авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ИНСТИТУТ ИЗУЧЕНИЯ ИЗРАИЛЯ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК МУСУЛЬМАНЕ НА ЗАПАДЕ Москва 2002 ...»

-- [ Страница 3 ] --

При этом он приводит высказывание представителя Германии на заседании комиссии по меньшинствам в Гааге в октябре 1994 г. о том, что иммигранты могут быть приняты в Европе, если они добровольно откажутся от своей культуры и полно стью примут «германскую» культуру. Между тем, пишет Поул тон, «для турка отказаться от своего туркизма и полностью адаптироваться в германскую культуру было и остается делом труднопреодолимым». Автор считает, что «тенденция упроче ния турецкой идентичности в Германии связана также с ростом радикального германского национализма». Упрочению турецко го национализма, по мнению Поултона, способствует также «информационная революция»: из Турции принимаются пря мые телепередачи, в целом турецкие СМИ являются «большой поддержкой в деле национальной идентификации турок». Вы ясняется, что глобальная революция, создавая единую миро вую культуру, может играть «решающую роль в сохранении и упрочении культурных различий».

И власти этих стран, и демократическая общественность протестуют по поводу провокаций неонацистов, вместе с тем сами турки, интегрированные в западное общество, видят и вину некоторых проживающих здесь соотечественников – тех, кто, пользуясь гостеприимством страны пребывания, в то же время проявляет враждебность к образу жизни, культуре, ре лигии, законам местного общества и не намерен с ними ми риться, рассчитывая создать «другую» Германию. Давно пере селившийся в Германию публицист Метин Гюр, последова тельный сторонник поиска путей интеграции германских турок в европейскую культурную среду, в одном из разделов своей книги, названном «Станут ли немцы мусульманами?», приво дит высказывания некоторых турецких исламистов о том, что так оно и будет, Германия станет мусульманской страной, при чем это предсказано давным-давно, еще при жизни пророка.

«Причиной безостановочного расширения числа мечетей (в Европе)...является убежденность в том, что шариат должен господствовать над миром. Это тоже политика, борьба без оружия... Как утверждают, например, влиятельные ходжи из числа тех наших религиозных деятелей, которые живут в Гер мании, Германия в будущем якобы станет мусульманской страной». Автор считает, что «любой хозяин дома не сможет долго терпеть, когда его гость постоянно его поносит», когда на демонстрациях некоторые мусульманские организации в своих листовках и на плакатах открыто объявляют немецкому народу священную войну».

Автор пишет о разветвленной системе религиозных об ществ, приютов и мечетей в Европе. В распоряжении Диянет ишлери 800 мечетей, примерно 100 тыс.

членов, полмиллиона сочувствующих. В распоряжении исламских культурных цен тров – 308 мечетей, 60 тыс. членов, 30 тыс. сочувствующих. У МГ – 487 мечетей, 313 мест для совершения намаза и курсов Корана, более 100 тыс. членов и сочувствующих. Тюрк Ислам Бирлиги имеет 125 мечетей, 2500 членов, 4000 сочувствую щих. У накшбенди – 55 обителей, 800 мюридов,1200 сочув ствующих. У нурджистов – 30 обителей, 800 талибов, 500 со чувствующих. У Союза исламских обществ и общин – 20 мече тей,500 членов,600 сочувствующих. У ассоциации Муслюман джемаатлер Бирлиги 40 мечетей, около 100 членов. (Как очевидно, эти цифры ныне значительно изменились – только по «ведомству» ДИБ они за пять прошедших лет значительно возросли, по числу мечетей – с 800 до 1200). По мнению Гюра, «в основе такого численного увеличения – идея о господстве шариата над миром. Это – политика, способ воевать без ору жия.» Он приводит слова одного из германских исламистов, директора исламского архива Германии Салима Абдуллаха, опубликованные в «Милли газете» 29 сентября 1990 года:

«Спросим сами себя – почему достигшие окраин Вены ислам ские войска вынуждены были затем уйти, не достигнув цели..?

То, что не сумели сделать в 17 веке турецкие войска под Веной и Нюрнбергом, успешно проделали простые люди, отправив шись из Анатолии зарабатывать свой хлеб. Повсюду, где появ ляется мусульманин с Кораном, он одерживает победу. Поэто му возвратиться в Анатолию – значит вновь исламу отступить ся от западного мира.»

Как утверждал Фарук Мерджан в конце 1999 г. в газете «Заман», идея тюркского глобализма положительно восприни мается и в МИДе Турции. При этом он сослался на книгу Онура Оймена, бывшего посла Турции в НАТО. В книге приводятся расчеты, по мнению ее автора, дающие право Турции претен довать в третьем тысячелетии на роль одного из мировых ли деров, причем благодаря прежде всего этническому фактору.

Вступление Турции в ЕС приравняет ее по числу депутатов в Европарламенте с Германией, а спустя 50 лет Турция по насе лению станет самой крупной державой Западной Европы. Что касается судьбы России в Евразии, то согласно автору, она станет аналогичной судьбе европейских стран – через 50 лет население России сократится на 30 миллионов, население тюркских государств возрастет также на 30 млн., достигнув млн. Став влиятельной державой «под зонтиком ЕС», Турция одновременно «под зонтиком ислама» окажется лидером му сульманского мира. Обозреватель «Заман» считает, что МИД относится с пониманием к таким взглядам, приводя следующее высказывание его главы И.Джема: «Опираясь на историческое и культурное наследие, используя преимущества статуса од новременно и европейского, и азиатского государства, Турция в состоянии претендовать на то, чтобы стать центральной си лой Евразии... Прошлая роль региональной державы превра щается в роль уже державы глобальной...»

Исследователи проблемы турецкой эмиграции в Западную Европу Фарук Шен и Седеф Корай затрагивают деликатную тему о пределах цивилизационного компромисса двух разных культур – исламской и христианской. Они писали в 1993 г., что «турец кая, в известном смысле исламская культура сегодня заявляет о себе в Европе во всех сферах. Там имеются турецкие газеты, каналы ТВ на турецком языке, центры по образованию, ислам ские школы, спортивные общества, турецкие магазины и пред приятия, политические организации...» Эти авторы признают, что наибольшего влияния добились исламские организации.

Предположительно уже в конце 70-х годов до 100 тыс. турецких детей посещали курсы Корана. Они также убеждены, что среди действующих ныне в Европе турецких исламистских организа ций самая влиятельная – Милли герюш. В отличие от других исламских организаций она ведет обширную работу среди до мохозяек, девушек, включая студенток, и детей. Об итогах такой работы свидетельствует рост в местах проживания мусульман числа женщин в религиозном одеянии.

В ряде стран Европы турецкие мечети оказываются под подозрением полиции. В Голландии в ноябре 2000 г. была про ведена операция «молния», в ее рамках в различных городах страны имели место обыски в домах, задержаны 23 человека, большинство – турки. Обнаружено оружие, ручные гранаты, наркотики и большие суммы денег. Полиция заявила, что за держанные подозреваются в наркоторговле, сборе хараджа и похищении людей. Обыск был проведен также и на территории вакуфа мечети Улу в Амстердаме, где силы безопасности вскрыли с помощью электропилы дверь молодежного отделе ния фонда и применили силу в отношении нескольких молодых людей, сковали их наручниками, в возникшей драке применя лись палки и железные прутья. По поводу этого события пред седатель Турецкой федерации Голландии Исмет Харманкая заявил прессе, что эти действия – стремление унизить общину перед общественностью страны. Информация в СМИ о причи нах инцидента, об упоминаемых в них обществах «не соответ ствует действительности».

В то же время демократические круги в среде турецкого населения Европы заявляют, что Турция оставила своих граж дан в Европе на произвол судьбы, вверила их организациям, представлявшим эксплуататоров от религии из Ливии, Египта, Саудовской Аравии и Ирана. Они утверждают, что часть ра ботников Диянет ишлери получала средства от исламистской Рабыта, что «жалование некоторых ходж Милли герюш опла чивалось Саудовской Аравией». За организацией Милли герюш, привлекшей на курсы Корана в Европе детей из 100 ты сяч семей турецких корней, стоят Дюнья муслюманлар консеи, Ислама чагры джемиети, Рабытат-уль Алем-иль Ислам дже миети и ливийские власти.

Власти Германии констатируют возникновение раскола, при участии исламистских радикалов, не только между немца ми и турками, но даже в среде самих турок, проживающих в Германии. Летом 1998 г. министр внутренних дел Баварии Гюнтер Беккштейн обратил внимание на то обстоятельство, что летние лагеря, организуемые для турецких детей в Бава рии, превращаются в центры по промыванию мозгов. «Турец кие семьи должны знать, куда отправляются их дети на время каникул. Многие такие семьи, не особенно заботясь о провер ке, оказываются под воздействием пропагандистских призы вов. Семьи, осознанно посылающие своих детей в нелегаль ные лагеря, будут отвечать по закону». Беккштейн заявил, что проводимая в лагерях политическая пропаганда направлена на раскол турок, проживающих в Германии. «Направляющаяся в эти лагеря молодежь возвращается оттуда фанатичными бое виками определенной организации. Их мозги засорены ненави стью и высокомерием». Далее сообщается, что число одно дневных и стационарных летних курсов, открываемых органи зацией «Исламское общество. Национальный взгляд» прежде всего в Германии, а также в Голландии, Бельгии, Швеции, Швейцарии, Дании, Франции, Австрии возросло. По данным самой этой организации, число лагерей в названных странах достигает 107, они не контролируются местными властями;

мечети и месджиты, зарегистрированные как общества, ведут активную деятельность по привлечению в лагеря при мечетях девушек. «Национальный взгляд» утверждает, что сами роди тели выбирают этот путь, чтобы уберечь своих дочерей от не желательного, по их мнению, влияния того мира, в котором они живут. Добившаяся в этих лагерях успехов молодежь направ ляется на обучение в Египет, Саудовскую Аравию и Сирию.

Приводятся данные, что от имени организации «Национальный взгляд» в египетском университете Эль-Эзхер проходят обуче ние 300 учащихся, в Саудовской Аравии – 200, в дамасском университете – 50 молодых людей.

Для Германии идеологическая ориентация местного турец кого населения становится все более значительной внутрипо литической проблемой. Происламская газета «Тюркийе» отме чает, что «возрастающая с каждым днем численность граждан турок начинает все более сказываться на социальной, но осо бенно на политической жизни страны», что на парламентских выборах 1998 г. эта численность достигает 160 тысяч (по дру гим данным – 220 тысяч) и «их голоса вряд ли достанутся Ко лю, вознамерившемуся перекрыть Турции дорогу в ЕС». На следующих выборах в 2002 г. эта численность увеличится до 500 тысяч человек.

Деструктивные шариатские претензии политического ис лама в Турции и его деятельность в Западной Европе – одна из истинных причин того, что Турцию не принимают в ЕС, хотя об этом европейские политики говорят весьма скупо, в отличие от местных националистов-радикалов. На это обращают вни мание и турецкие авторы: «Таким образом, культурное соот ветствие стало основным условием приема Турции в ряды ев ропейцев». С. Хантингтон в своей статье «Конфликт цивилиза ций», опубликованной в 1993 г., пишет, что Турцию отличает «синдром расколотой страны»... По мнению этого автора, ту рецкой культуре не свойственны принципы Запада, напротив, она им противостоит на уровне элиты, проявляет себя как негативная сила, отличаясь от западной своей сутью – ислам ской культурой.

Германские власти следят за организацией Национальный взгляд, за ее влиянием в Европе, ростом числа ее сторонников за счет безработной неприкаянной молодежи и причисляет ее к течениям, наносящим ущерб демократической системе. В до кладе за 1999 г., подготовленном управлением по охране кон ституции земли Северный Рейн – Вестфалия, отмечалась осо бая активность среди исламских течений турецкого происхож дения (последователей Каплана и организации МГ). При этом сообщалось, что в земле Северный Рейн-Вестфалия членов МГ насчитывается 7 500 человек, что в мае 1999 г. на ежегод ном собрании этой организации в Кельне на стадионе Мюнген сдорфер присутствовало 35 тыс. человек, прибывших из всей Германии и из Европы. На собрании ее молодежной организа ции 16 октября в Дюссельдорфе участвовало 6 тысяч. Присут ствовал и прибывший из Турции представитель все той же Фа зилет. Согласно годовому отчету МГ, число ее организаций в Европе – 1091, число отделений – 2 137. Руководящий состав – 17 841 человек, а всего членов и руководителей – 83 868 че ловек. В соответствии с такого рода информацией власти стали запрещать (например, в Берлине) уроки ислама. Ми нистр образования земли Берлин Клаус Бегер ввиду несоблю дения принципа равенства мужчин и женщин запретил препо давание ислама, предложенное действующей там Исламской федерацией (Ислам федерасьону). Отмечено при этом, что в рамках предоставленных ей прав и полномочий нет упомина ний об уроках ислама в берлинских школах, это сообщено письменно в адрес ИФ. В проекте подготовленной ИФ про граммы также нет ясности, как будут на уроках реализовывать ся «главные конституционные принципы».

Газета «Хюрриет» предположила, что когда 4 декабря г., т.е. когда Н.Эрбакан еще был у власти, германский посол в Турции, попросившись к нему на прием, выразил тревогу по по воду деятельности «отдельных исламских организаций», он имел в виду прежде всего МГ. Эти организации, сообщил посол, «препятствуют интеграции турецких граждан в германское об щество». В ответ Н.Эрбакан высказал убеждение, что «принад лежность к разным культурам и религиям – не препятствие то му, чтобы быть вместе». Кстати говоря, находясь у власти, Ре фах инициировала обращение Турции к Германии с просьбой официально открыть немецкие школы с религиозным обучением для турок, однако получила отказ, поскольку такой шаг, по мне нию германских властей, «станет препятствием для интеграции турок в германское общество», «приобщения к нему».

Вместо заключения. Турецкая диаспора в Европе оказа лась причастной к событиям, последовавшим после террори стических актов в США в сентябре 2001 г. Одной из первых мер, предпринятых властями Германии сразу после терактов, стало закрытие в Кельне созданной в свое время Дж.Капланом турецкой телестанции Хакк – за подрывную деятельность в от ношении Турции, за призывы к джихаду.

Об участии турецких террористов в заговорщической дея тельности в Германии сообщало радио Немецкая волна на ту рецком языке. Американские разведывательные органы заяв ляли, что центром организации нападения и тылового обеспе чения террористов была Германия, а германские власти уточ няли, что террористические акты направлялись из Гамбурга.

Турок Харун Айдын был арестован в Гамбурге по подозрению в участии подготовки терактов.

Со своей оценкой событий поспешил выступить Н.Эрбакан, заявив что вновь христианский тарикат будет го товить мировую войну. Он назвал большой ошибкой операции США в Афганистане, утверждая, что нет доказательств участия бен Ладена в этом нападении на американские города. Он ожидает книгу из США о тарикате в этой стране – «Тарикат об новленного христианства», который якобы был создан еще лет назад.

Министр внутренних дел земли Северный Рейн – Вестфа лия особо отмечал, что большинство мусульман, живущих здесь, уважает законы, живет в обществе в мире и согласии, вместе с тем некоторые турецкие общества – например, Кап лана – могут быть закрыты. Также «опасной организацией»

была названа МГ, насчитывающая в СРВ 7,5 тыс. членов. Он сообщил, что имеющиеся в Законе об обществах льготы в пользу религиозных организаций могут быть отменены. Среди проживающих в земле СРВ мусульман 500 человек не отвер гают крайности в политической борьбе. «Некоторые же не от вергают возможность крайних действий в странах, откуда они родом. Считается, что в земле проживает примерно 10 тыс.

человек радикальных исламистов».

В Германии председатель Турецкого очага Ташлы выска зал беспокойство за судьбу мусульман Европы после событий в США, утверждая, что нельзя заявлять о коллективной вине всех мусульман. Он утверждал, что поставлены под угрозу усилия по диалогу и интеграции, что политики и СМИ не должны создавать образ нового врага, диалог культур должен быть продолжен, не все мусульмане – радикалы. «Террористические нападения да ли новый материал крайне правым немцам, уже через два часа после нападений в США последовали угрозы расправы над ис ламскими организациями и семьями мусульман».

Любопытно, что в среде турецких светских публицистов и политиков имеет хождение точка зрения, открыто высказан ная как упрек в адрес европейцев после трагических событий в США 11 сентября 2001 г.: Европа фактически в течение дол гого времени оберегала турецких исламистов, укрывала их от справедливого преследования властями Турции. Комменти руя бурную реакцию Запада на террористические атаки в США, турецкий журналист Октай Экси пишет: «Многие годы нас не слушали. Подобно некоторым туркам, немцы верили, что голоса, которые они слышат, принадлежат поборникам демократии... Они сардонически смеялись, когда мы говори ли, что любовь во имя человека – это чувство, о котором эти фанатики не ведают и бывают столь жестоки и неистовы, что и пальцем не пошевелят, если кого-либо следует, как они уверены, считать их врагом, которому надлежит на глазах у всех умереть мучительной смертью. Если они нас убедили, тогда следует ли им быть заодно с фанатиком-фундамента листом Джемаледдином Капланом, его сыном и его общиной?

Защита его, гарантия политического убежища другим свиде тельствуют, что либо они игнорируют, либо – мы не хотели бы этому верить – поощряют укрепление подобной общины про тив Турции на тот случай, когда это пригодится... Сегодня они вспомнили, что связи Метина Каплана с Усамой бен Ладеном были зафиксированы во время судебного разбирательства в Верховном Суде Земли Дюссельдорф, где он был обвинен в причастности к этой организации. По решению суда Каплан был приговорен к четырем годам тюремного заключения, и теперь этот факт публично подтвержден, подтверждено на суде в Карлсруэ, что группа из организации Каплана встрети лась с бен Ладеном в Афганистане».

Сразу после событий в США журналист Тунджай Озкан написал в «Миллиет», что по данным турецкой разведки, был «установлен широкий спектр интересов Усамы бен Ладена к Турции», в 1999 г. осуществлялась подготовка террористических актов против посольств США, Англии и Израиля, что в его орга низации «действуют турецкие муджахеды», через Турцию про легал путь некоторых агентов «Аль-Каиды», зафиксированы также и деловые интересы семьи этого террориста в Турции.

По этому же поводу журналист С.Сертоглу обращается к турецким властям: «Чего вы ждете?» Он призывает не слушать тех, кто возмущается нападением на Афганистан и исламский мир: речь идет о средневековом мышлении, о терроризме. Ав тор напоминает, что ориентируемые против Турции левые и правые террористические организации расположились прежде всего в Германии, а также в Англии, Греции, Бельгии, Франции и балтийских странах. «Однако, поскольку террористы не вы ступают против этих стран, власти предоставляют им без вся кого стыда гостеприимство».

Официальные турецкие власти также подтверждают ту ис тину, что Европа, ее столицы давно стали прибежищем ислам ских террористов. Министр юстиции Хикмет Сами Тюрк предста вил своим коллегам по ЕС пакет документов, свидетельствую щих, что акции смертников, религиозные посты-голодовки и террористические акции в Турции координировались из Запад ной Европы. «Соответствующая документация передана мини страм юстиции и внутренних дел Бельгии».

Ялчин Байер пишет о готовности Турции участвовать сов местно с США в борьбе с террором. Следует, однако, потребо вать ответных шагов – передать властям Турции некоторых левых радикалов и курдов, проживающих в Европе. То же са мое относится и к исламским террористам, сконцентрировав шимся в основном в Германии. Самая крупная организация среди них – Национальный взгляд. «Они насильно собирают с турок по три-четыре раза в год деньги под видом закята, жерт воприношений, на джихад. Тех, кто не дает, заносят в черные списки. Если таковыми оказываются мелкие предприниматели, им не дают вести бизнес, изгоняют с места, обвиняют в том, что те отреклись от веры. В Германии много мечетей. Прихо жанам говорят, что Ислам придет с джихадом, что в Турции без джихада ислам не победит. С джихадом ислам более про чен, надежен, он к тому же очищает от неверующих. Автор пи шет далее, что «ежегодно в большом количестве сторонники Милли герюш отправляются в Пакистан, Саудовскую Аравию, Чечню и Афганистан». В Германии турецкое Управление по делам религии имеет свою организацию, но она не эффектив на, многие ее служащие сотрудничают с Милли герюш, даже передают ей деньги. Приезжающие в Германию из Турции по литики, журналисты в беседах говорят о том, что Турция раз валивается, что если материально поддержать в ней религи озные движения, их победа наступит скорее.

Упреки в адрес Запада, прежде всего Америки, завуалиро ванно оправдывающие террористические акции, осуществлен ные 11 сентября, звучат и в среде происламских СМИ. Мехмет Шевкет Эйги в электронной версии органа МГ «Милли газете»

пишет о начале нового крестового похода, объявленного Бу шем против мусульманского мира, и напоминает историю пер вых походов крестоносцев в Иерусалим. Причем сначала «они напали на евреев, пролили кровь и учинили погромы в Европе, затем двинулись на Ближний Восток, захватили Иерусалим, подвергли в нем огню и мечу и мусульман, и евреев». Теперь, утверждает автор, «современная еврейско-христианская циви лизация и весь еврейско-христианский мир готовятся к новому крестовому походу. Провозглашенная некоторыми западными философами Западная Христианская цивилизация – это агрес сивная, двуличная цивилизация. Открыв Америку, европейцы перебили ее население, уничтожили существовавшие там ци вилизации. Когда-то на территории США жили индейцы. Сколь ко их осталось? Колониализм – самый большой позор Запад ной цивилизации... Несчастных африканцев вывозили на судах штабелями, чтобы превратить их в Америке в рабов, тех же, кто умирал в пути, выбрасывали за борт».

Автор пишет, что террористическое нападение в США – прежде всего горе: «Проведена невиданная доселе террори стическая атака, убиты тысячи невинных людей. Такая акция, такое убийство не может быть принято ни одной религией, и как мусульманин я это осуждаю. Убийц следует найти и нака зать». Далее он напоминает, что на американских деньгах написано: мы вверяем себя богу, однако Аллах не уберег эту страну. Ибо права, признаваемые у себя дома, за своими народами, они за всем человечеством не признавали... В ис ламской истории также совершались действия, подлежащие осуждению. Однако именно Запад является чемпионом по не справедливости, угнетению, варварству».

Автор статьи, безусловно, разделяет концепцию конфлик та цивилизаций: «Причины поражений исламского мира перед Западом в последние три столетия – преимущества крестонос цев в науке и технике... Но для цивилизации не могут быть ее преимуществами компьютеры, спутники, самолеты, поезда, пароходы, атомные бомбы, подводные лодки, предметы до машнего обихода, обеспечивающие комфортную жизнь. Под линная цивилизация – это совсем другое…». Это другое вы глядит несколько аморфно у автора – это «система жизни, со ответствующая природе человека», «справедливость, распро страненная на все человечество», «право каждого на индиви дуальность», «жизненная философия», «безопасность жизни, имущества, национальной принадлежности, принцип – жить без страха».

В этом же номере «Милли газете» врезка другого автора.

Ахмет Ф.Гюн пишет в ней, что теперь талибаны стали плохие и их можно бомбить. «Но истина состоит в том, что талибаны пришли к власти при поддержке США и Пакистана… Теперь же США хотят утопить мир в крови». «Пора Америке отказаться от роли одновременно и матери, и отца, и жандарма».

Очевидно, что трагические события сентября 2001 г. в США заставят власти европейских стран отказаться от политики по такания исламистам и другим радикалам в среде турецкой диаспоры. Вместе с тем они стали поводом для идеологов по литического ислама вновь вернуться к осуждению западной ци вилизации, утверждать, что такого рода события этой же циви лизацией и спровоцированы. Подобная точка зрения исключает возможности мирной интеграции в западноевропейское обще ство тех турецких мигрантов, которые следуют идеологии исла мизма, она является препятствием для вступления Турции в ЕС.

Sen Faruk. Sedef Koray. Trkiye'den Avrupa Toplulugu'na g hareketleri. Kln-Ankara, 1993, c. 25.

http://www.mhfa.gov.tr/grupa/ac/acb/default1.htm http://www.eata-online.net/frametr.html Turkey and the West. Changing Political and Cultural Identities.

Edited by M.Heper, A.nc and H.Kramer. Lnd-N.York, 1993. – C. 219– 231.

Там же, с. 232, 233.

Poulton, Hugh. Top Hat, Grey Wolf and Crescent. Turkish Nationalism and the Turkish Republic. New York, 1997. – C. 306, 307.

Zaman, 17.12.2000;

Istanbul Ticaret, 15.06.2001.

http://www,ajrnanyayagoc.com/default.asp?konum=go http://www.turkiye-almanya.com/turklerin_yarisi_issiz.html http://www.bilginet.com/turkalem/turklink/linkler.asp?cid= Там же.

Yalin, Soner. Hangi Erbakan. Ankara, 4 basim, 1995, c. 296, 298.

Cumhuriyet, 8.09.2000.

Gr, Metin. eriat ve Refah. Istanbul, 1997, c. 7, 8.

Zaman, 8.10.2001.

http://www.diyanet.gov.tr/tanitim/tablo.html Tarhanli, Istar B. Mslman Toplum, «laik» Devlet – Istanbul, 1993. – С. 81, 84, 100, 106, 131, 168, 177, 180.

Cumhuriyet, 22.08.2001;

27.08.2001.

Cumhuriyet, 28.08.2001.

http://www.diyanet.gov.tr/DIYANET/ekim%202001/basyazi.htm Turan, Sara Gl. Trkiye'de Din Terr. – Izmir, 1996. – C. 117, 118.

Там же, с. 119–127.

Sabah, 7.05.1999.

http://arsiv.hurriyetim.com.tr/dosya/fazilet/iddianame.htm Мерве Кавакчи совершает поездку по США. Ранее, еще в Турции, она получила приглашение участвовать во встрече в верхах ООН.

Представляет мусульман США. У нее плотная программа про ведения встреч, конференций в США и других странах, «после чего я, иншаллах, вернусь». Легальная процедура продолжается, «на данный момент я депутат, гражданка Турции». «Обращусь в Европейский суд (AIHM)». Milliyet, 31.08.2000.

http://arsiv.hurriyetim.com.tr/hur/turk/01/06/22/turkiye/96tur.htm Sabah, 3.08.2001.

Gr, Metin. eriat ve Refah, c. 24–26.

Yalin, Soner. Hangi Erbakan, c. 386.

Cumhuriyet, 15.12.1994.

http://www.milliyet.com.tr/content/dosya/siyaset/milli.html#top Yalin, Soner. Hangi Erbakan, c. 387. Hrriyet, 7.10.2001.

Bulut, Faik. Tarikat sermayesinin ykselisi. 3 basim. – Ankara, 1997. – C. 341.

Cumhuriyet, 3.09. http://www.milliyet.com.tr/content/dosya/siyaset/milli.html#top Hrriyet, 7.10.2001.

Duman, Dogan. Demokrasi srecinde Trkiye'de Islamcilik. – Izmir, 1997. – C. 365.

Bulut, Faik. Ordu ve din. Asker gzyle Islamci Faaliyetler. – Istanbul, 1995. – C. 227.

Turan, Sara Gl, c. 113–117.

Hrriyet, 7.10.2001.

Bulut, Faik. Ordu ve din, c. 109–111, 115;

Gr, Metin, c.12.

Bulut, Faik. Tarikat Sermayesinin Ykselisi, c. XX, XXl, 352, 354, 355.

Duman, Dogan, c. 193–196.

http://www.zaman.com.tr/2001/08/01/dzaman/avrupa.htm http://www.zaman.com.tr/2001/08/09/dzaman/amerika.htm Cumhuriyet, 1.09.2000.

Там же.

Cumhuriyet, 9.09. Yrkoglu, R. Okunacak en byk kitap insandir. Tarihte ve gnmzde Alevilik. 3.basim, 1992, c. 288, 321.

Erbil Tusalp. Seriati beklerken, 356 357.

Cumhuriyet, 17.03.1995;

20.03.1995.

http://www.alevi.com/tr/aabftanimak/tarih.htm 100 soruda tarih bounca Alevilik ve Aleviler. – Istanbul, Tempo kitaplari, 1995, c. 3, 94.

http://www.alevi.com/tr/goecmen/avrupa/tr%20ilerleme% raporu_i_Engin.html http://www.turkfederasyon.com/html/turkfed.html http://www.turkfederasyon.com/html/bozkurt.html Poulton, Hugh, c. 306.

http://www.ulkuocagi-augsburg.de/ http://mtuo77.free.fr/turk.htm http://www.mhfa.gov.tr/grupa/ac/acb/default1.htm Zaman 18.04.2001.

http://www.dwelle.de/turkish/presse/138107.html 30.04.2001.

http://www.eata-online.net/frametr.html Турция между Европой и Азией. Итоги европеизации на исходе XX века. – М., 2001. – С. 300.

http://www.almanyayagoc.com/default.asp?konum=readarticle&arti cleid=67 Almanya'nin G ve Entegrasyon Politikasi, Yeni Bir Dnem mi Olacak? 18 Ekim 2001.

Trkiye ve Siyaset Dergisi. – Mart-Nisan 2001.

Poulton, Hugh. C. 306–308.

Gr, Metin. Seriat ve Refah, c. 7, 9, 10, 247.

Там же, c. 17.

Gr, Metin. Seriat ve Refah, c. 8–10.

Zaman, 15.12.1999;

http://www.zaman.com.tr/ssayfa/odosya/milenyum.htm Sen, Faruk ve Koray, Sedef, c. 128–132.

http://www.zaman.com.tr/2000/12/12/dzaman/avrupadevam.htm Gr, Metin. Seriat ve Refah, c. 18.

Cumhuriyet, 27.07.1998.

Trkiye, 24.09.1998.

Cizre, mit. Muktedirlerin Siyaseti. Merkez Sag-Ordu-Islamcilik.

Istanbul, 1999, c. 120, 121.

Cumhuriyet, 3.09. Sabah, 2.08.2001.

Cumhuriyet, 19.09.1997;

Hrriyet, 5.12.1997.

http://www.sabah.com.tr/sabah/2001/09/28/ Вести (ТВ), 24.10.2001;

http://www.dwelle.de/turkish/guencel/185699.html 01.10.2001.

Milliyet, 22.09.2001.

Hrriyet, 22.09.2001.

http://www.merkezcami.de/haberler/16–10–01/teror.dernek.htm.

http://www.turkishpress.com/beta/news.asp?ID=4335 7.010.2001.

http://www.milliyet.com.tr/2001/09/25/yazar/ozkan.html http://www.sabah.com.tr/sabah/2001/10/21/yazarlar/yazarlar11.htm http://www.zaman.com.tr/2001/09/28/politika/politikadevarn.htm# Hrriyet, 22.09.2001.

http://www.minigazete.com.tr/30092001/haberler.htm Там же.

М.С.Лазарев КУРДСКАЯ ДИАСПОРА (СОЦИОПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) На рубеже XIX–XX вв. курдская диаспора, возникшая в то время, начала играть заметную, а потом и важную роль в национальном движении и культуре, стала весомым фактором, влияющим на политическую ситуацию в курдском регионе Ближнего Востока (в Курдистане), в курдском вопросе вообще.

Но для начала следует указать на специфику относящихся к данной теме вопросов.

Речь пойдет об одном из древнейших народов Западной Азии автохтонного происхождения, чье достоверное историче ское существование в этом регионе превышает два с полови ной тысячелетия. О народе, окончательно завершившем свою этническую консолидацию еще в V–VI веках н.э., обладающем отчетливо выраженными этнонациональными признаками (территорией основного расселения курдского этноса, языком в разных диалектных формах, собственной ментальностью и ан тропологическими и этническими особенностями, своеобраз ной и богатой культурой). О народе, сыгравшем значительную роль в истории и культуре всех стран и народов Ближнего Во стока и обоснованно претендующем на достойное место в се мье народов при ныне формирующимся новом миропорядке.

Наконец, о народе, самом многочисленном (до 30 млн.) среди всех этносов планеты, до сих пор лишенных государственной независимости. Мало того, подавляющему большинству курдов продолжают отказывать в таких элементарных правах, как ад министративно-территориальная и культурная автономия, что при современных представлениях о цивилизованных нормах отношений между народами выглядит абсолютно неприемле мым и даже скандальным пережитком.

Нерешенность курдского национального вопроса стала ба зовой причиной сначала элитарной, «выборочной», а потом массовой эмиграции курдов, приведшей к образованию много численной курдской диаспоры. Курды в своем подавляющем большинстве переселялись за рубеж в поисках лучшей доли, спасаясь от голода, нищеты, репрессий властей и бесконечных войн на территории их исторической родины – Курдистана. Ча сто их переселения носили вынужденный характер (депорта ции). Таким образом, для возникновения курдской диаспоры существовали как серьезные экономические, так и политиче ские причины.

Они возникли, можно сказать, закономерно, из историческо го прошлого курдского народа, и сложились при крайне небла гоприятных для него обстоятельствах. История обошлась с кур дами немилосердно. Основной ареал их этнического расселе ния в Западной Азии (в настоящее время между 34° и 40° се верной широты и 38° и 48° восточной долготы) всегда был поли тически разделен между несколькими враждующими между со бой державами разного калибра, подвергался бесчисленным опустошительным нашествиям и завоеваниям, вследствие чего ни в одной из частей этнического Курдистана так никогда и не смогло возникнуть независимое и централизованное курдское государство, которое объединило бы всех курдов или их основ ную часть. Курдистан всегда был и до сих пор остается только этногеографическим, а отнюдь не политическим понятием.

Поэтому курды обречены были влачить маргинальное су ществование в тех государствах, подданными которых они во лею судьбы оказались. Это самым негативным образом сказа лось на социально-экономическом, политическом и культурном развитии курдского народа, глубоко повлияло на его менталь ность, обрекало курдов на отставание от своих соседей, осо бенно от «титульных» наций. Курды никогда не были хозяева ми своей судьбы, в том числе и в выборе места постоянного обитания. Часть народа по внутренним и внешним причинам оказалась далеко от родных гор.

В самом курдском обществе существовала почва, на кото рой произросли два основных побудительных мотива для стремления значительной части населения покинуть историче скую родину в поисках лучшей доли. Первый, повторим, имеет чисто экономический характер: стремление низших и средних слоев Курдистана, очутившихся в бедственном положении в связи с трудностями переходного периода от традиционного, то есть феодально-племенного социально-экономического уклада, к современному капиталистическому, усугубленными национальным гнетом и отсутствием какой-либо реальной по мощи от своего государства и из-за границы. Второй – куль турно-политический, когда к эмиграции побуждает желание улучшить качество жизни, приблизить его к западным стандар там, иными словами – получить современное образование, прокладывающее путь к карьере, свободно участвовать в идейно-политичес-кой борьбе за независимость Курдистана, используя свободно доступные только на Западе средства СМИ и т.п. Этими мотивами больше руководствуются курдская элита и относительно зажиточные слои курдского общества.

В первую очередь возникает вопрос, что надо понимать под курдской диаспорой? Всех ли курдов, ныне постоянно обитаю щих вне обозначенной выше территории исторического и этни ческого Курдистана, следует причислять к единой диаспоре?

Здесь необходимо провести дифференциацию. «Некурдистан ских» курдов (а их приблизительно насчитывается до пяти мил лионов) правильно будет делить на две категории: восточных и западных, исходя из критериев формально географических, а по существу, культурно-исторических и социально-политических.

Анклавы восточных курдов, которых условно можно назвать «ближней или восточной диаспорой», находятся во многих странах Азии, в том числе и в тех, в состав которых входит сам основной Курдистан, а также на кавказских и цен тральноазиатских территориях бывшей Российской империи, а потом СССР. Так, в Хорасане (северо-восточной провинции Ирана) проживают вперемежку с туркменами несколько сот ты сяч курдов, предки которых были переселены туда шахом Аб басом I (Великим) почти 400 лет тому назад. В западных и, ча стично, центральных илах (вилайетах) Турции, главным обра зом в больших городах (Стамбул, Измир и др.), в новейшее время вследствие насильственных переселений (при усмире нии курдских восстаний) и экономической миграции из бедного Востока на относительно богатый Запад страны, образовался многочисленный курдский анклав (по приблизительным оцен кам – свыше 3 млн.). Многолюдные курдские колонии издавна существовали в крупных городах Арабского Востока: в Дамас ке, Халебе, Бейруте, Каире. Иракские курды иудейского веро исповедания после Второй мировой войны переселились в Из раиль (сейчас их насчитывается свыше 160 тыс.).

Особую этническую общность составляют курды бывшей царской России – СССР – СНГ. Их тоже можно причислить к восточной диаспоре, поскольку в сравнительно недавнем про шлом они в своем подавляющем большинстве обитали в За кавказье (по нынешней терминологии – Южный Кавказ), сопре дельном с историческим Курдистаном и вошедшим в состав царской России в ходе русско-турецких и русско-персидских войн. До последнего времени их звали, естественно, «совет скими» курдами, и многих из них постигла судьба некоторых других малых народов окраинных регионов СССР, в том числе и Закавказья, подвергшихся сталинским депортациям и насильственно поселенных в Центральной Азии.

Нет бесспорных данных о количестве «советских» (впро чем, как и других некурдистанских) курдов. Называют более 150 тыс., опираясь на данные последней переписи советского времени (1989 г.), по другим оценкам – в 2–3 раза больше.

Некурдистанские курды Азии, как «советские», так и все прочие, обладают рядом характерных общих черт, сближаю щих их между собой, но отличающих от основной массы курд ского этноса, населяющего собственно Курдистан. Два главных отличия относятся к этническим и идейно-политическим кате гориям. Обитая в течение довольно продолжительного време ни в инонациональном окружении, они частично подверглись этнической ассимиляции главным образом со стороны господ ствующей нации, но не только. В этом процессе участвовали и другие этносы, окружавшие курдов. Последние перенимали многие черты их культуры и быта, становились дву-, а то и трехъязычными, причем аккультурация шла и естественным, и насильственным путем (в последнем случае ее следует имено вать ассимиляцией). Например, курды советской Армении под верглись заметной армянской и русской аккультурации, а кур ды Лачинского района советского Азербайджана после ликви дации к 1930 г. их автономии в виде особого Курдистанского уезда («Красный Курдистан») – азербайджанской ассимиляции плюс естественной русской аккультурации. Курды Нахичевани, Южной Грузии и некоторые другие, депортированные в Сред нюю Азию, приобрели черты местной аккультурации (казах ской, киргизской и т. д.). Курды, переселившиеся после разва ла СССР с Южного Кавказа, вследствие гонений со стороны местных националистов, на Кубань и в глубь России, меняют направление своей прежней аккультурации на русскую. Курды Хорасана и, особенно, сопредельной Туркмении в какой-то степени персианизируются и туркменизируются. Депортиро ванные или переселившиеся в Центральную и Западную Тур цию по экономическим причинам курды при существующих в стране до сих пор гонениях на все курдское быстро ассимили руются, в частности теряют свой язык. Часть курдов крупных городов Сирии, Ливана и других арабских стран постепенно арабизируется.

Итак, некурдистанские курды Востока (включая Кавказ и всю Россию), несколько, а то и многие поколения которых про живали, хотя и сравнительно недалеко от исторической роди ны, но в инонациональной среде, постепенно меняли свой эт нокультурный облик, дольше всего сохраняя, однако, нацио нальное самосознание. Это был отчасти естественно исторический процесс, отчасти результат того угнетенного по ложения, в котором находились курдские переселенцы в стра нах проживания. Что касается идейно-политических категорий, то и здесь заметна существенная разница между курдистан скими и некурдистанскими курдами Азии.

Последние, можно сказать, болеют душой за курдскую национальную идею, по праву считают себя курдскими патрио тами, обладают типично курдским менталитетом, но, в сущно сти, отстранены по чисто географическим причинам от непо средственного участия в курдском национальном движении.

Все их социально-политическое бытие, культурный климат, в котором они обитают, теснейшим образом связаны не с курд ским обществом, сложившимся в разделенном Курдистане, а с тем, какой жизненный уклад, издавна существовал в той стране, в какую входил данный курдский анклав. Например, курды Хорасана всегда жили только местными интересами, и их борьба за свои права, против гнета и злоупотреблений вла стей часто шла в союзе с туркменскими племенами и никогда не выходила за пределы этого туркмено-курдского региона.

Курды Стамбула, Измира и других западных районов Турции живут в основном местными интересами, они не участвовали в повстанческом движении, организованном Рабочей партией Курдистана (РПК, курдская аббревиатура ПКК) во главе с Аб дуллой Оджаланом в 80–90-х годах, свободно владеют турец ким языком, а во втором и третьем поколении подчас утратили родной курдский язык. Политически инертны в основном курд ские интеллектуалы Бейрута, Дамаска и других крупных горо дов Арабского Востока;

их интересы сосредоточены главным образом в культурной сфере.

Таким образом, следствием длительной территориальной разобщенности восточной диаспоры курдов с их курдистански ми сородичами была частичная утрата первыми своей нацио нальной идентичности, подорванной в ее этнических и полити ческих основах процессом ассимиляции и аккультурации. Этой части курдского этноса грозит растворение в инонациональной среде, что может несколько изменить этнодемографическую ситуацию в регионе не в пользу курдов, во всяком случае, в ущерб их национальной борьбе за самоопределение.

Правда, если процесс этнической ассимиляции и аккульту рации носит естественно-исторический характер, он может быть исторически объясним и, следовательно, оправдан. Од нако ни для одной страны Западной Азии цивилизованные формы этнических процессов, как в прошлом, так и в настоя щем, не характерны. Поэтому нынешнее положение некурди станских курдов и перспектива их сохранения как части нахо дящегося вне исторической родины курдского этноса пробле матичны.

Можно было бы ожидать, что этническая судьба курдов СССР, где для них были созданы оптимальные условия нацио нального развития, составляет исключение. И действительно, на первых порах казалось, что советизация была для россий ских курдов благотворна. Их первоначальные достижения в области культуры, образования, всевозможных социальных благ и гражданских прав были общепризнанны, особенно в сравнении с положением курдов в дореволюционной России, и позволили им по всем показателям намного обогнать своих закордонных соплеменников. Однако эти успехи оказались временными и непрочными, во многом подорванными указан ными извращениями и деформациями тоталитарных сталин ского и послесталинских режимов, которые для курдов оказа лись столь же тяжелы, как и для других малых народов СССР.

Крушение советской власти вызвало острейший политический и экономический кризис во всем Кавказском регионе и привело к потоку курдских переселений, устремленному на север, и к образованию на юго-востоке России новой курдской диаспоры.

Курдский национальный вопрос в России остался нерешенным и даже осложнился.

Впрочем, наметившаяся стабилизация в Российской Феде рации сулит курдской диаспоре некоторые перспективы. В 2000 г. была создана Федеральная национально-культурная автономия курдов (ФНКАК) Российской Федерации, официаль ная структура, призванная сплотить рассеянных по всей огромной стране курдов вокруг национальной идеи, заключаю щейся, по словам Председателя Совета ФНКАК Шарафа Аши ри, в самостоятельном «решении вопросов сохранения нацио нальной самобытности, развития языка, образования, нацио нальной культуры». В случае, если ФНКАК сможет успешно функционировать, будет сделан важный шаг по организации национальной жизни дисперсно проживающих в России курдов, что, будучи одним из первых опытов национально-культурной автономии для народов СНГ, не имеющих административной автономии, послужит примером для них как альтернатива раз рушительному сепаратизму.

Западная диаспора, состоящая из курдских эмигрантов, по стоянно проживающих в Западной Европе, Северной Америке и Австралии, – не самая многочисленная (едва ли больше 1 млн.), но играющая непропорционально большую роль в новейшей, особенно современной, политической и социально-экономичес кой истории и культуре курдов. Она является одной из главных движущих сил курдского национально-освободительного движе ния, основной ареной его идейно-пропагандистской деятельно сти, экономическим фактором, помогающим выживанию курд ских трудящихся на Западе и в самом Курдистане (благодаря денежным переводам), наконец, источником распространения современной культуры и образования в курдском обществе на его исторической родине и за рубежом. История западной диас поры стала интегральной частью истории курдского народа в XX в., особенно в его второй половине.

В первой половине минувшего столетия не приходилось го ворить о массовой эмиграции курдов на Запад, и следователь но, о существовании сколько-нибудь заметной курдской диаспо ры. Она носила элитарный характер и состояла преимуще ственно из немногих представителей курдской аристократии и нарождавшейся интеллигенции, оппозиционно настроенных по отношению к правящим режимам стран, разделивших Курди стан. К ним относились, например, члены знатного клана Бадр ханидов (Камуран, Сюрейя, Джаладет), потомки владетельных князей исторической области Бохтан (Ботан) в Юго-Восточной Анатолии, обосновавшиеся в Париже и создавшие там интел лектуально-политический центр курдской эмиграции в Западной Европе, пропагандировавший и распространявший идеи моло дого курдского национализма и курдской культуры вообще. Они работали в тесном контакте со своими сородичами и сторонни ками в Сирии и Ливане, находившимися под мандатным управ лением Франции. Несмотря на вынужденно ограниченный ха рактер деятельности первых поколений курдских эмигрантов на Западе и их слабую связь с самим Курдистаном, они сыграли заметную положительную роль в воспитании первоначальных кадров курдских националистов, создателей курдских культурно политических обществ и партий.

Массовой эмиграции курдов на Запад способствовали два эпохальных события в новейшей истории: 1) окончание послево енного восстановления Западной Европы и формирование обще европейских интегральных социально-экономических структур, потребовавших привлечения дешевой рабочей силы из-за гра ницы, в первую очередь из стран «третьего мира»;

2) бурный подъем курдского национально-освободительного движения на Ближнем Востоке, вызвавший повальные репрессии со стороны властей и совпавший с ускорением модернизации экономики и распадом традиционного социального уклада в странах региона, особенно болезненно протекавшим в их отсталых курдских окраинах. По этим причинам именно в Курдистане с конца 50-х – начала 60-х гг. прошлого столетия стало расти число потенци альных и реальных мигрантов, оказавшихся на родине без средств к существованию, спасавшихся от правительственного террора или стремившихся получить за рубежом качественное образование или повысить свою квалификацию.

Интенсивный рост курдской диаспоры в Западной и Цен тральной Европе начался с 60-х годов после заключения Тур цией двусторонних соглашений с рядом стран Западной Евро пы. Поэтому именно турецкие курды образовали там самую многочисленную часть курдской эмиграции. Впоследствии уси лилась эмиграция на Запад сирийских, иракских и иранских курдов. Особенно быстро стала расти численность курдской диаспоры с середины 70-х годов под влиянием таких событий, как временное подавление восстания иракских курдов в 1975 г., начавшаяся в том же году гражданская война в Ливане, «Исламская революция» 1978–1979 гг. в Иране и последовав шие за ней беспорядки в Восточном Курдистане, ирано иракская война 1980–1988 гг., государственный переворот в Турции в 1980 г. и начавшееся вскоре повстанческое движение турецких курдов.

Западная диаспора курдов расселена весьма неравномерно.

Точные данные о ее численности отсутствуют, имеющиеся – весьма приблизительны и к настоящему времени изрядно уста рели. К тому же в некоторых странах курдов регистрируют не по истинной национальности, а по гражданству. С учетом сказанного к 1995 г. количество курдов в разных странах западного мира, натурализованных и имеющих другой юридический статус, было следующее: в ФРГ – до 500 тыс., во Франции – около 100 тыс., в Нидерландах – около 50 тыс., в Швейцарии, Англии и Швеции – свыше 15 тыс. в каждой стране, в Дании – до 15 тыс., в Бельгии – свыше 12 тыс., в Норвегии – более 3 тыс., в Греции – свыше тыс., в других странах Европы – более 5 тыс. В Ливане прожива ют свыше 80 тыс. курдов, в Австралии – до 10 тыс., в США и Ка наде – более чем по 5 тыс. К настоящему времени, учитывая заведомые погрешности в подсчетах в сторону их преуменьше ния (нет сведений о многочисленных нелегалах и о других, не попавших в статистику категориях), а также естественный при рост курдского населения и продолжающуюся иммиграцию кур дов в страны Запада, эти цифры следует увеличить.

Из этих данных прежде всего следует, что центром и ос новной базой курдской диаспоры на Западе стала Германия, самая развитая страна Европы. Это – знаменательный факт, который впоследствии может стать инструментом германского влияния на курдское движение. Однако прямых доказательств на этот счет пока мало. Гораздо больше оснований полагать, что сама курдская диаспора стала давать мощные импульсы для активизации курдского национального движения в различ ных частях Курдистана.

Именно в этом состоит главное отличие западной диаспоры курдов от восточной. Если последняя была целиком интегриро вана в социально-экономические структуры стран, разделивших Курдистан, а в политическом отношении играет в них второсте пенную или вообще ничтожную роль, то первая, напротив, как раз в политике проявляет себя самым активным образом.


На Западе в последние десятилетия сформировался довольно благоприят ный климат для активной деятельности курдских националистов самого различного толка благодаря росту влияния либерально демократических сил, набравших вес и популярность в обществе, государственных структурах и средствах массовой информации и сочувствующих курдскому освободительному движению. Курд ские иммигранты создали благодатную социальную среду для пропагандистской и организаторской работы активистов и функ ционеров курдских партий и обществ, число которых особенно быстро стало расти с 60-х годов XX в. Свобода слова и другие демократические ценности современной цивилизации, существу ющие на Западе, но остродефицитные на Востоке, в особенности в порабощенном Курдистане, как нельзя более пошли на пользу поднимающемуся курдскому национализму, оказали на него огромное стимулирующее воздействие.

Курдская диаспора на Западе проявила активную восприим чивость к идеям национального освобождения и к участию в по литической борьбе за него. Этому способствовал ее более высо кий образовательный и культурный уровень вследствие длитель ного, а то и пожизненного отрыва от традиционного общества на исторической родине и приобщения к идейно-политическим цен ностям новой для нее западной цивилизационной среды. Это от носится не только к образованной элите курдской диаспоры, имеющей длительный стаж проживания в эмиграции, но и к ново прибывшим иммигрантам из Курдистана, принадлежащим к сред ним, а больше к низшим слоям курдского общества. На Западе они частично влились в ряды рабочего класса, но больше были заняты в торговле и сфере обслуживания. В довольно короткий срок они овладевали языком страны пребывания, получали об щее и профессиональное образование, адаптировались к мест ным условиям, получали гражданство, а их дети оканчивали среднюю школу, получали специальное, иногда и высшее обра зование, становились вполне полноценными гражданами. Уже в 50-е годы в Европе насчитывалось до 500 курдских студентов ;

впоследствии их количество значительно возросло.

Однако, как правило, полной ассимиляции не происходило.

То была лишь частичная, скорее только внешняя аккультурация.

Подавляющее большинство курдов чувствовали себя курдами, иностранцами в чужой стране, даже если они жили в ней всю жизнь. Они были убежденными патриотами, болели за курдское дело, за курдскую свободу и всегда были готовы оказать по сильную помощь борьбе курдского народа за независимость.

Итак, в основном на западноевропейской почве (а в послед нее время также в США и Австралии) образовалось довольно разношерстное и разбросанное по разным странам, но сплочен ное единой национальной идеей курдское сообщество, в котором укоренились всевозможные курдские общественно-политические организации разной политической ориентации. В Париже, Брюс селе, Лондоне, Берлине, Стокгольме, Вашингтоне и др. городах были созданы курдские институты, культурные центры, земляче ства и т.п. учреждения. Они постоянно ведут усиленную работу в первую очередь среди региональной диаспоры, но наиболее вли ятельные из них (в Германии, Швеции, Франции) установили тес ные связи со всеми «западными» курдами. Основное внимание они уделяют научно-просветительской деятельности, в которую вовлекают своих соотечественников всех возрастов и профессий;

в сферу их интересов входили и детские сады, и университетские аудитории. Например, в Швеции уже много лет существует курд ская федерация, объединяющая свыше 30 различных организа ций с более чем 6 тыс. членов.

Кроме культурно-просветительских центров, во многих за падных странах, где образовалась относительно многочислен ная курдская диаспора, возникли представительства наиболее влиятельных курдских политических партий, в том числе таких авторитетных, как Демократическая партия Курдистана и Пат риотический союз Курдистана из Южного (Иракского) Курди стана. Среди молодежи, части интеллектуалов левой ориента ции и новоприбывших иммигрантов успешную агитацию прово дили активисты ПКК, также имевшие свои представительства.

Они вместе с указанными обществами совместно развер нули интенсивную пропаганду в печати и электронных СМИ.

Были основаны издательства, которые выпускали десятки га зет, журналов, брошюр и книг как культурно-просветительско го, так и сугубо политического направления на главных диалек тах курдского языка (курманджи и сорани). Было организова но курдское телевидение (в Брюсселе и Лондоне) и радиове щание. Кроме того, для пропаганды идей национального осво бождения курдов и конкретной программы борьбы за его осу ществление курдские идеологи и политики на Западе широко использовали свои связи с местными леводемократическими кругами и подконтрольными им СМИ.

Итак, курдская диаспора на Западе представляет собой в настоящее время своеобразное этническое сообщество, дисперс ное по своей географической структуре, обитающее в разных странах и интегрированное в их экономику и в значительное мере в социальную структуру, но сохранившее свой язык, существенные признаки национальной культуры и зримые пережитки традицион ного менталитета. Конечно, курды западной диаспоры подверглись за долгие годы проживания на чужбине некоторой аккультурации и даже, частично, ассимиляции (скорее внешней). Однако при этом они сохранили основу, скрепляющую их национальное единство.

Это, как уже неоднократно говорилось, – всенародное стремление к национальному самоопределению их исторической родины – Курдистана. Показательно, что в феврале 1999 г. по всей Европе прокатились многолюдные курдские демонстрации протеста, неза висимо от их политической ориентации, против захвата агентами турецких спецслужб Абдуллы Оджалана, лидера ПКК, организо вавшей повстанческое движение турецких курдов.

Западная диаспора курдов стала идейно-политической ба зой, своего рода реактором протестного общекурдского движения за национальное освобождение. Посылаемые с Запада импульсы расходятся по всему Курдистану и находят широкие международ ные отклики, способствуют актуализации курдской проблемы как одной из насущных и важнейших в начинающемся столетии.

Гасратян М.А. Курдская проблема в Турции (1986–1995). – М., 2001. – С. 5.

Бугай Н.Ф., Броев Т.М., Броев Р.М. Советские курды: время перемен. – М., 1993. – С. 6.

Так полагает специалист по этому вопросу Ш.Ч.Ашири. См.:

Курды России (Проблемы и перспективы), [в печати] с. 183, но, по моему, это преувеличение.

См.: Никитин В. Курды / Пер. с фр. – М. 1964, с. 298–299, 396–399;

Аристова Т.Ф. Курды Закавказья: (историко-этнографический очерк). – М., 1966;

История Курдистана. – М., 1999, с. 305–314. Ghassemlou A.R., Kurdistan and the Kurds. – Prague, 1965, с. 83–84;

Les kurdes et le Kurdistan.

La queston nationale kurde au Proche-Orient, P., 1978, с. 323–334.

Дружба, 2000, № 10, с. 32.

Магдид Сапан. Печать курдской диаспоры: история и совре менное состояние. – СПб, 1998. – С. 71.

Сайд Молла. Некоторые проблемы курдской диаспоры на со временном этапе. // Современное состояние курдской проблемы (научный симпозиум). – М. 1995. – С. 112–113.

Магдид Сапан. Печать курдской диаспоры, с. 70.

Сайд Молла. Некоторые проблемы курдской диаспоры на со временном этапе, с. 114–115.

См. богатый фактический материал по этому вопросу в кн.

Магдида Сапана «Печать курдской диаспоры» и в кандидатской дис сертации Али Радвана Хедира «Курдская периодическая печать в эми грации: особенности и тенденции развития» (автореферат – М. 1986).

Н.В.Мелёхина ПАКИСТАНСКАЯ ДИАСПОРА НА ЗАПАДЕ Феномен зарубежной трудовой миграции пакистанцев ока зал большое влияние прежде всего на экономику страны и каче ство рынка трудовых ресурсов Пакистана. Так, например, к се редине 80-х гг. прошлого века количество работавших за рубе жом пакистанцев составляло примерно 2,2 миллиона человек, что являлось примерно 10% всего занятого населения страны.

Экспорт рабочей силы – это способ увеличения валютных резервов. В 1989 г. за рубежом находилось 1,6 млн. выехавших на заработки пакистанцев, из них 450 тыс. в Северной Африке, 220 тыс. – в Объединенных Арабских Эмиратах, 92,5 тыс. – в Кувейте, 56,2 тыс. – в Омане, 45 тыс. – в Катаре, 24 тыс. – в Бахрейне, а в Европе и США – 46 тыс. и 17 тыс. соответственно.

Во-вторых, возвращающиеся домой пакистанцы являлись уже более квалифицированными рабочими и служащими, что по вышало уровень и количество рабочих внутри страны в целом.

В-третьих, некоторые финансовые накопления пакистан цев, сделанные ими в период работы за рубежом, давали им возможность по возвращении на родину вкладывать их в стро ительство различных промышленных объектов на территории страны, что соответственно содействовало развитию экономи ки Пакистана.

Выезд пакистанцев на заработки за рубеж начался в 1950 е гг. До начала 1970-х гг. он осуществлялся в основном в стра ны Западной Европы и США, что было связано в первую оче редь с оживлением экономической активности в этих регионах в послевоенный период. Большинство пакистанцев в эти годы выезжало в Великобританию, власти которой в эти годы предоставляли некоторые преимущества гражданам стран членов Содружества наций при найме на работу. К концу 1960 х гг. доля пакистанских загранрабочих в Великобритании со ставляла 25% от общего числа выехавших за рубеж пакистан цев и 86% от количества граждан Пакистана, работающих в Европе.

В начале 1970-х гг. направление пакистанской трудовой эмиграции изменилось. Пик пакистанской трудовой миграции приходится на 1978–1983 гг. XX века. Вызвано это было рядом основных причин в первую очередь экономического характера.

В 1985–1986 гг. поступления от загранрабочих из США и Великобритании увеличились соответственно на 85% и 63%.

Причины эмиграции В основном традиционно выделяют несколько причин, ко торые лежат в основе эмиграции и которые являются общими для многих стран.


Во-первых, на процесс эмиграции оказывает большое вли яние степень спроса и предложения на рабочую силу внутри страны.

Во-вторых, степень интенсивности эмиграции определяет ся во многом и миграционной политикой «государства поставщика» рабочей силы. Так, например, многими отмечает ся, что для Пакистана характерна политика стимулирования трудовой эмиграции, так как денежные переводы пакистанцев, находящихся за рубежом, приносят довольно ощутимый доход в бюджет страны.

В-третьих, на индивидуальном уровне к стремлению эми грировать часто подстегивает невозможность достаточно быстрой профессиональной самореализации на родине или вообще угроза безработицы.

Рассмотрим основные причины эмиграции, характерные собственно для Пакистана.

1. Довольно низкие возможности трудоустройства внутри страны являются одной из основных причин, которые лежат в основе выезда пакистанцев за рубеж с целью трудоустройства.

В общем-то массовая трудовая эмиграция во многом на руку правительству, так как обеспечение трудоустройства как бы «за счет» иностранных государств позволяет уменьшить потенци альные очаги социальной напряженности внутри Пакистана.

2. Второй причиной массовой трудовой эмиграции являет ся то, что финансовая отдача «зарубежных» пакистанцев в твердой валюте является довольно крупной статьей пополне ния государственного бюджета страны. Опубликованные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что в конце 1970-х гг. в банки Пакистана из-за рубежа поступило около млн. долларов, а в 1983 – уже 2 млрд. 885 млн. 500 тыс. дол ларов (Архив внешней политики РФ, фонд 117, Пакистан, опись № 42, дело № 7, папка 63).

В целях координации вопросов, связанных с трудовой эми грацией, в составе правительства Пакистана было создано со ответствующее министерство. Помимо этого государственного органа существует и ряд других организаций, занимающихся проблемами занятости пакистанцев за рубежом и миграцией.

Основными из них можно назвать:

– Overseas Employment Promoters;

– Bureau of Emigration and Overseas Employment;

– Overseas Employment Corporation.

Часть пакистанцев выезжает за рубеж по каналу так назы ваемой прямой визы (Direct Visa Channel).

Структурный состав выезжающих за рубеж пакистанцев следующий (по крайней мере, так было в конце 1980-х и нача ле 1990-х гг.):

сфера производства – 70%;

сфера услуг и сельское хозяйство – 22%;

административный персонал – 5–6%.

В конце 1980-х гг. уровень эмиграции из Пакистана немно го увеличился. Правительство поощряло это явление на всех уровнях, так как было необходимо: обеспечить рост квалифи кации рабочих и служащих;

сохранение занятости части насе ления;

стабильность поступлений в бюджет твердой валюты.

В постколониальный период наметилось два основных по тока эмиграции из Пакистана. Первый, наиболее интенсивный и массовый, направлялся в промышленно развитые страны Запада, в первую очередь в Великобританию, Соединенные штаты Америки, Канаду и Австралию.

Второй поток эмиграции охватывал богатые нефтью стра ны Ближнего Востока. В западные страны в основном эмигри ровали квалифицированные рабочие и люди таких профессий, как врачи, инженеры и ученые.

Пик эмиграции в Великобританию приходится на 1960-е гг., в 1970-е и 1980-е гг. интенсивность эмиграции в этом направ лении заметно уменьшилась, в то время как в этот же период вырос процент эмигрантов в США.

Эмиграция в Великобританию и страны Европы В 1950-е и 1960-е гг. пакистанцы, прибывавшие в Велико британию, были представителями прежде всего рабочих и служащих. Несмотря на довольно непростые условия прожи вания в этой стране, пакистанцы продолжали ехать в бывшую метрополию на заработки, и в итоге к середине 1980-х гг. паки станцы и индийцы составляли почти половину всего не белого населения Великобритании.

После образования независимого Пакистана выходцы из этой страны к середине 1950-х гг. составляли около 30 000 чело век. Впоследствии, когда в 1962 г. в силу вступил Акт Содруже ства об Иммигрантах, число выходцев из Южной Азии, в том чис ле и из Пакистана, возросло с 256 000 в 1951 г. до 541 000 чело век.

Большую часть прибывших в Великобританию из Пакиста на до вступления в действие Акта 1962 г. составляли экономи чески активные мужчины в возрасте 25–45 лет.

Законодательный Акт 1962 г. заметно облегчил пребыва ние эмигрантов в Великобритании, что подтолкнуло многих из них принять решение о том, чтобы остаться в стране навсегда, тогда как изначально они предполагали лишь временное про живание за границей.

На сегодняшний день выходцы из Пакистана являются третьим по величине этническим меньшинством в Великобри тании, их примерное число составляло 609 543 человека в 1996 г. (www.pakistandirectory.co.uk). К сожалению, на сегодняшний день существует крайне мало открытой информации относи тельно демографического и социально-экономического поло жения пакистанских эмигрантов в Великобритании.

Однако, даже не имея четких цифр, можно без труда пред положить, что пакистанская составляющая играет важную роль в жизни британского общества. Об этом красноречиво свиде тельствует, например, тот факт, что в 1989 г. в Лондоне была создана довольно крупная Британская Ассоциация по изучению Пакистана. Под эгидой этой Ассоциации проводится большое число конференций, лекций и семинаров по вопросам совре менного развития Пакистана, его роли в мировой политике, что особенно стало актуальным в последний период, (www.iias.nl).

Помимо Великобритании традиционным «местом притяже ния» эмигрантов из Южной Азии являлись Германия и Австрия, а первую очередь благодаря довольно либеральным законода тельствам этих стран в отношении эмигрантов.

Довольно крупная пакистанская диаспора проживает на сегодняшний день в Норвегии. Что касается этой североевро пейской страны, то иммигранты из стран Азии составляют око ло 38% всех переселенцев. Пакистанская диаспора является самой крупной в Норвегии. Об этом свидетельствуют данные, приведенные в норвежском ежегодном статистическом сборни ке (Statistics Norway, 2001).

В таблицу включены данные о количестве эмигрантов из стран Азии, проживающих в Норвегии. Надо отметить, что па кистанская диаспора является самой многочисленной не толь ко среди азиатских общин, но и в целом по стране.

Таблица 1999 2000 Пакистан 21889 22831 Вьетнам 14929 15390 Ирак --- 7664 Иран 9646 10354 Турция 9859 10481 Эмиграция в Канаду Эмиграция из стран Южной Азии в Канаду началась в начале XX века. Довольно жесткое законодательство в отно шении иммигрантов, существовало вплоть до конца второй ми ровой войны. Оно было значительно смягчено во второй поло вине 1940-х гг. законодательными актами 1962 г. и 1967 г., что либерализовало процесс иммиграции в Канаду в целом, в том числе и из Пакистана.

Сегодня пакистанские иммигранты в Канаде – это доволь но обеспеченные хорошо образованные люди, сумевшие за годы пребывания в иммиграции добиться признания в канад ском обществе.

Согласно статистике, пакистанская диаспора входит в первую десятку самых крупных общин, проживающих на терри тории Канады, (см. Таблицу 2) (www.acmworld.com) В Канаде существует ряд организаций, объединяющих вы ходцев из Пакистана. Наиболее весомы и известные из них – это такие, как National Federation of Pakistani-Canadians, Islamic Supreme Council of Canada (ISCC) и ряд других общественных организаций.

National Federation of Pakistani-Canadians была основана в 1982 г. и является организацией, защищающей интересы вы ходцев из Пакистана, проживающих в Канаде. Под эгидой этой организации довольно часто проводятся различного рода об разовательные, социальные и культурные программы. В апре ля 1984 г. на двух языках (английском и урду) издается не сколько журналов несколько лет назад был открыт официаль ный сайт в Интернете. National Federation of Pakistani Canadians ведет активное сотрудничество со всеми крупными политическими партиями и организациями Канады, но главной заслугой федерации является объединение разрозненных па кистанских общин, разбросанных по всей стране.

Таблица Страна Количество иммигрантов Процент Китай 36718 16. Индия 26064 11. Пакистан 14173 6. Филиппины 10077 4. Корея 7630 3. Шри-Ланка 5832 2. США 5809 2. Иран 5606 2. Югославия 4719 2. Великобритания 4648 2. Эмиграция в США В процессе эмиграции населения Южной Азии в Соединен ные Штаты можно условно выделить две «волны». Первая отно сится еще к периоду до получения независимости Пакистаном и охватывает годы с 1907 по 1924. Вторая же, гораздо более мно гочисленная «волна», начавшаяся в 1965 году, продолжается до сих пор. Безуспешные попытки закрепиться на северо-востоке страны (первоначально многие выходцы из Южной Азии пыта лись заработать на лесозаготовках) вынудили эмигрантов пере браться на юг, в Калифорнию, где можно было заняться сель ским хозяйством. Так как иммиграционное законодательство США, в частности решение Верховного Суда США 1923 г., не допускало получения эмигрантам из Южной Азии американского гражданства, к началу 1920-х гг. поток переселенцев из этого региона сократился. Смягчение американского законодатель ства в области иммиграции в середине 1960-х гг. дало отсчет новому этапу эмиграционных потоков теперь уже из независи мого Пакистана в США. На этот раз большинство приезжающих в США из этой страны являются квалифицированными рабочи ми и служащими. На сегодняшний момент наибольшая концен трация пакистанских иммигрантов наблюдается в Калифор нии и Нью-Йорке (www.lib.berkeley.edu).

Пакистанская диаспора пытается оказывать довольно су щественное влияние на политическую жизнь Соединенных Штатов. В частности одной из крупнейших организаций, дей ствующих в этом направлении, является Пакистанская нацио нальная Лига США. Это очень крупная, хорошо структуриро ванная система, имеющая тесные контакты с политическими партиями и общественными организациями США, имеющая несколько печатных органов, и считающаяся официальным представителем пакистанских иммигрантов в США.

На сегодняшний день пакистанская диаспора по всему ми ру не однородна. Временные трудовые иммигранты в странах Персидского залива едва ли могут сравнить свой уровень жиз ни с уровнем жизни пакистанскими высоко квалифицирован ными рабочими и служащими и бизнесменами, проживающими в США и Великобритании.

Другой особенностью является и то, что с течением вре мени (и, скорее всего, такая тенденция будет продолжаться) все меньшее число временно и постоянно проживающих вы ходцев из Пакистана в Северной Америке и странах Европы направляет на родину денежные средства. В основном то большое количество денег, которое поступает в пакистанский бюджет подобным способом, приходит из стран Персидского залива (www.users.erols.com).

Также отмечается, что большинство пакистанских пересе ленцев в страны Европы и в США, в отличие от тех, кто прожи вает в других регионах мира, пытаются достаточно быстро пе ревезти к себе на новое место жительства свои семьи и дру зей, что крайне быстро увеличивает темпы роста пакистанской диаспоры на Западе.

К сожалению, в настоящий момент практически не суще ствует возможности открытого доступа к данным о более менее точным данным о количестве пакистанцев, прожива ющих за рубежом. Более того ситуация усложняется еще и тем, что помимо официальной эмиграции из Пакистана идет довольно большой и абсолютно неучтенный поток нелегаль ных переселенцев.

В последнее время, конечно, предпринимаются некоторые попытки объединить пакистанские общины в различных стра нах мира, в частности, можно отметить создание в августе 2001 года при Университете в Миннесоте Всемирного совета Пакистана (Global Council of Pakistan). Но эта организация, к сожалению, не имеет пока ни средств, ни возможностей осу ществлять полномасштабную координацию деятельности паки станских иммигрантов в странах Европы и Америки.

На наш взгляд, основной задачей, которая стоит сейчас перед различными организациями пакистанских общин в Евро пе и, прежде всего в США, является создание и поддержание определенного положительного имиджа пакистанцев на Запа де. Связано это в первую очередь с тем, что в свете последних событий в Афганистане и довольно частым ассоциированием в умах многих ислама и терроризма, а также в целом с полити кой Пакистана в отношении и Афганистана, и исламского мира, и, наконец, с наличием у Пакистана ядерного оружия, образ пакистанцев в странах Запада серьезно пошатнулся.

Р.Р.Сикоев ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ АФГАНСКОЙ ЭМИГРАЦИИ Сегодня, когда проблема будущего государственного устройства Афганистана приобрела особую остроту, неизбеж но встает вопрос о тех политических силах в эмиграции, кото рые претендуют если не на единоличное управление государ ством, то, по меньшей мере, рассчитывают на вхождение во все властные структуры послевоенного Афганистана. Ситуация сложилась так, что в результате более чем 20-летней войны почти вся интеллектуально-политическая элита, вся технокра тия, некогда составлявшая истеблишмент прежних (до мод жахедов) режимов, фактически оказались за пределами Афга нистана.

Прежде чем перейти непосредственно к характеристике современных политических сил афганской эмиграции, полагаю необходимым сделать ряд предварительных замечаний.

Афганская диаспора, в ее нынешнем виде сформировалась в результате нескольких миграционных потоков. Первый начал ся вслед за антимонархическим переворотом Мухаммада Дауда в июле 1973 г. Тогда страну покинули члены королевской семьи, ближайшее окружение свергнутого короля Мухаммада Захир шаха, государственные чиновники высокого и среднего ранга, представители крупного торгово-промышленного капитала, ин теллигенции, то есть та часть элиты афганского общества, ко торая опасалась утратить при республиканском режиме свое привилегированное положение. Бльшая часть этих людей в основном осела на Западе и в США. Несколько позже из страны бежали лидеры мусульманских фундаменталистских и ради кальных националистических группировок и их сподвижники, ко торые участвовали в антиправительственных выступлениях 1974–1975 гг. против режима М.Дауда. Эта категория эмигран тов в основном обосновалась в соседних Пакистане и Иране и впоследствии составила ядро сил моджахедов.

Вторая, наиболее многочисленная волна миграции берет свое начало после апрельского 1978 г. переворота, когда к власти пришла Народно-демократическая партия, провозгла сившая своей целью «построение социалистического обще ства». Поток эмигрантов особенно усилился после ввода в Аф ганистан в декабре 1979 г. советского воинского контингента и начала крупномасштабной гражданской войны. На этот раз из страны уезжали не только представители буржуазии, духовен ства и научной интеллигенции, племенные вожди и феодалы, опасавшиеся революционной власти, но и немалое число го родского и крестьянского населения. Большая часть эмигран тов этой волны направилась в Пакистан, Иран и Индию, а наиболее состоятельная прослойка – на Запад.

Третья волна миграции, начавшаяся незадолго до падения режима президента Наджибуллы и резко усилившаяся после взятия моджахедами Кабула, на этот раз состояла в основном из функционеров правившей НДПА – партии «Ватан», военных и гражданских чиновников, студенчества, представителей тор говой буржуазии и интеллигенции.

Перманентные потоки мигрантов продолжались и в годы междоусобной борьбы за власть между лидерами различных группировок моджахедов (1992–1994 гг.), периодически усили ваясь в зависимости от масштабов боевых действий. В связи с появлением талибов в 1994 г. и интенсификацией боев страну покидало даже беднейшее население, спасавшее свои жизни.

Наконец, последняя волна миграции пришлась на новый виток эскалации военных действий между «Северным альянсом» и талибами и начало антитеррористической операции США.

По разным оценкам, в том числе и по данным ООН, чис ленность афганской диаспоры в мире колебалась в разные пе риоды от 4 до 5 млн. человек, а в 1990 г. только в Пакистане и Иране достигла своего пика в 6,2 млн. человек.

Эта диаспора, разбросанная почти по всему миру, начиная от Австралии и кончая Канадой, представляет собой конгломе рат самых различных социальных и религиозных сил и весьма пеструю идейно-политическую палитру от крайне правых до крайне левых.

Окончательное размежевание основной массы эмигрантов, особенно ее интеллектуально-политической элиты, произошло по этническому признаку после появления в Афганистане дви жения «Талибан». Диаспора разделилась на два больших ла геря: сторонников «Северного альянса» (таджики, узбеки, ха зарейцы) и сторонников движения «Талибан» (пуштунские националисты). Несколько особняком стояла определенная часть эмиграции, объединившаяся вокруг фигуры бывшего ко роля и называвшая себя «третьей силой», которая выступала за мирное решение конфликта с учетом интересов всех вовле ченных в него этносоциальных и религиозных групп афганского населения. Подобная расстановка сил сохранялась и на нача ло военной операции США против террористической организа ции Усамы бен Ладена и укрывших его талибов.

Не менее значительным оказалось расслоение диаспоры по социально-экономическому статусу. Как отмечалось выше, если интеллектуально-политическая и торговая элита в силу своих традиционных связей с Западом (учеба в высших учеб ных заведениях, торговые отношения, вклады капитала в бан ках европейских стран и т.п.) перебралась в Европу, США и Канаду, то основная масса эмигрантов (мелкие чиновники и торговцы, преподаватели вузов и лицеев и часть офицерства, партийные функционеры низшего звена НДПА), спасаясь от войны, перебралась в ближайшие страны – Пакистан, Иран, Индию, государства Центральной Азии и Россию. Огромную массу составили беженцы из беднейших слоев афганского го родского и сельского населения, в основном попавшие в лаге ря для беженцев, созданные на территории Пакистана и Ира на, по сути дела представлявшие резервации, существовавшие в основном за счет гуманитарной помощи.

Важно подчеркнуть, что афганские эмигранты, несмотря на языковые, культурные и иные барьеры стран пребывания, су мели достаточно быстро приспособиться к чуждой им культур но-языковой среде и даже создать в пределах диаспоры каж дой страны собственную социально-культурную и политиче скую инфраструктуру. Эмигранты, обладавшие капиталами, наладили торговлю, занимались импортно-экспортными опера циями, открывали рестораны и магазины, посреднические фирмы;

деятели афганской культуры ставили спектакли и сни мали фильмы;

певцы, музыканты, артисты выступали с концер тами и театральными представлениями везде, где были круп ные афганские общины. Политические группировки и интелли генция создавали свои культурные центры, открывали школы и вузы, издавали газеты и журналы, в основном выступавшие в качестве пропагандистских рупоров различных этнических и политических группировок. Как правило, их деятельность осу ществлялась в основном за счет финансовых поступлений от иностранных спонсоров;

добровольных взносов от афганских бизнесменов, сохранивших и приумноживших свои капиталы за рубежом, и, наконец, за счет собственных взносов эмигрантов, входящих в ту или иную политическую организацию. Вот, например, из каких источников финансировалась деятельность Союза писателей свободного Афганистана, располагавшегося в Пешаваре и издававшего в разное время журнал «Хпылваки»

(«Независимость»), газету «Вафа» («Преданность») (в настоя щее время «Афганан» – «Афганцы»). По свидетельству автора книги «Краткая история Союза писателей свободного Афгани стана» Залмая Хивадмаля, спонсорами Союза были Нацио нальный фонд для демократии (США);

Фонд Конрада Аденауэ ра (ФРГ);

ЮСИА;

Азиатский фонд (США);

Комиссариат по де лам афганских беженцев и др.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.