авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

1

Трансевразийский пояс

Razvitie

Михаил Байдаков

Франко Бассанини

Юрий Громыко

Виктор Зюков

Паоло Раймонди

Эдоардо Ревилио

Джонатан Тенненбаум

2012

2

ББК 60.5

Т 65

УДК 316

Михаил Байдаков, Франко Бассанини,

Юрий Громыко, Виктор Зюков

Паоло Раймонди, Эдоардо Ревилио

Джонатан Тенненбаум

Трансевразийский пояс Razvitie. — М.: Праксис, Т 65 2012. — 264 с.

Книга посвящена обсуждению проблемы долгосрочных инвестиций нового типа.

В этом обсуждении представлены два взгляда предста­ вителей делового мира Италии и России. Первый посвящен разработке новых финансовых инструментов долгосрочных инвестиций, в том числе тех, которые взяты на вооружение Клубом долгосрочных инвесторов. Второй взгляд посвящен предмету вложения долгосрочных инвестиций. В частно­ сти, Транcевразийскому поясу Razvitie. Финансовые ин­ струменты и предмет их приложения в виде «проектного пространства» рассматриваются как две стороны одной общей проблемы выявления позитивного сценария выхода из текущего кризиса мировой экономики.

Перспективы технологического взаимодействия Ита­ лии и России в рамках Трансевразийского пояса Razvitie получили отражение во взгляде эксперта из Германии.

© Михаил Байдаков, Франко Бассанини, Юрий Громыко, Виктор Зюков, Паоло Раймонди, Эдоардо Ревилио, Джонатан Тенненбаум, СОДЕРЖАНИЕ I. ВВЕДЕНИЕ Михаил Байдаков, Юрий Громыко. ТРАНСЕВРАЗИйСКИй ПОЯС Razvitie КАК ПРОСТРАНСТВО ДОлГОСРОчНых ИНВЕСТИцИй НОВОГО ТИПА...... 1. Трансформация финансово­экономической карты мира как возможный совместный шаг в российско­итальянском партнерстве............... 2. Развитие против Роста......................... 3. Трансевразийский пояс Razvitie против инфраструктурного пузыря. В чём состоит реальность перехода к новому укладу?........................ 4. Планирование международных взаимодействий и управление проектом.......................... 5. Инвестирование масштабного международного проекта. Инвестирование как деятельность.......... II. ВзгляД Из ИТалИИ:

фИНаНсоВыЕ ИНсТрумЕНТы Франко Бассанини, Эдоардо Ревилио.

ПЕРСПЕКТИВы ПРОЕКТНОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ В ЕВРОПЕ........ Франко Бассанини, Эдоардо Ревилио. ДОлГОСРОчНыЕ ИНВЕСТИцИИ, РАЗВИТИЕ И ИННОВАцИИ В XXi ВЕКЕ....................................... 1. Долгосрочные тенденции в росте и развитии глобальной экономики.......................... 2. Последствия долгосрочных изменений в глобальном инвестировании и накоплении......... 3. Роль инноваций в экономическом развитии и росте....................................... 4. Роль долгосрочных инвестиций в развитии и росте глобальной экономики в XXi веке........... 5. Заключение................................. 4 содержание Паоло Раймонди. ФОНД ТПR, ПРОЕКТНыЕ ОБлИГАцИИ, ГОСУДАРСТВЕННыЕ И чАСТНыЕ ГАРАНТИИ: КАКОВы ФИНАНСОВыЕ ИНСТРУМЕНТы ДлЯ ОБЕСПЕчЕНИЯ ИНВЕСТИцИй В ДОлГОСРОчНыЕ ПРОЕКТы ПО СОЗДАНИЮ ИНФРАСТРУКТУРы, НОВых ТЕхНОлОГИй И МОДЕРНИЗАцИИ................................... III. руссКИЙ ВзгляД:

ПроЕКТНоЕ ПросТраНсТВо Михаил Байдаков, Юрий Громыко, Виктор Зюков.

ИНСАйТ ТРАНСЕВРАЗИйСКОГО ПОЯСА Razvitie............................................. 1. Трансевразийский пояс Razvitie как конкретный сценарий мирной трансформации тупикового миропорядка, основанного на гегемонии доллара............................ 2. Трансевразийский пояс Razvitie как связь новых финансовых инструментов с новыми технологическими решениями в институтах и проектных агентствах метапромышленного продвижения................................. 3. Трансевразийский пояс Razvitie как локомотив выхода из рецессии мировой экономики................................... 4. Трансевразийский пояс Razvitie как инфраструктурная интеграционная платформа...... 5. История возникновения понятия Пояс Развития (Razvitie) в отличие от понятия Страновой Сухопутный Мост, Континентальный Сухопутный Мост и прочих. Борьба систем планирования, встроенных в существующие и возникающие рынки.......................... 6. Трансевразийский пояс Razvitie как магистраль российской технологической модернизации, вписанной в международную систему формирования нового мирового техно­ промышленного и социокультурного уклада........ содержание 7. Трансевразийский пояс Razvitie как международная основа новой российской индустриализации и формирования новых индустриальных районов в Сибири и на Дальнем Востоке.......................... 8. Трансевразийский пояс Razvitie как основа формирования Нового Евразийского Союза........ 9. что может стать российскими технологиями – «умными вещами» следующего техно­промышленного и социокультурного уклада: пример приборостроения................. 10. Территориализация и детерриториализация как основной принцип оценки эффективности ТПR как инструмента развития.................. 11. Новый механизм стратегического планирования как способ выхода из мирового кризиса и план развития России, конкретный способ действия метапромышленного проектного агентства........................... 12. Пространственная форма пояса – очаговое плацдарменное перезаселение территорий России в рамках Трансевразийского пояса Razvitie................................. Приложение. что такое кластеры и как их создавать?............................. IV. ВзгляД Из гЕрмаНИИ:

ПЕрсПЕКТИВы ТЕхНологИчЕсКого соТруДНИчЕсТВа мЕжДу ЕВроПоЙ И россИЕЙ Джонатан Тенненбаум. ВЗГлЯД НА РОССИйСКО­ЕВРОПЕйСКОЕ СОТРУДНИчЕСТВО В цЕлЯх СОЗДАНИЯ НОВых ВыСОКОТЕхНОлОГИчНых ОТРАСлЕй В РАМКАх ТРАНСЕВРАЗИйСКОГО ПОЯСА РАЗВИТИЯ........................................... Вступление................................... 1. Может ли Россия спасти Европу?............... 6 содержание 2. Реальные мотивации на пути к тесному сотрудничеству с Россией по внедрению высокотехнологичных инноваций, запуску процессов роста и развития..................... 3. Роль Ключевых перспективных технологий (“Key enabling technologies (Kets)”) в европейской стратегии........................ 4. Пример Германии........................... 5. Сотрудничество в сфере технологий со сверх­ высокой плотностью мощности – приоритеты в создании промышленности будущего............ 6. Ограничения существующей экономической стратегии Европы и необходимость «изменить правила игры»................................ 7. Трансевразийский пояс развития как преобразующая сила, локомотив для обеспечения нового подъема в экономике.................... 8. Основные принципы Трансевразийского пояса развития и создание новых рынков за счет масштабных инвестиций в инфраструктуру........ 9. Выигрышная стратегия для европейских и российских предпринимателей................. 10. Возрождение традиций научных революций в Европе и России............................. заКлЮчЕНИЕ.

ТраНсЕВразИЙсКИЙ Пояс RazVItIe – мИлаНсКИЙ мЕмораНДум....................... содержание I. ВВЕДЕНИЕ ТраНсЕВразИЙсКИЙ Пояс RazVItIe КаК ПросТраНсТВо ДолгосрочНых ИНВЕсТИцИЙ НоВого ТИПа Михаил Байдаков Председатель правления «Миллениум Банк» (ЗАО), советник Президента ОАО «РЖД», Москва, Россия Юрий Громыко Директор Института опережающих исследований им. Е. Л. Шифферса, академик РАЕН, Москва, Россия 1. ТРАНСФОРМАцИЯ ФИНАНСОВО­ЭКОНОМИчЕСКОй КАРТы МИРА КАК ВОЗМОЖНый СОВМЕСТНый шАГ В РОССИйСКО­ИТАльЯНСКОМ ПАРТНЕРСТВЕ Настоящая книга является приглашением к учас­ тию в формировании инвестиционно­экономического пространства нового типа. В этом пространстве пред­ полагается связать воедино разделенные до настоящего момента области интересов, потенциалы действия капи­ талов и создать единый механизм интеграции различ­ ных типов деятельности институциональных и между­ народных структур, открывающий новые возможности и направления дальнейшего развития.

Задача возникновения подобного пространства свя­ зана с отсутствием реалистичного представления о мо­ делях развития мировой экономики, не укладываю­ щихся в рамки либеральной парадигмы, отдающей предпочтение исключительно краткосрочным спеку­ лятивным сделкам в финансовой сфере. Осознанный отказ от либеральных приоритетов в экономике под­ 8 Трансевразийский пояс Razvitie водит нас к границе некоей terra incognita, где отсутст­ вуют четкие определения новых подходов к инвестици­ ям, институциональным механизмам международного сотрудничества, формам планирования совместной деятельности.

На сегодняшний день остаётся непонятным, какой регион мог бы стать локомотивом, способным вывес­ ти мировую экономику из состояния застоя. Замедля­ ющий обороты «двигатель» Китая и так не двинув­ шаяся навстречу новым прорывным созидательным задачам Америка Обамы с финансиализированной эко­ номикой являются безусловными выразителями теку­ щих процессов. Очевидна необходимость консолида­ ции усилий для движения в некотором едином, но пока неизвестном направлении. Но как определить это направление, как очертить его границы, как выста­ вить флажки, разделяющие опасные и притягатель­ ные зоны? Вопрос остается совершенно открытым как с точки зрения постановки проблем, так и, тем более, с точки зрения намечаемых решений. И предлагаемая вниманию читателя российско­итальянская инициа­ тива является приглашением к участию в постановке и решении этих вопросов. Конечно, это направление не может быть связано только с усилением контроля за деятельностью международных финансовых групп, необходимо четко наметить контуры пространства со­ вместного созидания.

Первоочередная проблема, требующая незамедли­ тельного решения, состоит в переосмыслении принци­ пов глобализации и в формировании нового более устойчивого и справедливого мирового порядка. При­ дётся перейти от глобализации свободно движущихся частных финансовых пулов, нацеленных на извлечение максимальной спекулятивной прибыли, мгновенно вы­ Трансевразийский пояс Razvitie числяемой на основе телекоммуникативных сигналов об изменении цены валют и денежных заместителей, к выявлению совокупного перспективного интереса, достигаемого на основе научно­технологического, уп­ равленческого, промышленного и финансового сотруд­ ничества. Важнейшим становится вопрос о создании промышленно­производственных наукоёмких активов нового типа и их пространственном размещении в но­ вообразованных инфраструктурах следующего поколе­ ния. Эти инфраструктуры, определяющие в широком смысле транспортировку необходимого количества ка­ чественных ресурсов (энергии, информации, материа­ лов, технологий), становятся важнейшим фактором производства и формирования устойчивых новых по­ селений и городов.

Возможно, что эта область приложения коллектив­ ных усилий, с учётом интересов и потенциалов каждой из заинтересованных сторон, должна проектироваться их совместными усилиями. Для того, чтобы решиться на подобный шаг, необходимо выйти за рамки либе­ ральной парадигмы в экономике с ее представлениями об отказе от планирования и ориентации на кратко­ срочные спекулятивные сделки под влиянием хаотиче­ ски меняющихся цен и о государственных институтах как о «ночном стороже», чье активное влияние на ры­ чаги экономических процессов нежелательно, а зачас­ тую и просто недопустимо.

Отказ от краткосрочных спекулятивных сделок и переход к долгосрочным финансовым вложениям яв­ ляется обязательным, крайне необходимым, но недо­ статочным условием выхода мировой экономики из кризиса. Долгосрочные ориентации инвестиционных вложений очерчивают временной горизонт действия и освобождают от невротического стремления полу­ 10 Трансевразийский пояс Razvitie чить «всё сейчас и сразу». Но это лишь хронологиче­ ская перспектива, – отрезок времени в 10–15 лет дол­ жен быть использован для решения конкретных задач в геоэкономическом пространстве. Только соединив воедино временной фактор и свободу применения но­ вых технологий в геоэкономической сфере, мы можем рассчитывать на формирование принципиально ново­ го пространства для инвестиций. Так, мобилизирован­ ная для борьбы с фашизмом, модернизированная про­ мышленность СшА и лежащая в руинах после страш­ ных потрясений Европа, готовая к освоению новых технологий, вместе составили один из раскручиваемых экономических послевоенных «двигателей» мирового экономического процветания.

Смысл формирования подобного инвестиционного пространства сегодня состоит в том, чтобы на террито­ рии России, включающей Западную и Восточную Си­ бирь и Дальний Восток, создать совместно с Западной Европой очаг генерирования общественного богатства в центральной Азии на основе дружественных, доб­ рососедских, взаимовыгодных, прежде всего торговых обменов с Китаем. Фактически, речь идёт о появлении ещё одного, помимо Китая, полюса генерирования об­ щественного богатства на территории Евразии.

Формирование этого нового полюса совершенно необходимо – особенно в период кризиса и продолжа­ ющейся мировой рецессии. Во­первых, специально со­ организуемый, целенаправленно создаваемый этот но­ вый полюс генерирования общественного богатства может стать эффективным двигателем вытягивания отдельных, вовлеченных в мировую структуру эконо­ мик из рецессии. Во­вторых, этот новый полюс может смягчить и сделать более многоплановым процесс кон­ куренции лидирующих экономик СшА и Китая в их Трансевразийский пояс Razvitie борьбе за мировое доминирование. В­третьих, без появ­ ления этого нового самостоятельного очага производст­ ва общественного богатства трудно говорить о форми­ ровании многополярного мира. Полюса влияний, не основанные на экономической мощи полюсов генери­ рования общественного богатства, являются достаточ­ но неустойчивыми несамостоятельными субъектами геостратегических намерений и претензий.

Но этот новый полюс генерирования общественно­ го богатства не является просто центром естественного роста национальных и наднациональных экономик.

Для его формирования необходимо специально орга­ низовывать, проектировать и планировать системы развития. Мы различаем и противопоставляем систе­ мы развития системам роста.

На наш взгляд, этот очаг, плацдарм генерирова­ ния общественного богатства может быть основан на создании связывающих всю Евразию мультиинфра­ структур – энергетических, транспортных, информа­ ционных, водных, поселенческих, образовательных, здравоохранительных (health promotion), жилищных, – обеспечивающих создание новых промышленных отрас­ лей и перезаселение территорий России. Речь идёт не только о покупке «под ключ» уже существующих и заре­ комендовавших себя предприятий, не просто о транс­ ферте отработанных, функционирующих технологий, скажем, из Германии в Сибирь или из Японии в хаба­ ровск на Дальний Восток, но также и о формировании принципиально новых технологических решений на основе результатов российской фундаментальной прак­ тико­ориентированной науки во взаимодействии с за­ падно­европейскими технологическими центрами, обес­ печивающими перевод экспериментальных решений в новые прорывные технологии.

12 Трансевразийский пояс Razvitie Более того, чтобы планировать размещение произ­ водств и поселений, формировать стратегические типы занятости для российской молодёжи и международных инженерных групп, необходимо сначала наметить и создать геологистическую, геоэкономическую инфра­ структуру, рационально встроенную в глобальное ми­ ровое сообщество, рассматриваемое в его среднесроч­ ной и долгосрочной динамике. Для того, чтобы что­то строить, надо сначала определить топику и метрику намечаемого строительства, затем перейти к новой счётности и, лишь затем, расчётности.

Эта формируемая, намечаемая геологистическая геоэкономическая инфраструктура называется в дан­ ной работе Трансевразийский пояс Razvitie. Трансевра­ зийский коридор Razvitie как мультиинфраструктура должна рассматриваться не как «сквозная пропускная труба» через территорию России дешёвых товаров массового потребления из Китая в Европу, безразлич­ ная к территории, по которой она проходит, но как сложная динамическая монтажная площадка нового технологического и социокультурного уклада. Транс­ евразийский пояс развития должен формироваться не только под систему имеющихся рынков, но прежде всего под проектирование будущих рынков, которых ещё нет.

Вокруг этой монтажной площадки происходит раз­ мещение новых производств, вводятся в эксплуата­ цию новые энергетические мощности, обеспечивается включение в оборот новых ресурсных кладовых, пла­ нируется формирование новых поселений. Одновре­ менно всё, что создаётся на данной монтажной пло­ щадке и вокруг неё, подчинено принципу выгодной логистико­динамической соорганизации – транспор­ ту товаров, услуг, людей, технологий, энергии, прин­ Трансевразийский пояс Razvitie ципам соединения комплектующих и наукоёмких уз­ лов разных технологических центров. Но, более того, в ходе подобного транспорта происходит технологиче­ ское революционное усложнение и самих транспорт­ ных систем. С этой точки зрения, Трансевразийский пояс Razvitie – не только перемещение людей, товаров и услуг в пространстве из точки А в точку Б, но од­ новременно и динамическая система перехода самих транспортных инфраструктур от старого техно­про­ мышленного уклада к новому. В системе транспорт­ ных инфраструктур должны появиться принципиаль­ но новые решения транспортировки энергии, инфор­ мации, людей, товаров, технологий.

2. РАЗВИТИЕ ПРОТИВ РОСТА Созданию на территории Евразии подобного полю­ са генерирования общественного богатства противо­ стоит инерция естественно­сложившихся сил эконо­ мического роста, чаще всего принимаемых в расчёт финансовым капиталом. Современный финансовый капитал учитывает, прежде всего, эти естественные тенденции, поскольку именно они наиболее легко про­ считываются, капитализируются и финансиализируют­ ся. Для примера, двумя чаще всего оцениваемыми тен­ денциями является рост городского населения в Китае и Индии за счёт перемещения в города сельского на­ селения этих стран. Другой тенденцией является есте­ ственный прирост населения и рост в ряде развиваю­ щихся стран (Вьетнаме, Индонезии) прежде всего мо­ лодого населения, а не населения пенсионного возраста, способного активно производить товары и услуги и стремящегося повысить своё благосостояние.

14 Трансевразийский пояс Razvitie Финансовый капитал всегда стремится использо­ вать естественные тенденции спонтанного движения, прогнозируя ближайшие и отдалённые последствия подобных процессов, вводя рациональную коррекцию на подобное движение. логика подобной коррекции хорошо известна и понятна. Формирование в Азии зна­ чительных, всё увеличивающихся групп населения, стремящихся реализовывать уровень потребления, до­ стигнутый развитыми странами – Европой, СшА, Ка­ надой, Японией, грозит миру экологической катастро­ фой. Необходимо преобразовывать весь набор техно­ логий от добычи ресурсов, до утилизации мусора и отходов, но прежде всего энергетических и транспорт­ ных технологий – из разрушающих природу и культур­ ные традиции локальных сообществ, в дружественные к окружающей среде, – для того, чтобы человечество не было стёрто с лица земли. Другими словами, перед нами новый вариант концепции пределов (границ) ро­ ста, согласно которой вводятся ограничения на тип ис­ пользуемых технологий. Но важнейшим основанием действия данных ограничений является очевидность естественного проявления процессов роста.

В случае формирования нового полюса генерирова­ ния общественного богатства на территории Евразии:

в Западной и Восточной Сибири, в центральной Азии от этой логики естественного спонтанного роста при­ ходится отказываться. В России наблюдается демогра­ фический спад, в Казахстане весьма невысокая плот­ ность населения по сравнению даже, например, с со­ седним Синцзян­Уйгурским автономным округом Китая – не самой плотнозаселённой провинцией Под­ небесной. Следовательно, необходимо вырабатывать какую­то другую логику и иные принципы действия.

Речь идёт о формировании условий, стимулирующих Трансевразийский пояс Razvitie рост численности населения, а не об использовании процессов естественного прироста. Это означает, что задача состоит не только в прогнозировании естествен­ но сложившихся процессов, их учёте и возможной кор­ рекции, но в инициации, программировании и проек­ тировании процессов совершенно другого типа.

Эти процессы нового типа мы и называем процесса­ ми развития, противопоставляя их процессам есте­ ственного роста. И процессами роста и тем более про­ цессами развития необходимо управлять. Вне систем и специальных социально­институциональных механиз­ мов управления ни процессы роста, ни процессы раз­ вития не существуют. Но в отличие от процессов роста процессы развития предполагают осознанное принятие общностями людей и значительными группами населе­ ния некоторого целенаправленного, значимого и пони­ маемого ими вектора движения в будущее. Без осоз­ нанной самоорганизации в соответствии с понятым и принятым вектором, движения не происходит. В слу­ чае же экономического роста члены социальных групп и институтов не осуществляют специальную работу по смысловой и целеопределительной самоорганизации и по последующему изменению общественных условий для достижения поставленных целей. Они естественно движутся в рамках заданных социально­экономиче­ ских обстоятельств, не стремясь их преобразовать. На­ пример, бедное многочисленное сельское молодое на­ селение естественно стремиться перебраться в города, тем самым повысив свой уровень жизни и потреби­ тельские запросы.

Во втором случае инициативные группы начинают формировать сетку новых поселений, создавая прин­ ципиально новые, не существовавшие до этого при­ влекательные условия жизни, включая транспортную, 16 Трансевразийский пояс Razvitie энергетическую инфраструктуру, новые формы произ­ водства, новые институты образования и здравоохране­ ния, развитую жилищно­коммунальную инфраструк­ туру. Другое дело, что после создания подобных ин­ фраструктур в действие включаются уже естественные факторы, характеризующие рост. Но сначала надо соз­ дать условия для нужного нам направления роста.

В этом втором случае своеобразной формируемой зоной деловой экспансии становится размеченное, но не заполненное, пока не занятое технологическими ре­ шениями пространство с богатыми неосвоенными ре­ сурсами, с образованным населением к эксперименти­ рованию с которым, к предложению нестандартных совершенно новых инфраструктурно­промышленных решений в интересах общего блага приглашаются ев­ ропейские деловые круги. Заполнять это свободное для освоения, открытое для инноваций пространство отработанными сложившимися технологиями, с их из­ вестными институциональными формами деятельно­ сти не имеет смысла. Задача заключается в том, чтобы сложить здесь принципиально новые инфраструктур­ ные и технологические решения, сформировать пер­ спективные стили жизни и новые формы организации поселений, которые затем станут основой переоргани­ зации и перепроектирования сложившегося европей­ ского пространства, а также возможно и других соци­ альных и социокультурных пространств. Необходимо делать шаг в будущее в интересах всего человечества с тем, чтобы создаваемые технологии, институты и ин­ фраструктурные решения воспринимались как новый достигнутый рубеж технологического и социального продвижения.

Это продвижение становится возможным, если пер­ воначально на основе проектируемых инфраструктур Трансевразийский пояс Razvitie формируется представление об общей связности Евра­ зийского континента, осуществляется разметка гло­ бального Евразийского целого, с выделением про­ странственных плацдармов, на которых будет создан новый полюс генерирования общественного богатства.

Безусловно эти пространственные плацдармы выделя­ ются, исходя из географических, геокультурных и гео­ экономических условий. Но такая постановка пробле­ мы, ставящая перед нами цель эффективной организа­ ции этих территорий, областей и плацдармов требует ответа на вопрос, в чём может заключаться принцип взаимодействия европейских и российских деловых кругов.

Известен принцип взаимодействия немецких вы­ сокотехнологичных корпораций и китайских бизнес­ групп. Этот принцип взаимодействия был связан с трансфертом современных технологических линий, це­ лых заводов «под ключ» в КНР. В данном случае речь идёт о несколько ином принципе, иной схеме взаимо­ действия, которую можно было бы сформулировать следующим образом: взаимодействие высокотехноло­ гичных центров, малых и средних инновационных ита­ льянских предприятий, университетов с российской фундаментальной практико­ориентированной наукой, российскими крупными корпорациями, российскими университетами по созданию нового поколения техно­ логий, инфраструктур и систем жизнеобеспечения, при участии финансовых центров, реализующих стра­ тегии долгосрочных инвестиций. Нам представляется, что в период финансового кризиса и депрессии, при попытоках некоторых глобальных стратегистов связать причины мирового финансового кризиса с нерасто­ ропностью правительственных и финансово­админи­ стративных групп Европы, данная формула имеет пра­ 18 Трансевразийский пояс Razvitie во на существование. Безусловно, она должна уточ­ няться и конкретизироваться, что мы и собираемся делать как в данной книге, так и в последующих публи­ кациях. В настоящий момент мы бы хотели лишь за­ фиксировать следующее обстоятельство, – мы связы­ ваем переход к новому техно­промышленному укладу с формированием своеобразной интеллектуальной индустрии – метапромышленности, – т. е. промыш­ ленности по преобразованию существующей промыш­ ленности. Эта интеллектуальная инфраструктура не может быть сведена исключительно к финансово­ад­ министративным институтам. Основу этой интеллек­ туальной инфраструктуры составляют эксперимен­ тальные приборы: лазеры, чипы, кристаллы, «умные вещи», «умная морфология», созданная на основе но­ вых физических принципов и эффектов. На основе этих экспериментальных приборов должны явиться предпосылками новых технологий, которые станут ос­ новой новых индустрий, вытесняя технологии старого техно­промышленного уклада. Собственно перевод экспериментальных приборов в технологии и может быть предметов развёрнутого взаимодействия между российскими научными группами и итальянскими тех­ нологическими центрами, малыми и средними науко­ ёмкими предприятиями. Российским группам важно не закупить уже состоявшиеся бренды высокотехно­ логических решений (в виде, к примеру, 3D принтера, в котором лазерные технологии или электронная свар­ ка в вакууме уже совмещены с цифровым регулирова­ нием), но самим участвовать в формировании новых технологических решений и новой инструментально­ технологического интерфейса.

Безусловно, наиважнейшей проблемой формирова­ ния интеллектуальной инфраструктуры метапромыш­ Трансевразийский пояс Razvitie ленности является подготовка профессионалов, спо­ собных реализовывать высокотехнологические реше­ ния для создания новых индустрий при формировании инфраструктуры следующего поколения. Именно по­ этому принцип взаимодействия российских и италь­ янских деловых групп предполагает не «разделение труда», – когда одни производят высокотехнологиче­ ские решения под ключ, а другие их реализуют, но «разделение в труде» по производству новых техноло­ гий и «сотрудничество поверх границ».

Подобное «сотрудничество поверх границ» являет­ ся иным подходом к глобализации, как выстраиванию продуманной макрорегиональной системы связей, обе­ спечивающей производство международными финан­ совыми и технологическими группами продуктов и услуг на основе новых инфраструктурных решений.

Историческим предшественником создания подобной интеллектуальной системы связей, с нашей точки зре­ ния, является Транссиб, как наглядное воплощение принципа цивилизационного продвижения и включе­ ния в зону деловой активности огромных до того не­ освоенных пространств Сибири и Дальнего Востока.

Вокруг инфраструктуры формируются очаги новой деловой активности. Именно после введения в эксплу­ атацию Транссиба, российские сибирские фермерские хозяйства стали крупнейшими поставщиками масла в Европу (В огромных количествах пошло в Европу мас­ ло: в 1898 году его погрузка составила две с половиной тысячи тонн, в 1900­м – около восемнадцати тысяч тонн, а в 1913 году – за семьдесят тысяч тонн1), по­ скольку возникла возможность быстрой доставки это­ го продукта. Подвозя на полустанки бочки с маслом, http://www.voskres.ru/idea/rasputin2.htm 20 Трансевразийский пояс Razvitie сибирские купцы создали условия для сельскохозяй­ ственного развития Сибири.

Трансевразийский пояс Razvitie исторически берёт своё начало от Транссиба как средства формирования нового цивилизационного очага по производству об­ щественного богатства, макрорегиона согласованной деловой активности, взаимовыгодной для всех участ­ ников этого процесса. Включение в деловой экономи­ ческий оборот ресурсов макрорегиона на основе фор­ мируемых инфраструктур является переосмыслением с позиций России активно обсуждавшейся 20 лет на­ зад идеи «сухопутного моста», за которой стратегисты СшА не всегда справедливо видели стремление Китая развёртывать своё геоэкономическое и геополитиче­ ское влияние за пределами территорий КНР в цент­ ральной Азии и на Дальнем Востоке осуществляя тер­ риториальную экспансию.

Трансевразийский пояс Razvitie предполагает со­ трудничество поверх границ с европейскими финан­ сово­технологическими группами для создания новых технологических решений, которые станут основой инфраструктур и индустрий следующего поколения, а также для создания новых поселений и роста числен­ ности народонаселения Сибири и Дальнего Востока.

Поскольку итальянцы в наибольшей степени из всех европейских наций сохранили ориентацию на хри­ стианские ценности, в соответствии с которыми значи­ мость семьи, детства и благоговейное отношение к че­ ловеческой жизни являются основой любого стратеги­ ческого решения, последнее обстоятельство – создание условий для роста численности семьи и разрастания поселенческой ткани нам представляется ценностно­ близким для итальянской стороны. Если решение при­ водит к скукоживанию и уменьшению жизненного Трансевразийский пояс Razvitie пространства, оно представляется неверным, независи­ мо от того, какую бы прибыль и степень доходности оно не сулило. Трансевразийский пояс Razvitie явля­ ется комплексным системным проектом, нацеленным на расширение жизненного пространства с одновре­ менным прорывом к созданию принципиально новых технологических решений на основе новых фундамен­ тальных открытий и разработок в научно­технической сфере. В целом формула взаимодействия вокруг Транс­ евразийского пояса может иметь следующий вид: С Ки­ таем добрососедская взаимовыгодная торговля, – с Ев­ ропой «разделение в труде» по созданию технологий, инфраструктур и систем организации жизнедеятель­ ности следующего уклада.

3. ТРАНСЕВРАЗИйСКИй ПОЯС Razvitie ПРОТИВ ИНФРАСТРУКТУРНОГО ПУЗыРЯ. В чёМ СОСТОИТ РЕАльНОСТь ПЕРЕхОДА К НОВОМУ УКлАДУ?

Но что противостоит подобному подходу? На наш взгляд, идее развития при создании инфраструктур следующего поколения противостоит стремление фор­ мирования своеобразного инфраструктурного пузыря.

Основная задача координации долгосрочных фи­ нансовых инструментов и инфраструктурных решений состоит в том, чтобы задать ритм реальных изменений в создании новых технологий, использования знаний, форм организации деятельности и сознания людей, определяющих создание нового потенциала и переход к новому социокультурному укладу. Говоря о долго­ срочности, мы говорим не о пустом астрономически­ длящемся времени, на произвольно выбранном ис­ торическом отрезке. Временные границы должны 22 Трансевразийский пояс Razvitie определяться с учётом реальных перспектив создания инфраструктурного объекта, введения его в эксплуа­ тацию и прогнозируемой окупаемости вложенных средств. Этот значительный период времени, необхо­ димый для создания масштабного инфраструктурного объекта, должен быть соотнесен с происходящими в общем социальном времени изменениями в науке, ин­ женерии и обществе. При оперировании временными горизонтами реализации проекта, невольно происхо­ дит перенос в будущее значения и роли тех технологи­ ческих решений, которые известны к началу разработ­ ки проекта. А эти значение и роль безусловно изменя­ ются с течением времени. Можно выделить две разные возможности разработки и реализации проекта: воз­ можность сборки глобальной инфраструктурной кон­ струкции из тех элементов технологий, который сейчас известны и находятся под рукой, (в этом случае всю систему можно пересобрать из этих имеющихся из­ вестных элементов) или другая возможность, предпо­ лагающая изначально ввести в создаваемую систему открытый к будущим изменениям фактор, изначально предусматривающий возможности научно­техническо­ го и социального развития. Этот открытый к будущим изменениям фактор создаёт определённую неустойчи­ вость для сложившихся инфраструктурных конструк­ ций, но открывает новую перспективу для инфраструк­ тур будущего и новых способов практического приме­ нения знаний.

Казалось бы, а зачем вставлять в схему элемент но­ вого знания, зачем создавать новые элементы техноло­ гий на основе новых научно­технических открытий?

Казалось бы, можно собирать устойчивую конструк­ цию подобно игре в «лего» из тех элементов, которые уже существуют и высчитывать получающуюся стои­ Трансевразийский пояс Razvitie мость для всё расширяющегося, в принципе бесконеч­ ного набора решений.

Но проблема заключается в том, что на реализацию складываемой конструкции необходимо время, и это не просто астрономическое время, но время социаль­ ное внутри которого происходит нелинейный рост на­ селения планеты, требующий всё больших затрат энер­ гии и невосполнимых природных ресурсов. Поэтому, если не стоять на мальтузианских позициях искусст­ венного ограничения численности населения земли под контролем наднациональных организаций, – рост населения планеты должен сопровождаться опережаю­ щим ростом технологий, обеспечивающих прирост мощности и одновременно сохраняющих и воспроиз­ водящих природный баланс. Для разработки и созда­ ния глобального инфраструктурного проекта, важно предложить не готовую инфраструктурную конструк­ цию из набора известных сегодня человечеству техно­ логических элементов, эффективность которых низка (В этом случае мы будет иметь дело с раздуваемым инфраструктурным пузырём!), но создать институцио­ нальную организацию из различных международных групп, для получения нового знания и его переводу в новые технологии на всех этапах реализации проек­ та. При этом должны решаться одновременно две за­ дачи – увеличение мощности (увеличение скоростей, увеличение энерговооружённости территории) и одно­ временно снижение энергетических затрат, сохранение природного баланса. Именно такого типа технологии, которые одновременно обеспечивают рост мощности и снижают нагрузку на природный фактор (уменьша­ ют количество сжигаемых нефти и газа) в условиях ро­ ста численности населения планеты определяют стои­ мость самих денег. За стоимостью любой националь­ 24 Трансевразийский пояс Razvitie ной денежной единицы в мире сегодня стоит цена киловатт/час, которая определяется соотношением технологий к производству, включая экологические штрафы, которые следует ввести, за загрязнение окру­ жающей среды в результате выброса вредных газов, на­ гревание температуры воздуха и воды, увеличение ко­ личества радиоактивных отходов. Поэтому, намечая глобальный инфраструктурный проект, такого мас­ штаба как Трансевразийский коридор Razvitie, важно создать постоянно действующий организационный ме­ ханизм производства новых технологических элементов инфраструктуры на основе разработки технологий по­ точного производства экспериментальных приборов, а не просто заполнить проектируемые инфраструктур­ ные системы готовыми, известными, но устаревшими технологическими элементами. Сама разработка инф­ раструктурного проекта должна быть организована та­ ким образом, чтобы позволять в ходе проектирования, применять все новые, возникающие по ходу реализа­ ции проекта технологические решения и проектные разработки. Нельзя, чтобы масштабный инфраструк­ турный проект, опирался исключительно на техноло­ гические решения, которые были известны к началу его реализации, – он должен быть открыт для взаимо­ действия с фундаментальной наукой и группами раз­ работчиков новых технологических решений.

4. ПлАНИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНых ВЗАИМОДЕйСТВИй И УПРАВлЕНИЕ ПРОЕКТОМ Но это означает, что одной из наиболее проблема­ тичных технологий, необходимых для разработки и осуществления международного инфраструктурного проекта на всех этапах его реализации является ком­ Трансевразийский пояс Razvitie плекс организационно­управленческих технологий международного планирования и взаимодействия.

Понятно, что этот механизм международного пла­ нирования предполагает управление в разнородной и достаточно неопределённой социально­экономической и социально­политической среде. Снижение рисков при подобном планировании предполагает правиль­ ную организацию коммуникации, коллективного мыш­ ления и содействия между научными, технологически­ ми, образовательными, финансовыми и администра­ тивными группами. В качестве технологии организа­ ции коммуникации, мышления и содействия мы предлагаем использовать сессии стратегического сце­ нирования. Вырабатывая общее (видение и фиксируя проблемы, мы, при подобном подходе, можем резко снизить влияние фактора неопределенности. При этом выбор осуществляется не из абстрактных прогнозируе­ мых альтернатив, но на основе предложений по реше­ нию выявленных проблем. Разумеется, на первых эта­ пах взаимодействия слово «проект» имеет совершенно другое значение.

На наш взгляд, когда мы употребляем слово «про­ ект» на начальных этапах организации коммуникации между различными участниками, мы говорим о про­ екте как о взаимном очерчивании деловыми группами из разных стран контура пока ещё неопределённого бу­ дущего, и выявляем проблемы, способные препятство­ вать дальнейшему взаимодействию, а не решаем неко­ торую расчётную задачку из области project manage­ ment. Мы обязательно перейдём и к project management, оценке реализуемости проекта, но сначала должно быть очерчено пространство общих договорённостей и конкретизирован замысел совместного действия. Про­ ектная деятельность в данном контексте это создание 26 Трансевразийский пояс Razvitie новой формы организации, для взаимодействий меж­ дународных партнёров, предполагающей вовлечение в пространство совместного проекта различных кор­ пораций, научных центров, финансовых групп, групп, ведущих предпроектные изыскания, политических стра­ тегистов, и т. д. Собственно материалы, представленные в настоящем издании, направлены именно на то, чтобы наметить контур возможных общих договорённостей и инициировать выдвижение требований к проекту со стороны его участников.

Управление проектом на основе взаимной выгоды, реализуемой посредством, выдвижения требований к нему со стороны всего набора участников, является принципиальным и важнейшим моментом его даль­ нейшего эффективного осуществления. разработка си стемы Требований для ТПR является первоочередной важнейшей задачей. Очень важно, чтобы система ТПR была связана не только с созданием технологических решений, которые употребляются в рамках самих ин­ фраструктур ТПR, но и с тиражированием этих реше­ ний в других областях практического применения.

Прорывной пионерский характер решений, используе­ мых в рамках ТПR, должен состоять в разработке для практического употребления технологий нового клас­ са, которые затем будут трансферироваться и перено­ ситься на новые области применения и использования.

Этот процесс «перелива» технологий из резервуара ТПR в другие отрасли и сферы инфраструктурного развития, должен специально закладываться в требова­ ния управления при создании ТПR.

Одна из важнейших задач создания инвестицион­ ной программы ТПR и архитектоники проектов дан­ ной программы состоит в том, чтобы ответить на во­ прос: как могут быть взаимосвязаны новые финан­ Трансевразийский пояс Razvitie совые институты (фонды долгосрочных инвестиций) с технологическими решениями? Для обнаружения и выявления этой связи, нами предлагается спроектиро­ вать сеть новых институтов в виде метапромышленных агентств или проектных агентств метапромышленного продвижения. Основная задача этих агентств должна заключаться в разработке проектов, которые позволят прояснять стратегический уровень формирования ТПR, а с другой стороны представляют собой уже кон­ кретные варианты решений в рамках создаваемых ин­ фраструктур (железных дорог, модернизации метро­ политена крупных городов, автомобильных дорог, вод­ ных каналов, энергетических сетей, локализации наукоёмких производств, обеспечивающих устойчи­ вую профессиональную занятость, поселений). Имен­ но на базе таких агентств могут быть сформированы международные экспертные группы, оценивающие перспективность отдельных предлагаемых проектов.

5. ИНВЕСТИРОВАНИЕ МАСшТАБНОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОЕКТА. ИНВЕСТИРОВАНИЕ КАК ДЕЯТЕльНОСТь При этом основное требование к проектам и про­ грамме на стратегическом этаже должно состоять в привлекательности этих программ и проектов для дол­ госрочных вложений со стороны независимых держа­ телей капитала помимо банков, – таких как суверенные и пенсионные фонды.

Важнейшим моментом является коррекция пред­ ставлений об инвестировании в подобные проекты, с учетом их масштабности. Позиция авторов данной книги состоит в определении довлеющей краткосроч­ 28 Трансевразийский пояс Razvitie ности заключения финансовых сделок, как одной из важнейших причин мирового финансового кризиса.

В силу сложившихся институциональных механизмов регулирования финансовых рынков, инвесторы, ори­ ентированные на долгосрочные вложения в инфра­ структурные проекты, часто оказываются стороной, страдающей от избыточных неоправданных рисков.

Данный подход в значительной степени совпадает с мнением такого известного эксперта в области ин­ вестирования, как Джон Богл. Он считает, что беда сегодняшних мировых и прежде всего американских финансов – сформировавшаяся культура финансовых спекуляций, краеугольный камень которой – кратко­ срочность и ориентация на голосование, определяю­ щее сиюминутную цену актива, а не реальное взвеши­ вание его стоимости, для которого необходимо время.

Для преодоления подходов к инвестированию как пре­ имущественно спекулятивной активности, необходимо отказаться от маниакальной зацикленности финансо­ вого деятеля исключительно на изменении цены акций и других ценных бумаг, и перейти к управлению длин­ ными циклами создания стоимости в том числе на ос­ нове разработки и реализации инфраструктурных про­ ектов, и дальнейшего использования создаваемой ин­ фраструктуры в целом, или её отдельных фрагментов.

Подобный взгляд на инвестирование, когда оно вос­ принимается как практическая деятельность, не своди­ мая к набору абстрактных формул и тем более заме­ щающих ее математических моделей, очень важен для авторов данной работы. В этом случае инвестиционная деятельность оказывается более сложным образовани­ ем, чем научная дисциплина. В инвестиционной дея­ тельности используются научно­теоретические знания (а как же без низ, без системного подхода, без специ­ Трансевразийский пояс Razvitie альных расчётов!), но сама инвестиционная деятель­ ность к этим знаниям, и тем более к некоторой аб­ страктной расчётной формуле, сведена быть не может, поскольку включает в себя и опору на определённые ценности, и установление форм взаимодействия и ком­ муникации с представителями других видов деятель­ ности: инженерами, проектировщиками, учёными, управленцами, стратегами, оценщиками рисков. Такое рассмотрение инвестирования позволяет выйти за пре­ делы хорошо известных и распространённых подходов, когда инвестирование отождествляется с некоторой экономико­математической дисциплиной и предпола­ гается, что для принятия адекватного инвестиционно­ го решения достаточно найти правильную формулу, в частности схему краткосрочных расчётов изменения стоимости акций. Но, оказывается, что ведущие фи­ нансовые политики и гении инвестирования – Джон Богл, Уоррен Баффет считают подобную точку зрения глубоко ошибочной и ищут условия её преодоления.

Инвестирование – это сложнейшая самостоятельная практическая деятельность, а не научный предмет, или особая дисциплина.

Из подобного взгляда на инвестирование как на практическую интеллектуальную деятельность, выте­ кают вполне определённые требования к управлению денежным потоком на разных этапах реализации от­ дельных субпроектов совокупного инфраструктурного проекта. Привлечение ликвидности на очередном эта­ пе продолжения проекта должно рассматриваться как практический переговорный процесс, как специальная деятельность проектирующая использование и управ­ ление отдельными сегментами инфраструктуры, или нового технологического решения, которое и обеспе­ чит привлечение очередного вливания финансов, а не 30 Трансевразийский пояс Razvitie движение исключительно в плоскости расчётной формулы на основе восприятия денежного потока, как естественно­длящегося процесса. Причём, чем более сложным является архитектура инфраструктурного проекта, тем более сложным должно быть проектиро­ вание форм использования отдельных сегментов и тех­ нологических решений на основе сценирования ре­ зультатов реализации проекта. Долгосрочное инвести­ рование предполагает эшелонированную деятельность выстраивания будущего на основе включения бесконеч­ ного числа потенциальных субъектов в практическую эксплуатацию сегментов инфраструктурного проекта.

Если не учитывать подобные элементы инфраструкту­ рой при ее использовании, – она окажется сведенной к материальной системе сооружений, к «железу».

Клубом долгосрочных инвесторов, сотрудниками банка «Каза депозити и престити» предложены финан­ совые инструменты для разработки и реализации ин­ фраструктурных проектов, например, такой инстру­ мент как фонд Marguerite. На основе этой уже проде­ ланной работы необходимо ответить на вопрос, как должны быть устроены финансовые инструменты, поз­ воляющие работать с проектом Трансевразийский пояс Razvitie на всех этапах его развития. Например, следует ли создавать специальные международные проектные облигации «Трансевразийский коридор развития», или более правильно создать «взаимный фонд», в котором будет сформирована корзина ценных бумаг нескольких корпораций (РЖД, ФСК, ресурсных компаний), заинте­ ресованных в разработке и реализации проекта Транс­ евразийского пояса Razvitie.

Система вышеизложенных вопросов определяет и группу материалов, составивших данную книгу, с тем, чтобы стимулировать дальнейшей обсуждение и при­ Трансевразийский пояс Razvitie нятие конкретных практических решений. Книга явля­ ется результатом взаимодействия представителей трёх институций – итальянского банка «Каза депозити и престити», российского Банка «Миллениум» и инсти­ тута опережающих исследований.

В первой части книги представлены статьи с по­ зиций банка «Каза депозити и престити» (Франко Бас­ санини и Эдоардо Ревилио), в которых обсуждается ситуация, сложившаяся на мировых и европейский финансовых рынках в период продолжающегося ми­ рового кризиса, а также основные проблемы, которые необходимо решить для того, чтобы создать успешно действующие инструменты для долгосрочных инвес­ тиций.

Во второй части, выражающей позиции российско­ го банка «Миллениум» и института опережающих ис­ следований (М. Ю. Байдаков, Ю. В. Громыко и В. Т. Зю­ ков), обсуждается практико­концептуальное видение масштабного проекта Трансевразийский пояс Razvitiе.

В третьей части в статье одного из идеологов евразий­ ского моста Дж. Тенненбаума обсуждаются возмож­ ности и перспективы участия европейских научно­ технологических групп в данном масштабном про­ екте в условиях продолжающегося экономического спада.

Упомянутые части издания предполагают значи­ тельный проблемно­постановочный потенциал с пред­ ложением интеллектуальным центрам России и Ита­ лии расширить обсуждение идеи Трансевразийского коридора развития. Вместе с тем, Институт опере­ жающих исследований в качестве примера разработал несколько своих предложений по возможным требова­ ниям к ТПR. Эти материалы также включены в книгу в виде отдельного приложения. В частности, рассмат­ 32 Трансевразийский пояс Razvitie риваются институциональные механизмы реализации данного проекта на основе управления собственностью и создания контрактной системы Трансевразийского пояса Razvitie, страхование политических и финансо­ вых рисков, анализируются практические модели осво­ ения регионов России на основе Трансевразийского пояса Razvitie, условия пространственного развития на основе перезаселения вдоль будущей трассы ТПR.

Трансевразийский пояс Razvitie II. ВзгляД Из ИТалИИ:

фИНаНсоВыЕ ИНсТрумЕНТы ПЕрсПЕКТИВы ПроЕКТНого фИНаНсИроВаНИя В ЕВроПЕ Франко Бассанини президент банка Cassa Depositi e Prestiti, бывший министр территориального развития Италии Рим, Италия Эдоардо Ревилио главный экономист банка Cassa Depositi e Prestiti, советник министра финансов Италии Рим, Италия 1. Будущее Европы зависит от достижения трех це­ лей: бюджетной консолидации, социальной включен­ ности, продолжительного и устойчивого роста. Только постоянный и существенный экономический рост мо­ жет обеспечить долговую устойчивость в долгосроч­ ной перспективе и в то же время создать благоприят­ ные условия для улучшения ситуации на рынке труда и в сфере социального благополучия.


Данная статья объединяет частично переделанные два не­ давних выступления Франко Бассанини. Первое – на конфе­ ренции «Необходимость укрепления долгосрочного инвестирова­ ния в Европе в целях развития инфраструктуры – Проектные облигации и не только» – было сделано в Европейском парла­ менте 6 сентября 2012 года в Брюсселе;

второе – на заседании Совершенствование финансирования проектов в целях роста в контексте снижения долговой нагрузки и фискальной дисципли­ ны в рамках Финансового форума Eurofi 2012, 28 сентября 2012 года в Брюсселе. Мы хотели бы поблагодарить Джино дель Буфало из Исследовательского департамента Депозитно­ заемной кассы (Cassa Depositi e Prestiti, CDP) за его ценный вклад в данную работу.

34 Трансевразийский пояс Razvitie Одним из способов увеличить потенциальный рост, создать новые рабочие места и расширить социальную включенность является повышение уровня долгосроч­ ных инвестиций в материальную и нематериальную инфраструктуру и в реальную экономику.

Стратегии увеличения инвестиций в инфраструкту­ ру, энергетику, окружающую среду и телекоммуника­ ции, а также в инновации, высшее образование, науч­ но­исследовательскую работу (НИР) и предприятия малого и среднего бизнеса (МСП) должны стать осно­ вой для нового европейского «Пакта роста». Однако эти стратегии не могут быть профинансированы боль­ шей частью из государственных ресурсов. В соответ­ ствии с правилами Бюджетного пакта, в ближайшие годы ограничения, предусмотренные госбюджетом, ужесточатся – если только мы не решим финансиро­ вать инфраструктуру и рост посредством выпуска ев­ робондов. Такое решение, однако, будет политически эффективным только после значительного укрепления политической интеграции и демократического управ­ ления Европейским союзом. В любом случае, привле­ чение рынков частного капитала и – говоря шире – глобальных долгосрочных накоплений имеет огром­ нейшее значение для обеспечения ресурсов при финансировании этих масштабных инвестиционных проектов.

В ближайшие годы потребность в долгосрочных ин­ вестициях в проектном финансировании будет расти высокими темпами во всем мире. Объемы проектной и инфраструктурной задолженности достигли пример­ но 350 млрд. долларов СшА, прибавляя ежегодно на протяжении последних нескольких лет по 15%. В связи с продолжающимся приростом населения в мире, ин­ дустриализацией новых рынков и потребностью разви­ Трансевразийский пояс Razvitie тых рынков в замене устаревшей инфраструктуры, не­ обходимость проектного финансирования будет толь­ ко увеличиваться. Подсчитано, что более 50 трлн. долл.

СшА капиталовложений понадобится для строитель­ ства дорог, водоснабжения, энергетики, аэропортов, телекоммуникаций и железных дорог в промежутке между 2010 и 2030 гг. только в странах­членах ОЭСР1.

По нынешним оценкам, до 2020 года – чтобы достичь целей Повестки дня 2020 – понадобится около 2 трил­ лионов евро на европейские инфраструктурные инве­ стиции – в Сети нового поколения (СНП) и Трансъ­ европейские сети (транспортные, а также энергетиче­ ские).

В этой связи существует общая необходимость в по­ вышении мировой доли финансирования долгосроч­ ных инвестиций (ДСИ) за счет краткосрочных финан­ совых и спекулятивных инструментов. Именно по этой причине страны всего мира и международные регуля­ торы должны создать наилучшие и самые благоприят­ ные условия для стимулирования ДСИ с серьезным положительным внешним эффектом для экономиче­ ского роста и благосостояния человека. Или, по край­ ней мере, ликвидировать те нормы, которые сегодня затрудняют их, поощряя в то же время краткосрочное спекулятивное финансирование и инвестирование.

2. До кризиса европейская банковская система фи­ нансировала около 2/3 долговой части инициатив про­ ектного финансирования (ИПФ) по всему миру. Дол­ госрочные институциональные инвесторы (ДСИ) осу­ ществляли около 40% долгосрочного (ДС) банковского финансирования инфраструктуры (через корпоратив­ ные и структурированные облигации).

ОЭСР (2011 г.) Инфраструктура в 2030 г.: телекоммуни­ кации, наземный транспорт, водоснабжение и электричество.

36 Трансевразийский пояс Razvitie Финансовый кризис и возникшая в результате него новая нормативная база подорвали эту успешно функ­ ционировавшую модель. Европейская банковская си­ стема находится сейчас фактически на распутье. Умень­ шение долговой нагрузки и новые нормативные рамки серьезно ограничивают ее возможности в сфере долго­ срочного кредитования1. Это приводит к отдельным негативным последствиям для проектного финансиро­ вания и для европейских инвестиций и экономическо­ го роста.

В последнем квартале 2011 года, в соответствии с недавними данными Банка международных расчетов (БМР), объем займов на проектное финансирование упал на 39% у наиболее слабых банков ЕС2 и на 18,3% у других кредиторов ЕС. Рыночные источники не про­ тиворечат данным БМР. Банковский рынок проектно­ го финансирования все еще открыт для новых капита­ ловложений, но срок их погашения и объемы суще­ ственно сократились. С учетом условий ликвидности на рынке синдицирования кредита лишь немногие банки готовы принять материальные гарантийные риски. Кроме того, со стороны отдельных европейских банков все чаще делаются попытки продать свои порт­ фели на вторичных рынках. Учитывая, что до кризиса более 90% займов на ИПФ выделялось европейскими банками, мы вынуждены констатировать наличие серь­ езной проблемы.

См.: Банковское финансирование и снижение долговой на­ грузки в Европе в BIS Quarterly Review, март 2012 г.;

и Герт Ве­ хингер, Снижение банковской долговой нагрузки, переход от банковского к рыночному финансированию и финансирование МСП, в Журнале ОЭСР: Тренды финансового рынка, том 2012, выпуск 1.

31 банковская группа с дефицитом капитала в eBa, плюс все греческие банковские группы.

Трансевразийский пояс Razvitie Мы рассмотрим вкратце, почему это происходит.

А потом представим несколько стратегических пред­ ложений и в заключение поднимем некоторые вопро­ сы, касательно того, что можно ожидать в ближайшем будущем.

Есть четыре основных момента, которые необходи­ мо учитывать в нынешней ситуации: (1) дефицит капи­ тала и последствия Bazel iii для показателей капитала и ликвидности в отношении ДСИ;

(2) дефицит ли­ квидности в европейской финансовой системе;

(3) не­ обходимость очистки балансов европейских банков и, последнее, но немаловажное, (4) регуляторные разли­ чия между национальными системами, которые во многом уже оценены рынком, но пока не рассматри­ ваются соответствующим образом регуляторами и за­ конодателями ЕС.

Недавно Европейская служба банковского надзора (eСБН) выпустила итоговый отчет по использованию в рамках ЕС инструментов рекапитализации. В целом, эти инструменты привели к повышению банковского капитала более чем на 200 миллиардов евро. Однако в настоящий момент крупнейшие банковские аналитики пришли к общему мнению, что дефицит капитала ос­ тается еще на уровне около 350–400 миллиардов. Сре­ ди наименее «добродетельных» банков – некоторые из крупнейших учреждений Франции, Германии и Скан­ динавии. Это делает ситуацию еще более насторажива­ ющей, поскольку в совокупности они занимают более 50% общей европейской банковской отрасли.

Как все мы знаем, банки могут улучшить (регуля­ тивно) коэффициент покрытия капитала посредством:

(1) увеличения капитала на рынке – однако при ны­ нешнем курсе акций, та величина, на которую мож­ но повысить капитал, и возникающий в результате 38 Трансевразийский пояс Razvitie этого потенциальный эффект размывания делают увеличение рыночного капитала весьма обремени­ тельным – однако это лучшее рекомендованное ре­ шение, поскольку издержки на снижение долговой нагрузки будут более справедливым образом разде­ лены между акционерами и экономикой, что тре­ бует ДС финансирования;

(2) сокращения дивидендов и увеличения нераспреде­ ленной прибыли – это имеет двойной контрэф­ фект: (a) уменьшает дивидендную доходность, что снижает привлекательность инвестиций в банков­ ские активы, и (b) подталкивает банки к осуществ­ лению более краткосрочных (спекулятивных) и бо­ лее окупаемых инвестиций, что может привести к их большей волатильности (и большему риску);

(3) наконец, реструктуризации их портфелей активов путем продажи своих наиболее дорогостоящих ак­ тивов с точки зрения начислений на капитал – ак­ тивов, взвешенных по риску (АВР) – что уже явля­ ется частью проводимых процессов снижения дол­ говой нагрузки.

Кроме того, условия выделения средств европейс­ кими банками ухудшились в конце 2011 года. Фактиче­ ски ЕцБ решил предложить банкам в еврозоне две спе­ циальных операции долгосрочного рефинансирования (ОДСР) на особенно привлекательных условиях. БМР подсчитал, что из накопленного примерно 1 триллио­ на евро в рамках ОДСР одна треть была использована (в основном, итальянскими и испанскими банками) на операции «кэрри­трейд» (покупку суверенных облига­ ций), одна треть положена обратно в ЕцБ, чтобы по­ крыть большую часть возможных выплат по вышед­ шим в тираж облигациям в течение нескольких бли­ жайших лет, и, наконец, только одна оставшаяся треть Трансевразийский пояс Razvitie осталась для использования в качестве займов в ре­ альной экономике. Эти две ОДСР ЕцБ временно ос­ лабили кризис ликвидности. Но они не слишком по­ могли среднесрочному и долгосрочному финансиро­ ванию экономики, а в некоторых случаях оказали понижающий эффект на курсы некоторых банковских акций (репутационный эффект).


Кроме того, Bazel iii также не помог1 своими новы­ ми коэффициентами ликвидности (они сейчас пере­ сматриваются), которые очень важны для проектного финансирования;

аналогично и колебания долгосроч­ ных свопов также будут иметь больший спрэд.

Относительно ликвидности Bazel iii предлагает два пруденциальных коэффициента, которые подразу­ мевают наименее жесткие стандарты: Коэффициент покрытия ликвидности (КПл), направленный на по­ вышение устойчивости банков к рискам ликвидности в краткосрочной перспективе (30 дней);

и Коэффици­ ент чистого стабильного финансирования (КчСФ), на­ правленный на повышение устойчивости банков в го­ дичной перспективе2. Кроме этого, был введен коэф­ фициент финансовой зависимости, представляющий собой отношение акционерного капитала к общим ак­ Следует отметить, что коэффициенты краткосрочной и долгосрочной ликвидности взаимосвязаны. Коэффициент краткосрочной обеспеченности определяется двумя фактора­ ми: буфером ликвидности в активе баланса и исходящими де­ нежными потоками в пассиве баланса. Большая долгосрочная обеспеченность в пассиве баланса означает меньший исходя­ щий денежный поток – отсюда и более высокий коэффициент ликвидности, и ее меньший дефицит.

КПл определяется разделением суммы высоколиквидных активов на суммарную исходящую чистую денежную налич­ ность в следующие 30 календарных дней (?100%);

КчСФ опре­ деляется разделением доступного объема стабильного обеспе­ чения на требуемый объем стабильного обеспечения (100%).

40 Трансевразийский пояс Razvitie тивам, чтобы обеспечить фиксированный минималь­ ный уровень капитала вне зависимости от структуры взвешенных рисков в банковском балансе.

Конечно, чтобы соответствовать новым норматив­ ным требованиям в условиях ужесточившихся ограни­ чений ликвидности, банкам придется (a) предложить рынку свои долгосрочные портфели – прежде всего, в области проекторного финансирования;

(b) изыски­ вать долгосрочное обеспечение в тяжелых рыночных условиях;

(c) избегать долгосрочного финансирования и концентрироваться на краткосрочных ликвидных ак­ тивах. Аналитики отрасли2 оценивают совокупный дефи­ цит среди европейских банков на уровне около 1,3 трил­ «Bazel iii устанавливает новые требования по ликвидности для банков посредством коэффициента покрытия ликвид­ ности. В своем нынешнем виде КПл ухудшает условия для неполученных возобновляемых кредитов, выданных для це­ левых механизмов, поскольку требует 100% покрытия. Од­ нако последствия для банков будут минимальными, потому что, как на то указывает юридическая фирма Linklaters, та­ кие кредиты составляют относительно небольшой процент среди подверженных риску банковских кредитов. С другой стороны, КПл может таить угрозу для использования ак­ кредитивов, которые превалируют в проектном финанси­ ровании. Местные регуляторы в своих странах могут уста­ навливать коэффициент покрытия ликвидности по Bazel iii, и Linklaters отмечает, что коэффициент покрытия на уровне 25% или выше может сделать аккредитивы экономически непривлекательными для банков, если только они не будут связаны с банковским вознаграждением со стороны спонсо­ ров». Стандарты Bazel III и Solvency II могут привести к масштабным изменениям в обеспечении глобального про­ ектного финансирования, Standards & Poor’s, октябрь 2011 г.

МакКинзи (2010 г.), Bazel III и европейская банковская от­ расль: Последствия, возможная реакция банков и проблемы им­ плементации, McKinsey Working Papers on Risk, № 26, ноябрь.

Трансевразийский пояс Razvitie лиона евро для краткосрочной ликвидности и около 2,3 триллиона евро для долгосрочной ликвидности.

Помимо этого, многие (крупные) европейские бан­ ки все еще нуждаются в проведении серьезной чистки своих балансов. Еще в начале кризиса следовало реа­ лизовать что­то похожее на программу выкупа про­ блемных активов. Но возможность была упущена.

БМР недавно подсчитал, что примерно на одну треть снижение долговой нагрузки потребует продажи или списания низкокачественных секьюритизированных активов и других рискованных займов.

Наконец, Банковскому союзу потребуется унифи­ цировать различные национальные нормативные базы.

Это приведет к ужесточению положений отдельных национальных банковских систем. Это станет слож­ ным, иногда болезненным, но оздоровительным про­ цессом.

Короче говоря, европейская банковская отрасль на­ ходится в серьезной стрессовой ситуации, что особен­ но негативно скажется на долгосрочном финансирова­ нии экономики и, соответственно, на экономическом росте. Потребуется время, прежде чем европейские банки восстановятся, при этом модель их бизнеса, ве­ роятно, претерпит изменения.

3. Смогут ли тем временем другие финансовые ин­ ституты заменить европейские банки в долгосрочном кредитовании, пока последние продолжают снижать долговую нагрузку? Могут ли банки, управляющие активами, и инвесторы рынка облигаций из других стран (возможно, стран с менее жесткой нормативной базой) отчасти забрать бизнес у европейских банков?

Смогут ли другие европейские институциональные инвесторы напрямую заняться финансированием инф­ раструктуры?

42 Трансевразийский пояс Razvitie На самом деле Solvency ii (Вторая Директива ЕС по платежеспособности страховых компаний)1 не спо­ собствует содержанию долгосрочных активов традици­ онно более долгосрочными институциональными ин­ весторами (в процессе поиска подходящих финансо­ вых инструментов/активов с целью компенсировать разницу в их срочности, заложенную в применяемых бизнес­моделях), такими как фонды страхования жиз­ ни и пенсионные фонды, которые исторически явля­ ются основными поставщиками ДС финансирования для банков.

Конечно, крайне маловероятно, что европейские финансовые системы радикально изменятся в средне­ срочной перспективе, перейдя от системы, опираю­ щейся на банки, к системе американского типа, ориен­ тированной на рынок капиталов. Слишком велики культурные, нормативные и структурные различия между финансовыми системами по обеим сторонам Атлантики. Вероятно, европейская финансовая систе­ ма приобретет более смешанный характер, хоть и оста­ нется на какое­то время, в основном, банковско­ори­ ентированной системой.

Однако пока мы будем ожидать оздоровления евро­ пейской банковской системы, должны произойти не­ которые изменения.

Для поддержки инициатив чФ (частного финанси­ рования) и ГчП (государственно­частного партнер­ ства) ЕцБ может обратиться к 6–9­летним ОДСР. Две предыдущие трехгодичные ОДСР успешно справились с краткосрочным кризисом ликвидности. Операции сверхдолгосрочного рефинансирования (ОСДСР) го­ раздо меньшего размера (100/200 миллиардов) могут Европейская комиссия призвала распространить Solvency ii на пенсионные фонды.

Трансевразийский пояс Razvitie оказаться успешными в деле преодоления нынешнего средне­ и долгосрочного кризиса. Обязательным усло­ вием эффективности этого специального целевого ин­ струмента должно быть предоставление ДС высокока­ чественного поручительства (включая чФИ с самой твердой гарантией), а также полного пакета докумен­ тов, подтверждающих, что средства будут использо­ ваны исключительно на ДСИ. Этот новый вид про­ граммы ЕцБ можно предоставить крупным банкам развития (ЕИБ, KfW, CDC, CDP и т. п.) и/или всем европейским банкам. Более того, проекты, на которые выделяется финансирование, должны быть полностью приемлемы для банка и успешно пройти предвари­ тельный юридический аудит.

На уровне стратегии уже был предпринят ряд дей­ ствий. Но намного больше еще предстоит сделать в ближайшем будущем – например, по следующим на­ правлениям: (1) пересмотр пруденциальной норматив­ ной базы, (2) новые ДС финансовые инструменты ЕС, (3) снижение рисков, не связанных с нормативно­пра­ вовыми аспектами, и (4) внедрение фискальных и дру­ гих нормативно­правовых стимулов.

Во­первых, чтобы дать серьезный толчок инвести­ циям в инфраструктуру, крайне необходимо перефор­ мулировать нормативную базу (Bazel iii­CRD iv, Sol­ vency ii, Учреждение по обеспечению трудовых пенсий (УОТП), Международные стандарты бухгалтерской отчетности (МСБО)), которая в настоящий момент делает ДСИ невыгодными. Речь идет не об ослабле­ нии основ финансовой стабильности, а о нахождении решения, способствующего финансированию эконо­ мического развития, без которого финансовая ста­ бильность в целом сама рискует завтра оказаться под ударом.

44 Трансевразийский пояс Razvitie характеристика новой нормативной базы, более благоприятной для ДСИ, предлагается в докладах Жака де ларозьера и Марио Монти, во многих доку­ ментах Форума eurofi и Европейской комиссии в со­ общениях о новом Акте о едином рынке1, в Общей ев­ ропейской международной инвестиционной политике и в Анализе бюджета ЕС3.

При этом, несмотря на общий консенсус (среди большинства экспертов, ученых, банкиров и полити­ ков) относительно необходимости новой нормативной базы и новых инструментов, более благоприятных для ДСИ, международные и европейские регуляторы, ка­ жется, остаются заложниками процикличного и крат­ косрочного культурологического подхода.

Во­вторых, новые финансовые инструменты ЕС не­ обходимы и для собственного капитала, и для заемного.

что касается собственного капитала, то в этой сфе­ ре с успехом на рынке были приняты Долгосрочные инфраструктурные фонды Marguerite и infraMed. Их следует использовать в качестве моделей для создания серии ДС фондов (обеспечивающих и собственный, и промежуточный капитал – как в случае с Фондом энергоэффективности) для инфраструктурных и/или других секторов, таких как инновации и быстрорасту­ щие МСП со средней капитализацией, венчурный ка­ питал, жилищно­коммунальное хозяйство, градостро­ ительство, здравоохранение и т. п. После кризиса, по СООБЩЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ КОМИССИИ, К но­ вому Акту о едином рынке, 27 октября 2010 г. – COM(2010)608.

СООБЩЕНИЕ ЕВРОПЕйСКОй КОМИССИИ, К общей Европейской международной инвестиционной политике, 7 июля 2010 г., COM(2010)343.

СООБЩЕНИЕ ЕВРОПЕйСКОй КОМИССИИ, Ана­ лиз бюджета ЕС, 19 октября 2010 г., COM(2010) 700.

Трансевразийский пояс Razvitie крайней мере в Европе, наблюдается фактически серь­ езное сокращение собственного капитала, и налицо на­ сущная потребность в ДС собственном капитале для стимулирования ДСИ в экономике.

Со стороны заемного капитала, крупные нацио­ нальные банки развития (ЕИБ, KfW, CDC и CDP) мо­ гут решиться объединить усилия для создания единого или нескольких общих фондов заемного капитала (при поддержке схем гарантии) для инфраструктуры и – говоря шире – для ДСИ.

В этом контексте Инициатива по проектным обли­ гациям, разработанная ЕС вместе с ЕИБ, имеет клю­ чевое значение для финансирования оздоровления европейской экономики и инфраструктурных инве­ стиций. Более того, новый рынок проектных обли­ гаций ЕС и сокращение объемов банковских займов в этом секторе дает необходимую возможность для привлечения институциональных инвесторов, особен­ но с учетом долгосрочности проектных/инфраструк­ турных активов.

Схемы государственной гарантии и/или налоговых льгот необходимы для успеха Инициативы по проект­ ным облигациям (ПО). Рынок проектных облигаций зародился в середине 1990­х гг. Их выпуск существен­ но вырос среди компаний А+++ – узкоспециализиро­ ванных страховщиков (до 26 млрд. во всем мире). Этот рынок развалился в 2008 г. вместе с исчезновением уз­ коспециализированных страховых компаний, но затем снова возродился (16 млрд. в 2011 г.). В 2010–2011 гг.

было заключено много крупных сделок со сроком по­ гашения до 25 лет, а проектные облигации инвестици­ онного класса прибавили в цене от 200 до 400 базис­ ных пунктов (что сравнимо с размером банковского долга, однако здесь инвесторы более долгосрочны).

46 Трансевразийский пояс Razvitie В целом, существует два типа проектных облигаций (ПО): те, которые непосредственно выпускают проект­ ные компании (это характерно для проектных облига­ ций ЕС), и те, которые выпускаются в СшА непосред­ ственно «Муниципалитетами» и «Государственными органами» и имеют существенные налоговые льготы.

В 2008­2009 гг. в соответствии с принятым Обамой Планом оздоровления экономики были выпущены Строительные американские облигации (САО) на сум­ му в 200 млрд. долларов. Проектных облигаций, вы­ пускаемых напрямую проектными компаниями, в СшА меньше, и их стоимость составляет менее 3 млрд. долл.

Необходимо отметить, что модель американских проектных облигаций «Построй Америку» основана на концепции, предполагающей, что органы власти и му­ ниципалитет в государственном секторе могут финан­ сировать чФ инициативы посредством выпуска про­ ектных облигаций (с последующим объединением не­ скольких проектов), поскольку они не учитываются в качестве государственного долга. В Европе повторить такую модель невозможно, и поэтому в Инициативе проектных облигаций эмитентом должна быть проект­ ная компания, а не орган государственной власти, не муниципалитет, или не само Государство. Правила Ев­ ростата представляют собой, таким образом, очевид­ ные ограничения для развития крупного европейского рынка проектных облигаций.

Успеху обамовских САО также способствовали на­ логовые льготы, которые распространялись на этот тип проектных облигаций. В инициативе Проектных облигаций, запущенной Комиссией ЕС, ЕИБ обеспе­ чивает специальную гарантию, повышающую размер кредитования. Однако возможность введения каких­ либо налоговых стимулов пока не рассматривалась Трансевразийский пояс Razvitie политиками на европейском уровне1. Более того, про­ екты, подлежащие финансированию посредством ПО с гарантией ЕИБ, распространяются только на ТЕС­N (трансъевропейская транспортная сеть), tЕС­e (трансъ­ европейские энергетические сети) и СНП (сети ново­ го поколения). Я считаю, что необходимо распростра­ нить гарантии и фискальные льготы и на другие ев­ ропейские ДСИ, имеющие существенный положитель­ ный внешний эффект для роста и конкурентоспособ­ ности.

Капиталы для проектного финансирования обычно являются стратегическими активами, для доступа к ко­ торым устанавливаются высокие барьеры, для них ха­ рактерны монополистическое положение и/или гаран­ тированность спроса и стоимости долгосрочных оф­ тейкерных контрактов или соглашений о прибыли;

все эти компоненты обеспечивают устойчивые и прогно­ зируемые денежные потоки. Длительный срок пога­ шения контрактов – например, договоров о приоб­ ретении энергоресурсов в энергетических проектах и долгосрочные концессионные договоры в инфраструк­ турных проектах – приведет к обеспечению длитель­ ных и устойчивых потоков прибыли. Наконец, в со­ ответствии с недавним докладом агентства Moody’s, уровень конечной возвратности проектного финанси­ рования на кредитном рынке достаточно высок (в сред­ нем – 76,4% в 1983–2008 гг., притом, что 57% воз­ вратного покрытия было полностью реструктурирова­ но или выплачено), относительно устойчив к смене экономических циклов и, в любом случае, статистиче­ «Нейтрализация взимания налогов, применяемых в неко­ торых странах ЕС, повысила бы интерес среди большого ко­ личества международных инвесторов с реальными деньгами».

Natixis, Инфраструктурный долг, июль 2012 г.

48 Трансевразийский пояс Razvitie ски выше, чем уровень возвратности корпоративных займов. Даже в период недавнего финансового кризиса уровень невозвратности задолженности по проектному финансированию оставался низким.

Согласно данным рейтингового агентства Standard & Poor’s1, сделки по проектному финансированию не­ плохо осуществлялись в последние три года, даже не­ смотря на ухудшение экономических условий и уско­ рение темпов корпоративного дефолта.

Кроме этого, существуют данные о том, что между 1992 и 2008 годами рейтинги проектного финансиро­ вания по некоторым причинам были выше, чем кре­ дитные рейтинги эмитентов. В частности, поручитель­ ство и гарантийные пакеты, характерные для защиты проектного кредитования, также обеспечивали ста­ бильный поток прибыли.

По многим сделкам по проектному финансирова­ нию были заключены соглашения с различными сторо­ нами, которые нивелируют многие из рисков, связан­ ных с операциями на торговых рынках.

Фактически, анализ, сделанный Standard & Poor’s, показывает, что возмещение, полученное за прогорев­ шие проекты, было достаточно существенным и со­ ставляло в среднем 72% после 2001 г. – при значи­ тельной неоднородности показателей по различным секторам. Самые высокие проценты возмещения де­ монстрировали транспортный и энергетический сек­ тора – 90% и 85%, соответственно.

В этом контексте Инициатива по проектным обли­ гациям, разработанная ЕС вместе с ЕИБ, имеет ключе­ Standard & Poor’s (2010 г.), Показатели темпов оздоровле­ ния при дефолтах транзакций по глобальному проектному фи­ нансированию, Глобальный кредитный портал – Рейтинговый справочник, октябрь.

Трансевразийский пояс Razvitie вое значение для финансирования оздоровления евро­ пейской экономики и инфраструктурных инвестиций.

Более того, новый рынок проектных облигаций ЕС и сокращение объемов банковских займов в этом сек­ торе дает необходимую возможность для привлечения институциональных инвесторов, особенно с учетом долгосрочности проектных/инфраструктурных акти­ вов. Сегодня институциональные инвесторы уже фи­ нансируют (прямо или косвенно) около 40% инициа­ тив по проектному финансированию. Инфраструк­ турные облигации представляют собой «класс активов», который прекрасно подходит под требования фондов страхования жизни, пенсионных фондов и ФНБ. Такая тенденция, вероятно, будет расти – в частности, в Ев­ ропе.

Развитие чФИ и ГчП нуждается в хороших проек­ тах, а также в определенных внешних условиях, таких как хорошая и стабильная нормативная база с разум­ ными, низкими нормативно­правовыми и бюрокра­ тическими издержками, надежная система правосудия, а также эффективные и технологически обеспеченные правительственные и государственные службы управ­ ления. Для обеспечения этих условий необходимы серьезные политические действия – особенно в от­ дельных европейских странах.

В­четвертых, страны­члены ЕС должны поддержи­ вать чФ и ГчП при помощи налоговых льгот. Нало­ говые льготы, повышающие привлекательность ини­ циатив, могут служить целям роста и бюджетной кон­ солидации, – если их размер не будет превышать бюджетные поступления, непосредственно обеспечен­ ные новыми инвестициями, за вычетом эффекта заме­ щения. Налоговые льготы должны предоставляться 50 Трансевразийский пояс Razvitie также с целью поддержки долгосрочных накоплений и долгосрочного участия в акционерном капитале.

Для поддержки инвестирования в Сети нового по­ коления (СНП) с целью создания европейской широ­ кополосной сети, в частности, европейские и нацио­ нальные регуляторы могли бы разработать системы тарифов, основанные на Регулятивной базе активов (РБА), – при условии, что инфраструктура будет до­ ступна для всех операторов рынка.

4. На уровне рынка важную роль на себя могут взять институциональные инвесторы. Однако нельзя ожидать, что они в одиночку заменят собой банки. Для проектного финансирования, например, они могут удачно использовать гибкость банков в финансирова­ нии стадии строительства инфраструктурных проектов путем предоставления – впоследствии – долгосрочного рефинансирования проектных инвестиций. В этом смысле они могут стать мощным долгосрочным фи­ нансовым двигателем для сильного, сбалансированно­ го и устойчивого роста.

В глобальном масштабе крупнейшие институцио­ нальные инвесторы (страховые, пенсионные и паевые фонды) обладают активами в размере около 49 трил­ лионов евро – 16 из которых приходится на Европу.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.