авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ИНСТИТУТ ИЗУЧЕНИЯ ИЗРАИЛЯ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК МУСУЛЬМАНЕ НА ЗАПАДЕ Москва 2002 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Исламской религиозной ассоциации (Association cultuelle islam ique), которая открыла в Бельвилле (пригороде Парижа) свою мечеть – первую, вступившую в «конкуренцию» с Парижской мечетью. Однако вскоре, отделившись от этой ассоциации, «таблиговцы» перебрались в другой пригород Парижа – Кли ши, где в 1972 г. они зарегистрировали другое общество – Му сульманскую ассоциацию «Вера и Практика». В 1973 г. послед няя открыла собственную мечеть уже в Париже (на улице Жан Пьера Тэмбо);

за ней последовало открытие новых мечетей в парижских предместьях и провинциальных промышленных центрах Франции, в том числе Лионе, Марселе и Руане.

Впрочем, в начале 70-х годов исламское ассоциативное движение во Франции делало только первые шаги. Ислам еще не стал заметным элементом национального «религиозного пейзажа», а проживающие в стране мусульмане в большинстве своем не проявляли стремления к религиозному самоутвер ждению. У «экономических» мигрантов это во многом объясня лось сознанием временности своего пребывания во Франции, возможностью вернуться на родину. Что касается «французов мусульман», имевших иной социальный статус, то многие из них сознательно отказывались от мусульманской самоиденти фикации, видя в этом залог успешной интеграции во француз ское общество. По словам Андре Вормсера, председателя Национального комитета французских мусульман (созданного в 1964 г. ведомства по делам «харки»), он был поражен тем, что в рацион его подопечных почти всегда входили свинина и вино. В первые годы после переселения «харки» часто давали своим детям христианские имена. Впрочем, эта практика от части была результатом давления со стороны социальных ра ботников и начальства лагерей и поселений.

«Исламскому» самоутверждению мусульман Франции не способствовали и идеологические факторы: «политический ис лам» еще не вступил в стадию подъема, и в странах Востока социальный протест находил выражение в марксизме и свет ском национализме.

Экономический кризис, поразивший Францию в 1973 г., привел к резкому спаду производства, что вынудило прави тельство в 1974 г. принять решение «временно» приостановить ввоз иностранной рабочей силы. Оно было направлено прежде всего на прекращение миграции из стран Магриба, оставав шихся главными поставщиками иностранных рабочих.

Это решение повлекло за собой целый ряд последствий, имевших огромное значение для судеб ислама во Франции.

Главным из этих последствий стало решение уже находивших ся в стране мигрантов навсегда остаться во Франции из опасе ния потерять возможность когда-либо вернуться сюда на зара ботки. Это решение, в свою очередь, породило проблему вос соединения иммигрантов со своими семьями. Отказ француз ского правительства предоставить им такую возможность вы звал протест со стороны влиятельных в стране организаций, выступающих в поддержку мигрантов. Этот протест сыграл не последнюю роль в изменении позиции правительства, и в 1976 г. оно приняло ряд мер, обеспечивших воссоединение семей мигрантов во Франции.

Таким образом, намерение государства остановить поток экономической иммиграции привело к обратному результату:

численность мигрантов (в том числе мусульман) во Франции возросла примерно в полтора раза. Крупнейшую мусульман скую диаспору по-прежнему составляли алжирцы, но заметно увеличилась и численность других диаспор. Так, только за пе риод с 1975 по 1982 г. число проживавших в стране мароккан цев увеличилось с 250 тыс. до 431 тыс., тунисцев – со 140 тыс.

до 189 тыс., выходцев из стран Черной Африки – с 82 тыс. до 157 тыс. человек.

При этом коренным образом изменился социальный облик мусульманских диаспор: они изменились не только количе ственно, но и качественно. Из индивидуальной и сугубо «муж ской» мусульманская иммиграция стала семейной и в какой-то мере общинной;

резко возросло число детей мусульман, ро дившихся уже во Франции, а также число мигрантов, получив ших французское гражданство (особенно много их было среди марокканцев).

Многие ученые, в частности, Жиль Кепель и Реми Лево, исследовавшие феномен «рождения ислама» во Франции, рас сматривают решение 1974 г. о прекращении ввоза в страну иностранной рабочей силы как поворотный пункт на пути пре вращения ислама в факт социальной, культурной и политиче ской жизни страны. Именно во второй половине 70-х годов, ко гда воссоединение семей мигрантов приняло массовый харак тер, среди мусульманского населения возник своего рода «спрос на ислам». Он стал зеркалом процесса превращения мусульманских диаспор в общины с характерным для них но вым самосознанием, при котором ощущение принадлежности к исламу постепенно становилось для иммигрантов более важ ным, чем осознание «исходной» национальной принадлежно сти, социального положения, статуса и пр.

«Спрос на ислам», который принял многообразные формы, выразился прежде всего в повышении тяги к исламской рели гиозной практике. В 70-е годы она проявилась, в частности, в стихийном оборудовании молельных помещений в общежити ях, на предприятиях (в частности, на автозаводах Рено), а за тем и в пригородных рабочих кварталах. При этом админи страция часто шла навстречу мусульманским активистам, до бивавшимся права на открытие этих импровизированных «ме четей», видя в исламе противовес влиянию на рабочих левой агитации.

Увеличению количества исламских ассоциаций и мечетей во Франции способствовал «нефтедолларовый дождь» второй половины 70-х годов – щедрая финансовая помощь со стороны Саудовской Аравии и контролируемых ею международных ис ламских организаций, прежде всего Лиги исламского мира, ко торая в 1977 г. открыла свое отделение в Париже. Помощь шла и от других мусульманских стран (в частности, от Ливии), а также от мусульманских бизнесменов Ближнего Востока. Она позволила исламским ассоциациям скупать недвижимость для обустройства уже не примитивных молельных помещений, а настоящих городских мечетей, что само по себе делало «при сутствие» ислама во Франции более видимым.

На рубеже 70–80-х годов мусульмане во Франции, как и в других западных странах, попадают под «облучение» ради кального исламизма как в его суннитском варианте («Братья мусульмане» и близкие к ним группы), так и в форме хомей нистского революционаризма. В 1982 г. среди обучавшихся в Париже иранских, иракских и ливанских студентов-шиитов воз никло два соперничающих течения: первое пропагандировало общеисламский характер иранской революции, а второе вос певало ее как сугубо шиитскую. Поскольку шиитов во Франции проживало очень мало, верх одержало первое течение, груп пировавшееся вокруг Иранского культурного центра на улице Жан-Барт. В начале 80-х годов этот центр, превращенный в мечеть, устраивал по четвергам шиитские коллективные моле ния. Обычно после них в переходах ближайшей станции метро на глазах ошеломленных парижан происходили жестокие пота совки между сторонниками и противниками хомейнистского режима.

Естественно, подобные инциденты не способствовали формированию у французов положительного образа ислама и мусульман, тем более что они происходили на специфическом внешнеполитическом фоне: война в Ливане, взятие в заложни ки французских граждан. Все это «работало» на закрепление во французском общественном мнении негативных стереоти пов, связанных с восприятием ислама как «угрозы». Как отме чает французский исследователь Жак Фремо, в этот период «впервые за многие века у французов метрополии появляется ощущение того, что мусульманин – в прошлом объект иссле дований, развития торговли, завоевания, наконец, деколониза ции – может тоже угрожать их безопасности, и это «на нашей земле, среди нас», а не так, как это было до 1962 г. – где-то там, за морями (…) Мусульманские вопросы стали француз скими вопросами уже не в колониальном, как раньше, а во «французском» смысле слова».

20 Антиисламские предрассудки активно эксплуатирова лись крайне правыми группировками, а местным властям, особенно мэрам провинциальных городов, пришлось лави ровать между исламскими ассоциациями, добивавшимися открытия новых мечетей, и своими избирателями, высту павшими против этого.

80-е годы стали также для Франции периодом прогресси рующего «офранцуживания» ислама. О себе как о мусульма нах стали чаще заявлять потомки «харки» и «беры» – родив шиеся во Франции дети магрибинских иммигрантов, для многих из которых «возврат к исламу» был компенсацией за неспо собность интегрироваться во французское общество, реакцией на проявления откровенной ксенофобии.

Кроме того, к этому времени в стране уже насчитывалось по меньшей мере 30 тысяч коренных французов, принявших ислам (в основном благодаря проповедям «Джамаат ат таблиг») или детей таких новообращенных мусульман. В от личие от большинства «харки» и «беров» они по определению являлись практикующими верующими и сочетали привержен ность мусульманской религии с высокой социальной активно стью. В 1984 г. в Париже возникло общество «Жить по исламу на Западе», а в 1985 г. группа новообращенных французов мусульман, «в пику» Парижской мечети заложила основы одно го из крупнейших в стране мусульманских объединений – Национальной федерации мусульман Франции (НФМФ). Глав ным инициатором ее создания и лидером стал Даниэль Юсуф Леклерк – французский интеллектуал, ставший убежденным мусульманином под влиянием проповедей «Джамаат ат таблиг». До своего избрания на пост главы НФМФ, объеди нившей на федеративных началах часть исламских ассоциа ций, он возглавлял ассоциацию «Тайибат» («Благие вещи»), получившую от Лиги исламского мира «монопольное» право на присвоение категории халяль производимым во Франции мяс ным продуктам, предназначенным к употреблению в мусуль манских странах.

В отличие от иммигрантов, не имевших французского гражданства, «французы-мусульмане» имели больше возмож ностей (в частности – путем создания избирательных блоков) заставить считаться с их религиозными требованиями.

Превращение ислама во «вторую религию» Франции озна меновалось не только формированием развитой «исламской инфраструктуры» в виде мечетей, религиозных ассоциаций, исламских мясных лавок и книжных магазинов, мусульманских кладбищ и т. п. Перед Францией остро встал вопрос о статусе ислама в государстве, приверженном традициям секуляризма.

В конце 80-х годов ряд громких «дел» вызвал во французском обществе бурные дебаты вокруг этой проблемы. Среди них – «дело о платке» (инцидент с недопущением к занятиям двух учениц государственной школы, пришедших на уроки в му сульманских платках) и издание аятоллой Хомейни известной фетвы против британского писателя Салмана Рушди, автора нашумевшей книги «Сатанинские стихи».

90-е годы были отмечены дальнейшим укреплением пози ций ислама во Франции и... новыми проявлениями религиозно го экстремизма. В 1994 г. группа молодых французских му сульман – выходцев из Парижского региона совершила напа дение на туристов в Марракеше (Марокко). В 1995 г. серия терактов в Париже вывела полицию на группу молодых жите лей окрестностей Лиона. В марте 1996 г. в городе Рубэ про изошла перестрелка между полицией и группой молодых пра вонарушителей, которые принадлежали к радикальной исла мистской организации, а один из ее участников – новообра щенный мсульманин Лионель Дюмон, воевал в Боснии.

Как отмечает известный французский исламовед и социолог религии Оливье Руа, социологический портрет исполнителей подобных терактов во всех случаях был однотипным. Террори стами были потомки мусульманских иммигрантов во втором по колении, выросшие в «неблагополучных» районах, франкогово рящие, получившие слабое религиозное образование, окончив шие школу, но не сделавшие профессиональной карьеры. Этни ческое происхождение значило для них меньше, чем ощущение собственной социальной маргинальности, и «вернувшись к ис ламу», они не имели опыта религиозной практики и сколько нибудь серьезных познаний в области религии.

Одновременно в эти годы французское государство пред принимало активные попытки (в основном по линии министер ства внутренних дел) наладить диалог с многочисленной му сульманской общиной. Однако эти попытки не имели особого успеха не только в силу этнической, культурной и идеологиче ской разнородности последней, но и в силу отсутствия у нее даже подобия единой структуры. Ни одна из мусульманских организаций страны (в том числе и Национальная федерация мусульман Франции) не имела и до сих пор не имеет возмож ности говорить от имени всей общины, а значит, и служить по средником между ней и государством. Между тем главной за дачей государственной политики Франции в отношении «внут реннего» ислама является его интеграция в общественную и культурную жизнь страны на условиях, не противоречащих устоям республиканского строя.

В октябре 1999 г. министр внутренних дел Франции Жан Пьер Шевенман выступил с очередной инициативой по уста новлению диалога с мусульманскими лидерами и организаци ями, призвав их подписать хартию, санкционирующую «ислам, интегрированный в соответствии с принципами светскости». В январе 2000 г. президент Франции Жак Ширак принял в Ели сейском дворце четырех крупнейших представителей мусуль манской общины страны. Встречи с главой государства удо стоились ректор Парижской мечети Далиль Бубакер, ректор Лионской мечети Рабах Халиф, имам мечети Мант-ля-Жоли Мустафа Сгири и муфтий Марселя Сохейб Беншейх. В ходе беседы глава государства обещал сделать «все возможное, чтобы ислам обрел свой статус среди прочих религий, испове дуемых во Франции».

Мусульманские лидеры назвали инициативу главы госу дарства «историческим событием», подчеркнув, что ислам «превосходно вписался в республиканские традиции» и «стал частью республиканского пейзажа Франции». Не столь одно значной была оценка этого события французскими политиками.

В частности, председатель Республиканского национального движения Бруно Мегрэ заявил, что прием в Елисейском дворце показал, что президент страны «за ислам, против Франции», так как он решил «придать институциональный характер рели гии, не совместимой с принципами Французской Республики, и в частности, с принципом ее светского характера».

Тем не менее через несколько дней после встречи в Ели сейском дворце видные представители мусульманской общины Франции подписали хартию, формально позволяющую исламу «вписаться» во французское законодательство, касающееся религий. Подписи под ней поставили лидеры пяти мусульман ских национальных федераций, имамы пяти крупных мечетей и еще пять «квалифицированных лиц».

Подписание хартии, бесспорно, явилось «знаковым» со бытием в истории ислама во Франции. Очевидно, однако, что речь идет в данном случае скорее о декларации о наме рениях (далеко не отражающей к тому же позиции всех му сульманских объединений страны), чем о реальной «инте грации ислама» в общественную жизнь страны. Официаль ное «признание» ислама во Франции в лучшем случае может помочь в решении ограниченного круга проблем, которые порождены сложными социальными, культурными и полити ческими процессами, происходящими во французской му сульманской общине.

Данные на 1 января 1998 г.

В соответствии с законодательством, лица, родившиеся на территории Франции, получают французское гражданство.

Michel Malherbe. L'Islam, la France et la lacit. Confrence-dbat d'Alerte aux ralits internationales du 6 juin 1995, dans le cycle Religions du monde (получено по каналам интернета).

Jean-Franois Clment. Historicit de l'islam en France. In: Bruno Etienne. L'islam en France. P., CNRS, 1990, с. 97.

Alain Boyer. L'institut musulman de la mosque de Paris. P., CHEAM, 1992.

Gilles Kpel. Les banlieues de l'islam. P., Seuil, 1987, с. 72.

Там же, с. 74–75.

Jean-Franois Clment. Historicit de l'islam en France. In: Bruno Etienne. L'islam en France. P., CNRS, 1990, с. 96–98.

Juliette Minces. La gnration suivante. P., Flammarion, 1986, с.

53–67.

Подробнее о «харки» см. Catherine Wihtol de Wenden. Harkis:

le paradoxe identitaire // Regards sur l'actualit, № 175, novembre 1991, с. 33–43;

Gilles Kйpel. Op. cit., с. 318–335.

Подробнее об этом см. Gilles Kpel. Op. cit., с. 80–94.

Gilles Kpel. Op. cit., с. 82.

Там же, с. 82–83.

Там же, с. 96.

Там же, с. 322–323.

Catherine Wihtol de Wenden. Op. cit., с. 42.

Gilles Kpel, Rmi Leveau. Les musulmans dans la socit franaise. P., Presses de la FNSP, 1988, с. 10.

Там же.

Gilles Kpel. Op. cit., с. 250–251.

В тексте – «hexagonal». «L'Hexagone» (шестиугольник) – ча сто употребляемое обозначение Франции – метрополии, без учета Заморских территорий.

Цит. по: La saga de l'islam de France: regard sociologique sur les musulmans de l'hexagone (http://aslim-taslam.com/0101/sociologie.html) »Beur» – слово из французского молодежного жаргона, озна чающее «араб».

Одним из известнейших новообращенных мусульман-францу зов был бывший член руководства Французской коммунистической партии Роже Гароди.

Olivier Roy. Diasporas, immigration et islamisme (рукопись опубликованной статьи, присланная ученым автору по его просьбе).

http://radonezh.orthodoxy.ru/nw/n69.htm Н.Г.Киреев ТУРЕЦКАЯ ДИАСПОРА НА ЗАПАДЕ Общие особенности. Приток в западные страны (в «за падную цивилизацию») эмигрантов из Турции, – страны, отно симой к другой, «мусульманской» цивилизации в послевоен ное время стал распространенным явлением. Причины из вестные – развивающийся мир давно и регулярно поставляет в страны развитой экономики и высоких жизненных стандар тов своих «лишних» людей, получающих возможность, не смотря на все предсказания оракулов о несовместимости ци вилизаций, обеспечить себе в «чужой» цивилизации сносные условия существования, а если повезет – в оптимальной сте пени реализовать свой интеллектуальный, трудовой потенци ал. Турция, давно взяв курс на модернизацию, стала страной с достаточно развитой, однако пока не устоявшейся, далекой от сбалансированности социально-экономической структурой и соответствующей ей культурной средой, поэтому она зани мает заметное место в списке стран-поставщиков рабочей силы, в основном неквалифицированной.

Имеется немало и других причин, характерных для автори тарных режимов, формирующих иной канал миграции, выдавли вающих тех своих граждан, которые неугодны им по разным причинам. Турция, например, пережила в послевоенные годы несколько военных переворотов, сопровождавшихся запретом всех партий и движений, уголовным преследованием некоторых их лидеров. Последний такой переворот в 1980 г. и последо вавшие затем судебные процессы стали причиной отъезда, а то и просто бегства в Европу, Америку тысяч функционеров левых движений, деятелей культуры, исламистов, сторонников крайних националистов, курдских сепаратистов – тех, кому удалось из бежать длительного тюремного заключения, иногда и смертной казни. Продолжающиеся по сей день травля и периодические громкие убийства представителей демократической интеллекту альной элиты также заставляют их искать убежище на Западе.

Особенно широкий приток мигрантов из обремененной без работицей Турции наблюдался в Европу в конце 60-х и в 70-е го ды, когда, например, в ФРГ в условиях бурно развивающейся экономики стала остро ощущаться нехватка рабочей силы, в зна чительной мере неквалифицированной. В соответствии с подпи санными соглашениями, в ФРГ, Австрию, Бельгию, Голландию, Францию и Швецию тогда прибыло около 800 тыс. чел. Ныне ми гранты из Турции составляют примерно четверть иностранных поселенцев в Европе, среди них выросло уже третье поколение.

Массовая эмиграция по экономическим причинам турок с их обостренным национальным и религиозным самосознанием – совершенно новое явление в ее отношениях с Западом.

В турецких статистических сводках стала постоянной графа о поступлениях из Европы в страну заработанной турками валю ты, эти суммы достигали порой нескольких миллиардов долла ров ежегодно. Для страны – вечного должника Западу это нема лые деньги, поэтому турецкие власти активно способствуют пе реселению своих граждан в Европу, тем более, что это частично снимает социальную напряженность в стране, перекладывает заботу о них на плечи богатых стран-партнеров. Некоторые идеологи мечтают даже о пользе иммиграции в деле мирной, постепенной исламизации и туркизации Западной Европы, о чем пойдет речь ниже. Сразу же стоит напомнить, что значительную часть турецких иммигрантов в Европе составляют курды.

В 80–90-е годы миграционные потоки из Турции стали ме нее интенсивными – прежде всего из-за усилившихся ограни чительных мер, принятых в европейских государствах и став ших в 90-е годы запретительными. Вместе с тем в результате целого ряда демографических процессов (высокая рождае мость, создание, объединение семей и т.п.) и нелегальной эмиграции, численность иммигрантов – турецких граждан в За падной Европе неуклонно росла и в 1991 г. достигала 2,6 млн.

человек, причем треть их была отмечена в возрастной группе до 17 лет. В приводимой ниже таблице читатель может долж ным образом оценить масштабы нынешнего участия турецких мигрантов в жизни многих стран и убедиться, что основной ми грационный поток был устремлен в страны западной цивили зации. Большой разрыв в соотношении занятых и незанятых определяется особенностями социальной структуры турецкой семьи, где ее главным, а то и единственным кормильцем явля ется глава семейства.

Турецкие граждане, проживающие и работающие за рубежом Проживающие за рубежом Работающие за рубежом Страны 1995 1999 1995 I Европа Германия 1.965.577 2.110.223 742.566 740. Франция 268.000 287.343 102.900 78. Голландия 264.763 *279.786 84.500 *48. Австрия 150.000 138.860 51.297 54. Бельгия 85.303 73.818 26.764 26. Швеция 35.948 35.943 24.800 5. Англия 51.390 66.000 15.746 37. Дания 34.967 38.055 14.445 13. Италия 15.000 8.500 5.000 Финляндия 1.800 2.000 1.400 Испания 848 904 500 Швейцария 78.615 79.478 35.828 32. Норвегия 10.000 10.000 6.000 6. Люксембург - 220 - Лихтенштейн 809 - Всего 2.962.211 3.131.939 1.111.746 1.044. II Ближний Восток и Северная Африка Саудовская Аравия 130.000 120.000 120.000 115. Ливия 6.236 3.000 5.802 2. Кувейт 3.500 3.500 3.300 3. Ирак - - - Израиль 4.114 5.000 4.114 Иордания 1.591 1.600 200 Всего 145.441 133.100 133.416 121. III Другие страны СНГ 40.000 40. Российская Федерация 13.000 10. Тюркские республики 26.300 13. Австралия 49.375 49.342 31.000 12. США 135.000 85.505 - Канада 35.000 18.130 Япония 1.729 1. Прочие 1.648 3.170 7.324 1. Всего 261.023 197.716 78.324 40. Общий итог 3.368.675 3.462.215 1.323.486 1.206. Источник: alisma ve Sosyal Gvenlik Bakanligi * Включая лиц с двойным гражданством Турецкие миграционные власти утверждают, что они по ощряют своих граждан в Европе предпринимать меры по по вышению своего социального, экономического и политиче ского статуса. «Многие турки сегодня участвуют в социальной и экономической жизни принимающих государств не только в качестве неквалифицированных рабочих, но и как ученые, ис следователи, эксперты, врачи, журналисты, предприниматели, люди искусства и другие профессионально подготовленные лица». Власти подчеркивают, что «образование, занятость, по литические права и улучшение социального и правового стату са – это основные цели пребывания турок за границей».

В большинстве случаев трудовая и общественная дея тельность турок в Европе регламентируется законодатель ством каждой принимающей страны. Вместе с тем, ряд турец ких организаций действует на общеевропейском уровне, это прежде всего очень активные и влиятельные исламские обще ства;

их антиподом стремятся стать сообщества немецких журналистов турецкого происхождения, писателей, научных деятелей, например, созданная с центром в Берлине Ассоци ация турецких ученых Европы – EATA (European Association of Turkish Academics), ее отделы и секции действуют в шести крупнейших германских городах, а также в Австрии, Швейца рии, Бельгии, Нидерландах. Предметом научных исследова ний ЕАТА являются и проблемы турецкой диаспоры в Европе.

Как правило, турецкие переселенцы в Западной Европе, США, Канаде хорошо организованы в области социальной за щиты своих прав, в каждой стране имеют значительные суб сидии от центральных и местных властей, пользуются избира тельными правами и свободой религиозной деятельности.

Статус вышеупомянутых институтов в Европе сводится чаще всего к понятию «ассоциация», «общественная организация», «общество» (например, «общество мечети имярек»), и т.п. На примере нескольких стран можно представить себе основные сферы этой организационной активности.

Например, в Голландии Турецкий консультативный совет, созданный здесь в 1985 г., имел в своем составе шесть ассо циаций: культурных, рабочих, исламских, спортивных, женских.

Они представляли значительную часть турецкой общины, по лучали дотации от правительственных и неправительственных организаций. Две самые влиятельные и крупные ассоциации в числе упомянутых – Союз турецких рабочих (левая ориента ция) и Турецкая Исламская культурная федерация – самая ак тивная в диаспоре. В Швеции 27 профессиональных ассоциа ций турецких мигрантов-рабочих объединены в Турецкую Фе дерацию (ТФ). Ее функции – защищать социальные, экономи ческие и политические права членов общины, содействовать развитию их культуры, поддерживать контакты с властями. По ловина бюджета ТФ формируется из правительственного фон да. Значительные средства направляются на поддержку моло дежных и женских организаций. Шведская мусульманская ас социация (SMA), основанная в 1982 г., имеет в своей структуре пять отделений с 12 тыс. членов, актив насчитывает 1500 че ловек. Сотрудничает с ТФ, представлена в Шведской ассоциа ции свободных церквей, получая от последней дотации. В Швейцарии в начале 90-х годов действовало 70 местных ту рецких организаций – 43 культурных, 22 – на базе мечетей, 5 – спортивных. Их представляли две федерации: левая Федера ция турецких ассоциаций в Швейцарии и Федерация солидар ности турецких ассоциаций в Швейцарии. Они занимаются те кущими проблемами мигрантов. Специальной поддержки в своей религиозной деятельности от властей не имеют – счита ется, что такая поддержка «может помешать интеграции от дельного мигранта в швейцарское общество».

Как явствует из приведенной выше таблицы, Германия побила все рекорды по числу проживающих на ее территории эмигрантов из Турции – по разным оценкам, их насчитывается от 2 до 3 млн. человек. Этому числу соответствует и широкий размах деятельности турок в самых различных сферах жизни Германии – трудовой, политической, духовной. Исследователь данной темы Ясемин Сойсал писал в 1993 г., что германская политика в сфере иммиграции имеет различия в каждой земле, представленные там во множестве турецкие ассоциации раз общены и «чрезвычайно политизированы». Это в полной мере касается и турецкой мусульманской общины. Здесь уместно добавить, что находит свое отражение в Германии и конфликт по курдскому вопросу. По данным германской полиции в 1993 г. активных сторонников курдской ПКК насчитывалось 5 тыс. Что касается турецких националистов, их, включая «се рых волков», – 6,7 тыс., крайне левых – 5 тыс., численность различных турецких мусульманских групп 17 тыс..

6– Турецкие источники приводят многочисленные названия турецких и смешанных предпринимательских союзов, обществ в Германии, подчеркивают большую значимость для экономики Германии предприятий, принадлежащих туркам. По одним данным, в Германии 60 тыс. предпринимателей-турок обеспе чивают работой 350 тыс. немецких рабочих. По другим дан ным, например, председателя Турецко-германского общества предпринимателей А.Седата Башбуга, турки дают работу в Германии 240 тысячам людей. Инвестиции турецких бизнесме нов в Германии достигают 50 млрд. марок. Основные отрасли их активности – питание, строительство, услуги, образование, текстильное производство, оконные и дверные работы, ту ризм. Турецкими СМИ особенно подчеркивается, что пересе лившись в Германию в статусе неквалифицированных рабочих, сегодня во многих сферах бизнеса турки стали работодателя ми, владеют и мелкими, и средними, и крупными предприятия ми. Германия для многих из них – источник благосостояния и стабильности.

В первый год нового тысячелетия отмечается рост безра ботицы в Германии, что сказывается и на эмигрантах. В одном Берлине в сентябре 2001 г. было зарегистрировано 151 тыс.

безработных-турок, это составляло 42% всех трудоспособных турок в стране. Что касается тех, кто владеет умами турецких мигрантов в Европе, они активны, как уже отмечено, более всего в ассоциациях различной политической ориентации, об ществах при мечетях, национальных «очагах» идеалистов и серых волков, студенческих обществах и группах в крупных городах либо при университетах, и т.п.

Хотя именно Европа является по понятным причинам бес спорным центром притяжения мигрантов из Турции, немало турок проживает и в США, и в Канаде. Здесь нет причин пред полагать, что они прибыли в Америку в статусе неквалифици рованных рабочих. Наоборот, основная масса турецких граж дан, имеющих, кстати и американское гражданство – инжене ры-электронщики, исследователи по гуманитарным наукам, немалое число студентов и аспирантов по многим отраслям науки. Организациями, представляющие этот контингент турок в Америке, являются Федерация турецко-американских об ществ (Trk Amerikan Dernekleri Federas yonu), Союз турецко американских обществ (Trk Amerikan Dernekleri Birligi), Союз обществ турецких студентов Вашингтона (Washington Trk grenci Dernekleri Birligi), Союз турецких обществ Канады (Kanada Trk Dernekleri Birligi), и др. Отдельных организаций турецких исламистов нами в этом далеком от Турции регионе не обнаружено, они приобщены к общеисламским обществам США, например к Исламскому обществу Северной Америки – Islamic Society of North America (ISNA). Эта организация перио дически упоминается в турецких источниках в тех случаях, ко гда речь идет о пребывании турецких исламистов в США, например о Мерве Кавакчи. В США нашел приют и преследуе мый судебными органами Турции руководитель одного из вли ятельных обществ нурджистов Фетхулла Гюлен (о них – ниже).

Турецкие авторы считают, что ЦРУ поощряет в Турции ва риант мягкого ислама, отличие которого от жесткого состоит, очевидно, в том, что во имя установления режима шариата в Турции, жесткий прибегает не только к парламентской борьбе, но и к заговору, террору.

Об этом пишет Сонер Ялчин: «Со зданную в США теорию мягкого ислама было сочтено необхо димым экспортировать в Турцию. В конце 80 – начале 90-х агенты ЦРУ фуллеры, хенце хлынули в Турцию. Они твердили одно – период кемализма в Турции завершен, пусть теперь ли дирующим фактором на Ближнем Востоке станет мягкий ис лам». В газете «Джумхуриет» сообщалось о ежегодном до кладе «Свобода религии – 2000», представленном от госде партамента Мадлен Олбрайт. Положительно упоминались в нем и некоторые вожди ислама в Турции. О Ф.Гюлене было сказано, что он является «исламским лидером» и проходит ле чение в США. Обвинения турецких властей в его адрес должны быть доказаны, однако турецкий министр юстиции якобы «не основывается на таковых».

Ислам в жизни турецкой диаспоры Европы. В своей книге «Шариат и Рефах» немецкий турок-журналист Метин Гюр напоминает – когда представители турецких властей в конце 60 – начале 70-х годов стали открывать в крупнейших городах ФРГ свои первые бюро по труду, там имелось всего три мече ти. Сегодня, пишет автор, в «каждом уголке Германии есть об щества, владеющие мечетями, есть месджиты, целые обители, принадлежащие различным исламским течениям, действую щим в самой Турции. Приобретаются земельные участки, на которых сооружаются дорогие мечети;

складские помещения, фабричные корпуса обанкротившихся фирм реставрируются и также становятся мечетями. Расходы на эти цели достигают сотен миллионов марок». По состоянию на 1996 г. в одной Германии насчитывалось более двух тысяч общин со своими мечетями, они принадлежат различным турецким исламским организациям.

Как можно судить, процесс расширения сети религиозных учреждений, мечетей продолжается и после террористической акции фанатиков-мусульман в США 11 сентября 2001 г., сохра няется строительная активность турок-мусульман в Европе: в начале октября 2001 г. в Голландии, в Роттердаме отмечено как важнейшее событие открытие мечети Мевляны, она объяв лена «крупнейшей в Европе». На церемонии присутствовали отцы города, посол Турции, председатель Управления по де лам религии Турции Мехмет Нури Йылмаз, послы Ирана, Иор дании, Ирака и др. лица. Председатель общества Роттердам – Мевляна Джамии, которому принадлежит мечеть, Нафиз Сун гур напомнил, что ее строительство обошлось в 10 млн. гуль денов, она вмещает 1 500 верующих. Турецкий посол в Гол ландии напомнил по случаю, что в этой стране проживает тыс. граждан Турции, 200 тыс. из них имеют двойное граждан ство. М.Н.Йылмаз, сославшись на недавнее нападение на ме четь в Лондоне после теракта в США, призвал всех вместе бо роться с недоброжелательством и злом.

Управление по делам религии (Диянет Ишлери Баш канлыгы – ДИБ) считается официальным, государственным органом, представляющим интересы турецких граждан на За паде в вопросах веры. Зарубежная служба этого влиятельного учреждения (Diyanet isleri Baskanligi – YURTDISI TESKILATI) представлена в структуре посольств и генконсульств Турции в тех странах, где проживает значительное число турецких граж дан и соплеменников. В посольствах 8 стран Западной Европы, в США имеются советники по делам религии, кроме того, ат таше по религии представлены в 13 городах ФРГ, в Лионе (Франция), в Нью-Йорке. Всего, по официальным данным, ту рецкие подразделения такого рода действуют от имени госу дарства в 18 странах, а также в 21 крупном городе Европы (в том числе 13 из них – в Германии).

ДИБ построило в странах Западной Европы 1200 «своих»

мечетей (помимо тех, которые принадлежат независимым рели гиозным обществам), на организованных им курсах Корана и религиозных знаний учатся 55 тыс. турецких детей. Общества, контролируемые этим управлением, организуют обучение крой ке и шитью, пользованию компьютером, иностранным и турец кому языкам, и другим знаниям. Их представители навещают больницы, тюрьмы, нуждающихся в уходе на дому, «оказывают турецким гражданам, оказавшимся в трудном положении, мо ральную и психологическую помощь», похоронные услуги.

Успешно действует созданный недавно при Зарубежной службе ДИБ Отдел по межрелигиозному диалогу, в программах его деятельности – организация и участие во встречах и дис куссиях с представителями других религий по проблемам меж религиозного и мультикультурного сотрудничества. Своей важ ной службой за рубежом ДИБ считает также выпуск различных изданий, книг – не только религиозных, но и научных, художе ственных, популярных, для детей, периодики, кассет, дисков и дискет, произведений искусства по религиозной тематике, ис тории ислама в Турции. Тираж изданий достигает 4,5 млн. Они выпускаются на 15 языках, включая западные, тюркские, араб ский, русский, грузинский и др. Аналогичным образом издается и рассылается ежегодно 2,5 млн. экземпляров религиозного календаря. Управление выпускает в Европе ежемесячный жур нал на турецком языке Диянет Аврупа, (есть и его электрон ный аналог в Интернете).

Не только деятельность, но и само существование Управ ления вызывает критику тех, кто связан с делами религии как в самой Турции, так и в Европе. Турецкий автор Иштар Тар ханлы, специально посвятил свою книгу деятельности этого органа власти, где высказал критические замечания, которые можно целиком отнести и к Заграничной службе ДИБ. Он счи тает, что его издательская деятельность используется для пропаганды религии, хотя «это не входит в его обязанности» и «не вяжется со светским характером государства». Служители религиозного культа, имамы входят в штат ДИБ (примерно тыс. чел.), имеют статус государственных служащих. Тарханлы отмечает по этому поводу, что «считать религиозных служите лей чиновниками означает нарушение принципа светского гос ударства». Автор убежден, что сохранять этот орган в системе власти следует не для того, чтобы обслуживать религию, а чтобы оберегать светскую структуру государства. Тарханлы высказывает мнение, что в этом органе – засилье суннитов.

Инициативы организовать под его эгидой курсы по изучению алевитства оказываются безуспешными. С целью навязывания суннизма поощряется строительство мечетей в алевитских де ревнях (алевиты, как известно, пользуются не мечетями, а своими молельными домами – джемэви).

Конфликты по таким вопросам – не редкость среди веру ющих, приверженцы алевитства выступают против односто ронней позиции ДИБ, упрекают его руководителя за утвержде ние, что место молитвы – мечеть, а джемэви, где молятся але виты – это «место для развлечения дервишей». Различные общины алевитов выступили с протестами по поводу таких за явлений М.Н.Йылмаза. В связи с возникшим осенью 2001 г.

очередным конфликтом по этому вопросу Т.Геркер писал в Джумхуриет: «С приходом власти, пожелавшей использовать в своих интересах религиозные чувства граждан, Управление по делам религии стало восприниматься как нечто вроде институ та Шейх-уль-ислама периода Османской империи... Государ ство стало заниматься не религией, оно превратилось в пред ставительство мусульман-суннитов...Мусульмане даже не зна ют, что мечеть – это не церковь и что для молитвы им не ну жен храм, они могут молиться в любом месте, даже в пути, на верблюде». Как бы отвечая критикам, в октябрьском номере журнала Диянет за 2001 г. глава этого Управления в своей статье много места уделил значимости мечетей, особо под черкнув, что «они составляют основу нашей культуры, укреп ляют сплоченность мусульманского мира, несут функцию объ единения». Односторонняя поддержка ДИБ суннизма вынуж дает алевитов уезжать в Европу (см. ниже).

Религиозные общины. Из турецких религиозных обществ и орденов, постепенно возродившихся вновь и ставших, осо бенно при Т.Озале, значимым фактором духовной и политиче ской жизни не только в стране, но и среди членов турецкой диаспоры в западных странах, более других в 90-е годы оказа лось прежде всего приверженцев течения «Национальный взгляд», идейно связанного с Н.Эрбаканом, возглавлявшим одну за другой исламистские партии до 1998 г. Отмечается также деятельность последователей Каплана, сулейманистов, нурджистов.

Исламистское движение Милли герюш (МГ – Националь ный взгляд) занимает исключительное место по своей актив ности и влиянию в нынешней системе политического ислама.

Само движение заявило о себе в первой половине 70-х годов, оценивая его спустя два десятилетия, турецкий автор Сара Туран писала, что это «самая организованная и системная группировка исламистов в Турции». По ее мнению, в качестве своих главных задач это движение считает необходимым: «за мену в Турции прозападной власти другой властью на основе традиционных турецко-исламских ценностей;

обеспечение ду ховного воспитания, игнорируемого долгое время в годы рес публики;

принятие мер по развитию тяжелой индустрии, пре вращению Турции в индустриально развитую страну;

пере смотр условий пребывания страны в НАТО с учетом взаимных интересов;

отказ от вступления в ЕС». Движение придавало важное значение региональной поляризации в процессах ми рового развития, для мусульманских стран предусматривалось их взаимодействие через ООН, учреждение Исламского Обще го рынка, организацию исламского сотрудничества в области обороны, культурного сотрудничества, введение единой ис ламской денежной единицы и др.

Инициаторы движения Милли герюш (МГ), прежде всего Н.Эрбакан, не имея возможности открыто и легально действо вать в Турции под исламистскими лозунгами, попытались вы разить свою политическую активность через легальную партию с приемлемой для властей программой. 26 января 1971 г. была создана Партия национального порядка – ПНП (Милли низам партией), которая вскоре, по итогам военного переворота марта того же года, была закрыта по причине противоречия ее идеологии действующей конституции. Так началась партийная одиссея крупнейшего исламистского движения в Турции, кото рое и поныне является главным «возмутителем спокойствия» в стране, опасным противником ее светской элиты. Что же каса ется непосредственно партийных форм этого движения, они вынужденно периодически меняются в связи с закрытием су дебными властями очередной партии, легально представляю щей МГ, и созданием на ее месте другой.

После запрета ПНП второй, созданной движением МГ, ста ла 12 октября 1972 г. Партия национального спасения (Милли селямет партией), а в результате военного переворота 1981 г.

ее сменила созданная в 1983 г. Партия благополучия (Рефах), которая под руководством Эрбакана смогла стать ведущей во вновь избранном в 1995 г. парламенте. Возглавляя в течение многих месяцев 1996–1997 гг. коалиционное правительство и опираясь на своих сторонников в государственных структурах, меджлисе, Эрбакан попытался реализовать некоторые планы движения Милли герюш. Например, активизировать сотрудни чество с исламскими государствами (Ираном, Ливией и др.), продолжить внедрение религиозных кадров в госструктуры, религиозной символики (для женщин), религиозного обучения, усилить сопротивление союзу с крестоносцами (ЕС!), доби ваться равных прав в НАТО и др. Причем все это сопровожда лось все более настойчивыми призывами к шариату, организа цией митингов в свою поддержку. Речь шла и о популистских мерах – требованиях беспроцентных кредитов госбанков рабо чим, служащим и ремесленникам, участия рабочих в капитале фабрик, увеличении зарплаты соответственно росту инфляции.

Правда, добиться реализации требований так и не удалось.

В ответ на беспримерную активность исламистов по ини циативе военных Совет национальной безопасности 28 февра ля 1997 г. выработал целый перечень рекомендаций властям, которые имели целью предотвратить постепенное, ползучее овладение исламистами властью в центре и на местах. Таким образом, исламистскому движению, фактически возглавленно му Милли герюш, в политической борьбе было противопостав лено общесветское, во главе с военными, движение (и соот ветствующие меры), которое в турецкой публицистике так и именуется – Движение 28 февраля.

Основными контрмерами светской элиты во власти стали:

запрет Конституционным судом партии Рефах, фактическое лишение Эрбакана и его ближайших сподвижников прав на по литическую деятельность, попытки изгнать сторонников МГ и других течений исламистов из государственных органов, ар мии, ревизия деятельности религиозных фондов (вакуфов), запрет женщинам появляться в общественных местах, в учеб ных заведениях, на службе с религиозной повязкой на голове (тюрбан) и др. Все это, как ниже будет отмечено, активизиро вало деятельность МГ в Европе. Преемница Рефах, партия Фа зилет («добродетель») по итогам парламентских выборов г. была уже не на первом месте в ВНСТ, а на третьем, хотя и не порвала связи с Эрбаканом, выполняя, как и ее предше ственницы, функцию легального представителя Милли герюш на политической сцене Турции.

Весной 1999 г. сразу после выборов Фазилет устроила, как считают судебные органы Турции, политический скандал, при уроченный к церемонии клятвы новых депутатов в помещении ВНСТ. Избранная в меджлис по спискам этой партии от Стамбу ла Мерве Кавакчы явилась на церемонию клятвы в тюрбане под аплодисменты коллег по партии. Эта женщина, инженер компьютерщик, несколько лет прожила в США, связана с та мошними исламистскими кругами (например, с Islamic Society of North America – ISNA), которые пользуются поддержкой Хамас, выступала на конференциях этих организаций с исламистскими призывами, утверждая, что с победой Рефах на выборах в 1995 г.

народ страны, тем самым, отдал предпочтение исламистам и эту реальность всем надо принять. Впоследствии власти, закрывая Фазилет (22 июня 2001 г.), будут квалифицировать скандал как провокацию, дающую повод заявить, что преследование му сульман в Турции подобно гонениям на негров в США.

На митинге, устроенном «Милли газете» – неофициаль ным печатным органом МГ сразу же после запрета Фазилет, Эрбакан утверждал, что партия была последовательной за щитницей прав человека, получала более всего голосов (24%) и поэтому закрыта, без всякого серьезного юридического обос нования. Все это уже было проделано с Рефах. Он повторил тезис о том, что «единственный путь к решению проблем стра ны – это вновь обратиться к идеалам Милли герюш и присту пить к созданию Великой Турции». Все это сопровождалось криками присутствовавших «мы с тобой, ждем твоих указа ний», клятвой Рефах, демонстрацией плакатов типа «сказка становится былью».

После закрытия Фазилет, движение Милли герюш расколо лось надвое – обновители (или новаторы), возглавляемые Т.

Эрдоганом, создали Партию справедливости и (экономического) развития (Adalet Ve Kalkinma Partisi). Что касается традициона листов, то они учредили Партию счастья (или благополучия – Saadet Partisi), оставшись верными прежнему лидеру – Реджаи Кутану. С появлением вместо одной двух исламистских партий распределение мест в парламенте оказалось следующим:

Партия Число мест в меджлисе Демократическая левая Националистического движения Отечества Верного пути Справедливости и развития Партия счастья Независимые Всего Источник:

http://www.tbmm.gov.tr/develop/owa/milletvekili.dagilim Неблагоприятное для Милли герюш развитие событий в Турции, – раскол движения, совпало с другим неприятным из вестием. Европейский суд по правам человека отверг жалобу руководства Рефах относительно закрытия ее судебными вла стями страны. Турецкий министр юстиции X.С.Тюрк в связи с этим обратился в печати к лидерам двух новых исламистских партий: «Это решение свидетельствует, что режим, опираю щийся на религиозные основы, не может соответствовать принципам, опирающимся на Европейское Соглашение по пра вам человека. Новые образования, именуемые Партия сча стья и новаторы, должны как следует оценить это решение суда и извлечь из него уроки».

Милли герюш в Европе. Изложенные выше сведения о деятельности МГ в Турции дают возможность оценить ее син хронность с деятельностью в Европе, прежде всего в Герма нии. Демократические режимы этих стран позволили активи стам МГ за многие годы прочно укорениться в европейской среде, стать в ней самой многочисленной, самой влиятельной и самой богатой исламистской общиной. В Европе ей не было нужды создавать образ лояльного светскому режиму движения, она была учреждена под своим именем в 1975 г. первоначаль но в Западном Берлине, затем ее центр переместился в Кельн, одновременно стало выходить европейское издание «Милли газете», немного спустя появилась и молодежная организация движения – Организация исламской молодежи Европы (Аврупа Исламджы Генчлик тешкилаты), а также соответствующий фонд. 20 мая 1985 г. кельнский суд официально зарегистриро вал МГ как общественную ассоциацию. Ее председателем был избран Осман Юмакоглу, выпускник двух факультетов – бого словского и юридического, генеральным секретарем стал Али Юксель, выпускник богословского факультета, ранее работав ший в Управлении по делам религии.

Одним из сподвижников Эрбакана был тогда Джемалеттин Каплан – богослов, тоже работавший в системе Диянет ишлери и 15 лет – муфтием Аданы. Отправленный в 1981 г. с согласия Эрбакана в Германию для налаживания деятельности Милли герюш в Европе, Дж. Каплан, напротив, поставил ее под угрозу раскола. 13 августа 1983 г. в мечети Барборос в Кельне сто ронники Каплана распространили обращение, в котором утверждалось, что в исламе не может быть партий. Это озна чало, что Каплан выступил против только что созданной тогда партии Рефах. В 1985 г. он создает «свою» организацию, еще более радикальную, чем МГ – Союз исламских обществ и об щин. Кстати, среди причин разрыва был и денежный интерес – Каплан безуспешно требовал от Эрбакана ответа на вопрос:

«Куда тратятся собранные в Европе деньги?».

На 6-м конгрессе МГ в Кельне в мае 1990 г. присутствова ла большая делегация из Турции во главе с Эрбаканом, при участии главы муниципалитета большого Стамбула Тайипа Эрдогана. Делегатов призвали произнести клятву шариату.

Среди гостей были представители Ливии, Саудовской Аравии, посланцы Хизб-и Ислам в ряде стран и др. Выступавшие на конгрессе говорили об Эрбакане как о моджахиде, о команду ющем. Сам же он разъяснял с трибуны значимость Европы для распространения ислама, отмечая, что «Европа – это перекре сток путей... Здесь место, где легче всего собраться мусульма нам всего мира». Завершил Эрбакан свою речь клятвой: «Что бы как можно скорее разрушить нынешний режим рабства и создать режим справедливости – во имя счастья и блага наше го народа и всего человечества, обещаем трудиться не щадя всех наших сил. Да будет благословенен наш газават, дове римся Аллаху, эссалами алейкум!».

На 10-й сессии Генерального Совета МГ в 1994 г. в бель гийском Антверпене были приведены сведения о широкомас штабной деятельности этой организации. В ее подчинении насчитывалось: 15 региональных организаций в Германии, региональных организаций в 15 других странах Европы, двух странах Америки, в трех странах Азии и одна – в Австралии.

Численность общин и мечетей возросла лишь за один 1994 г. с 487 до 539, число членов по местным отделениям – на 8 тыс. и достигло 38 128 человек. Всего же численность этой религиоз ной турецкой ассоциации в Европе составила 127 830 чел.

Каждый член платил ежемесячные взносы в сумме не ниже марок, причем это был «не единственный источник средств Милли герюш, крупные суммы поступали от реализации тури стических туров с целью хаджа». В это же время МГ была упомянута как инициатор налаживания, при содействии «му сульманских братьев», религиозной подготовки сотен турецких «боевиков шариата» в каирском исламском университете Эль Эзхер. В то время МГ уже имела связи с ливийской Ислами чагры джемиети (Islami agri Cemiyeti), саудовской Рабыта (Rabita), организацией Братья-мусульмане в Египте и Сирии, с алжирской Ислами селямет джепхеси (Islami Selamet Cephesi – FIS), пакистанской Джемаати ислами (Cemaati Islami), с дей ствующей в Германии Алман ислам консеи (Alman Islam Konseyi) и действующей в Англии Партией Ислама (Islam Partisi).


Сонер Ялчин приводит длинный список фирм, контролиру емых руководством МГ и действующих в издательском деле, производстве кассет и дисков, пищевых товаров, строитель стве, организации хаджа, называет их миллиардные (в марках) обороты, перечисляет многочисленные религиозные курсы при мечетях и помимо них, сообщает о тесном сотрудничестве их с арабскими стройфирмами в Англии, Бельгии, Голландии, об ассигнованиях крупных сумм на выборные кампании. Получа емые от этих фирм и мечетей деньги поступают в Турцию, в Боснию и другие места, этим ведает племянник Эрбакана Мехмет Сабри Эрбакан. В его руках также и бизнес – продук товые фирмы открыли торговые пункты в 480 мечетях. Достав кой товаров по ним занимаются 35 ТИРовских грузовиков. Каж дый из таких магазинов имеет оборот за день в 20–30 тыс.

долл., налоги не взимаются. Мечеть Национального взгляда в Кельне, куда Эрбакану приходилось приземляться на вертоле те, размещает у себя и бюро «Милли газете». Мусульманский махалле в Кельне, построенный строительной компанией, кон тролируемой МГ, насчитывает 97 жилых домов, кафе, салон бракосочетаний, мечеть и торговые помещения.

Не менее любопытную информацию о размахе деятельно сти Милли герюш в Европе привела «Джумхуриет»: в лагерях и школах в 252 городах Европы, главным образом в Германии, 14 тысячам учащихся преподается шариат. В некоторых пре подавательских центрах, изучающих Коран и политический ис лам, уроки давали депутаты ВНСТ от Фазилет. 126 школ ведут занятия в 29 крупных германских городах – таких, как Кельн, Гамбург, Мюнхен, Штуттгарт, Берлин, Бремен, Ганновер, Дюс сельдорф и др. «Проводятся специальные кампании с тем, чтобы сосредоточить в этих центрах детей и молодых людей для промывания мозгов и последующей замены этими моло дыми кадрами состарившиеся исламистские общины и кадры».

Центр в Брауншвейге – крупнейшее представительство в Гер мании от МГ. Один из преподавателей на летних курсах сооб щил автору публикуемого материала, что здесь наряду с уро ками религии преподается и политический ислам: «С того мо мента, как возникло течение МГ, проповедуемый им ислам подлинным исламом не является. Они эксплуатируют чувства людей, гребут деньги из их карманов, манипулируют детскими мозгами, говорят о религии, а сеют неверие;

молятся на Эрба кана, разглагольствуя о мире, а готовят детей воевать;

отно сятся недоброжелательно к тем, кто не думает так, как они».

Ведя дело против Фазилет, прокуратура Турции отдельно расследовала также деятельность некоторых активистов самой Милли герюш. Записка прокурора Суда госбезопасности Анка ры Юкселя констатирует, что речь идет о попытке ликвидации конституционного режима с целью замены политических, пра вовых, экономических основ государства на религиозные, по этому согласно ст. 146–1 УК Турции необходимо вынести трем активистам МГ (имена приведены) смертный приговор, а также осудить на 22 года и 6 месяцев каждого из 22 других обвиняе мых. В Записке отмечается, что МГ свою политическую струк туру формировала внутри страны путем последовательного создания партий исламистского толка. Структурой МГ, занима ющейся молодежью и учащимися, является Национальный мо лодежный фонд (Милли генчлик вакфы – МГВ), профсоюзной структурой стала Конфедерация рабочих профсоюзов – Хак Иш, сторонники МГ из предпринимателей действуют в составе Общества независимых промышленников и деловых людей – MSAID (МЮСАИД), а также в составе Центра экономических и социальных исследований – ESAM (ЭСАМ), правовыми во просами МГ ведает Общество правоведов – Hukukular Dernegi (ХУДЕР). За пределами Турции МГ представляют Европейская организация Национальный Взгляд – Аврупа Милли Герюш Тешкиляты (АМГТ) и Национальный взгляд в Исламском Со обществе – Милли Герюш Ислам Топлулугунда (IGMG). В из ложении текста записки нет оценки упомянутой новой органи зации IGMG в структуре МГ, ориентированной на мусульман Евразии (одно из названий – Исламское общество – Нацио нальный взгляд). Ее возглавил племянник Н.Эрбакана Мехмед С.Эрбакан, сразу же призвав своих сторонников вооружаться, «поддержать чеченский народ». Об этом говорится в годовом отчете за 2000 г., подготовленном организацией по охране конституции земли Баден Вюртемберг. Для изучения оружия рекомендовалось, чтобы не вызвать подозрения, вступать в охотничьи клубы.

Отделившиеся ранее от Эрбакана и от его Национального взгляда турецкие сторонники и последователи Дж.Каплана в Европе и прежде всего в Германии пытались повторить опыт иранских революционеров, привлекая в Европе на свою сторо ну имамов мечетей и превращая мечети в центры политиче ской активности. Те, кто рассматривал мечеть как некий штаб будущего исламского государства, стремились строить и стро ить новые мечети. Как уже отмечалось, они создали Ислами Джемиет ве Джемаат Бирлиги и от имени этого союза в апре ле 1992 г. провозгласили создание так называемого Анатолий ского Федерального Исламского государства – Анадолу Федере Ислам Девлети (AFID). В разосланной по этому поводу Декла рации нынешний светский режим в Турции подвергался резкой критике. В течение 1993 г. против Каплана и его сторонников были проведены полицейские операции в Стамбуле, Бурсе, Конье и в других регионах страны, задержано 44 человека, об наружена важная документация и по итогам этих мер было начато судебное расследование.

Турецкий демократ-публицист Угур Мумджу незадолго до того, как был убит террористами, написал о своей беседе с Ка планом в книге Рабыта. «Наша цель, – заявил ему Каплан, – исламское государство;

наша власть принадлежит Аллаху;

наша конституция – Коран... Турция – это Мекка сегодня». По сле разрыва с Милли герюш он остался в Германии как поли тический беженец, на завершающей стадии создания низовых организаций побывал в Иране, встречался с его руководите лями. Каплан объявил и Рефах, и Милли герюш организация ми кафиров, неверных. Все это вызвало недовольство ислами стов в Турции, поэтому он начал критиковать Иран, заявлять, что шиитам нет места в суннитских структурах. Число его сто ронников не увеличилось, поскольку он подвергал критике все общины, кроме своей. В 1993 г. присвоил себе титул халифа, т.е. лидера всех мусульман мира, «полностью утратив таким образом серьезность в своих действиях».

Эту деятельность, включая терроризм, продолжил после смерти главы сообщества его сын Метин Каплан. Так, готови лись террористические акты к 75-летию Турецкой Республики, организация выступала с призывом к восстанию против вла стей Турции. Германские власти не стали выдавать его Тур ции, ссылаясь на то, что на родине его ждала смертная казнь.

В 1999 г. они осудили его у себя, заключив в тюрьму на четыре года за то, что он «выдал фетву на убийство человека». В ту рецких СМИ в октябре 2001 г. сообщалось, что за 2,5 года за ключения Метин Каплан проявил себя образцовым заключен ным и может быть освобожден уже в ноябре 2001 г. Прошла информация также, что еще до ареста он подал прошение о предоставлении ему в Германии права убежища.

Сулейманисты. Религиозная община сулейманистов была основана современным проповедником, выходцем из Болгарии Сулейманом Хильми Тунаханом (1888–1959). Собственно, вы деление ее из других преследуемых кемалистами общин опре делилось масштабными успехами сулейманистов в организа ции курсов Корана уже в начале 30-х. годов, т.е. в годы жесто чайшего преследования остатков исламистов. Это стало воз можным благодаря успешному проникновению главы ордена в руководство Диянет ишлери, что дало возможность организо вать систему нелегальных курсов, пансионатов по стране. Впо следствии этот опыт был использован сулейманистами в Ев ропе: от Австрии до Скандинавии они создали сотни тарикат ских очагов, именуемых исламскими культурными центрами (Islam Kltr Merkezleri), и непременными при них курсами и школами Корана. Себя же они называли «талибами Сулейма на эфенди». Главный имам Мюнхена Ахмет Шимшек от имени ИКМ в газете «Анадолу» писал: «Религия ислама означает ша риат. Некоторые говорят – признаю религию, но не признаю шариат. Это значит, что они отвергают религию». Сулеймани сты считают – «чтобы осуществить исламскую революцию, следует прибегать ко всем средствам», но особенно они наде ются на курсы Корана с использованием в учебе магнитофон ных записей, кассет, дисков и пр.

После смерти Сулеймана Хильми, его зять Кемаль Качар, владевший крупной транспортной фирмой, стал его духовным наследником, лидером ордена. Именно с этого времени объеди няются все учащиеся школ сулейманистов. Принадлежащая се мье Качар фирма Бююк Анталья Наклият осуществляла свою деятельность на грузовиках ТИР от Европы до Антальи, почти тысячи достигло число общежитий, пансионов, обществ и ва куфов в структуре культурных центров сулейманистов. Периоди чески Кемаль Качар избирался депутатом в меджлис. Помимо сотен курсов Корана и общежитий для учащихся в самой Турции, орден только в Германии имеет 150 «исламских центров», мечетей, насчитывает 20 тыс. членов и 60 тыс. сторонников.

Власти Турции преследовали сулейманистов и Кемаля Кача ра главным образом по статье 163 Уголовного кодекса, обвиняя в намерении установить в стране режим шариата путем массовой подготовки из среды верующих кадров для такого будущего госу дарства и организации с этой целью в Турции и за рубежом соот ветствующих курсов Корана, пансионов, интернатов. Тогда же было установлено, что такого рода курсы часто превращались в лагеря моджахедов, что давало властям возможность привлекать сулеманистов к суду уже не по отмененной в 1991 г. ст. 193 УК, а по новому закону о борьбе с террором.


Сторонники еще одного влиятельного ныне ордена – нур джисты исповедуют взгляды исламского проповедника курда Саид-и Нурси (1873–1960), преследовавшегося кемалистами за распространение своих рисале и проведшего значительную часть своей жизни в заключении в тюрьмах Эскишехира, Анка ры, Испарты, Денизли, Афьоне и в ссылке. Решение курдского вопроса Нурси видел в исламском братстве, будучи уверен ным, что только объединившись под знаменем ислама, курды и турки смогут жить как братья. Поэтому вместо секуляризма, светскости он считал необходимым установление в стране ре жима шариата. Ныне нурджисты представлены прежде всего своей самой влиятельной общиной – сообществом Фетхулла ха Гюлена, причем вне Турции. Как можно судить по доступной нам информации и, в частности, по тому, что выше сказано о Милли герюш, они не могут претендовать на лидерство в ис ламской среде европейских турок, хотя и контролируют неко торое число мечетей и обителей.

Главная сфера интересов общины Фетхуллаха Гюлена – Евразия, Закавказье, государства Центральной Азии, Россий ская Федерация. Что же касается Западной Европы, очевид ным свидетельством деятельности здесь этой общины являет ся газета «Заман», входящая в издательский конгломерат Гюлена. Ее европейское издание «Аврупра-Заман» издается во Франкфурте с 1990 г. на 20 страницах, тиражом 13 тыс. эк земпляров, распространяется в Германии, Голландии, Фран ции, Бельгии, Дании и Швейцарии. С 1998 г. газета печатается уже в собственной типографии.

Печатается «Заман» и в США, в Нью Йорке с 1994 г. как еженедельник «Заман-Америка» с тиражом около 3 тыс. эк земпляров, распространяется и среди канадских турок. Све дения о деятельности сторонников Гюлена в США весьма ску пы. Выше мы уже упоминали о том, что этот лидер влиятель ного сообщества нурджистов предпочитает скрываться от су дебного преследования властей Турции в США и там же ле читься. В 2000 г. прокурор суда госбезопасности Н.М.Юксель закончил обвинительное заключение на 79 страницах и предъ явил заочный иск Гюлену. На расследование антиконституци онной деятельности Ф.Гюлена судебным органам Турции по требовалось 1,5 года. В заочном обвинении утверждается, что Гюлен «при участии хорошо подготовленных и обученных в принадлежащих ему школах, интернатах и курсах кадров намеревался отвергнуть принципы Ататюрка и ликвидировать светскую республику, чтобы создать государство, опирающее ся на шариат».

В турецких СМИ, в литературе по исламизму периодически появляется информация о том, что Ф.Гюлену, как представи телю «мягкого ислама», как инициатору создания разветвлен ной сети светских и религиозных школ в Евразии покровитель ствует ЦРУ. На такое покровительство намекает, например, «Джумхуриет»: «В США с туристической визой можно оста ваться максимум 2–3 месяца, как же в таком случае религиоз ный барон живет в США полтора года? По нашим данным, не которые лица, связанные с ЦРУ и работающие в отделе Госде па, занимающегося турецкими и греческими делами, заполучи ли для Гюлена зеленую карточку. Получивший в Турции под держку некоторых гражданских политиков, Гюлен устанавлива ет очень тесные связи в США с некоторыми лицами – врагами Турецкой республики, к тому же разъезжающими под видом журналистов... Не сидят сложа руки и мюриды – переводят экономические инвестиции в США, получают большую под держку от своих сторонников, особенно тех, которые находятся в республиках Центральной Азии...» Очевидно, к месту при вести и еще одну информацию из «Джумхуриет»: поддержи ваемая Эрбаканом еженедельная газета в г. Элязиг «Эль Азиз» опубликовала резкую статью против Ф.Гюлена, назвав его «маской, используемой ЦРУ», и сионистом. Утверждается, что Гюлен не является лидером нурджистов, подлинный их ли дер – Мюслюм Гюндюз ходжаэфенди.

Алевиты. Религиозный внутриисламский конфликт между суннитами и алевитами, проявляющийся иногда весьма остро в Турции, находит свое отражение и в турецкой диаспоре Ев ропы. По мнению левых, он подчас принимает характер борь бы между «революционно настроенными алевитами» (их в Турции всего 22 млн., проживают в Восточной Анатолии – илах Тунджели, Сивас, Адыяман и др. соседних илах) и «граждан скими фашистами, поддерживаемыми государством». В по следние годы в самой Турции на почве этого конфликта наибо лее трагические события произошли в 1993 и в 1995 гг. В пер вом случае в Сивасе исламистскими группами террористиче ского толка было устроено сожжение алевитов, собравшихся в этом городе по случаю фестиваля в память Пир Султана Аб дала. По их приглашению в фестивале принял участие извест ный писатель Азиз Несин. Фанатики-исламисты подожгли отель, где разместились участники фестиваля. После продол жительного, почти семилетнего трудного разбирательства суд государственной безопасности Анкары определил, что 2 июля 1993 г. в Сивасе было организовано массовое убийство (по гибло 37 человек, из них 35 сгорели), «чтобы опорочить взгля ды и действия Азиза Несина, ликвидировать важнейшие прин ципы конституционного режима – республиканизм и свет скость». Сообщается, что перед и вслед за этим событием не известными лицами были распространены листовки, в которых напоминалось, что этот известный далеко за пределами Тур ции писатель-сатирик опубликовал в газете «Айдынлык» неко торые отрывки из книги Салмана Рушди «Сатанинские стихи», которые якобы порочат ислам и пророка.

Другая кровавая провокация в отношении алевитов была устроена в 1995 г. в Стамбуле, ее организовали защитники шариата, натравив на алевитов стамбульскую полицию в квар тале Гази района Газиосманпаша. В результате нападения, начавшегося с обысков в трех кофейнях и кондитерской, поли цией было убито 30 человек. Три квартала в Газиосманпаша превратились в место сражения жителей и полиции, перед джемэви – «домом общения» алевитов в квартале возникли баррикады. «Джумхуриет» отмечала, что в день провокации в Стамбуле было замечено появление в мечетях групп саудов цев, алжирцев, афганцев и пакистанцев. «Кто они, кто доста вил их в Турцию, кто стоит за спиной тех верующих из Афгани стана и Пакистана, которые призывали к джихаду?» – спраши вала газета. Известный публицист Ильхан Сельчук написал тогда, что алевиты – анатолийские мусульмане, они верят в Аллаха, признают Мухаммеда, любят Али. Правда, они не имеют мечетей, не совершают намаз, хадж, не соблюдают по сты. Они «вздохнули свободно, когда Ататюрк ликвидировал халифат и создал республику... В Турецкой Республике уча стие президента или премьер-министра в суннитских торже ствах, превращение школ имамов из профессиональных в об щеобразовательные, распространение принципов шариата – все это поощряет нападения на алевитов».

Возникновение организаций алевитов в Европе началось в 1988 г. В 1990 г. их представители от Австрии и Германии учредили Федерацию обществ алевитов с центром в Майнце (Германия), затем он был переведен в Кельн (1993). После то го, как аналогичные общества появились в других странах Ев ропы, федерация стала именоваться Федерацией Союзов але витов Европы (Avrupa Alevi Birlikleri Federasyonu – AABF), объ единяя примерно 140 обществ Германии, Австрии, Франции, Швейцарии, Англии, Бельгии с общей численностью членов более 100 тыс. Руководящие органы – Совет деде (шейхов), Совет культуры и искусства, Совет по науке и исследовани ям, Совет молодых алевитов Германии, Совет женщин – алевитов Германии. К концу 90-х годов появились в структуре AABF Федерация союзов алевитов Голландии, при участии Совета по науке и исследованиям в 1997 г. учреждены Акаде мия алевитов Европы и Фонд (вакуф) алевитов Европы.

В Европе насчитывается примерно 500 тыс. алевитов, прибывших туда не только в поисках работы, но и с намерени ем укрыться от преследований суннитских фанатиков. Органи зации алевитов в Европе активно поддерживают борьбу своих единоверцев за равенство прав суннитов и алевитов. В 1993 г.

в Кельне был организован массовый митинг протеста в связи с преступлением в Сивасе, участвовало 50 тыс. алевитов. Феде рация Союзов Алевитов Европы издает полезную для своих приверженцев литературу, помогает братским обществам в Турции – таким, как общества Хаджи Бекташа, Пир Султана Абдала, вакуф Семах Кюльтюр, алевитским деревням и квар талам в ряде турецких городов. Первое требование алевитов – обеспечить в Турции свободу их верования. Для этого они счи тают необходимым отказаться от принципа обязательности преподавания религии в турецких школах, полностью реорга низовать Управление по делам религии либо совсем его упразднить. Самое же главное, подчеркивается в соответству ющих публикациях алевитов, – «обеспечить как для них, так и для всех других проживание в условиях демократии и мира».

На сайтах алевитов Европы с удовлетворением отмечает ся, что впервые в докладах комиссии ЕС за 2000 и 2001 гг. по приему Турции в это сообщество упомянуты проблемы алеви тов в Турции. В преподавании религии в школе, в учебниках не содержится ничего, что бы выделяло особенности учения але витов, ассигнуемые средства расходуются лишь на суннитские мечети и вакуфы. Эти действия противоречат правам мень шинств, поскольку не учитываются особенности социально культурной и религиозной структуры алевитов. Сообщается также, что опубликованный 13 ноября 2001 г. по итогам года доклад соответствующей комиссии Совета ЕС жестко отмечет, что в официальной позиции властей никакого улучшения не произошло: «к жалобам алевитов Диянет ишлери отнеслось безучастно, в частности в отношении уроков религии и учебни ков и строительства мечетей. Это уже относится к принципу свободы религии, алевиты обозначены как «мусульманская община несуннитского толка».

На общеевропейском уровне действуют и националисти ческие ассоциации турок в Европе.

Их активность не столь заметна, как активность исламистов, более того, некоторые общества тюркистов предпочитают существовать в Европе в единстве с ассоциациями исламистов, в частности с обще ствами-мечетями. Такого рода общий «зонтик», несомненно, облегчает турецким радикалам-националистам возможность националистической пропаганды в чуждой культурной, идеоло гической среде, особенно в Германии. Именно в этой стране турецкие националисты начинали свою объединительную дея тельность в Европе. Первые ассоциации «идеалистов» – уль кюджю были зарегистрированы во Франкфурте, во времена политических успехов тюркешистов в самой Турции – здесь же они в 1978 г. учредили свою федерацию. Затем в ее составе стали создаваться новые общества и федерации в Австрии, Бельгии, Голландии, Люксембурге, Франции, Швеции, Англии, Швейцарии, Норвегии и Дании, а также в Канаде, США и Ав стралии. При этом, несомненно, сказались меры уголовного преследования этих групп военным режимом 1980 года. Ныне это объединение именуется Федерацией Союзов турецких де мократических идеалистов Европы (Avrupa Demokratik lkc Trk Dernekleri Federasyonu – ADTDF). Провозглашаемые ею цели в Европе – «наводить мосты», обеспечивать сближение и сотрудничество турок в этих странах с властью и гражданами, «предотвращать возникновение изолированных турецких гет то», знакомить с турецкой культурой, «предупреждать непони мание и конфликты», участвовать в органах местного само управления, заниматься воспитанием молодежи, бороться, совместно с другими обществами, с наркоманией, террором, информировать турок о жизни в самой Турции.

На общем сайте ADTDF можно обнаружить гиперссылку BOZKURT, т.е. серый волк, также обитающий, как оказывается, и в странах Западной Европы. Что означает Бозкурт для турец кого националиста, можно узнать из этой ссылки. «В наших национальных дестанах, ставших достоянием многих поколений тюрок это символ, показывавший тюркам путь вперед, ведший их к победам. История каждого народа начинается с мифа... и передается из поколения в поколение... Для англичан это лев, для русских – медведь, для иранцев – барс или тигр, для япон цев – дракон, для итальянцев это волчица Ромула и Рема, для тюрок это серый волк... Когда образованный человек не прини мает бозкурта, это значит, что он не знает своей национальной истории, отрекается от нее, не принимает свою нацию и ее флаг. Отвергать волка – значит по меньшей мере отрекаться от своих великих предков, не признавать их. Тот, кто не уважает свою нацию, свою принадлежность к ней, сам не заслуживает уважения... Бозкурт – символ борьбы и мужества. Он не просто волк, он спаситель и герой в образе волка. Это всезнающий, мудрый Правитель»... Рассматривать волка как нечто единичное бессмысленно. «Когда мы в совокупности исследуем турецкую культуру и цивилизацию, литературу, историю и социальную жизнь, власть государства и армии, мы лучше понимаем значи мость волка. И вопрос не в том, чтобы презирать и отвергать волка. Вопрос в том, чтобы через образ волка проникнуться ту рецкой культурой и цивилизацией. Он – неотъемлемая часть турецкого идеала, турецкого динамизма».

Много ли серых волков в Германии? Автор исследования об истории турецких серых волков Поултон, ссылаясь на данные германской полиции, называет число турецких националистов, включая серых волков, – 6,7 тыс. О характере деятельности некоторых обществ идеалистов и серых волков можно подроб но узнать из их сайтов в Интернете. Так, 7 апреля 2001 г. по инициативе Турецко-исламского Союза при ДИБ в Аугсбурге (Augsburg Diyanet Turk-Islam Birligi) около ста членов местного общества бозкурт «почтили в Аугсбурге в мечети Тепебашы память главнокомандующего силами идеалистов, идейного во ждя, башбуга (фюрера) Тюркеша и всех павших борцов». Здесь же на сайте призыв – «свободу Халюку Кырджы» (осужден за терроризм). Вместе с тем приводится в общем мирная програм ма деятельности серых волков в Аугсбурге, это – занятия искус ством, работа с компьютером, футбол, шахматы. На этом же сайте сообщается, что «цель Очага идеалистов имени Альпар слана Тюркеша в Аугсбурге – сохранить в глубине Европы, в чуждой культуре свою культуру и идентичность, турецкую гор дость и исламскую мораль, чтить память Тюркеша и других ве ликих идеалистов, выступать за свободу Халюку Кырджы, избе гать опасностей наркомании, жить в согласии с немцами».

О столь же мирной программе своей деятельности сооб щает турецкий Очаг идеалистов в Монтре (департамент Сена и Марна) во Франции. Это все те же культура и спорт (наряду с проблемами «ислама и тюркизма во Франции и в мире»). По ражает обширность интернет-связей этого очага, разместивше гося в небольшом городе недалеко от Парижа. На сайте можно найти гиперссылки к «родственным» очагам в Европе, Амери ке, Турции.

Перспективы диаспоры в Европе. Каково будущее ту рецкой диаспоры в Европе, насколько она готова к тому, о чем сказано в официальном постулате турецких властей, ответ ственных за связи с диаспорой: «Турция стремится к тому, чтобы проживающие за рубежом турки полностью интегриро вались в окружающую их социальную среду, без этого им трудно будет достигнуть успеха».

Как можно предполагать, самым общим свидетельством успешной в целом интеграции турецкой диаспоры в западно европейское общество является тот простой факт, что трех миллионное турецкое население представлено в Европе уже вторым и третьим поколениями и в своем большинстве не намерено возвращаться в Турцию. Оно получило возможность за несколько десятилетий прочно укорениться в странах Евро пы, приспособиться к ее культуре и законам и в итоге значи тельно повысить свой материальный и интеллектуальный ста тус, которого оно не смогло добиться на родине. Что же каса ется особенностей реализации всех предоставленных возмож ностей по интеграции в западную цивилизацию – они для раз личных групп турецкой диаспоры неоднозначны.

Выше нами отмечено, что демократические режимы евро пейских стран в целом с готовностью идут навстречу турецким мигрантам в вопросах приобщения их к новым условиям жизни в другой культуре и с иным укладом, адекватно относятся к обычаям и традициям, проявляя веротерпимость и предостав ляя соответствующие льготы. СМИ Турции и турецкой диаспо ры в Европе приводят конкретные свидетельства такой толе рантности европейцев. Например, сообщается, что бюро по трудоустройству Франкфурта устраивает на работу женщин мусульманок, которые не считают для себя возможным выхо дить на работу без покрывала и вынуждены таким образом оставаться незанятыми. Германские турки активно участвуют не только в общественной, но и в политической жизни страны, в частности, в качестве депутатов различных партий – Партии зеленых, Христианско-демократической партии и т.д. Эти люди заявляют, что они «не испытывают проблем», выступая за укрепление связей между турками-мусульманами и немецкими христианами.

В упомянутой выше публикации Ассоциации турецких уче ных Европы – ЕАТА утверждается, что «европейские турки и прежде всего представители второго поколения, т.е. те, кто прошел в стране своего проживания все ступени образования, включая университет, и кто считает родным языком язык этой страны, стремительно повышают свой уровень в социальной иерархии стран проживания». Это второе поколение, даже не получив соответствующего гражданства и испытывая воздей ствие ксенофобии, добивается успеха во многих сферах дея тельности – «создает свои предприятия, овладевает свобод ными профессиями, преподает в университетах, делает ака демическую карьеру». Разумеется, при этом признаются сложности морально-психологического характера, обусловлен ные своеобразием менталитета, сформированного в условиях иной историко-культурной цивилизации.

Вместе с тем приводимые выше, казалось бы, очевидные свидетельства благоприятных итогов эмиграции миллионов турок в европейские страны частью политиков в самой Турции и в среде турецкой диаспоры в Европе не оцениваются столь позитивно. Президент Турецкого Сообщества Германии (ТСГ – Almanya Trk Toplumu) проф. Хаккы Кескин 18 октября 2001 г.

изложил в интернете свое понимание условий интеграции, вы полнению которых, как он убежден, пытаются препятствовать органы, ответственные за создание для турок благоприятных условий интеграции. К ним он относит мультикультурное обра зование начиная с детских садов и школ, включающее родные языки меньшинств, их культуру и веру;

предоставление перво му и второму поколениям турок германского гражданства с со хранением турецкого (двойное гражданство);

принятие закона, гарантирующего предупреждение расизма, ксенофобии и анти семитизма. Для вновь прибывающих необходимо открывать языковые курсы и курсы «совместимости» (uyum), уроки исла ма в школе должны преподаваться на турецком языке, а не на немецком. Профессор считает, что «Германия стала необра тимо мультикультурным обществом, отныне образ будущей сильной и богатой Германии должен формироваться на этой истине».

Член Партии националистического движения Турции Фе ридун Тимур считает, что во всех трудностях турецких эми грантов в Германии виноват Гельмут Шмидт, убежденный, что «потенциально турецкое население составляет чрезвычайно большую угрозу для стран ЕС.., он бьет во все колокола, чтобы напомнить европейцам, что через 30–40 лет численность турок достигнет 100 миллионов и сравняется с численностью насе ления Германии и Франции... Они готовы запугивать мир «ту рецкой опасностью»... За этим стоит стремление узаконить распространение повсюду европейской цивилизации в каче стве мировой. Европа столь высоко развита, что рассматрива ет себя как самого справедливого судью, более того, как судью для всего мира».

Очевидно, у многих турок и немцев существует различное понимание интеграции. По мнению Поултона, для Германии, «страны классической модели этнического национализма – это серьезная проблема». Она «ревностно сохраняет то, что счи тает чисто германской культурой, от чуждого проникновения».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.