авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Содержание ПОЗИЦИИ РОССИИ И США В ПОЛИЦЕНТРИЧНОМ МИРЕ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Что касается почти полного молчания Советского Союза в отношении Северо-Западного прохода, то можно предположить, что советское правительство решило не нарушать хрупкий баланс, который позволил Канаде и США "согласится не соглашаться". (Если бы Москва публично высказалась в поддержку Канады, то Вашингтон мог бы решить, что независимую канадскую позицию больше терпеть нельзя.) Другим объяснением может служить то, что Москва не беспокоилась на предмет того, что какая-либо иностранная держава может оспорить её притязания, открыто направив свои корабли в плавание по Северному морскому пути. В этом случае риск развязывания ядерного конфликта был бы слишком высок, а единственными американскими кораблями, способными осуществить надводное плавание, были легковооруженные ледоколы Береговой охраны, которые не шли ни в какое сравнение с мощным Северным флотом СССР.

В настоящее время, характеризуемое окончанием "холодной войны" и таянием морских льдов, в политическом ландшафте доминируют экологические озабоченности и экономические мотивы. Россия только что стала членом ВТО, и в качестве основной парадигмы соперничество на Севере уступило место сотрудничеству. В ноябре 2007 г.

премьер-министр Канады С. Харпер и тогдашний премьер-министр РФ Виктор Зубков приняли совместное заявление "О канадо-российском экономическом сотрудничестве" (Joint Statement on Canada-Russia Economic Cooperation). В январе 2010 г., по сведениям Викиликс, г-н Харпер сказал Генеральному секретарю НАТО Андерсу Ф. Расмуссену, что Североатлантическому альянсу нет нужды вмешиваться в дела Арктики, поскольку "в Арктике Канада поддерживает с Россией хорошие рабочие взаимоотношения" и "вероятности развязывания конфликта в Арктике нет".

Что касается нынешнего президента России, то в сентябре 2010 г. на конференции в Москве г-н Путин заявил следующее: "Хорошо известна давняя, проверенная истина: в одиночку в Арктике выжить трудно. Тут сама природа за * Так до начала XX века именовался Северный морской путь. - Перев.

стр. ставляет людей, народы, да и целые государства помогать друг другу". Высказывание г-на Путина было сделано ровно через неделю после того, как российский и норвежский министры иностранных дел подписали договор "О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцовом море и Северном Ледовитом океане" (Treaty Concerning Maritime Delimitation and Cooperation in the Barents Sea and the Arctic Ocean), где две эти страны ранее оспаривали принадлежность 175 тыс. кв. км морского дна, богатого нефтью и природным газом. Затем, в мае 2011 г. Россия, Канада, США, Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия и Исландия заключили международное соглашение "О сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике" (Agreement on Cooperation on Aeronautical and Maritime Search and Rescue in the Arctic) -первый правовой документ, согласованный в рамках Арктического совета.

Всё это имеет отношение к Северному морскому пути и Северо-Западному проходу. В феврале 2009 г. Алан Кессел, старший юрист Министерства иностранных дел и международной торговли Канады, встретился со своим российским коллегой Романом Колодкиным в Москве. В российской записи этой беседы сказано: "Обе стороны отметили высокую степень сходства их позиций по проблеме международного судоходства в Северо-Западном проходе (Канада) и по Северному морскому пути (Россия).

Существующие ограничения, применяемые в этих районах, нужны для того, чтобы сохранить хрупкую морскую экологию, и они согласуются с теми правами, которые Конвенция ООН по морскому праву признаёт за прибрежными государствами в покрытых льдом районах. Обе стороны согласились провести более детальные консультации по этому вопросу, включая проблему прав на исторические воды в контексте продолжающихся споров с США об их статусе".

Заключение В годы "холодной войны" советские подводные лодки проходили по Северо-Западному проходу без разрешений, но они никогда не угрожали суверенитету Канады, поскольку главное предназначение кораблей такого типа - не быть обнаруженными, а, согласно международному праву, создавать новые права могут только открытые действия. Однако сегодня, когда морской лёд активно тает, а иностранные грузоперевозчики ищут северные пути для транспортировки, момент, когда другие страны присоединятся к США и открыто оспорят канадские и российские притязания, является лишь вопросом времени.

За более чем два десятилетия, прошедших со времени окончания "холодной войны", Россия и Канада стали частью единой глобальной экономики и активно взаимодействуют в Арктике. В этих кардинально изменившихся условиях Москва и Оттава должны воспользоваться возможностью сформулировать совместную российско-канадскую позицию по правовому статусу Северного морского пути и Северо-Западного прохода.

Такое дипломатическое сотрудничество по конкретному вопросу усилило бы переговорные позиции обеих стран, которые стремятся - в одиночку или совместно достичь долгосрочного компромисса с Соединёнными Штатами.

стр. КОНГРЕСС И ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА АМЕРИКАНЦЕВ (1945 Заглавие статьи 1953 гг.) Автор(ы) Н. Ю. Семенцов США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Источник Ноябрь 2012, C. 59- Ретроспектива Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 47.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи КОНГРЕСС И ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА АМЕРИКАНЦЕВ (1945- гг.) Автор: Н. Ю. Семенцов УДК 94(73)" 1945/1953" Волгоградский государственный университет В статье рассматривается деятельность Конгресса США в 1945 - 1953 гг., связанная с темой гражданских прав, а также оцениваются результаты этой деятельности.

Ключевые слова: Конгресс, гражданские права, афроамериканцы, Г. Трумэн.

Во второй половине XX века и в текущем столетии США активно используют тему гражданских прав, особенно, когда речь идёт о других странах, в своей политике на международной арене.

К сфере внешней политики относится, несомненно, принятая в 1974 г. и продолжающая действовать до сих пор поправка Джексона - Вэника: в свое время она ограничивала торговлю с СССР, а теперь осложняет отношения с Россией. Поводом для её введения послужил запрет на выезд евреев из Советского Союза.

В 1999 г. необходимость прекращения этнических чисток и защиты албанского населения послужила основанием для проведения военной операции блока НАТО в Югославии. В настоящее время нарушение прав человека в Сирии используется как аргумент в международном обсуждении положения дел в этой стране. Список подобных примеров может быть продолжен.

Важным инструментом внешней политики США вопрос о гражданских правах населения независимо от расовой, национальной о религиозной принадлежности стал вскоре после окончания Второй мировой войны. Только тогда, когда сами американцы достигли значительного прогресса в борьбе за гражданские права в своей стране, данная тема смогла стать одним из козырей внешней политики Вашингтона.

Период с 1954 по 1965 г. был в этом смысле особенно показательным. В 1954 г.

Верховный суд США принял историческое решение по делу "О. Браун против Совета по образованию Топики" о признании незаконным раздельного обучения белых и чёрных детей. После этого под давлением общественных организаций государство предприняло ряд шагов в направлении призна * СЕМЕНЦОВ Николай Юрьевич - аспирант Волгоградского государственного университета. E-mail:

Sementsovnikolai@gmail.com стр. ния и закрепления гражданских прав в США. Об этом свидетельствует принятие законов о гражданских правах 1957, 1960 и 1964 гг.;

об избирательных правах - 1965 г. и 24-й поправки к Конституции в 1964 году.

Доклад президентского комитета по гражданским правам, подготовленный по инициативе Г. Трумэна в 1946 г., начинался такими тезисами: "В послевоенном мире мы занимаем столь заметное положение, что даже самые малые наши действия могут возыметь серьёзные последствия... Цель внешней политики Соединённых Штатов распространение мира и прогресса во всём мире. Мы стараемся, чтобы никакие, даже самые острые политические разногласия с другими странами не препятствовали этому.

Однако огромной проблемой остаётся ситуация с гражданскими правами у нас на родине..." [23].

В 1945 - 1953 гг. дебаты в Конгрессе США постоянно затрагивали важные проблемы гражданских прав. Дискуссии подготовили почву не только для всеамериканского движения за расовое равенство, но и во многом создали предпосылки для современной внешнеполитической риторики США.

Борьба за отмену избирательного налога Важной составляющей борьбы за гражданские права были дискуссии в Конгрессе, направленные на отмену подушного избирательного налога.

В восьми южных штатах - Алабаме, Арканзасе, Джорджии, Миссисипи, Южной Каролине, Теннесси, Техасе и Вирджинии - этот налог существовал до 1964 г. Только человек, ежегодно плативший некоторую сумму в казну штата (обычно 1 - 2 доллара), мог принимать участие в голосовании [18, р. 376].

Отмена избирательного налога была важна не только для чёрных, но и для белых избирателей, потому что именно белые составляли 60% лиц, лишённых права голоса в связи с неуплатой вышеупомянутого налога [3, р. 264 - 265;

18, р. 378]. Его упразднение могло вызвать серьёзный рост электората и сулило выгоды для реформаторских сил.

Конгресс США 79-го созыва действовал с 3 января 1945 г. по 3 января 1947 г.

Сформированный ещё во время войны в президентство Ф. Рузвельта, он завершал работу уже по её окончании при Г. Трумэне. Большинство в обеих палатах составляли демократы: в Палате представителей у них было 242 места, у республиканцев - 191. В Сенате демократам принадлежало 57 мест и 38 имели республиканцы. Кроме того, и в той и в другой палате работало по одному депутату от Прогрессивной партии. В Палате представителей также один мандат был у Американской рабочей партии.

В политической системе США, как известно, доминируют две партии - Республиканская и Демократическая. Однако значение "третьих", или "малых", партий также не стоит преуменьшать. Например, видный учёный-американист доктор исторических наук Э. А.

Иванян отмечал, что малым партиям в большей степени, чем доминирующим свойственны радикальные реформаторские устремления [2].

Деятельность 79-го Конгресса стала одним из доказательств этого тезиса. 3 января 1945 г., в первый же день его работы конгрессмен от Американской стр. рабочей партии Вито Маркантонио предложил на рассмотрение проект закона об отмене избирательного налога (H.R. 7) [5, р. 18]. В соответствии с парламентской процедурой, предлагаемые законопроекты сначала проходили через Комитет по регламенту Палаты представителей, который определял порядок рассмотрения документа и дату его обсуждения. Фактически комитет мог блокировать любой законопроект. Чтобы избежать этого, Маркантонио предложил также резолюцию, согласно которой билль должен был принудительно выноситься на обсуждение палаты. Резолюция собрала необходимый минимум в 218 подписей (простое большинство в Палате представителей) [5, р. 5290 5291]. 10 июня 1945 г. 224 голосами "за" резолюция (N 139) была освобождена от рассмотрения Комитетом по регламенту, а затем 220 голосами одобрена [5, р. 5895 5896]. Сам законопроект рассматривался на следующий день, 11 июня. После непродолжительного обсуждения за него проголосовал 251 парламентарий, "против" - [5, р. 5974 - 6003].

И во время голосования по процедурным вопросам, и при рассмотрении билля по существу наблюдалась одна и та же картина: республиканцы и демократы от северных штатов противостояли демократам Юга. Интерес представляет аргументация, использовавшаяся демократами-южанами. Так, представитель штата Миссисипи Дж.

Рэнкин заявил, что предложения Маркантонио носят антиконституционный характер, поскольку принятие федерального закона, регулирующего выборы в штатах, означает ущемление законных полномочий правительств штатов. Кроме того, Рэнкин обвинил Маркантонио в пропаганде коммунистических идей. Таким образом, противники законопроекта избегали формулировок, которые могли бы быть расценены как проявления расизма. Напротив, Рэнкин заявил, что в его штате "белые живут вместе с черными гораздо лучше, чем на Севере" [5, р. 5893].

Далее законопроект был передан в Сенат, где 29 июля 1946 г. лидер сенатского большинства демократ-северянин Альбен Баркли (от штата Кентукки) внёс его на рассмотрение [6, р. 10382 - 10383]. Документ был поддержан, после чего сенатор постарался побыстрее закончить обсуждение и перейти к голосованию. Баркли и его соратники понимали, что их шансы на преодоление сопротивления оппонентов, использовавших тактику обструкции, т.е. намеренного затягивания дебатов, были невелики. К тому же президент Трумэн не оказал необходимой поддержки законопроекту.

Во время одной из пресс-конференций глава государства заявил: "Этот вопрос южные штаты должны разрешить самостоятельно... Я не думаю, что кто-то может решить это за них" [22]. Процедурное голосование о завершении обсуждения состоялось 31 июля. Его итоги: 39 "за" и 33 "против" [6, р. 10511 - 10512]. Таким образом, демократам не * Американская рабочая партия - политическая партия США социалистического толка, существовавшая с 1934 по 1956 г. Партия действовала в штате Нью-Йорк. Её электорат представляли социал-демократы, а также члены профсоюзов.

** Вито Маркантонио (1902 - 1954)- американский юрист и политик. Избирался в Палату представителей Конгресса в 1934 г. от республиканской партии;

в 1938, 1940, 1942, 1944, 1946 и 1948 гг. - от Американской рабочей партии [19].

стр. хватило всего восьми голосов для необходимого квалифицированного большинства.

Обструкция не была преодолена, что предопределило провал законопроекта.

Следует отметить, что при голосовании в Сенате по существу законопроекта он считается одобренным, если за него проголосует простое большинство сенаторов. В то же время для преодоления обструкции, как уже отмечалось, необходимо квалифицированное большинство, т. е. две трети голосов.

Таким образом, дискуссия в 79-м Конгрессе об отмене избирательного налога обнажила весьма важную проблему, стоявшую на пути реформ, - несовершенство парламентской процедуры. Именно это порождало парадоксальную ситуацию: несмотря на то, что большинство в Конгрессе выступило за отмену избирательного налога, меньшинство сумело заблокировать важнейший законопроект. В то же время статистика голосования по биллю позволяла его сторонникам рассчитывать на успех уже в новом послевоенном Конгрессе.

В Конгрессе 80-го созыва впервые за два десятилетия большинство в обеих палатах получили республиканцы. В Сенате у республиканцев был 51 мандат, у демократов - 45;

в Палате представителей - 248 и 185 соответственно. По-прежнему и в той, и в другой палате было по одному депутату от Прогрессивной партии. Уже упоминавшийся В.

Маркантонио от Американской рабочей партии вновь получил место в Палате представителей.

Не сумев решить вопрос об отмене избирательного налога в Конгрессе 79-го созыва, парламентарии подняли его вновь. 3 января 1947 г., в день открытия нового Конгресса, Джордж Бендер, конгрессмен-республиканец от Огайо внёс соответствующий законопроект (H.R. 29) [6, р. 10382 - 10383] на рассмотрение Комитета по административным вопросам Палаты представителей. Поскольку республиканцы теперь имели большинство в комитетах, вновь инициировать процедуру принудительного вынесения билля на рассмотрение Палаты не потребовалось. 16 июля комитет внёс законопроект в повестку дня;

он был поддержан 290 конгрессменами, и только выступили против. В рядах сторонников законопроекта наблюдалась значительная консолидация: среди республиканцев "за" высказались 216 из 230 человек, среди демократов-северян - 64 из 65. Южане оказались в меньшинстве: их насчитывалось человек, при этом девять из них приняли сторону политических конкурентов и поддержали законопроект [7, р. 9522 - 9552]. Далее документ был передан в сенатский Регламентно-административный комитет, где находился до 1948 г. [7, р. 9635].

В 1948 г. в США началась президентская избирательная кампания, и, претендуя на переизбрание, Г. Трумэн наконец высказался за отмену избирательного налога. 2 февраля 1948 г. он обратился со специальным посланием к Конгрессу. Отмечая, что в семи штатах всё ещё существуют законы об избирательном налоге, а в других "имеют место дискриминационные действия федеральных чиновников, препятствующих гражданам в осуществлении надёжной защиты права голоса", президент предложил изменить такое положение дел [25].

стр. Однако Трумэн, вероятно, понимал, что его предложение будет отвергнуто Конгрессом, и сделал он его лишь в поисках политической выгоды накануне выборов [1, с. 87].

30 апреля 1948 г. законопроект был одобрен и без поправок вынесен на обсуждение Сената. 29 июля сенатор-республиканец от штата Небраска Кеннет Вери инициировал рассмотрение законопроекта. Начавшиеся дебаты заняли два дня, - в основном обсуждалась конституционность билля. 2 августа Вери высказался за прекращение дебатов и переход к голосованию по существу [8, р. 9597 - 9598]. Это вызвало возражение демократа Ричарда Рассела от Джорджии, узревшего в действиях оппонента нарушение процедуры. По его мнению, механизм по преодолению обструкции нельзя было распространять на рассматриваемый законопроект [8, р. 9559 - 9560]. Начавшуюся дискуссию прекратил республиканец от Мичигана Артур Ванденберг, исполнявший обязанности председателя Сената. Будучи сторонником реформы, он, тем не менее, был вынужден констатировать юридическую обоснованность протеста Рассела [8, р. 9600 9604]. Демократам-южанам вновь удалось блокировать законопроект.

Парламентские дебаты по поводу отмены избирательного налога в Конгрессе 80-го созыва ярко продемонстрировали растущую значимость расового вопроса для политической элиты США. Год очередных выборов в Конгресс (1948 г.) совпадал с кампанией по выборам президента, что придавало особый статус проблеме гражданских прав.

Законопроект об отмене избирательного налога поспешили поддержать и демократы, и республиканцы, рассчитывая получить дивиденды в виде голосов избирателей для своих кандидатов уже ближайшей осенью. В то же время до предела обострились противоречия внутри Демократической партии. Весьма выгодный для демократов-северян политический лозунг об отмене избирательного налога оказался неприемлемым для демократов Юга.

Неслучайно в 1948 г. из Демократической партии выделилась партия прав штатов, или партия диксикратов, которая выдвинула собственного кандидата в президенты - Строма Тэрмонда. По мнению некоторых исследователей, главной причиной столь глубокого раскола в стане демократов стал именно расовый вопрос [1, с. 86].

В 1949 - 1951 гг. работал Конгресс 81-го созыва, в котором снова доминировали демократы, получившие по результатам выборов 1948 г. большинство мест в обеих палатах (53 места против 43 у республиканцев в Сенате и 263 места против 171 - в Палате). Представители Демократической партии по-прежнему стремились провести в жизнь законопроект об отмене избирательного налога.

3 марта 1949 г. член Палаты представителей от Демократической партии Мэри Нортон внесла на обсуждение законопроект H.R. 3199 [9, р. 1842]. Документ предусматривал упразднение избирательного налога не только на самих выборах, но и на праймериз (предварительные внутрипартийные выборы). За * Председателем Сената обычно является вице-президент, но в тот период эта должность оставалась вакантной, поскольку Г. Трумэн исполнял обязанности президента после смерти Ф. Рузвельта.

стр. конопроект попал на рассмотрение Комитета по административным вопросам, председателем которого была сама Мэри Нортон. 24 июня комитет передал его на обсуждение Палаты. После некоторых споров о конституционности законопроекта он был принят 273 голосами против 116 [9, р. 10097 - 10124, р. 10220 - 10248]. Билль вновь поддержали республиканцы и демократы-северяне, в то время как демократы-южане выступили против.

Далее законопроект поступил на рассмотрение сенатского Регламентно административного комитета. К этому времени изменились процедурные правила в Сенате: принципиальная возможность преодоления обструкции распространялась теперь и на этот билль, но одновременно был увеличен кворум. Если ранее за преодоление обструкции должны были высказаться две трети голосовавших сенаторов, то теперь необходимо было набрать две трети голосов всех членов Сената. В результате сенаторы демократы, видя возросшую сложность преодоления обструкции, отказались от идеи продвижения законопроекта [17, р. 82]. Таким образом, инициатива по отмене избирательного налога должной поддержки в Конгрессе не получила.

Законопроект М. Нортон в Конгрессе 81-го созыва стал последней парламентской попыткой искоренить избирательный налог. Новые билли на рассмотрение более не вносились, поскольку все усилия были заранее обречены на провал [18, р. 377]. Важно отметить, что демократы-южане выступали за сохранение налога не только в силу своих расовых предрассудков. Прежде всего, они опасались создания прецедента, при котором федеральная власть вмешивалась бы в местный избирательный процесс, относившийся к юрисдикции штатов. Поэтому со второй половины 1940-х годов актуальным стало движение за принятие соответствующей поправки к Конституции США. В отличие от федерального закона, конституционная поправка не вызывала столь сильного неприятия у южан, так как предпосылок для ущемления прав штатов она создать не могла [17, р. 80].

В 1950-х годах широкую известность получил проект конституционной реформы, предложенный сенатором Спессардом Холландом от Флориды. В итоге его проект был принят Конгрессом в 1962 г., ратифицирован тремя четвертями штатов в 1964 г. и получил официальный статус 24-й поправки к Конституции [26].

Федеральная Комиссия по справедливому найму Ещё одной из горячо обсуждаемых в Конгрессе тем в рассматриваемый период стала возможность законодательного закрепления недискриминационных правил по приёму на работу. Предпосылки для этого процесса создал ещё Ф. Рузвельт, подписав 25 июня г. под сильным давлением негритянских общественных организаций указ N 8802.

Документ запрещал "практику дискриминации на основе расового, национального, религиозного признаков при приёме на работу в правительственные учреждения и на предприятия оборонной отрасли" [13]. Для контроля за исполнением этого указа была создана федеральная Комиссия по справедливому найму (Fair Employment Prac стр. tices Commission, FEPC). В её обязанности входило рассмотрение жалоб и выявление случаев дискриминации при приёме на работу. Однако возможности комиссии по защите прав трудящихся были весьма условными. Прежде всего, она не имела инструмента для наказания работодателей, практикующих дискриминацию;

к тому же, срок существования комиссии был ограничен: предполагалось, что она должна продолжить работу до окончания войны в Европе и на Тихом океане. В юридическом отношении комиссия серьёзным институтом не считалась. В 1944 г. с подачи демократов-южан Конгресс принял поправку, согласно которой финансирование агентств, учреждённых президентскими указами, происходило только с одобрения законодателей. Уже в 1945 г.

Комиссия по справедливому найму была лишена финансирования, а 30 июня 1946 г.

прекратила своё существование [4, р. 39 - 40].

Всё это делало очевидной необходимость в будущем придавать создаваемым комиссиям особый статус. Для этого их работа должна была основываться не на указе президента, а на законе, принятом Конгрессом. Нужно отметить, что движение за законодательное закрепление статуса Комиссии по справедливому найму носило более широкий характер, чем движение за отмену избирательного налога. С 1944 г. в США существовал созданный правозащитником Филипом Рэндолфом Совет в поддержку постоянно действующей Комиссии по справедливому найму [16, р. 84]. Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения [20], Национальная городская лига, различные еврейские, христианские и рабочие организации, например Конгресс промышленных организаций, также разделяли идею создания подобного органа. Такая поддержка отражала общенациональный характер самой проблемы. Дискриминация при приёме на работу имела место не только на юге, но и по всей стране. Кроме того, от неравенства страдали как афроамериканцы, так и представители других национальных и религиозных меньшинств. Наконец, невозможность получать полноценный трудовой доход и достаточные средства к существованию сама по себе имела для людей более важное значение, чем ограничение их избирательного права [4, р. 41].

К 1945 г. парламентарии от обеих партий осознали необходимость законодательного закрепления полномочий Комиссии по справедливому найму. В Палате представителей с соответствующими инициативами выступили демократы Томас Скэнлон, Уильям Доусон и республиканец Чарлз Лафолет, в Сенате - демократ Деннис Чавез. Всего в течение месяца с начала работы 79-го Конгресса мало отличавшиеся друг от друга по содержанию законопроекты предложили 11 конгрессменов. Так, председатель Комитета по трудовой политике Палаты представителей М. Нортон отмечала: "Предложения, содержащиеся в десяти из этих биллей, идентичны, а законопроект, предложенный председателем комитета (самой М. Нортон - Н. С.) основывается на них" [15, р. 40]. 16 февраля 1945 г.

законопроект Нортон N 2232 был вынесен на рассмотрение Палаты [5, р. 1207]. Документ предполагал поставить вне закона дискриминацию при трудоустройстве к частным работодателям, при вступлении в профсоюзы и поступлении на службу в правительственные учреждения. Также предлагалось создать специальное агентство, которое должно было на стр. называть работодателей, практикующих дискриминацию, и вызывать их в суд.

Предполагалось, что агентство будет выпускать нормативные акты, призванные бороться с дискриминацией.

Законопроект подлежал одобрению со стороны Комитета по регламенту Палаты представителей, который контролировали демократы-южане. И чтобы избежать этой процедуры, Нортон инициировала сбор подписей под соответствующей петицией. Однако к декабрю 1945 г. было собрано только 157 подписей. Демократ Альберт Гор (отец будущего вице-президента США Альберта Гора-младшего) возложил ответственность за недостаточную поддержку петиции на республиканцев. По его словам, из 157 подписей только 50 принадлежали республиканцам, в то время как в Палате представителей они имели 190 мандатов [5, р. 11778 - 11780]. Лидер республиканского меньшинства Джозеф Мартин заявил о поддержке республиканцами проекта, но на деле подписи собрать не удалось [5, р. 1780].

В это же время демократы-южане заручились поддержкой республиканцев в обеих палатах, чтобы ограничить деятельность уже существующей Комиссии по справедливому найму. Комиссия регулировала трудовые отношения в сфере госслужбы и оборонной промышленности, поэтому окончание войны стало удобным предлогом для сокращения её финансирования. В законопроект N3368 о финансировании военных ведомств в 1945 г.

были внесены поправки, сильно урезавшие ассигнования на деятельность Комиссии. июня 1945 г. Сенат обсуждал внесённую демократом-южанином А. Баркли поправку, предусматривавшую сокращение бюджета Комиссии на 1946 г. почти вполовину: с тыс. до 250 тыс. долл. Как пояснил Баркли, документ носил компромиссный характер. С одной стороны, финансирование Комиссии сохранялось, хотя и в урезанном виде, с другой стороны, удавалось избежать долгой дискуссии, которая могла бы оставить другие важные правительственные учреждения, связанные с обороной, без финансирования.

Поправка была поддержана в соотношении 42:26 голосов [5, р. 7064]. "За" высказались демократы-северяне и республиканцы. Демократы-южане, желая полной ликвидации Комиссии, на компромисс не пошли и голосовали против поправки.

Не добившись своей цели в Сенате, противники Комиссии продолжали наступление на неё в Палате представителей. В июле 1945 г. республиканец Фрэнсис Кейс предложил поправку в тот же законопроект, намереваясь запретить финансирование комиссии после июня 1946 г. в случае, если её статус не будет закреплён законодательно. По результатам голосования - 142 "за" и 116 "против" поправка была принята [5, р. 7489]. Далее законопроект с этой поправкой был одобрен Сенатом, и 15 июля 1945 г. получил статус закона. Уже к декабрю Комиссия закрыла все свои представительства, кроме трёх.

Когда Сенат вновь собрался в 1946 г., Д. Чавез вновь поднял вопрос о Комиссии по справедливому найму. Он внёс законопроект N 101, в котором запрещалась дискриминация при приёме на работу в частные фирмы и профсоюзы. При этом Комиссию предполагалось наделить широкими полномочиями по расследованию случаев дискриминации и наказанию виновных.

стр. По поводу законопроекта разгорелись жаркие дебаты. Сенатор-демократ от Миссури Джеймс Истленд заявил, что политика правительства грозит "национализацией промышленности и установлением бюрократического контроля над экономической жизнью Соединённых Штатов" [6, р. 806].

Представитель Техаса Уилберт Ли О'Дэниел назвал законопроект "мерзким, коммунистическим и безумным". Он также предположил, что законопроект станет предметом борьбы между республиканцами и демократами-северянами за голоса чернокожего меньшинства. Демократ-южанин Джон Овертон, (представлявший Луизиану) попытался отговорить своих коллег из северного крыла партии от поддержки законопроекта. По его мнению, афроамериканцы в любом случае продолжили бы поддерживать республиканцев, испытывая по отношению к ним чувство благодарности за действия по отмене рабства. Закончил он лозунгом: "Мы не хотим видеть негров в рядах нашей партии. Им здесь не место" [6, р. 814].

Высказывание сенатора Овертона отражает несовпадение подходов в Конгрессе к тому, какое значение имели голоса афроамериканцев. Сенатор-республиканец Гомер Кейпхарт в ответ на высказывание коллеги заявил: "Мы в Республиканской партии желаем привлечь голоса чернокожих избирателей, потому что они - американцы" [6, р. 814]. Демократ Джеймс Мид поспешил отметить, что афроамериканцы "могут найти дом в Демократической партии", так как "в Нью-Йорке афроамериканцы поддерживали успешную администрацию Франклина Делано Рузвельта, поскольку они понимали тогда, что Рузвельт всем сердцем стремился улучшить жизнь негров, как и Линкольн в своё время" [6, р. 815].

Споры вокруг учреждения постоянной Комиссии по справедливому найму демонстрируют различие в отношении двух партий к проблеме гражданских прав.

Несмотря на то что борьба за отмену рабства, которую вели республиканцы, уже ушла в прошлое и отчасти забылась, демократы не попытались воспользоваться ситуацией и перетянуть на свою сторону чернокожих избирателей. В то время как республиканцы в 1944 г. включили в программу тезис о "необходимости законодательного учреждения на федеральном уровне Комиссии по справедливому найму" [21], демократы заняли более сдержанную позицию. В своей программе они туманно говорили о "праве национальных и религиозных меньшинств на жизнь, развитие и избирательное равенство, гарантированное Конституцией" [12]. В Демократической партии значительное крыло составляли представители южных штатов, бывшие зачастую носителями расистских идей. Поэтому заявления о поддержке национальных и расовых меньшинств могли означать раскол в партии, что и случилось в 1948 г., когда от демократов отделились диксикраты.

На деле же и республиканцы балансировали между реформой и сохранением консервативного курса. Так, лидер республиканцев в Сенате Роберт Тафт поддержал демократа Д. Чавеза в продвижении законопроекта, выступив за прекращение дебатов и переход к голосованию. Но при этом он не заявил, что поддерживает билль: "Я всегда буду выступать за прекращение затянувшихся дебатов, независимо от своего отношения к законопроекту, если стр. вижу, что обе стороны получили достаточно времени для выражения своей точки зрения.

Я полагаю, что ситуация, когда 2/3 Сената поддерживает проект, а одна треть может заблокировать его принятие, дискредитирует Конгресс" [6, р. 722].

Спустя шесть дней Тафт высказался в поддержку учреждения постоянной Комиссии по справедливому найму: "В большинстве городов средний доход негров ниже среднего дохода белых, и эта дискриминация сильно сужает возможности для цветных жить честно" [6, р. 1059].

Однако когда дело дошло до голосования по существу законопроекта, Р. Тафт его не поддержал. Всячески подчеркивая стремление помочь афроамериканцам, он призывал учредить Комиссию по справедливому найму на добровольных началах и без широких полномочий. Тафт высказывал опасения, что билль, предложенный Чавезом, угрожал "всем принципам республиканцев, устанавливая контроль над бизнесом и расширяя полномочия правительства" [6, р. 1193 - 1194]. Другие сенаторы-республиканцы высказали сходную точку зрения.

В такой ситуации обструкции законопроекта избежать не удалось. Голосование по её преодолению закончилось с результатом 48 против 36 [6, р. 1219], т. е. необходимых двух третей голосов набрано не было. При этом несколько республиканцев высказались за продолжение дебатов, что и решило исход голосования. Таким образом, республиканцы заняли весьма выгодную позицию. С одной стороны, они могли говорить о том, что поддерживали столь важный для чернокожего населения билль. С другой же - по существу помогли его заблокировать демократам-южанам, которые приняли на себя значительную часть ответственности за исход голосования.

Вопрос о создании постоянно действующей Комиссии по справедливому найму был поднят вновь в Конгрессе 81-го созыва. Демократы предложили сразу два законопроекта, идентичных рассмотренным в 1945 - 1946 гг., - билль 1728 был выдвинут сенатором Джеймсом Макграфом, а 4453 - конгрессменом Адамом Клейтоном Пауэллом. Однако перед тем, как Конгресс перешёл к рассмотрению этих предложений, парламентарии в обеих палатах попытались принять меры, чтобы защитить законопроекты от обструкции и волокиты в комитетах Конгресса [4, р. 80].

5 января 1949 г. сенаторы-республиканцы Уэйн Морс, а также Леверет Салтонстэл, Уильям Ноуленд и Гомер Фергюсон внесли два проекта соответствующей реформы.

Правила, регулирующие порядок обструкции, предлагалось распространить на все виды вопросов, обсуждаемых в Сенате. Вариант Морса предусматривал возможность преодоления обструкции простым большинством голосов, а совместный проект других трёх сенаторов - двумя третями голосов. При этом Морс заявил: "По вопросу о необходимости принятия мер по борьбе с обструкцией у республиканцев не существует принципиальных расхождений. Демократы же делают всё возможное, чтобы не пропустить реформу" [9, р. 58].

Учитывая опыт предыдущего Конгресса, парламентарии обратились к вице-президенту А.

Баркли за разъяснениями о том, может ли правило о пре стр. одолении обструкции распространяться на все законопроекты. Вопреки прецедентному решению Ванденберга, Баркли подтвердил, что юридических препятствий для этого не существует [9, р. 2173]. Однако сенаторы отвергли резолюцию вице-президента [9, р.

2275;

18, р. 400].

В итоге был найден компромисс: преодолеть обструкцию стало возможным по любым вопросам, но теперь за это должны были высказаться две трети всех сенаторов, а не только присутствующих. Это существенно осложняло её преодоление. В голосовании против радикальной реформы и в поддержку компромиссного решения содействие южным демократам оказала значительная часть республиканцев. Обозреватель газеты "Нью-Йорк таймс" Артур Крок так комментировал это: "Многие республиканцы хотели продемонстрировать свое стремление помочь меньшинствам и отвоевать часть традиционного электората у демократов" [24]. Однако когда появилась возможность сделать существенный шаг вперёд, поддержав инициативу вице-президента Баркли, республиканцы этого не сделали.

Помимо обструкции, реформаторским законопроектам в парламенте угрожала другая опасность - быть заблокированным в Комитете по регламенту, о чём упоминалось выше.

Чтобы исключить такую возможность, 3 января 1949 г. в Палате представителей было принято так называемое правило 21 дня. Оно гласило: "Если Комитет по регламенту в течение 21 дня не выносит резолюции относительно рассматриваемого законопроекта либо не допускает его к обсуждению в Палате, то законопроект может быть вынесен на обсуждение напрямую главой разработавшего его комитета" [9, р. 10]. Правило было принято с подавляющим перевесом, "за" голосовали демократы-северяне и значительная часть южан, в то время как большинство республиканцев выступали против.

Но несмотря на некоторые успехи, на пути учреждения постоянной Комиссии по справедливому найму по-прежнему оставалось множество препятствий. Билль H.R. конгрессмена Пауэлла, внесённый в 1949 г., был рассмотрен только в 1950 г., поскольку его противники, прежде всего демократы-южане, использовали любую возможность, чтобы задержать его продвижение. 22 февраля 1950 г. в процессе обсуждения билль был серьёзно изменён. Поправка, предложенная республиканцем Сэмюэлом Макконнеллом, лишала Комиссию по справедливому найму каких-либо механизмов воздействия на недобросовестных работодателей. Также в поправке появилось положение, согласно которому отсутствие среди сотрудников предприятия представителей определённого расового или религиозного меньшинства не могло считаться доказательством нарушения прав этого меньшинства [18, р. 395].

Автор первоначального варианта законопроекта Пауэлл был против таких изменений, но, несмотря на его протесты, демократы-южане и республиканцы поправку провели. На следующий день состоялось голосование по документу в его окончательном, исправленном виде. Интересно, что теперь демократы-северяне голосовали "за", а южане "против". Таким образом, северяне, поначалу выступившие за учреждение сильной комиссии, поддержали даже её ослабленный вариант. Южане же последовательно стояли на своём: сначала попытались ослабить законопроект, а потом похоронить его.

Республиканцы стр. голосовали и за поправку, и за билль с этой поправкой. Именно они в итоге оказались победителями. Из Палаты законопроект вышел настолько изменённым, что его автор назвал документ "подделкой и мошенничеством" [27].

Однако сенаторы отклонили билль, переданный им из Палаты представителей. Жаркие дебаты в Сенате разгорелись вокруг законопроекта сенатора Макграфа, предлагавшего учредить Комиссию по справедливому найму с серьёзными полномочиями. Обсуждение длилось с 10 по 19 мая 1950 г. и переросло в обструкцию. Преодолеть её попытались совместно северные демократы и республиканцы, однако они не смогли обеспечить кворум [10, р. 7299]. Республиканец Ноуленд в провале обвинил демократов, заявив, что среди них за прекращение дебатов проголосовало только 36,5% против 78,5% у республиканцев [10, р. 7300]. В июле 1950 г. лидер демократического большинства Скотт Лукас вновь инициировал процедуру преодоления обструкции, но и она закончилась неудачей [10, р. 9982].

Таким образом, парламентская кампания за учреждение постоянной Комиссии по справедливому найму не увенчалась успехом. При этом необходимо отметить беспрерывные колебания политических сил по вопросам прав меньшинств. В целом же наиболее последовательными защитниками гражданских прав были демократы-северяне.

Южное крыло демократической фракции всё время выступало против реформаторских законопроектов, стремилось ослабить их по сути или не пропустить в принципе. Позиция республиканцев представляется более сложной. С одной стороны, они начали осознавать важность голосов чернокожих избирателей, с другой - были во многом скованы консервативной идеологией. Наконец, в случае поддержки реформаторских законопроектов успех мог бы быть по традиции приписан демократам-северянам.

Поэтому тактику республиканцев можно охарактеризовать как тактику полумер, что выражалось в поддержке "слабой" Комиссии по справедливому найму, а также в деятельности по реформированию некоторых парламентских процедур.

Расовая сегрегация На фоне провалившихся законодательных инициатив в области гражданских прав выделяется одна успешная - это поправка конгрессмена-демократа Пауэлла к законопроекту о школьном питании [H.R. 3370]. Билль был вынесен на рассмотрение Палаты 19 февраля 1946 г. и предполагал выделение федеральной финансовой помощи штатам на обеспечение школьного питания. Ранее практиковались ежегодные программы помощи, но законопроектом предусматривался перевод этой деятельности на постоянную основу. Предлагалось ежегодно выделять 50 млн. долл. на продукты и 15 млн. долл. на обучение и оплату труда персонала, закупку оборудования и оснащение столовых [6, р.

1455].

Первоначальный законопроект содержал положения, направленные против расовой дискриминации. Предполагалось, что в штатах, где есть раздельные школы для обучения белых и чёрных детей, последним будет гарантировано полноценное участие в программе [6, р. 1456]. Однако Подкомитет по ассигнованиям на сельское хозяйство изъял это положение. Глава подкомитета демократ-южанин Малкольм Тарвер поспешил заявить, что в антидискриминаци стр. онном положении нужды нет, а при необходимости соответствующие поправки могут быть внесены во время обсуждения в Палате [6, р. 1456].

Такую поправку внёс чернокожий демократ Пауэлл. Она гласила: "Средства по этой статье не могут выделяться школам, которые расходуют их, дискриминируя представителей расовых, национальных или религиозных меньшинств, а также штатам, несправедливо распределяющим средства между школами для представителей разных рас" [6, р. 1493;

19].

Поправка вызвала широкое обсуждение в Конгрессе. Южные демократы и республиканцы опасались, что штаты, в которых существуют раздельные школы, не получат финансирования в принципе [6, р. 1495]. Однако автор поправки Пауэлл ответил, что не стремился изменять существующую модель среднего образования, а хотел лишь привлечь внимание к борьбе с дискриминацией. Таким образом, поправка не нарушала сложившейся практики "раздельного, но равного" обучения, т.е. сегрегации в образовании. Это позволило ей получить достаточную поддержку в Палате. 21 февраля 1946 г. окончательный вариант билля был одобрен 276 голосами "за" при 101 голосе "против". Проект поддержали демократы-северяне, республиканцы и даже значительная часть демократов-южан. В Сенате билль изменили только в части финансирования - оно увеличивалось почти вдвое;

пункт о борьбе с дискриминацией остался неизменным.

После одобрения обеими палатами Конгресса законопроект был передан президенту Трумэну, который подписал документ 4 июня 1946 г., придав ему статус федерального закона.

Конгрессмен Пауэлл был автором важной поправки к законопроекту о выделении финансирования Федеральному округу Колумбия. Как и в предыдущем случае, для борьбы с дискриминацией был избран финансовый инструмент. Ассигнований лишались любые агентства и департаменты администрации округа, в сфере ответственности которых практиковалась сегрегация. Однако поправка не была принята. Её оппоненты опасались появления прецедента, который бы поставил сегрегацию вне закона, о чём открыто заявил демократ из Техаса Уильям Поуэдж [6, р. 3230].

Определённое влияние на законодателей оказал Президентский комитет по гражданским правам. В 1947 г. он призвал конгрессменов разработать законодательные меры по борьбе с сегрегацией. Для этого предполагалось включать соответствующие условия в законы о выделении федеральных средств. Кроме того, комитет призвал законодательно запретить сегрегацию в сфере федеральной юрисдикции: в Федеральном округе Колумбия, в зоне Панамского канала, в вооружённых силах и в сфере транспортных перевозок между штатами [23]. Парламентарии откликнулись на этот призыв. Конгрессом были предложены соответствующие законопроекты.

* Сенатский законопроект [Sen. 1736 (1951 г.)] по запрещению сегрегации при торговле между штатами, законопроекты Палаты представителей [H.R. 7384 (1952 г.)] по запрещению сегрегации в государственных школах Федерального округа Колумбия, а также [H.R. 547 (1951 г.)] по запрещению сегрегации в вооружённых силах.

стр. 12 апреля 1951 г. в Палате представителей рассматривалось предложение, которое могло свести на нет успехи, достигнутые к тому моменту в десегрегации армии. Предполагалось дать призывникам право служить в подразделениях, составленных из представителей только их расы. Фактически это означало бы возврат к раздельной службе. Однако предложение было отвергнуто 178 голосами против 128 [11, р. 3768]. Подобная ситуация повторилась, когда известный своими расистским взглядами Дж. Рэнкин (демократ, представитель Миссисипи) предложил учредить сегрегированные военные госпитали [11, р. 6201].

Вопрос о сегрегации стоял достаточно остро, что позволяло использовать его в политической борьбе самым необычным образом. Так, в 1949 г. в Конгрессе рассматривался законопроект о социальном жилье. Чтобы не пропустить билль, его противники пошли на неожиданный шаг. Сенаторы Гарри Кейн и Джон Брикер предложили к биллю поправку, запрещавшую сегрегацию при заселении. Сама поправка не имела принципиального значения для законопроекта. Но Кейн и Брикер рассчитывали посредством этой поправки поставить весь документ под удар демократов-южан, последовательно выступавших за сегрегацию. Понимая, что с такой поправкой законопроект обречён на провал, последовательный защитник гражданских прав демократ Пол Дуглас, представлявший штат Иллинойс, вынужден был выступить против поправки, что в конечном счёте позволило пропустить билль в целом [18, р. 390].

В период президентства Г. Трумэна в Конгрессе неоднократно поднимались важнейшие вопросы, касающиеся гражданских прав. Но несмотря на это, по основным из них - об упразднении избирательного налога и учреждении постоянно действующей Комиссии по справедливому найму - не было достигнуто никакого прогресса. Анализ парламентских прений со всей очевидностью показывает, что причиной этого в большинстве случаев становилось несовершенство законотворческих процедур в США. Кроме того, имели место и барьеры сугубо административного характера (широкие полномочия комитетов и практика обструкции;

сложность реформирования самих парламентских правил), и пагубное влияние политической конъюнктуры (отказ республиканцев от поддержки реформ из опасения принести выгоду соперникам). Подобного рода пороки законодательная власть демонстрировала регулярно, по нескольку раз проходя цикл от выдвижения проектов радикальных реформ до сведения их на нет.

Между тем после Второй мировой войны особую актуальность приобрела борьба за искоренение расистских пережитков. Период с 1945 по 1953 г. стал временем разгрома и осуждения фашизма и создания Организации Объединенных Наций, среди основополагающих принципов которой были защита достоинства и ценности человеческой личности, равенство прав больших и малых наций. В условиях начала "холодной войны" активизировалась и советская * В 1948 г. указом N 9981 Г. Трумэн запретил дискриминацию по расовому признаку при приёме на военную службу. В развитие этого указа к 1952 г. во всех подразделениях вооружённых сил США представители разных рас стали служить совместно.

стр. пропаганда, осуждавшая практиковавшиеся в США проявления расизма [1, р. 83].

Несмотря на уверенный рост американской экономики, представители чернокожего меньшинства по-прежнему оказывались в приниженном положении из-за дискриминации при трудоустройстве и т.д.

Представляется очевидным, что именно явное несоответствие между давно назревшей необходимостью фактического закрепления расового равенства и практической неспособностью законодательной власти эти потребности обеспечить и привело к широкомасштабному движению снизу за гражданские права после 1953 года.

Список литературы 1. Головина М. А. Администрация Трумэна и негритянская проблема // Межрасовые и межнациональные отношения в странах Европы и Америки, XIX - XX вв. М.: Институт всеобщей истории, 1996. С. 82 - 90.

2. Иванян Э. А. Двухпартийная система как основа политического процесса в США // США * Канада. 2000. N 11. С. 69 - 80.

3. Brewer W.M. The Poll Tax and Poll Taxes // The Journal of Negro History. 1944. No. 3. P.

260 - 299.

4. Chen A.S. The Fifth Freedom: Jobs, Politics, and Civil Rights in the United States, 1941 1972. Princeton: Princeton University Press, 2009.

5. Congressional Record, 79th Congress, 1st Session.

6. Congressional Record, 79th Congress, 2nd Session.

7. Congressional Record, 80th Congress, 1st Session.

8. Congressional Record, 80th Congress, 2nd Session.

9. Congressional Record, 81st Congress, 1st Session.

10. Congressional Record, 81st Congress, 2nd Session.

11. Congressional Record. 82nd Congress, 1st Session.

12. Democratic Party Platform of 1944, 19.07.1944 // The American Presidency Project (http://www.presidency.ucsb.edu/ws/index.php?pid=29598).

13. Executive Order 8802, 25.06.1941 // U.S. Equal Employment Opportunity Commission (http://www.eeoc.gov/eeoc/history/35th/thelaw/eo-8802.html).

14. Finley K.M. Delaying the Dream: Southern Senators and the Fight Against Civil Rights, 1938 - 1965. Baton Rouge: Luisiana State University Press, 2008.

15. Jenkins J.A., Peck J. Building Toward Major Policy Change: Congressional Action on Civil Rights, 1941 - 1950 // Law and History Review. February 2012. Vol. 31. No. 1.

16. Kersten A.E. A. Philip Randolph: A Life in the Vanguard. Plymouth: The Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2007.

17. Lawson S.F. Black Ballots: Voting Rights in the South, 1944 - 1969. New York: Columbia University Press, 1976.

18. Maslow W., Robison J.B. Civil Rights Legislation and the Fight for Equality, 1862 - 1952 // University of Chicago Law Review. 1953. No. 20. P. 363 - 413.

19. Meyer G. Vito Marcantonio: Radical Politician, 1902 - 1954. New York: State University of New York, 1989.

стр. 20. National School Lunch Act, 1946 // Federal Education Policy History (http://federaleducationpolicy.wordpress.com/2011/02/19/1946-national-school-lunch-act/).


21. Our Stake in a Permanent FEPC // The Crisis. 1945. No. 1. P. 14 - 15.

22. Republican Party Platform of 1944. June 26, 1944 // The American Presidency Project (http://www.presidency.ucsb.edu/ws/index.php?pid=25835#axzzlZX8dhnvp).

23. The President's News Conference with the Keen Teen Club of Chicago. 6.04.1946 // Public Papers of the Presidents. Harry S. Truman. 1945 - (http://www.trumanlibrary.org/publicpapers/index.php?pid=1517&st=&stl=).

24. To Secure These Rights. The Report of the President's Committee on Civil Rights // Harry S.

Truman Library and Museum (http://www.trumanlibrary.org/civilrights/srightsl.htm).

25. Traditional Back-Talk Between Pot and Kettle // The New York Times. 11.02.1949.

26. Truman H.S. Special Message to the Congress on the Civil Rights. 2.02.1948 // Public Papers of the President Harry S. Truman 1945 - (http://www.trumanlibrary.org/publicpapers/index.php?pid=1380&st=&stl=).

27. Twenty-fourth Amendment to the United States Constitution // Wikipedia (http://en.wikipedia.org/wiki/Twenty-fourth_Amendment_to_the_United_States_Constitution# cite_note-nytimesl971 - 9).

28. Voluntary F.E.P.C. Is Passed by House;

Senate Fight Looms // The New York Times.

24.02.1950.

стр. ОТ ИДЕОЛОГИИ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" К ИДЕЕ ЯДЕРНОГО Заглавие статьи РАЗОРУЖЕНИЯ Автор(ы) Т. Б. Аничкина Источник США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Ноябрь 2012, C. 75- Книжная полка Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 18.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ОТ ИДЕОЛОГИИ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" К ИДЕЕ ЯДЕРНОГО РАЗОРУЖЕНИЯ Автор: Т. Б. Аничкина УДК Philip TAUBMAN. THE PARTNERSHIP: FIVE COLD WARRIORS AND THEIR QUEST TO BAN THE BOMB. New York: Harper/HarperCollins Publishers, 2012. 478 p.

В опубликованной в 2012 г. книге "Партнёрство: пять политиков эпохи холодной войны и их призыв запретить ядерную бомбу" её автор подробно рассказывает, как четыре известных и авторитетных американских политических деятеля и один учёный-физик инициировали международную кампанию за ликвидацию ядерного оружия.

Ключевые слова: ядерное разоружение, безъядерный мир.

Филип Таубмен - известный американский публицист, около 30 лет проработавший в качестве журналиста и редактора "Нью-Йорк таймc" (в том числе главы офисов газеты в Москве и Вашингтоне), в настоящее время занимает пост консультирующего профессора в Стэнфордском университете. На его счету большое число публикаций на темы национальной безопасности США, разведки, оборонной политики, оружия массового уничтожения и истории "холодной войны", а также монография 2003 г. "Секретная империя: Эйзенхауэр, ЦРУ и тайная история американского космического шпионажа" [2].

Новая книга Ф. Таубмена [3] посвящена проблеме ядерной угрозы и создана в творческом сотрудничестве с Сиднеем Дреллом, Генри Киссинджером, Сэмом Нанном, Уильямом Перри и Джорджем Шульцем.

Четыре из пяти вышеназванных имён хорошо известны российскому экспертному сообществу и даже широкой публике: Г. Киссинджер, советник по национальной безопасности в 1969 - 1975 гг. и государственный секретарь США с 1973 по 1977 г.;

С.

Нанн, председатель комитета по вооружённым силам Сената в 1987 - 1995 гг.;

У. Перри, министр обороны в 1994 - 1997 гг.;

Дж. Шульц, министр финансов в 1972 - 1974 гг. и госсекретарь США в 1982 - 1989 гг. Сид Дрелл - известный физик-теоретик, почётный профессор Стэнфордского университета.

Все они связаны между собой во временном плане как прошлого, так и настоящего. В годы "холодной войны" эти пять интеллектуалов входили в ограниченный круг лиц, причастных к развитию американского ядерного арсенала и эволюции политического курса США как одной из двух ядерных супердержав. Сегодня они объединили свои усилия для борьбы с теми угрозами, которые несёт человечеству существование ядерного оружия. Они стояли у исто стр. ков движения, которое без преувеличения потрясло мировой политический истеблишмент и заставило лидеров многих стран, в том числе и Соединённых Штатов, по-новому взглянуть на свои стратегические приоритеты в отношении ядерного оружия.

Однако данная книга - это не собрание эссе избранных представителей американской политической и научной элиты времён "холодной войны", которые внезапно прозрели и решили объявить войну тем самым идеям, которые они продвигали несколько десятков лет назад. У читателя есть множество других возможностей ознакомиться с их позицией из первых рук - все они активно публикуются в американских и зарубежных печатных изданиях, выступают на телевидении и участвуют в Интернет-проектах.

Задумка Таубмена, которую ему, безусловно, успешно удалось воплотить в жизнь, состояла в том, чтобы со стороны показать малоизвестную историю зарождения кампании по уничтожению ядерного оружия и обретения ею широкого международного признания.

Автор подробно анализирует причины того, как и почему идея мира, свободного от ядерного оружия, неожиданно объединила вокруг себя бывших "ястребов" американской внешней и военной политики второй половины XX века и описывает процесс их взаимодействия с администрацией президента Б. Обамы и другими мировыми лидерами.

Таубмен исследует основные мотивы участников движения за безъядерный мир, подспудные конфликты и идеологические трудности, с которыми пришлось столкнуться соратникам по движению, принадлежащим к разным политическим партиям*.

Через рассказ о том, как каждый из героев книги пришёл к своему выбору, автор раскрывает политические особенности и технологические аспекты формирования американской ядерной стратегии в годы "холодной войны", иллюстрируя их множеством исторических примеров, таких, например, как саммит в Рейкьявике в 1986 г., на котором президенты СССР и США, М. Горбачёв и Р. Рейган, не использовали, по его мнению, возможность подписать соглашение об уничтожении ядерного оружия. Таубмен также исследует вопрос о том, каким образом завершение "холодной войны" повлияло на опасную ситуацию, сложившуюся в сфере ядерных вооружений. Особого внимания автора заслужили дискуссии в Вашингтоне и национальных ядерных лабораториях о том, как можно предотвратить попадание ядерных устройств, технологий и расщепляющихся материалов в руки экстремистских движений.

Центральным эпизодом книги и источником вдохновения для Таубмена послужила первая из серии статей в "Уолл-стрит джорнел", опубликованная в январе 2007 г. за подписью четырёх вышеназванных политических деятелей при авторитетной, но не получившей широкой огласки, поддержке учёного-физика С. Дрелла. В статье предлагалась программа действий по полному и практически достижимому уничтожению всех запасов ядерного оружия в мире, которая в кратко- и среднесрочной перспективе была призвана снизить вероятность ядерной катастрофы. Авторы статьи призывали к снижению * Г. Киссинджер и Дж. Шульц принадлежат к Республиканской партии, У. Перри и С. Нанн - к Демократической партии.

стр. уровня боевой готовности ядерных вооружений России и США, находящихся на оперативном дежурстве, дабы избежать вероятности случайного или несанкционированного пуска ракет. Также в качестве первоочередных мер Г.

Киссинджер, Дж. Шульц, У. Перри и С. Нанн рекомендовали сократить размер национальных ядерных сил, уничтожить носители ядерного оружия малой дальности, усилить физическую безопасность ядерных арсеналов и запасов расщепляющихся материалов и полностью прекратить производство расщепляющихся материалов для военных целей [1].

Эта статья, пишет Таубмен, потрясла представителей американского экспертного сообщества, к которым автор относит военных аналитиков, учёных и политиков и которые всю жизнь в своей деятельности исходили из предпосылки, что ядерное оружие составляет краеугольный камень внешней политики США: "От этой статьи нельзя было отмахнуться как от очередного призыва участников пацифистского или антиядерного движения. Это было трезвое мнение людей, которые сыграли ключевую роль в создании и развитии американского ядерного арсенала в годы холодной войны" [3, p. xi].

Так началось то самое партнёрство пятерых героев книги, о котором говорится в ее заглавии. В поисках истоков этого партнёрства Таубмен предпринимает экскурс в историю второй половины XX века - как внутри США, так и за их пределами: автор оценил вероятность угрозы ядерного терроризма на территории Соединённых Штатов, исследовал пути возможной контрабанды ядерных материалов и технологий в Европе и на Кавказе, посещал американские национальные ядерные лаборатории.

За четыре года формальных интервью и неформальных бесед с пятью героями книги Таубмен пришёл к выводу, что природа их сотрудничества имеет более сложный, комплексный характер, чем то, что нашло отражение в упомянутой статье в "Уолл-стрит джорнел". Наступление так называемого второго ядерного века, а также террористические атаки на США в сентябре 2001 г. стали теми объективными историческими факторами, которые подтолкнули Г. Киссинджера, Дж. Шульца, У. Перри, С. Нанна и С. Дрелла к пересмотру своих взглядов на роль и значение ядерного оружия. Однако к общему согласию по этому вопросу они пришли лишь после долгих месяцев колебаний и неуверенности.

Заслуга Таубмена состоит в том, что он раскрыл внутренний механизм выработки вышеуказанного консенсуса и представил широкой публике и других действующих лиц этой истории. В частности, автор пишет: герои его книги "так, возможно, бы и не приступили к активным действиям, если бы не подготовительная работа, которую провели Макс Кампелман, возглавлявший переговоры по вопросам контроля над вооружениями в администрации Рейгана, и * "Вторым ядерным веком" называют ситуацию, сложившуюся в международных отношениях в области ядерных вооружений после окончания "холодной войны". Ключевой характеристикой этого периода стало распространение ядерного оружия в мире по причинам, не имеющим отношения к двустороннему американо советскому противостоянию, которое определяло положение в ядерной сфере на протяжении "первого ядерного века". В российской экспертной среде для характеристики нынешнего периода также широко употребляется термин "ядерная многополярность".


стр. Стив Андерсен, эксперт в области ядерной политики" [3, p. xii]. М. Кампелман и С.

Андерсен вдохнули вторую жизнь в общественную дискуссию о необходимости ядерного разоружения и тем самым спровоцировали "пятерку" на консолидацию своих позиций и открытое выступление в их поддержку.

На пути к продвижению своих идей героям "Партнёрства" пришлось не только преодолеть внутренние политические и идеологические разногласия и забыть о прошлых расхождениях во взглядах, но и противостоять волне внешней критики. Сложность ядерной тематики и избранный ими формат популяризации своей инициативы (в основном в виде небольших доступных для понимания широкой публики статей, выступлений или открытых писем в СМИ) препятствовали отражению всех нюансов позиции каждого из участников группы. Так, отмечается в книге, были весьма велики частные опасения Г. Киссинджера в отношении кампании по созданию безъядерного мира, о которых свидетельствовали многие из близких ему людей.

В целом, личность каждого из героев книги проявилась на её страницах довольно ярко. С самого начала С. Дрелл, Дж. Шульц и У. Перри благосклонно отнеслись к задумке Таубмена, предоставили ему доступ к части своих архивов и согласились на многочасовые интервью. С. Нанн, как и его коллеги по "Инициативе по сокращению ядерной угрозы", также активно сотрудничали с Таубменом. Г. Киссинджер, которому за годы государственной службы не раз приходилось читать критические отзывы о себе в "Нью Йорк таймс", изначально отнесся к проекту с недоверием и даже спросил у автора, не собирается ли тот выставить его главным злодеем. Но со временем, отмечает автор, Киссинджер примирился с его присутствием на встречах и заграничных выездах "пятерки".

Тем более, что Таубмен сознательно избрал селективный подход к изложению событий "холодной войны". Он сосредоточился на тех этапах карьерного пути своих героев, которые имели непосредственное отношение к развитию американского ядерного арсенала и политике сдерживания ядерной угрозы со стороны Советского Союза. Он представил участников "пятерки" в контексте широкого временного плана, однако опустил в своём изложении те аспекты их деятельности, которые не имели отношения к проблеме ядерного оружия.

Говоря о мотивах, которыми руководствовались участники "пятерки", Таубмен, помимо благородной и возвышенной цели избавления мира от ядерной угрозы отмечает также их желание оправдать проводимый в прошлом политический курс или, наоборот, подправить сложившуюся репутацию, сохранить за собой весомую роль в политике или просто остаться в центре общественного внимания. Однако, какие бы соображения ни стояли за действиями Г. Киссинджера, Дж. Шульца, У. Перри, С. Нанна и С. Дрелла, автор признаёт, что в продвижении своей инициативы они действовали с полной самоотдачей и удивительной для людей в таком возрасте (самому молодому из них 74 года) энергией, совершив за последние несколько лет десятки зарубежных поездок во все ведущие столицы мира.

Причину этой целеустремлённости автор ищет как в настоящем (искреннее желание предотвратить ядерную катастрофу), так и в прошлом участников "пятерки". Кампания по уничтожению ядерного оружия представляется стр. Таубмену наивысшей точкой личного и профессионального роста героев в эпоху ядерного оружия. Они были еще молоды, когда американские бомбы упали на Хиросиму и Нагасаки;

их зрелость пришлась на развитие новых ядерных технологий (водородной бомбы, межконтинентальных баллистических ракет, ядерных боезарядов малой мощности);

в расцвете своей карьеры они сыграли ключевую роль в определении ядерной политики США. Параллельно этому, утверждает автор, происходило осознание масштаба ядерных рисков и росло сомнение в способности человечества их контролировать. Итак, ближе к концу жизни герои "Партнёрства", оглянувшись на мир, в создании которого они принимали самое непосредственное участие и который им предстояло передать следующим поколениям, увидели, что тот слишком опасен.

По свидетельству автора, они были удивлены, насколько широкую международную поддержку нашли их идеи среди представителей общественности, бизнеса, религиозных организаций, молодёжи. Президенты и кабинеты министров разных стран вынуждены были принять во внимание взгляды, которые ещё совсем недавно называли радикальными и авантюрными. Инициатива "Глобальный ноль" (Global Zero) - параллельный проект, чьей целью является достижение безъядерного мира, запущенный полтора года спустя после первого открытого письма "пятёрки", - насчитывает в рядах своих последователей десятки высокопоставленных государственных деятелей, дипломатов и военных.

Международная комиссия по ядерному нераспространению и разоружению под председательством бывших министров иностранных дел Австралии и Японии Г. Эванса и Ю. Кавагучи, обнародовала в 2010 г. доклад, содержащий детальный план по уничтожению мировых запасов ядерного оружия. Даже в присуждении Б. Обаме Нобелевской премии мира в 2009 г. Таубмен видит опосредованное признание усилий Г.

Киссинджера, Дж. Шульца, У. Перри, С. Нанна и С. Дрелла, чьи идеи вдохновили американского президента на резкую смену, по крайней мере декларативную, курса США в области ядерных вооружений.

Хотя "пятёрка" и их инициатива, очевидно, являются сердцевиной книги, "Партнёрство" не просто биографическое повествование. Голос автора отчётливо слышен с первой и до последней страницы книги, и его личные убеждения сыграли определяющую роль в отборе материала, его организации и подаче. Таубмен взялся за этот проект не только потому, что увидел в нём увлекательную историю, но и потому, что его гражданская позиция совпадает с позицией его героев. И в этой связи любопытны те обстоятельства его жизни, которые автор описывает во введении и которые обусловили его интерес к написанию книги.

Как и для его героев, точкой отсчёта для Таубмена послужили события 11 сентября 2001 г.

Размышления о произошедшей трагедии наложились на 30-летний опыт журналиста, освещавшего вопросы внешней политики, национальной безопасности и обороны.

Естественно, что ему не удалось избежать тематики ядерного оружия и его центральной роли во времена "холодной вой * См. об этом: Аничкина Т. Е. Инициатива "Глобальный ноль" и США // США * Канада. 2011. N 1.С. 37 - 50.

стр. ны". По собственному признанию Таубмена, он сам стал специалистом в области ядерной стратегии и технологий.

В качестве журналиста "Нью-Йорк таймс" он присутствовал на встрече советского и американского президентов в Рейкьявике в 1986 г. и был застигнут врасплох неожиданным предложением М. Горбачёва ликвидировать все ядерные запасы двух стран.

Тогда впервые идея безъядерного мира показалась автору "Партнёрства" реальной. После распада Советского Союза Таубмен полагал, что процесс ядерного разоружения пойдёт быстрее. Так и произошло: общее число ядерных боезарядов двух ядерных сверхдержав снизилось с 70 тыс. до 22 тыс. единиц;

США инициировали программу оказания помощи России по физической сохранности её ядерного арсенала и расщепляющихся материалов;

прочие ядерные государства вели себя ответственно и не представляли угрозы.

Тем не менее, очень скоро к ядерному клубу присоединились Индия и Пакистан, А. К.

Хан организовал "чёрный рынок" по торговле ядерными технологиями и материалами, Северная Корея вышла из ДНЯО и провела ядерные испытания в 2006 и 2009 гг., а ядерная программа Ирана вызывает большую озабоченность мирового сообщества.

Однако самой серьёзной угрозой Таубмену, как и пятерым героям его книги, представляется возможность попадания самого страшного в истории оружия массового уничтожения в руки террористических и экстремистских группировок.

Ирония заключается в том, что кардинальная трансформация пяти активных сторонников идеологии "холодной войны" в поборников безъядерного мира является, по мнению автора "Партнёрства", тревожным признаком неустойчивости современной мировой системы, где "ядерный баланс страха уступил место новой, но не менее серьёзной угрозе ядерного терроризма и распространения ядерных материалов и технологий в опасно нестабильных государствах" [3, p. xvi].

Таким образом, новая книга Таубмена рассказывает увлекательную историю, в которой переплелись политика, наука и человеческие отношения, о складывании союза пятерых влиятельных и дальновидных людей, которые смогли изменить господствующий в международных отношениях на протяжении полувека дискурс в отношении ядерного оружия.

Список литературы 1. Shultz G.P., Perry W.J., Kissinger H.A., Nunn S. A World Free of Nuclear Weapons // The Wall Street Journal. 4.01.2007.

2. Taubman Ph. Secret Empire: Eisenhower, the CIA, and the Hidden Story of America's Space Espionage. Simon & Schuster, 2003.

3. Taubman Ph. The Partnership: Five Cold Warriors and Their Quest to Ban the Bomb.

Harper/HarperCollins Publishers, 2012. 478 p.

Т. Б. Аничкина, кандидат политических наук, младший научный сотрудник Центра военно-политических исследований ИСКРАН стр. Заглавие статьи НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ ИСКРАН США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Источник Ноябрь 2012, C. 81- Место издания Москва, Россия Объем 4.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ ИСКРАН ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА АДМИНИСТРАЦИИ Б. ОБАМЫ (2009 - 2012 гг.) / Отв. ред.

член-корр. РАН, проф. В. А. КРЕМЕНЮК. М.: ИСКРАН, 2012. 273 с.

В коллективной монографии специалисты Института США и Канады в области внешней политики и международных отношений (всего это тринадцать авторов) излагают свои взгляды на политику президента Б. Обамы. Победив на выборах 2008 г., отмечается во Введении, Б. Обама унаследовал, вместе с другими проблемами, и проблемы внешней политики. Его предшественник, Дж. Буш-мл., при котором США вели себя на международной арене довольно свободно, а порой даже слишком свободно, оставил ему много проблем: войны в Афганистане и Ираке, конфронтацию с Ираном, напряженные отношения с Россией и Китаем, сложную ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке и ряд других. Б. Обаме пришлось не только разбираться со всем этим наследием, но и пытаться выровнять сложившийся не в пользу США перекос их вовлечённости в дела окружающего мира, грозивший усилить как внутренние трудности, обострившиеся в связи с финансовым кризисом, так и внешние проблемы, которые начали требовать слишком большого внимания и расходов.

Внешняя политика президента Б. Обамы в принципе не была враждебной по отношению к России, в чём-то даже ориентировалась на сотрудничество с нашей страной, но в целом решала задачи восстановления приемлемого для США равновесия между их обязанностями на международной арене как глобального лидера и их реальными возможностями.

Монография состоит из двух частей. В части первой представлены взгляды на общие проблемы внешней политики США при президенте Б. Обаме: содержание этой политики, её задачи и направления;

система разработки политики и её осуществления;

финансовые аспекты и, как неотъемлемая часть этих общих вопросов, российско-американские отношения, которые во многом объясняют общее состояние внешней политики Вашингтона. Во второй части исследуются важные региональные проблемы внешней политики США: постсоветское пространство, Европа, Китай, Ближний Восток, Индия и ряд других, от состояния которых зависит общий итог действий США на международной арене в годы президентства Б. Обамы. В заключение сделаны некоторые выводы о том, насколько вопросы внешней политики могут помочь (или, наоборот, помешать) Б. Обаме в его борьбе за второй срок на посту президента.

стр. В. И. БАТЮК, д.и.н.;

Д. А. ВОЛОДИН, к.и.н.;

Н. А. ДЬЯКОВА.

АМЕРИКАНСКАЯ ВОЕННАЯ ПОЛИТИКА В XXI ВЕКЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ. Научный доклад / Научный редактор Т. Б. АНИЧКИНА, к.и.н. М.: ИСКРАН, 2012. 145 с.

В монографии рассматриваются руководящие принципы военного строительства, которые сформулированы в Национальной оборонной стратегии {National Defense Strategy), Национальной военной стратегии (National Military Strategy) США, а также в ряде других директивных документов Пентагона. Однако, как отмечают авторы, высшей по отношению к военной политике США является Стратегия национальной безопасности (National Security Strategy). Именно в ней формулируются те цели Соединённых Штатов на международной арене, которые должны быть достигнуты с помощью имеющихся у государства политических, экономических и военных средств. При этом, подчёркивается в исследовании, политика национальной безопасности и военная политика США, меняясь с течением времени, сохраняли, тем не менее, базовый постулат о необходимости удержания военного и военно-технического превосходства над вооруженными силами любого потенциального противника. Авторы пришли к заключению, что после прихода к власти в январе 2009 г. администрации Обамы правящие круги США, по-прежнему стремясь к сохранению американского лидерства в мире, всё же начали постепенно менять свои доктринальные установки, делая ставку не на односторонние военно-силовые акции, а на международные коллективные усилия, на укрепление многостороннего партнёрства с ведущими центрами силы в мире.

Структурно монография состоит из шести частей. В первой рассматриваются вопросы адаптации руководства американских вооружённых сил к реалиям XXI века;

часть 2-я посвящена военной политике США в Евразии, включая постсоветское пространство;

в 3-й освещаются вопросы политики США в Арктике;

в частях 4 - 6 исследуются военно политические проблемы отношений США со странами АТР, Западного полушария и Африки.

стр. СОВРЕМЕННЫЕ ФАКТОРЫ МОДЕРНИЗАЦИИ АГРАРНОГО Заглавие статьи СЕКТОРА США Автор(ы) Б. А. Черняков США - Канада. Экономика, политика, культура, № 11, Источник Ноябрь 2012, C. 83- Сельское хозяйство Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 103.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи СОВРЕМЕННЫЕ ФАКТОРЫ МОДЕРНИЗАЦИИ АГРАРНОГО СЕКТОРА США Автор: Б. А. Черняков УДК 631. Б. А. Черняков* Институт США и Канады РАН, Москва США являются мировым лидером в производстве и экспорте сельскохозяйственной продукции, что подтверждают производственные показатели аграрного сектора в годы кризиса. Анализируются основные факторы роста конкурентоспособности американского фермерства: региональная специализация и концентрация производства, горизонтальная и вертикальная интеграция, информатизация, биотехнология, биоэнергетика, государственное регулирование и управление на основе сельскохозяйственных законов и стратегических планов.

Ключевые слова: аграрный сектор, экономика сельскохозяйственного производства, отрасли растениеводства и животноводства, американское фермерство, государственное регулирование.

Агропромышленный комплекс США остается мировым лидером в производстве и экспорте сельскохозяйственной продукции. В нём выпускают, перерабатывают и реализуют сельскохозяйственных и продовольственных товаров на сумму более 1,3 трлн.

долл. Сельское хозяйство не только обеспечивает внутреннюю продовольственную безопасность США, но и является крупнейшим поставщиком продукции на внешнем рынке. Так, в 2011 г. общий объём реализации продукции, произведённой американскими фермерами, достиг 368 млрд. долл., а на внешнем рынке её было продано на сумму, превышающую 137 млрд. долларов [2].

Сразу же укажем на наиболее важную особенность сельскохозяйственного сектора экономики США. Это не столько его весомые "валовые" показатели, сколько устойчивость самой аграрной модели. Наиболее убедительным доказательством этого, несомненно, стал тот факт, что тяжелый экономический кризис, начавшийся в 2008 г., не оказал существенного влияния на финансово-экономическое состояние аграрного сектора экономики страны. Об этом, в частности, свидетельствуют наиболее общие показатели, относящиеся к докризисному (2005 - 2007 гг.) и кризисному (2009 - 2011 гг.) периодам (см. табл. 1).

* ЧЕРНЯКОВ Борис Абрамович - доктор экономических наук, руководитель Центра аграрных проблем ИСКРАН. E-mail: bobchern@mail.ru стр. Таблица Показатели работы аграрного сектора США, 1985 - 2011 г.

1985 1995 2005 2009 Рост, % Единицы - - - Показатели измерения 1987 1997 2007 за в гг. гг. гг. гг.

четверть период века кризиса Производство млн. т 273,7 316,4 370,0 399,3 46 зерна, всего урожайность ц/га 48,0 50,3 63,5 71,1 48 в том числе кукуруза млн. т 185,2 221,0 294,6 321,0 73 урожайность ц/га 70,0 77,3 94,1 97,3 39 пшеница млн. т 44,0 63,3 54,4 58,3 32 урожайность ц/га 25,6 25,0 27,2 30,2 18 Производство млн. т 51,2 66,5 80,3 88,4 73 сои урожайность ц/га 21,6 25,3 28,5 28,9 34 Производство млн. т 65,1 70,4 82,6 87,4 34 молока Поголовье млн. гол 10,6 9,4 9,1 9,2 -13 молочных коров Надой на корову кг 6140 7486 9077 9500 55 в год Производство млн. т. 27,2 34,4 40,5 41,7 53 мяса, всего в том числе говядина 11,0 11,5 11,7 11,9 8 -" свинина 6,7 7,9 9,6 10,3 54 -" мясо птицы 9,3 14,7 19,0 19,2 106 -" Производство млрд. 91, 69,4 76,2 91,2 31 яиц, штук Годовая штук 248 255 263 269 8 яйценоскость кур * 2009 - 2011 гг. в сравнении с 2005 - 2007 гг.

World Agricultural Supply and Demand Estimates. ERS USD A. December 2011;

Agricultural Statistics 1990, 2000, 2006, 2010 // Amber Waves. November 2011. Indicators.

Отметим, что большая часть показателей была высокой и в весьма длительный (почти два десятилетия) период, предшествовавший кризису. Однако это не помешало их заметному росту в кризисные годы. Причём прирост обеспечивался не укрупнением производственных ресурсов, а повышением урожайности и продуктивности. Так, несмотря на ощутимый рост продукции земледелия, размеры пахотных земель сократились со 138 млн. га в 1990 г. до 135,5 млн. га в 2010 г. [20]. Ещё нагляднее сравнение валового сбора зерновых культур. В 2007 и 2010 гг. в США было собрано равное количество зерна - по 416 млн. т. Но раньше (при урожайности зерновых 68 ц/га) для этих целей потребовалось 61 млн. га уборочной площади, а в 2010 г. - (при более высоком урожае), только 57 млн. га, или на 4 млн. га меньше. Если такую площадь занять кукурузой, то при среднем урожае в 100 ц/га, можно получить 40 млн. т. зерна, что сопоставимо с валовым сбором зерна в таких крупных аграрных странах, как Аргентина, Австралия, Мексика, Турция, Польша.

стр. В целом же, как свидетельствуют приведённые данные, аграрный сектор США за четверть века увеличил производство молока и яиц на одну треть, зерна и мяса - в 1,5, а соевых бобов - в 1,7 раза. Особенно красноречивы показатели кризисного периода, когда при сравнительно скромном росте производства мяса (на 3%) и молока (на 6%), валовой урожай главных культур -кукурузы, пшеницы и сои вырос на 7 - 10%.

Чтобы оценить финансовый потенциал трёх приоритетных культур США, создавших благополучие не только в американском земледелии и животноводстве, но и в продовольственно-фуражном обеспечении других стран, приведём данные об их экспортной ценности. За четыре последних (кризисных) года США на внешнем рынке реализовали 116 млн. т пшеницы, 203 млн. т кукурузы и 148 млн. т соевых бобов. Всего на общую сумму - 165 млрд. долларов [11].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.