авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ГОДУ РОДНОЙ ЗЕМЛИ ПОСВЯЩАЕТСЯ 2   Национальная академия наук Беларуси Научно-практический центр НАН Беларуси по ...»

-- [ Страница 3 ] --

Установлено, что пространственная структура раститель ного покрова тайги на протяжении последних 10 тысяч лет оп ределялась все увеличивающейся ролью болот.

Наконец я не останавливалась на современных методах технологии и создания карт, но в заключении хочу отметить, что современные компьютерные методы дают возможность совер шенно по-новому организовать создание и анализ карт. Их пре имущество в этом отношении бесспорно. Но при этом не стоит забывать, что это только технический арсенал методов, а про гресс в тематической картографии связан прежде всего с ин теллектуальными усилиями. рождающими новые концепции, т.е. с прогрессом методологическим [25].

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ 08-05-00586.

Список литературы:

1. Берлянт А.М. Образ пространства: карта и информация. М., 1986.

240 с.

2. Танфильев Г.И. Ботанико–географическая карта Российской им перии. М. 1:2 500 000 // Полная энциклопедия русского сельского хозяй ства. Т. 2. СПб., 1900.

  3. Сочава В.Б. Растительный покров на тематических картах. Ново сибирск, 1979.190 с.

4. Грибова С.А., Исаченко Т.И. Картирование растительности в съе мочных масштабах // Полевая геоботаника. Л.,1972. Т. 4. С. 137–330.

5. Галкина Е.А. Методы использования аэрофотоснимков для типи зации и картирования болотных массивов // Болота и заболоченные земли Карелии. Петрозаводск, 1964. С.5–24.

6. Елина Г.А., Лукашов А.Д., Юрковская Т.К. Позднеледниковье и го лоцен восточной Фенноскандии: палеорастительность и палеогеография.

Петрозаводск, 2000. 242 с.

7. Белов А.В., Лямкин В.Ф., Соколова Л.П. Картографическое изуче ние биоты. Иркутск, 2002. 160 с.

8. Юркевич И.Д., Голод Д.С., Адерихо В.С. Растительность Белорус сии, ее картографирование, охрана и использование (с « Картой расти тельности Белорусской ССР». М. 1:600 000 ). Минск, 1979. 247 с.

9. Голод Д.С. Геоботанические карты Белорусской СССР и их ис пользование в практике народного хозяйства // Геоботаническое карто графирование 1983. Л., 1983. С.46–50.

10. Романова Е.А. Обзорная карта болот и заболоченных земель. М 1:500 000. Л.,1951. 2л.

11. Лапшина Е.И., Валуцкий В.И. Карта структуры растительного по крова Новосибирской области // Сибирский экологич. журн. № 4. 2002. С.

405–416.

12. Юрковская Т.К. О некоторых принципах построения легенды карты растительности болот // Геоботаническое картографирование 1968.

Л., 1968. С. 44–51.

13. Юрковская Т.К., Елина Г.А. Картографический анализ болот Се веро–востока Карелии // Труды Карел. Науч. Центра РАН. Вып. 8. 2005. С.

6–14.

14. Юрковская Т.К. Болота // Растительность европейской части СССР. Л., 1980. С. 300–345.

15. Юрковская Т.К. География и картография растительности болот Европейской России и сопредельных территорий. СПб., 1992. 256 с. (Тр.

БИН;

Вып. 4).

16. Юрковская Т.К. Типы болотных массивов на обзорной карте рас тительного покрова лесной зоны европейской части СССР // Типы болот СССР и принципы их классификации. Л. 1974. С. 57–62.

17. Юрковская Т.К. География растительного покрова типов болот ных массивов европейской части СССР // Бот. журн. 1975. Т. 60, № 9. С.

1251–1264.

18. Юрковская Т.К. Болота // Методические указания по картам для высших учебных заведений. Вып. 1: Растительность СССР. М. 1:4 000. М., 1989. С. 42–45.

19. Юрковская Т.К. Карта растительности для Национального атласа России // Картография ХХI века: теория, методы, практика: Докл. II Все   росс. научн. конф. по картографии, посвящ. Памяти Александра Алексее вича Лютого (Москва, 2–5 октября 2001 г). М., 2001. С. 570–576.

20. Карта растительности европейской части СССР М. 1: 2 500 000.

М., 1979. 6 л.

21. Карта растительности европейской части СССР и Кавказа для высшей школы М. 1:2 000 000. М.,1987. 4 л.

22. Карта растительности СССР для высшей школы. М. 1:4 000 000.

М., 1990. 4 л.

23. Карта восстановленной растительности Центральной и Восточ ной Европы. М. 1:2 500 000. СПб, 1996. 6 л.

24. [Юрковская Т.К., Ильина И.С., Сафронова И.Н.] Растительность [карта] М 1:15 000 000 // Национальный атлас России. М., 2005. Т.1. С.

370–371.

25. Karte der natuerlichen Vegetation Europas. M.1: 2 500 000. Bonn Bad-Godesberg, 2000. Озанда П. (Ozenda P.) Картография растительности и фитоэкологическое картографирование в Лаборатории биологии расти тельности Альп Гренобльского университета, Франция // Геоботаниче ское картографирование 1996.СПб., 1997. С. 31–38.

  ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ КРУПНООСОКОВЫЕ СООБЩЕСТВА ПОРЯДКА MAGNOCARICETALIA PIGNATTI 1953 В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ Аверинова Е. А.

Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского, Брянск, Россия;

e-mail: elena_averi@mail.ru Проведена эколого-флористическая классификация крупноосоковых со обществ Курской области. Представлена характеристика установ ленных ассоциаций.

В ходе изучения травяной растительности Курской области в 2001–2008 гг. нами были описаны крупноосоковые сообще ства переувлажнённых местообитаний. В системе эколого-фло ристической классификации [1] эти ценозы представляют союз MAGNOCARICION ELATAE Koch 1926 порядка MAGNOCARICETALIA Pignatti 1953 (класс PHRAGMITO-MAGNOCARICETEA Klika in Klika et Novak 1941). В результате синтаксономического ана лиза описанные сообщества были отнесены к традиционным ассоциациям, установленным в Западной и Восточной Европе.

Синэкологический оптимум синтаксонов определён по шкалам H. Ellenberg et al. [2].

Асс. Caricetum gracilis Savich 1926. Диагностический вид – Carex acuta (доминант). Сообщества занимают низкие участки пойм, а также тальвеги балок с сырыми (8,5), близкими к ней тральным (6,5), умеренно обеспеченными азотом (5,8) иловато перегнойно-глеевыми и торфянисто-глеевыми суглинистыми почвами с переменным водным режимом. Проективное покры тие травостоя изменяется от 60 до 100% при среднем значении 80%. Высота травяного яруса варьирует от 70 до 140 см. Мно гие ценозы насыщены видами порядка MOLINIETALIA, которые внедряются из соседних влажнолуговых сообществ. Это спо собствует повышению видового богатства, амплитуда колеба ния которого – от 6 до 24 видов на 100 м2. Ассоциация распро странена очень широко, занимает большие площади.

  Асс. Caricetum ripariae So 1928 em. Knapp et Staffers опознаётся по доминированию Carex riparia. Её сообщества встречаются в пойменных понижениях с влажными и сырыми (7,2–9,5), близкими к нейтральным (6,8), умеренно или хорошо обеспеченными азотом (5,0–6,9) иловато-торфянисто-глеевыми суглинистыми почвами с переменным водным режимом. Фито ценозы не занимают больших площадей. Проективное покры тие травостоя изменяется от 50 до 90 % (среднее – 75%), вы сота его составляет 60–130 см. Сообщества маловидовые: на 100 м2 отмечается от 4 до 12 видов.

Асс. Caricetum rostratae Rbel 1912 диагностирует доми нант Carex rostrata. Содоминантами иногда бывают Carex acuta и Equisetum fluviatile. Фитоценозы занимают пойменные низины с иловато-глеевыми, часто торфянистыми, суглинистыми сы рыми (9,2), слабокислыми (5,7), умеренно обеспеченными азо том (5,4) почвами. По сравнению с двумя предыдущими ассо циациями экотопы характеризуются более сильным и стабиль ным увлажнением, на что указывают также W. Matuszkiewicz [3], Е. В. Чемерис [4]. Проективное покрытие травостоя варьирует от 40 до 90%, высота составляет 60–90 см. На площади 100 м насчитывается от 8 до 17 видов. Ассоциация встречается спо радически.

Асс. Caricetum vesicariae Chouard 1924. Облик фитоценозов определяет диагностический вид-доминант Carex vesicaria. Со общества распространены небольшими фрагментами на низких участках пойм с сырыми (8,8), близкими к нейтральным (6,4), умеренно обеспеченными азотом (5,8) иловато-глеевыми суг линистыми почвами. Некоторыми авторами [3, 4] подчёркива ется связь ценозов осоки пузырчатой с более богатыми и менее увлажнёнными субстратами по сравнению с предыдущей ассо циацией. Средняя флористическая насыщенность составляет 21 вид на 100 м2. Проективное покрытие травостоя изменяется от 40 до 95% при средней высоте 80 см.

Асс. Caricetum vulpinae Nowinski 1927 диагностирует высо кообильная Carex vulpina. Ценозы занимают неглубокие пони жения в центральной пойме с дерновыми глеевыми суглини стыми влажными (7,9), близкими к нейтральным (6,5), умеренно обеспеченными азотом (5,5) почвами. Синтаксон включает как монодоминантные сообщества с господством Carex vulpina, со цветия которой создают ржаво-коричневый аспект, так и поли   доминантные, в которых в роли содоминантов выступают Beckmannia eruciformis и Eleocharis palustris. Проективное по крытие травостоя варьирует от 60 до 100% при среднем значе нии 80%. Высота травяного яруса колеблется от 25 до 90 см. В фитоценозах с высоким постоянством встречается ряд видов порядка MOLINIETALIA, причём некоторые из них местами весьма обильны (Agrostis stolonifera, Poa palustris, Potentilla an serina и особенно Ranunculus repens). В травостое отмечены также некоторые виды мезофитных лугов, диагностирующие класс MOLINIO-ARRHENATHERETEA – Amoria hybrida, Inula britannica, Poa trivialis, Vicia cracca. Кроме того, из всех описан ных осочников сообщества Caricetum vulpinae являются са мыми флористически насыщенными (от 13 до 33 видов на м2, в среднем 26). Всё это говорит о том, что ассоциация при урочена к наименее увлажнённым местообитаниям и занимает промежуточное положение между порядком MAGNO CARICETALIA класса PHRAGMITО-MAGNOCARICETEA и поряд ком MOLINIETALIA класса MOLINIO-ARRHENATHERETEA.

Список литературы:

1. Braun-Blanquet J. Pflanzensoziologie. – Wien, N.-Y., 1964. – 865 s.

2. Ellenberg H. et al. Zeigerwerte von Pflanzen in Mitteleuropa. – 2 Aufl.

1992. – 258 s.

3. Matuszkiewicz W. Przewodnik do oznaczania zbiorowisk roslinnych Polski. – Warszawa: PAN, 1981. – 297 p.

4. Чемерис Е. В. Растительный покров истоковых ветландов Верх него Поволжья. – Рыбинск: ОАО «Рыбинский Дом печати», 2004. – 158 с.

ЭЛЕКТРОННОЕ КАРТИРОВАНИЕ РЕСУРСОВ ЯГОДНЫХ РАСТЕНИЙ БОЛОТ КАРЕЛИИ Антипин В. К., Токарев П.Н.

Институт биологии Карельского научного центра РАН Петрозаводск, Россия;

e-mail: biology@krc.karelia.ru Методика электронного картирования ресурсов ягод клюквы и мо рошки разработана на основе объединения двух широко применяемых в картографии приемов: сети регулярных равновеликих квадратов и картограмм. Составлены картограммы (квадраты 55 км) простран ственного распределения ресурсов ягод этих видов растений по тер   ритории Карелии. Картографические базы данных создавались в среде лицензионной программы ГИС Map-Info.

Интерпретация данных растительных ресурсов болот Каре лии на основе дешифрирования космических снимков является важнейшей составной частью разработанной нами методики их электронного картирования [1, 2]. Она позволяет миновать сложную и трудоемкую работу по составлению промежуточных карт растительности, а сразу же приступать к созданию ресур соведческих карт. Для этого необходимо знать дешифровочные признаки основных видов болотных участков с ресурсами тех или иных видов растений.

Цель наших исследований заключалась в разработке мето дики картирования ресурсов ягодных растений болот Карелии – клюквы болотной (Oxycoccus palustris Pers.) и морошки (Rubus chamaemorus L.).

На основе многолетних геоботанических и ресурсоведче ских исследований выделено 8 основных видов ягодоносных болотных участков с клюквой и 3 – с морошкой. Были выявлены их дешифровочные признаки на космоснимках Landsat 7, с про странственным разрешением 15–30 м. При разработке мето дики проанализированы собственные и опубликованные много летние данные по учету урожайности клюквы и морошки на по стоянных пробных площадях. Например, установлено, что ве личина урожайности клюквы и ее ягодоносная площадь очень незначительны на сильно обводненных, часто с открытой вод ной поверхностью дистрофных грядово-мочажинно-озерковых, олиготрофных застойно-топяных, мезоевтрофных травяно сфагново-гипновых и травяно-сфагново-гипновых грядово-мо чажинно-озерковых болотных участках. Такие виды участков были исключены из дальнейших расчетов.

Методика электронного картирования растительных ресур сов болот Карелии основана нами на объединении двух широко применяемых в картографии методических приемов: сети регу лярных равновеликих квадратов и картограмм. Картограммы составлены в сети регулярных равновеликих квадратов 55 км (всего их 6139). Визуальный анализ космоснимков на экране компьютера проводился в сети регулярных квадратов в мас штабе 1: 25 000 – 50 000. Опытным путем нами было установ лено, что в таком масштабе наиболее четко дешифрируются   как отдельные болотные участки, так и их сочетания. Картиро вание проводилось в среде лицензионной программы ГИС MapInfo на основе большого объема картографических и дис танционных материалов.

Клюква и морошка произрастают на болотах и заболочен ных лесах, поэтому в первую очередь в сети регулярных квад ратов был создан картографический слой «Заболоченность Ка релии». Затем, в каждом квадрате ключевой территории с по стоянными пробными площадями определялась доля ягодо носных болотных участков и ресурсы (кг/га) ягод клюквы или морошки. На основе ГИС-технологий полученные ресурсовед ческие показатели экстраполировались на всю регулярную сеть, наложенную на территорию Карелии.

При разработке методики была разработана структура и содержание полей табличного файла банка геоданных ресур сов клюквы и морошки для квадратов 5 х 5 км. Запас клюквы и морошки на ягодоносных болотных участках каждого квадрата определялся по алгоритму:

Zy = 10-3 (U1S1 + U2 S2 + … Un Sn), где Zy – запас ягод, U1 …Un – урожай ягод клюквы или морошки (кг/га) на площади ягодоносных болотных участков, S1 … Sn – общая площадь ягодоносных болотных участков того или иного вида, - 10 – множитель перевода данных запаса ягод клюквы в тонны.

После заполнения всех квадратов регулярной сети была составлены с помощью ГИС-технологий картограммы запасов клюквы и морошки Карелии. Они представляют собой мелко масштабные (1: 3 500 000) обзорные карты пространственного распределения ресурсов клюквы и морошки по территории Ка релии. Карты насыщены большим объемом информации о яго доносных болотных участках, на которых обильно произра стают клюква и морошка географическом характере распреде лении ресурсов их ягод на таких участках. На картограммах видно, что ресурсы ягодных растений неравномерно распреде лены по территории Карелии. Основные запасы ягод клюквы сосредоточены в центральной и южной части республики, а мо рошки на болотах Прибеломорской низменности.

  Картограммы имеют практическую ценность, особенно при планировании мест проведения в будущем ресурсоведческих работ в Карелии и организации промышленных заготовок дико растущих ягод.

Работа выполняется в рамках программ ОБН РАН «Био логические ресурсы России: фундаментальные основы рацио нального использования» и «Биологические ресурсы России:

оценка состояния и фундаментальные основы мониторинга».

Список литературы:

1. Антипин В.К., Токарев П.Н. Разработка методики составления электронных картографических баз данных растительных ресурсов болот Карелии. // Сб. науч. тр. Карельского научного центра РАН. Сер: биогео графия. – Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2008. – Вып. 12.

– С.3–8.

2. Токарев П.Н. Антипин В.К. Геоинформационные технологии в бо таническом ресурсоведении Карелии // XII съезд Русского ботанического общества. Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале XXI века. Ч. 3. – Петрозаводск, 2008. – С. 301–303.

ОХРАНА БОЛОТ В НАЦИОНАЛЬНОМ ПАРКЕ «БРАСЛАВСКИЕ ОЗЕРА». УЧАСТОК СТРОГОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ «ЗАБОЛОТЬЕ»

Архипенко Н.А.

Национальный парк «Браславские озера»

Браслав, Беларусь;

e-mail: narkhipenko@yandex.ru Рассматривается режим использования и охраны болот в националь ном парке «Браславские озера». Охарактеризована растительность участка строгого регулирования «Заболотье».

В национальном парке «Браславские озера» охрана и ис пользование болот осуществляется в соответствии с зонирова нием территории. Всего лесными болотами занято более 2 тыс.

га земель лесного фонда. В заповедную зону включен болот ный массив верхового типа площадью более 150 га.

Мощность торфяного слоя более 4 метров. Преобладают среднеполнотные (0,6–0,7) сосновые фитоценозы низкой про дуктивности IV–Vб классов бонитета. Средний возраст насаж   дений составляет 90–100 лет. Как эталон лесного сообщества на верховом типе болот национального парка описано сосновое насаждение багульникового типа в возрасте 200 лет [1]. Низин ные болота заняты коренными пушистоберезовыми фитоцено зами и в местах с хорошей проточностью – черноольховыми, которые представлены коренным таволговым типом леса, а также осоковым типом на бессточных понижениях. Режим запо ведной зоны создает условия для сохранения природных ком плексов и естественного развития экосистем. В этой зоне за прещены все виды деятельности, кроме проведения научных исследований и мероприятий по охране заповедного режима. С 2000 года не было ни одного случая возгорания леса в запо ведной зоне, что связано с запретом на посещение зоны, а ос новной причиной пожаров в национальном парке становится неосторожное обращение с огнем. На территории заповедной зоны имеется густая сеть мелиоративных каналов. Мелиорация поводилась дважды – в конце XIX века и в середине XX века.

Первую мелиоративную сеть использовали для сплава древе сины с северной части района в южную. После прекращения эксплуатации произошло вторичного заболачивание террито рии. Сейчас можно наблюдать процессы интенсивного забола чивания, т.к. мелиоративная сеть советских времен пришла в негодность из-за прекращения эксплуатации и заселения реч ного бобра в заповедной зоне.

Другой относительно крупный болотный массив располо жен в зоне регулируемого использования и включен в состав земель участка строгого регулирования «Заболотье». Площадь участка 1482 га. На его территории запрещается проведение работ, вызывающих изменение существующего гидрологиче ского режима и естественных ландшафтов, а также другие дей ствия, причиняющие вред растительному и животному миру. В 2002 году центральная часть участка «Заболотье» пострадала от сильного низового пожара. Площадь выгоревшего леса – га.

На территории участка «Заболотье» есть небольшие вкра пления открытых низовых болот площадью от 0,2 до 3,5 га. От крытые переходные болота осоково-сфагновые, поросшие ред кой сосной (сомкнутость 10–15 %) располагаются в централь ной и северной части участка крупными массивами общей пло щадью 370 га. Проективное покрытие клюквы от 10 до 20%.

  Лесные верховые болота расположены на юге участка и боль шей частью покрыты сосняками сфагновым (Vа бонитет) – га, и багульниковым (IV бонитет) – 64 га.

По краям участка «Заболотье» произрастают высоковозра стные и продуктивные производные березняки и осинники не морально-травяные, а также редкие сообщества ясеников елово-черноольхово-снытевых.

Крупные массивы болот – важное звено в сохранении био логического разнообразия Национального парка «Браславские озера».

Автор выражает признательность за помощь в исследо ваниях сотрудникам Института экспериментальной бота ники им. В.Ф.Купревича НАН Беларуси – Зеленкевич Н.А., к.б.н.

Груммо Д.Г., к.б.н. Пучило А.В., д.б.н. Степанович И.М., Новик С.А.

Список литературы:

1. Архипенко Н.А., Сырысько И.Н. Заповедная зона ГПУ «НП «Бра славские озера». Флористический обзор // Мониторинг и оценка состоя ния растительного мира: Материалы Междунар. науч. конф., Минск, 22– 26 сентября 2008 г. / Ин-т эксперим. ботаники НАН Беларуси.– Минск:

Право и экономика, 2008.– С. 377–379.

ТРАНСФОРМАЦИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОСУШЕННЫХ ПЕРЕХОДНЫХ БОЛОТ В ПРОЦЕССЕ ПОВТОРНОГО ЗАБОЛАЧИВАНИЯ Булко Н.И., Шабалева М.А., Козлов А.К., Толкачева Н.В.

Институт леса НАН Беларуси Гомель, Беларусь;

e-mail: formelior@tut.by Рассматриваются процессы трансформации растительности вто рично заболачиваемых переходных болот. Показано, что в процессе заболачивания в Полесском регионе происходит деградация древо стоев со сменой насаждений сосновой формации на насаждения пуши стоберезовой формации. Типичные растения переходных болот сме няются на более свето- и влаголюбивые виды.

Мелиорация покрытых лесом болот ведет к существенному изменению их водного баланса, что, в свою очередь, обуслав   ливает цепочку сукцессионных изменений в лесных фитоцено зах. Минуя ряд промежуточных стадий, со стабилизацией вод ного баланса территории на новом уровне, фитоценоз посте пенно достигает квазиустойчивого состояния. С развитием про цессов повторного заболачивания квазиравновесие в фитоце нозе нарушается. В мелиорированных лесных, в т. ч. и пере ходных болотах начинаются процессы деградации сложив шихся сообществ.

Цель настоящего исследования – определить влияние по вторного заболачивания на ранее подвергшиеся осушительной мелиорации сообщества сосново-сфагновой формации, произ растающие на переходных болотах.

Объекты исследований (мелиорированные сосновые фито ценозы переходных болот, подвергшихся вторичному забола чиванию) расположены на севере Гомельской области (квартал № 38 Шкавского лесничества ГЛХУ «Октябрьского лесхоз»).

Фитоценозы, относящиеся к сосново-сфагновой формации, были осушены сопряженной (единой для сельскохозяйствен ного и лесного фонда) регулярной мелиоративной сетью в 1961–1965 гг. Расстояние между осушителями на территории лесного фонда 200 м. Ширина каналов поверху – 3 м, глубина – 0,7–0,8 м. Средневегетационный уровень воды в каналах – 0,4– 0,6 м, глубина наносов – 0,2–0,3 м.

При ремонте сельскохозяйственной части сети в 1980 г.

был пересыпан канал–собиратель С-1 в месте его впадения в межхозяйственный канал-собиратель «Нератовка-2», а из грунта, вынутого при ремонте канала Н-2, со стороны леса об разована насыпь шириной 2 м (рисунок).

Кроме того, на каждом из осушителей и собирателей име ются поселения бобров с плотинными комплексами, в которые входит от 2 до 5 плотин. Вследствие этого, началось развитие процессов вторичного заболачивания в осушенных насажде ниях на переходных болотах. Для определения влияния про цессов вторичного заболачивания на рост насаждений и трансформацию фитоценозов были заложены пробные пло щади на гидрологическом профиле, идущем перпендикулярно каналу «Н-2» и осушителям, параллельным ему, с таким расче том, чтобы можно было охватить все стадии сукцессий фитоце ноза и оценить первичные изменения уровня грунтовых вод в   нем, происшедшие после осушения лесного массива. Всего было заложено 5 пробных площадей (см. рисунок).

Рисунок – Схема объекта в мелиорированных насаждениях сосново-сфагновой формации в кв. 38 Шкавского лесничества Октябрьского лесхоза 4, 5, 6, 7, 8, 9 – номера выделов 1, 2, 3, 4, 5 – номера пробных площадей Исследования, выполненные на объекте, показали, что лесной массив расположен на торфяной залежи глубиной 70– 170 см, состоящей по гидрологическому профилю в направле нии от канала Н–2 (вглубь массива) из торфа переходного осо ково-древесного, сменяемого торфом древесно-сфагновым. В год исследований уровень грунтовых вод в течение вегетаци онного сезона по всему профилю находился в пределах 16– см при количестве осадков, выпавших за апрель–октябрь не более 354 мм. Фактический уровень грунтовых вод выше норм осушения, рекомендуемых для сосны в весенний период, в 3– 5–10 раз и выше среднегодовых в 0,8–1,9 2,5–3,8 раза. Ха рактер трансформации соснового древостоя при повторном за болачивании хорошо виден из таблицы 1.

  Таблица 1 – Краткая таксационная характеристика насаждений на объекте ТЛУ и направ Тип леса, ход ревьев, шт/га трансформа ление транс Возраст, лет Запас, м3/га Кол-во де формации Полнота Бонитет Состав ции ПП А 4 А 1 10Б IV 0,70 Б–432 123 60 осоковый осоково-сфагновый осоковый А 4 А 2 8Б2С IV 0,92 Б–488 180 60(Б) С–96 90(С) осоково-сфагновый А4 А 3 7С3Б IV 0,95 Б–296 265 60(Б) осоково-долгомошный осоковый С–568 90(С) А 4 А 4 7С3Б IV 0,98 С–552 281 60(Б) осоково-долгомошный 90(С) осоковый Б– А 4 А 5 8С2Б IV 0,79 С–592 217 60(Б) осоково-долгомошный 90(С) осоковый Б- Обследование показало, что в результате перекрытия стока с мелиорированной территории наиболее сильно пострадала та часть соснового насаждения, которая примыкает к насыпи вдоль канала Н-2. Здесь сосна выпала из состава древостоя.

Сформировалось насаждение из березы пушистой, а запасы древесины существенно снизились. Наиболее высокие ее за пасы сохранились пока в глубине насаждения вблизи осуши теля.

Ход процессов изменения состава других ярусов расти тельности виден из таблицы 2.

  Таблица 2 – Характеристика подроста, подлеска, напочвенного покрова на исследованных пробных площадях Пробная площадь № Подрост Травяно-кустарничковый ярус Betula pubescens Ehrh. 50 шт/га Thelypteris palustris Schott 20% Populus tremula L. 100 шт/га Carex lasiocarpa Ehrh. 70% Quercus robur L. ед. Carex rostrata Stokes 10% Carex pilosa Scop. 10% Myosotis palustris Lam. ед.

Подлесок Frangula alnus Mill. 20%* Galium palustre L. ед.

Salix cinerea L. курт. Geum rivale L. ед.

Rubus idaeus L. курт. Epilobium palustre L. ед.

Rubus caesius L. курт. Comarum palustre L. ед.

Моховый ярус Dicranum scoparium Hedw. 20% Plagiomnium spp. 5% Sphagnum spp. 5% Polytriсhum spp. 30% Пробная площадь № Подрост Травяно-кустарничковый ярус Betula pubescens Ehrh. ед. Andromeda polifolia L. ед.

Pinus sylvestris L. ед. Vaccinium myrtillus L. ед.

Eriophorum vaginatum L. 30% Eriophorum angustifolium L. Подлесок Frangula alnus Mill. 40% Carex lasiocarpa Ehrh. ед.

Rubus idaeus L. ед. Carex rostrata Stokes ед.

Rubus caesius L. ед. Epilobium palustre L. ед.

Thelypteris palustris Schott ед.

Моховый ярус Dicranum scoparium Hedw. 30% Plagiomnium spp. 5% Sphagnum spp. 10% Polytriсhum spp. 10% Пробная площадь № Подрост Травяно-кустарничковый ярус Andromeda polifolia L. ед.

Chamaedaphne calyculata L. ед.

Vaccinium myrtillus L. ед.

Подлесок Frangula alnus Mill. 60% Oxycoccus palustris Pers. ед.

Rubus idaeus L. курт. Carex lasiocarpa Ehrh. ед.

Rubus caesius L. курт. Carex rostrata Stokes ед.

Sorbus aucuparia L. ед. Eriophorum vaginatum L. ед.

Epilobium palustre L. ед.

  Окончание таблицы Моховый ярус Dicranum scoparium Hedw. 10% Sphagnum spp. 5% Polytriсhum spp. ед.

Пробная площадь № Подрост Травяно-кустарничковый ярус Pinus sylvestris L. до 100 шт/га Ledum palustre L. ед.

Betula pubescens Ehrh. ед. Vaccinium myrtillus L. 10 % Quercus robur L. ед. Andromeda polifolia L. ед.

Oxycoccus palustris Pers. 30% Oxycoccus microcarpus Turcz. ед.

Подлесок Frangula alnus Mill. 15% Nardus srticta L. 10% Rubus idaeus L. курт. Thelypteris palustris Schott ед.

Rubus caesius L. курт. Моховый ярус Sorbus aucuparia L. ед. Dicranum scoparium Hedw. 5% Sphagnum spp. 15% Polytriсhum spp. 5% Пробная площадь № Подрост Травяно-кустарничковый ярус Pinus sylvestris L. до 100 шт/га Ledum palustre L. ед.

Quercus robur L. до 100 шт/га Vaccinium myrtillus L. ед.

Betula pubescens Ehrh. ед. Andromeda polifolia L. ед.

Oxycoccus microcarpus Turcz. 5% Eriophorum vaginatum L. 30% Подлесок Frangula alnus Mill. 10% Thelypteris palustris Schott ед.

Rubus caesius L. ед. Моховый ярус Sphagnum spp. 40% П р и м е ч а н и е. * – проективное покрытие Таким образом:

– в ходе смены состава основного древесного яруса при заболачивании изменяется количество и состав подроста, уменьшается количество типичных видов кустарничков и их проективное покрытие вплоть до полного исчезновения;

– в напочвенном покрове возрастает количество свето-вла голюбивых видов растительности;

– увеличивается видовое разнообразие как травянистых, так и мхов;

– на наименее подвергшемся трансформации участке со снового фитоценоза (ПП-5) в напочвенном покрове преобла дают пушица, сфагнум.

  ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БОЛОТ, СОХРАНИВШИХСЯ В ГОРОДАХ (НА ПРИМЕРЕ г. МИНСКА) Быкова Н.К., 1Кухарчик Т.И., 2Ермоленкова Г.В.

Институт природопользования НАН Беларуси Минск, Беларусь;

e-mail: natalia_bykova@bk.ru Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф.Купревича НАН Беларуси, Минск, Беларусь Функционирование болот в условиях города обусловлено воздействием различных антропогенных факторов, которые приводят к трансфор мации болотных вод, почв и растительности. Несмотря на это, бо лота продолжают устойчиво функционировать. Сохранение болот в городе возможно с учетом их индивидуальных особенностей и градо строительной политики.

Изучение природных экосистем в городах приобретает все большую актуальность по мере осознания их ценности для ур банизированных территорий и необходимости научного обос нования их использования. Для городов Беларуси характерен высокий резерв участков природы, среди которых имеются бо лота.

Для комплексного изучения особенностей функционирова ния болот в пределах урбанизированной среды в качестве объ ектов исследования нами выбрано 9 болот, сохранившихся на территории г. Минска и 2 болота за его пределами, общая пло щадь которых составляет около 150 га (0,5% от территории го рода). Объекты различаются по типу питания, площади, мощ ности торфа, растительному покрову, использованию и антро погенному воздействию.

Установлено, что на функционирование болот в условиях города влияют различные по характеру антропогенные фак торы, которые приводят к трансформации болотных вод, почв и растительности.

В условиях антропогенных нагрузок химический состав бо лотных вод претерпевает изменения в сравнении с естествен ными экосистемам, которые выражаются в повышении содер жания основных компонентов солевого состава и подщелачи вании вод [1]. Диапазон минерализации составил для верховых   болот 48,5–226,3 мг/дм3, низинных – 307,4–598,7 и переходных – 76,0–561,7 мг/дм3, величин рН – соответственно 3,4–6,1, 6,1– 7,4 и 5,2–6,6.

Выявлены различия в химическом составе болотных вод центральных частей экосистем, наименее подверженных антро погенным воздействиям, и их окраинных участков, испытываю щих наибольшие негативные воздействия. Это свидетельствует о том, что загрязняющие вещества аккумулируются преимуще ственно в пределах окраин болот. Контрастность минерализа ции болотных вод между окраинными и центральными участ ками болот составляет 2,0–12,6 раз.

Установлено, что при отсутствии локальных источников воздействия или расположении в пределах ландшафтно-рек реационных зон, функционирующие в городе болота характери зуются близким к фоновым ионным составом вод.

В торфяно-болотных почвах городских болот в большинстве случаев максимальные концентрации тяжелых металлов обна руживаются в поверхностном горизонте. Из тяжелых металлов, как правило, накапливаются свинец и цинк: кратность превыше ния концентрации по отношению к фоновым значениям состав ляет соответственно 1,9–3,4 и 1,5–5,4 раза.

Трансформация растительного покрова болот проявляется, прежде всего, в пределах их окраинных участков и выражается в появлении синантропных и пирогенных растений, закустари вании, евтрофикации верховых болот и др. В пределах цен тральных участков экосистем формируются типичные для болот олиготрофные, мезотрофные и евтрофные растительные со общества.

Несмотря на антропогенную нагрузку, болота продолжают устойчиво функционировать в условиях городов и во многих случаях сохраняют исходные свойства. Имеются свидетельства процессов вторичного заболачивания и восстановления ранее осушенных болот. Наиболее показательны в этом отношении участки болот, заброшенные после торфодобычи на террито рии г. Минска. Вторичное заболачивание характерно и для не которых застроенных районов, расположенных на болотах.

Примерами размещения жилой застройки на болотах являются микрорайон Залинейный в г. Борисове и микрорайон Громы в г.

Полоцке.

  Современная природопользовательская деятельность на болотах в городах и пригородах регламентируется в случаях, если болото оказалось в пределах водоохранных зон или если оно входит в состав охраняемой территории. Согласно Гене ральному плану г. Минска, болота, расположенные на его тер ритории входят в состав водоохранных зон. Кроме того, практи чески все объекты расположены в ландшафтно-рекреационных зонах, один из объектов имеет статус заказника. Однако кон троль над использованием территории осуществляется не в полной мере. Некоторые из болот отводятся под места склади рования отходов и снега, другие засыпаются во время строи тельства.

К использованию болот на урбанизированной территории нужно подходить с учетом их индивидуальных особенностей. С учетом общей характеристики и особенностей исследуемых объектов, степени их трансформации и экологической значимо сти, химических характеристик вод и почв, состояния расти тельности, а также градостроительной политики, рассмотрены мероприятия по сохранению и возможности использования бо лот в городе. Среди основных направлений предлагается со хранение болот в качестве объектов рекреации, для сохране ния ландшафтного и биологического разнообразия, в качестве научно-образовательных и природоохранных объектов. Объ екты предлагается включать в состав парковых зон, возможна организация экологических троп, проведение тематических экс курсий, организация наблюдений за функционированием болот в научных, образовательных и познавательных целях.

Список литературы:

1. Ландшафтные воды в условиях техногенеза / О.В. Кадацкая [и др.].

– Минск: Бел. Наука, 2005. – 347 с.

2. Оценка и сохранение природного разнообразия городских ланд шафтов / Т.И. Кухарчик [и др.] // Природопользование. – 2008. – Вып. 14. – С. 27–37.

  WILD FOOD HARVESTS: THE RELEVANCE OF CANADIAN ABORIGINAL LAND USE MAPPING METHODS FOR PROTECTION AND PLANNING OF FOOD SECURITY IN MUSKEG (BOG) ENVIRONMENTS Weinstein M.

School of Resource and Environment Management Simon Fraser University, Vancouver, British Columbia, Canada e-mail: wstein@cablerocket.com Canadian aboriginal organizations have developed a variety of mapping meth ods to document their own land and resource use across the muskeg or bog rich environments of northern Canada. These methods were developed in support of the legal recognition of aboriginal rights, including food harvests.

One additional benefit is the development of information useful for planning and protection of traditional and customary use of food and other resources within taiga and arctic environments.

The use of bog-rich landscapes in northern Canada includes the harvests of wild foods and materials by aboriginal peoples. The sub-arctic taiga forest of Canada has historically been peopled by hunter-gatherer societies who are members of several different lin guistic and cultural groups. Relatively small aboriginal communities, with populations from a few hundred to a few thousand residents, populate the vast sub-arctic and arctic landscape. In most in stances, these villages represent the only permanent communities across many parts of the Canadian taiga and arctic.

Understandings about aboriginal harvests of wild resources in these environments have been virtually absent outside of the abo riginal communities. Community-based geographic research meth odologies developed during the last thirty years combined with data handling by Geographic Information Systems (GIS) provide power ful new tools for mapping and understanding land and resource use by aboriginal peoples. These new tools have a potential to add an often ignored, but critically important type of land use to environ mental protection and planning.

Several different types of mapping methods have been devel oped, within which there are significant degrees of overlap. Many of these methods were pioneered during the 1970s, developed by academically trained researchers working with aboriginal communi   ties to document contemporary or historical land and resource use.

The information was commissioned by the aboriginal communities themselves out of their need to protect their livelihoods and other rights to their historic territories.

The researchers were asked to help make community knowl edge visible for purposes of protecting aboriginal interests and rights and the sustainability of land and resource use. The methods included Land Use and Occupancy (LUO) mapping [1], Harvest Surveys [2] and, more recently, Traditional Use Studies (TUS) [3].

LUO mapping focused on “map biographies” which mapped individ ual histories of land use over a lifetime. Harvest Surveys docu mented harvests of different types of resources during recent peri ods of time – generally 1 to 5 year periods. In some instances the harvest surveys included a geographic dimension, resulting in maps showing the distribution of quantities of wild harvests and food availability across traditional aboriginal territories [4]. TUS mapping has a high degree of flexibility, combining features of the other methods. It may also include a rich variety of additional cultural, historical, and travel and residency detail. Some of these studies used “income-in-kind” conversion for food to evaluate the contribu tion of food harvesting to total community income from all sources (earnings, government programs, and wild harvests) [5].

These studies were part of the larger aboriginal effort in Canada for the recognition of aboriginal rights and title within the Canadian legal system. This recognition has great significance to the ability of communities to protect their economic livelihood and cultural sus tainability. Before this, interests to land and resources could be changed by the simple passage of parliamentary laws. This changed in 1982 with aboriginal and treaty rights recognized and protected within the Canadian Constitution The legal understanding of what all of this means toward the ability to protect land and resources is still unfolding in the courts and in different treaty negotiations between aboriginal and govern ment parties. Nonetheless, at the present time the rights and inter est aboriginal groups cannot simply be ignored as they could in the past. This gives the different groups across the taiga and elsewhere legal rights to be “consulted and accommodated” by governments in plans to physically or legally change habitats on lands owned and controlled by Canadian governments. The new maps provide very   valuable tools for communication during consultations, negotiations and court processes.

Although these are purely Canadian measures and examples, they have significance for the planning and protection of bog and other wetland environments elsewhere. First, they point to the exis tence of “informal” land and resource use that may have livelihood, nutritional, and cultural value to local, rural communities. Seasonal subsistence harvesting of berries, mushrooms, honey and other foods as well plant materials and livestock fodder on “common lands” is an historic tradition in many parts of Europe [6], including Belarus [7,8]. Second, they point to well developed and tested map ping methodologies for adding maps and other information about generally overlooked land and resource use to the assessment and planning for bogs and other landscapes. Finally, they point to a criti cally important need to include evaluations in environmental as sessments and planning of potential risks to the basic wild food and materials uses of rural, and possibly impoverished, communities.

References:

1. Freeman, Milton (ed.) 1976. Inuit Land Use and Occupancy Project.

Ottawa: Department of Indian and Northern Affairs.

2. Usher, P.J. and G. Wenzel. 1987. Native Harvest Surveys and Statis tics: A Critique of their Construction and Use. Arctic 40:145-160.

3. Tobias, Terry. 2000. Chief Kerry's Moose: A Guidebook to Land Use and Occupancy Mapping, Research Design. Jointly published by the Union of BC Indian Chiefs and Ecotrust Canada, Vancouver, BC, Canada.

4. Weinstein, Martin. 1976. What the Land Provides: An examination of the Fort George Subsistence Economy and the Possible Consequences on it by the James Bay Hydroelectric Project. Montreal: Grand Council of the Crees (of Quebec).

5. Weinstein, Martin. 1996. The Ross River Dena: A Yukon Aboriginal Economy. Ottawa: Royal Commission on Aboriginal Peoples.

6. de Moor, M., L. Shaw-Taylor, and P. Warde (eds.). 2002. Management of Common Land in North West Europe 1500-1850. (Comparative Rural His tory of the North Sea Area (CORN) publication series). Turnhout, Belgium:

Brepols.

7. Hindus, Maurice. 1938. Green Worlds. New York: Doubleday.

8. Hindus, Maurice. 1971. A Traveler in Two Worlds. New York:

Doubleday.

  РЕДКИЕ И ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ ФЛОРЫ БОЛОТ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «МЕЩЕРА»

1, Возбранная А.Е.

ФГУ национальный парк «Мещера»

Гусь-Хрустальный, Владимирская область, Россия Институт лесоведения РАН, Московская область, с. Успенское, Россия e-mail: nucifraga@rambler.ru В составе флоры ФГУ НП «Мещера» 37 редких видов, из них 8 видов растений болот. Для каждого вида указаны статус и основные место обитания в НП.

ФГУ национальный парк «Мещера» (площадью 118,7 тыс.

га.) был создан в 1992 году для сохранения уникальных при родных комплексов Мещерской низменности. Парк расположен в юго-западной части Владимирской области (5517'–5549'c.ш., 3957'–4038'в.д.). Особенностью парка являются уникальные болотные массивы, занимающие площадь более 24 тыс. га.

Значительная их часть, около 60%, была нарушена в резуль тате длительной (с 1930-х по конец 1980-х годов) добычи торфа, осушения для лесного и сельского хозяйства, а также лесных и торфяных пожаров, продолжающихся и в настоящее время. Болота, сгруппированные преимущественно в крупные массивы, характеризуются разнообразием растительного по крова. В целом, для естественных болот парка, низинные со ставляют порядка 50%, переходные – 30%, верховые – 20%.

В настоящее время флора сосудистых растений Владимир ской области насчитывает 1323 вида [1], из которых в НП «Ме щера» произрастает 691 вид, или около 52%. Из 169 видов рас тений, охраняемых во Владимирской области [2], составляю щих 12,7% общего числа видов флоры области, в ГНП «Ме щера» зафиксировано 37 редких видов (5,3%), при этом на тер ритории парка находится значительная часть ценопопуляций ряда редких видов.

Исследования современной флоры и растительности ос новных типов естественных и нарушенных, в результате хозяй ственной деятельности, болот парка, были начаты в 2003 г. со   трудниками лаборатории болотных экосистем Института биоло гии КНЦ РАН под руководством В.К. Антипина [3]. С 2007 г. на учным отделом парка организован мониторинг редких и охра няемых видов растений НП. Флора исследованных болотных объектов (12 естественных и нарушенных болотных массивов) насчитывает 153 вида сосудистых растений, принадлежащих к 47 семействам. Из них Красную книгу области занесено 8 видов (таблица).

Таблица – Редкие и охраняемые виды флоры болот Национального парка «Мещера»

Статус вида в Встречаемость вида Красной книге Болота Название вида Владимирской Естест- Нару области венные шенные Ива черничная 3 + + Salix myrtilloides L.

Ива филиколистная 3 + + Salix phylicifolia L.

Пушица стройная 3 + + Eriophorum gracile Koch.

Пальчатокоренник пятнистый 3 + + Dactylorhiza maculata (L.) Soo Росянка английская 3 + + Drosera anglica Huds.

Росянка обратнояйцевидная 3 _ + Drosera obovata Mert. Et Koch Пузырчатка малая 3 + + Utricularia minor L.

Цмин песчаный Helichrysum arenarium (L.) 3 – + Moench.

3 — редкий вид Редкие виды были отмечены на целом ряде болот: Salix myrtilloides – производственные участки Тасин Борского болота, Гаринское болото, Гусевское болото (в буферной зоне);

Salix phylicifolia – южная часть Бакшеевского болота, производствен ные участки Тасин Борского болота, Гаринское болото;

Drosera anglica – вторично зарастающие торфяные карьеры (Гусевские торфокарьеры), ненарушенные участки Островского болота;

Drosera obovata – вторично зарастающие торфяные карьеры   (Гусевские торфокарьеры), в местах совместного произраста ния D. anglica и D. rotundifolia;

Eriophorum gracile – осушенное болото Свиное, фрезерные поля Тасин Борского болота;

Dactylorhiza maculata – производственные участки Тасин Бор ского болота, ненарушенные верховые болота, преимущест венно в северной части ГНП;

Utricularia minor – подтопленные фрезерные поля и участки карьерной добычи Тасин Борского болота;

Helichrysum arenarium – производственный участок (места сушки, складирования торфа) Тасин Борского болота.

Основные факторы, оказывающие влияние на численность популяций данных видов: восстановление и пожары. Редкие растения занимают сходные биотопы на нарушенных болотах, образовавшихся в результате естественного восстановления:

карьеры кусковой добычи и подтопленные фрезерные поля.

Пожары наносят значительный урон производственным участ кам и фрезерным полям, уничтожая их растительный покров.

Зарастающие карьеры кусковой добычи – местообитания рося нок и пузырчатки малой – не испытывают негативного влияния пожаров. Реабилитация болотных массивов НП, проводимая в 2003, 2006, 2007 гг., усиливает процессы вторичного восста новления. Восстановительные мероприятия, проводимые со трудниками парка, способствуют снижению пожароопасности данных участков, заболачиванию территоррии, увеличению площади, занятой болотной растительностью и появлению по пуляций редких видов растений болот.

Список литературы:

1. Серегин А.П. Флора сосудистых растений национального парка «Мещера» (Владимирская область). – М.: НИА Природа, 2004. – 182 с.

2. Красная книга Владимирской области [Электронный ресурс]. Вла димир, 2008. Режим доступа: http://www.dpp.avo.ru.

3. Антипин В.К., Бойчук М.А., Грабовик С.И. Растительный покров ес тественных и освоенных болот национального парка «Мещера», Влади мирская обл. // Материалы международной научно-практической конфе ренции. – Петрозаводск. С. 166–   ДИНАМИКА РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА МЕЗОТРОФНОМ БОЛОТЕ, ПОДВЕРГШЕМСЯ ОСУШЕНИЮ, ПОВТОРНОМУ ОБВОДНЕНИЮ И ПОЖАРУ Войтехов М. Я.

Талдомская администрация особо охраняемых природных территорий Россия, Московская область, Талдомский район e-mail: lice@orc.ru Фитоиндикационный анализ свидетельствует о быстром снижении влияния пирогенной эвтрофикации мезотрофного торфа и его возвращении к исходному уровню богатства биогенными минералами.

Исследования проводились в Национальном парке «Ме щера» (Гусь-Хрустальный район Владимирской области), на подвергшемся в начале 2002 года поверхностному торфяному пожару участке Курловского болота. В 2003 году администра цией Нацпарка осушительная сеть была перекрыта, и в даль нейшем уровень воды колебался в пределах ± 0,15 м от по верхности торфа (в период засухи 2007 года уровень воды опускался более чем на 0,6 м).

Обследованный участок подстилается флювиогляциаль ными песками, после осушения имеет сугубо атмосферное пи тание. Основные запасы минералов, способных поддерживать восстанавливаемые болота в эвтрофной или мезотрофной ста диях развития, содержатся непосредственно в остатках торфа.

До осушения минеральное питание обеспечивалось стоком со сложенных более плодородными породами водоразделов, ко торый в настоящее время нарушен вследствие антропогенных изменений рельефа.

Исследования напочвенного покрова, проведённые в 2005, 2007 и 2008 годах (таблица 1), свидетельствуют о быстром снижении влияния пирогенной эвтрофикации.

При анализе описаний с использованием фитоиндикацион ных шкал Д. Н. Цыганова [1] (таблица 2), можно отметить по ступательное снижение континентальности, неморальности, трофности, гидрофильности, нитрофильности, гелиофильности   и контрастофильности растительности, увеличение её ацидо фильности.

Таблица 1 – Динамика растительности горевшего в 2002 году участка болота.

Баллы по шкале Название растения Друде-Уранова 2005 2007 Bidens tripartita L. 5 4 – Calamagrostis canescens (Weber) Roth – 4 – Calamagrostis epigeios (L.) Roth – – Carex lasiocarpa Ehrh. – 2 Carex omskiana Meinsh. 5 + – Carex riparia Curtis – 4 Carex rostrata Stokes in With. – 4 Comarum palustre L. – 2 – Deschampsia cespitosa (L.) P. Beauv. – 2 Epilobium palustre L. – 2 + Epilobium pseudorubescens A. Skvorts. – – Galeopsis tetrahit L. – 2 Geranium palustre L. – – + Glyceria maxima (Hartm.) Holmb. – 2 – Juncus conglomeratus L. – 2 Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud. – 4 – Potentilla erecta (L.) Raeusch. – 2 Salix aurita L. – – Typha latifolia L. 5 + – Urtica dioica L. – – + Изменения объясняются как снижением общей зольности и обеспеченности азотом торфяного субстрата, так и развитием микрорельефа, позволяющем селиться на кочках более мезо фильным и менее требовательным к питанию видам-патиен там. Определённое влияние на динамику растительного по крова могла оказать засуха 2007 года, способствовавшая сни жению обилия или выпадению некоторых гидрофильных или менее ксероустойчивых видов (Bidens tripartita, Calamagrostis canescens, Carex sp., Glyceria maxima, Juncus conglomeratus) и появлению или увеличению обилия их более толерантных к за сухе конкурентов (Calamagrostis epigeios, Deschampsia cespitosa, Potentilla erecta). Возможно, с засухой связано и вы падение тростника (Phragmites australis), известного своей спо собностью существовать в весьма сухих местообитаниях, объ   ясняемой глубоким проникновением корневищ, но в данном случае молодые растения, вероятно, не успели их развить.


За шесть лет наблюдений растительность мезотрофного торфяника, подвергшегося пирогенной эвтрофикации, по ин дексу почвенного богатства приблизилась к состоянию приле гающих не горевших участков, также обводнённых в 2003 году (хотя и уступала им по видовому богатству).

Таблица 2 – Оценка местобитания по фитоиндикационным шкалам Д. Н. Цыганова: метод средневзвешенной середины интервала Годы Tm Kn Om Hd Tr Nt Rc Lc fH устойчивость нитро-филь теплолюбие кислотность светолюбие влаголюбие увлажнения трофность аридность тальность континен ность 2005 8.33 9.00 8.17 17.50 7.67 8.75 7.00 2.50 8. 2007 7.73 8.39 8.17 15.62 7.03 5.44 6.58 3.09 5. 2008 7.48 8.23 8.06 14.17 6.12 5.08 6.19 3.41 5. Список литературы:

1. Цыганов Д.Н. Фитоиндикация экологических режимов в подзоне хвойно-широколиственных лесов. – М., 1983. – 197 с.

  ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОСУШЕННЫХ ЧЕРНООЛЬХОВЫХ БОЛОТ ПРИ ПОВТОРНОМ ОБВОДНЕНИИ Войтехов М. Я.

Талдомская администрация особо охраняемых природных территорий Россия, Московская область, Талдомский район e-mail: lice@orc.ru На динамику растительного покрова повторно обводнённых (ранее осушенных) черноольховых болот существенное влияние оказывает периодический поверхностный сток грунтовых вод. При его отсутст вии снижается обилие эвтрофных и нитрофильных видов. Поверхно стный сток со сфагновых болот оказывает обратный эффект.

Исследования проводились в черноольховых болотах в вы сокой пойме р. Дубны (Московская область, Талдомский район), осушенных в 1974–1977 годах. В 2002–2003 годах осушитель ные канавы были перекрыты с целью восстановления исходных биогеоценозов. Мониторинг растительного покрова в участках с преобладанием в древостое чёрной ольхи (Alnus glutinosa (L.) Gaertn.) ведется на 21 постоянной площади. В 2009 году было проведено дополнительное исследование на 4 трансектах по площадки.

Уровень богатства зольными элементами и азотом, опре деляемый фитоиндикационными методами, на повторно об воднённых участках изменялся в зависимости от особенностей гидрорежима.

На постоянно затопленных в течение шести лет участках сохраняется флуктуационная динамика растительного покрова, не дающая оснований для однозначной оценки результатов.

На незатапливаемых даже в паводок участках стабильно усилилось господство мезофилов-нитрофилов (Impatiens noli tangere L., Rubus idaeus L., Urtica dioica L.).

Растительный покров участков, периодически затапливае мых в межень поверхностным стоком с суходола, только в пик паводка и периодически затапливаемых в межень в результате внутризалежной фильтрации в первые три года повторного об воднения развивался сходно, в частности, появились и приоб   рели высокое постоянство отсутствовавшие в осушенном чер ноольшанике виды, требовательные к богатству почвы золь ными элементами и азотом: Bidens sp., Epilobium roseum Schreb., Geranium robertianum L., Rorippa palustris (L.) Besser, Scutellaria galericulata L., Tipha sp.

В последующие годы в периодически затапливаемых в ме жень поверхностным стоком с суходола участках существенных изменений растительного покрова не отмечено.

В затопляемых только в пик паводка и периодически затап ливаемых в результате внутризалежной фильтрации участках указанные виды начиная с четвёртого года повторного обвод нения стали выпадать, и возросла роль менее требовательных к почвенному богатству видов: Athyrium filix-femina (L.) Roth, Calamagrostis canescens (Weber) Roth, Carex sp., Dryopteris cristata (L.) A. Gray, Trientalis europaea L. и др. Общее богатство почвы по фитоиндикационным шкалам Д. Н. Цыганова [1] в уча стках, периодически затапливаемых в межень стоком с сухо дола, и участках, затапливаемых только в пик паводка или в ре зультате внутризалежной фильтрации соответственно, 6,0–6, и 5,77–6,02 баллов. На затапливаемых в пик паводка и в ме жень в результате внутризалежной фильтрации участках сни жение индекса богатства почвы азотом на 5–6-м году наблюде ний по сравнению с 2-м годом составило 0,2–0,5 балла. Перио дически затапливаемые в межень грунтовыми водами участки характеризуются также большим флористическим богатством травяного яруса (26–38 видов на 400 м2) по сравнению с затап ливаемыми только в пик паводка или в результате внутриза лежной фильтрации (18–32 вида на 400 м2).

Очевидно, затопление в паводок стоком, разбавленным ат мосферными осадками, приводит к усилению вымывания золь ных элементов из корнеобитаемого слоя торфа, а поступление их с опадом (в т.ч. на участках, подстилаемых наиболее бога той карбонатной мореной) и в результате разложения насы щенного водой торфа не компенсирует этот процесс. Поступле ние зольных элементов в результате внутризалежной фильтра ции также недостаточно для поддержания высокой трофности.

Измерения содержания растворённых в воде минералов в канавах с помощью полевого кондуктометра “Dist-1” фирмы Hanna (Германия) показали высокое их содержание (140– мг/л) в проточных водах, поступающих с суходола, и сущест   венно более низкую минерализацию в мочажинах, питаемых внутризалежной фильтрацией (50–90 мг/л).

Высокая обводнённость может нарушать фиксацию азота в корневых клубеньках чёрной ольхи [2], что сказывается и на обеспеченности азотом черноольховой свиты, но поступление зольных элементов с поверхностным стоком, вероятно, в опре делённых пределах компенсирует нехватку азота.

Поверхностный сток со сфагновых болот оказывает обрат ный эффект [3].

Список литературы:

1. Цыганов Д.Н. Фитоиндикация экологических режимов в подзоне хвойно-широколиственных лесов. – М., 1983. – 197 с.

2. McVean D.N. Ecology of Alnus glutinosa (L.) (Gaertn.). IV. Root sys tem // Journal of Ecology. – 1956. – V. 44, N 1. – P. 219–225.

3. Войтехов М.Я. Влияние поверхностного стока на торфообразова тельные процессы в осушенных лесных болотах // Торф в решении про блем энергетики, сельского хозяйства и экологии. Материалы междуна родной конференции 29 мая–2 июня 2006 г., Минск, Республика Бела русь. – Минск, 2006.

БОЛОТА НА МЕЛКОМАСШТАБНЫХ КАРТАХ РОССИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕОБОТАНИЧЕСКОГО КАРТОГРАФИРОВАНИЯ Галанина О.В.

Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН Санкт-Петербург, Россия;

e-mail: galaolga@yandex.ru В статье дан краткий обзор ряда мелкомасштабных геоботани ческих карт, созданных при участии лаборатории географии и картографии растительности отдела геоботаники БИНа. Про анализированы подходы, использованные для отображения рас тительности болот, и охарактеризованы особенности построе ния легенды.

В ходе развития отечественного геоботанического карто графирования как научного направления создавались уникаль ные картографические произведения и разрабатывались новые   подходы к картированию болотных массивов в мелком мас штабе.

Исходя из задач, сформулированных на рабочем совеща нии по созданию Циркумбореальной карты растительности [2], на примере конкретных геоботанических карт нами сделана по пытка проанализировать, как отображены болота на некоторых обзорных тематических картах. Цель данной работы – проде монстрировать возможности картирования болот в разных масштабах при мелкомасштабном картографировании. При анализе легенд к картам автор ограничился рассмотрением бо лот таежной области.

Болота могут быть показаны на картах на основе различных подходов, например, ландшафтного, гидрологического, геобо танического. Болота можно подразделять по их типологии, структуре, генезису, флористическим признакам и т.п. В совре менной геоботанической картографии болот нашли отражение идеи Ю.Д. Цинзерлинга [5], И.Д. Богдановской-Гиенэф [1], Н.Я.

Каца [3, 4], которые были успешно развиты Т.К. Юрковской [6].

Начнем рассмотрение с одной из карт, созданных в мас штабе 1:10 000 000.

Карта растительности СССР. М. 1:10 000 000, ГУГК, 1960. Ред. В.Б. Сочава Карта содержит соответствующий подзаголовок легенды и два номера: 27 (сфагновые) и 28 (травяные) болота. Буквами А и Б обозначена их зональная принадлежность. Европейские, западносибирские и камчатские болота на этой карте не разли чаются. Ниже приводится фрагмент легенды.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ РЕЧНЫХ ДОЛИН И ВОДОРАЗДЕЛЬНЫЕ БОЛОТА 27а,б Сфагновые болота:

А – тундры и лесотундры, преимущественно бугристые Б – таежной зоны, преимущественно выпуклые 28а,б Травяные и травяно-моховые низинные болота:

А – тундровой зоны, Б – зоны широколиственных лесов 29 Пойменные луга Таким образом, все таежные болота на упомянутой карте отражены одним номером – (27б). Для сравнения обратимся к легенде карты «Map of the Natural Vegetation of Europe» [7]. За   метим, что в указанном масштабе для болот приводится также всего два номера легенды:

S1 Ombrotrophic mires / омбротрофные болота S3 Minerotrophic mires / минеротрофные болота Следующая карта, о которой следует упомянуть:

Геоботаническая карта СССР. М. 1: 4 000 000, 1954. Ред.

Е.М. Лавренко, В.Б. Сочава. 8 листов.

Болота на данной карте показаны в сочетании с лесами (темнохвойными, сосновыми, лиственничными), о чем указано в соответствующих подзаголовках и номерах легенды, характе ризующих лесную растительность. Кроме того, для таежных болот выделены два самостоятельных номера: травяные и сфагновые болота. Буквенные обозначения использованы для показа региональных подтипов, например, е – восточноевро пейские болота. В легенде сделана попытка отразить морфост руктуру болот (бугристые, выпуклые). Фрагмент легенды приве ден ниже.

IX ЛУГА И ТРАВЯНЫЕ БОЛОТА 65 л травяные и гипново-травяные болота лесной зоны X СФАГНОВЫЕ БОЛОТА 67 Сфагновые, местами облесенные болота лесной зоны:

бг – сфагново-лишайниковые и сфагновые, преимущественно бугри стые болота;


е – сфагновые восточноевропейские выпуклые болота;

зс – сфагновые и сфагново-гипново-травяные западносибирские вы пуклые болота;

ск – сфагновые и гипново-травяные сахалинско-камчатские болота с луговыми и древесными сообществами вдоль рек В том же масштабе позднее была подготовлена Карта растительности СССР для ВУЗОВ. М 1:4 000 000.

1990. Ред.Т.И. Исаченко и др.

В легенде этой карты болотную растительность таежной зоны характеризуют 4 номера (113–116), соответствующие раз ным по типологии и географии болотным массивам. В легенде они располагаются в порядке их смены с севера на юг (со гласно широтной дифференциации). Особенности флористиче ского состава сообществ отражены с помощью введения бук   венных обозначений в рамках подразделения соответствующих номеров легенды (секторное деление).

БОЛОТА 113 Травяно-гипново-сфагновые грядово-мочажинные аапа 114 Печеночно-лишайниково-сфагновые грядово-озерково-мочажинные верховые:

а) с Calluna vulgaris, Empetrum nigrum, Baeothryon cespitosum, Carex rariflora, Sphagnum lindbergii;

б) с Calluna vularis, Baeothryon cespitosum, Rhynchospora alba, Sphag num magellanicum, S. rubellum;

в) с Sphagnum fuscum, S. lenense;

г) с Empetrum nigrum, Carex middendorffii (плащеобразные);

д) с Chamaedaphne calyculata в сочетании с озерами 115 Сфагновые грядово-мочажинные и грядово-озерковые верховые:

а) с Calluna vulgaris, Chamaedaphne calyculata, Sphagnum cuspidatum, S. fuscum, S. magellanicum;

б) с Chamaedaphne calyculata, Sphagnum majus, S. fuscum;

в) мес тами с Pinus sibirica в сочетании с сосново-кустарничково-сфагновыми;

г) с Pinus sylvestris, местами с P. sibirica в сочетании с евтрофно-ме зотрофными грядово-мочажинными;

д) с P. sylvestris, Ledum palustre, Sphagnum magellanicum;

e) некомплексные, кустарничково-сфагновые, местами с Larix sibirica или L. gmelinii 116 Травяно-сфагновые и кустарничково-травяно-сфагновые переход ные:

а) с Carex lasiocarpa, C. rostrata, Scheuchzeria palustris, Sphagnum fallax, безлесные;

б) с Betula pubescens, Pinus sylvestris;

в) озерково-топяные с Myrica tomentosa;

г) с Larex cajanderi;

д) грядово-мочажинные со Sphagnum obtusum, S.

orientale Очевидно, что увеличение масштаба в 2,5 раза (от 1:10 000 000 до 1:4 000 000) позволяет удвоить число номеров легенды, ввести большее число картируемых единиц и отра зить на карте региональные особенности болотных массивов.

Для сравнения приведем пример карты, выполненной меж дународным коллективом авторов в масштабе 1:2 500 000, с использованием общей концепции и объединенных подходов к картографированию растительности:

Карта восстановленной растительности Центральной и Восточной Европы. М 1: 2 500 000. Ред.: С. A. Грибова и Р.

Нейхейсл, 1989. 6 листов.

  В разделе «Болотная растительность» содержатся два крупных подзаголовка: омбротрофные и минеротрофные бо лота. Они, в свою очередь, делятся на бореальные верховые, аапа, переходные и низинные. Содержание номеров легенды отражает географические типы болот и особенности их флори стического состава. Фрагмент легенды выглядит следующим образом.

ОМБРОТРОФНЫЕ БОЛОТА Бореальные верховые болота со Sphagnum fuscum 282 Финские и Западнорусские сфагновые верховые болота с Calluna vul garis и Chamaedaphne calyculata 283 Онежско-Печорские сфагновые верховые болота с Chamaedaphne calyculata 284 Прибеломорские сфагново-лишайниковые верховые болота (Cladonia sp., Cetraria sp., Sphagnum fuscum) с Calluna vulgaris, Empetrum nigrum, Cetraria nivalis МИНЕРОТРОФНЫЕ БОЛОТА Бореальные аапа болота 289 Фенноскандинавские травяно-сфагново-гипновые аапа (Scorpidium scorpioides, Carex lasiocarpa, Trichophorum cespitosum, Sphagnum papillo sum) с Molinia caerulea, Carex livida 290 Северовосточноевропейские травяно-сфагново-гипновые аапа (Trichophorum cespitosum, Drepanocladus exannulatus, Sphagnum papillo sum, Menyanthes trifoliatа) со Sphagnum jensenii, местами с Eriophorum russeolum Переходные болота 291 Европейские осоково-сфагновые (Carex lasiocarpa, C. rostrata, Sphag num fallax, S. papillosum) 292 Европейско-Западносибирские облесенные (Betula pubescens, Pinus sylvestris, Carex lasiocarpa, Sphagnum flexuosum, S. papillosum, S. centrale) Низинные болота 294 Бореальные осоковые и гипново-осоковые (Carex lasiocarpa, C.

limosa, C. rostrata, Equisetum fluviatile, Scorpidium scorpioides, Calliergon giganteum, Drepanocladus sp.) со Sphagnum warnstorfii, Calamagrostis ne glecta Приведенные 8 номеров легенды характеризуют расти тельность болот, расположенных в таежной области Европы.

По характеру питания болотные массивы делятся на две круп ные категории: омбротрофные и минеротрофные. К омбро трофным относятся верховые болотные массивы, а в качестве минеротрофных приводятся аапа, переходные и низинные.

  Достижения геоботаники и современного болотоведения находят отражение в легендах создаваемых карт. Например, в 1970-е гг. распространяется концепция «аапа болото» финских болотоведов, и в легендах к картам появляются подзаголовки:

ТРАВЯНО-СФАГНОВО-ГИПНОВЫЕ БОЛОТА (БОЛОТА ТИПА «ААПА»).

Таким образом, особенности построения иерархических ле генд к картам тесно связаны с их масштабом. Легенды карт синтезируют доступную информацию и представляют ее в обобщенном виде. Развитие геоботанической картографии идет по пути усложнения легенд. Хочется надеяться, что Циркумбо реальная карта растительности станет важным этапом в разви тии мелкомасштабного картографирования, в т.ч. болотной растительности.

Список литературы:

1. Богдановская-Гиенэф И.Д. Типы верховых болот СССР // Труды 2 го Всесоюзн. геогр. съезда. – М. 1949. – Т. 3. – С. 144–152.

2. Галанина О.В. Первое международное рабочее совещание по кар тированию циркумбореальной растительности (3–6 ноября 2008 г., Хель синки, Финляндия) // Растительность России – № 13. – С.128–131.

3. Кац Н.Я. О типах олиготрофных сфагновых болот Европейской России и их широтной и меридиональной зональности // Тр. Ботан. науч. исслед. ин-та при физ-мат. фак. 1 Моск. ун-та. – М., 1928. – С. 1–60.

4. Кац Н.Я. Типы болот СССР и Западной Европы и их географиче ское распространение. – М., 1948. – 320 с.

5. Цинзерлинг Ю.Д. Растительность болот // Растительность СССР. – Л., 1938. – Т.1. – С. 355–428.

6. Юрковская Т.К. География и картография растительности болот Европейской России и сопредельных территорий // Труды Ботанического Ин-та им. В.Л. Комарова РАН / Под ред. Г.А. Елиной. – СПб, 1992.– Вып.

4. – 255 с.

7. Bohn, U., Gollub, G., Hettwer, H., Neuhuslov, Z., Raus, T., Schlter, H. & Weber, H. Karte der natrlichen Vegetation Europas / Map of the Natural Vegetation of Europe. Mastab / Scale 1: 2 500 000.Teil 3: Karten.

bersichtskarte 1:10 Mio. Mnster. Landwirtschaftsverlag. 2000/2003.

  РАЗВИТИЕ ИДЕЙ А.К. КАЯНДЕРА В СОВРЕМЕННОМ ФИНСКОМ БОЛОТОВЕДЕНИИ Галанина О.В.

Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН Санкт-Петербург, Россия;

e-mail: galaolga@yandex.ru В статье кратко изложены основные концепции современной науки о болотах в Финляндии, сформировавшиеся под влиянием идей А.К. Каян дера, выдающегося геоботаника прошлого столетия.

А.К. Каяндер (1879–1943), классик финского лесоведения, по праву может быть назван основателем болотоведения в Финляндии. Классическая монография, посвященная исследо ванию типов леса [8], и сводка по болотам Финляндии [9] явля ются настольными книгами уже нескольких поколений исследо вателей природы.

В начале 20-го столетия А.К. Каяндер совершил ряд науч ных экскурсий по Русскому Северу, Карелии [3], финской Ла пландии, Восточной Сибири (р. Лена) и Центральной Европе (Германия, Австрия). Высокую оценку геоботаническим работам А.К. Каяндера в области луговедения [5, 6, 7] давал Т.А. Работ нов [1]. Отметим, что Каяндер был первым исследователем, применившим метод сведения описаний растительности в таб лицы [4].

В 1909 году он получил государственную стипендию для изучения лесов Финляндии. Несколько позднее перед ученым была поставлена задача по созданию классификации финских болот. Результаты исследований были опубликованы в 1913 г.

в монографии «Studien ber die Moore Finnlands», в которой А.К.

Каяндер предложил так называемую классификацию типов бо лотных сайтов (mire site types) и типов болотных комплексов (mire complex types). Он выделил 4 типа болотных комплексов:

верховые болота (raised bogs), Карельские комплексные болота (Karelian mire-complex type), аапа болота (aapa-mires) и бугри стые болота (palsa mires).

А.К. Каяндер заложил научную основу торфяного дела, оценив и подготовив систематизацию торфяных ресурсов Фин ляндии. Им также прорабатывались вопросы рентабельности осушки и облесения различных видов болот.

  Ученый подчеркнул зависимость болотных комплексов от климата и топографии, и его болотная типология выявила очень четко гидрологические и химические различия между бо лотными комплексами. Болотный комплекс, состоящий из типов болотных сайтов со сходной растительностью, фауной, эколо гией, морфологией и стратиграфией представляет собой кон цепцию, которая соответствует современному понятию экоси стема [20].

Теоретическое содержание классификации Каяндера позд нее разрабатывалось его сыном – A. Kalela [15, 16]. Наиболее важным развитием идей А.К. Каяндера стало описание парал лельных серий типов для различных зон растительности в Финляндии. Позднее это привело к формированию общей тео рии зональности, разработка которой была завершена Ahti at all. [2] и Ruuhijrvi [20].

Различные градиенты, как основа для описа ния типа болотного сайта. Благодаря работам Tuomikoski [24] принят подход, при котором растительность торфяников изучается с использованием многофакторных гра диентов. В современной финской традиции болотная расти тельность рассматривается в трехмерном пространстве по гра диентам: влажности – сухости (омбротрофность-минеротроф ность), трофности (олиготрофность-мезотрофность-евтроф ность) и краевому эффекту.

О м б р о т р о ф н о с т ь – м и н е р о т р о ф н о с т ь. Разделе ние болот на те, что питаются только атмосферными осадками (омбротрофные), и те, что получают кроме осадков еще и сток с окружающих территорий (минеротрофные), стало главной кон цепцией общей экологии болот после выхода в свет работ Sjrs [22] и Du Rietz [10]. В Финляндии эту концепцию восприняли и развивали Ruuhijrvi [19] и Eurola [11]. Граница между омбро трофностью и минеротрофностью является градиентом, как и все другие границы в случае болотной растительности [21].

Растения являются единственным надежным индикатором для оценки этого градиента.

Олиготрофность – мезотрофность – евтроф н о с т ь. Данная концепция подразделяет болота по характеру минерального питания на бедные, умеренные и богатые. Са мым лучшим показателем трофического статуса является рН, наиболее важный из химических параметров болотных вод [23].

  В случае богатых ключевых болот большое значение имеют ионы карбонатов. Как правило, олиготрофная растительность представлена в центральных частях болот, а мезоевтрофная – в окраинных.

Б о л о т н ы й о к р а и н н ы й г р а д и е н т. Особый градиент, который характеризует различия в экологических условиях ме жду болотной окрайкой и непосредственно самим болотным пространством. Он маркируется присутствием в составе болот ной растительности лесных видов, близостью минеральных бе регов или выходов ключей. Особые условия возникают при на личии тонкого торфа, течения вод (ручьи) или в случае форми рования окраинных топей. Вдоль градиента отмечается самое высокое разнообразие видов и сообществ. Встречаемость об щих видов с лесами свидетельствует о том, что болота и леса относятся к одной и той же бореальной экосистеме.

Типы болотных сайтов выделяются по флористическим и экологическим критериям с учетом всей флоры и ее значения как экологического индикатора. Число главных типов варьирует в зависимости от цели, для которой выполняется классифика ция, в основном колеблясь от 30 до 35 [19, 11, 14]. Эти типы мо гут не быть гомогенными по экологическим условиям или по со ставу растительности, поэтому исследователи часто прибегают к выделению подтипов.

Типы болот формируют непрерывный ряд в более деталь ной классификации, которая также включает все возможные комбинации экологических факторов [13, 17]. В ряде работ была сформулирована концепция экологического континуума на болотах [12, 21].

По мнению Oksanen [18] так называемая финская теория “forest site type”, развитая А.К. Каяндером, по-прежнему доми нирует в Финляндии, как в практическом применении, так и в развитии теорий о структуре и функционировании экосистем.

Система А.К. Каяндера является достаточно гибкой и спо собна трансформироваться в современных условиях. Типы бо лотных сайтов могут пониматься более широко или более узко для различных целей (сельского и лесного хозяйства, в связи с осушением и изучением биоразнообразия).

Финская наука о болотной растительности продолжает сле довать направлениям, заложенным Каяндером, развивать и до полнять его классификацию типов болотных сайтов и комплек   сов, которой удалось сохранить центральную позицию как в экосистемных исследованиях, так и при изучении растительно сти и геоботаническом картографировании.

Список литературы:

1. Работнов Т.А. Работы А.К. Каяндера в области луговедения ( к 90 летию со дня рождения финского ученого) // Бот. журн. – 1970. – Т. 55, №1. – С. 114–120.

2. Ahti T., Hmet-Ahti L. & Jalas J. Vegetation zones and their sections in northwestern Europe // Ann. Bot. Fen. – 1968. – N 5. – P. 169–211.

3. Ahti, T. & Boychuk, M. The botanical journeys of A.K. Cajander and J.I.

Lindroth to Karelia and Onega River in 1898 and 1899, with a list of their bryo phyte and lichen collections // Norrlinia. – 2006. – N 14. – P. 7–8.

4. Becking R.W. The Montpellier School of phytosociology // Bot. review.

– 1957. – N 23. – P. 7.

5. Cajander A.K. Beitrge zur Kenntnis der Vegetation der Alluvionen des nrdlichen Eurasiens. I. Die Alluvionen des unteren Lena-Thales // Acta soc.sci. Fennicae. – 1903. – N 32. – S.1.

6. Cajander A.K. Beitrge zur Kenntnis der Vegetation der Alluvionen des nrdlichen Eurasiens. II. Die Alluvionen des Onega-Thales // Acta soc. Sci.

Fennicae. – 1905. – N 33. – S. 6.

7. Cajander A.K. Beitrge zur Kenntnis der Vegetation der Alluvionen des nrdlichen Eurasiens. III. Die Alluvionen der Tornio- und Kemi-Thaler // Acta.

Soc. Sci. Fennicae. – 1909. – N 37. – S. 5.

8. Cajander, A.K. ber Waldtypen // Acta Forest. Fenn. – 1909. – N 1(1).

– S. 1–175.

9. Cajander, A.K. Studien ber die Moore Finnlands // Acta Forest. Fenn.

–1913. – N 2(3). – S. 208.

10. Du Rietz G. E. Die Mineralbodenwasserzeigergrenze als Grundlage einer naturlichen Zweigliederung der nord- und mitteleuropaischen Moore // Vegetatio. – 1954. – N 5–6. – S. 571–585.

11. Eurola S. ber die regionale Einteilung der sdfinnischen Moore // Ann. Bot. Soc. “Vanamo”, – 1962. – N 33(2). – S. 243.

12. Eurola, S. & Kaakinen, E. Ecological criteria of peatland zonation and the Finnish mire type system // Proceed. of the International Symposium of Classification of Peat and Peatlands. Hyytiala, Finland, September 17–21, 1979 / International Peat Society, 1979. – P. 20–32.

13. Eurola, S., Huttunen, A. & Kukko-oja, K. Suokasvillisuusopas [Mire vegetation guide]. Oulanka Reports. – 1994. – N 13. – 81 pp.

14. Heikurainen L. Peatland classification for forestry in Finland // Proc.

4th Int. Peat Congr. / Otaniemi, 1972. – N 3. – P. 435–450.

15. Kalela A. Zur Stellung der Waldtypen im System der Pflanzengesellschaften // Vegetatio. –1954. – N 5-6. – S. 50–62.

16. Kalela A. Classification of the vegetation, especially of the forests, with particular reference to regional problems // Silva fenn. – 1960. – N 105. – P. 40–49.

  17. Laine, J. & Vasander, H. Suotyypit ja niiden tunnistaminen. [Mire site types and their identification.] With multimedia CD. Metskirjat, Hmeenlinna, 2005. – 110 pp.

18. Oksanen J. Vegetation Science in Finland // Journal of Vegetation Science. – 1990. – N 1. – P. 277–282.

19. Ruuhijrvi R. ber die regionale Einteilung der nord-finnischen Moore. Ann. Bot. Soc. “Vanamo”. – 1960. – N 31 (1). – 360 ss.

20. Ruuhijrvi R. The Finnish mire types and their regional distribution // Mires: Swamp, Bog, Fen and Moor. B. Regional Studies (ed. A.J.P. Gore). – Amsterdam, 1983. – P. 47–67.

21. Ruuhijrvi R. & Lindholm T. The Finnish mire site type classification system // Болотные экосистемы севера Европы: разнообразие, динамика, углеродный баланс, ресурсы и охрана. Материалы межд. симпозиума (Петрозаводск, 30 августа–2 сентября 2005 г.). – Петрозаводск: КрНЦ РАН, 2006. – С. 338–347.

22. Sjrs H. Myrvegetation i Bergslagen. [Mire vegetation in Bergslagen, Sweden] // Acta Phytogeogr. Suec. – 1948. – N 21. – P. 1–299.

23. Tahvanainen T. Diversity of water chemistry and vegetation of mires in Kainuu region, middle boreal Finland // Dissertation in Biology. University of Joensuu, PhD. – 2005. – N 33. – P. 1–26.

24. Tuomikoski R. Untersuchengen ber die Untervegetation der Bruchmoore in OstFinnland. I. Zur Methodik der pflanzensoziologischen Sys tematik // Ann. Bot. Soc. “Vanamo”. – 1942. – N17 (1). – S. 1–203.

ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ HAMMARBIA PALUDOSA (L.) O.KUNTZE В РИВНЕНСКОМ ПРИРОДНОМ ЗАПОВЕДНИКЕ (УКРАИНА) Головко О.В., 2Орлов A.A., 3Якушенко Д.Н.

Ривненский природный заповедник Сарны, Украина;

e-mail: oksana_golovko@ukr.net Полесский филиал УкрНДИЛГА им. Г.М. Высоцкого Житомир, Украина Институт ботаники им. Н.Г. Холодного НАН Украины Киев, Украина Проведен анализ эколого-ценотических условий произрастания Hammarbia paludosa (L.) O. Kuntze, большая популяция которого впер вые найдена в 2008 г. на болотном массиве Коза-Березина Билоозер ского лесничества Ривненского природного заповедника.

  Узкая экологическая амплитуда и произрастание в специ фических экотопах делает болотные виды семейства Orchidaceae чрезвычайно чувствительными к действию небла гоприятных факторов. Охрана видов этой группы в условиях ex situ не эффективна;

на первое место в усилиях по их сохране нию выходит охрана экотопов, в которых они встречаются.

Именно поэтому исследования эколого-ценотических особен ностей болотных орхидей на территории Ривненского природ ного заповедника (РПЗ) актуальны.

Одним из таких видов является Наmmarbia paludosa (L.) O.Kuntze – бореальный вид, внесенный в «Красную книгу Ук раины» [1] (ІІ категория – уязвимый вид). Главной угрозой для H. paludosa считают изменения гидрологического режима бо лот, которые наступают в результате проведения осушительной мелиорации, приводящей к смене гидрохимических процессов и возрастанию затенения вследствии развития древесно-кустар никового яруса [1, 2, 3]. Ареал вида голарктический [4];

в Ук раине проходит южная граница ареала, данный вид встреча ется в Карпатах, Предкарпатье, Расточье, Полесье и Лесо степи. В полесских районах Украины, Беларуси и Польше из вестно лишь несколько местонахождений H. palludosa [2, 3].

Долгое время для Западного Полесья Украины было из вестно единственное местонахождение H. paludosa на мезо трофном участке болота Сомино (современная территория РПЗ) в сообществе с преобладанием Carex lasiocarpa и Sphagnum cuspidatum [5]. С тех пор в РПЗ вид больше не нахо дили [6, 7]. В августе 2008 года нами найдена значительная по пуляция H. palludosa на болотном массиве Коза-Березина Би лоозерского лесничества РПЗ. Ближайшим к ней является ло калитет вида в Черемском ПЗ [8].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.