авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации Вступительная статья Семейный кодекс Российской Федерации 1995 г. накопил достаточно большой ...»

-- [ Страница 4 ] --

5. При заключении брака будущие супруги вправе выбрать в качестве общей фамилии ту, что носит одна из сторон. К своей фамилии допускается также присоединение фамилии другого супруга (см. комментарий к ст. 32 СК). В результате признания брака недействительным может возникнуть проблема изменения фамилии лица, заключившего такой брак. Однако добросовестный супруг может воспользоваться предоставленной ему п. 5 комментируемой статьи льготой, т.е. сохранить фамилию, приобретенную им в браке, признанном впоследствии недействительным. Другими словами, для добросовестной стороны в данном случае не наступают неблагоприятные последствия. Тем более что изменение фамилии может причинить ему моральный вред, неблагоприятно сказаться на его деловой репутации.

Раздел III. Права и обязанности супругов Глава 6. Личные права и обязанности супругов Статья 31. Равенство супругов в семье 1. Личные права и обязанности супругов наряду с имущественными образуют содержание супружеского правоотношения. Их особенность заключается в том, что они, во-первых, лишены экономического, материального содержания и, во-вторых, неразрывно связаны с личностью их обладателя. Именно поэтому они не могут каким-либо образом отчуждаться или передаваться другому лицу на время. Поскольку никто не может нарушать личные права, они защищаются против всех и каждого. А это значит, что, являясь по правовой природе относительными (ибо в них поименно обозначены оба субъекта), личные отношения между супругами пользуются абсолютной защитой.

В семейно-правовой доктрине бесспорным является положение о том, что личные отношения превалируют во всех проявлениях жизни семьи. В полной мере это относится и к отношениям между супругами. Вместе с тем в силу присущих им особенностей они регулируются правом весьма лаконично, уступая место правилам морали, обычаев, побуждающих членов семьи (в том числе и супругов) относиться друг к другу с максимальным вниманием и терпением.

Такое "скупое" регулирование личных отношений супругов характерно для отечественного права послереволюционного и последующих периодов. В дореволюционном же российском, а также в зарубежном праве количество норм, регулирующих личные отношения супругов, является более обширным (например, правовой, а не только нравственной является здесь обязанность взаимной супружеской верности;

закрепляется обязанность взаимопомощи супругов, причем не только материальной, но и моральной).

Нормы комментируемой статьи развивают применительно к отношениям супругов конституционные положения, устанавливающие основы правового положения личности в Российской Федерации. Прежде всего это касается ч. 3 ст. 19 Конституции, провозглашающей, что мужчина и женщина имеют равные права и свободы, а также равные возможности для их реализации. Эта конституционная норма в свою очередь является отражением в российском законодательстве международной нормы из Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г.*(31) Из п. 1, 2 комментируемой статьи следует, что равенство супругов проявляется:

- в правах каждого из них на свободный выбор рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства;

- в совместном решении вопросов материнства, отцовства, воспитания, образования детей и других вопросов жизни семьи.

Возможность каждого из супругов свободно выбирать род занятий и профессию базируется на конституционном праве свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37 Конституции). Реализуя это право, супруги могут заниматься производительным или творческим трудом, работать по найму или быть индивидуальными предпринимателями, а могут не работать вообще.

Что же касается права супругов свободно выбирать место пребывания и жительства, то оно следует из ст. 27 Конституции, в соответствии с которой каждый гражданин Российской Федерации имеет право свободно передвигаться, выбирать по своему усмотрению место пребывания и жительства.

Место пребывания - это гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристическая база, больница, другое аналогичное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, в которых он проживает временно.

Местом жительства гражданина (в том числе и состоящего в браке) признается место, где он постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК). Закон не обязывает супругов проживать совместно, поэтому выбор места жительства зависит от воли каждого из них. Вместе с тем определенное косвенное стимулирование совместного проживания супругов в браке законом прослеживается. В частности, супруг, заинтересованный в сохранении законного режима общности нажитого в браке имущества, должен иметь в виду, что раздельное проживание с другим супругом при определенных условиях может привести к признанию имущества, нажитого в период такого проживания, собственностью каждого из них (см. комментарий к п. 4 ст. 38 СК).

При значительной свободе выбора супругами места жительства СК связывает целый ряд правовых последствий именно с тем местом, где они постоянно или преимущественно проживают. Например, при раздельном проживании супругов место жительства их несовершеннолетних детей должно быть определено соглашением супругов или решением суда (см. комментарий к ст. 65 СК), после чего местом жительства ребенка считается место жительства того из его родителей, с кем он останется проживать;

СК разрешает усыновлять ребенка без согласия супруга усыновителя при наличии определенных условий, среди которых и невозможность установления места жительства супруга усыновителя (см. комментарий к п. 2 ст. 133);

с 1 марта 1996 г. лица, вступающие в брак, получили возможность бесплатно пройти медицинское обследование, а также проконсультироваться по медико-генетическим вопросам и вопросам планирования семьи в учреждениях государственной и муниципальной системы здравоохранения по месту жительства (см. комментарий к п. ст. 15 СК) и т.п.

Следуя положениям ч. 1 ст. 27 Конституции, отражением которой является п. комментируемой статьи, необходимо заметить, что супруги могут свободно выбирать место жительства в пределах Российской Федерации, законно находясь на ее территории. Кроме того, в силу ч. 2 ст. 27 Конституции они могут свободно выезжать за пределы Российской Федерации, а, являясь гражданами России, имеют право и беспрепятственно в нее возвращаться.

2. Равенство супругов в семье исключает какие-либо привилегии или, напротив, ограничения семейного статуса каждого из них. Они свободно выражают свою волю в таких важнейших вопросах как материнство и отцовство, воспитание и образование детей, а также решая любые другие проблемы жизни семьи. Причем из текста п. комментируемой статьи ясно следует, что все это они делают совместно, т.е. достигая соглашения.

Если же соглашения достигнуть не удается, супруги прибегают к помощи органов, которым СК разрешает рассматривать споры между ними в соответствующей области.

Так, споры родителей относительно имени и (или) фамилии ребенка разрешаются органами опеки и попечительства (см. комментарий к п. 4 ст. 58 СК);

споры родителей, касающиеся воспитания и образования детей, рассматриваются органами опеки и попечительства или судом (см. комментарий к п. 2 ст. 65 СК) и т.д.

Норме о равенстве супругов около 100 лет. Она была введена в отечественное законодательство уже первыми нормативными актами о семье. В частности, уже декабрьские декреты 1917 г. - "О расторжении брака" и "О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния"*(32) закрепили полное равенство мужчины и женщины в области брака и семьи.

Для дореволюционного российского законодательства характерным было юридическое неравенство супругов: именно муж определялся правом как глава семьи, который мог требовать от жены неограниченного послушания;

в случае перемены мужем постоянного места жительства жена следовала за ним и т.д.

В зарубежных государствах юридическое выравнивание положения жены произошло только в ходе реформы законодательства о семье в 60-70-х гг. прошлого века. В частности, во Франции нормативными актами того периода было установлено, что супруги равны в выборе места жительства. В этот же период во Франции и Италии прекратили действовать нормы, наделявшие исключительно мужа правом предоставлять место жительства семье.

3. Супруги равны не только в правах, но и в обязанностях. В частности, равной является их обязанность строить свои отношения в семье на основе взаимного уважения и взаимопомощи;

супруги в равной степени обязаны материально поддерживать друг друга, а также должным образом содержать и воспитывать своих детей;

у каждого их них при определенных условиях может возникнуть обязанность материально поддерживать других членов семьи (см. гл. 15 СК).

В семейно-правовой литературе все положения комментируемой статьи принято оценивать как декларативные, т.е. существующие только на бумаге и практически никак не проявляющиеся в жизни. Такие нормы обычно не снабжены санкциями. Нет их и в данной статье. Однако в других статьях СК предусмотрены меры ответственности, а иногда и просто неблагоприятные последствия несоблюдения положений, содержащихся в комментируемой статье. Так, ст. 69 и 73 СК устанавливают санкции применительно к родителям, не должным образом воспитывающим своих детей (соответственно лишение родительских прав и ограничение родительских прав);

недостойное поведение одного из супругов может послужить поводом к расторжению брака, а также основанием уменьшения доли такого супруга в общем имуществе при его разделе (п. 2 ст. 39 СК);

недостойное поведение в семье супруга, имеющего право на получение алиментов от другого супруга, позволяет суду применить средства защиты обязанного на уплату алиментов супруга, в частности, освободить его от обязанности по содержанию другого супруга или ограничить эту обязанность определенным сроком (см. комментарий к ст. 92 СК).

Статья 32. Право выбора супругами фамилии 1. Право выбора фамилии - одно из важнейших личных прав супругов, потому что наряду с именем и отчеством позволяет индивидуализировать человека в обществе.

Фамилия является одной из составляющих более общего понятия "имя". Из абз. п. 1 ст. 19 ГК следует, что имя включает фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

Каждый из супругов при заключении брака выбирает фамилию по своему желанию. В этом ярко проявляется общий принцип равноправия мужа и жены в семье.

Как и предыдущее законодательство, п. 1 комментируемой статьи закрепляет возможность супругов избрать при заключении брака фамилию любого из них в качестве общей либо сохранить свою добрачную фамилию. Причем каждый из супругов абсолютно свободен, решая этот вопрос: воля даже самых близких родственников либо партнера в браке здесь юридического значения не имеет, исключается и вмешательство какого-либо государственного органа.

На практике чаще всего супруги при заключении брака выбирают общую фамилию, которой является фамилия мужа. Во многом это объясняется исторической традицией, поскольку долгие годы в дореволюционной России жена принимала фамилию мужа.

В последнее время супруги, вступая в брак, нередко оставляют свои добрачные фамилии. Не последнюю роль в этом играет профессиональный успех многих российских женщин, сделавших удачную карьеру в условиях развивающихся рыночных отношений и желающих сохранить свою ставшую достаточно известной фамилию.

Семейный кодекс впервые устанавливает право каждого из супругов присоединить при заключении брака к своей фамилии фамилию другого супруга.

Однако это правило действует лишь в том случае, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ. Поскольку семейное законодательство отнесено Конституцией к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (п. "к" ч. 1 ст. Конституции), субъекты РФ вправе принимать законы в области семьи, в том числе и в отношении фамилии супругов (см. комментарий к п. 2 ст. 3 СК).

Семейный кодекс не допускает соединения фамилий, если добрачная фамилия хотя бы одного из супругов является двойной. Вслед за СК п. 2 ст. 28 Закона об актах гражданского состояния устанавливает, что общая фамилия супругов может состоять не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом.

2. Выбрав фамилию при заключении брака, каждый из супругов может переменить ее в любой момент брачной жизни. Варианты перемены те же, что закреплены в п. 1 комментируемой статьи: можно взять фамилию другого супруга, вернуться к добрачной фамилии или присоединить к своей фамилии фамилию другого супруга. Такая перемена осуществляется уже на общих основаниях, установленных главой VII Закона об актах гражданского состояния. Причины перемены фамилии должны быть достаточно вескими, например неблагозвучность фамилии или ее труднопроизносимость;

желание супруга вернуть добрачную фамилию, если об этом не было заявлено при регистрации брака;

желание супруга носить общую с другим супругом фамилию, если при регистрации брака они оставили свои добрачные фамилии и др.

Заявление о перемене имени (включая и фамилию) подается в орган ЗАГС и среди прочих сведений должно содержать: фамилию, собственно имя и (или) отчество, избранные лицом, желающим переменить имя, а также указание на причины такой перемены.

Поскольку перемена фамилии - это неимущественное право каждого из супругов, они вполне самостоятельны в его осуществлении. Поэтому перемена фамилии одним из супругов не влечет за собой перемену фамилии другого супруга. Иными словами, семейно-правовых последствий в этом случае не возникает. Однако перемена имени (включающего собственно имя, отчество и фамилию) влечет определенные гражданско-правовые последствия. В абз. 2 п. 2 ст. 19 ГК закреплена обязанность гражданина принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене имени. В противном случае он несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени. Кроме того, гражданин, переменивший имя, вправе требовать внесения за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя (абз. 3 п. ст. 19 ГК).

Вместе с тем ГК устанавливает общее правило, в соответствии с которым перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем (абз. 1 п. ст. 19 ГК).

3. Расторгая брак, супруги вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии. Это личное неимущественное право в равной степени принадлежит обоим супругам и осуществляется каждым из них вполне самостоятельно.

Признание брака недействительным оставляет недобросовестному супругу только одну возможность - вернуться к своей добрачной фамилии. Добросовестный же супруг наряду с этой возможностью имеет право сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака (см. комментарий к ст. 30 СК).

Глава 7. Законный режим имущества супругов Статья 33. Понятие законного режима имущества супругов 1. В отличие от личных отношений, не допускающих глубокого вмешательства правовых норм в регламентацию их функционирования, имущественные отношения супругов, и в первую очередь - отношения супружеской собственности, не только допускают, но и требуют весьма детального законодательного регулирования. Дело в том, что именно необходимая их формализация, достигаемая с помощью права, позволяет должным образом защитить имущественные интересы не только самих супругов, но и третьих лиц, с которыми они вступают в различные отношения (например, обязательственные), реализуя свое право собственности.

Одной из самых ярких новелл СК является переход от императивного регулирования имущественных отношений супругов к диспозитивным. В п. комментируемой статьи в качестве законного устанавливается режим общей совместной собственности супругов. Однако теперь этот режим действует только в том случае, если брачным договором не предусмотрено иное. Таким образом, СК дает возможность супругам самостоятельно определить характер брачного договора. И только если они не воспользуются этой возможностью, на "арену выступают" нормы ст. 34-39 СК, закрепляющих легальный режим супружеского имущества.

Все это означает, что СК установил два режима имущества супругов: законный и договорный. Причем договорный режим является приоритетным, поскольку строй имущественных отношений между супругами, установленный законом, начинает действовать только в том случае, если супруги по каким-либо причинам не заключили брачный договор.

Субъектами права собственности в рамках любого из названных режимов являются именно супруги. Ни ГК, ни СК не содержат нормы о том, что самостоятельным субъектом права собственности может быть семья. В рамках семьи собственниками являются супруги;

их дети, у которых не возникает общей собственности с родителями (см. комментарий к п. 4 ст. 60), а также другие члены семьи.

Долгие годы правовой режим супружеского имущества определялся в нашей стране с помощью императивных норм, не допускавших каких-либо вариантов регулирования в данной области. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (далее - КЗАГС), принятый 16 сентября 1918 г., вслед за дореволюционным правом установил раздельную собственность каждого из супругов как на добрачное, так и на приобретенное в браке имущество. Из ст. КЗАГС следовало, что брак не создает общности имущества супругов.

При внешней демократичности этот режим являлся достаточно жестким по отношению к супругу, который по тем или иным причинам (болезнь, воспитание детей и др.) не имел достаточных доходов и поэтому мог уповать лишь на высокие человеческие, нравственные качества другого супруга. Такая конструкция правового режима ставила в затруднительное положение, прежде всего женщину с ребенком, лишенную возможности зарабатывать необходимые средства;

нарушала принцип равноправия супругов в семье. И именно с целью защиты интересов женщин, ведущих домашнее хозяйство и воспитывающих детей, судебная практика того времени начала признавать общность нажитого в период брака имущества, независимо от того, кто из супругов его приобрел.

Эта практика была воспринята Кодексом законов о браке, семье и опеке (далее КЗоБСО), утвержденным постановлением ВЦИК от 19.11.1926 и вступившим в действие с 1 января 1927 г.*(33) Этот Кодекс законодательно закрепил режим совместной собственности супругов на все имущество, нажитое ими в браке, и раздельное добрачное имущество.

КоБС, принятый в 1969 г., также императивно регулируя отношения собственности супругов, закрепил в качестве единственно возможного для них режим общей совместной собственности на имущество, нажитое во время брака, и раздельной собственности каждого из них на добрачное имущество, а также на имущество, полученное каждым из супругов во время брака в дар или по наследству, и на вещи индивидуального пользования, за исключением предметов роскоши. Именно эта конструкция законного режима с незначительными добавлениями воспринята действующим СК.

В современном мире сложилось три вида легальных режимов супружеского имущества: раздельности, общности и отложенной общности. Режим раздельности характерен прежде всего для большинства государств англо-американской правовой семьи. Он действует, в частности, в Великобритании, 42 штатах США, Австралии, Новой Зеландии, в странах мусульманского права.

За рубежом этот режим был смягчен в ходе реформы 60-70-х гг. XX в. В частности, супругу, не являвшемуся собственником, были предоставлены определенные права в отношении недвижимости, принадлежащей другому супругу.

Режим общности супружеского имущества распространен преимущественно в странах романо-германской правовой семьи. Весьма известной его разновидностью является режим общности движимого и приобретенного имущества, закрепленный Гражданским кодексом Франции 1804 г. Однако большее распространение получила другая разновидность режима общности - общность приобретений, суть которой заключается в том, что общим является лишь то имущество, которое приобретено в период брака. Именно эта разновидность режима общности была закреплена КЗоБСО и действует в нашей стране до настоящего времени. Кроме того, этот режим применяется в восьми штатах США, в канадской провинции Квебек, а также ряде других стран.

Наиболее поздним по времени возникновения является третий вид легального режима имущества супругов - отложенная общность. Он характерен для Дании, Норвегии, Швеции и целого ряда других государств. Суть этого режима весьма проста:

в период брака имущество мужа и жены раздельно, но в момент прекращения брака принимает статус общности, которая делится между супругами поровну. Иными словами, общность как бы "откладывается" на момент прекращения брака и раздела имущества.

2. Супруги могут быть членами крестьянского (фермерского) хозяйства.

Федеральный закон от 11.06.2003 N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (в ред. от 30.10.2009)*(34) определяет его как объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии.

Членами фермерского хозяйства могут быть в первую очередь супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей. Причем дети, внуки, братья и сестры членов фермерского хозяйства принимаются в члены такого хозяйства лишь по достижении ими возраста 16 лет.

Помимо перечисленных лиц членами фермерского хозяйства могут быть и лица, не состоящие в родстве с главой хозяйства. Максимальное количество таких граждан не может превышать пяти человек.

Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит всем его членам (в том числе и супругам, входящим в его состав) на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное.

Состав этого имущества определен ст. 257 ГК, где перечислены следующие объекты: находящийся в собственности хозяйства земельный участок, насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и иные сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.

Общим имуществом членов крестьянского (фермерского) хозяйства являются также плоды, продукция и доходы, полученные в результате его деятельности.

Пользование таким имуществом осуществляется членами хозяйства на основании соглашения между ними.

Естественно супруги, являющиеся членами крестьянского (фермерского) хозяйства, помимо перечисленного имеют в общей совместной собственности и все то имущество, которое может принадлежать супругам, не занимающимся предпринимательской деятельностью в области сельского хозяйства (см. комментарий к ст. 34 СК).

Статья 34. Совместная собственность супругов 1. Закон устанавливает режим общей совместной собственности имущества, нажитого супругами в период брака. Причем речь идет только о браке, заключенном в органах ЗАГС в установленном законом порядке (см. комментарий к ст. 10 СК).

Долгие годы у нас в стране отсутствует семейно-правовая защита фактических брачных союзов. Лишь в период с 1 января 1927 г., когда начал действовать КЗоБСО, до 8 июля 1944 г. закон придавал равное правовое значение зарегистрированному браку и фактическим брачным отношениям. Однако Указ Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 это правило отменил, сохранив правовую силу лишь за фактическими браками, сложившимися до 8 июля 1944 г.*(35) Имущество, нажитое участниками таких союзов, даже если они длятся до сих пор, считается их совместной собственностью. Признание права совместной собственности в подобных случаях производится судом на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10.11.1944*(36).

Эта правовая ситуация разъясняется в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 следующим образом: "Поскольку в соответствии с действовавшим до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, приобретенное совместно лицами, состоявшими в семейных отношениях без регистрации брака, до вступления в силу Указа распространяется режим общей совместной собственности супругов". К имуществу же, нажитому в незарегистрированном браке после 8 июля 1944 г., режим общей совместной собственности не применяется, как бы долго такой союз ни длился.

В литературе все чаще встречаются вполне резонные предложения предоставить определенную правовую защиту фактическим супругам. При этом полезно обратиться к опыту зарубежных стран. В частности, югославское законодательство уже после Второй мировой войны признало соответствующие права за внебрачной супругой. Во всех развитых странах Запада все более явной становится тенденция к постепенному юридическому признанию фактического брака и к распространению на него в ряде отношений (например, имущественных) последствий законного брака*(37). Так, в Швеции в роли бенефициария, получающего страховую сумму в случае смерти застрахованного лица, выступают переживший супруг, сожительница или дети*(38).

Раздельность проживания лиц, состоящих в зарегистрированном браке, не нарушает законного режима общности их имущества, кроме ситуации, когда проживание супругов врозь связано с прекращением супружеских отношений. В таком случае суд может признать имущество, приобретенное в этот период, собственностью каждого из супругов (см. комментарий к п. 4 ст. 38 СК).

Поскольку в п. 1 комментируемой статьи закреплено положение о том, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, можно утверждать, что в СК установлена презумпция общности имущества, приобретенного супругами в период брака. Это значит, что при разделе имущества они не должны доказывать правомерность включения каждой конкретной вещи в делимую общность. Супруг же, заинтересованный в исключении какой-либо вещи из общего имущества, напротив, должен доказать обратное, а именно: что спорная вещь принадлежит именно ему.

2. Принцип равноправия супругов, пронизывающий многие статьи СК, проявляется в п. 2 комментируемой статьи в виде впервые установленного на уровне закона правила, из которого следует, что любое нажитое в период брака имущество является совместной собственностью супругов независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Семейный кодекс впервые на уровне закона закрепляет и примерный перечень объектов совместной собственности супругов. Среди них: доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности, а также пенсии, пособия и иные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

В законе нет ответа на вопрос, с какого момента становятся общими перечисленные суммы, которые начисляются, как правило, на имя одного из супругов. В литературе на этот счет высказываются различные мнения. В частности, нередко общим имуществом признается начисленный, хотя и не полученный заработок. Однако совершенно очевидно, что в данном случае возникает не вещное, а обязательственное право, обладателем которого является только супруг, которому этот заработок начислен. Иногда указывается, что денежные доходы супругов следует считать общими с момента передачи их в общий семейный бюджет. Такое толкование без сомнения создает почву для злоупотребления своим правом со стороны супругов, отчего могут пострадать интересы семьи в целом. Более всего распространена позиция, согласно которой денежные доходы становятся общими с момента получения их каждым из супругов.

Общими являются также полученные супругами пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие целевого назначения. В качестве примера таких выплат СК называет суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья. Правда, в литературе обращается внимание на то, что общими являются лишь те суммы, что выплачены в качестве компенсации утраченного в связи с повреждением здоровья заработка. Те же суммы, которые выплачены в качестве возмещения затрат на восстановление здоровья, неразрывно связаны с личностью потерпевшего и поэтому являются его личным имуществом*(39).

Общая денежная масса может складываться помимо перечисленного и из сумм, которые передаются супругами их контрагентам по договорным обязательствам. Пак, например, супруги С-ва Н.Д. и С-в А.Г. решили приобрести домовладение у супругов П.

Они заплатили 60 тыс. руб., но полностью дом не выкупили. Поскольку сделка не состоялась по вине покупателей, П. оставили себе сумму задатка (30 тыс. руб.), а тыс. руб. вернули С-ву А.Г. Спустя некоторое время С-ва Н.Д. обратилась в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества. 28 января 2003 г. мировой судья разделил имущество между супругами поровну. Среди прочего имущества истица получила и тыс. руб. из тех 30 тыс., что вернули П.

Наряду с денежными доходами СК указывает в качестве объектов общей совместной собственности супругов движимые и недвижимые вещи, приобретенные за счет их общих доходов.

Обычно имущество супругов состоит из вещей полностью оборотоспособных (п. ст. 129 ГК). Однако в их собственности вполне могут оказаться и вещи, ограниченные в обороте, для обладания которыми необходимо соблюдать императивные требования закона.

Нередко те или иные вещи приобретаются в браке одним из супругов. Вместе с тем право собственности на них возникает у обоих супругов в силу нормы, устанавливающей, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (п. 1 комментируемой статьи).

Некоторые объекты общей совместной собственности приобретаются только на имя одного из супругов. Однако это вовсе не нарушает режима общности такого имущества. Ранее этого положения в семейном законодательстве не было. Оно содержалось лишь в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21.02. N 3 "О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР"*(40). Теперь же в п. 2 комментируемой статьи есть норма, в соответствии с которой общим является любое, нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Данное уточнение весьма существенно с точки зрения защиты имущественных прав супругов. Ведь регистрации подлежат, как правило, дорогостоящие вещи, правовой режим которых для супругов чрезвычайно важен, а поэтому должен быть определен в законе предельно конкретно.

Перечень объектов совместной собственности супругов является открытым, поскольку помимо перечисленного в п. 2 комментируемой статьи общим является и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Семейный кодекс сохранил и ранее используемый в семейном законодательстве термин "имущество", допускающий самые различные толкования. Чаще всего под имуществом понимают совокупность вещей. Однако нередко имуществом считают не только вещи, но и имущественные права. Вместе с тем подчеркивается, что к совместной собственности супругов относится лишь то, что нажито и приобретено в браке, а потому в их имущество никоим образом не могут включаться долги. Более логичным, однако, является максимально широкое толкование термина "имущество", позволяющее включить в его состав не только вещи и имущественные права, но также и имущественные обязанности (долги). Дело в том, что слова "приобретать", "наживать" всегда имели в русском языке не только положительное, но и отрицательное значение.

Поэтому, вступая в обязательственные отношения, супруги приобретают не только имущественные права, но и имущественные обязанности, которые являются составной частью супружеского имущества. Не случайно при разделе имущества супругов пропорционально полученным долям распределяются и их долги (см. комментарий к п. 3 ст. 39).

3. В отечественных семейных кодексах традиционно присутствовало правило, направленное на защиту имущественных интересов того супруга, который по уважительным причинам не участвовал в создании общего имущества. Сейчас оно установлено п. 3 комментируемой статьи, в котором указывается, что супругу, который в период брака вел домашнее хозяйство, осуществлял уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, также принадлежит право на общее супружеское имущество. Это правило достаточно надежно защищает социально уязвимого супруга, который чисто физически не может получать самостоятельного дохода, поскольку получает образование, имеет проблемы со здоровьем и т.п. Наличие этого правила в СК является одним из весомых аргументов в пользу позиции авторов, утверждающих, что основанием возникновения имущественной общности супругов следует называть факт состояния в браке*(41).

Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов 1. Характер владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов предопределен тем, что оно принадлежит им на равных основаниях. Супруги в равной степени являются собственниками всего нажитого в браке имущества, а следовательно, наделены и одинаковыми правами на него.

2. Осуществляя правомочия собственников, супруги совершают различные сделки как между собой, так и с третьими лицами. Сам по себе этот момент, несомненно, вполне позитивен, поскольку именно таким путем во многом преумножается материальная база семьи. Вместе с тем здесь таится и известная опасность, ибо один из супругов, бесконтрольно распоряжаясь общей собственностью, вполне может нанести имуществу членов семьи значительный урон.

СК для обеспечения нормального гражданского оборота устанавливает презумпцию взаимного согласия супругов при совершении распорядительных сделок по поводу вещей, входящих в состав их общей совместной собственности.

Однако эта презумпция, как и любое предположение, может быть опровергнута супругом, не участвующим в сделке. Иными словами, такая сделка по правовой природе является оспоримой. Суд, в свою очередь, может признать ее недействительной лишь в том случае, если будет доказано, что контрагент супруга, участвующего в сделке, знал или заведомо должен был знать о несогласии супруга-истца на ее совершение.

В литературе справедливо отмечается, что легкое опровержение презумпции согласия супруга на совершение сделки не способствует устойчивости гражданского оборота. В этой связи делаются вполне разумные предложения о необходимости сохранения сферы использования такой презумпции. В частности, предлагается оставить ее только в тех случаях, когда соответствующие распорядительные сделки совершаются в рамках обычного ведения домашнего хозяйства*(42).

СК не устанавливает срока исковой давности для оспаривания супругом сделки, совершенной без его участия. Однако сделка - категория гражданского права. А оно разрешает оспаривание сделок в пределах годичного срока исковой давности, придавая тем самым необходимую устойчивость гражданскому обороту. Статья же 4 СК допускает возможность применения гражданского законодательства к семейным отношениям, не урегулированным нормами семейного права (см. комментарий к ст. СК). Исходя из правила п. 2 ст. 181 ГК супруг, не участвующий в сделке, может оспорить ее по мотиву отсутствия своего согласия в течение одного года с того дня, когда узнал или должен был узнать о совершении такой сделки другим супругом.

3. Стремясь с наибольшей полнотой защитить имущественные интересы супругов, СК устанавливает две ситуации, в которых презумпция согласия супруга, не участвующего в сделке, не действует. В силу п. 3 комментируемой статьи необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга для совершения одним из супругов:

а) сделки по распоряжению общей недвижимостью;

б) сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации.

Недвижимостью в соответствии со ст. 130 ГК, в том числе являются земельные участки, участки недр, а также все то, что прочно связано с землей (в частности, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства и др.).

Согласно Методическим рекомендациям по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации*(43) нотариус при удостоверении сделок, указанных в комментируемой статье, проверяет наличие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки. Причем, если в нотариально удостоверенном согласии другого супруга указаны какие-либо условия сделки, нотариус, удостоверяя сделку, проверяет, соблюдены ли эти условия (п. 17).

По правовой природе сделка, совершенная без нотариально удостоверенного согласия супруга, не участвующего в сделке, является оспоримой. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение такой сделки не было получено, может обратиться в суд с требованием признать ее недействительной в течение одного года с того дня, когда он узнал или должен был узнать о ее совершении.

Наряду с супругами собственниками конкретного имущества могут быть и другие лица. В подобных случаях распорядиться вещью можно, только соблюдая преимущественное право покупки доли участниками общей собственности (ст. 250 ГК).

Защищая имущественные права несовершеннолетних детей, ГК содержит правило, согласно которому отчуждение принадлежащих супругам жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние дети, может быть проведено супругами только с согласия органов опеки и попечительства, если при этом затрагиваются права и охраняемые законом интересы ребенка*(44). Естественно, при распоряжении жилыми помещениями супруги должны соблюдать и права иных членов семьи (п. 1 и 2 ст. ГК).

В зарубежных странах континентальной Европы, устанавливающих режим общности супружеского имущества, до сих пор отсутствует истинное равноправие мужа и жены в управлении и распоряжении общим имуществом. В частности, во Франции даже после реформы семейного законодательства, значительно выровнявшей положение женщины в семье, по сути, муж один управляет супружеской общностью*(45). Аналогичное правило закреплено в законодательстве Испании, целого ряда государств Латинской Америки и в других регионах. Правда, во Франции в рамках супружеской общности была обособлена доля, получившая название "резервная часть жены", которой она вправе свободно распоряжаться. В эту часть входит имущество, приобретенное женой на свою заработную плату, а также на иные поступления от своей профессиональной деятельности*(46).

В других же странах реформа произвела более значительные изменения. Так, семь штатов США из восьми, где закреплен режим общности, лишили мужа права управлять супружеской общностью единолично. Теперь каждый из супругов может самостоятельно управлять общим имуществом. Согласие же другого супруга необходимо в основном для совершения некоторых наиболее важных сделок, например для отчуждения недвижимости.

В Германии, где общим является только прирост имущества супругов, существует ряд законодательных ограничений даже при распоряжении каждым из них своим личным имуществом. Так, например, супруг принадлежащими лично ему предметами домашнего обихода самостоятельно ими распоряжается, лишь получив согласие другого супруга. Причем сделка, совершенная без необходимого согласия другого супруга, является ничтожной, тогда как СК устанавливает, что в подобных ситуациях сделка оспорима.

Статья 36. Имущество каждого из супругов 1. Комментируемая статья определяет, какое имущество является собственностью каждого их супругов:

во-первых, это их добрачное имущество, т.е. вещи, имущественные права, а также долговые обязанности, возникшие до вступления в брак;

во-вторых, это имущество, полученное каждым из супругов во время брака в порядке наследования, в дар или по иным безвозмездным сделкам;

в-третьих, это вещи индивидуального пользования каждого супруга, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Каждый из супругов владеет, пользуется и распоряжается своим имуществом самостоятельно, руководствуясь нормами ГК о праве собственности граждан.

Применительно к добрачному имуществу главным является доказательство времени приобретения конкретной вещи. Для этого используются различные правоустанавливающие документы: письменный договор дарения, свидетельство о праве на наследство и т.п.

На практике не всегда легко бывает определить правовую принадлежность подаренного имущества. Правда, положение упростилось с принятием ГК, который отказался от нормы ст. 257 ГК РСФСР, требовавшей обязательного нотариального удостоверения договоров дарения на сумму свыше 500 руб. Теперь ст. 574 ГК разрешает совершать дарение в устной форме за исключением трех случаев:

- дарения недвижимости;

- дарения имущества юридическим лицом;

- обещания дарения.

Если все же в конкретном случае возникает затруднение, например, при определении судьбы подарков, сделанных одному из супругов, и свадебных подарков, обычно преподносимых обоим супругам, при отсутствии доказательств, подтверждающих наличие договора дарения имущества одному из супругов, это имущество может быть отнесено к общей совместной собственности супругов.

В определении адресата подарка существенную помощь может оказать учет назначения имущества. Например, если подарены предметы интерьера, кухонная утварь и т.п., то, скорее всего, подарок сделан супружеской паре;

если же подарены женские драгоценности или мужские часы, то адресат - один из супругов.

Семейный кодекс впервые помимо наследования и дарения среди оснований возникновения собственности каждого из супругов называет иные безвозмездные сделки, что делает перечень этих оснований открытым. В литературе такие сделки справедливо связывают с развитием рыночных отношений в нашей стране, благодаря которым появилась возможность преобразования государственной и муниципальной собственности в частную. Каждый из супругов может приватизировать жилое помещение и стать его собственником либо получить акции предприятия и стать одним из его собственников.

Сродни договору дарения - получение денег и другого имущества в виде премий, наград и различного рода других поощрений. В литературе уже давно утвердилось мнение, согласно которому единовременные премии, полученные одним из супругов не в качестве достаточно регулярного дополнения к заработной плате, а как поощрение за выдающиеся достижения в области науки, литературы, искусства, спорта и т.п., являются собственностью поощренного супруга.

2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь, часы и т.п.) собственность каждого из супругов даже в том случае, если они приобретены в браке за счет общих средств супругов. Правда, СК делает исключение для драгоценностей и других предметов роскоши: даже если ими пользуется только один из супругов, такие предметы являются их общей совместной собственностью и при необходимости подлежат разделу между ними.

Это правило сложилось в судебной практике еще в 20-е гг. прошлого века. Тогда же была предпринята попытка нормативного закрепления перечня предметов роскоши*(47), который естественно со временем устарел, поскольку представление о предметах роскоши не в последнюю очередь зависит от уровня экономического развития общества.

В семейно-правовой доктрине бесспорным является положение о том, что роскошью следует признавать вещи значительной стоимости, не относящиеся к предметам первой необходимости. При этом, безусловно, надо учитывать уровень потребления конкретной семьи, поскольку Россия, став либерально-демократической страной, в качестве негативного последствия приобрела значительное имущественное расслоение общества. Поэтому, например, хорошая шуба в одной семье - предмет роскоши, а в другой - обычный предмет индивидуального пользования, один из многих.

Семейный кодекс не определяет правовой принадлежности предметов профессиональной деятельности, используемых супругами. В литературе уже достаточно давно высказывались предложения считать их личным имуществом супруга-профессионала*(48). С этим можно согласиться, если такой предмет стоит недорого. В случае же значительной стоимости его статус должен определяться аналогично предметам роскоши, поскольку в их приобретение, как правило, вложены средства обоих супругов. Поэтому при разделе супругами имущества, например, дорогой концертный рояль, приобретенный в браке, следует передать супругу-пианисту, но половина стоимости этого инструмента должна перейти другому супругу. Это позволит учесть интересы обоих партнеров в браке и гарантировать реальность принципа их равенства.

В состав личного может войти и то имущество, которое нажито каждым из супругов в период их раздельного проживания. СК предоставил суду право признавать такое имущество личным, если в процессе будет доказано, что семейные отношения между супругами прекратились (см. комментарий к п. 4 ст. 38 СК).

Каждый супруг имеет определенные личные средства, полученные самым разным путем: по наследству, от продажи личных вещей и т.п. Имущество, приобретенное на такие деньги, становится собственностью супруга-приобретателя.

Именно такую позицию занял Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 05.11.1998 N 15, подчеркнув в п. 15, что не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов.

3. Долгое время к числу спорных относился вопрос о принадлежности имущества супруга, бывшего результатом его интеллектуальной деятельности. Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" в него была внесена ясность. Отныне такое имущество относится к имуществу каждого из супругов, поскольку данный Закон дополнил ст. 36 СК пунктом 3, который устанавливает, что "исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата".

Статья 37. Признание имущества каждого из супругов их совместной собственностью Собственность каждого из супругов может при определенных условиях трансформироваться в общую совместную собственность. Это возможно в том случае, если в период брака стоимость имущества одного из супругов значительно увеличилась за счет общего имущества супругов или имущества либо труда супруга-несобственника.

В СК приводится примерный перечень таких ситуаций: капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.

Этот перечень свидетельствует о том, что чаще всего трансформируется из раздельной в общую собственность недвижимое имущество одного из супругов:

построенная до брака дача, унаследованная в браке квартира и т.п. Однако подобная трансформация может коснуться и движимого имущества, например автомобиля одного из супругов, серьезно пострадавшего в дорожно-транспортном происшествии и отремонтированного супругом, не являющимся его собственником.

Статья 38. Раздел общего имущества супругов 1. Право общей совместной собственности супругов может быть прекращено ее разделом. Необходимость такого раздела чаще всего возникает в связи с расторжением брака. Однако раздел, а точнее - выдел доли пережившего супруга происходит и в случае смерти одного из супругов, поскольку по наследству переходит только то имущество, которое находилось в собственности супруга-несобственника.

При жизни супругов раздел их общего имущества может производиться не только в связи с разводом, но и в период брака. Поэтому суд не вправе отказать в приеме искового заявления о разделе имущества супругов на том основании, что брак между ними еще не расторгнут.

2. Супруги могут делить имущество в браке и в момент его расторжения путем заключения соглашения. При наличии же спора раздел производится судом по требованию любого из супругов. Кроме того, судебный раздел возможен также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в их общем имуществе.

Важнейшее значение для защиты имущественных интересов супругов имеет сохраненная для них СК возможность заключать соглашение о разделе супружеского имущества, установленная еще КоБС.

Строго говоря, супруги могут заключить одно из двух соглашений:

1) соглашение об определении долей, которое оформляется свидетельством о праве собственности на долю в общем имуществе. Такое свидетельство нотариус по совместному письменному заявлению супругов выдает одному из них или им обоим (ст. 74 Основ законодательства о нотариате). Результатом такого соглашения является преобразование общей совместной собственности, нажитой супругами ко дню составления соглашения, в общую долевую собственность. Причем распределение долей в нем может быть любым по взаимному решению супругов;

2) соглашение о разделе общего имущества. В данном случае они распределяют между собой конкретные вещи и имущественные права, которыми обладают ко дню составления соглашения. По желанию супругов такое соглашение может быть нотариально удостоверено. Его результатом является прекращение общей совместной собственности, нажитой ко дню заключения соглашения, и возникновение раздельной собственности супругов на определенное имущество. Распределение имущества и здесь может быть равным и неравным по договоренности между супругами.


Чрезвычайно важно иметь в виду, что соглашения не отменяют законного режима имущества супругов. Поэтому все то имущество, которое они приобретут после заключения такого соглашения, будет являться их общей совместной собственностью.

Соглашение о разделе супружеского имущества необходимо отличать от брачного договора. Различия между ними заключаются в следующем:

а) брачный договор значительно шире по содержанию, поскольку включает в себя не только определение правового режима супружеского имущества, но и решение всех вопросов, касающихся имущественных отношений супругов (см. комментарий к п. и 2 ст. 42 СК);

б) брачный договор определяет "юридическую судьбу" не только нажитого, но и будущего имущества;

в) форма брачного договора только нотариальная, тогда как соглашение о разделе имущества может быть удостоверено у нотариуса лишь по желанию супругов;

г) брачный договор заменяет собой легальный режим супружеского имущества;

соглашение же о разделе имущества, приобретенного вне временных рамок такого соглашения, законного режима имущества супругов не отменяет.

3-6. Если общая собственность делится в суде, то сначала суд определяет состав имущества, подлежащего разделу. С этой целью выявляются те объекты, которые в общее супружеское имущество не включаются, а потому разделу не подлежат:

- прежде всего это объекты собственности каждого из супругов (см. комментарий к ст. 36 СК);

- суд может признать личным и исключить в связи с этим из объектов, подлежащих разделу, то имущество, которое супруги приобрели в период раздельного проживания, связанного с прекращением семейных отношений;

- не подлежат разделу и вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей. Их открытый перечень приведен в п. 5 комментируемой статьи. Среди них, в частности, одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и т.п. Такие вещи передаются без компенсации тому супругу, с которым проживают дети;

- не учитываются при разделе общего супружеского имущества, поскольку считаются принадлежащими детям, и вклады, внесенные супругами за счет общего имущества на имя их общих несовершеннолетних детей.

Нормы об исключении из объектов, подлежащих разделу, детского имущества являются проявлением общего правила, в соответствии с которым имущество родителей и детей раздельно (см. комментарий к п. 4 ст. 60 СК).

В состав имущества, подлежащего разделу, входят:

- общие вещи, имеющиеся в наличии у супругов на время рассмотрения дела либо находящиеся у третьих лиц;

- права требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи;

- общие долги супругов (см. комментарий к п. 3 ст. 39 СК).

Если при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11. N 15).

В современных условиях состав супружеского имущества, подвергающегося разделу, в каждом конкретном случае может быть весьма "пестрым". Так, супруги А.

делили между собой имущество, в состав которого наряду с автомобилем "Тойота-Королла", многочисленной музыкальной и бытовой техникой входили шесть поросят трехмесячного возраста и две тонны комбикорма.

Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11. N 15). Суды нередко встречаются с попытками участников процесса неверно определить стоимость делимого имущества. Так, судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда, рассмотрев в октябре 2003 г. дело по кассационной жалобе на решение о разделе имущества супругов К., установила, что раздел имущества между ними был произведен Благовещенским городским судом 16 апреля 2003 г. по оценке истицы. При этом цена имущества, переданного истице, была значительно занижена и не соответствовала действительности. Доля же имущества ответчика была определена на основании рыночной стоимости. Судебная коллегия отметила, что в результате значительного занижения истицей стоимости передаваемого ей имущества, решение суда не отвечает принципам разумности и справедливости. Направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия рекомендовала суду обсудить вопрос о назначении товароведческой экспертизы для установления стоимости подлежащего разделу имущества на момент рассмотрения дела.

Уточнив состав делимого имущества, суд определяет доли, причитающиеся каждому из супругов (см. комментарий к ст. 39 СК). Причем если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация. Нередко такая ситуация складывается в связи с передачей одному из супругов неделимой вещи, т.е. вещи, которая в натуре не может быть разделена.

Чаще всего раздел супружеского имущества производится в бракоразводном процессе и суд стремится защитить при этом интересы как самих супругов, так и их несовершеннолетних детей. Вместе с тем встречаются ситуации, когда такой раздел затрагивает интересы третьих лиц (например, если имущество является собственностью жилищно-строительного или иного кооператива, член которого еще полностью не внес свой паевой взнос и не стал поэтому собственником имущества, выделенного ему кооперативом в пользование). В таких ситуациях суд должен обсудить вопрос о выделении требования о разделе имущества в отдельное производство (см.

комментарий к п. 3 ст. 24 СК).

Однако это правило не распространяется на случаи раздела вкладов, которые внесены супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов были внесены денежные средства. Дело в том, что при разделе таких вкладов, права банков и иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства, а последние внесли их на свое имя в кредитные организации, то эти организации могут предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК. Такой иск подлежит рассмотрению в отдельном производстве.

Правила раздела имущества, закрепленные в комментируемой статье, как и прочие нормы СК, распространяются только на супругов, т.е. на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Однако, учитывая то обстоятельство, что до 8 июля 1944 г.

незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, совместно приобретенное лицами, состоящими в таких отношениях, распространяются все нормы СК, образующие легальный режим супружеского имущества, в том числе и нормы о его разделе.

7. К требованиям разведенных супругов о разделе имущества, нажитого ими в период брака, применяется трехлетний срок исковой давности. Причем в СК не определен момент начала течения этого срока. Отмеченный пробел в СК ставил в затруднительное положение судей, которые по-разному определяли этот момент: одни начинали отсчет со дня прекращения брака, другие - со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Ответ на этот вопрос был дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15. В п. 19 этого Постановления разъясняется, что течение срока исковой давности в подобных ситуациях следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК).

Статья 39. Определение долей при разделе общего имущества супругов 1. Используя диспозитивный метод регулирования, комментируемая статья отдает приоритет в определении долей при разделе общего имущества супругов договору между ними. Супруги могут определить эти доли в брачном договоре либо в соглашении о разделе имущества, либо в соглашении об определении долей в общем имуществе.

Соотношение долей в таких ситуациях может быть любым. Однако среди оснований недействительности брачного договора СК называет крайне неблагоприятное положение, в которое одна из сторон может быть поставлена таким договором (см. комментарий к п. 2 ст. 43 СК). Поэтому, например, брачный договор, в котором имущество распределено в соотношении: мужу - 9/10, а жене - 1/10, вполне может быть признан судом недействительным по вышеуказанному основанию.

Если доли в имуществе не определены соглашением, то для суда действует правило, закрепленное в п. 1 комментируемой статьи, в силу которого доли супругов при разделе общего имущества признаются равными.

Равенство долей супругов при разделе их общего имущества - положение принципиальное для отечественного семейного законодательства. Оно является одним из проявлений общего правила о равноправии супругов в семье (см. комментарий к ст. 31 СК). Причем равенство долей не может быть поколеблено тем, что один из супругов занимался ведением домашнего хозяйства, воспитанием детей или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

2. Определяющим по отношению к комментируемой статье является правило, закрепленное в п. 2 ст. 254 ГК, в соответствии с которым доли супругов при разделе общего имущества и выделе из него доли признаются равными. Однако далее в той же норме ГК указывается, что данное правило может быть изменено не только соглашением, но и федеральным законом. Комментируемая статья СК, являющегося федеральным законом, как раз и называет случаи, в которых суд может отступить от принципа равенства:

1) в первую очередь это необходимость учета интересов несовершеннолетних детей. Суд имеет право увеличить долю того из супругов, с которым оставлены дети;


2) суд может отупить от начал равенства, учитывая заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Здесь возможны различные ситуации:

- например, суд вправе уменьшить долю того супруга, который без уважительных причин не получал доход либо расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи;

- но, с другой стороны, суд может и увеличить долю того супруга, который по состоянию здоровья либо по иным, не зависящим от него, обстоятельствам, был лишен возможности получать доход от трудовой деятельности.

В п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N подчеркивается, что суд обязан привести в решении мотивы отступления от начал равенства долей супругов в их общем имуществе.

Решая вопрос о размере долей, суд сначала их определяет их как идеальные, т.е. только как доли в праве собственности (1/3, 1/4 и т.п.) без соответствующего натурального наполнения. Затем, по просьбе супругов, суд соразмерно долям в праве собственности распределяет между ними конкретное имущество. Таким образом, доли из идеальных становятся реальными. Это значит, что доле в праве соответствует необходимое натуральное насыщение.

3. Поскольку долги супругов входят в состав общего супружеского имущества, суд, осуществляя его раздел, распределяет между супругами и их общие долги пропорционально присужденным им долям (см. комментарий к ст. 45 СК).

Глава 8. Договорный режим имущества супругов Статья 40. Брачный договор Появление в СК норм о брачном договоре - одно из самых ярких проявлений расширения диспозитивных начал в регулировании семейных отношений.

Возникновение института брачного договора у нас в стране обычно связывают с января 1995 г. - днем введения в действие части первой ГК. И это в принципе правильно, поскольку согласно ст. 256 ГК режим совместной собственности применительно к имуществу супругов действует только в том случае, если договором между ними не установлено иное. Однако, строго говоря, брачный договор как институт семейного права появился только 1 марта 1996 г. Дело в том, что именно СК содержит целую главу, посвященную договорному режиму имущества супругов, где определены субъекты этого договора, его форма, содержание, особенности оснований признания его недействительным и т.п. Не случайно в силу п. 5 ст. 169 СК брачные договоры, заключенные до 1 марта 1996 г. действуют лишь в части, не противоречащей положениям СК.

Долгие годы правовой режим супружеского имущества определялся в нашей стране с помощью императивных норм, не допускавших каких-либо вариантов регулирования в данной области. Воля самих супругов при определении характера их имущественных отношений законодателем игнорировалась.

Однако развитие рыночных механизмов с неизбежностью требует развития демократизации права. Именно поэтому в современной России заметно расширена сфера использования свойственного в первую очередь гражданскому праву метода диспозитивного регулирования. И одна из самых ярких новелл СК в связи с этим закрепление договорного режима имущества супругов наряду с легальным.

Комментируемая статья содержит дефинитивную норму - определение брачного договора. В соответствии с ней брачным договором является соглашение лиц вступающих в брак или уже состоящих в браке, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Это определение позволяет разобраться в правовой природе брачного договора.

В семейно-правовой доктрине выделяются две противоположные позиции по данному вопросу: многие авторы, ссылаясь прежде всего на специфику субъектного состава, полагают, что это особый семейно-правовой договор. Действительно, брачный договор могут заключить только супруги и лица, вступающие в брак. Кстати, в литературе обращается внимание на то, что последняя категория достаточно расплывчата и четких критериев в законе не имеет. Поэтому есть авторы, утверждающие, что вступающими в брак являются лица, которые приняли решение о регистрации брака;

другие же убеждены, что это только те лица, которые уже подали заявление в органы ЗАГС с просьбой о регистрации брака.

Однако целый ряд авторов не видит ярких особенностей, позволяющих считать брачный договор семейно-правовым соглашением. Они заявляют, что это определенная разновидность гражданско-правового договора.

Вместе с тем недавно высказана и третья, компромиссная позиция. Ее суть заключается в том, что брачный договор можно рассматривать как гражданско-правовой лишь в той части, где он регулирует отношения, входящие в предмет гражданского права, в частности, определяет режим собственности супругов.

Однако в той мере, где он регулирует собственно семейную сферу, например алиментные отношения супругов, он является семейно-правовой сделкой. А поскольку в нем присутствуют черты и семейно-правовой, и гражданско-правовой сделки, его следует признать договором особого рода (sui generis)*(49).

Брачный договор традиционно считается неотъемлемой частью буржуазного права. Однако многие авторы справедливо отмечают весьма широкое использование брачного договора и в дореволюционном русском праве.

По своей сути брачный контракт в России был весьма схож с аналогичным институтом зарубежного права. Вместе с тем и в дореволюционной, и в современной литературе указывается на определенную специфику договорного режима супружеского имущества в России, обусловленную и национальными традициями, и своеобразием российского семейного права.

В нашей стране прочно утвердилось скептическое отношение к перспективе широкого распространения брачного договора. Однако, на наш взгляд, скепсис этот вряд ли оправдан. Можно предположить, что формирование в России среднего класса будет способствовать распространению брачного договора. Ведь именно в таком договоре супруги могут самым детальным образом определить и зафиксировать весь строй имущественных отношений, что позволяет им оптимальным образом защитить свои права и интересы в конкретных ситуациях.

Статья 41. Заключение брачного договора 1. Комментируемая статья разрешает заключать брачный договор как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака.

Правда, брачный договор, заключенный до государственной регистрации брака, вступает в силу лишь с момента регистрации брака. Следовательно, этот договор распространяет свое действие исключительно на супругов. Это явно следует и из текста ст. 40 СК, где устанавливается, что брачные договоры регулируют имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Указанное обстоятельство приводит многих авторов к выводу о том, что брачный договор, заключенный до регистрации брака, является сделкой, совершенной под отлагательным условием, поскольку в этом случае возникновение прав и обязанностей его участников связано с обстоятельством, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

Однако им возражают те, кто среди прочих аргументов указывает на то, что условия (в данном случае - отлагательные) - это обстоятельства, которые устанавливаются в договоре самими сторонами. Регистрация же брака как условие, с которым связано возникновение прав и обязанностей в брачном договоре, устанавливается законом.

2. Комментируемая статья устанавливает обязательную письменную форму брачного договора и его нотариальное удостоверение. Несоблюдение указанной формы влечет абсолютную недействительность брачного договора, т.е. его ничтожность (п. 1 ст. 44 СК, п. 1 ст. 165 ГК).

Отсюда следует, что брачный договор, заключенный до брака, вступает в силу со дня регистрации брака только в том случае, если он еще до брака был удостоверен нотариусом.

В литературе порой утверждается, что если брачный договор совершили супруги, то он вступает в силу с момента его заключения. Однако поскольку СК устанавливает для таких договоров обязательную нотариальную форму, точнее говорить, что брачный договор начинает действовать в подобных ситуациях лишь с момента облачения соглашения в нотариальную форму (п. 1 ст. 432 ГК).

В литературе высказываются вполне разумные предложения о необоснованности требования дополнить нотариальное удостоверение брачного договора государственной регистрацией в тех случаях, например, когда в нем есть положение о недвижимости, имеющейся у супругов на момент заключения договора*(50). Практика такой регистрации существует в целом ряде стран. Например, в Швеции обязанность регистрации брачных договоров возложена на суды. В Италии брачные договоры должны быть зарегистрированы в местном органе власти, а если договор касается существующего недвижимого имущества - то еще и в органе, регистрирующем сделки с недвижимостью. Французский гражданский кодекс устанавливает, что брачный контракт должен быть составлен в нотариальной форме под страхом недействительности, а если один из супругов является коммерсантом или становится им позднее, брачный контракт должен быть официально опубликован, иначе налагаются санкции согласно торговому реестру*(51).

Статья 42. Содержание брачного договора 1, 3. СК определяет содержание брачного договора в виде открытого перечня принадлежащих супругам возможностей самостоятельного урегулирования различных сторон своих имущественных отношений.

Наиболее важные из них определены в тексте комментируемой статьи. Прежде всего супруги используют брачный договор для определения режима своего имущества.

С этой целью СК предлагает им следующие варианты:

- они могут изменить установленный законом режим совместной собственности.

В литературе встречается резонное толкование этой возможности как разрешения изменить порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом. Скажем, можно указать в брачном договоре, что все сделки по безвозмездному отчуждению личного имущества должны совершаться каждым из супругов только с письменного согласия другого супруга;

- кроме того, супруги имеют возможность закрепить в договоре режим долевой, совместной или раздельной собственности на все свое имущество, на его отдельные виды или на имущество каждого из них. Соответственно в двух последних случаях они могут, например, установить или режим полной раздельности или универсальной общности, т.е. общности всего как добрачного, так и приобретенного в браке имущества;

- помимо этого СК разрешает установить перечисленные режимы на отдельные виды имущества супругов. Это позволяет комбинировать в рамках одного договора различные режимы: например, на все приобретенное в браке имущество можно установить режим раздельной собственности, а на объекты недвижимости - общую совместную собственность.

Отличие брачного договора от соглашения о разделе супружеского имущества заключается, среди прочего и в том, что он может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов: например, заключая такой договор, супруги могут указать в нем, что загородный дом, строительство которого завершится через два года, будет принадлежать на праве собственности только мужу.

Супруги могут определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию. В доктрине семейного права нередко указывается, что при этом не должны нарушаться нормы СК об алиментном соглашении, закрепленные в главе 16 СК. Однако прямого указания на это в СК нет. Поэтому можно утверждать, что нормы гл. 16 распространяются только на соглашение об алиментах. Это обстоятельство, а также действие принципа свободы договора в частном праве позволяет предположить, что брачный договор допускает отступление от общего правила ст. 99 СК, в соответствии с которой соглашение об алиментах могут заключать только лица, связанные законом алиментными правами и обязанностями (см.

комментарий к ст. 99 СК). Это позволяет, например, закрепить в брачном договоре положение о содержании нетрудоспособного, но не нуждающегося супруга, его более обеспеченным партнером по браку.

В брачном договоре супруги могут определить способы участия в доходах друг друга, а также порядок несения каждым из них семейных расходов.

Четкое установление в договоре участия в доходах, с одной стороны, направлено на защиту интересов супруга, ведущего, например, домашнее хозяйство и не имеющего поэтому самостоятельных доходов. Но, с другой стороны, это гарантирует и интересы работающего супруга. Дело в том, что именно такой договор без сомнения позволяет учесть особенности жизни каждой семьи, в том числе - и пожелания супруга, обеспечивающего ее доход.

Распределение семейных расходов предполагает, что каждый из супругов имеет определенные доходы. Важнейшей целью включения этой позиции в брачные договоры, безусловно, является обеспечение истинного равноправия супругов в семье.

Семейный кодекс предлагает супругам определить в брачном договоре то имущество, которое будет передано каждому из них при расторжении брака.

Оговаривая соотношение долей, супруги не имеют права нарушать запрет, установленный в п. 3 комментируемой статьи, в силу которого брачный договор не может содержать условий, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Поэтому, например, положение договора, из которого следует, что при разводе жене будет оставлена часть движимого имущества, а вся общая недвижимость перейдет мужу, может быть оспорено в суде супругой.

Перечень закрепленных в комментируемой статье возможностей является открытым, поскольку в брачный договор можно включить и любые иные положения, касающиеся, однако, исключительно имущественных отношений супругов.

Вместе с тем СК не допускает расширения этих границ, запрещая под страхом недействительности включать в брачный договор положения:

- о правах и обязанностях супругов в отношении детей;

- регулирующие личные неимущественные отношения супругов;

- ограничивающие правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав;

- ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания;

- ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречащие основным началам семейного законодательства.

Такое и даже более жесткое ограничение свободы брачного договора характерно и для ряда других государств. Например, из кодекса о браке Швеции следует, что супруги могут изменить режим совместной собственности, включив в брачный договор условие о личной собственности. Причем супруги могут установить в договоре, что личной собственностью является какое-то конкретное имущество либо все, что принадлежит одному из супругов. Таким образом, можно установить режим полностью раздельной собственности или ее ограниченной общности, например общности совместно приобретенного имущества. Но в любом случае в Швеции нельзя включить в брачный договор какие-либо иные положения, кроме деления собственности на супружескую и личную и соответственно о способах управления ею*(52).

2. Помимо положений, составляющих основное содержание брачного договора, в него можно включать в качестве дополнительных элементов условия и сроки. Как и в любом другом договоре, они могут быть отлагательными и отменительными. Поскольку в тексте комментируемой статьи ничего не говорится о содержании условий брачного договора, в литературе высказывается предположение, что они могут быть связаны с детьми или касаться личных неимущественных отношений супругов. Например, можно связать в брачном договоре рождение ребенка и возникновение в связи с этим права собственности его матери на загородный дом.

Статья 43. Изменение и расторжение брачного договора 1. Семейный кодекс допускает возможность изменить или расторгнуть брачный договор в любое время по соглашению супругов. Необходимость в реализации этой возможности может возникнуть по самым различным причинам, среди которых наиболее распространено изменение материального положения сторон, характера отношений между ними и т.п. Поскольку брачный договор существует в течение длительного времени, реальность возникновения таких обстоятельств весьма велика.

ГК устанавливает общее правило, в соответствии с которым соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор (п. ст. 452). Комментируемая статья воспроизводит это правило применительно к брачному договору. А поскольку он заключается в нотариальной форме, то соответственно изменение и расторжение его осуществляется исключительно в той же форме.

2. Нередко встречаются ситуации, когда изменение договора явно невыгодно для одной из сторон. Например, муж, выплачивающий по брачному договору определенные средства на содержание жены, просит ее внести изменение об уменьшении выплат в связи с ухудшением его материального положения, но встречает отказ с ее стороны.

Поскольку односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается, заинтересованный супруг может в подобных случаях обратиться в суд с иском об изменении или расторжении брачного договора.

Основания изменения и расторжения договора установлены в ст. 450 и 451 ГК.

Среди них, в частности:

- существенное нарушение договора супругом-ответчиком (подп. 1 п. 2 ст. ГК);

- иные случаи, предусмотренные договором (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК);

- существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК).

В семейно-правовой доктрине достаточно распространено мнение, согласно которому такое основание, как существенное изменение обстоятельств, к брачному договору не применяется, поскольку текст ст. 451 ГК убеждает, что она сконструирована применительно к договорам в сфере предпринимательской деятельности. Однако представляется, что о существенном изменении обстоятельств (пусть и не в буквальном смысле ст. 451 ГК) можно говорить, например, при изменении материального или семейного положения кого-либо из участников брачного договора.

Это позволяет утверждать, что данное основание применимо к изменению и расторжению брачного договора.

Если брачный договор расторгнут вследствие существенного изменения обстоятельств, суд должен по требованию любой из сторон определить последствия расторжения брачного договора, исходя из необходимости справедливого распределения между супругами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора (п. 3 ст. 451 ГК).

При изменении или расторжении брачного договора судом обязательства супругов считаются изменившимися или соответственно прекратившимися с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или расторжении договора.

Причем супруги не могут требовать возмещения того, что было исполнено ими по договору до момента его изменения или расторжения, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 3, 4 ст. 453 ГК).

3. С момента прекращения брака (т.е. со дня вступления в законную силу решения суда - при расторжении брака после 1 мая 1996 г., или дня государственной регистрации расторжения брака - при расторжении его в суде до 1 мая 1996 г. или в органах ЗАГС) по общему правилу прекращаются и обязательства супругов, за исключением тех обязательств, которые были установлены брачным договором на случай расторжения брака. Как правило, это обязательства по материальному содержанию бывшего супруга, по разделу общего имущества и т.п.

Статья 44. Признание брачного договора недействительным 1-2. Признание брачного договора недействительным означает, что он не порождает тех правовых последствий, к которым стремились его участники, причем, как правило, с момента его заключения. Расторжение же брачного договора - это прекращение его действия лишь на будущее время.

В зависимости от характера нарушения недействительный брачный договор может быть оспоримым или ничтожным. В первом случае он недействителен только в силу признания его таковым судом, во втором - независимо от такого признания.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.