авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |

«АСЛЕ ФИЛОСОФСКОЕ Н АИЕ Том 108 W Фридрих Вильгельм Иозеф ШЕЛЛИНГ СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ...»

-- [ Страница 16 ] --

Можно, конечно, задать вопрос: какое же место зани мали в предшествующей философии понятия как понятия?

Можно предположить, и вполне вероятно, что это даже утверждалось, будто в той философии вообще не было ме ста для логики, для общих категорий, для понятий как таковых. Для понятий, для которых реальность еще нахо дилась вне их, в этой философии действительно не было места, ибо она, как уже было указано, с первых своих ша гов находилась в природе. Однако именно в природе эта философия продвигалась до той точки, где прошедший че рез всю природу и теперь вернувшийся к себе, владеющий самим собой субъект (Я) находит, правда, не сами преж ние, оставленные в природе моменты, но их понятия, при чем в качестве понятий, которыми сознание теперь опери рует как совершенно независимым от вещей владением и всесторонне их применяет. Таким образом, Гегель мог по крайней мере увидеть, в каком месте системы мир по нятий во всем его многообразии и систематическом, пол ном размежевании входит в целое;

он мог даже увидеть, что формы так называемой логики рассматриваются со вершенно так же, как формы природы, — аналогия, которой Гегель и сам пользуется, по крайней мере там, где он го ворит о фигурах умозаключений. Здесь, где бесконечная потенция, которая прошла через природу, впервые стала предметной самой себе, где она субъективно развертывает в сознании как организм разума свой до той поры объек тивно развернутый организм, здесь, в естественно продви гающейся, в действительно начинающей сначала филосо фии, было единственное место для понятий как таковых.

Они могли быть для нее, так же как телесный мир, расте ния или все остальное, встречающееся в природе, лишь предметами чисто априорного выведения и поэтому быть для нее в наличии лишь с того момента, когда они вступают в действительность осознанно, в конце философии природы и в начале философии духа. В этом месте самые понятия суть также нечто действительно объективное, тогда как там, где их рассматривает Гегель, они лишь нечто субъек тивное, искусственно сделанное объективным. Понятия как таковые в самом деле существуют только в сознании, сле довательно, они суть объективно после природы, а не до нее. Гегель лишил их естественного места, поместив в на чало философии. Он начинает с самых абстрактных поня тий, таких, как становление, наличное бытие и т. п. Между тем абстракции не могут, естественным образом, сущест вовать, рассматриваться как действительные до того, как есть то, от чего они абстрагированы: становление не мо жет быть до становящегося, существование — до сущест вующего.

Полагая, что начинать философию следует с ухода в чистое мышление, Гегель прекрасно выразил сущность подлинно отрицательной, или чисто рациональ ной, философии, и за его определение мы можем быть ему благодарны. Однако этот уход в чистое мышление он мыслит или высказывает не применительно к филосо фии в целом, а хочет лишь настроить нас в пользу своей «Логики», так как занимается тем, что предшествует не только действительной природе, но и природе вообще. Не предметы или вещи так, как они предстают а ргіогі в чистом мышлении, следовательно, в понятии, но содержание поня тия должно составлять только само понятие. Лишь мышле ние, имеющее своим содержанием одни понятия, он и его сторонники называют чистым мышлением. Уйти в мышле ние означает для него решиться мыслить о мышлении. Од нако называть это действительным мышлением невоз можно. Действительное мышление есть то, посредством чего преодолевается то, что противостоит мышлению. Там же, где содержание составляет только мышление, причем мышление абстрактное, мышлению нечего преодолевать.

Гегель и сам описывает это движение с помощью одних абстракций, таких, как бытие, становление и т. п., как движение в чистом, т. е. лишенном препятствий, эфире.

Отношение это таково: поэзия может, например, изобра жать душу поэта в соотношении и в борьбе с действитель ностью, в этом будет ее подлинно объективное содержа ние. Но предметом поэзии может быть и поэзия вообще и іп abstracto, она может быть поэзией о поэзии. Неко торые наши писатели, именуемые романтиками, так ни когда и не вышли за пределы подобного прославления поэзии посредством поэзии. Но никто не считал эту поэзию о поэзии подлинной поэзией.

В качестве противоположности своему утверждению, что понятие есть единственно реальное, Гегель приводит мнение, согласно которому истина покоится на чувственной реальности. Это могло бы быть, однако, лишь в том слу чае, если бы понятие было сверхчувственной, более того, единственной сверхчувственной реальностью. Очевидно, Ге гель так полагает. Это предположение идет прямо от Канта, считавшего, что Бог есть лишь понятие разума, идея ра зума. Между тем понятию противостоит не только чувст венно реальное, но и реальное вообще, как чувственное, так и сверхчувственное. Гегель полагает, что единственное возражение против идеи его «Логики», или возможный уп рек, может заключаться только в том, что эти мысли суть только мысли, тогда как истинное содержание есть только в чувственном восприятии. Однако об этом (о чувственном восприятии) и здесь нет речи. Не вызывает сомнения, что содержание высшей науки, философии, действительно со ставляют только мысли и что сама философия есть лишь наука, созданная мышлением. Следовательно, порицать надлежит пе то, что содержание философии составляют только мысли, но что предмет этих мыслей — только по нятие или понятия. Помимо понятий Гегель способен мыс лить только чувственную реальность, что, очевидно, яв ляется petitio ргіпсіріі 6, ибо Бог, например, есть не только понятие, но и не чувственная реальность. Гегель часто ссылается на то, что испокон веку полагали, что к фило софии следует прежде всего относить мышление или раз мышление. Безусловно, но из этого еще не следует, что предмет этого мышления составляет также только само мышление или понятие. Это относится и к его словам:

«Человек отличается от животного лишь мышлением» Если считать это правильным, то содержание этого мышле ния остается совершенно неопределенным, ибо ни геометр, рассматривающий доступные чувственному представлению фигуры, ни естественник, изучающий предметы или про цессы чувственного мира, ни теолог, который видит в Боге сверхчувственную реальность, никогда не согласится с тем, что он не мыслит только потому, что содержание его мыш ления не есть чистое понятие.

В наше намерение не входит рассматривать здесь более подробно отдельные проблемы гегелевской «Логики». Нас интересует только его система в целом. Поскольку «Ло гика» Гегеля лишь поверхностно связана с системой, ле жащей в ее основе, она носит по отношению к ней совер шенно случайный характер. Тот, кто судит только о его «Логике», еще не может судить о самой системе. Тот же, кто выступает лишь против отдельных пунктов «Логики», пусть он даже не будет неправ и проявит большое остро умие и правильное ее понимание, по отношению к целому ничего не достигнет. Я полагаю, что эту так называемую реальную логику легко можно разработать в десяти раз личных вариантах. Однако это не мешает мне отдавать должное многим необыкновенно умным замечаниям, осо бенно методологического характера, которые мы обнаружи ваем в «Логике» Гегеля. Однако Гегель настолько зам кнулся в методологических вопросах, что забыл обо всем том, что находится вне этой области.

Итак, теперь я обращаюсь непосредственно к самой си стеме Гегеля и не премину при этом ответить на упреки, которые Гегель делал автору предшествующей системы.

Хотя понятие и не может быть единственным содер жанием мышления, можно было бы по крайней мере счи тать верным утверждение Гегеля, что логика в том мета физическом смысле, который он ей придает, должна состав лять реальную основу всей философии. Тогда могло бы быть верным — это настойчиво повторяет Гегель,— что все, что есть, есть в идее, или в логическом понятии, и, сле довательно, идея есть истина всего, в которую все входит как в свое начало и в свое завершение. Таким образом, что касается этого постоянно повторяемого положения, то можно было бы согласиться с тем, что все заключено в ло гической идее, причем таким образом, что оно вообще не могло бы быть вне ее, поскольку лишенное смысла в са мом деле никогда и нигде существовать не может. Однако тем самым логическое выступает как только отрицательная сторона существования, как то, без чего ничто существо вать не может;

из чего еще, однако, отнюдь не следует, что все существует лишь посредством его. В логической идее может находиться все без того, чтобы это что-либо объясняло, подобно тому как, например, в чувственном мире все выражено в числе и мере, хотя ни геометрия, ни арифметика чувственный мир не объясняют. Весь мир лежит как бы в сетях рассудка или разума, но вопрос со стоит именно в том, как он в эти сети попал, ибо в мире, очевидно, есть еще и нечто другое, нечто большее, чем про сто разум, даже нечто стремящееся выйти за эти гра ницы.

Основная цель «Логики» Гегеля, то, чем он больше всего гордится, состоит якобы в том, что в своем конеч ном результате она обретает значение спекулятивной теологии, т. е. что она есть подлинная конструкция идеи Бога, что тем самым эта идея, или абсолютное, здесь не простая предпосылка, как в непосредственно пред шествующей системе, а сущностно результат. Этим предшествующей философии делается двойной упрек:

1) что в ней абсолютное — не обоснованный результат, а лишь необоснованная предпосылка;

2) что в ней во обще есть предпосылка, тогда как Гегель видит преиму щество своей философии в том, что в ней ничего, со вершенно ничего не служит предпосылкой. Между тем что касается последнего утверждения, то Гегель, разра батывая логику в ее высоком смысле, как первую фи лософскую науку, вынужден пользоваться без какого либо обоснования обычными логическими формами, т. е.

должен их предполагать. Так, например, он говорит:

«Чистое бытие есть ничто», при этом совершенно не обосновывая значение этого есть. Совершенно очевидно, что в обыденной жизни мы пользуемся, не размышляя и не считая нужным оправдываться в этом, не только ло гическими формами, но едва ли не всеми понятиями;

при мерно таковы понятия, которыми и Гегель пользуется с самого начала, которые он, следовательно, предпола гает. Вначале, правда, он как будто требует столь не многого, что об этом и говорить не стоит, столь лишен ного содержания, как бытие вообще, так что трудно с этим не согласиться. Гегелевское понятие — это ин дийский бог Вишну в своем третьем воплощении, про тивостоящий великану Махабале, князю тьмы (как бы воплощению духа незнания), который достиг высшей власти над всеми тремя мирами. Вишну является снача ла в образе маленького карлика-брахмана и просит дать ему только три фута земли (три понятия — бытие, ни что, становление);

но едва великан удовлетворяет его просьбу, как карлик достигает громадного размера, од ним движением хватает землю, другим — небо и уже го тов был схватить третьим движением ад, но тогда вели кан падает ниц и смиренно признает власть высшего бога, который в свою очередь великодушно оставляет ему господство над царством тьмы (разумеется, под своей верховной властью). Допустим, что три понятия — бы тие, ничто, становление — ничего, кроме себя, не пред полагают и что они — первые чистые мысли. Однако эти понятия заключают в себе еще одно определение: одно из них — первое, другое — второе, в целом их три, и эта троичность впоследствии повторяется там, где уже за хвачено большее пространство во все больших измере ниях. Гегель и сам очень часто говорит о все повторяю щемся трехчленном делении, или трихотомии, понятий.

Но как же можно здесь, на самой крайней границе фи лософии, где она еще едва что-либо утверждает, с трудом находит слова и язык, применять понятие числа? Помимо упомянутого достоинства общего харак тера — отсутствия предпосылки — в этой философии есть якобы еще особое достоинство, которое заключается в том, что она превосходит предшествующую систему тем, будто в последней абсолютное лишь предпосылка, тогда как в ней оно есть результат, нечто созданное и обоснованное. Это — недоразумение, которое я здесь вкратце поясню. Как вы знаете, в той системе абсолют ное в качестве отправной точки (в качестве terminus а quo) есть чистый субъект. Совершенно так же, как Гегель утверждает, что истинно первая дефиниция аб солютного гласит: «Абсолютное есть чистое бытие», я мог бы сказать, что истинно первая дефиниция абсолют ного гласит: «Абсолютное есть субъект». Лишь по стольку, поскольку этот субъект сразу же должен быть мыслим и в своей возможности стать объектом (ли шенным самости субъектом), я назвал абсолютное также безразличием (равной возможностью, неразличен ностью) субъекта и объекта, подобно тому как позже, когда оно уже мыслится в акте, я назвал его живым, вечно движущимся, ничем не снимаемым тождеством субъективного и объективного.

Следовательно, в пред шествующей системе абсолютное служит предпосылкой так же, как в гегелевской системе предпосылкой служит чистое бытие, о котором он ведь говорит, что это — пер вое понятие абсолютного. Однако абсолютное не есть, конечно, только начало или только предпосылка, оно также и конец, и в этом смысле результат, т. е. абсолют ное в своем завершении. Однако определенное таким образом абсолютное, абсолютное в той мере, в какой для него все моменты бытия ниже и относительно вне его и которое положено уже не как могущее спуститься в бытие, в становление, т. е. положено как сущий и остаю щийся дух, — это абсолютное и в предшествующей си стеме также конец или результат. Различие между си стемой Гегеля и более ранней системой в вопросе об абсолютном заключается лишь в следующем: в более ранней системе нет двойного становления, логического и реального, но, отправляясь от абстрактного субъекта, от субъекта в его абстрактности, она с первых же шагов находится в природе и уже не нуждается в дальнейшем объяснении перехода от логического к реальному. Ге гель, напротив, поясняет свою логику как такую науку, в которой божественная идея приходит к своему завер шению логически, т. е. только в мышлении, до всякой действительности, природы и времени. Здесь, следова тельно, завершенная божественная идея выступает у него уже как логический результат;

однако сразу же после этого (т. е. после того, как она прошла через природу и духовный мир) он хочет еще раз обрести ее как реальный результат. Таким образом, у Гегеля есть, правда, известное преимущество по сравнению с пред шествующей системой, а именно, как уже было сказано, двойное становление. Однако если логика — наука, в ко торой божественная идея завершается только в мышле нии, то следовало бы ожидать, что тем самым философия здесь кончается или если она следует дальше, то это 17 Ф. Шеллинг, т. 2 продвижение может иметь место лишь в совсем другой науке, где речь уже идет не только об идее, как это было в первой. Между тем для Гегеля логика есть лишь часть философии — идея получила свое логическое заверше ние, теперь той же идее надлежит получить свое реаль ное завершение. Ибо идея совершает переход в природу.

Прежде чем обратиться к этому переходу, я хотел бы упомянуть еще об одном порицании, которое Гегель вы носит системе тождества. Упомянутое выше порицание (будто в предшествующей Гегелю философии абсолют ное было только предпосылкой) высказывалось и сле дующим образом: вместо того чтобы доказывать абсо лютное средствами науки, эта философия ссылается на интеллектуальное созерцание, о котором мы ничего не знаем. Можно лишь с уверенностью сказать, что в нем нет ничего научного, что оно лишь нечто субъективное, быть может, только индивидуальное, своего рода мисти ческая интуиция, присущая лишь немногим избранным, чей опыт весьма упростил бы научное исследование.

Прежде всего следует заметить, что в первом аутентич ном изложении философии тождества, единственно с са мого начала признанном автором строго научным *, слова «интеллектуальное созерцание» вообще отсутствуют, и тому, кто их там обнаружит, можно было бы обещать воз награждение. Об интеллектуальном созерцании в самом деле впервые и изначально речь шла в работе, предшест вовавшей упомянутому изложению **. Однако как там о нем говорится? Для того чтобы объяснить это, мне необ ходимо вернуться к значению интеллектуального созерца ния у Фихте. Ибо хотя это понятие вошло в науку уже со времен Канта, применение его к началу философии введено Фихте. Фихте считал необходимым иметь в качестве на чала непосредственно достоверное. Таковым было для него Я, в котором он посредством интеллектуального созерца ния хотел обрести уверенность как в непосредственно до стоверном, т. е. несомненно существующем. Выражение «интеллектуальное созерцание» и было высказанное с не посредственной достоверностью «Я существую». Интел лектуальным созерцанием этот акт был назван потому, что * «Zeitschrift fur speculative Physik», Bd II, Hf. 2 (Bd IV, S. 105) 9.

** Ober den wahren Begriff der Naturphilosophie l0.— «Zeitschrift fiir speculative Physik», Bd 2, Hf. 1, 1801. Эта работа должна служить сви детельством в пользу того, что автор сознавал свой метод как положенное в первом понятии, требующее продвижения противоречие, хотя многие охотно отрицали бы это.

здесь в отличие от чувственного созерцания субъект и объект не различны, а одно и то же. У меня же в упо мянутой работе говорится не о Я как непосредственно до стоверном — в качестве которого оно выступает в интел лектуальном созерцании,— а о том, что получено в интел лектуальном созерцании посредством абстрагирования от субъекта, об извлеченном из интеллектуального созерца ния, т. е. о всеобщем, лишенном определения субъект объектеон, следовательно, уже не есть нечто непосред ственно достоверное, но, будучи извлечен из интеллек туального созерцания, может быть только содержанием чи стой мысли: лишь это — начало объективной, освобожден ной от всякой субъективности философии. Фихте обратился к интеллектуальному созерцанию, чтобы доказать сущест вование Я. Как же можно допустить мысль, что его после дователь пытался с помощью того же интеллектуального созерцания доказать существование того, что уже есть сов сем не Я, а абсолютный субъект-объект? Доказательность интеллектуального созерцания применительно к Я состоит только в его непосредственности;

в «Я существую» заклю чена непосредственная достоверность, однако заключено ли также в утверждении «это существует» и то, что всеобщий субъект-объект существует? Ведь здесь вся сила непосред ственности утеряна. Речь уже идет совсем не о существо вании, а только о чистом содержании, о сущности того, что содержалось в интеллектуальном созерцании. Я — лишь определенное понятие, определенная форма субъект объекта;

ее надлежит сбросить, для того чтобы субъект объект вообще выступил как общее содержание всего бы тия. Пояснение, согласно которому из интеллектуального созерцания надлежало извлечь общее понятие субъект объекта, было достаточным доказательством того, что здесь речь идет о сути, о содержании, а не о существовании.

Гегель мог порицать меня за то, что я не вполне ясно и от четливо выразил свою мысль (хотя я достаточно ясно ука зал на то, что у меня, в отличие от Фихте, речь идет уже не о бытии, не о существовании) *;

вместо этого он ут верждает, что, поскольку Фихте с помощью интеллектуаль * Так как философия тождества занималась чистым Что вещей, не высказываясь об их действительном существовании, она только в этом смысле могла именовать себя абсолютным идеализмом в отличие от идеа лизма только относительного, отрицающего существование внешних ве щей (ибо он все-таки сохраняет известное отношение к существованию).

Наука разума есть абсолютный идеализм, поскольку она вообще не ставит вопроса о существовании.

17 ного созерцания доказал существование Я, в моей фило софии делается попытка таким же образом доказать су ществование всеобщего субъект-объекта. Против самого этого намерения он совершенно не возражает и критикует лишь неубедительность доказательства. Речь действи тельно идет о том, что есть;

однако именно это и надлежит найти. Его нет еще даже как действительно мыслимого, т. е.

как логически осуществленного. Оно с самого начала лишь воление этого;

«пистолет, из которого будет произведен вы стрел» лишь воление того, однако, находясь в противоре чии с невозможностью обрести над ним власть, с невозмож ностью остановить его, оно само непосредственно втяги вается в прогрессирующее и увлекающее за собой движе ние, в котором сущее до самого конца выступает как то, что никогда не осуществляется, а лишь должно быть осу ществлено.

Ведь вопрос гласит прежде всего: что Есть;

как могло, следовательно, то, от чего отправляются, уже само быть сущим, существующим, тогда как сущее, существующее еще только должно быть найдено? Гегель, правда, имеет в виду не абсолютное, а существующее абсолютное и пред полагает, что в предшествующей ему философии речь идет о том же;

поскольку же он не видит в ней попытки до казать существование абсолютного (подобно тому как он хочет доказать его в своей «Логике»), он полагает, что доказательство должно было уже заключаться в интел лектуальном созерцании.

Я считаю необходимым заметить, что в том (первом) изложении системы тождества слово «абсолютное» вообще отсутствует, так же как и выражение «интеллектуальное созерцание». Это слово не могло там быть, так как эта работа не была доведена до конца. Абсолютным эта фило софия называла лишь остановившуюся на себе, сущую, объявленную свободной от всякого продвижения и дальней шего иностановления потенцию. Она была последним, чи стым результатом. Проходившее же через все эта филосо фия называла не абсолютным, а абсолютным тождеством именно для того, чтобы устранить всякую мысль о суб страте, о субстанции. Субстанцией, сущим оно становится только в последний момент, ибо все движение шло лишь к тому, чтобы обрести сущее (то, что Есть) как сущее, что в начале, которое именно поэтому и обозначалось как неразличенность, было невозможно. До этого оно не есть что-либо, о чем я имею понятие, но лишь понятие всего сущего как последующего. Оно есть то, чего никогда не было, что исчезает, как только оно мыслится, и Есть всегда лишь в последующем, но и там лишь определенным обра зом, следовательно, действительно Есть лишь в конце. Там оно только и принимает наименование сущего, так же как и абсолютного. Поэтому в (первом) изложении автор наме ренно пользовался лишь такими абстрактными выраже ниями, как абсолютная неразличенность, абсолютное тож дество, и лишь в последующих работах, быть может сни сходя в известной степени к тем, кто непременно требо вал субстрата, позволил себе уже в самом начале употре бить слово «абсолютное» |1.

Однако если я и отвергаю интеллектуальное созерцание в том смысле, в каком мне приписывает его Гегель, то из этого не следует, что оно не имело для меня иного зна чения, которое оно еще и теперь сохраняет.

То абсолютно движущееся, о котором я только что го ворил, которое постоянно есть другое, ни на момент не мо жет быть удержано и лишь в последний момент (запомните это!), лишь в последний момент действительно мыс лится,— как относится это движущееся к мышлению? Оче видно, даже не как действительный его предмет, так как под предметом понимают нечто пребывающее в покое, оста новившееся, остающееся. Оно по существу не есть предмет, а во всей науке — только материя мышления, так как под линное мышление выражается лишь в продолжающемся определении и формировании этого самого по себе неопре деленного, этого никогда самому себе не равного, всегда становящегося другим. Эта первая основа, эта истинная prima materia 12 всякого мышления не может быть поэтому действительно мыслимой, мыслимо не в том смысле, как мыслится единичное образование. Когда мышление занято определением этой материи, оно мыслит не саму эту ос нову, а лишь то определение понятия, которое оно в нее полагает (подобно отношению скульптора к своему мате риалу), следовательно, она есть то, что по существу не мыслится в мышлении. Между тем немыслящее мышление не столь уж отдалено от созерцающего мышления, и тем самым через всю эту философию проходит мышление, в основе которого лежит интеллектуальное созерцание, так же как оно проходит через всю геометрию, где внешнее созерцание фигуры, нарисованной на черной доске или еще где-нибудь, всегда лишь носитель фигуры внутренней и ду ховной. Это мы считаем нужным сказать в противовес дей ствительно не знающей созерцания философии Итак, Гегель (вернемся к нему) видит в абсолютном, прежде чем он делает его принципом, результат науки;

эта наука и есть логика. Следовательно, на протяжении всей этой науки идея находится в становлении. Под «идеей» и Гегель понимает осуществляемое, во всем про цессе становящееся и желаемое: эта вначале исключенная из чистого бытия идея как бы поглощает бытие, что проис ходит посредством привнесенных определений понятия;

после того как она полностью его поглотила и превратила в себя, она сама есть, конечно, осуществленная идея.

Эта осуществленная в конце «Логики» идея определена совершенно так же, как было определено абсолютное в кон це философии тождества, как субъект-объект, как един ство мышления и бытия, идеального и реального и т. д. * Однако в качестве осуществленной таким образом она уже находится на границе только логического, следо вательно, она либо вообще не может дальше продви гаться, либо может продвигаться лишь вне этой границы, совершенно оставив тем самым положение, которое она занимала еще в логической науке в качестве ее результата, и перейти в нелогический, более того, про тивоположный логическому мир. Этот противополож ный логическому мир есть природа;

однако эта природа уже не априорная, ибо она должна была бы быть в ло гике. Между тем, по Гегелю, логика еще имеет при роду полностью вне себя. Природа у него начинается там, где кончается логическое. Поэтому природа в его системе вообще только агония понятия. С полным основанием, го ворит Гегель в первом издании его «Энциклопедии фило софских наук», природа была объявлена также и отпаде нием идеи от самой себя. (Во втором издании «Энциклопе дии» он опускает слова «с полным основанием» и говорит только: природа была объявлена также и отпадением идеи от самой себя;

здесь, следовательно, это высказывание имеет значение лишь исторического указания.) 14 С этим «отпадением» вполне совпадает и то, что он вообще гово рит о природе: в ней понятие лишено своего великолепия, стало бессильным, неверным самому себе и уже не может утвердить себя. Едва ли Якоби может сделать природу худшей, чем ее сделал Гегель по отношению к логическому, из которого он ее исключил и которому он теперь не может только противопоставить. Однако в идее вообще не заклю чена необходимость какого-либо движения, в ходе которого она могла бы еще продвигаться в себе самой (ибо это не * Hegel. Encyclopadie, § 162 (1 изд.);

§ 214 (2 изд.).

возможно, поскольку она уже достигла своего заверше ния), она должна полностью оторваться от себя. Идея в конце «Логики» есть субъект и объект, есть осознающая самое себя в качестве идеального и реальное, которое не нуждается, следовательно, больше в том, чтобы стать реаль ным еще полнее и иным образом, чем уже есть. Если тем не менее принимается, что нечто подобное происходит, то не из-за необходимости, коренящейся в самой идее, а про сто потому, что природа все-таки существует. Для того чтобы найти какое-либо основание к дальнейшему продви жению идеи, Гегель прибег к следующему утверждению:

она, правда, существует в конце «Логики», но еще не утверждена, поэтому она должна выйти из себя, чтобы ут вердить себя. Это лишь одна из тех уловок, с помощью которых можно обмануть только тех, кто не способен к мышлению. Ибо для кого должна идея утвердить себя?

Для самой себя? Но ведь она уверена в себе и сама для себя достоверна и знает заранее, что не погибнет в инобытии;

для нее эта борьба не имела бы никакого смысла. Сле довательно, ей надо было утвердить себя для какого-либо третьего, для зрителя? Однако где он? Не для самого ли философа должна она утвердить себя? Другими словами, философ должен хотеть, чтобы идея пошла на это отчуж дение и тем самым ему была бы предоставлена воз можность объяснить природу и духовный мир, мир исто рии. Ибо философия, которая была бы только логикой в ге гелевском смысле и ничего не знала бы о действительном мире, вызывала бы только смех: ведь Гегель нашел уже разработанной не логику, а идею философии природы и фи лософии духа, и только эта идея могла привлечь внимание, которое было уделено гегелевской философии. В логике нет ничего изменяющего мир. Гегель должен прийти к дей ствительности. В самой же идее нет совершенно никакой необ ходимости дальнейшего продвижения или иностановления.

«Идея, — говорит Гегель,— идея в бесконечной свободе, в которой она находится (следовательно, завершенная идея, свобода, есть лишь там, где есть завершение;

лишь абсолютное свободно и не принуждаемо ни к какому необ ходимому продвижению),— идея в бесконечной свободе, в истине самой себя решается свободно отпустить себя из самой себя в качестве природы или в форме инобытия» *.

Выражение «отпустить» — идея отпускает природу — от носится к числу самых странных, двусмысленных и по * Hegel. Encyclopadie, § 191 (1 изд.);

§ 244 (2 изд.).

этому смутных выражений, к которым эта философия при бегает в затруднительных положениях. Яков Бёме говорит:

божественная свобода изрыгается в природу. Гегель гово рит: божественная идея отпускает природу. Как же, од нако, мыслить это отпускание? Ясно одно: называя это объяснение природы теософским, мы оказываем ему еще большую честь. Впрочем, если кто-либо еще сомневался в том, что в конце «Логики» идея мыслится как действи тельно существующая, может теперь убедиться в этом;

ибо то, чему надлежит принять свободное решение, должно быть реально существующим, голое понятие не может при нять решение. Здесь гегелевская философия оказалась в трудном положении, не предвиденном в начале «Ло гики»,— разверзшаяся ужасная пропасть, указание на ко торую (впервые об этом несколько слов было сказано в пре дисловии к Кузену,6 ) испортило, правда, много крови, но не дало какого-либо приемлемого, а не просто иллюзорного выхода.

Собственно говоря, нельзя понять, что заставляет идею, после того как она поднялась до высшего субъекта и пол ностью поглотила бытие, вновь лишить себя субъективно сти, снизиться до простого бытия и распасться на дурное овнешвление в пространстве и времени. Между тем идея бросилась в природу, но не для того, чтобы остаться в ма терии, а чтобы посредством нее вновь стать духом, прежде всего человеческим духом. Но человеческий дух лишь арена, где дух вообще посредством собственной деятель ности вновь устраняет субъективность, принятую им в че ловеческом духе, и делает себя абсолютным духом, который в конце вбирает в себя все моменты движения как свои собственные и есть Бог.

Здесь мы также лучше всего поймем своеобразие этой системы, показав, как она относится к непосредственно предшествующей философии в понимании последнего и наивысшего. Упомянутую философию упрекают в том, что Бог был определен в ней не как дух, а только как субстанция. Из христианского учения и катехизиса каж дому известно, что Бога следует не только мыслить как дух, но и желать и представлять его таковым. Поэтому вряд ли кто-нибудь может считать своим открытием то, что Бог есть дух. Это и не имелось в виду. Я не хочу спорить о том, пользуется ли философия тождества выражением «дух», чтобы определить природу абсолютного, в конце ли или в той мере, в какой он есть последний результат.

Слово «дух», правда, звучало бы более возвышенно. Но для существа дела я считал достаточным, что Бог определен как сущий, непреходящий объект самого себя (субъект объект), ибо тем самым он также был, пользуясь выраже нием Аристотеля, мыслящим самого себя (о ) и, если и не был назван духом, был духом по своей сущ ности, а не субстанцией, если понимать под субстанцией слепо сущее. К тому же то, что Бог не был назван духом, имело достаточно серьезное основание. В философии не уместна расточительность в словах, и, прежде чем опре делить словом «дух» абсолютное, которое есть лишь конец, следовало проявить осторожность. Строго говоря, это должно относиться и к слову «Бог». Ибо Бог, поскольку он есть только конец, а в чисто рациональной философии он только и может быть концом, Бог, у которого нет бу дущего, который ничего не может начать и может быть лишь в качестве конечной причины, а отнюдь не принци пом, не начинающей, создающей причиной, такой Бог есть, очевидно, лишь дух по своей природе и сущности, следова тельно, действительно лишь субстанциальный дух, а не дух в том смысле, как это слово обычно понимают в религии или в обычном словоупотреблении;

в философии примене ние этого слова лишь вводило бы в заблуждение. У Гегеля абсолютное также могло быть только субстанциальным ду хом, ибо слово «дух» вообще имеет скорее отрицательное, чем положительное, значение, так как ведь это последнее понятие возникает лишь через последовательное отрицание всего остального. Название этого последнего, т. е. определе ние его сущности, не могло быть взято из чего бы то ни было телесного, оставалось лишь общее наименование — дух;

поскольку же он не есть человеческий, конечный дух (так как этот также уже положен на более ранней ступени), он есть необходимым образом бесконечный, абсолютный дух, но лишь по своей сущности, ибо как могло бы быть действительным духом то, что не может уйти от конца, где оно положено, что лишь осуществляет функцию вбира ния в себя в качестве все завершающего все предыдущие моменты, не будучи само началом и принципом чего бы то ни было.

Вначале Гегелю также не было чуждо сознание отри цательности этого конца;

и вообще надвигающейся мощи положительного, которая требовала в этой философии своего удовлетворения, лишь постепенно удавалось устра нить из системы тождества сознание своей отрицательно сти. В первом возникновении это сознание должно было присутствовать, ибо в противном случае эта философия вообще не могла бы возникнуть. И у Гегеля, по крайней мере в его первых работах, там, где он приходит к послед нему, ощущается еще отзвук того, что здесь отнюдь не сле дует мыслить действительное происходящее или то, что действительно произошло. Я имею в виду один из парагра фов первого издания его «Энциклопедии философских наук», во втором издании уже искаженный. Там он гово рит, что в последней мысли самосознающая идея очищает себя от всякой видимости происходящего, от случайности, от внеположности и последовательности моментов (види мость чего содержание идеи сохраняет еще в религии, пре образующей его для представления во временную и внеш нюю последовательность).

В последнее время Гегель пытался подняться еще выше и достичь даже идеи свободного сотворения мира. Во вто ром издании его «Логики» есть странное высказывание, где делается такая попытка,— в первом издании «Логики»

это звучало иначе и, безусловно, имело там совершенно иной смысл. Во втором издании оно гласит: это последнее основание и есть то, из чего происходит первое, выступив шее сначала как непосредственное, и «тем самым абсолют ный дух, оказывающийся конкретной и последней, высшей истиной всего бытия, познается как свободно отчуждаю щий себя в конце развития и отпускающий себя, чтобы при нять образ непосредственного бытия, познается как ре шающийся сотворить мир, в котором (мире) содержится все то, что заключалось в развитии, предшествовавшем этому результату;

тем самым все это (все предшествовав шее развитию) и благодаря этому обратному положению превращается вместе со своим началом в нечто зависящее от результата как от принципа» * 17, т. е., следовательно, то, что было сначала результатом, становится принципом, что было в первом развитии началом, ведущим к резуль тату, становится, наоборот, зависимым от результата, став шего теперь принципом, и тем самым, безусловно, также из него выводимым. Если бы было возможно перевернуть таким образом, как хочет Гегель, и если бы он не только говорил об этом, но пытался бы это совершить и действи тельно совершил, то он сам создал бы наряду со своей первой философией еще одну, обратную первой, которая * В первом издании (1812 г.) стояло: «Так, дух в конце развития чистого знания совершит свободное отчуждение и отпустит себя в об раз непосредственного сознания в качестве сознания бытия, которое про тивостоит ему как другое» (с. 9).

была бы близка тому, что являет собой предмет нашего стремления, именуемый положительной философией. Од нако тогда необходимым следствием этого (так как две фи лософии не могут обладать равным значением и достоин ством) должно было бы быть признание Гегелем, что его первая философия лишь логическая и отрицательная (в ко торой тем самым переход в философию природы мог прои зойти лишь гипотетически, вследствие чего и природа со хранялась лишь как возможность). Однако уже то об стоятельство, что он ввел это высказывание посредством изменения первоначального текста лишь случайно и как бы мимоходом, свидетельствует о том, что он совсем не пред принимал серьезной попытки действительно совершить этот поворот, который так, как он показывает, состоял бы только в том, что теперь мы поднимались бы по тем же ступеням, по которым в первой философии спускались. По смотрим, что из этого может получиться.

В философии тождества каждое предшествующее обре тает свою истину только в последующем, относительно более высоком, а в конце всё — в Боге. Дело обстоит, прав да, не совсем так, как утверждает Гегель, будто в послед нее все входит как в свою основу;

это не совсем точно. Сле довало бы скорее сказать: каждое предыдущее обосновы вало самого себя тем, что оно низводило себя к основе по следующего, т. е. к тому, что само уже не есть сущее, но ос нова бытия для другого;

оно обосновывает себя посредством превращения себя в основу (sein zu-Grunde-gehen 18 ), сле довательно, при этом оно само, а не последующее есть осно ва. Так, небесное тело, в чьей природе заключено падение, чье падение (поскольку все следуемое из природы вещи следует бесконечно) бесконечно, находит свою основу в том, что оно делает себя основой более высокого и благода ря этому остается в общем на своем месте (на равном сред нем расстоянии от центра). Таким образом, все в конечном итоге обосновывает себя тем, что оно подчиняется в качест ве основы абсолютному, последнему. (После этого исправ ления словоупотребления перейдем к самой сути.) По скольку, по Гегелю, даже то, что есть конец, делает себя на чалом лишь после того, как оно есть конец, оно предстает в первом движении (а следовательно, и в философии, где оно — результат) еще не как воздействующая, а как конеч ная причина, которая есть причина лишь в той мере, в ка кой все к ней стремится. Если же последнее есть высшая и последняя конечная причина, то весь ряд, за исключе нием первого члена,— весь ряд — не что иное, как непре рывная и сплошная последовательность конечных причин;

каждое на своем месте есть такая же конечная причина для того, что ему предшествует, как последнее — конечная причина для всего. Если мы вернемся теперь к материи, которую можно мыслить только бесформенной и которая лежит в основе всего этого, то неорганическая природа бу дет конечной причиной материи, органическая — конечной причиной неорганической;

в органической природе конеч ная причина растения есть животное, человек — конечная причина животного мира. Если, следовательно, для того чтобы прийти к сотворению, нужно только спуститься по тем же ступеням, по которым ранее поднимались, и если благодаря одному этому повороту назад абсолютное стано вится воздействующей причиной, то посредством этого поворота человек должен был бы явиться творящей или созидающей причиной животного мира, животный мир — созидающей причиной мира растений, организм вообще — причиной неорганической природы и т. д.;

мы ведь не знаем, как далеко следует, по мнению Гегеля, продолжать этот ряд, быть может, вплоть до логики, чтобы вернуться к чистому бытию, равному ничто. Этого достаточно;

мы видим, к каким несообразностям привел бы понятый таким образом поворот и сколь иллюзорно мнение, будто с помо щью подобного простого поворота можно преобразовать философию так, чтобы она охватывала собой и свободное сотворение мира.

Впрочем, выражение, посредством которого в приведен ном нами месте «Логики» описывается отчуждение абсо лютного духа, указывается, «что он свободно отпускает себя в образ непосредственного бытия», полностью совпа дает с тем, что говорится при описании перехода логики в философию природы;

тем самым абсолютный дух, который раньше и самым решительным образом полагался только в конце всего развития, т. е. после философии природы и философии духа, здесь уже есть отчуждающий себя в при роду. Даже оставляя без внимания это противоречие, мы ничего не выиграем от такого формального сближения с учением о свободном сотворении мира. По существу мы от него столь же, а быть может, и еще более далеки, чем рань ше. Ибо абсолютный дух сам отчуждает себя в мир, он страдает в природе, отдается процессу, из которого уже не может выйти, по отношению к которому он лишен свободы, в который он как бы безнадежно втянут. Бог не свободен от мира, но обременен им. В этом смысле данное учение — пантеизм, но не чистый, непритязательный, каким мы ви дим его у Спинозы, где вещи суть чистые логические эмана ции божественной природы. От него Гегель отказался, что бы создать систему божественной активности и действия, систему, в которой божественная свобода тем безнадежнее утрачивается, чем сильнее видимость стремления спасти и сохранить ее. Здесь перед нами уход из чисто рациональ ной науки, так как упомянутое отчуждение есть свободно принятый акт, абсолютно прерывающий чисто логическую последовательность, и тем не менее и эта свобода также являет себя иллюзорной, так как в конце мы неизбежно наталкиваемся на мысль, которая вновь снимает все проис ходившее, все историческое, и, продумав все это, мы вы нуждены вновь вернуться к чисто рациональному.

Если спросить сторонника этой философии, отчуждает ли себя в мир абсолютный дух в какой-либо определенный момент, он должен был бы ответить: Бог не отпустил себя в природу, а все время отпускает себя в нее, чтобы также все время полагать себя над всем;

это деяние вечное, т. е.

происходящее все время, но именно поэтому и не подлин ное, т. е. не действительное деяние. Далее, Бог, правда, свободен отчуждать себя в природу, т. е. свободен принести в жертву свою свободу, так как этот акт свободного отчуж дения есть одновременно могила его свободы. С этого мо мента он находится внутри процесса или сам есть процесс;

он, правда, не есть Бог, который лишен деятельности (каким он был бы, если бы он в качестве действительного Бога был просто концом), он — Бог вечной, постоянной деятельности, беспрерывного беспокойства, не знающего субботы, Бог, который всегда делает лишь то, что делал всегда, и поэтому не может создать ничего нового. Его жизнь — круговорот образов, поскольку он все время от чуждает себя, чтобы затем вновь вернуться к себе, и все время возвращается к себе только для того, чтобы вновь от чуждать себя 19.

В последней наиболее популярной версии, рассчитан ной на широкую публику, эта тема отчуждения рассматри вается так: «Бог, правда, уже сам по себе (т. е. не будучи этим и для себя) есть абсолютное, он уже до этого (что должно означать это «до этого» в чисто рациональном раз витии?) есть первое абсолютное, однако, для того чтобы осознать самого себя, он отчуждает себя, противопостав ляет себе мир как другое, чтобы с самой низкой ступени отчуждения, все еще паря между сознанием и бессозна тельностью, подняться до человека, в чьем сознании Бога Бог обретает и свое сознание. Ибо знание человека, знание, которое есть у человека о Боге, есть единственное, которым Бог обладает о себе». Подобная формулировка свидетель ствует о настоятельном стремлении сделать эту систему популярной;

из этого можно заключить, в каких слоях об щества она должна была утвердиться на наиболее длитель ное время. Нетрудно заметить, что определенные идеи всегда сначала воспринимаются высшими, в частности научными, кругами или просто более образованными сосло виями;

к тому моменту, когда эти идеи уже перестают у них вызывать интерес, они проникают в более низкие слои об щества и сохраняют там свое влияние и тогда, когда в упо мянутых высших кругах о них уже никто не вспоминает.

Действительно, легко обнаружить, что эта новая, вышед шая из гегелевской философии религия нашла своих глав ных приверженцев в так называемых широких обществен ных кругах — среди промышленников, коммерсантов и других представителей этого, впрочем, в других отноше ниях весьма респектабельного класса общества. Среди этой жадной до просвещения публики упомянутая философия пройдет последние стадии своего влияния. Можно, конеч но, предположить, что такое распространение его системы меньше всего доставило бы удовольствие самому Гегелю.

Все это явилось следствием одной ошибки, которая заклю чалась в том, что сами по себе истинные, т. е. будучи взяты чисто логически, истинные отношения были преобразова ны в действительные, в результате чего они потеряли вся кую необходимость.

ДОПОЛНЕНИЕ ИЗ БОЛЕЕ РАННЕЙ (ЭРЛАНГЕНСКОЙ) РУКОПИСИ Общее суждение Гегеля таково: задача философии со стоит в том, чтобы вывести человека за пределы только представления. Если под представлением понимать в нас то, что относится к наличному предмету как наличному, то против этого суждения никто возражать не станет. Ведь совершенно очевидно, что философия ничего не должна принимать как наличное — и не подвергать рефлексии только данное. Однако если это «выведение» мыслится абсолютным, то упомянутое суждение — лишь petitio ргіп сіріі, т. е. предполагается как само собой разумеющееся, что высшие отношения, посредством которых мир стано вится понятным, не могут быть приближены к представле нию и стать ему понятными, что они вообще над всяким представлением или, наоборот, все то, что дано об этих от ношениях в сфере представления, само по себе и именно поэтому должно противоречить разуму. Если с самого на чала предположить, что те высшие отношения должны быть над всяким представлением (предположение, с кото рым большинство людей приступает к занятию филосо фией), остается только искать не связанную с природой философию. Между тем наивысшим триумфом науки было бы свести до сферы представлений именно то, что может быть только познано, если возвыситься над представле нием, что, следовательно, для себя недоступно представле нию, но доступно лишь чистому мышлению. Так, коперни канская система мира не могла бы быть создана, если бы мир не был насильственно выведен за пределы представле ния, решительным образом не отвергнуто представление;

и сначала эта система была чрезвычайно непопулярна, поскольку она противоречила всем представлениям. Од нако, после того как эта система была полностью разрабо тана и с ее помощью стало понятным даже представление о движении Солнца вокруг Земли, она примирила с собой и представление и стала ему столь же понятна, как раньше противоположная;

более того, прежняя казалась теперь запутанной и неясной. Предметом гордости гегелевской философии является то, что в ней якобы отсутствует какая бы то ни было предпосылка. Между тем это не соответст вует истине. Проникнув в ее основу, в то, что в ней не вы сказано, а молчаливо предпосылается и что именно поэтому трудно познать, мы обнаружим, что этим последним, воз действующим на всё базисом являются максимы наипро стейшего рационализма, принятые в качестве само собой разумеющихся основоположений, в которых никто никогда не сомневался и сомневаться не мог. Так же и то, что Кант доказал только для догматизма, Гегель принимает как безусловно и всеобще доказанное. Однако тот, кто хочет подняться над всеми естественными понятиями под пред логом того, что это лишь конечные рассудочные определе ния, сам лишает себя всех органов понимания, ибо понят ным нам может стать все лишь в этих формах. Ошибка, которую нашел Кант в применении этих форм рассудка, со стояла в том, что понятия просто применялись к уже не зависимо от них предпосланным предметам и эти предметы были действительными предметами, т. е. противостоящими рассудку вещами, что понятия и предметы не возникали вместе, в результате чего неминуемо должна была возник нуть лишь рефлективная философия и всякое живое науч ное построение стало невозможным. Однако одно дело — отвергнуть неправильное применение этих понятий, и сов сем другое — полное их исключение, что сразу же делает невозможным всякое понятное истолкование. Отсюда и бросающаяся в глаза скованность в философии такого рода, ее неспособность открыто говорить и свободно излагать свои мысли;

она как бы лишена дыхания и голоса и может лишь невнятно бормотать непонятные слова. Часто жа луются на непонятность этой философии и видят в этом личный недостаток ее создателя;

однако по отношению к Гегелю, например, это совершенно несправедливо, так как в тех случаях, когда он выходит из своих тесных рамок или говорит о предметах более близких жизни, он выражает свои мысли очень определенно, очень ясно и даже проник новенно. Непонятность коренится в самой сути дела;

абсо лютно непонятное никогда не может стать понятным;

для того чтобы стать понятным, оно должно сначала изменить свою природу. Упрек философу в непонятности неправо мерен. Непонятность — понятие относительное, и то, что восхваляемый Кай или Тит подчас не понимает, еще нельзя поэтому считать непонятным. К тому же многое в филосо фии по самой ее природе всегда останется непонятным толпе. Но совсем иное, если непонятность заключена в са мой системе 20. Часто люди, обладающие достаточным уме нием и ловкостью, но лишенные подлинной творческой силы, ставят перед собой задачи в области механики, на пример пытаются изобрести прядильную машину, и им это действительно удается;

однако механизм этой машины столь сложен и надуман,— колеса её так скрипят, что предпочтительнее вернуться к прежнему ручному способу.

То же случается и в философии. Страдание, вызванное не ведением первых по своему значению, высочайших предме тов, глубоко ощущается каждым чувствующим человеком, стоящим вне круга тупых, ограниченных и самодовольных субъектов, и это страдание может стать невыносимым. Од нако если муки, связанные с постижением некоей проти воестественной системы, сильнее бремени незнания, то уж предпочтительнее последнее. Надо полагать, что задача философии, если она вообще разрешима, в конце концов откроется в нескольких простых в своем величии чертах и что при решении величайшей стоящей перед людьми зада чи не должно быть лишено значимости открытие, которое мы считаем необходимым при решении всех менее важных задач.


ЯКОБИ. ТЕОСОФИЯ Если бы в философии было достаточно одного эмпириз ма, то высшее понятие, т. е. понятие высшего существа, было бы нам дано вместе с его существованием в опыте.

Здесь есть ряд возможностей. Можем ли мы считать, что понятие и вместе с ним существование высшего существа даны нам в непосредственном опыте? Непосредственный опыт может быть либо внешним, либо внутренним. Но как же понятие, которое всегда относится к области рассудка, может быть дано посредством внешнего опыта? Очевидно, только посредством факта или действия, непосредственно аффицировавшего наш рассудок. Между тем внешнее дей ствие, которое непосредственно занимает наш рассудок, следовательно, непосредственно воздействует на него, мо жет быть только учением, обучением. Следовательно, выс шее понятие должно быть нам дано посредством извне при ходящего к нам учения, причем учения безусловной, не одолимой авторитетности;

а поскольку подобной неодоли мой авторитетностью может обладать лишь то учение, кото рое исходит от наивысшего существа (ибо только оно обла дает по отношению к самому себе неоспоримым автори тетом), то высшее понятие должно было бы быть дано нам в учении, которое в его последних истоках можно было бы вернуть к самому высшему существу. Это возвращение могло произойти только исторически (историческим пу тем). В остальном, если в качестве высшего принципа философии принимается внешний авторитет, можно мыс лить лишь двояко: либо имеется в виду совершенное сле пое подчинение, либо хотят, чтобы этот авторитет в свою очередь был бы обоснован, чтобы он опирался на доводы ра зума, какими бы они ни были по своему характеру. Первое равносильно полному отказу от философии. Во втором слу чае (во избежание круга) для обоснования этого авторитета необходима независимая от него философия, и сфера этой философии должна быть настолько обширной и всеохва тывающей, насколько может быть сфера свободной и неза висимой философии.

Вместо того чтобы опираться на непосредственный внешний опыт, философия может обращаться к непосред ственному внутреннему опыту, к внутреннему свету, к внутреннему чувству. Это тоже возможно двумя способами.

Можно пользоваться этим (истинным или мнимым) чув ством просто как полемическим средством против чисто рационалистических систем, не притязая на знание, на то, что можно создать науку, черпающую свои доводы из этого чувства или из этой духовной интуиции. Или этот (истин ный или мнимый) внутренний опыт пытаются развить в науку, придать ему значимость науки. Мы вновь ограничи ваемся сначала первой возможностью. Если отказаться от научности, это чувство сразу же выступит как субъектив ное и индивидуальное. Ибо, будь оно объективным и обще значимым, оно могло бы преобразоваться в науку. Поэтому выражение этого чувства в противовес рационалистиче ским системам может иметь лишь ценность индивидуаль ного заявления: «Я не желаю этого результата, он мне не приятен, он противоречит моему чувству». Мы не можем считать подобное заявление недопустимым, так как сами придаем волению большое значение, во всяком случае для предварительного определения понятия философии. Пер вое (еще предшествующее самой философии) объяснение философии может быть лишь выражением воления. Тем са мым, после того как определенный образ мышления в до статочной степени показан и объяснен, должно быть до зволено сказать: «Я не приемлю его, не хочу его, не могу признать его». Хорошо, если можно сказать, как это делает Якоби: «Мне необходим личный Бог, высшее существо, к которому возможно личное отношение, вечное Ты, отве чающее моему Я, не существо, которое есть только в моем мышлении, полностью растворяется в моем мышлении и совершенно тождественно ему,— мне необходимо не только имманентное существо в том смысле, что помимо моего мышления оно ничто, мне нужно трансцендентное сущест во, которое и вне моего мышления есть для меня нечто»,— все это прекрасно;

однако сами по себе эти заявления лишь красивые слова, которым не соответствуют никакие дейст вия. Если нашему чувству и высокому волению противо стоит знание, которое к тому же обладает необходимой убе дительностью, то перед нами стоит лишь один разумный выбор: либо примириться с неизбежностью заглушить на ше чувство, либо преодолеть это знание действительным делом. Между тем философия, которую мы здесь рассмат риваем как ближайшую ступень эмпирической философии и представителем которой можно считать Ф. Г. Якоби, не только не выступает действительно против неприемлемого для нее знания, но и полностью отступает, уходя в область незнания и утверждая, что спасение заключается лишь в незнании. Из этого же следует, что названная философия считает единственно возможным и истинным знанием то лишь субстанциальное, исключающее всякий акт знание, ко торое господствует в рационализме, поскольку она проти вопоставляет ему не другое знание, а просто незнание, ибо рациональное знание по существу не есть знание. Своего собственного мнения, что то субстанциальное знание есть единственно возможное, Якоби не скрывает. В своих ран них высказываниях он прежде всего настаивает на том, что всякая научная философия неизбежно ведет к фата лизму, т. е. просто к системе необходимости. К Канту, Фих те и тому, кто следовал за ним, Якоби относится особым образом. Он не отрицает ни истинной разумности, ни после довательности их систем, это он признает, но с тем большей уверенностью декларирует, что теперь стало совершенно очевидно, к чему ведет действительное знание — знание, построенное на определенной идее, что ведет оно неизбеж но к спинозизму, фатализму и т. д. Тем самым Якоби при знал, что в противовес тому убедительному знанию, которое он обнаруживает в чисто рациональных системах, ему ос тается только взывать к чувству, что преодолеть это зна ние научными средствами он не способен. Он заявил, что с научной точки зрения не знает ничего лучшего и по своим научным взглядам сам, безусловно, был бы спинозистом.

Ни один философ не предоставил чистому рационализму (под которым я, как вы знаете, разумею не теологический, а философский образ мышления) такое широкое поле де ятельности, как Якоби. Он по существу полностью сложил перед ним оружие. Поэтому каждому должно быть ясно, что я с полным правом отношу Якоби к переходу от ра ционализма к эмпиризму. Рассудком он целиком и пол ностью принадлежал рационализму, чувством он стре мился, но безуспешно выйти за его пределы. В этом отно шении личность Якоби, быть может, наиболее поучитель на во всей истории Новой философии;

однако я отнюдь не хочу этим сказать, что таков он для всех^ в том числе для начинающих, ибо его работы, сколь ни значительны они для знатока предмета, могут именно из-за двойственной позиции автора ввести в заблуждение и незаметно приу чить к известной духовной инертности по отношению к высшим задачам человеческого ума, к инертности, не ком пенсируемой экстатическим выражением чувств. Между тем я наилучшим образом отдаю должное Якоби, призна вая, что из всех философов Нового времени он больше всех ощущал потребность в исторической философии (в том смысле, как мы это понимаем). Ему с юных лет было при суще нечто отвращавшее его от системы, которая сводит все только к разуму, исключает свободу и личность. Об этом свидетельствует ряд его ранних работ, например его письмо Шлоссеру о теизме, в котором он еще полностью отдавал себе отчет в пустоте абсолютно неисторичного теиз ма, так называемой чистой религии разума. Если бы он про должал идти по этому пути, он раньше всех пришел бы к понятию исторической философии. Якоби проник в истин ный характер всех систем новой философии, которые вместо того, чтобы действительно дать нам то, что мы хотим знать и, если быть откровенными, единственно можем счи тать тем, ради чего стоит прилагать усилия, предлагают нам более или менее приемлемую замену этого — знание, в котором мышление никогда не выходит за свои границы и движется лишь внутри самого себя, тогда как мы стре мимся выйти за пределы мышления, чтобы с помощью того, что выше мышления, освободиться от мук, связанных с ним. Таков был ранний Якоби. В его первых работах встре чается даже выражение «историческая философия»;

прав да, из контекста становится ясно, что он понимал под этим не внутренне историческую философию, а такую, в которой откровение и история служили внешней основой. Тем са мым его философию можно как будто считать первой раз новидностью эмпирической философии. В то время он как будто полностью разделял взгляды действительно веровав ших в откровение, так называемых суперрационалистов или супернатуралистов, например Лафатера и Шлоссера.

Этим он приобрел очень дурную репутацию в годы, когда главной целью была всеобщая, т. е. чисто субъективная, разумность, которая только и составляла сущность так на зываемого Просвещения и которой он пытался противопо ставить требования души и поэтической природы. Приоб ретенной тогда дурной репутацией объясняется, вероятно, и то, что еще в наше время ряд серьезных и христиански мыслящих писателей приводят его в числе как бы свиде тельствующих об истине. Впоследствии он, однако, вся чески стремился очиститься от этой дурной репутации и успокоить общество по поводу его предполагаемого супер рационализма, хотя один из его последних сторонников счел нужным помочь ему в этом отношении, объявив после смерти Якоби, сколь несправедливо по отношению к нему причислять его к сторонникам веры в откровение в обыч ном смысле этого слова, тогда как вера Якоби была (он мо жет в этом заверить) чистой верой разума. Это было излиш ним, ибо к концу своей жизни Якоби, к искреннему огор чению не только лучших среди его почитателей, но даже тех, против кого он выступал и на кого он нападал,— невзи рая на это, они в силу своих свободных и независимых взглядов не переставали видеть в нем одного из лучших умов — впоследствии, как я уже сказал, Якоби обратился к пустому рационализму, не к тому, который достиг в фило софии столь высокого уровня своего развития, гордясь тем, что в нем разум познает самого себя, а к тому скудному, чисто субъективному рационализму, который, собственно говоря, и составляет основное содержание того, что обычно называют Просвещением;


тем самым Якоби оказался не среди высоких умов предшествующего времени, таких, как Спиноза, Лейбниц и другие, а опустился до уровня полней шей философской посредственности. Его высказывания о Христе и христианстве в его поздних работах вполне сов падают со взглядами представителей самого ярого теоло гического рационализма.

Такое завершение философии Якоби весьма отлича ет его от двух мыслителей, оказавших большое влияние на формирование его личности;

я счел бы несправед ливым не остановиться на них в этом историческом обзоре.

Один из этих мыслителей — Паскаль \ Тому, кто еще ищет, кому необходима мера в вопросе о ясности и понятности, которой должна достигнуть истин но историческая философия, следует посоветовать прочесть «Pensees» Паскаля. Каждого, кто под влиянием какой-либо противоестественной философии еще не утратил безвоз вратно понимания естественного и здорового, при внима тельном чтении Паскаля идея исторической системы за хватит по крайней мере в ее общих чертах.

Другой мыслитель, оказавший большое влияние на Якоби,— Георг Гаман, чьи собранные теперь, разбросан ные ранее, подобно пророчествам сивиллы, и малодоступ ные работы 2, без всякого сомнения, вносят ценный вклад в литературу последних лет. Я говорю это не для того, чтобы прямо советовать вам обратиться к ним;

для того чтобы понять смысл содержащихся в них многочисленных намеков, требуется разносторонняя образованность;

чтобы проникнуть в их подлинное значение, необходим глубокий опыт. Это чтение не для юношей, а для зрелых мужей;

им работы Гамана всегда следует держать в поле своего зре ния, проверять на них уровень собственного понимания* эти работы Гамана, которого Якоби считал истым па'ом смысла и бессмысленности, света и тьмы, спиритуализма и материализма.

У Гамана не было системы, он не создал ее;

но тот, кто сумел бы охватить его мысли как некое целое, в котором объединены все его разнообразные и противоречивые, полные смысла и как будто бессмысленные, в высшей сте пени свободные и вместе с тем резко ортодоксальные суж дения, мог бы сказать, что он — насколько человек вообще может претендовать на понимание чего-либо — достиг некоторого понимания. Философия действительно наука глубокая, результат большого опыта;

люди, лишенные духовного опыта, люди чисто механического склада мышления здесь судить не могут, хотя они вправе, конечно, проявлять в суждениях о Гамане свою природу и, по скольку они не способны проникнуть в сущность его мышления, говорить о его личных ошибках и слабостях, без которых, впрочем, этот человек вряд ли был бы именно таким и которые так тесно связаны с его добродетелями и духовными достоинствами, что отделить одни от других невозможно. Якоби обвиняет своего друга Гамана в бес смысленности ряда его высказываний. Нет сомнения в том, что он ни за что не принял бы многие из них. Сказать, что все связано только с разумом, нетрудно, но это — не более чем самое слепое предположение, которое, впрочем, неко торые системы вынуждены допустить. Но если это не так!

И это действительно не так, хотя а ргіогі это понять нельзя, ибо то, что есть, может быть вообще понято только а poste гіогі, а ргіогі же только то, что другим быть не может.

Все связано друг с другом совсем не так просто и ясно, как иногда себе представляют, но подчас весьма странным образом и поэтому, если угодно, бессмысленно. Бог назван в Ветхом завете удивительным Богом, т. е. тем, кто должен вызывать удивление, и Гаман толкует со своеобразным юмором именно в этом смысле известные слова, сказанные Симонидом сиракузскому тирану: «Чем больше я размыш ляю о Боге, тем меньше я его понимаю» 4 (он толкует эти слова именно так, как их можно было бы применить к странному, склонному к парадоксальности человеку). При ходится подчас соглашаться с этим, когда речь идет о чело веке оригинальном, ведь и в обыкновенном человеке со держится больше, чем может быть понято а ргіогі.

Вернемся, однако, к Якоби. Если мы до сих пор разли чали в его деятельности два периода — один, когда его фи лософия могла казаться супернатуралистической, другой, когда он выступал против супернатурализма, против за висимости от откровения (исторического), признавал только субъективное чувство и удовлетворялся тем пустым теизмом, на который он прежде нападал, то в более позднее время Якоби не только стремился примириться с обычным субъективным рационализмом, но и искал сближения и с объективным, научным рационализмом посредством ха рактерного для него открытия, которое состояло в том, что используемое им прежде слово «чувство» он заменил сло вом «разум», приписал ему непосредственное, как бы сле пое знание Бога и даже объявил разум непосредственным органом познания Бога и божественных вещей. Это было наихудшим даром, который Якоби преподнес философии, поскольку такой удобный способ обрести непосредственное знание, позволяющий с помощью одного слова возвыситься над всеми трудностями, был подхвачен многими не способ ными к подлинной науке людьми, проникшими благодаря влиянию Якоби в высшие и низшие учебные заведения и принесшими неимоверное зло, в частности, в деле подлин но научного образования нашей молодежи. В этом данном разуму определении можно, пожалуй, усматривать едва ли не непонимание современной Якоби философии или попыт ку, приспособившись к ней в некоторой степени, защитить ся от ее нападок. Нелепым во всем этом было то, что Бог, непосредственно познанный разумом, мыслился не как всеобщая субстанция, а как действительно личный Бог со всей полнотой духовных и моральных свойств, которой привыкла его наделять обычная вера. Однако ведь не посредственное отношение к личностному существу может также быть только личным, я должен общаться с ним, на ходиться в истинно эмпирическом отношении к нему.

Между тем подобное эмпирическое отношение исключено разумом так же, как им исключено все личное вообще;

он должен быть именно чем-то безличным. То, что непосред ственно познает разум, должно быть столь же свободно, как он сам от всех эмпирических и, следовательно, от всех личных определений. Если Бог непосредственно уже поло жен и познан разумом, то для того, чтобы достигнуть по нятия Бога и убедиться в его бытии, совсем не нужно ка кое-либо опосредствующее знание, т. е. вообще не нужна наука. Нет никакого сомнения в том, что именно из-за наз ванного исключения разумом всякого личного отношения Якоби в своих ранних работах более плодотворного периода всегда ставил разум, исключающий все эмпирическое, ниже ума. В какой степени он отошел от своего первоначального воления и цели, показывает тот факт, что в подготовленном им к концу жизни общем собрании своих трудов он уведом ляет своих читателей, что повсюду, где раньше речь шла о разуме и его отрицательном характере, следует вместо разума читать ум, а вместо ума — разум, как будто желая тем самым устранить все следы своих прежних лучших устремлений. Ибо то обстоятельство, что уму надлежит, как он считал раньше, занимать в философии первое место, а разуму — второе, явствует уже из требования, согласно которому разуму все должно быть сделано понятным, из чего, само собой разумеется, следует, что разум не есть изначально постигающее, что существует многое, что он из начально не постигает. Если то, что должно сделать разуму понятным все выходящее за пределы его непосредствен ного содержания, не называть умом, то как же еще можно это назвать? Бог познается именно только умом, причем только высший, образованнейший, достигший цели мы шления ум и познает Бога. Разум познает только непосред ственное, то, что не обладает возможностью бытия;

он, по добно женщине в доме, отнесен к субстанции,, ее он должен держаться, чтобы в доме царили благосостояние и порядок, он есть связующее воедино, ограничивающее, тогда как ум есть расширяющее, ведущее вперед, деятель ное. Разум — неподвижное, основа, на которой все должно быть построено, но именно поэтому сам не строящий. Не посредственно он соотносится лишь с чистой субстанцией, она для него — непосредственно достоверное, а все, что ему следует понять вне этого, должно быть для него опосредствовано умом. Функция разума — держаться от рицательного, именно поэтому ум вынужден искать поло жительное, которому только и подчинится разум. Разум настолько далек от того, чтобы служить непосредственным органом положительному, что, именно отталкиваясь от его противоречия этому, ум поднимается до понятия положи тельного 5.

Прежнее отношение Якоби к разуму состояло в том, что он отводил разуму слишком незначительную роль, хотел прийти к божественному, положительному непосредствен но, т. е. исключая отрицательное, а не преодолевая его.

Позже его неожиданно привлекло совершенно обратное от ношение, а именно: то непосредственное знание, которое он раньше пытался утвердить, исключая разум, он теперь приписывал самому разуму.

Если бы непосредственное знание, присущее разуму, было знанием Бога, то Бог мог бы быть также лишь непо средственно сущим, т. е. мог бы быть только субстанцией, против чего Якоби решительно выступает, так как он стре мится к личному эмпирическому Богу. Непосредственное знание Бога могло бы быть только слепым, т. е. незнающим, знанием;

Бог мог бы тогда быть также только не суще су щим,, ибо суще сущее,, также могло бы быть познано только положительно, отчетливо, посред ством знания. Совершенно так, будто Бог есть только не суще сущее (отрицательное), гласят известные слова Якоби:

«Бог, который мог бы быть познан, не был бы Богом, т. е.

(так следует, собственно говоря, понимать эту фразу) Бог есть столь отрицательное, что он перестал бы быть Богом, если бы он мог быть познанным, введенным в свет зна ния». Эта фраза Якоби звучит совершенно аналогично сле дующему: тьма, которую бы увидели, не была бы больше тьмой (уже древние мыслители говорили: тьма есть то, что нельзя увидеть ни при свете, ни без него). Такой смысл вы сказываниям Якоби, правда, приписать нельзя, отчасти потому, что он вообще был человеком умеренным, сторо нившимся крайностей, отчасти же потому, что это противо речит его желанию обрести личного, человеческого Бога, отношение к которому могло бы носить личный, или чело веческий, характер. Соответственно своему изначальному образу мышления или убеждению он хотел, если выразить это правильно, сказать следующее: Бог, который был бы познан или мог бы быть познан так, как нечто познается в математике, т. е. по существу посредством незнающего зна ния, такой Бог вообще не был бы Богом. Однако если его мнение действительно таково, то из этого именно сле дует, что Бог не может быть непосредственно познан, так как непосредственное знание может быть лишь слепым, незнающим знанием, знанием, которое знает не посредст вом движения (ибо в движении всегда есть опосредство вание), но знает лишь постольку, поскольку оно не движет ся. Нерешительность Якоби — поистине тростник, колеб лемый ветром,— очевидна уже из того, что сначала он вы сказывает совершенно правильную (в соответствии с по следним толкованием) мысль (Бог, который мог бы быть познан, и т. д.), а затем говорит о непосредственном зна нии Бога разумом.

Когда Якоби позже, стремясь примириться с рациона лизмом, заменил чувство разумом, его философия утратила и ту истинность, которой она обладала раньше. Чувство выражает личное отношение. Теперь же безличному ра зуму приписывалось непосредственное отношение к лично му Богу, что совершенно немыслимо. Якоби был твердо уверен в том, что рациональные системы в конечном итоге по существу ничего не объясняют (подобно тому как гео метрия, собственно говоря, ничего не объясняет или просто утверждает: это гак). Якоби принадлежит остроумное сравнение всех рациональных систем с нюрнбергскими играми, которые не вызывают в нас отвращения лишь до того момента, пока мы не изучили все их возможности. И все-таки в силу фатального стечения обстоятельств он не видел возможности в ином знании, кроме отрицательного.

Единственное знание, противопоставляемое им этому субстанциальному знанию, состояло в том, чтобы закрыть глаза, не хотеть ничего о нем знать. Тем самым он лишил себя всякой возможности достигнуть более высокой науки.

Философия, не сохраняющая свою основу в отрицательном и стремящаяся, минуя его, т. е. непосредственно, прийти к положительному, божественному, погибает в конце концов от неизбежного духовного оскудения. Подобное научное оскудение составляет подлинный характер фило софии Якоби. Ибо даже то, чего он на своем пути дости гает в понимании Бога или божественных вещей, сводится к столь немногому, оно столь скудно и бедно по сравнению с полнотой и богатством подлинного религиозного позна ния, что, будь только это доступно человеческому духу, участь его была бы достойна сожаления. Окончательная оценка философии Якоби сводится к тому, что он по су ществу,, т. е. научно, ничего не знает не только о Боге и божественных вещах, но и о небожественном, о противо стоящем Богу.

С самого начала Якоби отличался высоким устремле нием к духовному, можно даже сказать — к сверхчувствен ному, его натуре не хватало только противоположного. Ибо духовное может быть истинно достигнуто лишь в отноше нии к недуховному и посредством его преодоления. Все замкнутое в себе, пусть даже оно избрало лучшее,— в фи лософии от лукавого. Якоби с самого начала исключил из своего философского рассмотрения природу, чем он, в част ности, очень отличался от Канта, проявлявшего во всех своих работах большую любовь к природе и глубокое зна ние ее. Якоби же всегда испытывал как бы некий пани ческий страх перед природой и в той мере, в какой он уде лял ей внимание, видел в ней лишь несвободу, небожест венность и недуховность;

причиной этого было, быть мо жет, то случайное обстоятельство, что его учителем физики и философии был женевский профессор Лесаж — впрочем, весьма достойный человек,— который, будучи убежденным картезианцем, даже во второй половине XVIII века разра ботал атомистически-механистическую гравитационную систему, близкую картезианскому учению о вихрях. Впол не вероятно, что взгляды учителя вызвали у Якоби ту идиосинкразию, вследствие которой, как он мне часто го ворил, он не может даже мыслить материю живой;

между тем Гёте, например, однажды сказал, что даже не представ ляет себе, как бы он мог мыслить материю не живой. Это свойство Якоби сохранил и в более поздние годы — ни «Метафизические начала естествознания», ни «Критика способности суждения» (самая глубокая работа Канта, ко торая, если бы он не кончил, а начал ею свою научную деятельность, придала бы, вероятно, совсем иное направ ление его философии) не внесли в это никакого изменения.

Когда же Якоби увидел, что природа вошла в философию b как ее существенный элемент, ему не оставалось ничего другого, как объявить эту систему пантеизмом в самом грубом и обычном понимании этого слова и всячески ее преследовать. Однако философия не может заниматься только наивысшим, она должна, чтобы быть действительно всеохватывающей наукой, действительно связывать самое высокое с самым низким. Тот, кто заранее отбрасывает природу как недуховное, сам лишает себя материала, внут ри которого и из которого он может развить духовное. Сила орла в полете проявляется не в том, что он не ощущает, как глубина тянет его вниз, а в том, что он преодолевает это, более того — превращает в средство, позволяющее подняться ввысь. Дерево, корни которого уходят глубоко в землю, может еще надеяться на то, что ему удастся под нять к небу свою отягощенную цветением крону;

мысли же, с самого начала отделившиеся от природы, подобны расте ниям, лишенным корней, или — еще более — тем нежным нитям, которые в позднее лето плывут по воздуху, оди наково неспособные ни достигнуть неба, ни силою собст венной тяжести коснуться земли. Подобное «бабье лето»

идей и обнаруживается преимущественно в построениях Якоби, выраженных, впрочем, с достаточной глубиной и изяществом.

Завершение философии Якоби заключается поэтому в общем незнании. Когда Якоби утверждает, что фило софия не может дать именно того, чего от нее прежде всего ждут, т. е. знания о находящемся за пределами обычного опыта, то он полностью соглашается и солидаризируется с рационализмом;

разница состоит лишь в том, что он отсы лает для постижения всего того, что должно было бы быть высшей ценностью философии, к нефилософии, к незна нию — к чувству, к своего рода предчувствию или, особен но в его ранних работах, к вере, которую он позже (по скольку для рационалистической эпохи вера была чем-то предосудительным) заменил непосредственным знанием, присущим разуму, и которое, как и чувство, не могло при нять форму науки (противоречие). Этот выход — отослать человека для постижения всего истинного и в собственном смысле слова положительного к вере — не был, впрочем, чем-то свойственным только философии Якоби;

это было принято с давних пор, ибо испокон веку бросалась в глаза бессодержательность обычной философии по сравнению с богатством содержания откровения. Поскольку здесь речь идет об отношении знания к вере, я на этом останов люсь подробнее. Надо различать следующее: 1) те, кто не интересуется философией, в чьих интересах даже указать на ее недостаточность, утверждают, что вера (которую они понимают как историческую, христианскую веру) содер жит то, что не содержится и не может содержаться в фи лософии. При этом знание и вера или философия и вера остаются вне друг друга, подобно двум отдельным обла стям;

эту противоположность вполне можно принять, даже понять, как она должна была возникнуть после того, как философия была освобождена Декартом. Ибо с этого време ни содержание положительной религии оказалось вне сфе ры философии. (Декарт отрицает во всех своих работах, что он утверждает что-либо против учения церкви;

между тем он берет материал для своей философии, сообразуясь только со своими намерениями. Поскольку, однако, фи лософия, которая еще со времен схоластики только предпо сылала положительное содержание, теперь стала совер шенно независимой от него, она, конечно, должна была перейти в область отрицательного.) Однако менее понятно, когда 2) различие между верой и знанием перемещается в само знание, в саму философию, в результате чего и зна ние и вера должны носить философский характер, т. е. на одной стороне находится, как предполагают, философское знание, на другой — философская вера. И это может еще происходить двумя способами: либо вера и знание мыслят ся в единстве (во всяком случае не в противоречии друг с другом), либо они мыслятся противоположными друг дру гу. Последнее относится к философии Якоби;



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.