авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

«Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации Вступительная статья Семейный кодекс Российской Федерации 1995 г. накопил достаточно большой ...»

-- [ Страница 5 ] --

Недействительной может быть и только часть брачного договора, например какое-то конкретно его условие. Причем недействительность части брачного договора в соответствии со ст. 180 ГК не влечет недействительности прочих его частей, если можно предположить, что такой договор был бы совершен и без включения недействительной его части.

Общие основания недействительности договора закреплены в ГК в виде исчерпывающего перечня. Среди них наиболее типичны для брачного договора такие основания, как: несоблюдение формы договора, несоответствие закону содержания договора, недееспособность лица, совершившего брачный договор, наличие порока воли в брачном договоре, т.е. несоответствие истинной воли сторон их волеизъявлению.

Семейный кодекс закрепляет специальные основания недействительности именно брачного договора. Причем одни из них влекут ничтожность, а другие оспоримость брачного договора или его части. Ничтожными являются положения:

- ограничивающие правоспособность или дееспособность супругов;

- ограничивающие их право на обращение в суд за защитой своих прав;

- регулирующие личные неимущественные отношения между супругами;

- регулирующие права и обязанности супругов в отношении детей;

- ограничивающие права нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания;

- противоречащие основным началам семейного законодательства (п. 3 ст. СК).

Оспоримость же брачного договора влечет условие, ставящее одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Нередко брачный договор такого рода в литературе называют кабальной сделкой. Однако эта оценка справедливо критикуется с использованием следующих аргументов. Из ст. 179 ГК следует, что кабальная сделка имеет два признака: во-первых, она совершается на крайне невыгодных для лица условиях и, во-вторых, лицо вынуждено совершить ее вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Второе из перечисленных условий СК не предусмотрено.

Следовательно, конструкция кабальной сделки к брачному договору неприменима.

Глава 9. Ответственность супругов по обязательствам Статья 45. Обращение взыскания на имущество супругов 1. Обладая определенным имуществом, супруги имеют различные обязательства, в том числе и на стороне должника. Чаще всего эти обязательства являются договорными, но могут возникать и из деликтов, где супруг является причинителем вреда.

В теории семейного права принято делить эти обязательства на два вида: 1) обязательства одного из супругов;

2) общие обязательства. Ответственность по таким обязательствам является различной.

К обязательствам одного из супругов относятся все его добрачные обязательства (при легальном режиме). В этой же группе находятся и обязательства, в которые супруг вступил в браке, распоряжаясь своим, а не общим имуществом. Обязательствами только для одного из супругов являются и те, что неразрывно связаны с его личностью (это, например, обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, алиментные обязательства).

По всем перечисленным обязательствам супруг-должник отвечает своим личным имуществом, на которое в первую очередь обращается взыскание. Однако если этого имущества окажется недостаточно для полного удовлетворения требований кредиторов, они вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества, для обращения на него взыскания (ст. 255 ГК).

Таким образом, обращение взыскания на долю супруга в общем имуществе является субсидиарным.

2. К общим обязательствам относятся прежде всего те, в которых супруги являются содолжниками. Причем такие обязательства могут быть не только договорными, но и деликтными (если супруги совместно причинили вред третьему лицу), а также возникшими из неосновательного обогащения. Многие авторы утверждают, что общими являются обязательства, по которым супруги отвечают солидарно, например долги по квартирной плате (п. 2 ст. 672 ГК, ст. 69 ЖК). И наконец, общими признаются обязательства, в которых должником является лишь один из супругов, но возникло оно в интересах всей семьи. Например, жена взяла деньги в долг, чтобы осуществлять ремонт общей супружеской квартиры.

Взыскание по общим обязательствам в первую очередь обращается на общее имущество супругов. Однако этого имущества может быть недостаточно для полного удовлетворения имущественных требований кредиторов. В такой ситуации каждый из супругов субсидиарно несет солидарную ответственность своим личным имуществом (т.е. любой из них отвечает полностью) по общему обязательству, что, безусловно, соответствует интересам кредиторов.

СК устанавливает особый случай имущественной ответственности супругов. Она выражается в обращении взыскания на их общее имущество или на его часть.

Применяется такая ответственность только в том случае, если приговором суда установлено, что общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из них преступным путем.

3. Особые правила установлены применительно к ответственности супругов в случае причинения вреда их несовершеннолетними детьми. Условия такой ответственности определяются нормами ГК. Закреплены эти нормы в ст. 1073-1075 ГК.

И в целом они аналогичны тем, что существовали в рамках ГК РСФСР, изменена только возрастная граница возникновения деликтоспособности несовершеннолетних: теперь она равна не 15, а 14 годам.

До 14 лет дети неделиктоспособны вообще и поэтому за причиненный ими вред отвечают их родители, усыновители или опекун. За вред же, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, они, будучи деликтоспособными, отвечают сами. И лишь в том случае, если их собственных средств недостаточно для полного возмещения вреда, к дополнительной (субсидиарной) ответственности привлекаются их родители, усыновители или попечитель.

При этом законные представители отвечают лишь в тех случаях, если не докажут, что вред причинен не по их вине. Это значит, что их вина презюмируется (предполагается) и они должны доказывать в суде ее отсутствие. Таким образом, они отвечают за чужие действия (вред причинен их детьми), но за собственную вину, которая выражается в ненадлежащем воспитании или в плохом надзоре за детьми, причинившими вред.

Следует обратить внимание на новеллу, установленную ст. 1075 ГК, в соответствии с которой суд может возложить ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком и на его родителя, лишенного родительских прав.

Однако это возможно при одновременном наличии следующих условий:

- несовершеннолетний причинил вред в течение трех лет после лишения его родителя родительских прав;

- поведение ребенка, причинившего вред, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

Порядок возмещения причиненного несовершеннолетним ребенком вреда аналогичен ответственности супругов по общим обязательствам (см. п. 2 и комментируемой статьи). Это значит, что взыскание обращается на общее имущество, а если его недостаточно для полного возмещения вреда, каждый из супругов отвечает своим личным имуществом солидарно.

В семейно-правовой доктрине справедливо подчеркивается, что нормы об ответственности супругов по обязательствам носят императивный характер. Это явно следует из структуры СК, где они выделены в отдельную главу, следующую после глав о законном и договорном режиме имущества супругов. А это значит, что нормы закона об ответственности супругов по обязательствам не могут быть изменены брачным договором.

Статья 46. Гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора 1. СК устанавливает правила, действующие при заключении, изменении и расторжении брачного договора и направленные на защиту прав кредиторов, состоящих с супругами в обязательственных отношениях. Естественно, перечисленные обстоятельства, связанные с брачным договором, могут существенно затронуть интересы таких кредиторов, поскольку нередко кардинально меняют режим собственности супругов. Именно поэтому в комментируемой статье подчеркивается, что супруг обязан уведомить кредитора (кредиторов) о заключении, а также о последующем изменении или расторжении брачного договора. В случае же невыполнения этой обязанности, он отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Следует подчеркнуть, что супруг должен сообщить кредитору не только о фактах заключения или изменения брачного договора, но и о его содержании.

2. В п. 2 комментируемой статьи закреплено правило, позволяющее кредитору или кредиторам супруга-должника требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами, в порядке, установленном ст. 451-453 ГК. Вместе с тем следует иметь в виду, что это требование может быть удовлетворено только в том случае, если кредитор докажет, что изменения имущественного положения супруга-должника в связи с тем, что он заключил, изменил или расторгнул брачный договор, настолько существенны, что, если бы кредитор и должник могли это разумно предвидеть, они вообще не заключили бы договор или заключили бы его на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигают соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут или изменен судом в соответствие с требованиями ст. 451 ГК.

Раздел IV. Права и обязанности родителей и детей Глава 10. Установление происхождения детей Статья 47. Основание для возникновения прав и обязанностей родителей и детей Рождение ребенка относится к событиям, которые имеют не только эмоциональное содержание. Это и факт, порождающий определенные последствия, предусмотренные семейным законодательством. Имеются в виду права и обязанности родителей, а также права и обязанности детей, в том числе детей, не достигших совершеннолетия, обретающих только права. Однако для установления семейных правоотношений, в частности, с отцом необходимо, чтобы его брак с матерью ребенка был зарегистрирован в установленном законом порядке. Таким образом, для возникновения прав и обязанностей родителей и детей необходимы два условия:

во-первых, происхождение ребенка от матери, отца;

во-вторых, его удостоверение в установленном законом порядке.

Установление происхождения ребенка происходит по правилам, предусмотренным ст. 48 СК (см. комментарий к ст. 48 СК).

Второе условие возникновения прав и обязанностей родителей и детей заключается в государственной регистрации рождения ребенка. Согласно п. 1 ст. Конвенции о правах ребенка он "регистрируется сразу же после рождения".

Государственная регистрация рождения в Российской Федерации производится органом ЗАГС по месту рождения ребенка или по месту жительства родителей (одного из родителей). В записи акта о рождении указывается фактическое место рождения ребенка или наименование места, в котором ребенок был найден (наименование государства, субъекта РФ (административно-территориального образования иностранного государства);

наименование городского, сельского поселения или другого муниципального образования). Если родители (один из родителей) проживают в сельском поселении, по их желанию вместо фактического места рождения ребенка может быть указано место жительства родителей (одного из родителей) (п. 2 ст. Закона об актах гражданского состояния). Если ребенок родился на судне, в самолете, в поезде и в другом транспортном средстве во время его следования, государственная регистрация рождения производится органом ЗАГС по месту жительства родителей (одного из родителей) или любым органом ЗАГС, расположенным по маршруту следования транспортного средства. Местом рождения ребенка указывается место государственной регистрации рождения ребенка. Государственная регистрация рождения ребенка, родившегося в экспедиции, на полярной станции или в отдаленной местности, в которой нет органов ЗАГС, производится органом ЗАГС по месту жительства родителей (одного из родителей) или в ближайшем к фактическому месту рождения ребенка органе ЗАГС (п. 3, 4 Закона об актах гражданского состояния).

Если ребенок, чьи родители - граждане Российской Федерации, родился за ее пределами, регистрация его рождения может быть произведена в консульском учреждении РФ.

Государственная регистрация рождения ребенка осуществляется, как правило, по заявлению родителей (одного из них), сделанному устно или в письменной форме, адресованному в соответствующий орган ЗАГС (п. 1 ст. 16 Закона об актах гражданского состояния). Но если родители не имеют возможности лично заявить о рождении ребенка, такое заявление может быть сделано родственником одного из родителей или иным уполномоченным родителями (одним из родителей) лицом либо должностным лицом медицинской организации или должностным лицом иной организации, в которой находилась мать во время родов или находится ребенок.

Одновременно с подачей заявления о рождении ребенка должен быть представлен документ, подтверждающий факт рождения ребенка, а также предъявлены документы, удостоверяющие личность родителей (одного из них) или личность заявителя и подтверждающие его полномочия, и документы, являющиеся основанием для внесения сведений об отце в запись акта о рождении ребенка (п. 1-3 ст. 16 Закона об актах гражданского состояния).

Заявление о государственной регистрации ребенка, чьи родители, состоящие в браке, носят разные фамилии, принимается от обоих родителей, которых в данном случае никто заменить не может.

При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка (п. 5 ст. 16 Закона об актах гражданского состояния).

В любом случае заявление о рождении ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц со дня рождения ребенка.

Государственной регистрации подлежит и найденный (подкинутый) ребенок, если его родители неизвестны и не получили свидетельства о его рождении, которое может находиться при подкинутом ребенке. При отсутствии всяких сведений о нем орган внутренних дел, орган опеки и попечительства либо медицинская организация, в которую помещен ребенок, обязаны заявить о государственной регистрации найденного (подкинутого) ребенка, родители которого неизвестны, не позднее чем через семь дней со дня обнаружения ребенка. А лицо, нашедшее ребенка, обязано заявить об этом в течение 48 часов в орган внутренних дел или в орган опеки и попечительства по мету обнаружения ребенка (п. 1 ст. 19 Закона об актах гражданского состояния).

Может случиться, что по каким-либо причинам государственная регистрация рождения ребенка во время не состоялась. В таких случаях ст. 21 Закона об актах гражданского состояния допускает государственную регистрацию рождения ребенка, достигшего возраста одного года. Регистрация происходит на основании медицинского документа установленной формы о рождении по заявлению родителей (одного из них).

При отсутствии такого документа государственная регистрация рождения ребенка, достигшего возраста одного года и более, производится на основании решения суда об установлении факта рождения в соответствии со ст. 264-268 ГПК. Так, К. - цыганка по национальности, переезжала с табором с места на место, постоянного места жительства не имела. Родившуюся у нее дочь Алену не зарегистрировала в органах ЗАГС. Когда же настало время идти девочке в школу, оказалось, что свидетельства о рождении у нее нет. Ребенок был рожден дома, роды принимала свекровь. Тем не менее в судебном заседании свидетели подтвердили не только факт рождения ребенка, но и то обстоятельство, что К. - действительно мать девочки.

Государственная регистрация рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, производится по заявлению медицинской организации, в которой находится ребенок, либо органа опеки и попечительства по месту нахождения ребенка не позднее чем через семь дней со дня его оставления матерью (ст. 1 Федерального закона от 17.07.2009 N 169-ФЗ "О внесении изменения в Федеральный закон "Об актах гражданского состояния""*(53)).

Приказом Минздравсоцразвития России от 25.01.2010 N 23н утверждена форма акта об оставлении такой матерью своего ребенка*(54).

Государственная регистрация рождения касается и детей, родившихся мертвыми или умерших на первой неделе жизни. Но при этом свидетельство о рождении умершего ребенка не выдается. Но по просьбе родителей (одного из родителей) выдается документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения мертвого ребенка или ребенка, умершего на первой неделе жизни (п. 1, 2 ст. 20 Закона об актах гражданского состояния). Сама по себе государственная регистрация смерти ребенка, родившегося мертвым, не производится. Если же ребенок умер на первой неделе своей жизни, осуществляется государственная регистрация его рождения и смерти.

Статья 48. Установление происхождения ребенка 1. Происхождение ребенка от данной матери (ее материнство), чьи роды произошли в медицинском учреждении любого типа (родильный дом, родильное отделение при больнице и т.д.), подтверждается документом установленной формы о рождении. Такой документ может выдать медицинская организация, врач которой оказывал медицинскую помощь при родах или в которую обратилась мать после родов, происшедших, например, в домашних условиях, либо лицо, занимающееся частной медицинской практикой вне медицинской организации. Происхождение ребенка от матери может быть удостоверено лицом, присутствовавшим во время родов, путем подачи устного или письменного заявления работнику органа ЗАГС, производящему регистрацию рождения. При отсутствии у него возможности лично явиться в орган ЗАГС, его подпись на заявлении должна быть удостоверена организацией, в которой указанное лицо работает или учится, жилищно-эксплуатационной организацией или органом местного самоуправления по месту его жительства либо администрацией стационарной медицинской организации, в которой заявитель находится на излечении.

Заявление, удостоверяющее, что именно эта женщина произвела ребенка на свет, может поступить от любого заявителя с соблюдением вышеперечисленных правил. Оно может быть также направлено в орган ЗАГС посредством почтовой связи, электронной связи или иным способом (п. 3 ст. 14 Закона об актах гражданского состояния). При отсутствии оснований для установления происхождения ребенка от матери перечисленными способами государственная регистрация рождения ребенка производится на основании решения суда об установлении факта рождения ребенка данной женщиной в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 262 ГПК.

2. Значительно проще установить происхождение ребенка от отца (отцовство) в случаях, когда родители несовершеннолетнего состоят в браке, зарегистрированном в установленном законом порядке. В таких случаях действует так называемая презумпция отцовства, т.е. отцом ребенка считается муж матери. Поэтому для регистрации рождения ребенка заявителю достаточно предъявить свидетельство о браке родителей. Если же мужчина не считает ребенка своим, он вправе оспорить произведенную запись (см. комментарий к ст. 52 СК).

Если рождение ребенка произошло в течение 300 дней с момента расторжения брака, отцом ребенка признается бывший супруг матери ребенка. При этом учитывается, что рождение ребенка по истечении названного срока делает сомнительным происхождение ребенка от мужчины, семейные отношения с которым матерью ребенка полностью исключены. Аналогичная ситуация складывается и в случае, когда брак родителей признан судом недействительным. Но точкой отсчета здесь будет вступление решения суда о признании брака недействительным в законную силу, что не исключает ошибки по поводу происхождения ребенка от мужчины, не признающего своего отцовства.

В случае если ребенок родился в течение 300 дней с момента смерти супруга матери ребенка, действует та же презумпция: "супруг матери - отец ребенка", при условии, что не доказано иное. Другими словами, в подобной ситуации может возникнуть проблема оспаривания отцовства (см. комментарий к п. 1, 2 ст. 52 СК). Не исключается и возможность оспаривания материнства, если, например, по причинам разного свойства настоящая мать не фигурирует в свидетельстве о рождении ее ребенка в качестве матери (см. комментарий к п. 1, 2 ст. 52 СК).

3. Отсутствие брака между родителями несовершеннолетнего усложняет установление происхождения ребенка. Если мужчина не отрицает своего отцовства и стремится обрести родительские права и обязанности в полном объеме, против чего женщина-мать не возражает, допускается установление отцовства в добровольном порядке, т.е. путем подачи совместного заявления в орган ЗАГС с соответствующим заявлением. Подача такого заявления вопреки воле матери исключается. Надо сказать, что локальные исследования показали, что мужчины-отцы нередко прибегают к помощи п. 3 комментируемой статьи. Причем в категорию лиц, признающих свое отцовство, входят мужчины всех возрастов - как юные, так и имеющие большой жизненный опыт, и всех профессий - бизнесмены, рабочие, служащие и т.п.

В некоторых случаях добровольное установление отцовства осуществляется без согласия матери, поскольку получить его нельзя. К таким случаям относится:

- смерть матери, подтвержденная свидетельством о смерти;

- признание матери недееспособной, отчего ее согласие на установление отцовства правового значения не имеет. Но недееспособность должна быть подтверждена судебным решением;

- невозможность установления места ее нахождения, что подтверждается справками о ее розыске, показаниями лиц, знающих ее;

- лишение матери родительских прав, о чем свидетельствует соответствующее судебное решение. Ограничение родительских прав в соответствии со ст. 73 СК не освобождает мать от необходимости выразить свое согласие на установление отцовства в упрощенном порядке, т.е. путем подачи совместного с отцом заявления в органы ЗАГС.

При отсутствии согласия матери на установление отцовства из-за невозможности его получения по перечисленным выше причинам оно осуществляется по заявлению отца ребенка. Но чтобы исключить при этом нарушение прав, интересов ребенка требуется согласие органов опеки и попечительства на установление отцовства только по заявлению мужчины, поскольку он может руководствоваться далекими от гуманности соображениями, преследовать корыстные цели, страдать алкоголизмом или наркоманией, что потребует незамедлительного лишения его родительских прав. Но чтобы не допустить неоправданного отказа органов опеки и попечительства на одностороннее установление отцовства, можно за получением соответствующего разрешения обратиться в суд, который в порядке искового производства рассмотрит заявление предполагаемого отца.

Ради соблюдения интересов будущей матери, не состоящей в браке с отцом ее ребенка, интересов ребенка, которому предстоит еще появиться на свет, СК допускает добровольное установление отцовства во время беременности женщины. Однако только если существуют обстоятельства, дающие основания предполагать, что подача такого заявления в будущем станет невозможной или затруднительной. Такими обстоятельствами могут, например, быть отъезд предполагаемого отца в длительную командировку, экспедицию, или его тяжелая болезнь, когда он хочет при жизни выразить свою волю и т.п. Установление отцовства в этих случаях осуществляется на общих основаниях: путем подачи совместного заявления в органы ЗАГС. Надо полагать, что возможная перемена намерений мужчины, вызванная, допустим, влиянием на него друзей и родственников, не может служить свидетельством невозможности, затруднительности исполнения желания предполагаемого отца, поскольку оно вызвано не объективными, а субъективными причинами. Но в любом случае запись о родителях ребенка производится только после его рождения.

Совместное заявление об установлении отцовства может быть подано при государственной регистрации рождения ребенка, а также после государственной регистрации рождения ребенка (п. 2 ст. 50 Закона об актах гражданского состояния). В совместном заявлении об установлении отцовства должны быть подтверждены признание отцовства лицом, не состоящим в браке с матерью ребенка, и согласие матери на установление отцовства. В данном заявлении должны быть указаны следующие сведения:

- фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, национальность (указывается по желанию заявителя), место жительства лица, признающего себя отцом ребенка;

- фамилия, имя, отчество, пол, дата и место рождения ребенка, а также реквизиты записи акта о его рождении (при установлении отцовства после государственной регистрации рождения ребенка);

- фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, национальность (указывается по желанию заявителя), место жительства матери ребенка;

- реквизиты записи акта о заключении брака (в случае вступления матери ребенка в брак с его отцом после рождения ребенка);

- фамилия, имя, отчество ребенка после установления отцовства;

- реквизиты документов, удостоверяющих личности отца и матери ребенка.

Заявители подписывают совместное заявление об установлении отцовства и указывают дату его составления. В случае если отец или мать ребенка не имеют возможности лично подать заявление об установлении отцовства, их волеизъявление может быть оформлено отдельными заявлениями об установлении отцовства. Но подпись лица, не имеющего возможности присутствовать при подаче такого заявления, должна быть нотариально удостоверена.

4. Установление отцовства может касаться не только несовершеннолетних, но и совершеннолетних лиц, т.е. тех, кому исполнилось 18 лет. В первом случае согласия ребенка на установление отцовства не требуется. Во втором же оно необходимо, поскольку человек к этому времени обладает полной самостоятельностью и способен решить без чьей-либо помощи вопрос об установлении отцовства. Другое дело, если такой совершеннолетний признан недееспособным в установленном законом порядке, что подтверждается решением суда. Тогда от его имени выступает его опекун, а при отсутствии такового - представитель органа опеки и попечительства.

Статья 49. Установление отцовства в судебном порядке Отсутствие брака между родителями ребенка, а также их взаимного согласия на установление отцовства оставляет единственный выход из положения - установление отцовства в суде путем предъявления соответствующего иска. В качестве истца по делам подобного рода выступают:

- один из родителей. Имеется в виду тот, кто записан в свидетельстве о рождении, т.е. мать;

- опекун (попечитель) несовершеннолетнего, т.е. лицо, управомоченное в установленном законом порядке на защиту прав и интересов ребенка;

- лицо, на иждивении которого находится ребенок. Имеется в виду фактическое неформализованное иждивение, которое не облечено в какую бы то ни было форму.

Причем ребенок может находиться на иждивении как родственников (близких или дальних), так и посторонних ему лиц;

- сам ребенок по достижении им 18 лет.

При установлении отцовства в судебном порядке до введения в действие СК суд принимал во внимание следующие требования ст. 48 КоБС: совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

Семейный кодекс значительно смягчил требования, касающиеся установления отцовства в судебном порядке. Теперь суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. В качестве таких доказательств могут служить письма, документы, свидетельские показания.

Так, С. обратилась в суд с иском к Д. об установлении отцовства. Она находилась в фактическом браке с Д. шесть лет. От этого брака у нее родились дети: 5 октября 2000 г. - дочь Диана, 30 сентября 2001 г. - сын Олег. Родители детей жили в доме их матери - истицы по делу. Ответчик получал по месту нахождения семьи свою корреспонденцию, как показали свидетели, стороны вели общее хозяйство, Д.

занимался воспитанием детей, содержал их. Но предъявленный к нему иск об установлении отцовства и взыскании алиментов не признал. Учитывая представленные доказательства, у суда были все основания для удовлетворения заявленного иска.

Иначе обстояло дело по иску X. к Щ. об установлении отцовства в отношении родившейся у нее 28 февраля 1999 г. дочери Екатерины. В обоснование своего иска X.

ссылалась на то обстоятельство, что с ответчиком она встречалась периодически, с перерывами. В близкие отношения с ним вступила в августе - начале сентября 1998 г.

28 февраля родила недоношенного ребенка. Ответчик свое отцовство категорически отрицал, поскольку в период их встреч она общалась с другими мужчинами. Истица не отрицала, что вместе с Щ. они вместе никогда не проживали, общего хозяйства не вели.

Допрошенные по ее инициативе свидетели - ее подруги ничего нового сказать не могли, ни одного факта, с достоверностью подтверждающего, что девочка родилась от ответчика, не привели. Из заключения судебно-биологической экспертизы, не исключающей отцовство Щ., также не следовало, что он отец ребенка. От проведения генетической экспертизы стороны отказались. Поэтому у суда имелись все основания для отказа в иске.

Безусловно, к числу доказательств по делу об установлении отцовства относится и заключение экспертизы, проводимой как по назначению суда, так и просьбе сторон (ч. 1, 2 ст. 79 ГПК). Особое место при установлении отцовства принадлежит генной дактилоскопии, обладающей предельно высокой степенью достоверности. Тем не менее и она относится всего лишь к доказательствам по делу. Такая экспертиза проводится не во всех городах Российской Федерации. Для ее проведения требуется участие матери, ребенка и отца. К тому же она относится к платным услугам. При уклонении стороны от участия в экспертизе (в данном случае генной дактилоскопии), непредоставлении экспертам необходимых материалов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК).

Таким образом, при установлении отцовства в судебном порядке суд не связан с условиями удовлетворения иска, сформулированным в п. 2 ст. 48 СК. Однако Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25.10.1996 N 9 дал следующее разъяснение:

суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства (ст. 49 СК или ст. 48 КоБС), должен исходить из даты рождения ребенка. При этом делается ссылка на п. 1 ст. 169 СК, где указано, что нормы СК применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Отсюда делается вывод, что по делам об установлении отцовства, оспаривании отцовства (материнства) суду при разрешении заявленных требований следует исходить из времени возникновения правоотношений сторон и правил введения СК в действие. Таким образом, ст. 49 СК не распространяется на детей, родившихся до марта 1996 г., т.е. даты введения СК в действие. Одновременно в данном постановлении обращается внимание на то обстоятельство, что требования ч. 2 ст. КоБС существенно отличаются (в сторону ужесточения. - Примеч. автора). Тем самым Пленум Верховного Суда РФ вышел за пределы своей компетенции, не принял во внимание, что речь идет о длящихся отношениях, которые в любой момент могут стать правоотношениями. И наконец, такое разъяснение не в интересах значительной массы детского населения, чьи родители в браке не состоят. Кроме того, оно противоречит современной государственной политике, направленной на усиление прав матери и ребенка.

После установления отцовства осуществляется его государственная регистрация в органах ЗАГС по месту жительства отца или матери ребенка, не состоящих между собой в браке на момент рождения ребенка, либо по месту государственной регистрации рождения ребенка, а в случаях, если отцовство установлено решением суда, - органом ЗАГС по месту вынесения судебного решения.

Государственная регистрация установления отцовства, в частности, на основании решения суда, производится по заявлению матери или отца ребенка, опекуна (попечителя) ребенка, лица, на иждивении которого находится ребенок, либо самого ребенка, достигшего совершеннолетия (п. 1 ст. 54 Закона об актах гражданского состояния). Это заявление может быть сделано устно или в письменной форме.

Одновременно с заявлением о государственной регистрации установления отцовства представляется решение суда об установлении отцовства. Мать, отец, опекун (попечитель) ребенка, лица, на иждивении которых он находится, или сам ребенок, достигший совершеннолетия, могут в письменной форме уполномочить других лиц сделать заявление о государственной регистрации установления отцовства. Сведения об отце ребенка вносятся в запись акта об установлении отцовства в соответствии с данными, указанными в решении суда об установлении отцовства. В соответствии с п. ст. 57 Закона об актах гражданского состояния на основании записи акта об установлении отцовства в запись акта о рождении ребенка вносятся сведения об его отце. Причем орган ЗАГС обязан сообщить о внесении исправлений и изменений в запись акта о рождении в связи с установлением отцовства органу социальной защиты населения по месту жительства ребенка в трехдневный срок со дня государственной регистрации установления отцовства.

Внесение сведений об отце, а также изменение фамилии, имени, отчества ребенка осуществляется в порядке, предусмотренном Законом об актах гражданского состояния для внесения исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния.

Статья 50. Установление судом факта признания отцовства Распространенность так называемых гражданских браков чревата отсутствием возможности защитить интересы ребенка, рожденного в таком браке. Особенно, когда речь идет о его материальной поддержке путем выплаты алиментов. Но далеко не всегда родители ребенка намеренно не хотят сочетаться браком, почему-либо откладывая это событие, что не мешает им жить одной семьей, воспитывать своих детей, не подвергая сомнению отцовство. Однако их планы относительно оформления своих супружеских, родительских отношений могут не состояться в случае смерти отца.

Тогда матери ребенка предоставляется возможность просить суд об установлении факта признания отцовства. Причем акцент здесь делается на факте признания умершим при жизни своего отцовства. Комментируемая статья содержит оговорки, что такое признание может касаться лишь уже появившегося на свет ребенка. На наш взгляд, правовое значение имеет и факт признания своим ребенка до его рождения в период беременности женщин. Такой факт устанавливается судом в порядке особого производства в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 264 ГПК. В ином порядке заявитель не может получить свидетельство о рождении ребенка, где бы отцом значился умерший. Суд удовлетворяет просьбу заявителя при наличии доказательств, подтверждающих факт признания мужчиной при его жизни того обстоятельства, что он является отцом ребенка. В качестве доказательств по делу могут фигурировать сведения о подлежащем установлению факте. Источником этих сведений могут быть показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства и т.п. При этом в п. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9 обращается внимание на необходимость получения всесторонне проверенных данных при условии отсутствия спора о праве. Если такой спор возникает (например, по поводу наследственного имущества), заявление оставляется судьей без рассмотрения и заинтересованным лицам разъясняется их право на предъявление иска на общих основаниях (ч. 3 ст. ГПК).

В качестве примера можно привести дело по заявлению Г. об установлении факта признания ее умершим мужем Б. своих дочерей - Анастасии (1996 г.р.) и Алисы (2001 г.р.) Еще будучи несовершеннолетней, она состояла в фактических брачных отношениях с Б., который был старше нее на 16 лет. Когда Г. забеременела, ее старшая сестра, заменившая ей умершую мать, категорически запретила им встречаться, не разрешила жить вместе и вступить в брак. Но вопреки всем запретам они встречались тайно. Б. радовался рождению дочери, навещал ее в родильном доме.

Также тайно приезжали проведывать внучку и родители Б. Когда Г. исполнилось 18 лет, она уехала от сестры и стала жить одной семьей с Б. От совместной жизни у них родился еще сын, который вскоре умер. А потом родилась вторая дочь. Жили они вместе дружно, отец любил своих дочерей, никто из соседей не сомневался, что он их отец, к тому же любящий и заботливый. Из справки сельского Совета следовало, что Г.

и Б. с 1993 по 2001 г. жили одной семьей до дня его смерти. Когда родители детей жили вместе, хотели узаконить свои отношения, но считали, что для них это не так уж важно.

Никаких наследственных споров после смерти Б. не возникало. Такова достаточно типичная жизненная ситуация, потребовавшая применения ст. 50 СК.

Положительное решение суда по заявлению об установлении факта признания отцовства, как факта, имеющего юридическое значение, позволяет внести все необходимые изменения в свидетельство о рождении ребенка, чьи родители в браке не состояли, со всеми вытекающими отсюда последствиями (право на пенсию по случаю потери кормильца, на наследование по закону и т.д.).

Статья 51. Запись родителей ребенка в книге записей рождений 1. Отец и мать ребенка, состоящие в браке, записываются родителями этого ребенка в книге записей актов о рождении по заявлению любого из них (см.

комментарий к п. 2 ст. 48 СК).

2. При отсутствии брака между родителями, зарегистрированного в установленном законом порядке, запись о матери ребенка производится по заявлению матери, а запись об отце:

- по совместному заявлению отца и матери ребенка (см. комментарий к п. 3 ст. СК);

- либо по заявлению отца ребенка (см. комментарий к п. 3 ст. 48 СК);

- либо согласно решению суда (см. комментарий к ст. 49 СК).

Если женщина состоит в браке, но считает, что ее супруг не отец ребенка, она не имеет права записать в качестве отца ребенка другого мужчину.

3. В случае, если родители ребенка не состоят в браке и нет совместного заявления родителей об установлении отцовства или отсутствует решение суда об установлении отцовства, фамилия отца записывается по фамилии матери. Тем самым свидетельство о рождении несовершеннолетнего не имеет пресловутого прочерка в графе отец. Очевидно, СК подразумевает при этом обязанность матери дать ребенку свою фамилию. Тем не менее некоторые матери считают, что речь идет об их праве, не учитывая, однако, что это не в интересах несовершеннолетнего иметь в графе отец прочерк в виде буквы "Z". Имя, как и отчество ребенка, рожденного вне брака, дается по указанию матери. Никакие совпадения на этот счет не порождают правовой связи между ребенком и мужчиной, имеющим аналогичные анкетные данные.

4. Существует мнение, что с помощью искусственного оплодотворения можно решить в современной России демографическую проблему. Тем более что из 42 млн российских семей 47% бездетны, из них 15% супружеских пар по состоянию здоровья*(55). Вместе с тем факт появления на свет детей, рожденных в результате искусственного оплодотворения, относится к числу очевидных. Именно поэтому возникла необходимость в правовой регламентации родительско-детских отношений, связанных с нетрадиционным способом рождения ребенка. Тем более что ст. 35 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан гласит: "Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона". Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан в ст. 35 содержат ряд положений, имеющих непосредственное отношение к п. 4 ст. 51 СК. Так, искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия супругов (одинокой женщины). Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну.

Женщина имеет право на информацию о процедуре искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, о медицинских и правовых аспектах ее последствий, о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора, предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство. Незаконное проведение искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона влечет за собой уголовную ответственность. В целях упорядочения применения и внедрения новых вспомогательных репродуктивных технологий в деятельности медицинских учреждений приказом Минздрава России от 26.02.2003 N 67 утверждена Инструкция по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий*(56) (ВТР), где дается перечень основных методов и программ ВТР, их особенностей и способов применения. Однако ученые Института акушерства и гинекологии РАМН и кафедры генетики и селекции Санкт-Петербургского государственного университета предупреждают, что современная технология не позволяет удалить из массы используемых сперматозоидов экземпляры с хромосомными нарушениями*(57). Тем не менее искусственное оплодотворение приобретает широкий размах, что требует правовой регламентации имеющего места явления. Но воспользоваться этим методом могут лишь лица, состоящие в браке, зарегистрированном в установленном законом порядке. Состоящие в фактических брачных отношениях лица (как женщины, так и мужчины) воспользоваться п. комментируемой статьи не вправе. Согласие супругов на применение метода искусственного оплодотворения должно быть выражено в письменной форме и заверено. В свидетельстве о рождении ребенка, рожденного в результате применения метода искусственного оплодотворения, указанные лица записываются родителями. А сведения об искусственном оплодотворении, о личности донора являются врачебной тайной. Ссылка на применение метода искусственного оплодотворения не является основанием для оспаривания отцовства (см. комментарий п. 3 ст. 52 СК).

Особое место среди методов искусственного оплодотворения занимает имплантация эмбриона другой женщине в целях его вынашивания для супругов, желающих стать родителями (суррогатное материнство). Показаниями к суррогатному материнству обычно являются медицинские основания. Если при обслуживании супругов в клинике репродукции обнаруживается, что женщина способна родить ребенка сама, ей не позволят прибегнуть к суррогатному материнству. Однако, по словам эксперта Европейского общества эмбриологии и репродукции человека К. Свитнева, в России коммерческое суррогатное материнство считается законным. По его мнению, договор о вынашивании ребенка относится к числу обычных договоров о возмездном оказании услуг. Заключившие такой договор суррогатные мамы получают в среднем за свою услугу 400 тыс. руб. Но в некоторых государствах суррогатное материнство вовсе запрещено (Германия, Италия, Франция). Там же, где оно допускается, суррогатным матерям запрещается извлекать из этого какую-либо выгоду.

Например, в Великобритании компенсация женщине не может превышать 10 тыс.

фунтов стерлингов: эта сумма может покрывать потери в заработке, оплату няни для собственных детей, транспортные расходы. За расходами суррогатных матерей установлен жесткий контроль*(58).

К особенностям суррогатного материнства относится то обстоятельство, что без согласия матери лица, желающие получить вынашиваемого ею ребенка, не могут быть записаны родителями в свидетельстве о его рождении. Поэтому не исключен вариант отказа суррогатной матери от принятых на себя обязательств. В таких случаях действует правило: отказ от имевшей место договоренности не допускается, если рождение ребенка уже зарегистрировано в органах ЗАГС и лица, давшие согласие на вынашивание ребенка суррогатной матерью, уже записаны в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего родителями. Поэтому при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка (п. 5 ст. 16 Закона об актах гражданского состояния). Суррогатная мать также не вправе после совершения записи о родителях требовать возврата ей ребенка по любой причине, например из за наступления у нее бесплодия, осознания своего материнства, появившихся чувств к ребенку. Если биологическая мать удерживает ребенка, то к ней может быть предъявлен иск о защите родительских прав, тем более что она не возвращает ребенка без законных к тому оснований (см.

комментарий п. 1 ст. 68 СК). Отказ родителям в иске может стать основанием для расторжения договора о вынашивании ребенка.

Статья 52. Оспаривание отцовства (материнства) 1. В комментируемой статье, по сути дела, речь идет не об оспаривании отцовства (материнства) как такового, а об оспаривании записи в качестве отца (матери) ребенка в книге актов гражданского состояния и соответственно в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего. Основания для такого оспаривания могут быть самыми различными: бесспорное бесплодие мужчины (женщины), отсутствие мужа в период зачатия ребенка и т.п. Никаких сроков для оспаривания этой записи не существует. Но если ребенок родился до 1 марта 1996 г., суду необходимо учитывать, что в силу ч. 5 ст. 49 КоБС такая запись могла быть оспорена в течение года с того времени, когда лицу, записанному в качестве отца или матери ребенка, стало или должно было стать известным о произведенной записи (абз. 2 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9). Даже если по поводу достоверности записи об отце (матери) ребенка в названных документах между лицами, записанными в качестве родителей, и настоящим родителем спора нет, все равно никакие перемены в свидетельстве о рождении ребенка в административном порядке произойти не могут, поскольку такая запись порождает серьезные правовые последствия. Поэтому оспаривание состоявшейся записи происходит в судебном порядке. Но даже если по делу нет спора, все равно дела об оспаривании отцовства (материнства) мировому судье не подсудны (п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК).

Районный суд, рассматривающий заявление об оспаривании отцовства (материнства), руководствуется ст. 308 ГПК, в которой говорится, что в заявлении должно быть указано, в чем заключается неправильность записи в акте гражданского состояния. А в соответствии со ст. 309 ГПК решение суда, которым установлена неправильность записи в акте гражданского состояния, служит основанием для исправления или изменения такой записи органом ЗАГС.

В качестве заявителя по таким делам могут выступать:

- лица, записанные в качестве отца или матери ребенка;

- фактический отец либо фактическая мать ребенка;

- достигший совершеннолетия ребенок;

- опекун (попечитель) несовершеннолетнего;

- опекун родителя, признанного судом недееспособным.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в абз. 4 п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9, при рассмотрении заявления, оспаривающего отцовство (материнство), суду следует учитывать правило ст. 57 СК о праве ребенка выражать свое мнение (см. комментарий к ст. 57 СК). Однако, во-первых, в данной статье есть оговорка: обязателен учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет;

во-вторых, речь идет всего лишь об учете мнения, а не его правовой силе;

в-третьих, допустимо исключение из этого правила в случаях, противоречащих интересам несовершеннолетнего. При решении вопроса о достоверности записи об отцовстве (материнства), как правило, сложно определить, в чем же заключаются интересы ребенка. Тем более что он согласно п. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка имеет право, насколько это возможно, знать своих родителей.

2. Еще одним препятствием для удовлетворения судом заявления, оспаривающего отцовство (материнство), служит ссылка заявителя на то, что ему в момент записи было известно, что он фактически не является отцом ребенка. Однако это правило имеет исключение, сформулированное в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 9 следующим образом: не исключается право заявителя оспаривать произведенную запись "по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз (добавим, шантажа.


- Примеч. автора), насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими"). Но понятие "нарушение волеизъявления" не следует понимать слишком широко. Речь может идти о состоянии, позволяющем признать заявителя недееспособным. Однако судить об этом трудно, поскольку п. 5 ст. 50 Закона об актах гражданского состояния допускает заочную подачу совместного заявления об установлении отцовства. Тогда состояние лица, изложившего свою просьбу об оспаривании отцовства (материнства), определяется с использованием доказательств по делу. Не исключаются также случаи введения заявителя в заблуждение (обмана), когда заявитель проникается уверенностью, что именно он отец ребенка. При очевидности обмана, подтвержденного доказательствами по делу, сохраняется, на наш взгляд, право оспорить произведенную запись об отцовстве (материнстве).

3. Родительские права и обязанности, возникшие в результате применения метода искусственного оплодотворения (см. комментарий к п. 4 ст. 51 СК), полностью приравниваются к правам и обязанностям биологических родителей. Никаких отступлений на этот счет нет. Каждому из таких супругов принадлежит равное право (и обязанность) в отношении ребенка, рожденного с использованием метода искусственного оплодотворения, они оба и каждый в отдельности обладают правом защищать своего ребенка, и обязаны это делать. Осуществление ими родительских прав и обязанностей происходит по правилам, предусмотренным ст. 65 СК (см.

комментарий к указанной статье). И отцу, и матери, записанным в качестве таковых в свидетельстве о рождении ребенка, принадлежит право на общение с ребенком, если он имеет другое место жительства;

свое родительское право каждый из них вправе защищать в соответствии со ст. 68 СК (см. комментарий к указанной статье). Любой из названных родителей может быть лишен родительских прав или ограничен в родительских правах со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Вот почему супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, или ставший родителем с помощью суррогатной матери, не вправе при оспаривании отцовства (надо полагать, и материнства) ссылаться на эти обстоятельства. Но если формальная сторона искусственного оплодотворения, имплантации выполнена с нарушением закона - п. 4 ст. 51 СК, думается, возникает ситуация, требующая аннулирования произведенной записи о родителях. А ребенок в таких случаях передается на попечение органов опеки и попечительства. Когда же нарушаются требования, касающиеся договора о вынашивании, то он может быть признан недействительным, после чего ребенок остается у биологической матери, а в случае ее отказа от ребенка он попадает в категорию лишившихся родительского попечения и подлежит устройству органами опеки и попечительства.

Статья 53. Права и обязанности детей, родившихся от лиц, не состоящих в браке между собой Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18.12.1917 "О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния" провозгласил: "...дети внебрачные уравниваются с брачными относительно прав и обязанностей как родителей к детям, так и детей к родителям". В дальнейшем это положение нашло свое отражение в Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве от 16.09.1918, в ст. 133 которого говорилось: "...никакого различия между родством внебрачным и брачным не устанавливается". Причем такое правило распространялось и на внебрачных детей, родившихся до 20 декабря 1917 г. В дальнейшем положение о равноправии таких детей как бы растворилось в идее общественного воспитания всех детей. Определенным водоразделом между ними стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944, предоставивший ряд льгот для женщин-матерей, не состоящих в браке. Но постепенно отношение к семье и детям становилось иным, поскольку все более очевидной становилась истина, что ребенок, будучи членом общества, нуждается в особой поддержке. Это и было отражено в Конвенции о правах ребенка, к которой Россия присоединилась в 1990 г. В Конвенции речь идет о правах каждого ребенка без всяких исключений. Однако в комментируемой статье обращается внимание лишь на равенство детей при установлении отцовства. Они имеют такие же права и обязанности по отношению к родителям и их родственникам, какие имеют дети, родившиеся от лиц, состоящих в браке между собой. При отсутствии брака родителей, если отцовство не установлено, ребенок имеет все права как член общества, но не имеет права на получение алиментов от биологического отца, не может быть его наследником, получать различного рода пособия, пенсию за умершего кормильца, которым был его биологический отец. Таким образом, наше государство берет под свою защиту с помощью норм семейного, наследственного, пенсионного права не всех несовершеннолетних. Лица, не записанные в свидетельстве о рождении ребенка в качестве родителей, не могут быть лишены родительских прав, к ним неприменима ст. 73 СК, предусматривающая ограничение родительских прав.

Несколько иначе обстоит дело в некоторых других государствах. Например, согласно ч. 1 ст. 342 Французского гражданского кодекса "любой внебрачный ребенок, происхождение которого от отца не установлен в законном порядке, вправе требовать предоставления денежных средств на содержание от лица, имевшего отношения с его матерью в установленный законом период зачатия"*(59). Кроме того, "иск может быть предъявлен в течение всего периода несовершеннолетия ребенка;

ребенок также вправе предъявить его в течение двух лет после наступления совершеннолетия, если оно не наступило в период несовершеннолетия".*(60) Глава 11. Права несовершеннолетних детей Статья 54. Право ребенка жить и воспитываться в семье 1. Конвенция о правах ребенка в ст. 1 провозгласила, что "ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее". К таким законам относится ГК, в п. 2 ст. 21 которого предусматривается приобретение полной дееспособности при вступлении лица в брак до достижения совершеннолетия, а в ст. - эмансипация несовершеннолетнего, достигшего 16 лет.

Терминология Конвенции о правах ребенка была перенесена в СК, тогда как ГК, УК и другие кодексы сохранили термин "несовершеннолетний". Но понятия "ребенок" и "несовершеннолетний" полностью совпадают.

2. Провозглашение права ребенка жить и воспитываться в семье означает, что культивируемая десятилетиями идея общественного воспитания, передачи всех детей в детские учреждения, со временем потерпела полный крах. Семья, жизнь ребенка в семье незаменимы. Столь очевидная, проверенная веками истина находит свое отражение и в СК. Так, согласно ч. 3 п. 2 комментируемой статьи при отсутствии родителей, лишении их родительских прав и в других случаях утраты родительского попечения право ребенка на воспитание в семье (взамен потерянной) обеспечивается органами опеки и попечительства, действующими в соответствии с п. 1 ст. 123 СК, который обязывает устраивать осиротевших детей прежде всего в семью (см.

комментарий п. 1 ст. 123 СК). А в случае лишения родительских прав обоих родителей или одного из них, когда другому передать ребенка нельзя, его передают на попечение органа опеки и попечительства, устраивающего такого ребенка в соответствии с требованиями п. 1 ст. 123 СК. Между тем значительное количество детей, лишившихся родительского попечения, по-прежнему попадают на полное государственное попечение (в дома ребенка, в детские дома и школы-интернаты для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детские дома семейного типа), а не в семью, заменяющую кровную. Не случайно поэтому при обсуждении Комитетом ООН по правам ребенка третьего периодического доклада "О положении детей в Российской Федерации" (Женева, ноябрь 2005 г.) еще раз обращалось внимание на распространенность в России устройства осиротевших детей не в семьи, а в детские учреждения на полное государственное попечение. Вот почему в наше время в России намечаются мероприятия по ликвидации детских домов и более широкой передаче несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения в семью, заменяющую кровную.

К числу прав ребенка, выделенных СК, относится право знать своих родителей.

Такое право предусмотрено п. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка, с оговоркой "насколько это возможно". Очевидно, речь идет об объективной невозможности (неизвестно, где находятся, нет абсолютно никаких сведений о матери и отце и т.п.).

Судя по тексту Конвенции такое право принадлежит и несовершеннолетним детям, чьи родители не состояли в браке, зарегистрированном в установленном законом порядке.

Некоторым диссонансом выглядит в этом плане ст. 139 СК, посвященная тайне усыновления. Практика показывает, что некоторые усыновленные (подростки, ставшие взрослыми) ищут своих кровных родителей, в чем им следует помогать, ориентируясь на п. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка, п. 2 комментируемой статьи. Что же касается случаев рождения ребенка с применением методов искусственного оплодотворения путем имплантации эмбриона или с помощью суррогатной матери, вынашивающей ребенка по договору, то, на наш взгляд, знакомить ребенка с действительным положением вещей нет необходимости.

Право несовершеннолетнего на заботу со стороны родителей скорее относится к моральным заповедям, возведенным в закон. Право на совместное проживание ребенка с родителями обеспечивается нормами административного, жилищного права.

Исключение составляют случаи, когда общение с родителями (одним из них) представляет опасность для ребенка (см. комментарий к ст. 69, 73, 77 СК). Другими словами, преградой для совместного проживания несовершеннолетних детей с родителями могут стать только случаи, предусмотренные законом.

Праву ребенка на воспитание своими родителями корреспондируют права и обязанности родителей по воспитанию своих детей (см. комментарий к п. 1 ст. 63 СК).


Право ребенка на обеспечение его интересов относится не только к родителям, которые вправе и обязаны их защищать (см. комментарий ст. 64 СК). Сам по себе принцип всестороннего обеспечения интересов ребенка носит сквозной характер. Все регулируемые СК проблемы всегда надлежит решать с позиции заслуживающих внимания интересов несовершеннолетнего. Что же касается его права на всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства, то оно, скорее всего, относится к постулатам педагогического, нравственного свойства, что учитывается при разрешении конкретных споров, связанных с совместным воспитанием детей, не достигших совершеннолетия.

Отсутствие семьи, сиротство как социальное, так и реальное порождает соответствующие права и обязанности органов опеки и попечительства (см.

комментарии к ст. 121-123 СК).

Кроме прав, перечисленных в комментируемой статье, ребенок имеет права, которые выделяются как самостоятельные. Имеются в виду права: на общение с родителями и другими родственниками;

выражение своего мнения;

на имя, отчество и фамилию;

имущественные права (см. комментарии к соответствующим статьям СК).

Говоря о правах ребенка, следует отметить, что гл. 11 СК называется "Права несовершеннолетних детей". Обязанностей, предусмотренных СК, они не имеют, поскольку не достигли совершеннолетия и не могут нести семейно-правовую ответственность за нарушение семейного законодательства. Обязанности несовершеннолетних, скорее, носят моральный характер (помогать родителям по хозяйству, участвовать по мере сил и возможности в жизни семьи и т.п.).

Статья 55. Право ребенка на общение с родителями и другими родственниками 1. Связь ребенка с семьей осуществляется, во-первых, при его постоянном каждодневном контакте с родителями (одним из них), выполняющими свою воспитательную функцию, (см. комментарий п. 1 ст. 63 СК), во-вторых, благодаря периодическому общению с матерью, отцом, если по каким-либо причинам родители и их несовершеннолетние дети не живут вместе, одним домом. Здесь возможны различные варианты причин раздельного проживания взрослых и детей (расторжение брака родителей, уход из семьи отца либо матери и т.п.). Но само по себе расторжение брака родителей, признание их брака недействительным не лишает ребенка права на общение с ними. О существовании такого права приходится говорить лишь тогда, когда имеет место раздельное проживание ребенка с родителями (одним из них). Если они живут вместе, как говорится на одной территории (в одном доме, в одной квартире), говорить о праве ребенка на общение не приходится, так как родители и дети находятся в постоянной близости, и несовершеннолетние испытывают (пусть даже в разной степени) воспитательное воздействие обоих родителей.

Наиболее близкие родственники - бабушка и дедушка. Контакты с ними, особенно, когда они живут одной семьей с несовершеннолетним, - также источник воспитательного воздействия на ребенка, составная часть его семейного воспитания.

Поэтому, когда непосредственная связь с бабушкой и дедушкой по каким-либо причинам прекращается, приходится говорить о праве ребенка на общение с названными лицами. То же самое можно сказать и о праве ребенка на общение с братьями и сестрами, в том числе, надо полагать, и несовершеннолетними, но родными или неполнородными (имеющими общих отца или мать). Двоюродные, троюродные братья и сестры, тети, дяди, а также лица, чью степень родства определить не представляется возможным, относятся к другим родственникам. И если право ребенка на общение с близкими родственниками обеспечивается с участием суда, то, когда речь о других родственниках, существуют лишь административно-правовые гарантии его реализации (см. комментарий ст. 67 СК).

СК подчеркивает, что ребенок имеет право на общение с каждым из родителей в случае раздельного проживания его отца и матери. Это правило служит своеобразным продолжением положения о равенстве прав родителей. Вместе с тем оно обеспечивает контакт ребенка с обоими родителями, даже если они проживают в разных государствах. И для того, чтобы живущий в другом государстве родитель мог приехать вместе с ребенком, например, к его отцу, живущему в другой стране, где он учится, работает, семейно-правовых препятствий не существует. Обычно право на общение ребенка с одним из родителей, проживающим в другом государстве, обеспечивается тем из них, с кем ребенок постоянно находится, либо лицами, управомоченными на защиту прав несовершеннолетнего в установленном законом порядке (опекун (попечитель), приемный родитель). Защищать данное право, на наш взгляд, могут и родственники ребенка.

2. Разрыв постоянной связи ребенка с родителями (одним из них), родственниками может объясняться и так называемой экстремальной ситуацией.

Некоторые из ее видов называются в СК. Сюда входят: задержание, арест, заключение под стражу, нахождение в лечебном учреждении. Данный перечень исчерпывающим не является. Но в законодательных актах иной правовой принадлежности, подзаконных актах чаще всего закреплены правила посещения родителями, родственниками несовершеннолетнего, находящегося в изоляции. Эти правила есть прямое продолжение п. 2 комментируемой статьи.

Статья 56. Право ребенка на защиту 1. Право ребенка на защиту своих прав и законных интересов провозглашается Конвенцией о правах ребенка в разном контексте. В закрепленной этой Конвенцией втором принципе сказано: "Ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена специальная защита". А согласно восьмому принципу ребенок должен при всех обстоятельствах быть среди тех, кто первым получает защиту и помощь. И наконец, ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации (принцип девятый). В Преамбуле Конвенции о правах ребенка также упоминается, что необходимость в такой особой защите ребенка была предусмотрена в Женевской декларации прав ребенка 1924 г. и в Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 г., признана во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Необходимость в надлежащей правовой защите ребенка объясняется в Преамбуле Конвенции о правах ребенка его физической и умственной незрелостью. Что же касается конкретных статей Конвенции, то и здесь имеет место упоминание о защите в разном контексте. Так, п. 2 ст. 2 Конвенции предусматривает обязанность государств-участников Конвенции принимать все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации. А п. 2 ст. 3 Конвенции возлагает на государства, участвующие в ней, обязанность обеспечения ребенку такой защиты и заботы, которые необходимы для его благополучия.

Таким образом, защита прав ребенка является главной целью семейно-правовой деятельности, своего рода компасом, определяющим внутреннее содержание норм семейного права, предусмотренных СК. И это потому, что ребенок - не беззащитное существо, а обладатель права на защиту, которая предоставляется ему государством.

Однако существует еще одно понятие, тесно связанное с защитой прав ребенка.

Речь идет не просто о защите прав ребенка, а о защите его интересов. Об этом говорится во многих международных актах, в том числе в Конвенции о правах ребенка, следующим образом: "Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются ли они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка" (п. 1 ст. 3).

В СК понятие "интересы ребенка" упоминается неоднократно, но оно не расшифровывается. В науке семейного права под интересами ребенка понимается его право на надлежащее воспитание (см. комментарий к п. 2 ст. 54 СК).

Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется его родителями или лицами, их заменяющими (см. комментарий ст. 64 СК).

При отсутствии родительского попечения защиту несовершеннолетних детей осуществляют органы опеки и попечительства (см. комментарий к ст. 121 СК). Эти органы вправе защищать ребенка любого возраста даже тогда, когда в семье еще только назревает опасная для его воспитания обстановка. Не случайно поэтому прокурор относится к непременным участникам рассмотрения судом исков о лишении родительских прав, ограничении родительских прав, восстановлении в родительских правах. Он наделен также правом требовать, в некоторых случаях, признания брака недействительным.

Правом на защиту наделяется ребенок, т.е. лицо, не достигшее совершеннолетия. Если такой гражданин вступает в брак до достижения 18 лет, то согласно п. 2 ст. 21 ГК он приобретает дееспособность со времени вступления в брак в полном объеме. Следовательно, он в состоянии защитить себя сам. То же самое можно сказать о подростках, объявленных полностью дееспособными в результате эмансипации (п. 1 ст. 27 ГК).

2. Когда говорят о защите прав, интересов ребенка, то возникает вопрос, от кого его следует защищать. Очевидно, от всех физических, юридических лиц, посягающих на его права. В их числе и родители, допускающие злоупотребления своим родительским правом, и лица, заменяющие родителей, которые наделены в установленном законом порядке правом на воспитание несовершеннолетнего, но ненадлежащим образом выполняющие права и обязанности по его воспитанию. Надо сказать, что на практике не встречаются случаи, когда ребенок сам реализует предоставленное ему право. Ему для этого требуется управомоченный на то представитель, которым, как правило, выступает (должен выступать) родитель. Даже тогда, когда ребенок страдает от родителей или заменяющих их лиц, по достижении им 14-летнего возраста, он не предъявляет иска о лишении, ограничении родительских прав, отмене усыновления, так как положение несовершеннолетних старше 14 лет в делах подобного рода, обладающих гражданско-процессуальной дееспособностью, в ГПК не определено. На практике выходом из положения стало признание подростка эмансипированным, что позволяет ему, как правило, освободиться от родительской зависимости.

3. Чтобы защитить право ребенка, необходимо убедиться, что оно нарушено.

Источники сведений о нарушении прав несовершеннолетнего отличаются большим разнообразием (см. комментарии к ст. 121, 122 СК). К выявлению детей, оказавшихся в бедственном положении, призывает и п. 3 комментируемой статьи путем провозглашения лозунга - "Не проходите мимо". Он касается всех: и должностных лиц организаций;

и иных граждан, которым станет известно о ребенке, находящемся в опасности. Это могут быть прохожие, соседи, медицинские работники, работники торговли, служащие офисов и пр. Словом, все, кто увидит ребенка, которому следует протянуть руку помощи, обязаны это сделать, в том числе вызвать скорую помощь, отвести его в отделение милиции, приют, центр временной изоляции. Но в любом случае об этом должно быть известно органам опеки и попечительства, в чью непосредственную обязанность входит принятие необходимых мер по защите прав и законных интересов ребенка (см. комментарии к ст. 121-123 СК). Причем информация о нуждающемся в помощи ребенке поступает по месту фактического нахождения ребенка безотносительно к его гражданству, отсутствию регистрации или наличию регистрации в другой местности.

Статья 57. Право ребенка выражать свое мнение Возможность свободно выразить свое мнение, предусмотренная п. 1 ст. Конвенции о правах ребенка, распространяется и на сферу его обитания, будь то семья или детское, любое другое воспитательное учреждение. Причем речь идет именно о праве ребенка выражать свое мнение, и не вообще по всякому поводу и без повода, а при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. К праву ребенка выражать свое мнение можно отнести, например, право на выражение своего мнения по вопросу о выезде из Российской Федерации. Правила подачи заявления о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации утверждены постановлением Правительства РФ от 12.05. N 273*(61). Конечно, ребенок не может критически оценить методы семейного воспитания, но с учетом его мнения родители выбирают для него образовательное учреждение или форму обучения для получения основного общего образования (см.

комментарий к п. 2 ст. 63 СК).Что же касается сугубо правовых вопросов, то те из них, которые связаны с семейным воспитанием, в соответствии с п. 2 ст. 65 СК решаются с учетом мнения несовершеннолетних детей (см. комментарий к п. 2 ст. 65 СК). Мнение ребенка учитывается и при решении вопроса о его общении с близкими родственниками (см. комментарий к п. 3 ст. 67 СК). С учетом мнения несовершеннолетнего суд может отказать в удовлетворении иска о защите родительских прав (см. комментарий к п. ст. 68 СК), восстановлении в родительских правах (см. комментарий к п. 4 ст. 72 СК).

Суд вправе также отказать в иске о возвращении отобранного по суду ребенка родителям (одному из них) с учетом мнения несовершеннолетнего.

Особое место при судебном разрешении споров, связанных с семейным воспитанием детей, занимает выяснение их мнения в судебном процессе. На этот счет в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 дается следующее разъяснение: "Если при разрешении спора, связанного с воспитанием детей, суд придет к выводу о необходимости опроса в судебном заседании несовершеннолетнего в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу (ст. 57 СК РФ), то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде. Опрос следует производить с учетом возраста и развития ребенка в присутствии педагога, в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц. При опросе ребенка суду необходимо выяснить, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли он свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает, и тому подобные обстоятельства". На наш взгляд, выяснение перечисленных вопросов ни в коем случае не должно иметь места в суде. Присутствие педагога в процессе само по себе не способно избавить ребенка от стресса, к которому вольно или невольно его подготовили спорящие родители. Что же касается осознания ребенком своих собственных интересов, то это вопрос проблематичный, поскольку несовершеннолетний даже осознанного возраста в лучшем случае видит чаще всего свои утилитарные, меркантильные интересы. Поэтому объективно определить его мнение в состоянии либо педагог, воспитатель учебного заведения, либо детский психолог или непосредственно инспектор по охране прав детей органов опеки и попечительства.

Если говорить о выяснении мнения ребенка во время административного разбирательства, то речь может идти о позиции несовершеннолетнего на заседании комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки и попечительства и т.д. Явка на эти заседания ребенка, достигшего хотя бы относительной зрелости, как правило, вреда ему не приносит.

В перечисленных случаях СК предписывает обязательно учитывать мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет. Правда с оговоркой - за исключением случаев, когда это противоречит его (несовершеннолетнего) интересам. Например, когда он пребывает в состоянии нервного стресса, который нередко сопровождает ребенка во время разрешения судом спора о его воспитании.

Обязательность учета мнения ребенка, касающаяся судебного спора о его воспитании, носит относительный характер, поскольку речь идет всего-навсего об учете мнения. А учитывать - значит не только принимать во внимание, но и брать на заметку, не пройти мимо взгляда несовершеннолетнего при решении касающегося его вопроса.

Другое дело случаи, когда органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет. К таким случаям относятся:

- изменение имени и (или) фамилии ребенка (см. комментарий к п. 4 ст. 59 СК);

- восстановление родительских прав (см. комментарий к ч. 2 п. 4 ст. 72 СК);

- усыновление (см. комментарий к п. 1 ст. 132 СК);

- изменение фамилии, имени и отчества усыновленного ребенка (см.

комментарий к п. 4 ст. 134 СК);

- запись усыновителей в качестве родителей усыновленного (см. комментарий к п. 2 ст. 136 СК);

- сохранение за ребенком, в отношении которого отменено усыновление, присвоенных ему в связи с его усыновлением имени, отчества, фамилии (см.

комментарий к ч. 2 п. 3 ст. 143 СК);

- передача в приемную семью.

Согласие несовершеннолетнего по указанным вопросам желательно оформлять в письменном виде. Нарушение перечисленных требований СК является основанием для отмены судебного решения.

Статья 58. Право ребенка на имя, отчество и фамилию 1. До принятия Конвенции о правах ребенка считалось, что право дать ребенку имя, отчество, фамилию принадлежит родителям, а при отсутствии брака между ними матери. Следуя тексту п. 1 ст. 7 этой Конвенции, где говорится, что ребенок с момента рождения имеет право на имя, СК в свою очередь провозглашает его право на имя, отчество, фамилию. Но поскольку новорожденный сам выразить свое желание на этот счет не в состоянии, органы ЗАГС учитывают мнение законных представителей несовершеннолетнего. Они могут избрать любое понравившееся им имя. Каким бы несуразным, непонятным оно ни было, органы ЗАГС не вправе отказать в удовлетворении их просьбы. Они могут лишь дать свои советы, обратив внимание на неблагозвучность избранного родителями имени, отсутствие его сочетания с отчеством и т.п. В любом случае избранное родителями имя не должно в будущем причинять ребенку моральные страдания. Если родители, состоящие в браке, носят разные фамилии, то необходима явка обоих в органы ЗАГС для регистрации рождения ребенка.

2. Отличительным признаком любого гражданина, в том числе несовершеннолетнего, является не только его имя, но и отчество. Оно присваивается при наличии брака родителей по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае. Когда женщина-мать не состоит в браке с отцом своего ребенка, его отчество записывается в книге записей актов о рождении и в свидетельстве о рождении по указанию матери (см. комментарий к п. 3 ст. 51 СК). Изменение отчества ребенка возможно при изменении имени отца, при усыновлении, установлении отцовства как в судебном, так и добровольном порядке.

Надо полагать, что решение суда, установившее факт признания отцовства, служит основанием для изменения отчества ребенка, фигурирующего в книге записей актов гражданского состояния и в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего.

3. Если между родителями-супругами, носящими разные фамилии, нет разногласий по поводу будущей фамилии их ребенка, ему присваивается фамилия либо отца, либо матери. Но законами субъектов РФ может предусматриваться в таких случаях порядок присвоения фамилии новорожденному.

4. Возникшие между родителями-супругами разногласия по поводу имени и (или) фамилии ребенка разрешаются не судом, а органами опеки и попечительства, чьи письменные указания служат основанием для записи необходимых анкетных данных в книге записей актов о рождении и в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего.

При этом органы опеки и попечительства исходят из интересов несовершеннолетнего, останавливая свой выбор, например, на наиболее благозвучной фамилии или той, что носит большинство членов данной семьи либо перешедшей от имеющих всеобщее признание предков и т.д.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.