авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«DEPARTMENT OF SLAVIC LANGUAGES AND LITERATURES FACULTY OF ARTS AND SCIENCES UNIVERSITY OF PITTSBURGH Slavic Series, No. 1 RUSSIAN EMIGRE ...»

-- [ Страница 9 ] --

Или возьмем, например, живопись. Кто не восхищ ался многосто­ ронностью Леонардо да Винчи? Помимо центрального искусства ж и ­ вописи, о которой великий мастер написал специальное исследова­ ние, в объекты его творческих замы слов и интересов входили, к а к известно, м узы ка, поэзия, литература, механика, естествознание, политическая мысль и другое. У М икельандж ело сам центральны й объект его творчества в изобразительны х искусствах бы л тройст­ венный (живопись, скульптура и архитектура);

но сверх того он был еще первоклассным поэтом и анатомом, та к ж е м узы кантом...

Естественно, что когда какой-либо писатель, вроде, например, Д. С. М ережковского пиш ет роман из ж и зн и Леонардо да Винчи, то критик или литературовед долж ен быть соответственно воору­ жен;

или когда Тю тчев дает адекватны й перевод гениального сти­ хотворного текста М икеландж ело к его ж е статуе «Ночь» — кри­ тик долж ен быть компетентным и созвучным эхом не только д л я темы в узком смысле, но и для всей эпохи и всего полисю ж етизма, так сказать. М удрено ли, что так мало было (почти никого) компе­ тентно отозвавш ихся на это? И чтобы отозваться на Гете — на этот литературно-поэтический, м ы слительский и натуралистический кос­ мос (не говоря о многом другом) — понадобился целы й сонм специа­ листов. Не потому ли всеобъемлю щ ей работы о Гете нет к ак нет.

П уш кину повезло больше, чем Гете: в эмиграции оказался ака­ демик Модест Людвигович Гофман. Он обогатил отечественную л и ­ тературную критику и отечественное литературоведение целы м р я ­ дом великолепны х исследований и лекций на разны е темы пуш ки­ новедения. К ак нам у ж е не раз приходилось говорить, лиш ь в те­ чение столетий мож ет исправиться вековой грех русского общества — пишущего и не пиш ущ его — против своего величайш его поэта.

Пушкин, к счастью, был почтен компетентной статьей проф. Вер­ надского «Пушкин к ак историк». Ко всему, что сказано проф. Вер­ надским в его статье посвящ енной П уш кину как историку, следова­ ло бы прибавить еще, что гений П уш кина сделал то литературное чудо, что «К апитанская дочка» вы глядит исторической хроникой, а «История Пугачевского бунта» читается с таким ж е ж ивы м и за ­ хватываю щ им интересом, как исторический роман. Об этом ж е го­ ворят нам и превосходные анализы Клю чевского. На эту тему бы­ ла написана и автором этих строк статья — в связи с очерком, по­ свящ енным малочитаемой новелле П уш кина «Рославлев». Эта пре­ восходная и, как все у П уш кина, чрезвы чайно ум ная и острая но­ велла есть как бы «Война и мир» в проекте и в миниатюре.

Но толь­ ко по размеру. Она грандиозна по темам и их трактовке, по тому, что можно назвать «историософией 1812 года». У Л. Толстого, как известно, тож е очень много историософской нагрузки в его бес­ смертном романе. А втору этих строк не раз приходило на ум, что «Рославлев» мог быть, так сказать, «детонатором» и исходным мо­ ментом д ля «Войны и мира» Толстого — в таком ж е порядке, как и очень значительны е во всех смы слах кавказские мотивы у П уш ки­ на и Лермонтова — д ля соответствую щих, иногда д аж е одноимен­ ных, повестей Л ьва Толстого. Тема эта ещ е не бы ла по-натоящ ему затронута критикам и и литературоведами, несмотря на ее чрезвы ­ чайный, огненный интерес и всяческую значительность. А, каза­ лось бы, у ж е пора!

Вообще, при таком скоплении квалиф ицированны х и компетент­ ны х лиц, какое мы видим в эмиграции, можно было бы ож идать го­ раздо большего по части литературной критики и общего ученого литературоведения. А вы ш ло так, что в смысле последнего, да еще в плане чисто историческом, мы вы нуж дены довольствоваться, faute de mieux, одним И. И. Тхорж евским, явлением ординарным. К тому ж е, он очень связан, всегда, внутренне личны ми прихотями, симпа­ тиям и и антипатиям и и постоянно, прям о-таки навязчивы м и всюду вы пираю щ им ж еланием показать, что он по части л е в о р а д и к а л ь ­ ной вполне «благонадежен». Это особенно чувствуется в отделах, посвящ енны х древнему периоду и ф ольклористике — тому, что обычно и суммарно именуется «народной словесностью» (вы раж е­ ние не особенно удачное, не говоря у ж е о том, что здесь требуется специальное критическое исследование понятий «народ», «народное творчество» и «народная словесность»).

Ч итая свои курсы по истории древней ф илософ ии, автор этих строк не раз останавливался перед загадкой «сущего небытия» или, vice verso, «не сущего бытия», из которы х сотканы и тело и дух «Слуха» Случевского и «Бобка» Достоевского. К аж ется, это дейст­ вительно — предельное понятие (Grenzbergriff), хотя проф. К. Ж аков его и не уловил в своем лимитизме — характернейш ем явлении на­ ш его времени, времени «слухов», «сверхлжи», «сущего небытия», «не сущего бытия», «уродливой красоты», «красивого уродства», «умной глупости» и «глупого ума» — последнего больше всего, так ­ ж е к а к «злого добра» и «доброго зла». Эти труднейш ие диалектичес­ кие кон ф л и кты к а к по своему содержанию, так и по ф орме таковы, что они более всего подходят Достоевскому. К сожалению, глава о Достоевском проф. прот. Василия Зеньковского в его «Истории рус­ ской философии» д олж на быть признана наименее удавш ейся из всего литературного м атериала двухтомного труда о. Зеньковского.

А вполне на высоте стоящ ий труд проф. К. М очульского, по причи­ нам свойств совершенно недиалектического и д аж е малоф илософ ­ ского (а то и вовсе нефилософского) ума К. М очульского, лиш ен под­ линны х диалектических анализов. Кроме того, К. М очульский ни в какой мере не м ож ет быть признан учены м психологом, стоящим на уровне тонкостей современного психоанализа, что тож е сильно по­ н и ж ает если не качество, то, во всяком случае, эф ф ективность его книги о Достоевском (такж е к а к и о Вл. Соловьеве). Заметим, кста­ ти, что лучш е всего вы ш ли у этого очень талантливого литературо­ веда книги о Гоголе и Б локе — действительно лучш ие вещи, или из лучш их, эмигрантского литературоведения.

Мы здесь делаем особый наж им на тему о Достоевском, ибо эми­ грантский период критики и литературоведения как-то вплотную совпал с необычайным успехом Достоевского за границей и с лю ­ тейшим гонением (кстати сказать, вполне понятным, и с точки зре­ ния советской «философии» д аж е обязательны м, необходимым) на Достоевского — гонением, продолж авш им линию начатую Б ели н ­ ским с товарищами, ибо К. М очульский совершенно прав, считая Белинского родоначальником русского коммунизма. В эмиграции лучш ие вещ и о Достоевском принадлеж ат перу Н. Б ердяева («Миро­ созерцание Достоевского»), Б. П. В ы ш еславцева («Русская стихия у Достоевского»), А. 3. Ш тейнберга («Система свободы» Достоевско­ го) и A. JI. Бем а (ряд превосходных, тончайш их психологических анализов с привхож дением характерной пневм атики Достоевского).

Особенно удались A. JI. Б ем у анализы «Вечного мужа» — под загл а­ вием «Резверты вание сна» («Ученые записки», Прага, 1924). Эти анализы Бем а и «Система свободы» Достоевского А. 3. Ш тейнберга долж ны быть признаны действительно образцами недосягаемого со­ верш енства среди такого рода исследований. П ищ ущ ему эти строки особенно приятно отметить здесь соверш енство анализов обоих ав ­ торов именно потому, что в них применен наиболее эф ф екти вн ы й в таких случаях (да и вообще чрезвы чайно эф ф ективны й) «морфо­ логический» метод. Вполне согласен он с мнением A. JI. Бема, что рассказ Достоевского «Вечный муж» явл яется одним из самы х за ­ верш енных по построению и развитию сю ж ета произведений. Имен­ но поэтому он заслуж и вает особенно внимательного изучения со сто­ роны композиции и приемов творчества (то есть м орф ологии, к а к уж е было сказано). В нем все типично д л я Достоевского — и стиль, и подход к сю жету, и м анера его разработки. Вещ ь эта бы ла напи­ сана задолго до появления «психоанализа» в современном смысле этого слова, но берясь за чтение и изучение этого ш едевра Достоев­ ского и анализов его у A. JI. Бема, сейчас ж е вспоминаеш ь о сущ ест­ вовании двух крупнейш их ш едевров психоаналитической научной литературы — «Толкование сновидений» (Traumdeutung) и «Психо­ патология обыденной жизни» (Psychopathologie des Alltagslebens) Ф рей­ да, хотя A. JI. Бем и Достоевский с его сю жетами и их психопневма­ тикой стоят гораздо ближ е к Ю нгу и А длеру, чем к Ф рейду. К «Веч­ ному мужу» мы бы ещ е прибавили, в смысле типизма д л я Достоев­ ского, так ж е сны и галлю цинации Ставрогина в «Бесах» и не встав­ ленную формально в роман, хотя духовно ему принадлеж ащ ую, его психоаналитическую беседу с еп. Тихоном — со вклю чением в нее в качестве центральной, так назы ваем ой «матреш киной проблемы».

К этому можно было бы присоединить, с некоторы ми ограничения­ ми, еще и «Бобок». К сожалению, адекватны х анализов на эту тему мы еще не знаем. Что ж е касается «Света в ночи» и «Черного человека» Г. Мейера, то их приходится признать работами ничего не сведущего ни в психологии ни в ф илософ ии лю бителя. Поэтому я очень настаиваю на внимательном прочтении всего этого м атериа­ ла, д аж е на изучении буквально каж дой строки текста. В начале это трудно, зато потом — к ак упоительно!

Если воспользоваться аналогиями В. В. Розанова, то придется на­ помнить читателю «Когда д л я смертного ум олкнет ш умный день»

П уш кина и пятидесяты й псалом «Помилуй мя, Боже» царя Давида, взяты й глубинно и символически. А налогия с Пуш киным, кстати сказать столь дорогим и близким Достоевскому, усиливается ещ е бо­ лее ж утким, ядовиты м и тягостным эф ф ектом петербургских «бе­ л ы х ночей»... Здесь мы, за недостатком места, останавливаемся, ибо нам важ но у казать на то, что оба эти гения, вы ш е произведений которы х творчество в России не поднималось, и которые были тесно связаны м еж ду собою, обладали двуединым даром с колоссальны­ ми, неограниченными, возможностями. П уш кин обладал огромным двуедины м даром худож ника слова (как в поэзии, так и в прозе).

Достоевский обладал гениальны м даром худож ественной прозы (как, впрочем, и совершенно особым даром сатирически-пародийной поэзии);

но он обладал та к ж е громадным богословско-метафизичес­ ким дарованием. Грандиозность богословско-метафизического дара, вообще говоря — мирового м ы слительства (мыслительство о Боге и мире), бы ла у Достоевского так непомерно велика, что она вполне поглотила и с избытком покры ла некоторы е пробелы в его ш коль­ ной богословско-метафизической эрудиции и сделала то, что Досто­ евский столько ж е принадлеж ит худож ественной литературе, как и богословию с м етаф изикой. В этом отношении, кстати сказать, на­ блю дается некоторая п араллель (но только некоторая) с Н. В. Гого­ лем и Н. С. Лесковым.

Соверш енным скандалом в русском литературоведении и кри­ тике явл яется то, что имеется лиш ь одна вполне научная работа (дис­ сертация по-ф ранцузски) о таком гении, к ак Н. С. Лесков (Стебниц кий), — человеке с огромными знаниями, культурой и грозно-могу­ чим ж итейским и сатирическим умом. Отлично написанной (уже в эмиграции) диссертации о Лескове, принадлеж ащ ей перу проф.

П. Е. Ковалевского, конечно, мало, если принять во внимание, что Л есков это такой ж е литературны й космос, как Толстой, Достоев­ ский и П уш кин. К тому ж е он был очень плодовит и был одинаково искусен к ак в больш их ф орм ах повестей и романов, так и в малых, иногда крош ечны х, ф орм ах бытового рассказа или анекдота. К онеч­ но, тож е самое придется сказать и о нобелевском лауреате Иване А лексеевиче Бунине, который, — помимо того, что был первоклас­ сным прозаиком и отличным поэтом, — вы пустил превосходный по стилю и остроумию сборник литературно-критических отзывов, правда в вы сш ей степени субъективно-личны х и ни к чему не обя­ зы ваю щ их. Его очерк о бегстве и смерти Л. Толстого долж ен быть признан вещ ью очень сильной и вдохновительной даж е д л я тех, кто не разд ел яет его точки зрения и его прихотей.

Н ы не повсеместно прославленны й Б. К. Зайцев, автор «Золотого узора» и «Анны» и отличного «Ж ития» преп. Сергия Радонежского и многого другого, все вещ ей упоительны х, написал так ж е весьма значительную книгу о Тургеневе. Это был настоящ ий и бесстраш­ ны й ры царский подвиг. Среди снобирующих элитны х кругов поче му-то безо всяки х серьезны х оснований сделалось своего рода мод цым шиком, всячески хвал я М аксима Горького, М аяковского и Есе­ нина, поносить Тургенева и Б альм онта (в м узы ке поносить Римско­ го-Корсакова и Чайковского), словно повторяя оценки из стихотво­ рений в прозе «Дурак» и «Два четверостиш ия». Люди хитры и знают, что на снобизме можно себе составить весьма вы сокий и бо­ гатый кредит. Но от этого духовны м ценностям не п о зд орови тся...

Творчество Тургенева очень неровно. Кое-что устарело и выдохлось, главным образом романы «с тенденцией» (но ни в коем случае не блестящее «Дворянское гнездо»). Зато многие вещ и среднего и не­ большого размера, равно как «Стихотворения в прозе» и произведе­ ния, в которых разрабаты вается оккультно-м истическая тематика, — как будто только вчера написаны: до того в них все — тема, со­ держание, краски, манера — ново, оригинально и сильно. Автор этих строк написал ряд статей и объемистую книгу на эти «турге­ невские» темы. Статьи напечатаны, но книга ж д ет ещ е издателя.

На примере «морфологически »-литературоведческих анализов такого архиклассического писателя, к ак Тургенев, и особенно на примерах анализов его оккультно-м истических произведений, мы все более и более убеж даем ся в том, что литературно-критические и научно-литературоведческие анализы приводят не только к от­ крытиями у «классиков» таки х сокровищ, о сущ ествовании которы х мало кто подозревал, но и к стимулированию и оплодотворению творческих энергий в иногда, на первы й взгляд, ч у ж д ы х областях и к оплодотворению и к стимулированию собственного творчества критика-л итературоведа :

В ваш их чертогах мой дух окры лился.

П равду провидит он с вы сей творения.

Этот листок, что иссох и свалился, Золотом вечным горит в песнопении.

Этот опыт показы вает м еж ду прочим, что так назы ваем ы е «Плато­ новы идеи» (идеи-силы, ides forces, согласно А льф ред у Фуйэ) мо­ гут иметь в равной степени к а к проспективный, так и ретроспек­ тивный смысл, то есть, что вечны е идеи, «протофеномены», «про­ образы», «прототипы», «архетипы» могут создаваться в процессе творчества и ф иксироваться не только на очень долгое, неопреде­ ленно долгое, время, но и утверж даться в плане эонического бытия, то есть навеки. И ещ е большой вопрос в том, есть ли в плане вечно­ сти этот дуализм — момент перспективны й, или ему противопо­ лож ны й — ретроспективный;

и не следует ли здесь, хотя бы руко­ водствуясь принципами л и л и т и л и зл а К. Ф. Ж а к о в а и ло р ф о ло ги и В. Н. Ильина, совершенно пересмотреть проблему творчества и твор­ ческих оценок... пересмотреть заново.

П ариж, И. 12. 1970.

Р. ПЛЕТНЕВ РУССКОЕ ЛИТЕРАТУ РО ВЕДЕНИ Е В ЭМ ИГРАЦИИ «Ко зна болье — ш ироко му полье».

Брайко Р адичевич Если сравнивать резул ьтаты литературоведения за полвека рус­ ской эмиграции с другими ее достижениями, то история л и терату­ ры и даж е ее теория окаж утся в невыгодном положении. В изобре­ тательстве — Зворы кин, Сикорский, Тимошенко, Ю ркевич и другие широко известны и принесли великую пользу. В ф илософ ии — Бердяев, Лосский, Ф ранк;

в обществоведении — Сорокин, Струве;

в лингвистике — К ипарский, Трубецкой, Унбегаун и Якобсон дали очень много и широко известны. Д аж е история и критика имели бо­ лее ш ирокий резонанс, чем литературоведение. С одной стороны, это вы звано тем, что на сем поприщ е подвизались и подвизаю тся дилетанты, любители пописать;

с другой стороны, нет четких гра­ ниц, узды для лю бителя, как они есть в ф илософ ии, лингвистике, логике и математике. Границы неясны и расплы вчаты. Кроме того и чистые ф илософ ы дали ряд интересны х трудов о писателях. Не раз занимались литературой и присяж ны е лингвисты и д аж е бого­ словы. И конечно ж е, в литературоведение вторгалась ф илософ ия, или лингвистика и богословие. Хорошо сказал один, ны не покой­ ный, кантианец и знаток русской м узы ки: «Л итература — ничей выгон. Все пасемся на его травке!» Однако и биография знамени­ того писателя, написанная с талантом и любовью к нему, сама по себе служ ит литературоведению, входит в него, как бы со стороны (биографии Ж уковского, Тургенева, Чехова, — Б. Зайцева). З а пер­ вые десять лет эмиграции в работах о Л. Толстом тож е преобладала эта устремленность к личности писателя и его ж изни. (См. мою биб­ лиографию в сборнике r,L. Tolstoy", Praga, 1929.) Статья эта, указав главны е источники для литературоведения эмиграции, делится на две части: 1. С. — обозначает старш ее поко­ ление рож дения до XX века;

2. М. — говорит о работах лю дей р о ж ­ денных в XX веке.

На первое место в библиографии следует поставить обширный труд «Библиография русской зарубеж ной литературы, 1918— 1968 гг.», составила Людмила А. Фостер, изд. G. К. Hall & Co., Boston, 1971. Далее — N. Zernov, "The Russian Religious Renaissance of the Twentieth Century", Aberdeen, 1963, и Г. Струве, «Русская литература в изгнании», Нью-Йорк, 1956. Очень полезна и книга М. Ш атова «Полстолетие периодических изданий за рубежом. 1917— 1968», Н ью -Йорк, 1970. Я не привож у прям ы х выписок из библиографий, а даю перечень и, порою, оценку того, что считаю важ ны м.

Более всего отклик в литературоведении и ф илософ ии имело творчество Достоевского. Ему посвящено несколько десятков книг и м ножество статей, с разн ы х точек зрения освещ авш их произведения писателя. Есть этико-религиозны й и ф илософ ский подход — книги Н. Б ердяева и Н. Лосского, есть и ф рейдианский и ф ормальны й анализ творчества и тому подобное. Почти отсутствую т в эмиграции социологический и м арксистский методы изучения литературы. — Н а втором месте, пож алуй, находится Пуш кин. Трогательная лю ­ бовь к нему вы разилась в специальны х сборниках (Прага и Б ел ­ град);

в Харбине стараниями проф. К. Зайцева вы ш ел, прекрасно изданный, с 207 рисунками, портретами и серьезными примечания­ ми, сборник «Пуш кин и его время», 1938 г. З а указание этого сбор­ ника принош у благодарность проф. Н. Автономову. Книга в 216 стр.

относится к биографическо-культурном у обзору ж и зни поэта и его эпохи. Ценные м атериалы и анализ «Евгения Онегина» даны в двух­ томном труде В. Набокова, написавш его и точный перевод поэмы на английский я зы к (1968). — В эмиграции было возможно обра­ титься к разработке влияния религии и духовной литературы на светскую. Стали думать и говорить свободно о том, что запрещ ено и поминать в СССР и чем лево душ ная русская интеллигенция до года считала предосудительны м заниматься. (См. С. Ф ранк «Кру­ шение кумиров», и, ещ е до революции, сборник «Вехи».) Хорошо все это вы разил в одной из своих статей по истории Г. Федотов: «Наив­ ным будет отныне все, что писал о России X IX век, и наш а история л еж и т перед нами, к а к целина, ж д у щ ая плуга. Что ни тема, то не­ початы е золоты е россыпи». Да, таковы, например, темы о религии в творчестве П уш кина, о его ф илософ ии ж изни, о Достоевском и св. Писании и духовной литературе, и ряд подобных. Случалось, что в эмиграции некоторы е учены е начинали увлекаться односторонне ф орм альны м методом (см. С. Ф ранк о П. Бицилли), но это не стало правилом. Работ русских о иностранных писателях, не славянских, я здесь не касаю сь.

Б лагодаря стараниям, знаниям и талантам таких исследовате­ лей и издателей, как Г. Струве и Б. Ф илиппов-Ф илистинский, мы имеем собрания сочинений А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Н. К лю ­ ева, Н. Гумилева, О. М андельш тама, Б. П астернака и других и от­ личны е работы о них. (См. огромное по числу страниц и ценное вве­ дение Б. Ф илиппова к Собранию соч. Н. Клю ева.) Конечно, отсут­ ствие архивов, иногда и богатых русских книгохранилищ, сказы ва­ лось в работах о русской литературе, но не всегда. — Кроме отбора, по силе своего разумения, в статье моей возм ож ны и пропуски. При­ веду пример своей и чуж ой мгновенной забывчивости. Я составлял программу д л я экзаменов на степень доктора в университете М ак­ гилл. К оллега спросил меня: почему в X IX веке, требуя даж е зна­ ние таки х писателей, как И змайлов, я опустил Ф. Тютчева? Я-то ду­ мал о нем, а вот забыл! Забы л, читая тогда целы й год специальный курс о Тю тчеве в М онтреальском университете. Г. Струве в книге «Русская литература в изгнании» упоминает и меня (спасибо ему) в списке учены х и литераторов, но пропустил более крупны х, на­ пример Н. Евреинова, Н. Котляревского, Е. Зноско-Боровского. Он о них знал, да забыл. При общ их обзорах всегда возникаю т« л а ­ куны». Я не указы ваю всюду, а лиш ь иногда, и года изданий, так как это не библиография, но скорее попросту разбор целого периода в ж изни культурной части русской эмиграции. О таки х учены х как Н. Лосский, П. Струве, С. Ф ранк, Б. Унбегаун или Д. Ч и ж ев­ ский и Р. Якобсон сущ ествую т сборники в их честь и отдельны е библиографии трудов этих учены х.

Самым бурно-горячим и интересным из п олитико-культурны х течений в ж и зн и эмиграции было евразийство. Оно отразилось и в работах таких учены х, к ак кн. Н. Трубецкой и д аж е в одной-двух статьях Р. Якобсона в бытность его в Чехии. Основные труды чита­ тель найдет в сборниках и отдельны х публикациях. В аж нейш ая библиография — С. Лубенский, «Евразийская библиограф ия 1921— 1931 гг.» (См. сборник «Тридцатые годы».) В это течение входили разны е эмигранты: Н. Трубецкой, Л. К арсавин, П. Савицкий и дру­ гие. К ритику политической установки евразийства можно найти и в книге Г. Струве «Русская литература в изгнании». М ногое-множе ство историко-литературны х работ рассеяно по русским эмигрант­ ским ж урналам, альм анахам и газетам. Н екоторые печатались по русски в праж ском ученом ж урн ал е „Slavia", например больш ая р а­ бота Е. Ляцкого о Бальмонте переводчике, статья Ю. Яворского и так далее. И в иностранных ж у р н ал ах — „Zeitschrift fr Slavische Philologie", „tudes Slaves", "Slavic Review” напечатано большое коли­ чество статей русских учены х. Некоторые, позднее, наш ли для себя возможным печатать учены е статьи о древней литературе и в и з­ даниях Академии наук СССР, например А. Соловьев. Следует пом­ нить и о диссертациях молодого поколения заграничны х русских учены х: Г. И ванова (о Н. Гумилеве), проф. Стремоухова (Тютчев), В. Сечкарева (Гоголь). Наконец и в книгах историков русской к у л ь ­ туры, как Н. Арсеньев или В. Вейдле, в работах гр. Зубова (ср. о знании русскими в XV веке арабов математиков) находятся стра­ ницы и целые главы полезны е и для историка русской литературы.

Из эмигрантских ж урналов особенно важ н ы следую щие. «Гря­ дущ ая Россия», П ариж, 1920 год, вы ш ло всего два номера(?). В них ценна статья М. Цейтлина о Л. Андрееве. — «Современные записки», Париж. С 1920 года издано семьдесят книг. Долгое врем я был в а ж ­ нейшим литературно-культурно-политическим ж урналом почти всей европейской эмиграции. К а к бы его продолж ение — «Новый ж урнал», с сороковых годов вы ходящ ий в Нью -Й орке. В «Совре­ менных записках» был напечатан ряд историко-литературны х и критическо-оценочных статей: А. Бем (о чеш ском поэте Б езруче, о советской литературе), П. Бицилли, М. Гофман (о Пушкине), А. М еримкин (о Бальм онте и его стихе), кн. Д. Святополк-М ирский, Ф. Степун, В. Иванов (о Пуш кине), В. Ходасевич (о Держ авине, Пушкине), Г. Федотов (о Блоке), Д. Ч иж евский (он ж е — под псев­ донимом П рокофьев), и много других лиц. Н екоторые из сотрудни­ ков были очень плодовиты: так, П. Б ицилли за 14— 15 лет напечатал в ж у р н ал е десятка три статей и свы ш е семидесяти рецензий! — «Русская мысль», С оф ия—Прага. С 1921 года и по 1924 год вы ш ­ ло двенадцать книг. Ц енны е статьи и рецензии Н. К ульм ана, К. Мо­ чульского, Ю. Никольского, А. Погодина, П. Струве, С. Ф ранка, В. Ф ранцева и других о литературе, культуре, язы ке. — «Воля Рос­ сии», Прага, 1922— 1932. И нтересны е статьи преимущественно о со­ ветской литературе: А. Бем, Е. Зноско-Боровский (театр), Ю. М ар голин (о Пуш кине), кн. Д. Святополк-М ирский, М. Слоним. — «Зве­ но», П ариж, 1923— 1928. Статьи: Н. Б ахтина, В. Вейдле, К. М очуль­ ского, кн. Д. Святополк-М ирского. — «Окно», П ариж, 1923 год.

М. Гофман (о рукописях Пуш кина). — А льм анах «Грани», Берлин, 1922 год. Лю бопытная статья А. А м ф итеатрова о язы к е В. К лю чев­ ского. — «Новый ж урнал», Нью -Йорк, осн. в 1942 году, — в а ж ­ нейш ий и долговечнейш ий из всех толсты х ж урналов зарубеж ья, вы ходит у ж е двадцать восемь лет. Огромное количество статей и больш их работ по истории России, революции, литературе и ку л ь­ туре. Один из п реж них редакторов ж урнала, М. Цетлин, вы пустил и две книги, из которы х «Декабристы» имеет отношение к истории литературы. К ниги тепереш него редактора ж урнала, Р. Гуля, об А зеф е и М. Б акунин е («Скиф в Европе») полезны и д ля литературо­ веда. — «Грани», Ф р ан кф у р т на Майне. П риблизительно с 1946 го­ да выш ло, у ж е нерегулярно, семь десять пять номеров. Этот ж у р ­ нал преимущ ественно зан ят советской литературой и политикой в оценке партии НТС. Однако в «Гранях» печатались и статьи о рус­ ской литературе X IX века (Достоевский, Гоголь и др.). — «Возрож­ дение», П ариж. Сперва, с 1925 года, как газета, с 1949 года — серьез­ ный ж урнал. Статьи и рецензии, главным образом на литературно­ политические темы. Ж у р н а л правого направления, издается по ста­ рой орф ограф ии.

Больш ое значение в эмиграции д л я истории литературы имеют и газеты, так к а к часто нет ни места, ни средств помещ ать все ста­ тьи в ж урн ал ах. Газеты П ариж а, Праги, Риги, Харбина и других мест очень интересны. — «Последние новости» (ред. П. Милюков), П ариж. — «Возрождение» (ред. П. Струве), П ариж, и его ж е «Россия и славянство» играли до второй мировой войны большую роль, ныне переш едш ую к «Новому русскому слову» в Нью-Йорке. Эта ста­ рейш ая эмигрантская газета — свы ш е ш естидесяти лет — напеча­ тал а огромное количество ценны х материалов, статей и документов.

В некоторы х статьях приведена и богатая литература, ссылки на научны е труды и тому подобное. — «Руль», Берлин, 1922— 1934, и «Огни», Прага, напечатали немало историко-литературны х статей.

О других газетах и ж у р н ал ах — например Дальнего Востока, или о ротаторном «Новое русское слово в Канаде» (Торонто, у ж е 176 номе­ ров), ал ьм ан ахе-ж урн але «Современник» (Торонто), газета «Русская мысль» (Париж) — нет возможности писать в кратком обзоре.

Следует оговориться, что разбирать работы учены х по их на­ правлению — ф ормалистическое, ф илософ ское и так далее, я не буду;

кое-где лиш ь даю намек на основные идеи авторов.

1. C.

Ю. А й хеп ва льд (псевдоним — Каменецкий). Талантливы й кри тик-импрессионист-эссеист. П ереиздал и дополнил свои книги «Си­ луэты русских писателей». Р яд статей в двадцаты х годах в газете «Руль», Берлин.

В. А лександрова (псевдоним). А нглийская книга о советской л и ­ тературе. Статьи.

И. Андреев. Р яд работ: о В. Соловьеве, А. П уш кине, М. Лермон­ тове (в «Русский национальны й календарь», Дж орданвилль). К урс истории русской литературы (ценен анализ ж и зн и и творчества Пуш кина — преодоление греховности и плохого воспитания в дет­ стве поэта). Все писано с православно-религиозной точки зрения.

Е. А ничков. До революции дал прекрасны е работы («Весенняя обрядовая песнь на Западе и у славян», о св. Н иколае угоднике в русской литературе и ф ольклоре, о Ж. Б. П. М ольере и др. В и з­ гнании — мало ценны х работ, книга о западной литературе, пустя­ ковый роман и хорошо слаж енная статья «Пуш кин и театр» в «Бел­ градском пуш кинском сборнике», 1937 г.

М итрополит Антоний (Храповицкий). Книги: «Словарь к творе­ ниям Достоевского», небольш ая кн и ж к а о религии в творчестве Пушкина, переиздание статей о Достоевском и отлучении Л. Толсто­ го от Церкви. Все с монархической и православной позиции. (Тонкий, знающий богослов.) Н. Арсеньев. Книги о русской духовной традиции на русском, английском, ф ранцузском и немецком язы к ах. Д ля истории литера­ туроведения важ ны : "The Holy Moscow", London, 1940, и по-русски, «О русской культурной и творческой традиции», изд. «Посев», 1959 г.

А. Бем. В СССР работы о П уш кине (лексика) и работа (ненапе чатаная) о Б. Спинозе. Вы сланны й из СССР в начале двадцаты х (?) годов, развил большую деятельность в Праге. Статьи о новой рус­ ской литературе в СССР и за рубежом, о чеш ском поэте Б езруче и другое. Любопытная по методу статья «’Скупой ры ц арь’ П уш кина в творчестве Достоевского», см. «Пуш кинский сборник» в Праге, 1929 г. И здал три сборника «О Достоевском», основал Общество по изучению Достоевского в Праге, где почетным председателем был президент Чехословакии Т. М асарик;

собирал вместе с Р. П летне­ вым копии картин упоминаемых Достоевским в письмах и романах.

Составил совместно с С. Завадским, Р. П летневым и Д. Ч иж евским «Словарь личны х имен в худож ественны х произведениях Достоев­ ского» (кроме «Дневника писателя»). Тонкий аналитик текста, см.

статью о «Шинели» Гоголя и «Бедны х людях» Достоевского. К нига:

«Тайна личности Достоевского», Прага, по-чеш ски, где очень бли­ зок к 3. Ф рейду. Позднее отходит от ф рейдианства и разрабаты ­ вает ф илософ ский и аналитическо-ф орм альны й анализ. Любил вчи­ ты вание в текст писателя с точки зрения как автора, так и уче ного-комментатора. Интересна книга «Достоевский» — собрание ряда статей. В Обществе Достоевского был прочитан ряд высокоцен­ н ы х докладов, но многие не были опубликованы. Писал А. Бем в «К рестьянской России». Погиб около 1945 года от руки больш е­ виков.

Н. Б ердяев. Горячая книга «М иросозерцание Достоевского», YMCA-Press, П ариж, 1923 г. (частью по поводу Достоевского). Инте­ ресные, но очень местами спорные книги о К. Леонтьеве, А. Хомя­ кове. Ц енная статья в «Современных записках» о В. Соловьеве. О Б ердяеве см. объективную монографию Н. Полторацкого «Бердяев и Россия», Нью-Йорк, 1967 г.

П. Б и ц и л л и (специалист по истории Возрождения). Книга о «Рус­ ской поэзии», Прага, 1926 г. В ней, часто с позиций формалиста, да­ ет разбор метров, динамики образов (например у Пушкина). Статья о «Слове о полку Игореве» (критика ряда утверж дений А. Мазона) — см. сборник «К Слову о полку Игореве», 2, Белград, 1941 г. Ана­ лиз «П утеш ествия в Арзрум» П уш кина в «Белградском пуш кинском сборнике», Белград, 1937 г.

Богданов — псевдоним Г. Федотова.

И. Б уни н. Знам ениты й писатель. Неоконченная книга об А. Ч е­ хове, в изд-ве им. Чехова, Н ью -Йорк. (Ряд лю бопытных характери­ стик, критическое отношение к драмам А. Чехова.) B. В ейдле. И сторик искусства. И нтересны е и чуткие статьи о ли­ тературе, особенно о поэзии Б. П астернака. Книга «Безы м янная страна» (о СССР), YMKA-Press, П ариж, 1968 г., касается и духа рус­ ской литературы X IX века.

Г. В ернадский. Историк России. Д ля литературоведа и ф олькло­ риста имеет интерес статья о сербско-русском этическом понятии «человечность», напечатанная в «Новом ж урнале».

А. В ильям с — см. А. Ты ркова-В ильям с.

А. Гакэл (A. Hackel). По-голландски статья о «Сне смешного чело­ века» Достоевского. И здана в Амстердаме Лейденским университе­ том, 1950 г.

C. Гессен. Ф илософ, педагог. Статьи о Достоевском, на первом ме­ сте — «Трагедия Добра в ’Б р а тьях К арам азовы х’ Достоевского», в «Современных записках», кн. № 35. Напоминает мысли В. Ивано­ ва из работы о построении романов Достоевского. Ценные немецкие и русские рецензии.

3. Г иппиус (М ережковская), псевдоним — Антон Крайний. По­ этесса, критик. С татья о Н екрасове в «Русских записках», Париж, 1937— 1939 г.

Н. Городецкая. Книги: "The Humiliated Christ in Russian Literature", London, 1938;

и прекрасная м онограф ия "Saint Tikhon Zadonsky Inspirer of Dostoevsky", London, 1951.

М. Гофман. Пуш киновед. И здал совместно с Г. Лозинским и К. М очульским по-ф ранцузски курс истории русской ли тературы в 1934 г., „Histoire de la literature Russe“, Payot, Paris. К нига н еаккурат­ на, пропущ ены важ ны е писатели, например Н. Лесков, и введены совсем незначительны е, нет индекса, нечетко оглавление, зато хо­ рошо воспроизведены портреты писателей. И здал и собрание сочи­ нений Пуш кина, вы ш едш их при ж и зн и поэта, но добавил повесть «Дубровский». Статьи о рукописях П уш кина;

ны не устарели.

Я. Евдокимов. Книги: „Dostoevski et le problme du Mal", Lyon, 1942;

„Gogol et Dostoevski", Paris, 1961. И нтересны параллели и сравнения.

Я. Евреииов. Писатель, историк театра, реж иссер. Посмертная книга «История русского театра», изд-во им. Чехова, Н ью -Йорк, 1955 г. Книга ценна и для истории литературы.

С. Завадский. Ю рист, переводчик Эсхила, писал о П уш кине, участвовал в составлении словаря имен у Достоевского. Один из са­ мых зам ечательны х ораторов всей эмиграции.

Б. Зайцев. Знам ениты й писатель. Б иограф ии Ж уковского, Тур­ генева и Чехова. Ценные воспоминания о писателях и поэтах, от Чехова до П астернака — «Далекое», Вашингтон, 1965 г. Статьи в газете «Русская мысль» в П ариж е.

К. Зайцев (архимандрит Константин). Книги: «И. А. Бунин», П а­ риж, 1932 (?);

редактор сборника «Пуш кин и его время»;

«Курс ис­ тории русской литературы », Д ж орданвилль, 1969 г. С ерьезная р а­ бота об отраж ении в народе и литературе освобождения крестьян 1861 г., в 1961 г.

J1. Зандер. Д еятель христианского движ ения. К нига «Достоев­ ский», по-английски, Лондон, 1948 г.;

есть русское и ф ранцузское издания. Разбор идей Достоевского и понятий зл а и греха с позиций православия.

Прот. В. Зеньковский. Ф илософ, психолог, историк русской ф и ­ лософии. Книги относящ иеся к литературе: „Aus der Geschichte des aestetischen Ideen in Russland", Haage, 1958. Разбор эстетических теорий и взглядов русских писателей и ф илософ ов. «Н. Гоголь», YMCA-Press, Париж, 1961 г. — слабейший, с ошибками, труд из всех работ отца Василия Зеньковского.

С. Зеньковский. Книга: "Medieval Russian Epics", New York, 1963.

(Недостаточно использованы труды А. Веселовского и некоторы х формалистов;

ж ивой интерес к восточным влияниям.) Я. Зернов. Историк духовной русской культуры. Книга: "Three Russian Prophets", London, 1944. Д ля историка литературы интересны страницы о Достоевском и В. Соловьеве.

В. Иванов. Эрудит-классик, один из крупнейш их поэтов. П ере­ ш ел в католичество. С татья о Пуш кине. Д ля историка литературы важ на глубокомысленная книга о Достоевском по-немецки. Это рас­ пространенное излож ение основных м ыслей из статьи о ром ане-тра­ гедии в сборнике «Борозды и межи», 1916 г.

Р. И ванов-Р азум ник. К н и ж еч ка «Писательские судьбы» (о СССР).

Ценные зам етки о его большой работе над А. Блоком, о том к ак ее использовал в СССР проф. Орлов. Дореволю ционных работ знато­ к а проблем русской интеллигенции я здесь не касаюсь.

Ю. И васк. Поэт-эссеист. Статьи о поэзии и поэтах: лучш ая — об И. Бунине, «Новый ж урнал», № 99, Нью-Йорк, 1970 г.

М. К а лла ш (псевдоним — М. Курдюмов). Ф ранцузская книга об А. Ч ехове «Беспокойное сердце», П ариж, 1934 г.

Н. К от ляревский. Ч лен Императорской Академии наук. Тонкий исследователь, зам ечательны й стилист. Книги: «Холмы родины» (о русских писателях и поэтах X IX в.);

«Пушкин как историческая личность», Берлин, 1925 г. О бъективны й анализ ж и зн и и личности п о эта.

Н. К ульм ан. Хороший перевод «Слова о полку Игореве», теперь у ж е устаревш ий, в некоторы х частях, за более чем сорок лет со дня вы хода в ж урнале. Р яд статей. (О «Слове о полку Игореве» эмигра­ ция дала не меньш е ценны х работ, чем СССР [Якобсон, Соловьев, П лаутин, Б ицилли и др.].) И. Лапш ин. Ф илософ -кантианец. Книга: «Эстетика Достоевско­ го», Прага, 1923 г. Р яд статей;

эссей «Пуш кин и Монтэнь» в «Пуш­ кинском сборнике», Прага, 1929 г. При очень богатой эрудиции, ра­ боты ф илософ а несколько сумбурны.

Н. Лосский. К рупнейш ий из русских ф илософ ов. Кроме ряда страниц в его «Истории русской философии» (по-английски) и неко­ торы х глав книги «Х арактер русского народа», изд. «Посев», 1957 г., особое и непреходящ ее значение имеет его большой труд — «Досто­ евский и его христианское миропонимание», первое издание по-сло­ вацки (1944), по-русски в изд-ве им. Чехова, Нью-Йорк, 1954 г. На ос­ новании большой эрудиции, изучения многих материалов, дан обзор развития мировоззрения писателя путем анализа творчества и об­ разов героев. О бъективность, сила постиж ения психологии изобра­ ж ен н ы х Достоевским людей, поистине замечательны. Лосский дал и интересную статью о сатанизме некоторы х героев произведений Достоевского ещ е в СССР, в сборнике «Достоевский», редактор А. Долинин.

Е. Л яц ки й. Писатель, этнограф, издатель в России переписки Белинского и монографии о Гончарове, заграницей дал мало нового.

Интересен его переработанны й труд о Гончарове «Роман и ж изнь»

(биографо-психологический подход к письмам, романам и воспоми­ наниям писателя), два тома, Прага, 1925 г. Дал перевод стихами« Сло­ ва о полку Игореве», Прага, 1943 г. (очень спорная работа). С татья о Толстом и природоописаниях в его творчестве в сборнике „L. Tolstoj", Praha, 1929. В Б елграде издал книгу в 1937 г. об И. Кры лове. Написал историю русской ли тературы (тип эссеев), переведенную на поль­ ский. П исательская его деятельность оборвалась на двухтомном ро­ мане из ж и зн и эмиграции «Тундра». Один крупны й критик так оце­ нил роман: «Проф. Л яцкий, в противоположность всем законам хи­ мии и ф изики, тундрой нагрел пламя». И здательство «Пламя» в П ра­ ге издало «Тундру». После революции Е. Л яцкий изм енил свою оценку Чехова, которого ж естоко критиковал ранее и не считал на­ стоящим талантом (см. об этом книгу А. И зм айлова «Чехов. 1860— 1904... », 1916 г.).

B. М аевский. «Религиозная трагедия Л ьва Толстого», Буэнос Айрес, 1952 г. Написано с большим религиозны м чувством право­ славного, дан разбор отхода Толстого от православия.

C. М аковский. К нига «На П арнасе Серебряного века», Мюнхен, 1962 г. И нтересна д ельная критика ошибок А. Б л о к а в русском я зы ­ ке. Талантливое изображ ение многих д еятелей и поэтов. Ж у р н а л «Аполлон» и др.

Мать М ария (Е. Пиленко). Н ебольш ая кн и ж к а «О Достоевском и современном мире», П ариж, 1929 г. К н и ж ки об А. Х ом якове и В. Соловьеве, — довольно слабые.

Г. М еспяев. К нига «За гранью прош лы х дней», Буэнос-А йрес, 1957 г. П ервая часть книги посвящ ена трагедии любви А. Ф ета и жизнеописанию гр. А. К. Толстого. Написана со знанием предмета и прекрасным русским язы ком.

К. М очульский. Зам ечательнейш ий историк литературы, по-но вому осветивший трагедию Гоголя и его религиозны й мир, В. Соло­ вьева, А. Б лока и д аж е Достоевского. Книги: «Духовный путь Го­ голя», YMCA-Press, П ариж, 1934 г.;

«Владимир Соловьев», 1936 г.;

«Федор Достоевский», 1942 г.;

«Андрей Белы й», 1955 г. (посмертно);

«Валерий Брюсов», 1962 г. П рекрасны й стиль, изощ ренное крити­ ческое чутье, глубина психологического анализа, старание быть бес­ пристрастным и знание из первы х рук. Проникновенное постиж е­ ние религиозности человека и писателя.

Прот. В. М ошии. И нтересная статья о норманах в русской исто­ рии. Хорошее издание кирилловских манускриптов югославской Академии наук (два тома, Загреб, 1950— 1952).

В. Набоков (псевдоним — В. Сирин). Знам ениты й писатель, по русски и по-английски;

переводчик и ученый. П еревел на русский — «Николка Персик» Р. Роллана, «Героя нашего времени» Лермон­ това — на английский. Точнейш ий прозаический перевод «Евгения Онегина» на английский и комментарии большого значения (1968 г.).

Отличный, с сохранением ритма, перевод и комментарий «Слова о полку Игореве», НьюЙорк, 1960 г. — на английский. О ригиналь­ ность стиля и язы ка, ш ирота образования.

Ю. Н икольский. Вы даю щ ийся литературовед и ф илолог. Погиб молодым в 1922 г., поехав в К ры м вы ручать друзей. К нига: «Досто­ евский и Тургенев. И стория одной враж ды », София, 1921 г. С татьи о текстах стихов А. Ф ета и др. Тонкий аналитик, ш ирокий круго­ зор, мастерское излож ение предмета. (Доказал, что Тургенев не ис­ правлял, а портил стихи А. Фета.) Н. О сипов. Доктор психолог-патолог. Слепоф рейдианские статьи по-русски и по-немецки о Л. Толстом и Ф. Достоевском. В ы ступал с докладами и в Обществе Достоевского в Праге.

Н. П ервуш ин. Экономист по образованию. И нтересные статьи о Лермонтове (развитие стиха), Достоевском, Солженицыне, по-рус ски, по-ф ранцузски и по-английски в «Новом ж урнале», „Etudes Slaves" и др. Подготовил книгу обзора работ о Достоевском, на ан­ глийском язы ке.

А. Петров. Один из крупны х филологов, знаток Карпатской Руси. И здал книгой стары е хартии карпатских церквей, Прага, 1930 г. Статьи о Закарп атье и его литературе.

A. П огодин. Славяновед. О летописи Нестора и норманнах в „Slavia" Прага. В аж н а д л я литературоведов его русско-сербская библиограф ия (два тома, Белград, 1932— 1936 гг.). Очень слаб курс «История русской литературы », на плохом сербском язы ке, Белград, 1927 г.

М. Полторацкая. Ф илолог-линвист, ученица проф. академика Б. Л арина и Л. Щ ербы. И здала интересную хрестоматию «Русский ф ольклор», изд. Rausen, 1964 г. (объяснения и комментарии на ан­ глийском язы ке).

М. Попруж енко. К а к доктор славянской ф илологии напечатал в Б олгарии ряд ценны х статей и о литературе.

П. П рокоф ьев — псевдоним Д. Чижевского.

B. Розов. И нтересны е и содерж ательны е статьи, главным обра­ зом в ю гославских ж урн ал ах. См. и сборники славянских съездов (Прага — 1929 г. и Б елград — 1939 г. Б елградский съезд из-за вой­ ны не состоялся, но сборники выш ли).

Прот. А. Рубец. Его книга о «Новой русской литературе», издан­ н ая в Стокгольме в 1929 г., бы ла мне недоступна.

В. Р язановский. И з ряда его работ известны й интерес для лите­ ратуроведа имеют некоторы е страницы исторического обзора рус­ ской к у л ьтуры и цивилизации, изданного в Н ью -Й орке (два тома, 1947 г. и 1948 г.).

Кн. Д. С вят ополк-М ирский. (Вернулся в СССР и погиб.) Кроме мно­ гих статей, издал по-английски в 1926 г. "A History of Russian Literature from its Beginnings to 1900". Это хорош ий компендиум, главным об­ разом о литературе X IX в., но теперь несколько устаревший. В книге очень ценно своеобразное критическое чутье и отличное зна­ ние Зап ад н ы х литератур.

М. С лоним. К ниги по-английски о новой русской литературе, ан­ тологии по литературе СССР. Много статей в редактируемой им «Во­ л е России», Прага. Обычен политико-эсеровский подход к литера­ туре и истории России. Ж и вой стиль и ясность излож ения.

А. Соловьев. Ю рист, историк, филолог, византолог. Книги: "Holy Russia. The History of a Religious Social Idea", S. Gravenhage, 1959;

по ф ран ц узски о Словацком в Ш вейцарии. Р яд статей о Пушкине, о древней русской сфрагистике, о норманнах в России, о «Слове о полку Игореве», о Данииле Заточнике, об авторстве Задонщ ины (см.

Тр. ОДРЛ, тт. 12, 14 и 17 и др.) А нализ авторства Е пиф ания Премуд­ рого «Слова о ж итии и преставлении Великого К н я зя Дмитрия И ва­ новича» (1961 г.), где прекрасно показана эрудиция, применен н у ж ­ ный метод сравнений, обнаруж ена ясность аргументации и точность язы ка. Ценна и работа о П атаренах-Богум илах. Один из наиболеее авторитетны х защ итников подлинности «Слова о полку Игореве».

Ф. Степун. Ф илософ и писатель. Л ю битель парадоксов и теат­ ральности. Много статей в «Современных записках», позднее в «Но­ вом ж урнале», о поэтах и писателях нового времени. Ц енны л и тера­ турны е воспоминания «Встречи», 1962 г. Б лестящ ий стилист.

Г. Струве. Л итературовед и поэт. Книги: «Русская литература в изгнании», Нью-Йорк, 1956 г. Ценна д л я истории эмигрантской л и ­ тературы и критики. "Soviet Russian Literature 1917—1950", Univ. of Oklahoma Press, 1951. Это расш иренное издание английской книги 1935 г. о советской литературе. Н аписал много статей: о М ицкевиче (переводы), о П уш кине — «Новые пуш кинские м атериалы из Б р и ­ танского музея», в «Белградском пуш кинском сборнике» (1937 г.) и др. В аж ны издания советских писателей, обычно совместно с Б. Ф и ­ липповым, в "Inter Language Literary Associates", у К ам кина и Н ейма ниса. Ценна попы тка ясной периодизации в истории советской л и ­ тературы Я. Струве. Экономист, эрудит, политик. Ц енны е работы в п р а ж ­ ском и белградском сборниках статей о Пуш кине, главны м образом по лексике П уш кина и его эпохи. Р яд статей о кул ьтуре и политике в связи с литературой.

Л. Сухотин. Историк, ученик В. Клю чевского. Книга: «Любовь в русской лирике», Белград, около 1928 г. Это прекрасная, с большим вкусом написанная и составленная, антология с ценными введения­ ми в любовную лирику поэтов X IX в. Сухотин готовил и книгу о природе в русской поэзии, но напечатал ли — не знаю.

Ю. Терапиано. Поэт, эссеист. Р яд ж и в ы х рецензий и статей в газетах П ариж а. Интересна и хорош а больш ая статья «Сорокалетие русской зарубеж ной поэзии», «Грани», № 44.

Кн. Я. Трубецкой. К рупнейш ий лингвист. Склонен к чисто ф о р ­ мальному анализу литературны х произведений, что ведет и к одно­ сторонности работы. О нем, главным образом к а к о лингвисте, см.

статью Д. Чижевского в «Современных записках», № 68. В аж н ы работы о русском стихе («Белградский пуш кинский сборник»), о метрике русской частуш ки, «О методах изучения Достоевского» (по­ смертно в «Новом ж урнале»), «О хож дении за три моря А ф анасия Никитина» — очень ценная работа. Дал ряд статей в евразийских изданиях. У ченый большого таланта, обш ирных познаний, но иног­ да увлекаю щ ийся и закры ваю щ ий глаза на ф акты.

Гр. А. Толстая. К нига «Отец» (два тома, изд-во им. Чехова, Нью Йорк, 1953 г.). Ж и во написанная биография Толстого с позиций родной дочери. Многое затуш евано (например, история создания рас­ сказа «Дьявол», богохуления и др.). Ср. и юбилейное издание произ­ ведений Л. Толстого в девяносто томов. Н есколько напоминает этот труд А. Толстой биография Толстого, написанная П. Бирю ковым.

Есть важ ны е м атериалы. Н аписала ряд ценны х статей, особенно в «Новом русском слове», Нью-Йорк.

И. Тхорж евский. К ритик, эссеист. Книга: «Русская литература», 2-е издание, П ариж, 1950 г. Д евять д есяты х книги говорит о ли ­ тературе X IX и X X вв. Это — легкочитаемое собрание интересно­ ж и в ы х эссеев без библиографии. Хорош ее критическое чутье, вы де­ ление «почвенников»-литераторов. Ч резвы чайно удачен подбор ци­ тат, см., например, о В. Розанове.

A. Ты ркова-В илъям с. Книга: «Ж изнь Пуш кина», 1929 г. — хо­ рошо написанная, с любовью к делу, биография поэта.

Б. У нбегаун. И звестны й лингвист. О нем см. в сборнике в его честь. Д ля литературоведов интересна его ф ран ц узская книга о рус­ ском стихе, спорные статьи о происхож дении русского литературно­ го я зы к а из церковнославянского, к а к одной базы;

замечания, не­ сколько в духе А. М азона, об я зы к е «Слова о полку Игореве», и цен­ н ая статья о происхож дении русских имен и фамилий.

Г. Федотов. Историк, эссеист, политик. Религиозно м ыслящ ий учены й. Книги: «Русская народная религиозная поэзия», П ариж, 1935 г.;

«Русские святые», два изд.;

“The Treasury of Russian Spiritu­ ality", New York 1948 (важно д л я изучаю щ их духовную литературу).

Сборник статей «Новый град», Нью -Й орк, 1952 г. (посмертно). В этом сборнике к русской литературе относятся две статьи о П уш кине и одна об А. Б локе. Ф едотов написал свы ш е трехсот статей на р аз­ н ы х язы к ах. Х арактерен религиозно-ф илософ ский уклон. П уш кин д л я Ф едотова преж де всего глаш атай трех ценностей: Империя, Сво­ бода и Гуманность. Библиограф ию см. в сборнике «Новый град».

Прот. Г. Ф лоровский. Богослов, ранее евразиец. Книга: «Досто­ евский и Европа», София, 1922 г. Очень плам енная книга, но ново­ го д л я постиж ения Достоевского не дает. Интересна д л я характери­ стики духа русской культурной эмиграции двадцаты х годов. Неко­ торы е из серьезны х богословских трудов о. Флоровского полезны д л я изучаю щ его древнерусскую литературу.

С. Ф ранк. К рупны й ф илософ, переш едш ий в молодости в право­ славие. Книги: «Пуш кин к ак политический мыслитель», Белград, 1937 г.;

«Ж ивое знание», Берлин, 1923 г. Ценно о космическом у Ф. Тю тчева. В статье «О зад ачах познания Пушкина» (1937 г.) утверж д ал и пы тался доказать, что П уш кин — «великий мысли­ тель». В трудах Ф ран ка ф илософ перетягивает литератора и при оценке поэтов увлекается своей концепцией.

B. Ф ранцев. Ч лен Императорской академии наук и чеш ской А ка­ демии наук;

крупнейш ий славяновед. И з работ, после эмиграции в Чехию, ценны многие статьи. Книги: «Державин у славян», Прага, 1929 г. (Указано неоспоримое влияние поэта, например, на гений П. П. Негоша.) И здал стихотворения А. Х омякова и первоначальны й текст (1800 г.) «Слова о полку Игореве». В «Пушкинском сборнике», Прага, 1929 г., опубликовал больш ую работу (144 стр.) «Пушкин и польское восстание 1830 и 1831 гг.» Непревзойденный труд на эту тему. С веркаю щ ая эрудиция, знание эпохи и литературы о ней, объ­ ективность. О писы вая отнош ения П уш кина и А. М ицкевича у к а зы ­ вает на необъективность таки х учены х, к ак Спасович или Ледниц кий. Спасович писал одно по-русски, а другое по-польски и т. п.

Францев прививал ученикам любовь не только к величию России, но и к славянам. Свою библиотеку уступил К арлову университету в в Праге и создал главны й ф онд д л я Славянского семинара. В сяче­ ски помогал печатанию трудов своих учеников. В своих работах тщ ательно проводил связь истории с литературой.

В. Ходасевич. Поэт, критик, литератор. Ц енная книга, первая в этом роде, о самоповторениях П уш кина («Поэтическое хозяйство Пушкина»). М онография «Державин» — худож ественно написанная биография, тонкие критические замечания, но д л я ученого, после капитальнейш его труда о Д ерж авине Я. Грота, дает мало нового.


Автор многих рецензий и статей прекрасного стиля и умного ана­ лиза.

Д. Чиж евский. Эрудит, историк ф илософ ии и литературы. Писал много по-немецки и по-украински. И з русских и немецких книг и трудов важ н ы следующие. «Гегель в России» (к этой книге, д л я и зу ­ чающего русское гегелианство, следует прибавить и труд Б. Яко­ венко «Гегелианство в России», Прага, 1938 г.). К нига Ч иж евского переведена в 1961 г. на немецкий. «Введение, текст и комментарии к «Евгению Онегину» (по-английски), Harvard, 1953 (тут ценны е зам ет­ ки о галлицизмах, о значении слов-терминов, об авторском голосе и др.). Работа о «Лабиринте света» Я. Коменского (разбор лексики и анализ искусства и стиля великого педагога). „Das Heilige Russland", Hamburg, 1959—1961;

"History of Old Russian Literature", S. Gravenhage, I960;

"Outline of Comparative Slavic Literature", Boston, 1953 (слабейший из трудов Чижевского);

„Paradise und Hlle", 1957 (об изображ ении рая и ада в древней русской и других литературах). Совместно с покой­ ным Н. Зарецким — „Russische Dichter als Maler und Zeichner", 1960.

Много статей;

мне известно около 270 рецензий и статей. Писал Ч и­ ж евский о Достоевском-психологе, о месте Ч ехова в русской лите­ ратуре, о стиле разны х древних летописей (Галицкая ш кола), издал „Dostojevskij Studien", Reichenberg (до войны). М атематик и ф илософ по образованию, с настоящ им знанием касался разн ы х проблем: от труда о Г. Сковороде и масонских символах, до разбора астрологии с точки зрения историка и астронома. Н аписал историю украинской литературы.

Прот. Г. Ш авельский. Н ебольш ая к н и ж к а по-болгарски — «Уче­ ние Толстого о непротивлении зл у силой», София, 1924 г. (опровер­ ж ение ряда утверж дений Л. Толстого).

J1. Шестов (настоящ ая ф ам и ли я — Ш варцман). Ф илософ, близ­ кий к экзистенциализму. В книгах о Достоевском, Н ицш е и Толстом занят не идеями, не стилем и язы ком, а трагикой Ж изнеопы та.

«Однодум», по определению Н. Б ердяева, парадоксалист: В. Соловь ев-де «все сделал, чтобы погасить ж ивую и оригинальную русскую мысль».

Е. Ш мурло. И звестны й историк. Д ля русской литературы сем­ надцатого века важ ен его «Ю рий К риж анич», Рим, 1926 г., по-ита­ льянски. (Интересно сопоставить эту объективную книгу с моногра­ ф ией Н. Ш керовича, по-сербски, 1936 г.) О тличная статья Е. Ш. о П уш кине и К арам зине — «Этюды о Пушкине» в праж ском пуш кин­ ском сборнике, 1929 г.

A. Штейнберг. Книга: «Система свободы Достоевского», Берлин, 1924 г. (?) Сущ ественный опыт реконструкции мировоззрения писа­ теля, интересен с конструктивной точки зрения и для литературо­ веда.

Ю. Я ворский. Поэт, исследователь древней литературы и К ар­ патской Руси. Статьи и рецензии в „Slavia", Praha. Книга о Подкар патской Руси (ф ольклор и документы). Редактировал сборник «Под карпатская Русь в честь Т. Г. М асарика». Умучен коммунистами после 1946 г. в Чехии. Это был знаток рукописей и русский патриот.

Р. Якобсон. К рупны й лингвист, исследователь текстов, историк литературы. У влечен модернизмом и сам создатель новы х течений.

См. его статью о Реализм е, переизданную в Анн-Арбор. Книги: «Но­ вейш ая русская поэзия» (о В. Хлебникове), Прага, 1921 г.;

«О чеш ­ ском стихе преимущ ественно в сопоставлении с русским», Берлин— Прага, 1923 г.;

«Смерть М аяковского», Берлин, 1931 г.;

«О споре ду­ ш и с телом», по-чеш ски, совместно с С. Петира. Работы по «Слову о полке Игореве», 1948 г. (принятие чтения «вазнь» из Екатерининской копии, что объясняет темное место о стрикусах). А нглийская рабо­ та о «Задонщине» совместно с Вортом (D. Worth);

работы о стихе сербского эпоса, и многие другие работы по вопросам стилистики.

Кроме сборника в честь Якобсона, ряд сведений о нем и его трудах есть в книге „Theorie de la littrature", Paris, 1965. Там ж е две его ста­ тьи. К ритические зам ечания о некоторы х концепциях Якобсона можно найти в книге R. Wellek and A. Warren, "Theory of Literature", New York, 1956.

2. M.

H. А ндреев. Вы ступил сперва как критик и талантливы й лите­ ратуровед. Став профессором в К ем бридж е отдался русской истории XVI— X V II вв. и педагогике.

Д Гриш ин. «Дневник писателя Ф. М. Достоевского», Мельбурн, 1966 г. Ц енная монография, первая на эту тему.

Г. Ермолаев. К нига "Soviet Literary Theories, 1917—1934", Berkeley, 1963. О бъективны й разбор теорий и течений в художественной про­ зе и поэзии до н ачала «соцреализма».

B. З авалиш ин. К нига о советской литературе. Р яд ценных ста­ тей в «Новом русском слове».

В. Злобин. Поэт. В «Новом ж урнале» опубликовал ценные мате­ риалы о И. Б унине и М ереж ковских.

Архиеп. Иоанн С ан-Ф ранцисский (псевдоним — Странник). По­ эт, проповедник, критик и литератор. Книги: «Мысли о Пушкине», Берлин, 1932 г.;

«Ж изнь», 1935 г.;

важ н ы е работы о духовной сто­ роне таки х лиц, к а к Ры леев;

о баснях К ры лова с точки зрения вы с­ ш ей М орали;

о религиозности М. Ломоносова и др. Часто пишет в «Новом русском слове».

П. К овалевский. Историк. И нтересная диссертация о Н. Лескове, Париж, 1926 г.

С. Л евицкий. Ф илософ, ученик Н. Лосского. Р яд прекрасны х ста­ тей и на литературно-культурны е темы в «Новом ж урнале» и в «Гранях».

В. М арков. Книга: "Russian Futurism", Berkeley, 1968. П ервая боль­ шая работа о русских ф утуристах. Статьи о советской литературе — «Легенда о Есенине», о П астернаке;

в «Гранях», 1955 г.

Г. М ейер. Интересно зам ы ш ленная статья «Топор Раскольнико­ ва», «Грани», № 44.

Кн. Д. О боленский. Книга: "The Bogomils", Cambridge, 1948.

Р. Плетнев. У ченик В. Ф ранцева и Н. Лосского. Книги: «О лири­ ке А. Пушкина», 1963 г.;

«Лекции по истории русской литературы «О литературе» (статьи), Торонто, 1969 г.;

«А. И. Солженицын», XVIII и XIX вв.» (по-русски и по-ф ранцузски), М онтреаль, 1964 г.;

Мюнхен, 1970 г. Около 160 статей на восьми я зы к а х в разн ы х ж у р ­ налах и сборниках — «Путь», „Slavia", „Dom in Svet", „Zeitschrift fr Slavischc Philologie", «Новый ж урнал» и др. Работы о влиянии св. П и­ сания и духовной литературы на Достоевского, Толстого, Гоголя, Тютчева;

о чувстве природы, о ж ивотны х у Лермонтова и т. д. П ер­ вая работа о ф разеологии «житий» у Достоевского;

статьи о серб­ ских, хорватских, чеш ских, словацких и закарпатских писателях и об язы ке. Применял комплексны й и статистический метод. П еревел «Слово о полку Игореве» на современный русский язы к. Вел отдел «Словенская литература» в энциклопедии под редакцией доктора Доленского, Прага, 1929 г и следующие.

Л. Рж евский (псевдоним). И звестны й писатель. Книга: «Прочте­ нье творческого слова», Нью -Йорк, 1970 г. (о Булгакове, Пастернаке, Солженицыне). Р яд статей об я зы к е советских писателей, об «эзо­ повском» язы к е их. П оказаны знание и талант.

Г. Селегень. Книга: «П рехитрая вязь», изд-во В. Кам кина, В а­ шингтон, 1968 г. Труд посвящ ен роману Сологуба «М елкий бес»

Отличное использование ф ранцузской ли тературы символистов.

Я. Тарасова. Редактор «Граней». Д ельны е статьи о советской л и ­ тературе.

Я. У льянов. Историк, талантливы й писатель и эссеист. Д ля л и ­ тературоведа есть интересное в книге «Происхождение украинского сепаратизма», Нью-Йорк, 1966 г.;

в сборнике прекрасны х статей «Диптих» (см. о Толстом и театре, об историческом романе, о Ч аада­ еве). Писал статьи в ряде ж урналов: «Новый ж урнал», «Воздушные пути» и др — о Старце Ф илоф ее, о «Медном всаднике», о Чехове.

Часто увлекался блеском своей ф р азы и парадоксальностью ж ивой мысли. Так, в статье «Хабаенная мудрость» раскритиковал я зы к и стиль А. Ремизова, а вскоре им ж е воздал хвалу. В статье «Спуск флага» («Новое русское слово») напал на всех почти советских пи­ сателей, что вы звало противоборствующий отклик Н. Первуш ина.

Отличный стилист, создающий ж и вы е броские ф разы. Статьи У лья­ нова всегда оригинальны.

Б. Ф илиппов. Поэт, писатель, ученый. К нига этюдов о Пуш кине;

статьи тонкого знатока СССР и поэзии.

Т. Чиж евская (дочь Д. Чижевского). Ц енная и тщ ательная рабо та-книга о лексике «Слова о полку Игореве». Этим доверш ен и до­ полнен труд Е. Барсова о лексике «Слова» (он довел его до буквы «М»). К нига Т. Ч иж евской вы ш ла по-английски в 1968 г.

Кн.Д. Ш аховской. См. архиепископ Иоанн Сан-Ф ранцисский.

В заклю чение хочу упом януть хотя бы о двух своих учениках (из нескольких десятков аспирантов, писавш их докторские диссер­ тации под моим руководством), чьи работы были опубликованы не­ давно в виде отдельны х книг:

А. Д ы пник. А. И. К уприн (Очерк ж и зни и творчества), Лансинг, 1969 г.

П. П агаиуцци. Лермонтов (Автобиографические черты в творче­ стве поэта), М онреаль, 1967.

Ию ль 1970 г.

Н. П О Л ТО РАЦ К И Й РУ ССКИЕ ЗА Р У Б Е Ж Н Ы Е ПИСАТЕЛИ В Л И ТЕРА ТУ РН О -Ф И Л О СО Ф СК О Й К Р И Т И К Е И. А. И Л ЬИ Н А Профессора И вана А лександровича И льина, при его ж и зн и ( — 1954), ценили главным образом в кругу его идейно-политических единомышленников. Однако оценить и принять его по-настоящ ему, с учетом всех его дарований, не могли и тут — он был д л я этого слишком разносторонен, слож ен и независим. Тогда и з-за публицис­ та и оратора не доглядели ученого и ф илософ а. Но и теперь, много лет спустя после его смерти, И льин продолж ает оставаться во мно­ гом неоцененным или недооцененным, замолчанны м или просто не­ замеченным. Отчасти тут по-преж нем у виновата «политика», но от­ части и то обстоятельство, что не все труды И льина были опублико­ ваны, и не все из опубликованного становилось известно русскому читателю. В конце тридцаты х и в сороковых годах книги И льина по­ являлись почти исклю чительно на немецком язы ке, а когда — в пятидесяты х и ш естидесяты х годах — ряд его больш их русских трудов увидел, наконец, свет, не было у ж е в ж и вы х, не только са­ мого Ильина, но и многих из его вы даю щ ихся современников, как оппонентов, Так и единомыш ленников, — которы е могли бы оце­ нить эти труды по достоинству. М еж ду тем, И. А. И льин был не только ярким публицистом и подчиняю щ им себе аудиторию орато­ ром, крупны м учены м юристом и оригинальным философом, но и весьма проницательным искусствоведом, литературоведом и лите­ ратурны м критиком.


Обращение И льина к русской литературе, преж де всего к Л ьву Толстому, относится, правда, к сравнительно позднему времени — к середине двадцаты х годов, когда И льину было у ж е за сорок. С конца двадцаты х годов он усиленно занимается и современниками — зарубеж ны м и русскими писателями. Ч итает о них лекционны е курсы на русском и немецком я зы к ах (и публичны е лекции во мно­ гих странах русского рассеяния), печатает статьи в газетах и ж у р ­ налах. С середины тридцаты х годов он обращ ается и к русским классикам — в первую очередь к П уш кину, но в сороковых годах такж е и к Достоевскому, Гоголю, снова к Толстому, к русской поэзии и ф ольклору, и к другим смеж ны м областям и темам.

Лекции и статьи И льина о трех больш их русских зарубеж н ы х писателях — Бунине, Ремизове и Ш мелеве — были И льины м зн а­ чительно переработаны и, через пять лет после смерти их ав­ тора, опубликованы в виде отдельной книги. Но его лекции и от­ рывочные замечания о других зарубеж н ы х писателях и о русских классиках X IX века (за исклю чением П уш кина, о котором есть от­ дельная брошюра и статьи Ильина) в печати еще не появились.

М еж ду тем все им напечатанное и ненапечатанное заслуж ивает са­ мого пристального внимания.

Зад ач а настоящ ей статьи — полож ить начало систематическому изучению критического наследия И льина, показать как И льин вос­ принимал творческое наследие четы рех зарубеж н ы х писателей — Бунина, Ремизова, Ш мелева и М ережковского. Но для правильно­ го понимания ли тературны х суж дений И льина об этих писателях необходимо преж де всего установить его исходные эстетические и литературно-критические позиции.

I Б удучи по основному своему ж изненном у призванию философом, И льин и к ли тературе подходил с ф илософ ской перспективой. Его литературны е оценки тесно связаны с его взглядам и на искусство вообще, а последние — с основами его религиозно-философского мировоззрения.

Свои эстетические воззрения И льин полнее всего развил в книге «Основы худож ества. О совершенном в искусстве», изданной в году в Риге Русским академическим издательством. Но суждения, подобные вы сказанны м в этой книге, можно найти и во многих дру­ гих опубликованны х и не опубликованны х трудах Ильина.

В представлении И льина, корни всякого подлинного, полноцен­ ного искусства — в том числе и литературы как одного из видов худож ества — неизбеж но духовно-религиозные. «Художество ро­ дится только тогда, когда Предмет, ранивш ий и одаривший, берется духом и творчески переж ивается в его божественной значительно­ сти, так, что земной предмет становится ж и вы м символом большого, священного и главного».1 Поэтому, в согласии с общей эстетической концепцией И льина, «самое важ ное в искусстве это его духовный предмет, то есть некое обстояние в мире и человеке, а может быть ещ е несравненно глубж е, свящ еннее и ответственнее — в Боге, ко­ торое худож ник учуял, усмотрел и вы страдал, и ради которого он и творит свое искусство». 2 Х удож ественно-сим волическая сторона искусства, вы раж аю щ ая мироощущение, человекоразум ение и Бого созерцание худож ника, м ож ет д л я него самого оставаться и не­ 1 И. А. Ильин. О тьме и просветлении. Книга художественной крити­ ки. Бунин—Ремизов—Шмелев. Мюнхен, 1959, стр. 153. Разрядка Ильина в цитатах из этой книги в настоящей статье не воспроизводится.

2 Хранящееся в архиве проф. Ильина (пакет № 62) рукописное вступ­ ление к его русской лекции о Бунине, прочитанной в Берлине 23 февра­ ля 1934 года, стр. 1. Здесь и дальше архивные материалы цитируются с любезного разрешения наследников проф. Ильина и Michigan State University Special Collections. Работа над этими материалами проводит­ ся с помощью a Faculty Research Grant from the Faculty of Arts and Sciences, University of Pittsburgh.

осознанной, но не перестает от этого быть главной во всяком насто­ ящем произведении искусства.

Соответственно этой общей природе искусства, эстетическая — и, в частности, литературная — критика так ж е долж на быть духовно и религиозно углубленной. И льин неоднократно публично подчер­ кивал, что русская критика в этом отношении не бы ла на долж ной высоте, по крайней мере с восьмидесятых годов прошлого столетия.

Так, в одной из своих берлинских лекций в тридцаты х годах И л ь­ ин утверж дал, что за последние пятьдесят лет «настоящей худ ож е­ ственной критики у нас не было», и что в русской критике конца XIX и начала XX века «все оставалось в лучш ем случае на уровне или точной историко-литературной справки (Венгеров), или ф ор мально-педантического, чуть ли не геометрически- ариф м етическо­ го анализа (Белый), или ж е дилетантского имперссионизма, мож ет быть в литературном отношении и талантливого, но худож ественно­ субъективистического, эстетически бесформенного и духовно-слепо­ го (Айхенвальд)». 3 В то время как подлинная худож ественная кри­ тика долж на быть соразмерна с последними корнями и глубинами искусства, идти от них и вести к ним, она долж на быть ответствен­ ной и неподкупной, духовно зрячей и ф илософ ски обоснованной.

В том литературно-критическом подходе, которого — в свете сво­ их общих эстетических идей — придерж ивается сам Ильин, он вы ­ деляет четы ре главны е элемента: эстетический акт, материю, образ и предмет. К а к и всякий читатель, критик долж ен при чтении лите­ ратурного произведения преж де всего полностью перестроить себя и настроить так, чтобы отдаться во власть худож ника. Только тог­ да критик сможет правильно усвоить худож ественны й акт автора (то, какими душ евно-духовны ми очами он воспринимает и изобра­ ж ает мир), его худож ественную материю (какими словесными сред­ ствами он для этого пользуется), его худож ественны й образ (какие внешние и внутренние образы он разверты вает перед своими чита­ телями) и его худож ественны й предмет (к каким главны м и глу­ боким ж изненно-духовны м постиж ениям и откровениям он ведет ч и тател ей ). Подчеркивая, что при других равны х условиях реш аю щ им в х у ­ дожественном произведении явл яется его предмет, И льин считал, что ключом к творчеству писателя служ ит правильное усвоение его художественного акта. Вскры в худож ественны й акт писателя, кри ­ тик долж ен через этот акт подойти к материи, образу и предмету 8 Рукопись лекции проф. Ильина о творчестве Мережковского, про­ читанной в Берлине 29 июня 1934 года (архив проф. Ильина, пакет № 62), стр. 1. Курсив Ильина в цитатах из этой лекции здесь не воспро­ изводится.

4 Об этом см. приложение к лекции Ильина о Бунине, озаглавленное «Вступление при одной лекции в 2 часа» (архив проф. Илыина, пакет № 62), стр. 3. Более подробно о принципах адекватного чтения и худо­ жественного анализа см. «Введение. О чтении и критике» в книге «О тьме и просветлении», стр. 3—20.

писателя и показать наличие — или ж е отсутствие — их органиче ски-символического единства.

Возможен, впрочем, и другой порядок в процессе систематичес­ кого раскры ти я этих четы рех слагаемы х всякого творческого явл е­ ния. Вместо того, чтобы идти от художественного акта к материи, образу и предмету, — к а к это сделал И льин в своей русской лекции о Бунине в 1934 году, критик мож ет начать свой анализ с худож ест­ венной материи — именно так поступил И льин в своей немецкой лекции о Ш мелеве в 1930 го д у.5 В тех редких случаях, когда твор­ чество худож ника почти неотделимо от его личности — как, напри­ мер, у Рем изова — приходится иногда начинать и с личностно-био графического анализа. (К ак правило, однако, надо судить не о лич­ ности и биографии писателя, а лиш ь о его творчестве.) Но к а к бы ни варьировать эти подходы, анализ четы рех основ­ ны х слагаемы х обязателен д л я всякого критика. Ибо от критика требуется «эстетически обоснованное и духовно углубленное осве­ щение» 6 творчества того или иного худож ника слова.

Теоретическое обоснование и практическое применение этих ос­ новны х принципов худож ественной критики И льин дал в своей кни­ ге «О тьме и просветлении», вы ш едш ей посмертно, в 1959 году.

II Творческая история книги И льина «О тьме и просветлении» ин­ тересна и сама по себе и потому, что помогает лучш е понять окон­ чательны й подход И льина к творчеству тех четы рех авторов, о ко­ торы х будет идти речь в этой статье. К сожалению, недостаток мес­ та требует вы делить эту историю в самостоятельную статью. П рав­ да, кое-что все-таки надо будет сказать и ту т — когда пойдет речь о М ереж ковском. Пока ж е ограничимся упоминанием о том, что хо­ тя эта книга И льина напечатана только в 1959 году, готова она была в основном у ж е за двадцать с лиш ним лет до этого — в 1938 году.

К а к ни странно, при всем том, что книга И льина еще не стала библиографической редкостью, о ней как-то очень мало знаю т — д аж е в проф ессиональны х литературоведческих кругах. Уместно поэтому хотя бы коротко передать некоторы е вы раж енны е в этой книге основные мысли И льина о творчестве Бунина, Ремизова и Ш мелева.

А нализируя творчество И. А. Б унина (стр. 27— 77), Ильин глав­ ное свое внимание направляет на худож ественны й акт Б унина и на состав его худож ества.

В художественном акте Бунина И льин вы деляет два слагаемых, 5 Об этом см. в неопубликованном письме Ильина к Шмелеву от декабря 1930 года (архив проф. Ильина, пакет № 197). Читая эту лек­ цию, пишет Ильин, «Шел я моим методом — от анализа эстетической материи, к эстетическому акту, эст. образу и потом предмету».

6«Вступление при одной лекции в 2 часа», стр. 2.

многое в творчестве Б унина объясняю щ их, — атм осф еру русской усадьбы и крестьянскую простонародно-всенародную стихию. Х удо­ ж ественны й акт Бунина близок к худож ественном у акту JI. Толсто­ го. Оба они ясновидцы и ж ивописцы человеческого инстинкта. Но Бунин анатом человеческого инстинкта по преимущ еству. Он поэт и мастер внешнего, чувственного опыта. Его худож ественны й акт есть акт земной плоти;

он состоит в чувственном восприятии и ч ув­ ственном изображ ении воспринимаемого.

Строение художественного акта Бунина делает его мастером зри ­ тельного образа, внешнего зрения;

обоняемого образа;

звуковы х я в ­ лений;

осязаем ы х свойств вещей;

перспективы, пространственной архитектоники. В центре его внимания м атериальны е вещи, чело­ веческое тело. Главная сф ера его акта — это чувственны е тайны, глубины родового, полового инстинкта. Тут он п роявляет и опьянен ность и ненасытность. С ф ера его нечувственного, духовного опы та очень ограничена, и все ф ункции человеческого духа подчинены у него чувственному художественном у акту.

Воображение Б унина направлено на природу и инстинкт чело­ века в их внеш них проявлениях. Ч увства — а ф ф е к ты и эмоции, им воспринимаемые и изображ аемые, — бездуховные, додуховные. Во­ л я подменяется у Бунина инстинктом, и потому у него нет волевы х фигур. Но поскольку инстинкт у него не мыслящ ий, у него нет и мыслителей.

Говоря о составе худож ества Бунина, И льин анализирует его эс­ тетическую материю, образную ткань и худож ественны й предмет.

Д ля словесной материи Бунина характерны неодинаковость и не­ уравновешенность. Наиболее велики его успехи при зрительны х, и вообще внеш них, восприятиях, при изображ ении чистой природы и при субъективной взволнованности (но и тут основной уклад — это акт холодный, объективно-описываю щ ий, а не акт чувствую щ его сердца). То, что связано с народной стихией, обыкновенно есть уд а­ ча;

то, что от себя, — нередко спорно. Н аряду с полож ительны м и достижениями словесно-чувственного стиля Б унина обращ ает на се­ бя внимание и его синтаксическая недифф еренцированность;

ф р азы не подчиняются, а сочиняю тся;

я зы к греш ит излиш ествами. П одле­ ж ащ ее, отодвигаемое к концу ф разы, вы дает ритм духовного без­ волия.

Эстетические образы Бунина — это природа и человек. Особен­ но убедителен Б унин в изображ ении природы. В отношении чело­ века Бунину, ясновидцу и ж ивописцу ж ивотной глубины додухов ного инстинкта, больш е всего удается изображ ение инстинктивно­ родового примитива с его родовыми, до-личными страстями. Особен­ но удаются Б унину наслаж денцы и образы хищ ные, ж адны е, лю ­ тые, злы е и жестокие. П ервобы тная мудрость инстинктивной ду­ ши проявляется у него лиш ь мимоходом. С тихия творчества Б унина — древняя, язы ческая, дохристианская, неправославная. «Бог» у не­ го — страшный, темный, загадочный;

не Бог, а тем ная бездна чело­ веческой души.

Худож ественный предмет Бунина определяется строением его художественного акта. В качестве худож ника Бунин, как правило, монолит — монолит в акте, стиле, образах и предмете. Его худо­ ж ественны й предмет есть «человек к а к орудие первобытного родо­ вого инстинкта, — инстинкта размнож ения, наслаж дения, хищ ни­ чества» (74), неведаю щ ий ни Бога, ни духа, ни добра. Д ля него су­ щ ествую т лиш ь два томления: ж а ж д а наслаж дения и страх смер­ ти. Все объемлет мировой м рак и хаос. А м еж ду тем в человеке есть не только инстинкт, но и дух.

П ереходя к творчеству А. М. Ремизова (сТр. 79— 131), Ильин от­ мечает совершенное своеобразие этого писателя, его опьяненность иррациональной стихией русского мифа, воображения, быта и я зы ­ ка — опьяненность, дополняемую ещ е и игрой. В его творчестве сме­ ш иваю тся дневная явь, ночные сны и ф антастические видения, и его худож ественны й мир почти неотделим от него самого, от его личности, ж и зн и и быта. Вот почему в случае Ремизова критик, го­ воря о худож нике, не м ож ет обойти и человека.

У Ремизова, наделенного от природы исклю чительно нежной сверхвпечатлительной душой, с самого начала было два главных источника художественного творчества: с одной стороны — боль и страх, с другой — потребность вы дум ы вать всякие небылицы, иг­ рать в волшебство и ш алить. К а к худож ник, он начал с ожесточен­ ного черновидения, с ж ивописания темного начала, зл а и злобы, соблазна и порока в лю дях. Со временем он наш ел выход к худо­ ж ественном у юродству и литературной вседозволенности, и пере­ нес свое черновидение из быта в мир ф антазии, а людей стал вос­ принимать в плане страдания и сострадания, братства и вины всех за всех. Все это объясняет ремизовские акт, образы, стиль и предмет.

Худож ественный акт Рем изова есть юродивый акт изгвож ден ного сердца. Этот акт слагается из «страдания, ж алости, вины, стра­ ха, молитвы, чуда, волш ебства и сновидения» (107— 108). Преобла­ дание в этом акте двух основных сил — чувства и воображения — делает его безвольным. Ремизов наделен глубоким ф илософ ским умом, но не склонен стеснять себя требованиями художественного замы сла. П лавая по океану ф антазий, сновидений и мифов, он не подчиняет себе свой материал, а покоряется ему и нередко тонет в нем.

О бразны й состав произведений Рем изова зависит от особых пу­ тей писателя: вы работки юродствующего акта, ухода в мифотвор­ чество и отказа от чисто худож ественной объективации. Его м иф и­ ческие образы могут быть и совершенными. Но когда он изображ ает ж и в ы х людей, его образам не хватает объективной душевной скульптуры — в особенности в тех случаях, когда у его героев есть душ евны е ослож нения и духовны е углубления. Вместо объективи рованно-отреш енны х образов, получаю тся образы прикрепленны е к личности автора, а то и вовсе не показанны е.

Н едостатку объективной душ евно-духовной скульптуры героев сопутствует и другой недостаток — затрудненное фабулирование.

Безвольные, не динамичные, а статичные герои не могут быть источ­ ником ф абулы («хода событий»). Ф абулу приходится брать «извне».

Когда это не удается, повествование — не только в романах, но и в сказках Рем изова — превращ ается в нанизы вание происш ествий или человеческих ф игур. М еханизм всесмешиваю щего сновидения переносится в сф еру искусства, и это подры вает закон худож ествен­ ной необходимости. О бразная правдоподобность и органическая цельность произведения наруш аю тся, и худож ество от этого стра­ дает.

Эстетическая материя Рем изова есть та единственная область, где проявляется его волевая культура: оставаясь бессознательным слугою своего акта и своего образа, Рем изов становится сознатель­ ным господином своего слова. Тут он или суровы й ювелир, придаю ­ щий своему стилю известную волевую нарочитость, — или безудер­ ж ны й ш алун, создаю щий разностилие и бесстилие. Когда он ве­ дет себя как мастер, для него характерны интенсивность и н акал ен ­ ность слова, крепость, меткость и едкость вы раж ений. Но нередко его словесная ткань становится ж ертвой ш утливой вседозволен­ ности. В целом стиль его лиш ен единства, соотносительного с пред­ метом, ему недостает простоты и предметности, равновесия, меры и строгого вкуса. Это «самобытный, ни на что не похожий, своенрав­ ный и в сущности говоря худож ественно беззаконны й, анархичес­ кий, юродивый стиль» (124).

Свой худож ественный предмет Ремизов м ож ет — при неуравно­ вешенном стиле и незаконченны х образах — изображ ать не толь­ ко в художественном порядке, но и непосредственно, вне образов и худож ества — в то вопрошающей, то отвечающей, то исповедничес кой лирически-ф илософ ической форме. Видя в человеке и в мире некую первозданную тьму, Ремизов показы вает ее в явл ен и ях ч ер­ ствой злобы и как бы искупаю щ ей первородный грех и злобу ж ивой муки. Но ремизовский подход не однозначен с евангельским.

Христианство не благословляет на «муку» и не зовет к ж а ­ лости. Оно благословляет на «страдание» и зовет к свету и р а­ дости. Оно уводит от м уки и учит победе. (...) В этом смысл Христова Воскресения, победившего тьму, м уку и страх.

А. М. Ремизов — поэт муки, страха и ж алости. Его худо­ ж ественны й акт пребывает в той тьме, где душ а содрогается от муки, трепещ ет от страха и мучается от ж алости. И скренность и глубина этих состояний дают его творчеству силу, мудрость и бытие. Но здесь нет исхода, нет пути к победе;

здесь та ветхо­ заветная, и в то ж е время — язы ч еская, м иф ическая, магичес­ кая, колдовская и сказочная — до-исторически-первобытная — «сень смертная», где Христос ещ е не воскрес (130— 131).

Разбирая творчество И. С. Ш мелева (стр. 133— 190), И льин опре­ деляет его как национальное трактование национального. Ш мелев д ля него — русский поэт, певец России, сумевш ий глубоко воспри­ нять и изобразить исторически слож ивш ийся душ евны й и духов­ ный уклад русского народа.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.