авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОДУ РОДНОЙ ЗЕМЛИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

2

 

Национальная академия наук Беларуси

Научно-практический центр

НАН Беларуси по

биоресурсам

Институт экспериментальной ботаники

им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси

Earthwatch Institute (Europe)

Материалы

Международного научно-практического семинара

«Растительность болот:

современные проблемы

классификации, картографирования, использования и охраны»

Минск, Беларусь 30 сентября – 1 октября 2009 г.

Минск «Право и экономика»

2009 3   УДК 581.526.33/.35:504.062.2 Р24 Редакционная коллегия:

академик Н.А. Ламан (отв. редактор) к.б.н. Д.Г. Груммо к.б.н. О.В. Галанина к.б.н. О.В. Созинов Н.А. Зеленкевич (отв. секретарь) Р24. Растительность болот: современные проблемы классификации, картографирования, использования и охраны. Материалы международ ного научно-практического семинара. Минск, 30 сентября – 1 октября 2009 г. / Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси. – Минск: Право и экономика, 2009. – 256 с. – ISBN 978-985-442 724-9.

В сборник включены материалы международного научно-практиче ского семинара «Растительность болот: современные проблемы класси фикации, картографирования, использования и охраны», посвященного Году родной земли. Всего представлено 56 докладов от 42 организаций, ведомств, учреждений науки, охраны природы, образования, предпри ятий лесного хозяйства из Беларуси, России, Украины, Литвы, Туркмени стана, Германии, Канады.

В материалах рассматриваются актуальные вопросы классификации, картографирования и рационального использования растительного мира болот. Значительная часть докладов посвящена проблемам мониторинга и охраны уникальных болотных комплексов.

УДК 581.526.33/.35:504.062. © ГНУ Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси, © Оформление ИООО «Право и экономика», В оформлении использованы фото О.В. Созинова, Н.А. Зеленкевич   National Academy of Science of Belarus Scientific and Practical center on Bioresources of NAS of Belarus V.F.Kuprevich Institute of Experimental Botany of NAS of Belarus Earthwatch Institute (Europe) Proceedings of the International Theoretical and Practical Seminar Vegetation of Mires:

Modern Problems of Classification, Mapping, Use and Protection Minsk, Belarus September, 30th — October, 1st, Minsk “Pravo i Economika”   UDC УДК 581.526.33/.35:504.062. Editorial:

Academician N.A. Laman (editor-in-chief) Dr. D.G. Grummo Dr. O.V. Galanina Dr. O.V. Sozinov N.A. Zeliankevich (executive secretary) Vegetation of Mires: Modern Problems of Classification, Mapping, Use and Protection. Proceedings of the International Theoretical and Practical Seminar.

Minsk, September, 30th – October, 1st, 2009 / V.F.Kuprevich Institute of Experimental Botany of NAS of Belarus. – Minsk: Pravo i Economika, 2009. 256 p. – ISBN 978-985-442-724-9.

Papers of the International Theoretical and Practical Seminar “Vegetation of Mires: Modern Problems of Classification, Mapping, Use and Protection” are included in the proceedings, devoted to the Year of the Native Land. There are 56 papers from 42 different scientific, educational and environmental organi zations from Belarus, Russia, Ukraine, Lithuania, Turkmenistan, Germany and Canada.

Actual questions of classification, mapping and rational use of marsh vegetation are considered. The significant part of papers is devoted to prob lems of monitoring and protection of unique mires.

UDC 581.526.33/.35:504.062. © V.F.Kuprevich Institute of Experimental Botany of NAS of Belarus, © Design “Pravo i Economika”, Photos by O.V.Sozinov, N.A.Zelenkevich   СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ Андриенко Т.Л. БОЛОТА УКРАИНСКОГО ПОЛЕСЬЯ, ОХРАНЯЕМЫЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКАХ И ЗАПОВЕДНИКАХ ………………………. Бамбалов Н.Н., Тановицкая Н.И. СОВРЕМЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВА НИЕ БОЛОТ И ТОРФЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ БЕЛАРУСИ ………… Кузнецов О.Л. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ КЛАССИФИКАЦИИ РАСТИ ТЕЛЬНОСТИ БОЛОТ ……………………………………………………… Pakalnis R., Sendikait J., Jaraius L., Aviien D. PROBLEMS OF PEATLANDS RESTORATION AFTER PEAT CUTTING ………………… Панов В.В. УСТОЙЧИВОСТЬ БОЛОТНЫХ МЕСТООБИТАНИЙ ……… Рыковский Г.Ф. СФАГНОВЫЕ МХИ В ЭВОЛЮЦИОННО-ЭКОЛОГИ ЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ И КАК КОМПОНЕНТ РАСТИТЕЛЬНОГО ПО КРОВА БЕЛАРУСИ ……………………………………………………………. Смагин В.А. СИНТАКСОНОМИЯ БОЛОТ БОГАТОГО ГРУНТОВОГО МИНЕРАЛЬНОГО ПИТАНИЯ ТАЕЖНОЙ ЗОНЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ ………………………………………………………………………… Юрковская Т.К. ОПЫТ ГЕОБОТАНИЧЕСКОГО КАРТОГРАФИРОВА НИЯ БОЛОТ В РАЗНЫХ МАСШТАБАХ ……………………………………. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ Аверинова Е. А. КРУПНООСОКОВЫЕ СООБЩЕСТВА ПОРЯДКА MAGNOCARICETALIA PIGNATTI 1953 В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ ……… Антипин В. К., Токарев П.Н. ЭЛЕКТРОННОЕ КАРТИРОВАНИЕ РЕ СУРСОВ ЯГОДНЫХ РАСТЕНИЙ БОЛОТ КАРЕЛИИ …………………. Архипенко Н.А. ОХРАНА БОЛОТ В НАЦИОНАЛЬНОМ ПАРКЕ «БРА СЛАВСКИЕ ОЗЕРА». УЧАСТОК СТРОГОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ «ЗА БОЛОТЬЕ» …………………………………………………………………....... Булко Н.И., Шабалева М.А., Козлов А.К., Толкачева Н.В. ТРАНС ФОРМАЦИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОСУШЕННЫХ ПЕРЕХОДНЫХ БО ЛОТ В ПРОЦЕССЕ ПОВТОРНОГО ЗАБОЛАЧИВАНИЯ ………………… Быкова Н.К., Кухарчик Т.И., Ермоленкова Г.В. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БОЛОТ, СОХРАНИВ ШИХСЯ В ГОРОДАХ (НА ПРИМЕРЕ Г. МИНСКА) ………….................... Weinstein M. WILD FOOD HARVESTS: THE RELEVANCE OF CANADIAN ABORIGINAL LAND USE MAPPING METHODS FOR PROTECTION AND PLANNING OF FOOD SECURITY IN MUSKEG (BOG) ENVIRONMENTS ……………………………………………………….   Возбранная А.Е. РЕДКИЕ И ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ ФЛОРЫ БОЛОТ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «МЕЩЕРА» …………………………………... Войтехов М.Я. ДИНАМИКА РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА МЕЗОТРОФ НОМ БОЛОТЕ, ПОДВЕРГШЕМСЯ ОСУШЕНИЮ, ПОВТОРНОМУ ОБ ВОДНЕНИЮ И ПОЖАРУ ……………………………………………………... Войтехов М.Я. ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОСУШЕННЫХ ЧЕРНООЛЬХОВЫХ БОЛОТ ПРИ ПОВТОРНОМ ОБВОДНЕНИИ ……………………………………………….. Галанина О.В. БОЛОТА НА МЕЛКОМАСШТАБНЫХ КАРТАХ РОС СИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕОБОТАНИЧЕСКОГО КАРТОГРАФИРОВАНИЯ.. Галанина О.В. РАЗВИТИЕ ИДЕЙ А.К. КАЯНДЕРА В СОВРЕМЕННОМ ФИНСКОМ БОЛОТОВЕДЕНИИ ……………………………………………… Головко О.В., Орлов А.А., Якушенко Д.Н. ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕ СКИЕ ОСОБЕННОСТИ HAMMARBIA PALUDOSA (L.) O.KUNTZE В РИВНЕНСКОМ ПРИРОДНОМ ЗАПОВЕДНИКЕ (УКРАИНА) …………… Гримашевич В.В. РАЦИОНАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ОХРАНА ДИКОРАСТУЩИХ ЯГОДНЫХ РАСТЕНИЙ БОЛОТ БЕЛАРУСИ ……….. Груммо Д.Г., Зеленкевич Н.А., Созинов О.В., Броска Т.В. РАСТИ ТЕЛЬНОСТЬ ВЕРХОВЫХ БОЛОТ БЕЛАРУСИ: ГЕОГРАФИЯ, КАРТО ГРАФИРОВАНИЕ, КЛАССИФИКАЦИЯ И ОХРАНА ………………………. Груммо Д.Г., Ильючик М.А., Зеленкевич Н.А., Созинов О.В.

ОПЫТ ГЕОБОТАНИЧЕСКОГО И ЭКОЛОГИЧЕСКОГО КАРТОГРАФИ РОВАНИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕСОБОЛОТНОГО КОМПЛЕКСА ЕЛЬНЯ) …………………………………………………………. Денисенков В.П. ТРАНСФОРМАЦИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ВЕРХО ВЫХ БОЛОТ В ПРИБРЕЖНОЙ ПОЛОСЕ НАРВСКОГО ВОДОХРАНИ ЛИЩА ЗА ПОСЛЕДНИЕ 50 ЛЕТ ……………………………. ……………… Дубовик Д.В., Скуратович A.Н. БОЛОТО ЗВАНЕЦ – УНИКАЛЬНЫЙ ПРИРОДНЫЙ КОМПЛЕКС БЕЛОРУССКОГО ПОЛЕСЬЯ ………………. Еловичева Я.К. РАСТИТЕЛЬНОСТЬ БОЛОТНЫХ ЭКОСИСТЕМ БЕ ЛАРУСИ В ПЛЕЙСТОЦЕНЕ И ГОЛОЦЕНЕ ……………………………….. Закарьяева С.И. ВОДНО-БОЛОТНЫЕ УГОДЬЯ ВОСТОЧНОГО КАС ПИЯ, ИХ ЗНАЧЕНИЕ И ОХРАНА …………………………………………… Зацаринная Д.В., Волкова Е.М. РАЗНООБРАЗИЕ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА КАРСТОВЫХ БОЛОТ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ................................................................................................... Ивкович В.С., Ивкович Е.Н. ОСОБЕННОСТИ МНОГОЛЕТНЕЙ ДИ НАМИКИ ЛЕСНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА ВЕРХОВЫХ БОЛОТАХ БЕРЕЗИНСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА ……………………..   Ивченко Т.Г. РАСТИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ СФАГНОВЫХ ВЕРХОВЫХ БОЛОТ НЕКОТОРЫХ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ ЮЖ НОГО УРАЛА ………………………………………………………………....... Кин Н.О. БОЛОТА БУЗУЛУКСКОГО БОРА ……………………………….. Киселев В.Н., Матюшевская Е.В., Яротов А.Е., Митрахович П.А. КЛИМАТИЧЕСКИЙ ОТКЛИК СОСНЫ В ОМБРО ТРОФНО-БОЛОТНОЛЕСНОМ ЭКОТОНЕ ПРИ ИЗМЕНЧИВОСТИ СОЛНЕЧНОЙ РАДИАЦИИ …………………………………………………… Конищук В.В. ФИТОСОЗОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ БОЛОТ ЗАПАДНОГО ПОЛЕСЬЯ В РАЗРЕШЕНИИ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ ГЕЛОЛОГИИ ……………………………………………………………………. Косых Н.П. РАСТИТЕЛЬНОСТЬ БОЛОТ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ: ЗА ПАСЫ ФИТОМАССЫ И ПРОДУКЦИЯ …………………………………....... Кулаковская Т.В. ВЕРТИКАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И ФРАКЦИОННЫЙ СОСТАВ ЗЛАКОВЫХ ТРАВОСТОЕВ В УСЛОВИЯХ МЕЛИОРИРОВА НОЙ ОРГАНОГЕННОЙ ПОЧВЫ …………………………………………….. Кулаковская Т.В. ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ МЕСТО ОБИТАНИЯ НА ТРАНСФОРМАЦИЮ БОТАНИЧЕСКОГО СОСТАВА ТРАВОСТОЯ ……………………………………………………………………. С.А. Кутенков, Н.В. Стойкина СОСНЯКИ МОЛИНИЕВО-СФАГНО ВЫЕ В РАЙОНЕ ДЕРЕВНИ БЕЛАЯ ГОРА (КАРЕЛИЯ) ………………….. Лащинский Н.Н., Писаренко О.Ю. АНАЛОГИ ААПА-БОЛОТ В ПОД ТАЕЖНОЙ ЗОНЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ …………………………………… Макаревич Т.А., Лесько Н.Г. ТАКСОНОМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ВОДОРОСЛЕВЫХ СООБЩЕСТВ БОЛОТНЫХ ЭКОСИСТЕМ НАЦИО НАЛЬНЬГО ПАРКА «НАРОЧАНСКИЙ» ……………………………………. Макарова М.А. БОЛОТА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПРИЛАДОЖЬЯ И ИХ КАРТОГРАФИРОВАНИЕ …………………………………………………… Мееровский А.С., Трибис В.П., Шкутов Э.Н. ВСТРЕЧАЕМОСТЬ ГИГРОФИТОВ КАК ИНДИКАТОР ПОВТОРНОГО ЗАБОЛАЧИВАНИЯ ОСУШЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ ………………………………………………………. Мясковская О.С., Орлов А.А. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕСУРСОВ ДИ КОРАСТУЩИХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ БОЛОТ РАЗНЫХ ТИ ПОВ В УСЛОВИЯХ РАДИАЦИОННОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ УКРАИН СКОГО ПОЛЕСЬЯ …………………………………………………………...... Обуховский Ю.М., Яцухно В.М. ЛАНДШАФТНО-ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ БОЛОТНЫХ КОМПЛЕКСОВ БЕЛАРУСИ: СУЩ НОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ……………………………………………………. Пугачевский А.В., Судник А.В., Вершицкая И.Н., Новицкий Р.В.

КОНЦЕПЦИЯ И ПРОГРАММА МОНИТОРИНГА ЭКОСИСТЕМ ВОС СТАНАВЛИВАЕМЫХ БОЛОТ В БЕЛАРУСИ ……………………………….   Ракович В.А. ВЛИЯНИЕ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ЕСТЕСТВЕН НЫХ И НАРУШЕННЫХ БОЛОТ НА ПОЖАРООПАСНОСТЬ, ЭМИС СИЮ И ПОГЛОЩЕНИЕ ДИОКСИДА УГЛЕРОДА ………………………… Сальников А.А., Цыганова О.П., Валяева Н.А., Сирин А.А. РАС ПРОСТРАНЕНИЕ ДРЕВЕСНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА БОЛОТАХ И ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЗЕМЛЯХ РОССИИ ……………………………………… Созинов О.В., Бузук Г.Н., Кузьмичева Н.А. ДИСТАНЦИОННАЯ ДИ АГНОСТИКА КАЧЕСТВА ЛЕКАРСТВЕННОГО СЫРЬЯ ВИДОВ РАС ТЕНИЙ СЕМ. ERICACEAE НА ВЕРХОВЫХ БОЛОТАХ БЕЛАРУСИ (НА ПРИМЕРЕ CHAMAEDAPHNE CALICULATA) ……………………………… Созинов О.В., Груммо Д.Г., Цвирко Р.В. ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕ СКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОПУЛЯЦИИ RUBUS CHAMAEMORUS L.

В КРАЙНЕМ ЮГО-ЗАПАДНОМ ЛОКАЛИТЕТЕ НА ТЕРРИТОРИИ БЕ ЛАРУСИ ……………………………………………………………………........ Судник А.В., Вершицкая И.Н., Степанович И.М., Дубовик Д.В., Грищенкова Н.Д. КОМПЛЕКСНЫЙ МОНИТОРИНГ ЭКОСИСТЕМ БИОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКАЗНИКА РЕСПУБЛИКАНСКОГО ЗНАЧЕНИЯ «СПОРОВСКИЙ» ………………………………………………………………. Сушко Г.Г. ВЕРХОВЫЕ БОЛОТА ВИТЕБСКОЙ ОБЛАСТИ: СОВРЕ МЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, МЕРЫ ОХРАНЫ ……………………….............. Thiele A., Minke M.C., Leshchinskaya N.V., Tanneberger F., Joosten H. VEGETATION TYPES AND MEAN WATER LEVEL FLUCTUATIONS AS A PROXY FOR GREENHOUSE GAS EMISSIONS.. Тычино Н.А., Котов С.Г. ИССЛЕДОВАНИЕ КИНЕТИКИ СМАЧИ ВАЕМОСТИ ВЕРХОВОГО ТОРФА ………………………………………….. Филиппов Д.А. КУСТАРНИКОВО-ГИГРОФИЛЬНОТРАВЯНЫЕ СО ОБЩЕСТВА ПОЙМЕННЫХ БОЛОТ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОС СИИ ………………………………………………………………………………. Хмелевский В.И. БОЛОТА НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ПРИПЯТ СКИЙ» ПОД ОСОБОЙ ОХРАНОЙ ………………………………………….. Яковлев А.П., Вогулкин К.Э., Шандрикова Л.Н. ВОЗМОЖНЫЕ ПРИЧИНЫ СОКРАЩЕНИЯ ПОПУЛЯЦИИ RUBUS CHAMAEMORUS L.

В УСЛОВИЯХ БЕЛАРУСИ ……………………………………………………. Якушенко Д.Н. СИНТАКСОНОМИЯ СООБЩЕСТВ ПОРЯДКА SPHAGNETALIA MEDII ПРАВОБЕРЕЖНОГО ПОЛЕСЬЯ УКРАИНЫ …   ПРЕДИСЛОВИЕ Торфяные болота во всем мире признаются одним из наи более значимых и в тоже время самых уязвимых типов естест венных биотопов. В течение многих десятков лет воздействие людей на болотные экосистемы носило деструктивный харак тер и возрастало вместе с развитием общества.

Более чем вековой интерес ученых к болотам не исключил дискуссионности многих вопросов. Интенсивно проводившиеся исследования торфяных залежей с целью их хозяйственного использования, во-первых, носили преимущественно приклад ной характер (т. е. рассматривали болота только с позиции хо зяйственного значения: в качестве месторождений торфа, ле сохозяйственных угодий и др.), а во-вторых, они почти не уде ляли внимания изучению растительности.

Глубокая трансформация в мировозренческой сфере об щества, ориентация на устойчивое развитие как стратегическую парадигму прогресса, заставляют по-новому взглянуть на био сферную роль болотных экосистем.

Выявленная в последние годы общеевропейская и обще планетарная значимость болот Беларуси и сопредельных стран выводит на первый план вопросы их охраны. Это особенно важно в связи с тем, что в Западной Европе, за исключением Скандинавских стран, почти все наиболее значимые для при роды болота уже уничтожены. Актуальными становятся во просы интеграции и унификации подходов в природоохранной политике, а также трансграничное сотрудничество в области сохранения уникальных болотных комплексов. Развернутая во многих странах широкая кампания по реабилитации нарушен ных болот еще требует своего осмысления и тщательного ана лиза, однако, безусловно, интересным является знакомство с накопленным опытом в этом направлении. Важнейшей страте гической задачей становится и разработка концепции био сферно-совместимого использования ресурсов болот, как аль тернативы традиционным и наиболее радикальным сценариям их хозяйственного освоения. Во всех этих вопросах ключевая роль принадлежит растительности – важнейшему компоненту и индикатору процессов происходящих в болотных экосистемах.

Вместе с тем, стоит признать, что успешное решение во просов охраны и рационального использования болот, невоз   можны без развития фундаментальных проблем геоботаники – классификации и картографирования растительности.

В последние десятилетия среди болотоведов Восточной Европы отмечается заметная тенденция тяготения к эколого флористической классификации растительности. Однако раз рушенные после распада единого государства научные связи, к сожалению, не способствовали прогрессу в этом направлении и порождали ряд дискуссионных вопросов, которые сложно было решать в новых социально-экономических реалиях. Сущест венные изменения за последние годы произошли и в геобота ническом картографировании, возможности которого необыкно венно расширились за счет создания и внедрения геоинформа ционных технологий.

Широкий круг актуальных вопросов, а также необходимость научной интеграции на постсоветском пространстве, побудили ученых Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купре вича НАН Беларуси совместно с заинтересованными ведомст вами и учреждениями организовать научно-практический семи нар, посвященный проблемам классификации, картографиро вания, охраны и использования растительности болот. Меро приятие позволит обобщить и представить для дальнейшего обсуждения и развития, последние достижения, накопленные в странах, чьи представители стали участниками этого научного форума.

Символично, что семинар проходит в 2009 году, который объявлен в Беларуси Годом родной земли. Несмотря на круп номасштабную мелиорацию, Беларусь располагает значитель ным количеством торфяных болот. До настоящего времени около 1680 тыс. га их или 8,1% территории страны по-прежнему остаются в естественном состоянии (в сравнении с 3,4% в среднем по миру). Выпуская в свет настоящий сборник, Оргко митет надеется, что он придаст новый импульс изучению фито разнообразия и охране болот, поскольку содержит для этого отправные точки.

Оргкомитет   ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ БОЛОТА УКРАИНСКОГО ПОЛЕСЬЯ, ОХРАНЯЕМЫЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКАХ И ЗАПОВЕДНИКАХ Андриенко Т.Л.

Институт ботаники им. Н.Г. Холодного НАН Украины Киев, Украина;

e-mail: labzap@ukr.net Охарактеризованы болота и болотные массивы четырех националь ных природных парков и трех природных заповедников Украинского По лесья. Отмечены их ценотические и флористические особенности.

Национальные парки и заповедники лежат в основе экологической сети Украинского Полесья.

Украина относится к мало заболоченным регионам – на долю болот приходится 2,1% площади страны. Наиболее забо лоченной территорией является Украинское Полесье, заболо ченность которого составляет 6,3%, а заторфованность (при наличии слоев торфа глубиной более 0,7 м) – 4,3% [1]. Значи тельному развитию заболачивания и торфообразования на Ук раинском Полесье способствует мало дренированная поверх ность, что обуславливает высокий уровень почвенных вод и их медленное движение, а также достаточно влажный климат.

Наиболее заболочена северная часть Западного Полесья, к югу и востоку заболоченность снижается, меняется также ха рактер болот. В северо-западной части Украинского Полесья (Волынская и Ровенская области) сфагновые болота – олиго трофные и мезотрофные составляют около четверти площади всех болот. На севере Центрального Полесья (Житомирская область) их участие меньше, еще более оно снижается на се вере Киевского Полесья. На Левобережном Полесье (Чернигов ская и Сумская области), а также в южной полосе Полесья сфагновые болота встречаются только изредка.

Наиболее распространены на Украинском Полесье ев трофные болота, среди них травяные и травяно-моховые.

Среди болот этого региона 40–50% сейчас осушены вследствие широкого проведения в прошлом мелиоративных работ. На протяжении последних 10–12 лет объем мелиоративных работ   резко уменьшился, начался процесс ренатурализации неинтен сивно осушенных болот, результаты его изучения ждут своего анализа.

Несмотря на большой объем мелиорации, на Украинском Полесье удалось сохранить ряд ценных болотных массивов, среди них и крупных. Сейчас они охраняются в национальных природных парках (НПП) и заповедниках региона. В настоящее время на Украинском Полесье болотные массивы охраняются в четырех существующих национальных парках (Шацком, «При пять-Стоход», Мезинском, Деснянско-Старогутском), а также в двух проектируемых (ныне региональных ландшафтных парках) Цуманской Пуще и Надслучанском. Широко представлены бо лота и в трех природных заповедниках Украинского Полесья – Черемском, Ровенском, Полесском.

Анализ данных по растительности, флоре и стратиграфии болот в этих объектах показывает их разнообразие и то, что в совокупности они дают достаточное представление о болотах Украинского Полесья. В Шацком НПП площадью 32,8 тыс. га болота расположены преимущественно в озерных котловинах.

Основную площадь занимают евтрофные открытые болота класса PHRAGMITO-MAGNOCARICETEA с доминированием Carex omskiana, C. appropinquata, а также мезотрофные осо ково-сфагновые болота с асс. Caricetum lasiocarpae Koch 1926.

Флористическое ядро болот Шацкого парка составляют типич ные бореальные виды. Хорошо представлена и группа цен тральноевропейских видов – Isoёtes lacustris, Cladium mariscus, Pinquicula vulgaris и др. Изучение стратиграфии этих болот [2] показало, что болота возникли путем зарастания озер и всту пили в мезотрофную стадию лишь в последнее столетие.

Иной характер имеют болота НПП «Припять-Стоход» (пло щадь около 40 тыс. га). Торфяных болот тут немного, они рас положены в основном в притеррасье Припяти и Стохода, а также на месте заросших озер.

Значительно большее развитие имеют минеральные тра вяные болота, граничащие с прибрежно-водной растительно стью с доминированием осок, Glyceria maxima, по руслу При пяти – Phragmites australis. Характерная особенность флоры болот парка – наличие больших и все возрастающих популяций Hydrocotyle vulgaris, в целом очень редкого вида, как в Украине, так и в Беларуси.

  В Мезинском НПП площадью 31 тыс. га, расположенном на лессовых островах вдоль берега р. Десны в Черниговской об ласти в пойме представлен комплекс лугов травяных болот и прибрежно-водной растительности. Наиболее распространены минеральные болота с Glyceria maxima и Carex acuta. Во фло ристическом аспекте для Десны характерно распространение реликтовых водных видов – Salvinia natans, Nymphoides peltata, а также видов нимфейных, образующих характерные ком плексы на пойменных болотах Десны.

Очень специфичны болота Деснянско-Старогутского НПП на Сумщине, вблизи границы с Россией, где планируется соз дание биосферного резервата. Преобладают здесь характер ные для Левобережного Полесья и очень редкие для остальной территории Украины травяные кочкарные ценозы Carex juncella [3]. Около 15% занимают сфагновые болота, преимущественно мезоолиготрофные.

В проектируемых НПП Украины, ныне региональных ланд шафтных парках Цуманской Пуще на Волыни и Надслучанском на Ровенщине, значительных болотных площадей нет. Для Надслучанского НПП следует отметить оригинальные «болота блюдца» на террасе Случи с рядом редких видов – Drosera in termedia, Juncus bulbosus, Succisella inflexa, Utricularia interme dia.

Наибольшие площади болот охраняются на Украинском Полесье в заповедниках. Наиболее значимым в этом аспекте является Ровенский (Рівненський) природный заповедник, в со став которого вошли четыре отдельных участка – Белозерский, Сомино, Сырая Погоня, Переброды. Это наибольшие уцелев шие болотные массивы Украинского Полесья. Общая площадь заповедника – 47 тыс. га. Болотная растительность в заповед нике является преобладающей и очень своеобразна относи тельно болот Украинского Полесья в целом, поскольку в ее со ставе преобладают сфагновые болота – мезотрофные и реже – олиготрофные. Это обусловлено развитием их в послеледнико вых понижениях и преобладанием бедных песчаных отложений [4]. Основная группа болот – травяно-сфагновые мезотрофные болота с доминированием Carex lasiocarpa. Особый характер имеет бугристо-мочажинный комплекс на болоте Сырая Погоня – это единственное его местонахождение в Украине. Редкий комплекс этих болотных ценозов занесен в Зеленую книгу Ук   раины. Болота Ровенского заповедника являются редкими не только для Украины, но и Европы в целом.

Болота Полесского природного заповедника (площадь его 20 тыс. га) на севере Житомирщины у границы с Беларусью об разуют большие гидрологические комплексы с окружающими лесными массивами. Болота, в основном, сфагновые – мезо трофные и олиготрофные, редколесные и лесные. Есть фускум сфагновые болота с угнетенной сосной и шейхцериево-сфагно вые ценозы, редкие для Украины. Актуальной проблемой для Полесского ПЗ, первого в Украинском Полесье, является его расширение [5].

Наименьшим заповедником региона является Черемский на Волыни, его площадь около 3 тыс. га. Болота составляют треть его территории. Преобладают мезотрофные и еумезотрофные очень обводненные болота. Ядром заповедника является еуме зотрофное осоково-сфагновое болото Черемское с перифери чески олиготрофным ходом развития. Заповедник в целом и его болота отличаются богатством флоры – тут произрастают Salix starkeana, S. myrtilloides, Liparis loeselii, Carex davalliana, Drosera anglica и др.

Национальные природные парки и природные заповедники Украинского Полесья с их болотными массивами составляют основу экологической сети этого региона, представляющего со бой один природный комплекс с экологической сетью Белорус ского Полесья и Полесья в целом.

Список литературы:

1. Брадіс Є.М., Кузьмичов А.І., Андрієнко Т.Л., Батячов Є.Б. Торфово болотний фонд УРСР, його районування та використання. – К.: Наук.

думка, 1973. – 264 с.

2. Андрієнко Т.Л., Кузьмичов А.І., Прядко О.І. Болота в районі Шацьких озер // Укр. ботан. журн. – 1971. – Т.28, №6. – С. 727–733.

3. Панченко С.М. Флора національного природного парку «Дес нянсько-Старогутський» та проблеми охорони фіто-різноманіття Новго род-Сіверського Полісся / Під заг. ред. C.Л. Мосякіна. – Суми:

Університетська книга, 2005. – 170 с.

4. Фіторізноманіття Українського Полісся та його охорона / Під заг.

ред. Т.Л. Андрієнко. – К.: Фітосоціоцентр, 2006. – 316 с.

5. Андриенко Т.Л., Попович С.Ю., Шеляг-Сосонко Ю.Р. Полесский государственный заповедник. Растительный мир. – Киев: Наук. думка, 1986. – 203 с.

  СОВРЕМЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БОЛОТ И ТОРФЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ БЕЛАРУСИ Бамбалов Н.Н., Тановицкая Н.И.

Институт природопользования НАН Беларуси Минск, Беларусь;

e-mail: peatland@ecology.basnet.by Дана оценка современного использования болот республики, их распре деления согласно классификации торфяного фонда по направлениям использования. Прослежена динамика изменения целевых фондов со времени разработки «Схемы рационального использования и охраны торфяных ресурсов Республики Беларусь на период до 2010 года» по настоящее время.

В данной работе под болотом понимается постоянно пере увлажненный участок земли, покрытый влаголюбивой расти тельностью, на котором происходит процесс образования торфа. Синонимом болота может быть торфяное месторожде ние в естественном состоянии.

Общая площадь болот на территории Беларуси до начала мелиорации и промышленного использования составляла тыс. га, или 14,2% территории страны. С развитием общества сформировалось значительное разнообразие направлений ис пользования естественных и нарушенных болот, классифика ция которых представлена на рисунке 1.

Распределение болот по направлениям использования за креплено Схемой рационального использования и охраны тор фяных ресурсов Республики Беларусь на период до 2010 года (далее – Схема) [1].

С момента принятия Схемы по настоящее время происхо дит динамика площадей естественных и нарушенных болот, поэтому представляется интересным сравнение целевых фон дов, предусмотренных Схемой с фактическим распределением, сложившимся к 2009 году (таблица 1).

  БОЛОТА И ТОРФЯНЫЕ МЕСТОРОЖДЕНИЯ Торфяные месторождения Земельный фонд Разрабатываемый фонд в естественном состоянии на осушенных торфяных месторождениях Разрабатываемые и Выработанные торфяные месторождения подлежащие разработке месторождения Резервные торфяные Природоохранный месторождения фонд Сельскохозяйственные Сельскохозяйственные Резервные площади землепользователи Эксплуатационные Восстановленные Рекреационные Запасной фонд Национальные Лесные земли Лесные земли Заповедники территории Заказники Водоемы площади объекты Разные земли земли парки Рисунок 1 – Классификация болот и торфяных месторождений по направлениям использования   Таблица 1 – Распределение площадей болот и торфяных месторождений Беларуси по целевым фондам в 1988 г., планируемое к 2010 г. согласно Схеме и фактическое в 2008 г., тыс. га По состоянию на 1988 г.

Фактически по состоя Планируемое измене ние за счет нераспре нию на 01.01.2008 г.

деленного остатка К 2010 г. согласно согласно Схеме Схеме Направления использования бо лот и торфяных месторождений Природоохранный фонд 312,6 +401,7 714,3 326, Остаток разрабатываемого 109,0 +23,6 23,6 36, фонда Выработанные торфяные ме- 183,4 – 292,4 255, сторождения, в том числе:

используемые в сельском хо 122, зяйстве 103, принятые в лесной фонд, 26, реабилитированные Запасной фонд 31,1 – 31,1 30, 1468, Земельный фонд:

1085, Сельскохозяйственные земли, 1042, +79, 963, в том числе:

деградированные торфяные 224, почвы минеральные после сработки 27, торфа Осушенные болота лесного 383, фонда, в том числе:

неэффективно осушенные лес 24, ные болота – – – Нераспределенный остаток 797,5 292,7 504,8 522, торфяного фонда Болота, не включенные в тор 542,3 – 542,3 523, фяной фонд Всего 2939,0 797,5 2939,0 2939, В п р и р о д о о х р а н н ы й ф о н д включены болота и торфя ные месторождения, используемые в природоохранных, науч ных и рекреационных целях. Этот фонд систематически попол няется за счет включения в его состав новых особо охраные   мых природных территорий. Однако увеличение территории природоохранных объектов с 13% до 29,7%, предусмотренных Схемой, не выполнено, и в настоящее время природоохранный фонд составляет 13,5% [2, 3].

В р а з р а б а т ы в а е м ы й ф о н д включены торфяные ме сторождения, которые утверждены в качестве сырьевой базы для промышленной добычи торфа на площади 109,0 тыс. га с запасами около 323 млн. тонн и 183,4 тыс. га выработанных торфяных месторождений [1, 4].

На 01.01.2008 г., по данным ГПО «Белтопгаз», остаток раз рабатываемого фонда составлял 36,8 тыс. га, соответственно выработанные торфяные месторождения – 255,6 тыс. га, в том числе, используемые в сельском хозяйстве – 122,2 тыс. га, в лесном фонде – 103,0 тыс. га, из них реабилитированные – тыс. га.

В з а п а с н о й ф о н д включены торфяные месторождения на площади 30,8 тыс. га, содержащие ресурсы особо ценных видов торфяного сырья для производства лечебных грязей, хи мической и микробиологической переработки. Эти сырьевые базы сфагнового малой степени разложения и высокоразло жившегося битуминозного торфа планируются к разработке лишь при организации химико-технологической и биохимиче ской переработки, до этого они будут выполнять природоохран ные функции [2].

В з е м е л ь н ы й ф о н д включены болота и торфяные ме сторождения, предназначенные для использования в качестве осушенных сельскохозяйственных и лесных земель. Из осу шенных для сельскохозяйственных целей 1085,2 тыс. га торфя ных почв [4,5] в результате деградации торфяного слоя в стране сохранилось лишь 861 тыс. га, остальные утратили ге нетические признаки торфяных и перешли в категорию антро погенно деградированных почв.

Общая площадь осушенных болот составляет 1 505 тыс. га, из них 1085,2 тыс. га (72,1%) используется в сельском хозяй стве, включая выработанные торфяные месторождения 122, тыс. га [2, 4];

383 тыс. га (25,5%) – осушенные болота лесного фонда, в том числе 103 тыс. га выработанные торфяные ме сторождения [5];

36,8 тыс. га (2,4 %) используется для промыш ленной добычи.

  Общая площадь нарушенных торфяников лесного фонда составляет 400 тыс. га, из них 103 тыс. га – выработанные тор фяные месторождения;

280 тыс. га – осушенные болота, из них неэффективно осушенные земли лесных болот с низкой про дуктивностью лесов составляют 24 тыс. га и подлежат повтор ному заболачиванию;

17 тыс. га – сельскохозяйственные земли в составе лесного фонда [5].

На остальной территории осушенных болот лесного фонда (256 тыс. га) понижение уровня воды до 30–40 см разрежен ными канавами не ведет к полному уничтожению лесных болот, на них сохраняются растительность и животный мир, типичные для лесных болот, хотя и в угнетенном виде. Их биосферные функции в какой-то степени сохраняются и по мере заплывания мелких осушительных каналов постепенно восстанавливаются.

В связи с этим осушенные лесные болота отнесены к категории угнетенных болот [2], в отличие от осушенных болот и торфя ных месторождений для сельскохозяйственного использования и добычи торфа, на которых болотные экосистемы уничтожены полностью.

Земельный фонд с учетом сельскохозяйственных земель и осушенных болот лесного фонда составляет 1468,2 тыс. га.

В ы р а б о т а н н ы е т о р ф я н ы е м е с т о р о ж д е н и я. В на стоящее время площади выработанных торфяных месторожде ний и отдельных участков составляют 255,6 тыс. га. До 90-х го дов прошлого века приоритетным направлением использования выработанных торфяных месторождений считалось сельскохо зяйственное. Однако практика показала, что использование та ких земель в качестве сельскохозяйственных угодий часто не эффективно, т.к. примерно половина таких территорий не при годна для земледелия по своим природно-генетическим осо бенностям.

До 1997 г. было узаконено только три вида использования земель, выбывших из эксплуатации после добычи торфа: под сельскохозяйственные и лесные угодья или водоемы.

«Положением о рекультивации земель, нарушенных при разработке месторождений полезных ископаемых и торфа, проведении геологоразведочных, строительных и иных работ»

[6], утвержденным приказом Комзема РБ от 25.04.97 г. № вместо прежних трех видов использования нарушенных земель предусматривается семь видов: сельскохозяйственное, лесохо   зяйственное, природоохранное, рыбохозяйственное, водохо зяйственное, рекреационное, и строительное. При этом многие выработанные торфяные месторождения, переданные сель скому хозяйству, оказались в заброшенном состоянии из-за не возможности ведения на них земледелия. В связи с этим, в по следние годы приоритеты в использовании выработанных тор фяных месторождений меняются, и постепенно на первое ме сто выходит природоохранное направление.

Одной из проблем, связанных с выработанными торфя ными месторождениями, при проведении работ по их повтор ному заболачиванию, по определению научно обоснованного выбора их использования после промышленной эксплуатации или изменению направления использования, до 2009 г. явля лось отсутствие нормативно-правовой базы, регламентирую щей эти процедуры.

В связи с этим в рамках проекта ПРООН сотрудниками Ин ститута природопользования НАН Беларуси разработаны два Технических кодекса установившейся практики: ТКП 17.12-01 2008 и 17.12-02-2008 [7, 8]. Разработанные нормативно-право вые акты обязательны к выполнению и регламентируют поря док выбора научнообоснованного направления использования выработанных торфяных месторождений, процедуру изменения направления их использования, основные требования и пра вила проведения работ по их экологической реабилитации.

В состав н е р а с п р е д е л е н н о г о о с т а т к а вошли болота и торфяные месторождения, направление использования кото рых пока не определено из-за того, что не было выполнено ис следование их характеристик на общей площади 522,5 тыс. га.

Все эти месторождения находятся в основном естественном состоянии и в настоящее время выполняют природоохранные функции. Следует разработать научно обоснованные предло жения по направлениям использования этой части торфяного фонда, однако для этого необходимо выполнить ее инвентари зацию.

Согласно Схеме сюда входили и лесные земли на болотах, но в Схеме это не было отражено. Фактически лесные земли должны были быть включены в состав земельного фонда, что мы и сделали для 2008 г. (см. таблица 1). С учетом этого не распределенный фонд уменьшился на площадь лесных зе мель.

  Анализ динамики торфяного фонда Республики Беларусь показал, что за последние 20 лет он изменялся достаточно бы стрыми темпами. За этот период геологические запасы торфа уменьшились на 0,4 млрд. тонн и в настоящее время оценива ются около 4,0 млрд. тонн. С 1989 г. по 2008 г. площадь выра ботанных торфяных месторождений увеличилась на 72 200 га и составила 255 600 га, из них реабилитированы только 10 %.

Земельный фонд за этот период увеличился на 505 100 га и уже в 2008 г. составил 1 468 200 га по сравнению с планируе мыми к 2010 г. только 1 042 600 га. Нерешенной проблемой ос тается деградация торфяных почв, используемых в сельском хозяйстве, и увеличение территорий малопродуктивных земель с низким содержанием органического вещества.

Намеченные Схемой показатели не выдержаны также по природоохранному фонду. Планируемое увеличение природо охранного фонда за счет нераспределенного остатка на 407, тыс. га (с 13,0 до 29,7% от всего торфяного фонда) [9, 10] не выполнено и фактически составляет 326,5 тыс. га (с 13,0 до 13,5%).

За последние двадцать лет процессы восстановления бо лот путем повторного заболачивания развиваются достаточно интенсивно. Площадь восстановленных болот составляет тыс. га и в перспективе ожидается их существенное увеличе ние. Ранее осушенные болота, находящиеся в лесохозяйствен ном использовании, медленно, но неуклонно восстанавлива ются естественным путем за счет заплывания неглубоких кана лов.

К настоящему времени более 51 % общей площади 2 тыс. га болот осушено. В естественном состоянии сохранилось 1 434 тыс. га болот. Восстановлено 26 тыс. га и 256 тыс. га со ставляют слабо осушенные болота лесного фонда, болотные экосистемы которых находятся в угнетенном состоянии, но продолжают функционировать. Таким образом, в республике имеется 1 714 тыс. га болот, которые выполняют характерные для них биосферные функции.

Список литературы:

1. Схема рационального использования и охраны торфяных ресур сов Республики Беларусь на период до 2010 г.» 1991.

2. Бамбалов Н.Н., Ракович В.А. Роль болот в биосфере.– Минск.:

Бел. наука, 2005. – 285 с.

  3. Схема рационального размещения особо охраняемых природных территорий республиканского значения до 1 января 2015 года» 2007.

4. Почвы сельскохозяйственных земель Республики Беларусь. Изд.

Государственного комитета по земельным ресурсам РБ. Минск. 2001.

5. Отчет Министерства лесного хозяйства «Программа восстановле ния на нарушенных торфяников Минлесхоза» по проекту ПРООН – ГЭФ, 2007.

6. Положение о рекультивации земель, нарушенных при разработке месторождений полезных ископаемых и торфа, проведении геологораз ведочных, строительных и других работ. Мн., 1997.

7. ТКП 17.12-01-2008 (02120) «Правила и порядок определения и из менения направления использования выработанных торфяных месторо ждений и других нарушенных болот». Мн., 2008.

8. ТКП 17.12-02-2008 (02120) «Порядок и правила проведения работ по экологической реабилитации выработанных торфяных месторождений и других нарушенных болот и предотвращению нарушений гидрологиче ского режима естественных экологических систем при проведении ме лиоративных работ». Мн., 2008.

9. Тановицкий И.Г. Рациональное использование торфяных место рождений и охрана окружающей среды. Мн., 1980.

10. Радзевич Л.Ф. «Торфяной фонд Белорусской ССР и основные на правления его охраны и рационального использования» Белниинти, серия 87.51.15, Мн. 1991.

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ КЛАССИФИКАЦИИ РАСТИТЕЛЬНОСТИ БОЛОТ Кузнецов О.Л.

Институт биологии Карельского научного центра РАН, Петрозаводск, Россия;

e-mail: kuznetsov@krc.karelia.ru Приводится обзор основных методов классификации растительности болот (эколого-фитоценотический, эколого-флористический и топо лого-экологический), используемых в различных странах, и особенно сти выделения синтаксонов в каждом из них. Отмечается возмож ность сопоставления выделяемых при этом синтаксонов низкого ранга (ассоциаций, субассоциаций).

К настоящему времени в геоботанике разработан и исполь зуется целый ряд подходов и методов классификации расти тельности, основными из которых являются эколого-фитоцено тический (доминантный), флористический (эколого-флористи   ческий) и тополого-экологический [1,2]. В каждом методе клас сификации имеется свой набор синтаксономических единиц и принципов их выделения. Основными единицами в большин стве классификаций являются ассоциации, при этом их объем значительно различается. Широко используются при решении задач классификации сообществ различные статистические и ординационные методы, выделяемым при этом блокам (кла стерам) описаний исследователи часто не придают синтаксо номического статуса. Постоянно обсуждаются попытки сближе ния различных школ и разработки единой классификации, что в принципе не достижимо. В настоящее время многие исследова тели отмечают, что любые классификации имеют право на су ществование, так как каждая из них является достаточно ус ловной и создается для решения определенных задач. Все эти методы использовались и при разработке классификаций рас тительности болот европейских стран и России [3–13].

Сложность разработки классификации растительных сооб ществ болот обусловливается широким спектром жизненных форм растений, входящих в их состав, а также большими раз личиями в размерах видов эдификаторных синузий – от круп ных деревьев до мелких мхов. Это обусловливает и разные размеры болотных сообществ – от нескольких квадратных мет ров у моховых до сотен и тысяч квадратных метров у древес ных.

Первая обзорная и достаточно детальная э к о л о г о - ф и т о ц е н о т и ч е с к а я классификация растительности болот СССР разработана Ю.Д. Цинзерлингом [4]. Она включает 9 типов рас тительности, в пределах каждого из которых выделены группы формаций и формации, а в них – группы ассоциаций и ассо циации. Эколого-фитоценотические классификации для расти тельности болот разработаны для многих регионов России [7, 14–16]. Выделение синтаксонов в них проводится по признакам самой растительности, с учетом флористического состава со обществ, количественных соотношений между видами, доми нирования видов в каждом из ярусов. Выделяемые этим мето дом ассоциации часто оказываются очень мелкими и различия между ними трудно устанавливать. Формации выделяются по каждому из доминирующих видов, что также приводит к боль шому их числу, а объединяемые в одну формацию ассоциации часто имеют большие различия по составу и экологии. Ряд ис   следователей внутри формаций выделяют также циклы (серии) ассоциаций [17, 18]. Некоторые сторонники этого метода при выделении синтаксонов используют эколого-ценотические группы видов [17, 19], такие классификации В.И. Василевич [19] называет доминантно-флористическими.

Эколого-фитоценотические классификации являются осно вой при разработке типологии болотных массивов по расти тельному покрову и используются при картировании раститель ности в различных масштабах [8].

Набор и объем типов болотной растительности неодно кратно уточнялся и изменялся. На наш взгляд, наиболее удач ным и хорошо отражающим специфику растительности травя ных и моховых болот является отнесение ее к двум крупным типам растительности, выделенным А.П. Ильинским [20]:

PHORBION и HYGROSPHAGNION. Их объем недавно уточ нен Т.К. Юрковской [9], а также предложены основные суборди национные единицы в их пределах: класс формаций, формация и ассоциация. Лесные болота и лесные топи Т.К. Юрковская рассматривает как переходный, буферный тип растительности.

Мы же [13] предлагаем растительность лесных болот выделить как д р е в е с н о - т р а в я н о - м о х о в о й г и г р о ф и л ь н ы й подтип растительности (subtypus vegetationis), в составе типа «боре альные и гемибореальные леса» (SILVA BOREALES), выделен ного В. Ю. Нешатаевой [21]. Этот подтип растительности фак тически соответствует лесо-гидрофильно-моховому типу, вы деление которого, как промежуточного, предлагалось ранее Ю.

Д. Цинзерлингом [4].

Растительность бореальных болот в классификациях, вы полненных с использованием э к о л о г о - ф л о р и с т и ч е с к о г о м е т о д а [2], относится к 5 классам: OXYCOCCO-SPHAG NETEA, SCHEUCHZERIO-CARICETEA FUSCAE, PHRAGMITI MAGNOCARICETEA, ALNETEA GLUTINOSAE и VACCINETEA ULIGINOSI.

В маловидовых водных и болотных сообществах сторонни ками этого метода в качестве диагностических видов при выде лении ассоциаций и субассоциаций используются в основном доминирующие виды [2, 6, 22–25], при этом субассоциации и фации "бланкистов" часто соответствуют ассоциациям, а ассо циации – формациям сторонников эколого-фитоценотического подхода. При использовании этого метода на территории Рос   сии со значительно отличающимся растительным покровом и составом флоры некоторые его сторонники начали автоматиче ски переносить западно- и центральноевропейские синтаксоны, в том числе и ассоциации, в континентальные регионы нашей страны. Во многих случаях это неверно, о чем А.Д. Булохов [26] пишет «такой подход приводит к неоправданному расширению объема ассоциации и утери ее географической определенно сти». При дальнейшем использовании этого метода классифи кации требуется пересмотр объема и статуса некоторых не удачно выделенных синтаксонов, а также выделение новых, удачные примеры которых уже имеются [10, 25].

В основе т о п о л о г о - э к о л о г и ч е с к и х классификаций ле жит распределение синтаксонов в координатной сетке, осями которой являются факторы среды, обычно это влажность и бо гатство местообитаний. На разных ступенях таких классифика ций используются экологические свойства местообитаний в со четании с фитоценотическими признаками сообществ [27, 28].

При разработке тополого-экологической классификации рас тительных сообществ болот Карелии [11–13] использованы ос новные принципы скандинавских тополого-экологических клас сификаций [27, 28]. Разработанная нами классификация четы рехступенчатая [13], она включает типы, классы, группы ассо циаций и ассоциации (таблица).

Высшие единицы в данной классификации названы типами, которые выделены по типам водно-минерального питания: с атмосферным питанием (омбротрофный тип) и с атмосферно грунтовым (минеротрофный тип). Классы выделены по степени минерализации вод, поступающих на болотные участки. На верховых болотных участках с атмосферным питанием один класс – омбротрофный, на минеротрофных участках три класса: олиготрофный, мезотрофный и евтрофный (см. таб лицу). Четыре класса водно-минерального питания, аналогич ных нашим, выделяются на болотах скандинавскими экологами [27, 28]. При этом объем их несколько отличается от типов бо лот в классических работах русских болотоведов [29–31]. Ом бротрофный класс соответствует олиготрофному типу в рус ском болотоведении, он включает сообщества c атмосферным водно-минеральным питанием. Евтрофный и мезотрофный классы имеют более узкие амплитуды, по сравнению с одно именными типами питания в русских классификациях. Олиго   трофный класс соответствует мезоолиготрофному подтипу, вы деляемому рядом российских исследователей [30,31]. При от несении выделенных синтаксонов к определенному типу и классу в первую очередь учитывался набор ЭЦГ видов, входя щих в их состав.

Таблица 1 – Тополого-экологическая классификация растительности болот Карелии Коли чество Тип Класс Группа ассоциаций ассо циаций Атмосфер- Омбро- Древесно–сфагновая трофный Кустарничково-сфагновая кочковая ного питания Травяно-сфагновая ковровая (омбротроф Травяно-моховая мочажинная ный) Атмосферно- Олиготроф- Древесно-сфагновая Кустарничково-травяно-сфагновая грунтового ный кочковая питания (минеро- Травяно-сфагновая ковровая трофный) Травяно-сфагновая мочажинная Мезотроф- Древесно-травяная ный Травяно-сфагновая ковровая Травяная и травяно-моховая моча жинная Травяная топяная аллювиальная Евтрофный Древесно-моховая Кустарничково-травяно-моховая коч ковая Травяно-моховая ковровая Травяная и травяно-моховая топяная Гипновая ключевая ВСЕГО 4 17 В пределах классов выделены г р у п п ы а с с о ц и а ц и й по приуроченности сообществ к элементам микрорельефа, четко различающимся по условиям увлажнения, таких градаций че тыре, но не все они представлены в каждом классе.

Первая группа включает облесенные сообщества с сомкну тостью древесного яруса не менее 0,2, для которых характерен наиболее переменный водный режим в течение вегетационного периода. Это обеспечивает возможность существования дре весного яруса из мезофильных пород деревьев, не имеющих   специальных морфологических приспособлений для жизни на болотах. Флора мезотрофных и евтрофных облесенных сооб ществ содержит широкий набор как болотных, так и лесных ви дов. Вторая группа объединяет кустарничково-сфагновые и травяно-кустарничково-сфагновые сообщества, приуроченные к высоким сфагновым кочкам (грядам), уровень грунтовых вод под которыми в летнее время опускается на 25–40 см. Третья группа включает разнообразные травяно-сфагновые ассоциа ции ровных мест (ковров), уровень грунтовых вод под которыми в вегетационный период опускается на 10–20 см. Набор ЭЦГ в сообществах разной трофности в этой группе различен. Травя ные и травяно-моховые сообщества мочажин и топей включены в четвертую группу. В них и в летнее время вода опускается всего на несколько см. ниже поверхности мохового покрова (или торфа при отсутствии мохового яруса) или стоит даже выше его.

Основной единицей в нашей классификации является а с с о ц и а ц и я. Ассоциации выделены с использованием целого ряда эколого-фитоценотических критериев, использующихся как в эколого-фитоценотическом, так и эколого-флористическом методах классификации: представленность и роль различных ЭЦГ, экологическая близость доминантов и содоминантов ос новных ярусов сообществ. Отсутствие видов из некоторых ЭЦГ в конкретном сообществе или синтаксоне является более на дежным диагностическим признаком, чем доминирование ка кого-то вида c широким фитоценотическим ареалом, обуслов ленное иногда случайными факторами.

Для каждой ассоциации выделены д и а г н о с т и ч е с к и е в и д ы, имеющие в ней (или в одной из входящих в нее субас социаций) среднее или высокое постоянство и наиболее точно отображающие ее облик, структуру и экологические свойства местообитаний. Во многих ассоциациях, а особенно во входя щих в их состав субассоциациях и вариантах, эти диагностиче ские виды являются доминантами соответствующих ярусов. В первую очередь это характерно для маловидовых сообществ, развивающихся в наиболее жестких условиях среды (например, Eriophorum vaginatum, Scheuchzeria palustris, Sphagnum majus в омбротрофных мочажинах), а также для сообществ, сформиро вавшихся в условиях фитоценотического оптимума данного вида, являющегося здесь сильным эдификатором (например,   осочники из Carex lasiocarpa, C. cespitosa, C. diandra). В некото рых мезотрофных и евтрофных сообществах, особенно обле сенных, часто нет явных доминантов травяно-кустарничкового яруса и только по довольно широкой группе диагностических видов, каждый из которых имеет невысокое обилие, можно дать характеристику их синтаксонов. Диагностические виды в боль шинстве ассоциаций относятся к нескольким ЭЦГ, при этом не которые виды выступают в качестве диагностических в не скольких ассоциациях, иногда относящихся даже к разным классам, в сочетании с разными видами, например, Carex lasio carpa, Menyanthes trifoliata, имеющие очень широкие фитоцено тические ареалы и оптимумы.

Ассоциации называются по 1–2 диагностическим (часто до минирующим) видам каждого яруса, их названия включают от двух до четырех латинских названий таксонов растений, пере числяемых через дефис. Во многих ассоциациях по доминан там отдельных ярусов выделены с у б а с с о ц и а ц и и и в а р и а н т ы ассоциаций. В кустарничково-моховых и травяно-кустар ничково-моховых ассоциациях со сходным составом кустарнич ково-травяного яруса субассоциации выделены по доминирую щим видам мхов, имеющих близкие фитоценотические опти мумы и замещающих друг друга без какой-либо перестройки структуры сообществ. В ряде мезотрофных и евтрофных тра вяных и травяно-моховых ассоциаций выделены безмоховые (травяные) и травяно-моховые субассоциации при сохранении общего облика и состава травяного яруса, эти субассоциации тесно связаны сукцессионно и часто представляют динамиче ские ряды, обусловленные изменением степени увлажнения местообитаний. Варианты ассоциаций выделены по домини рующим видам кустарничкового или травяного яруса при со хранении сходного состава мохового яруса и общей структуры сообществ, входящих в ассоциацию. При наличии в ассоциации нескольких субассоциаций она названа по наиболее типичной и распространенной субассоциации. Для каждой ассоциации и выделенных в ней синтаксонов рассчитано постоянство видов, определено видовое богатство (ценофлора) и средняя видовая насыщенность, а также таксономический состав ценофлор [12,13].


Наиболее бедны ценофлоры омбротрофных ассоциаций, они включают от 21 до 80 видов, их средняя видовая насыщен   ность варьирует от 6 до 19 видов, а в мочажинных сообществах всего 6–12 видов. Ценофлоры ассоциаций олиготрофного класса включают от 23 до 115 видов, видовая насыщенность составляет 8–22 вида. В мезотрофном классе видовое богат ство ассоциаций варьирует еще сильнее – от 26 до 145 видов, наиболее высокие показатели имеют древесно-травяные (102– 145) и некоторые травяные (до 115 видов) ассоциации. Ценоф лоры ассоциаций евтрофного класса наиболее разнообразны, особенно древесно-моховых и кочковых – от 120 до 186 видов.

Следует отметить, что в составе ценофлор большинства ассо циаций на мхи приходится от 25 до 50% видов, что свидетель ствует о большой их роли в структуре растительного покрова болот.

З а к л ю ч е н и е. При различных методах классификации растительности бореальных болот синтаксоны выделяются по разным критериям. Однако при наличии сводных таблиц видо вого состава синтаксонов низкого ранга (ассоциаций, субассо циаций) они довольно легко сопоставляются и могут использо ваться для характеристики разнообразия растительности болот на обширных территориях, а также выявления границ ареалов синтаксонов. Это позволяет более полно оценить разнообразие и специфику растительности болот обширных регионов боре альной зоны. Высшие синтаксоны сопоставлять сложнее, но методы ординации позволяют оценить их взаимное расположе ние в экологическом пространстве.

Список литературы:

1. Александрова В.Д. Классификация растительности. Л., 1969. – 275 с.

2. Миркин Б.М., Наумова Л.Г., Соломещ А.И. Современная наука о растительности. – М., 2000. – 264 с.

3. Osvald H. Die Vegetation des Hochmoores Komosse // Ak. Abhandi.

Sv. Vaxtsoc. Sallsk Handi. – Uppsala,1923. – Bd.l. – 436 s.

4. Цинзерлинг Ю.Д. Растительность болот // Растительность СССР. – М.;

Л., 1938. – Т.1. – С. 355–428.

5. Rybniek K. A central European approach to the classification of mire vegetation // Aquilo. Ser. Bot. 1985. – T. 21. – P. 19–31.

6. Боч М.С., Смагин В.А. Флора и растительность болот Северо-За пада России и принципы их охраны. – СПб., 1993. – 225 с.

7. Юрковская Т. К. Краткий очерк растительности болот средней Ка релии // Торфяные болота Карелии. – Петрозаводск, 1959. – С. 108–124.

  8. Юрковская Т.К. География и картография растительности болот Европейской России и сопредельных территорий // Труды Ботанического Ин-та им. В.Л. Комарова РАН / Под ред. Г.А. Елиной. – СПб., 1992.– Вып.

4. – 256 с.

9. Юрковская Т.К. Высшие единицы классификации растительности болот // Ботан. журн. 1995. – Т. 80, №11. – С. 28–33.

10. Лапшина Е.Д. Болота юго-востока Западной Сибири (ботаниче ское разнообразие, история развития и динамика накопления углерода в голоцене) // Автореф. дис. … д–ра биол. наук. Томск, 2004. – 40 с.

11. Кузнецов О.Л. Тополого–экологическая классификация расти тельности болот Карелии (омбротрофные и олиготрофные сообщества) // Биоразнообразие, динамика и ресурсы болотных экосистем восточной Фенноскандии. / Тр. Кар.НЦ РАН. – Петрозаводск, 2005. – Вып. 8. – С. 15– 46.

12. Кузнецов О.Л. Флора и растительность болот // Болотные экоси стемы севера Европы: разнообразие, динамика, углеродный баланс, ре сурсы и охрана. – Петрозаводск, 2006. – С.145–159.

13. Кузнецов О.Л. Основные методы классификации растительности болот // Актуальные проблемы геоботаники. III Всерос. школа-конферен ция. Лекции. – Петрозаводск, 2007. – С. 241–269.

14. Лопатин В.Д. Очерк растительности Гладкого болота // Учен. Зап.

ЛГУ. Сер. геогр. наук. – 1949. – № 104, Вып. 5. – С. 152–174.

15. Прозоров Ю.С., Закономерности развития, классификация и ис пользование болотных биогеоценозов. М., 1985. – 208 с.

16. Горохова В.В. К вопросу классификации растительности болот Ярославской обл. // Вопросы классификации болотной растительности / Под ред. М.С. Боч. СПб: Наука, 1993. С. 120–130.

17. Нешатаев В.Ю., Потокин А.Ф., Томаева И.Ф. и др. Раститель ность, флора и почвы Верхнее-Тазовского государственного заповедника.

– СПб, 2002. – 154 с.

18. Кутенков С.А. Классификация болотных лесов среднетаежной подзоны Карелии // Биоразнообразие, динамика и ресурсы болотных эко систем восточной Фенноскандии: Сб. науч. тр. Кар.НЦ РАН. – Петроза водск, 2005. – Вып. 8. – С. 47–64.

19. Василевич В.И. Доминантно-флористический подход к выделе нию растительных ассоциаций // Ботан. журн. 1995. – Т. 80, № 6. – С. 28– 40.

20. Ильинский А.П. Растительность земного шара. – М., Л., 1937. – 458 с.

21. Нешатаева В.Ю. Растительность полуострова Камчатка. Авто реф. дис. … доктора биол. наук. – СПб., 2006. – 62 с.

22. Соломещ А.И. Теоретические аспекты развития эколого–флори стической классификации растительности (на примере системы высших единиц растительности России). Автореф. дис.... докт. биол. наук. – М., 1994. – 36 с.

  23. Федотов Ю.П. Болота заповедника «Брянский лес» и неруссо деснянского полесья (флора и растительность). Брянск, 1999. – 106 с.

24. Cмагин В.А. Растительность мочажин, ерсеев и олиготрофных топей болот Европейского Севера России // Ботан. журн. – 1999. – Т.84, № 1. – С. 104–116.

25. Смагин В.А. Союз Caricion davallianae на северо–западе европей ской России // Бот. журн. – 2008. – Т. 93. № 7. – С. 1029–1082.

26. Булохов А.Д. Синтаксономия и флористическое районирование // Ботанические исследования в азиатской России. Мат-лы XI съезда Рус ского ботанич. об-ва. – Барнаул 2003. – Т.2. – С.317–319.

27. Plhsson L. (ed.). Vegetationtyper i Norden. – Kopenhamn, 1994.

627s.

28. Eurola S., Hicks S., Kaakinen E. Key to Finnish mire types // Euro pean mires. – London, 1984. P.11–117.

29. Тюpeмнoв С.Н. Торфяные месторождения. 3-е изд. – М., 1976. – 487 c.

30. Лопатин В.Д. Принципы установления границ переходных болот по растительному покрову и задачи дальнейших исследований по диаг ностике типов болот по растительности // Основные принципы изучения болотных биогеоценозов. – Л., 1972. – С. 22–28.

31. Пьявченко Н.И. О типах болот и торфа в болотоведении // Ос новные принципы изучения болотных биогеоценозов. – Л., 1972. – С. 35– 43.

32. Пьявченко Н.И. Лесное болотоведение. – М., 1963. – 192 с.

PROBLEMS OF PEATLANDS RESTORATION AFTER PEAT CUTTING Pakalnis R., Sendikait J., Jaraius L., Aviien D.

Institute of Botany, Vilnius, Lithuania;

e-mail: romas.pakalnis@botanika.lt The tendencies of development of peat mining industry in Lithuania and spe cific investigations using original experimental equipment in Auktumala Tel mological Nature Reserve can be used for promotion and encouragement of the collaboration between environmental specialists and peat producers in or der to implement new knowledge about ecological restoration strategies, bio diversity conservation methods and implementation programs on sustainable development.

1. Introduction Peatlands are areas with or without vegetation, with a naturally accumulated peat with or without vegetation, with a naturally accu   mulated peat layer at the surface of at least 30 cm depth [1, 2]. The world’s peatlands influence the global balance of three main green house gases – carbon dioxide (CO2), methane (CH4) and nitrous oxide (N2O). Drainage and degradation of peatlands is a major and growing source of anthropogenic greenhouse gases emissions. Op timised water management in peatlands (i.e. reducing drainage) is the single highest priority to combat CO2 emissions from oxidation and fires as well as address peatland degradation and biodiversity conservation. Conservation, restoration and wise use of peatlands are the most cost-effective ways of avoiding anthropogenic green house gas emissions [3, 4].

Peatlands are an important part of the landscape and they have a great value in preserving the biodiversity in Lithuania. Most peat lands were formed in the last 10 000 years. They are the biggest reservoirs of fresh water as well as biological filters, cleaning waters and air from pollutions, regulating water regime, etc. These eco systems provide shelter to plenty of animals and plants, some of which are protected species.

Bogs in Lithuania cover only 6.4 % (415 000 ha) of the territory [5]. Their area decreased substantially at the end of the 20th century.

Many bogs are affected by drainage. Intense vegetation succession and peat mineralization proceed in them, and bog formation gets slower [6]. According to J. Mockeviius [7], 6 685 peatbogs were more or less thoroughly surveyed in Lithuania, however only 830 of them are acknowledged as peat deposits (peat layer explored and evaluated, the stratification conditions and resources which could be used rationally without any damage to the environment), that ac counts for 12.5 %. Only 114 deposits were surveyed in great detail and 51 of them are used. The total amount of the resources of the deposits made up 214 mln t, 40 mln t being light-coloured peat [7].


Out of 716 deposits, the tentatively surveyed peat resources made up 383 mln t, of them 24 mln t – light-coloured peat. Peat layer of industrial importance cover only 237 000 ha, and only 64 peatbogs have potential exploitation resources with only approximately mln t of peat, witch accounts for about 10 % of all Lithuanian peat resources [8]. These data highlight a must to use peat resources and peat mining products economically and rationally.

When we known about peat mining trends, it is necessary to ask how will the peatbog territory be used after the mining works are finished. Unfortunately, Lithuanian peat mining industry possesses   no successful experience in this field. There could be a simple an swer: a peatbog re-cultivation project will be implemented according to which either a forest will be planted, a meadow will be sown, or a water body will be created. It is good no suggestions to prepare ar able fields are made because annually drained and loosened re mains of the peat layer mineralize intensively. [9].

Aiming to decrease climate changes inducing greenhouse gas emission from exploited and disturbed peatbog, the investigations on ecological restoration of bog formation conditions must be initi ated. The obtained research material in combination with the results of international practice [10–15] will form the basis for the elabora tion of technology for ecological restoration of exploited peatbogs.

2. Material and Methods The goal of our research was to analyze the experiences of different land use practices and peatlands restoration problems and possibilities after peat cutting, including specific measures for eco logical restoration of raised bog disturbed because of peatbog ex ploitation.

The investigations on ecological restoration of Auktumala raised bog formation conditions were initiated in 2005. More than 120 year-long peat-cutting processes predetermined some compli cated issues. Peat extraction in the eastern part of Auktumala raised bog provokes draining of the neighbouring zone (50–100 m width) of Auktumala Telmological Nature Reserve and leads to negative changes in hydrological regime and protected vegetation cover (spreading of forest communities, which are not characteristic to raised bog;

growth of trees’ annual radial increment;

wilting and disappearance of plant species typical to raised bog;

degradation of plant communities). The scale of disturbance and degradation of plant communities and vascular plant species diversity in the Nature Reserve was evaluated in 2005. Nomenclature of plant communities was applied following the floristic-phytosociological plants classifi cation principles of Zrich-Montpellier school [16–18]. Plant names were presented following the checklist of Vascular Plants of Lithua nia [19];

redlisted species – according to the Red Data Book of Lithuania [20]. Evaluation of the habitats was carried out using the List of Habitats of European Importance in Lithuania [21].

3. Ecological conditions of Auktumala raised bog The main object of our investigations – raised bog of Auktumala (3018 ha), is situated in the western part of Lithuania, in the inter   stream area of the rivers Nemunas and Minija. It looks like a right angled triangle with rounded corners and ragged concave side, the hypotenuse of which lies to the southwest towards Lake Krok Lanka (Figure 1). 1.6 m above bay sea level, the surface of the raised bog rises steeply to a height of 4.5–5.0 m above bay sea level in a 150–500 m (average 300 m) wide belt [22–23].

Figure 1 – Scheme of Auktumala raised bog and its environment Morphogenesis of the western part includes glaciolimnic, lagoon and old valley sedimentation area, whereas the eastern part – mo rainic and glacioaqueous hollow relief;

late ice lake and the Holo cene bogging [24]. At present the raised bog and exploited peatbog are not swamped because they are surrounded by protective mounds. The development of Auktumala raised bog was influ   enced by the irregularity of its peat bed, which at present causes problems in peat extraction, and, surely, will have great influence on finishing of mining works and implementation of the projects on ecological restoration of raised bog [9, 25–26].

Long time ago people already appreciated ecological, esthet ical, historical and economic benefits of bogs as bog resources are used in medicine, household, agriculture and energetics. The raised bog of Auktumala (Augstumal) is one of the first commercial mining peat lands in Lithuania since the end of the 19th century. Auktu mala is a locus classicus of peat land science because it is the first raised bog in the world described in the monograph [22]. A joint stock company of Eastern Prussian litter peat factory was estab lished in Auktumala in 1882.

Peat mining was carried out manually in almost undrained Auktumala peatbog. The greatest changes in the raised bog of Auktumala took place in 1968, when protective embankments, water pumping stations, roads and ditches were built, large area (2/3 of the total bog) was drained for mechanized peat-cutting [6].

Auktumala Telmological Nature Reserve (1 017 ha) was estab lished on the unexploited western part of the bog only in 1992. Due to occurring rare and protected plant species (Erica tetralix L., Dac tylorhiza fuchsii (Druce) So, Trichophorum cespitosum (L.) C.

Hartm., Sphagnum molle Sull., Nymphaea alba L., Sphagnum im bricatum Hornsch. ex Russ.), communities and a large number of different hollow pools (100), this territory was included into lists of NATURA 2000, Convention on Wetlands of International Impor tance, especially as Waterfowl Habitat (Ramsar Convention).

At present, the flora of Auktumala raised bog is quite rich in spite of a long-term (about 120 years) commercial peat-cutting and intensive land-reclamation. In 2005, about 150 plant species (57 % of all species characteristic to Lithuanian peat lands (264 species)) were found in the territory of Nature Reserve. The highest diversity of plant species was recorded on the fen and transition mire, which surround the raised bog. The largest area of Auktumala Telmologi cal Nature Reserve is occupied by communities of active raised bogs (7110), included in Annex I of the EU Habitats Directive (92/43/EEC), with small fragments of degraded raised bogs still ca pable of natural regeneration (7120), natural dystrophic lakes and ponds (3160) and tracts of Fennoscandian deciduous swamp woods (9080) on the edges of the Telmological Reserve [26].

  In the research period, the following changes in the vegetation of Auktumala raised bog were ascertained: luxuriant underwood cover in the communities of open raised bog;

penetration of trees (Betula pubescens Ehrh. and tall-stemmed Pinus sylvestris L.) into Ledo-Pinetum sylvestris R. Tx. 1955 communities;

spreading of un derwood into the communities of hollows;

extinction of bog moss and formation of lichen cover in the communities of open raised bog and those next to draining ditches. Changes in plant communities are more intensive in the zones impacted by draining ditches and less intensive – in the central part of the Telmological Reserve as well as on the western slope of the raised bog [26].

4. Towards the sustainability The contact zone of the Telmological Reserve and peat-cutting fields is about 6 km long, therefore, 30–60 ha occur in the zone of draining influence. Keeping a balance between economical activity and natural ecosystems is one of the most sophisticated problems of social development. To solve this problem, modern world tries to apply the concept of sustainable development [25–26].

The Lithuanian Strategy for Sustainable Development [27] pro vides long-term objectives including necessity to preserve land scape and biological diversity, nature and cultural heritage values, promote restoration of damaged natural elements, ensure rational use of landscape and biological diversity. This Strategy also pro vides implementation measures of long-term objectives including measures of protection of wetlands and natural meadows, man agement and restoration of exploited and abandoned peatbogs. In Lithuania there are some peatbogs extensively exploited in Soviet times and abandoned nowadays. Our scientists and politicians rec ognize influence of the global climate change and different kind of human activity on local and national levels to the green-house gas emissions;

but it is difficult to change economic policy that is why Lithuania is still lacking presentable experiments, in which the most effective variants of bog restoration would be highlighted.

One of the legally unsolved aspects of peat mining is dehu midifying effect in the neighbouring territories. Concerning novel technologies, peat mining is possible only if the water table in the peatbogs is constantly lowered during the entire peat mining period.

As peat, especially in raised bogs, is quite water-permeable, dehu midifying effect of a peatbog may be felt within the raised bog zone of 50–100 m in width;

however it could be much bigger in mineral   light-textured soils. That is why peat mining in the eastern part of Auktumala raised bog provokes draining of the neighbouring zone of Auktumala Telmological Nature Reserve (Figure 1) and gives rise to negative changes in protected vegetation cover [26].

The necessity of implementation of special measures for insu lation of Nature Reserve from draining activity forms one of the most important parts of the research. The second part includes measures on ecological restoration of exploited part of the peatbog.

Results from scientific research, the technical and technological solutions for installation of original water level maintenance system (1 km long) were suggested and implemented on the border of Auktumala Telmological Reserve in 2006 (Figure 2). To estimate the efficiency of this special equipment, a hydrological monitoring system (28 water table assessment wells distributed in 4 profiles) was worked out. Three profiles (I–III) were installed perpendicularly to the water maintenance system. Control profile (IV) was equipped outside the boundary of the system, alongside to effectively func tioning draining ditch (3.0 m depth). The measurements of water level were carried out in April–October 2007 and 2008 (Figure 3).

The research data obtained in 2007–2008 suggest that water table on the edge of the raised bog (near water maintenance sys tem with protective membrane) was rather stable through the whole length of the profile (depth 10–40 cm) (Figure 3).

In the 1st and 2nd wells of the control profile (IV), which are clos est to the drainage ditch, water was much deeper (70–120 cm).

Mean water level was successively decreasing from the central part of the bog (16.4±1.11 cm) towards the drainage ditch (95.1±4.80 cm). The decline coefficient of water table depression curve is 1.1 cm/m of profile length.

During 2 years of exploitation (2007–2008) of water table maintenance system, it turned out that water, which had accumu lated on the side of the Telmological Reserve, was pressing the protective system with membrane towards the mining fields.

As a result of this pressing, cracks in peat layer, where the protective embankment and membrane were installed on insuffi ciently stable peat-bed or were crossing former deep pools, formed.

Therefore, in future, while installing similar levelling systems, it is necessary to preserve natural peat-bed structure on a flat slope.

Our concept of ecological restoration of raised bog communities in exploited part of the peatbog is based on creation of shallow   (depth 5–10 cm) ponds and dissemination of Sphagnum diaspors combined with fragments of other plant species. For realization of the investigations on ecological restoration in the exploited part of the peatbog, 2 experimental sites (3.5 ha) were created, but the lack of natural water resources emerged in the first year of exploitation.

For successful establishment of Sphagnum diaspors the necessity of artificial water supply into experimental sites is evident, especially in the immediate years after their creation.

LEGEND:

- protective embankment - polythene membrane - bank of the raised bog 80-100cm 60 cm 1: Peat cutting field 250 cm 50cm Figure 2 – Scheme of installation of the equipment of water table control [26]:

1 – 2.5–3 m depth trench was excavated;

2 – polythene membrane was laid into the trench;

3 – the trench was filled up with raised bog peat.

  Number of wells 1 2 3 4 5 6 Mean depth of water table, cm - - - - - - 1 2 3 4 5 6 Mean depth of water table, cm - - - - - - I II III IV Control Figure 3 – Fluctuation of water table (Auktumala, monthly measurements, April–September, in 2007–2008):

I–III – with protective membrane;

IV Control – without protective membrane The company iluts Durps, Ltd. is interested in implementa tion of environmentally friendly peat-cutting technologies, effective use of peat resources and modern methods for peatbog restoration after peat-cutting. Strict environmental requirements are imposed on   peat mining near Auktumala Telmological Nature Reserve in the territory of the Nemunas Delta Regional Park,. Fruitful interaction and direct contacts of the Company “iluts Durps” Ltd., Adminis trative board of Nemunas Delta Regional Park, scientific community and local community create facilities to implement a program on sustainable development of Auktumala Telmological Nature Re serve considering environmental, economic and social-cultural in terests.

5. Conclusions Certain innovations aid to conserve and protect natural re sources, while others accelerate their exploitation with unpredictable effects on the environment and human health despite rising in comes. The main objective of the scientific investigations of Auktumala Telmological Nature Reserve is to work out and imple ment a program based on new methods and principles that would enable to conform the most contradictory interests in the protection of bog ecosystem and peat mining. Our experience will promote and encourage the collaboration between environmental specialists and peat producers in order to implement new knowledge about eco logical restoration strategies, biodiversity conservation methods and implementation programs on sustainable development.

The research data and results of monitoring of annual changes in hydrological regime show that the proposed and implemented experimental water table maintenance system with a polythene membrane is efficient for the protection of normal water table and insulation of the edges of protected raised bogs from negative im pact of mining fields [26]. We suppose that applying foreign experi ence and original results of Lithuanian investigations peat producers can help release decisions in global problem of climate change.

Acknowledgements Authors wish to express their gratitude to the company iluts durps, Ltd. and the Lithuanian State Science and Studies Founda tion for financial assistance. Our cordial thanks go to Dr. ivil Laz dauskait for scientific consultations and assistance during field trips. We also deeply thank Mrs. V. Ptaekien for linguistic advice.

References:

1. Joosten, H. 2004. The IMCG Global Peatland Database.

http://www.imcg.net/gpd/gpd_meth.pdf 2. Parish, F., Sirin, A., Charman, D., Joosten, H., Minayeva, T., Silvius, M., Stinger, L. (eds.). 2008. Assessment on peatlands, biodiversity and climate   change. Main report. Global Environment Centre, Kuala Lumpur and Wetlands International, Wageningen.

3. Joosten, H., Couwenberg, J. 2008. Peatlands and Carbon. In: Parish, F., Sirin, A., Charman, D., Joosten, H., Minayeva, T., Silvius, M., Stinger, L.

(eds.). Assessment on peatlands, biodiversity and climate change. Main Re port. Global Environment Centre, Kuala Lumpur and Wetlands International, Wageningen: 99–117.

4. Sirin, A., Laine, J. 2008. Peatlands and greenhouse gases. In: Parish, F., Sirin, A., Charman, D., Joosten, H., Minayeva, T., Silvius, M., Stinger, L.

(eds.). Assessment on peatlands, biodiversity and climate change. Main re port. Global Environment Centre, Kuala Lumpur and Wetlands International, Wageningen: 118–138.

5. Sinkeviius S., 2001: Peatlands ecosystems in the nowadays bio sphere (Pelki ekosistemos dabarties biosferoje). – Vilnius University Press, Vilnius (In Lithuanian).

6. Letukait, D., Daukantas, J., erstniovait, I. (eds.). 2007. Lithuanian Peat Producers Association. Kriventa, Vilnius.

7. Mockeviius, J. 2007. Peat resources and mining trends. In: Letukait, D., Daukantas, J., erstniovait, I. (eds.), Lithuanian Peat Producers Associa tion. Kriventa, Vilnius: 9–13.

8. Saulnas V., 1996: Resources of Lithuanian peat and their operation (Lietuvos durpi itekliai ir j naudojimas). – Vilnius (in Lithuanian).

9. Pakalnis, R. 2007. Peat mining and environmental protection: chal lenges and solutions. In: Letukait, D., Daukantas, J., erstniovait, I. (eds.), Lithuanian Peat Producers Association. Kriventa, Vilnius: 4–9.

10. Finlayson C. M., Larsson, T. (eds.). 1990. Wetland management and restoration. Swedish Environmental Protection Agency Report. Norstrdts Tryckeri AB, Stockholm.

11. Quinty, F., Rochefort, L. 2003. Peatland restoration guide, 2 ed. Ca nadian Sphagnum Peat Moss Association and New Brunswick Department of Natural Resources and Energy. Qubec, 12. Joosten, H., Clarke, D. 2002. Wise use of mires and peatlands. Back ground and principles including a framework for decision–making. International Mire Conservation Group and International Peat Society. Saarijrven Offset Oy, Saarijvi.

13. Rochefort, L., Lode, E. 2006. Restoration of degraded boreal peat lands. In: Ecological studies 188. Wieder, R. K., Vitt D. H. Boreal peatland ecosystems. Springer, Berlin Heidelberg: 381–423.

14. Pakalne, M. (ed.). 2008. Mire conservation and management in espe cially protected nature areas in Latvia. Jelgava Printing House, Rga.

15. Schumann, M., Joosten, H. 2008. Global Peatland Restoration. Man ual. Institute of Botany and Landscape Ecology, Greifswald University, Greif swald.

16. Braun-Blanquet, J. 1964. Pflanzensoziologie. Grundzuge der Vegetationskunde, ed. 3. Springer, Berlin – Wien - New York.

  17. Dierssen, K. 1996. Vegetation Nordeuropas. Eugen Uimer Verlog GmbH & Co, Stuttgart.

18. Matuszkiewicz, W. 2006. Przewodnik do oznaczania zbiorowisk rolinnych Polski. Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa.

19. Gudinskas, Z. 1999. Vascular plants of Lithuania. Institute of Botany Publisher, Vilnius.

20. Raomaviius, V. (ed.), Augustauskas, J., Ivinskis, P., Motiejnait, J., Paltanaviius, S., Raudonikis, L. 2007. Red data book of Lithuania. Lutut Publishing Company, Kaunas.

21. Raomaviius, V. (ed.), Sinkeviien, Z., Balseviius, A., iuplys, R., Patalauskait, D., Olenin, S., Daunys, D. 2001. Habitats of European Impor tance in Lithuania. Daigai, Vilnius.

22. Weber, C. A. 1902. ber die Vegetation und Enstehnung des Hochmoors von Augstumal im Memeldelta mit vergleichenden Ausblicken auf andere Hochmoore der Erde. Verlagsbuchhandlung Paul Parey, Berlin.

23. Couwenberg, J., Joosten, H. 2002. C. A. Weber and the Raised Bog of Augstumal. – Publishing and Printing Enterprise Grif & K, Tula.

24. Kunskas, R. 2005. Development of lake and bog ecosystems. The lit tle palaeogeographical and palaeosynecological atlas (Eer ir pelki ekosis tem raida. Maasis paleogeografijos ir paleosinekologijos atlasas. ISC Ciklonas, Vilnius (in Lithuanian).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.