить указание ГПК на то, что споры между мировым судьей и районным судом о подсудности не допускаются.

Защита семейных прав судом позволяет:

- пресечь действия, нарушающие права других членов семьи или создающих угрозу их нарушения (лишение, ограничение родительских прав);

- признать право, предусмотренное семейным законодательством (установление отцовства по суду);

- восстановить утраченное ранее право (восстановление родительских прав, отмена ограничения родительских прав);

- определить доли совместно нажитого супругами имущества;

- присудить к исполнению обязанности (платить алименты);

- расторгнуть договор, в частности брачный договор;

- признать недействительным акт, совершенный с нарушением СК (заключение брака без соблюдения условий, определенных семейным законодательством).

Особое место в системе органов, осуществляющих защиту прав, занимает Европейский Суд в Страсбурге. Обжаловать в этот суд можно только действия или решения органов государственной власти или их должностных лиц, если такими действиями или решениями нарушены права, гарантированные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод или протоколами к ней. Причем при условии, что исчерпаны все возможности защиты нарушенных прав на момент обращения в Европейский Суд. В подаваемой в Европейский Суд жалобе указывается ее суть, называются нарушенные права, предусмотренные данной Конвенцией о правах человека с указанием на то, кто их нарушил. Непременно называются российские инстанции, где рассматривался вопрос о защите нарушенных прав. Одновременно перечисляются принятые судебными инстанциями решения.

Пункт 1 комментируемой статьи допускает кроме судебной защиты и административную, осуществляемую государственными органами или органами опеки и попечительства.

Административная защита представляет собой одну из форм защиты, в том числе прав, предусмотренных семейным законодательством. Процессуальным средством такой защиты нарушенных прав является жалоба. Особенность административной защиты состоит в том, что для нее характерно наличие прав у жалобщика. А орган, принявший жалобу, обязан ее рассмотреть в определенный срок и сообщить о принятых мерах.

Жалоба может быть адресована как в административный орган, так и в суд.

Например, отказ органа ЗАГС в регистрации брака может быть обжалован в суд лицами, желающими вступить в брак (одним из них) - п. 3 ст. 11 СК. Отказ в приеме заявления об установлении опеки (попечительства) может быть обжалован в Минобрнауки России. Туда же следует обращаться и при отказе в оформлении договора о передаче ребенка в приемную семью.

Перечень государственных органов, куда можно адресовать жалобу, не относится к числу закрытых. Это могут быть не только органы образования, внутренних дел, жилищные органы. Речь идет обо всех органах, имеющих прямое отношение к соблюдению прав, предусмотренных семейным законодательством. Несомненно, здесь и прокуратура, чья непосредственная обязанность - надзор за соблюдением законности. По-видимому, в их числе и общественные организации, а также службы Уполномоченного при Президенте РФ по правам человека, по правам ребенка*(21), различного рода ассоциации, посвятившие свою деятельность, в частности защите прав детей, нуждающихся в государственной поддержке.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.