авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Благотворительный фонд «ПРОСВЕЩЕНИЕ» ПРОФИЛАКТИКА СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА РАЗВИТИЕ СЕТИ СЛУЖБ ПРИМИРЕНИЯ в РОССИИ сборник материалов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так, на мой взгляд, обстоит сегодня дело с идеей восстанови тельного правосудия и одного из ключевых его инструментов – служб примирения. Работа по созданию таких служб началась при мерно 15 лет назад, и поскольку данный процесс проходил факти чески лишь по мере появления энтузиастов в различных регионах страны, до определённого момента их деятельность была не очень заметной, даже несмотря на организационные усилия лидеров этого движения из общественного центра «Судебно-правовая реформа»45.

Однако постепенно эта работа охватывала всё новые территории:

видимо, стала приносить плоды планомерная (прежде всего, со сто роны активистов) череда проектов, реализуемых как на федераль ном уровне, указанным Центром СПР и его партнёрами (например, www.sprc.ru.

Благотворительным фондом «Просвещение»46), так и в различных регионах страны – в Пермском крае (Ассоциация медиаторов Пермского края47), в Волгоградской области (РОО Клуб ЮНЕСКО «Достоинство ребёнка»48), Ставропольском крае (Движение Добро вольцев Ставрополья и Ставропольское краевое отделение Россий ского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркома нии»49), Красноярском крае (КРМОО «Сотрудничество на местном уровне»50), во многих других местах. В какой-то момент времени стало складываться понимание того, что без должных и системно скоординированных усилий по сбору, обработке, унификации и анализу имеющейся информации невозможно не только понять, что именно происходит в различных регионах страны, но и хоть как-то попытаться влиять на происходящие процессы. Вследствие такой высокой «управленческой неизвестности» неизбежно возникают значительные риски. Если попытаться их описать коротко, то вый дет примерно следующий перечень:

- развитие инициативы в интересах какой-либо одной органи зации или группы организаций – монополизация рынка медиатив ных услуг;

- угасание инициативы (прежде всего, вследствие разрознен ности действий отдельных энтузиастов, без какого-либо взаимно обогащающего информационного обмена и обмена знаниями и опытом;

- бесконтрольность и неуправляемость развития инициатив, что чревато высокими рисками как дефицита единообразно пони маемой информации, так и, что значительно опаснее – потери цен ностного, восстановительного основания;

- тотальная административная подконтрольность процесса продвижения данной инновации.

http://nasbor.ru/Vuistuplenija/Nodar/Publikaciinodar/PublikaciiNodar.html.

http://mediators.ru/rus/regional_mediation/perm/about. Надо сказать, что в Пермском крае вообще сложилась довольно непривычная для страны ситуация, когда органы власти ре гиона в течение нескольких лет административно внедряют службы примирения, как эле мент социальной сферы и в деятельности школ края, несмотря на то, что нигде более в России таких служб системно на региональном уровне нет.

http://www.un-museum.ru/vestnik/344.htm.

www.stavdd.ru.

www.kccp.ru Этот вариант, последний из перечисленных, имеет практиче ски тот же риск потери ценностной сердцевины, но уже, скорее, по другому основанию – вследствие гарантированного вертикально административного, бюрократически начётнического механизма внедрения и распространения инновации и, вследствие этого, – по вышенной забюрократизированности процедур, сведения всей ра боты к череде и массивам бравых отчётов «о проделанной работе», при практически неизбежном, в этом случае «естественном», уга сании самого внутреннего мотива, под влиянием которого начина лась работа по продвижению таких элементов восстановительной культуры, как службы примирения – в школах и в местном сообще стве.

II. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Итак, поскольку в нынешнем году работа по сбору и анализу информации о работе школьных и территориальных (муниципаль ных) служб примирения, начатая специалистами, входящими во Всероссийскую Ассоциацию восстановительной медиации в 2010 и 2011 годах*, будет продолжена, попробуем сделать в году нынеш нем, 2013-м, охватывающем период деятельности школьных и тер риториальных служб примирения за 2012 год, некоторое сравнение ситуации не только внутри данного года, но и с предыдущими го дами.

Школьные службы примирения. Для анализа данных мони торинга деятельности школьных служб примирения (далее в тек сте – ШСП) в России за период 2012 года были отобраны и сведе ны в таблицу данные по 15 регионам России. Рассмотрено школь ными службами примирения (далее – ШСП) за 2012 год 4208 слу * В 2011 году сбор информации и аналитическая обработка результатов мониторинга были отражены в соответствующей публикации Мониторинг восстановительных практик, с комментариями к таблицам Л. Карнозовой и А. Коновалова (Вестник восстановительной юстиции. Развитие арсенала восстановительных практик в работе с конфликтными и кри минальными ситуациями. М: Центр «Судебно-правовая реформа», №8, 2011, с.с. 133 139.), в 2012 году работа осуществлялась в рамках субсидии, предоставленной Министер ством экономического развития РФ – на реализацию проекта «Россия – территория при мирения»: Вестник восстановительной юстиции. Практики примирения. История и совре менность. Н.Хананашвили. Анализ мониторинга деятельности служб примирения в году. М: Центр «Судебно-правовая реформа», №9, 2011, с.с. 108-119.

чаев (2011 год – 2416 случаев, 2010 – 2012 случаев) – при общем количестве действующих служб – 747 (2011 год – 615 служб, год – 590 служб).

Диаграмма 1. Диаграмма 2.

Динамика регионального Динамика количества ШСП продвижения ШСП 16 14 700 12 Количество Количество 10 регионов - ШСП в 8 участников регионах 6 мониторинга участниках 4 ШСП мониторинга 2 0 2009 2010 2011 2012 2010 2011 Диаграмма 3. Результативность программ примирения в ШСП 4208 Количество поступивших 3000 случаев 2012 1986 2000 Количество завершённых 1000 программ 2010 2011 Как нетрудно заметить, при фактической стабильности коли чества регионов, предоставивших данные мониторинга за истекший 2012 год (в 2010 – 11 субъектов РФ, в 2011 – 15 субъектов РФ, в 2012 – 15), общее количество поступающих случаев очень заметно растёт, как растёт и число действующих служб. При этом результа тивность программ примирения была на уровне 98,7% в 2010 году, в 2011 году снизилась до 91,9%, в 2012 году составила 97,55%.

Территориальные (муниципальные) службы примирения.

Рассмотрим аналогичные динамические данные для деятельности территориальных (муниципальных) служб примирения (далее в тексте – ТСП). В 2012 году имеются данные по осуществлению де ятельности 77 ТСП в одиннадцати регионах, при общем количе стве рассмотренных случаев – 1600. Здесь, как видно, произошло некоторое расширение списка субъектов РФ – участников монито ринга (в 2010 и 2011 годах было 8 субъектов РФ). Помимо этого, произошло увеличение и количества действующих служб (в 2010 – 60, в 2011 – 61 служба, в 2012 – 77 служб), и рост числа поступив ших на их рассмотрение случаев (в 2010 – 1145, в 2011 – 1314). Что касается результативности программ примирения в территориаль ных службах, то об этом поговорим позже, в разделе анализа, по свящённом более детальному рассмотрению данных по работе этих служб.

Диаграмма 4. Динамика количества ТСП 70 Количество ТСП в регионах 30 участниках мониторинга 2010 2011 Следует отметить тот факт, что в России в 2012 году состоя лось событие, влияние которого на дальнейшее формирование си стемы служб примирения, как в школьной среде, так и в муници пальных структурах, на развитие данного направления деятельно сти хотя и не сказалось кардинально, но в целом, может стать очень серьёзным влияющим фактором в самое ближайшее время.

01 июня 2012 года Указом Президента РФ №761 была принята Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012- годы51, а также, несколько позже – распоряжение Правительства РФ от 15 октября 2012 года №1916-р «О плане первоочередных ме роприятий до 2014 г. по реализации важнейших положений Нацио нальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг.52. В обоих нормативных правовых актах неоднократно фигурируют чёткие и недвусмысленные положения, относящиеся как к значи http://президент.рф/news/15530, а также:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n=130516.

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70142628/ (а также – см. Собрание законода тельства Российской Федерации, 2012, №43, ст.5908).

мости применения и распространения действия принципов восста новительного правосудия, так и к необходимости создания школь ных служб примирения и «развитие сети служб примирения в це лях реализации восстановительного правосудия». Так, раздел VI Стратегии, имеющий название «Создание системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребен ку правосудия», содержит пункт 4. «Меры, направленные на со здание дружественного к ребенку правосудия». Можно также назвать пункты Плана: 59 («Разработка программы восстанови тельного правосудия в отношении детей, совершивших обще ственно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность»), 62 («Развитие сети служб медиации в целях реализации восстановительного пра восудия») и 64 («Организация служб школьной медиации в об разовательных учреждениях»). Причём, если для школьных служб к сентябрю 20134 года необходимы лишь методические ре комендации, то по пунктам 59 и 62, к этому же сроку требуется до клад в Правительство РФ.

В связи с этим обстоятельством, с одной стороны, ввиду ясно обозначенной поддержки со стороны верховной власти процессов внедрения в стране восстановительного подхода, возникают, каза лось бы, значительно более благоприятные условия в части пер спективы развития данного направления деятельности. Однако, по скольку отечественная правоприменительная практика зачастую демонстрирует возможность существенных искажений изначально запланированных идей («Хотели как лучше…»), одновременно за метно возрастают и риски необдуманного, административно при казного и повсеместного внедрения служб примирения.

Осознавая это, участники деятельности Всероссийской ассо циации восстановительной медиации предполагают предпринимать усилия по сохранению контроля над процессом расширения дея тельности служб примирения. О конкретных шагах и предложениях в этой области будет сказано в данном материале позже.

Общие правила представления данных и замечания по за полнению таблиц.

Начиная более детализированный анализ данных, необходимо напомнить основные моменты, нуждающиеся в разъяснениях.

1. Прочерки в ячейках обеих таблиц по-прежнему означают отсутствие информации по указанной позиции. Данные ячейки сле дует отличать от ячеек, содержащих значение «0». Такая ситуация в основном сохраняется в системе данных из Пермского края, по скольку там до настоящего времени сохраняется автономная систе ма региональной статистической отчётности, отличающаяся от принятой во Всероссийской ассоциации восстановительной медиа ции. Однако есть такие примеры и в данных по другим регионам, там, где процесс заполнения таблиц прошёл заметно позже форми рования основного массива первичных данных и получить нужные сведения оказалось уже делом, крайне затруднительным.

2. В строках таблиц перечислены регионы Российской Феде рации, в которых осуществляется деятельность соответствующих служб примирения – вне зависимости от того, удовлетворяют они минимальному критерию требуемой активности (МКТА – не менее 4-х рассматриваемых случаев в год) или нет. Показатель «количе ство служб» в настоящее время указывает не только на те службы, которые удовлетворяют данному критерию, но и на службы, где количество рассматриваемых случаев более одного за год. В Перм ском крае, где такого разделения не проведено и в краевой стати стике приводятся рядом общее количество рассматриваемых случа ев и общее количество созданных служб, указаны все числящиеся таковыми школьные и территориальные службы. Из достаточно информативно представленных региональных сетей точное соот ветствие критерию МКТА есть только в данных по деятельности ШСП в Волгоградской области. Подробнее ситуация с деятельно стью служб примирения в названных регионах будет проанализи рована ниже.

3. Как и в мониторинге за 2011 год, в случае, если данные со бираются только в одном городе или ином муниципальном образо вании, помимо наименования региона в скобках указывается и наименование конкретного места сбора данных.

4. При заполнении таблиц в нынешнем, 2013-м, году у наших региональных партнёров (да и в столице тоже) вновь неоднократно возникали трудности с предоставлением первичных данных, проис текающие, в основном опять же – из невнимательности при запол нении ячеек таблиц, что, как правило, обнаруживается при простом сложении чисел в ячейках, поскольку ряд столбцов таблицы в фор мате Excel предусматривают получение суммарного результата.

Итак, посмотрим теперь, как развивается ситуация по службам – школьным и территориальным.

III. ШКОЛЬНЫЕ СЛУЖБЫ ПРИМИРЕНИЯ Следует сказать несколько слов о практически не изменив шемся региональном охвате в деятельности ШСП (см. Диаграмму 1) – не в оправдание нынешней ситуации, а в прояснение её.

Наверное, такие периоды встречаются в любой сфере деятельности.

В данном случае произошло совпадение сразу нескольких об стоятельств: уход ключевых сотрудников сразу в двух регионах (Алтайский край и Ростовская область) – по различным, вполне объективным и заслуживающим учёта личным обстоятельствам, когда отходит от деятельности в сети специалист, не успевая при этом передать методики, а, подчас, и сами данные о работе служб.

Поскольку деятельность по внедрению и распространению восста новительного подхода изначально не рассматривается как агрес сивно расширяющаяся, вполне допустимо считать, что возникла некая заминка с работой в данных конкретных регионах. Однако, поскольку опыт такой деятельности уже существовал ранее и, по хоже, даже с уходом из сети регионального координатора, работа в той или иной форме продолжается (как это можно обнаружить по информации из Алтайского края53), то возобновление системного и включённого в сетевое сообщество партнёрства, стоит надеяться – дело ближайших лет. Такое вполне может происходить, в особен ности, если региональная сеть не имеет достаточной степени фи нансовой устойчивости.

В подтверждение высказанного предположения приведу сооб ражение на эту тему одного из лидеров продвижения школьных служб примирения – Президента Волгоградской региональной об http://www.amic.ru/news/170427/.

щественной организации «Клуб ЮНЕСКО «Достоинство ребёнка»

Ирины Маловичко, высказанное недавно в разговоре с автором данного анализа:

«…По поводу «благополучных» и «бедных на случаи»

служб. Почему они мне нужны (как координатору и исследовате лю)? Смысл учитывать (не обязательно отображать в мониторин ге!) «бедные» службы для меня лично есть. Я еще учитываю для себя (выделено мной – Н.Х.) и те службы, которые совсем развали лись. Это показывает динамику реальных процессов в сети ШСП (в том числе подтверждает, что территория дала «живые» данные, а не нарисованные), а также показывает наличие дополнительных ре сурсов в сети ШСП. Для меня школы со службами, «бедными на случаи» или «бывшими», – это более перспективный ресурс, чем школы, которые вообще не хотят слышать про ШСП. Мой опыт по казывает, что даже короткий период работы ШСП бывает убеди тельным, и кто-то из учителей про него помнит. В такой школе служба легче возрождается, чем если её создавать заново. Бывает интересно наблюдать, как в некоторых школах служба, прекратив шая работу, к примеру, пять лет назад, вдруг возрождается с появ лением нового заинтересованного человека (администратора или куратора). Так было на моей памяти раз семь-восемь. А ШСП, где служба «ни жива, ни мертва» вообще возрождаются легко, подчас, при помощи небольших административных усилий. Такие случаи бывают регулярно – когда куратор отвлекается от службы больше, чем на 2-3 месяца (болеет, защищает диссертацию, обзаводится ре бенком и пр.) – служба как бы замирает (показатели падают почти до нуля), а когда куратор появляется вновь – всё мгновен но оживает и расцветает».

Выделены мною два слова не случайно: они отражают меру собственного, не отчётного, интереса к происходящим в сети орга низаций процессам.

Вместе с тем, появились и новые регионы – участники дея тельности в области восстановительных программ примирения. Так в 2012 году впервые коллегами была прислана информация от воз никших за 2012 год служб в Ленинградской области (г.Луга) и в Сахалинской области (Южно-Сахалинск). В последнем случае, по мимо важного фактора расширения географии за счёт весьма отда лённого региона страны, необходимо особо отметить, что прямое и непосредственное содействие в создании школьных служб оказы вает ответственный секретарь Комиссии по делам несовершенно летних и защите их прав (КДНиЗП) Елена Плохова. Данное обстоя тельство способно позитивно сказаться на развитии служб. Есте ственно, при планомерном и «ускоренно эволюционном» подходе, путём побуждения и стимулирования новых площадок (а не на ос нове начальственного приказа, как это зачастую происходит в нашей, российской практике).

Обратим внимание на регионы, которые являются наиболее масштабными поставщиками информации.

Пермский край.

Обращает на себя внимание довольно заметный рост количе ства служб (534), даже при условии, что и в 2011 году их было 481.

Но ещё более существенным за год стал рост числа рассмотренных случаев – более чем вдвое (2011 год – 1274, в 2012 – 2647). С учё том прошлогодней ситуации, когда на одну службу приходилось менее 3 случаев в год, а в нынешнем – практически 5, одно это мо жет свидетельствовать о повышении активности их деятельности и, соответственно, заметно большем соответствии требованиям, предъявляемым Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации (ВАВМ).

Диаграмма 5. Динамика развития ШСП и их деятельности в Пермском крае 3000 1000 481 Количество служб Количество случаев Второй момент, оставшийся «за кадром» аналитической рабо ты в прошлом году и на который в этот раз хотелось бы обратить внимание – существующая структура собираемой информации в крае. Представленная структурами Пермского края информация по многим позициям «нашей» Таблицы 1 (в конце материала) не даёт ответов, однако, зато, помимо этого, содержит такие первичные данные, как типы конфликта:

- несовершеннолетний – несовершеннолетний (н/л);

- несовершеннолетний – взрослый;

- н/л, группа н/л – группа н/л;

- н/л – родитель (родственник);

- н/л, группа н/л – специалист, педагог;

- педагог, администрация – родитель, группа родителей;

- другое, а также – типы проведённых программ:

- программы примирения (не между родственниками);

- программы заглаживания вреда;

- программы примирения в семье;

- групповые программы (с привлечением специалистов из дру гих ведомств и без такового).

При этом две названных типологии используются как для ШСП, так и для ТСП (в Пермском крае они именуются МСП – му ниципальные службы примирения).

Не беря на себя задачу вынесения суждения, тем не менее от метим, что, с одной стороны, возможность повышения степени де тализации и уточнения группировок различных случаев заманчива, однако, с другой стороны, эта детализация значительно усложняет работу «первичного звена» – специалистов, занятых непосред ственно оказанием услуг медиатора. Учитывая возможность нала живания (точнее – восстановления) более плотных партнёрских контактов в ближайшей временной перспективе, следует отметить, что согласование двух почти параллельно существующих систем сбора и обработки информации – вопрос насущный, который дол жен решаться безотлагательно.

Волгоградская область.

Остаётся положительной и динамика развития деятельности школьных служб примирения в Волгоградской области. Напомню, что, в отличие от Пермского края, где органы государственной вла сти данного субъекта РФ прямо санкционируют, поддерживают и развивают деятельность и ШСП и ТСП, в Волгоградской области над решением этой задачи долгое время билась по сути лишь одна единственная социально ориентированная некоммерческая органи зация*.

Парадокс заключается в том, что в региональной стратегии действий в интересах детей, принятой постановлением Правитель ством Волгоградской области от 27 ноября 2012 г. №516-п, предпо лагается «организация школьных служб примирения, нацелен ных на разрешение конфликтов в образовательных учреждени ях, профилактику правонарушений детей и подростков, улуч шение отношений в образовательном учреждении»54 (стр.40).

Странно, что авторы региональной стратегии не знают о значи тельной общественной активности в этой области в регионе, либо по какой-то причине не хотят замечать уже имеющихся успехов.

В связи со сказанным возникают и вполне очевидные риски «затаптывания» существующей в течение 6-7 лет и успешно разви вающейся общественной инициативы прямолинейным администра тивно-командным решением, ориентированным на тотальное рас пространение социальных технологий, нуждающихся, скорее, в не торопливом и бережном культивировании и обихаживании.

Несмотря на в целом неблагоприятную атмосферу для работы конкретной организации, Председатель РОО «Клуб ЮНЕСКО «До стоинство ребёнка» Ирина Маловичко добилась того, что в регионе работает уже 88 ШСП. Причём в таблицу были включены только службы, имеющие в своём активе не менее 4-х рассмотренных слу чаев в год. Без такого «количественного» фильтра количество служб вплотную приблизилось к 100.

В Пермском крае, а также в целом ряде других регионов, о ко торых будет сказано далее, наиболее устойчивые и жизнеспособ * В настоящее время создана региональная ассоциация, которая придаёт несколько боль шую устойчивость деятельности ШСП, поддержка имеется и со стороны регионального института повышения квалификации (прим.авт. – Н.Х.).

http://www.xn--c1ackabuhcbecyrh.xn--p1ai/normative.

ные сети образуются на основе сочетания деятельности школьных и территориальных служб и их взаимодействия.

Можно вполне резонно предположить, что, в условиях отсут ствия помощи со стороны государства и не сформировавшейся си стемы деятельности территориальных служб примирения, ключе вым фактором стабильности, помимо, собственно, высокой степени приверженности работе со стороны энтузиаста – Ирины Малович ко, её высокопрофессиональной деятельности, в Волгоградской об ласти остаётся дополнительная активность школ – участниц сети в различных формах детско-молодёжной добровольческой и миро творческой деятельности.

Диаграмма 6. Динамика развития ШСП и их деятельности в Волгоградской области 800 200 Количество служб Количество случаев Активная деятельность в курируемых школах имеет заметно более широкий спектр социализирующих действий, вследствие че го возникает возможность применения социологических инстру ментов, с помощью которых имеет смысл попытаться оценить эф фективность проводимой работы.

Такая попытка была предпринята в рамках проекта «Школь ные службы примирения. Профилактика межэтнических кон фликтов и насилия в регионах России», реализованного в году Благотворительным фондом «Просвещение», когда в ряде школ Волгограда в начале и в конце периода выполнения проекта проводился опрос школьников по анкете проф. Г.Солдатовой на предмет уровня межэтнической напряжённости. Результаты пока зали, что деятельность, проводимая данной социально ориентиро ванной некоммерческой организацией, демонстрирует положитель ную динамику, снижение напряжённости в отношениях ребят раз ных этнических групп, национальностей, живущих в семьях с раз ными религиозными или светскими установками или ценностями55.

Москва.

Похоже, в Москве постепенно налаживается работа со школь ными службами. Во всяком случае прошедший год (2012) принёс существенный рост количества служб – с 8 до 23, практически втрое. И сегодня можно говорить о том, что происходит укрепление партнёрской связки между школьными и территориальными служ бами. В столице, за редкими исключениями (таких исключений 2), формируется модель ШСП, основанная на активном участии детей.

Диаграмма 7. Динамика развития ШСП и их деятельности в Москве Количество служб Количество случаев Некоторое время назад уже высказывалось предположение, что степень устойчивости ШСП будет расти по мере того, как будет создаваться партнёрство между службой и институтом уполномо ченного по правам участников образовательного процесса56. Теперь вполне обоснованно можно говорить о расширении субъектов, включённых в сферу такого партнёрского взаимодействия – за счёт тесного сотрудничества и «обмена» случаями между школьными и территориальными службами. Повышенное внимание к укрепле нию и развитию такой связки может стать сильным управленче ским инструментом для обретения устойчивости процессов внедре И.С. Маловичко. «Разрешение межэтнических конфликтов в школьной среде: опыт Волгоградской области». В кн.: Школьные службы примирения и профилактика межэтни ческих конфликтов. Под общей редакцией Н.Л. Хананашвили. М: Благотворительный фонд «Просвещение», 2012. – с.с. 90-103:

http://nasbor.ru/Vuistuplenija/Nodar/Publikaciinodar/SRS_IEC_2012.pdf.

Н.Хананашвили. Общественная активность и «школьные» конфликты. В кн.: Живая Конвенция и школьные службы примирения. Теория, исследования, методики. Под общей редакцией Н.Л.Хананашвили. М: Благотворительный фонд «Просвещение», 2011. – с.с.

101-111.

ния восстановительного подхода в деятельность образовательных организаций.

Ставропольский край и Чувашская Республика.

Довольно заметный скачок в количестве ШСП совершили два указанных региона, имея сегодня на своих территориях, соответ ственно, 22 и 21 службу. Причём важным представляется факт формирования служб не только в городских школах, но и в сель ских, что может потенциально стать дополнительным фактором, укрепляющим местное сообщество, создающим предпосылки для выработки новых основ низкоконфликтной коммуникации в сель ской местности. И вполне естественно, если дальнейшие усилия в самоуправляемой сети будут, с одной стороны, активнее исследо вать деятельность небольших сообществ, а с другой – ориентиро ваться на уже получаемый в таких службах и региональных сетях опыт. Важно и то, что в Чувашии такое развитие осуществляется при плотном взаимодействии муниципальных служб со школьны ми, что придаёт этому процессу, несомненно, большую институци ональную устойчивость.

Успешно развивают региональные сети в Республике Саха – Якутия (14 служб), в Красноярском крае (12 служб) и в Самар ской области (10 служб). Возможно, говорить о сформированности гиперсети (сети сетей) школьных служб пока рано, но очевидно, что вопросы становления, организационного оформления и устой чивого развития такого сообщества сетей становятся всё более ак туальными.

Дополнительный интерес может представлять деятельность ШСП в Республике Дагестан. Там, опираясь на национальные тра диции, создаются службы, которые ориентированы на возрождение традиционных практик примирения, ценностей маслиата. Учиты вая высокую значимость использования традиционных ценностей для культивирования восстановительной культуры*, следует обра * Под восстановительной культурой автором понимается система ценностей, в обществе (знания, практики, опыт, традиции), построенная на том, что в основе конфликтов лежит не чья-то изначально присутствующая или возникшая ВИНА, и кто-то за это должен по нести наказание, а (опять же - изначально) существующие различия (в ценностях, в воспи тании, в поведении), приводящие к поступкам, нарушающим равновесие существующего миропорядка. В этом случае ключевым действием становится не поиск виновного (винов тить особое внимание на сочетание традиций и современного опы та, обретаемого созданными в образовательных учреждениях служ бами примирения. Кроме того, такая деятельность наверняка была бы познавательной с точки зрения анализа качественного, позво ляющего в деталях осмыслить основные элементы работы, приме няемые методы и процедуры работы медиатора.

IV. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ (МУНИЦИПАЛЬНЫЕ) СЛУЖБЫ ПРИМИРЕНИЯ Первое замечание касается методики сбора и обработки по ступающей информации. Относительно сложным выглядит «настойчивое пожелание» к региональным координаторам, запол няющим таблицу мониторинга территориальных служб, о внесении данных по поступившим случаям и учреждениям, из которых они поступают, в одну сдвоенную ячейку таблицы (см. Таблица 2, в конце материала). Поскольку целесообразность данной информа ции не очень хорошо понимается участниками общей работы, то и данные эти вносятся лишь время от времени. В результате таблица выглядит несколько необъяснимо «шашечно». Возможны и другие причины. Например, возникшие за истекший год территориальные службы в Архангельской области систему сбора и обработки дан ных стали формировать самостоятельно, в результате несколько фиксируемых Всероссийской Ассоциацией восстановительной ме диации параметров оказались в этом регионе неучтёнными.

Теперь – о самих данных. Повторю, что общее количество рассмотренных территориальными службами случаев равно 1600.

Обратим внимание на два обстоятельства:

1) расхождение в данных Таблицы 2 (сумма цифр в 2-х ячей ках «начатые программы» и в ячейке «всего поступило случаев»).

Дело в том, что в Архангельской области значительное количество поступивших случаев (90) не стали предметом рассмотрения в про граммах примирения, т.к. одна из сторон, на каком-то этапе пред варительных процедур отказалась от участия в программе;

ных), а восстановление этого нарушенного миропорядка, прежде всего - через понимание другой стороны, с опорой на собственные силы конфликтующих сторон и рост их способ ности к последующему самостоятельному преодолению трудных жизненных ситуаций.

2) резкий рост результативности программ примирения в ТСП в 2012 году по сравнению с предыдущими годами: в 2010 году – 66,1%, в 2011 – 65,3%, в 2012 – 90,0% (см. Диаграмма 8). О причи нах такого скачка результативности можно судить, исходя из срав нения первичных данных по Пермскому краю, имеющему наиболее развитую систему муниципальных служб.

Данные по 2011 и 2012 году обнаруживают определённые из менения в методологии представления информации из Пермского края. Так, если в 2011 году, помимо «количества отработанных случаев», в показателях присутствовала позиция результативности восстановительных программ, которая за год составила (в Перм ском крае) 61,8% от общего количества поступивших случаев, то в данных за 2012 год такая позиция пока отсутствует**. Вследствие этого, при обработке информации специалист-аналитик вынужден использовать указанные данные в качестве показателя как для по ступивших, так и для успешно завершившихся случаев, что, навер ное, не совсем корректно.

Поэтому приведём сравнение общих показателей результа тивности программ, с учётом данных по Пермскому краю и без них.

Диаграмма 8. Результативность программ примирения в ТСП в 2012 году (без данных по Пермскому краю и с указан ными данными) Количество поступивших случаев Количество завершённых Результативность Результативность Пермскому краю Пермскому краю программ без данных по с данными по ** По информации автора предлагаемого аналитического материала, эти данные станут известны позднее – Н.Х.

Итак, без учёта значительного массива пермских данных, средняя результативность программ примирения составляет 72,13%. Сопоставим с общими данными за 2011 год: тогда анало гичный показатель был равен 65,3%, что в целом соответствует «норме». Разумеется, речь идёт о некоем условном понятии нормы, предполагающем, что территориальные службы примирения имеют дело, как правило, с заметно более сложными ситуациями, в том числе, имеющими уголовно-правовую судебную перспективу.

Москва Расширение сферы деятельности и количественный рост служб в 2012 году не слишком заметны. В Юго-Западном админи стративном округе (ЮЗАО), помимо службы «Коньково», возникла служба в муниципальном районе «Зюзино». Однако в нынешнем году более явственно складывается связка между ТСП и действу ющими на территории их активности ШСП. Проявившись в про шлом году, такая связка постепенно становится важным компонен том организационной и кураторской работы ТСП.

Можно предположить, что успешность работы территориаль ной службы в районе, где такая служба осуществляет содействие развитию ШСП, может определяться не только показателями сов местно рассматриваемых случаев, признаваемых излишне сложны ми для школьных служб, но и качеством работы самих ШСП, устойчивости в их деятельности.

Сделала резкий количественный скачок Архангельская об ласть: в ней создано 11 служб. Не исключено, что некоторый им пульс развитию был дан не только многолетними тренингами, про водимыми при поддержке норвежских грантодателей и неправи тельственных организаций, но и фактом проведения в Архангель ске семинара в конце 2011 года*. Однако, судя по описанию поряд ка работы действующих центров и организаций, пока говорить о формировании устойчивой региональной сети несколько прежде временно. Необходимо более внимательно отнестись к деталям * В декабре 2011 года в рамках реализации Благотворительным фондом «Просвещение»

проекта «Защита прав ребёнка в школе. Живая Конвенция и Службы Примирения» состо ялся 3-дневный семинар-тренинг, участниками которого стали сотрудники социальных служб Архангельска и некоторых других городов области.

складывающейся практики, динамике развития служб в области и к качественным характеристикам их нынешней и дальнейшей дея тельности.

Несомненный интерес представляет и работа коллег в Рес публике Дагестан, где за прошедший год создана студенческая служба примирения**. Формирование служб примирения в рес публиках Северного Кавказа может стать важным прецедентом ин новационной деятельности, в определённой степени опирающейся на возрождении знаний и практического применения издревле су ществовавших там, традиционных практик разрешения конфлик тов. Тем более ценной было бы повышение детализации информа ции, с описанием и проведением качественного анализа поступаю щих в такие службы случаев.

V. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ и РЕКОМЕНДАЦИИ Проведённый анализ количественных данных позволяет сде лать, естественно, только самые первые, так сказать, «лежащие на поверхности» выводы – о состоянии и развитии деятельности в об ласти восстановительного подхода к разрешению конфликтов в школьной среде и в местном сообществе в России в 2012 году.

Сфера хотя и развивается, но пока относительно неспешно, что, как ни странно, можно охарактеризовать скорее положительно, по скольку такая динамика позволяет до определённой степени сохра нять контроль за процессами создания и работы служб на доста точно приличном уровне. При этом имеет смысл высказать ряд со ображений конструктивного характера, учёт которых, вероятно, будет нелишним в ходе последующей деятельности, в том числе – в области «сетевого строительства».

1. В качестве одной из наиболее актуальных задач в ближай шей перспективе деятельности ТСП и ШСП следует назвать нала живание сотрудничества с Пермским краем в области унификации ** Деятельность данной службы пока несколько искусственно отнесена к территориаль ным службам, хотя работает она в ВУЗе республики и курирует работу «подшефных»

школьных служб. Возможно, по мере распространения практики деятельности служб примирения и их внедрения в другие сферы деятельности, будет сформирован более ши рокий спектр наблюдаемых областей медиативных практик.

методологического инструментария при сборе и обработке инфор мации. Данное соображение уже фигурировало в выводах монито ринга работы служб за 2011 год. Остаётся выразить надежду на то, что в 2013 году контакты с органами государственной власти Пермского края, отвечающими за деятельность служб примирения, будут более плотными и продуктивными. В противном случае, и тому есть уже примеры, в тех или иных регионах возникают свои собственные системы сбора, учёта и анализа информации*. Оче видно, что разбалансировка методологии будет идти в ущерб об щему пониманию ситуации со службами примирения в стране.

2. Представляется рациональным более подробное обсужде ние и осмысление «фактора МКТА**». В определённом смысле данный критерий очень важен для понимания, насколько работо способна та или иная служба. Однако опыт наблюдения за различ ными службами в разных регионах показывает, что, в зависимости от складывающихся обстоятельств, подчас, объективного характе ра, уровень активности служб может и снижаться. В особенности такое снижение заметно для регионов, где только начинается рабо та. И если для Волгоградской области наличие временно снизив ших активность служб не очень заметно, и если 10 таких служб из 100 не выполнили требование МКТА, то это совсем незначительно скажется на общей статистической картине, то для регионов, начи нающих работу, такое «проседание» выглядит более драматично.

Более или менее привычным можно назвать положение, при кото ром среднее количество рассматриваемых ШСП случаев составляет примерно 8-9 в год. Вероятно, имеет смысл ориентироваться на бо лее длительный период наблюдений за конкретными службами и тогда уже делать выводы об их состоянии и работоспособности.

3. В связи с тем, что уже не отдельные субъекты РФ, а целый их ряд преодолели рубеж в 10 служб (что может в определённой степени свидетельствовать о формировании их региональной сети), актуализируется задача изучения процессов, протекающих в этих * Помимо Пермского края, существенные особенности есть и в данных по Республике Са ха – Якутия, и в работе служб Архангельской области (прим.авт. – Н.Х.).

** МКТА – минимальный критерий требуемой активности.

сетях и содействия в освоении региональными сообществами тех нологий сетевого строительства на уровне субъекта РФ и, возмож но, на уровне федерального округа. В настоящее время 10 и более служб имеется в Волгоградской области (88 ШСП), Пермском крае (534), Москве (23), Ставропольском крае (23), Чувашской Респуб лике (21), Республике Саха – Якутия (14), Красноярском крае (12), Самарской области (10). И здесь очевидная заслуга региональных координаторов и создаваемых ими ассоциаций, без которых ни продвижение в регионах восстановительных технологий, ни фор мирование общероссийского движения за восстановительное пра восудие были бы невозможны. Не говоря уж о данном анализе.

Формирование российской гиперсети (сети сетей) служб примирения, таким образом, уже «не за горами», а поддержка соот ветствующих проектных предложений – вопрос готовности феде ральных органов власти к пониманию значимости позитивной го ризонтально-сетевой соорганизации институтов гражданского об щества.

4. В заметно более пристальном внимании нуждается деятель ность служб в регионах, где такая работа только начинается. При чём такое внимание следует уделять каждой действующей служ бе. Обобщённые данные по тому или иному региону волей-неволей «скрывают» нюансы, содержащиеся в работе различных служб, как раз в то время, когда внимание к ним особенно значимо и, подчас, способно определить последующую успешность либо неуспеш ность создаваемого инновационного элемента. К такому выводу, на наш взгляд, можно прийти на основе следующего наблюдения: в разных субъектах РФ обнаруживается сильно отличающаяся струк тура рассматриваемых конфликтов. В особенности это заметно в службах территориальных. Например, в Новгородской и Кировской областях, а также – в Республике Дагестан рассматриваются только ситуации так называемого «конфликта сторон», без причинения вреда. Напротив, в Архангельской, Вологодской областях и в Рес публике Карелия в рассмотрение сплошь попадают лишь случаи причинения вреда. Данное обстоятельство, на наш взгляд, нуждает ся в более пристальном внимании к квалификации случая, в том числе, на основе его качественного анализа, и к отнесению его к той или иной разновидности конфликта.

В то же время вызывают определённые трудности у регио нальных координаторов, заполняющих таблицу мониторинга тер риториальных служб, внесение данных по поступившим случаям и учреждениям, из которых они поступают. Не исключено, что в сле дующем году данная детализация информации будет признана из быточной.

5. Замеченная в прошлогоднем анализе связка между ТСП и ШСП, в году нынешнем заметно укрепляется. В связи с этим пред ставляется важным дальнейшее развитие такого партнёрского вза имодействия, построенного на более или менее естественном «пе ретекании» возникающих случаев из одной службы в другую и, подчас, совместной работы специалистов и добровольцев из ШСП и ТСП. Такая передача случая возможна как вследствие того или иного сценария развития конфликта, так и в связи с разными обсто ятельствами, раскрывающимися, подчас, довольно неожиданно:

усложняющими или упрощающими рассмотрение конкретной си туации, выводящими его за рамки одной образовательной органи зации либо, наоборот, сводящими «дело» к компетенции внутриш кольных структур.

Партнёрство школьных и муниципальных служб в таких ситу ациях становится инструментом обеспечения институциональной устойчивости, прежде всего, служб школьных. Помимо этого, как отмечалось в ситуации в Волгоградской области, жизнеспособность может придать такой деятельности и сочетание работы школьных служб с другими позитивными формами деятельности детских и молодёжных коллективов, прежде всего, с деятельным, содержа тельным добровольчеством (а не манипулятивным и псевдо-) и за нятиями основами миротворческой деятельности.

6. Существенные особенности деятельности ШСП и студенче ской службы примирения в Республике Дагестан, опирающихся на традиционные практики и ценности, такие, как основы маслиата, также могут в ближайшем будущем стать предметом более при стального исследовательского внимания, подробного описания конкретных случаев и качественного анализа.

7. Деятельность школьных служб примирения в некоторых случаях выстраивается на основе работы только взрослых медиато ров, без привлечения школьников. Так пока строится деятельность ШСП в Республике Саха – Якутия и в Сахалинской области.

С одной стороны, данная конфигурация службы может рас сматриваться как работа ШСП в «редуцированном», упрощённом режиме, поскольку очевидна значимость позитивной составляющей в виде участия детей в Работе служб, поскольку такая деятельность в значительной степени соответствует норме об участии детей в об суждении вопросов и принятии решений, касающихся их самих (согласно статье 12 Конвенции о правах ребёнка). С другой сторо ны, если в том или ином образовательном учреждении не склады вается такое деятельное участие, то неразумным был бы формаль ный набор детей – для вида. В конечном итоге сама деятельность службы примирения в школе способна к зарождению более разум ной коммуникативной практики, несущей в себе элементы восста новительной культуры.

8. Наконец, необходимо сказать о том, что осуществляемая деятельность остаётся актуальной, более того, её актуальность ещё более возрастает ввиду того, что принята и реализуется Националь ная Стратегия действий в интересах детей. Структурированное наблюдение позволяет лучше понимать, насколько эффективно осуществляется данная стратегия – хотя бы в этой, незначительной своей части.

В ближайший год деятельность организаций, достаточно тес но увязанная с реализацией в России данной стратегии, неизбежно будет активизироваться. В связи с этим, следует предположить и большее внимание, которое будет уделяться продвижению в России восстановительного правосудия (включая, конечно, внедрение и распространение основ восстановительного подхода к разрешению конфликтов в образовательной среде и в местном сообществе). Со здаётся и отлаживается система мониторинга данных процессов, о чём свидетельствует соответствующий материал в данном выпуске Вестника восстановительной юстиции*. Накапливание аналитиче ского материала в этом смысле – очень важная и актуальная задача, позволяющая рассчитывать на возникновение некоего массива ин формации, на основе которого через некоторое промежуток време ни можно будет правомерно говорить о возможности лонгитюдных исследований в данной области социальной активности.

С этой точки зрения одним из актуальных проектно оформ ленных направлений деятельности можно назвать повышение каче ства аналитической работы на региональном уровне – через освое ние основ социально-проектной культуры, приобретение знаний и навыков работы с информацией, ключевыми способами её сбора, обработки, систематизации, анализа. Такое знание в то же время будет способствовать и формированию исследовательского и экс пертно-аналитического потенциала социально ориентированных некоммерческих организаций и более строгому подходу государ ственных и муниципальных органов и служб к вопросам изучения социальной сферы, разработки и реализации социальной политики.

* См. материал Н.Л.Хананашвили «Мониторинг региональных стратегий действий в инте ресах детей на 2012-2017 годы» в данном сборнике.

Таблица МОНИТОРИНГ ШКОЛЬНЫХ СЛУЖБ ПРИМИРЕНИЯ в РОССИИ за 2012 год Территория Кол-во дей- Количество меди- Прекраще- Кол-во Общее количество Количество посту- Количество завершённых ствующих аторов ние угол. случаев, участников про пивших случаев программ служб прими- дела за рассм-х грамм (в том числе, из них по случаям, заре- Все рения (не примир. с уча- жертв и нарушите гистрированным в: го менее 4-х сто- стием лей) случаев в год) взрослых рон/уголов. Меди- Школьная Круги Дру- Всего спец под- ПД шко- КДН Дру- взрос- под- Всего персп-ва тов из ростков Н лах иЗП гое** ация конференц. сообще- гое лых рост ТСП ства ков 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Волгоградская область 88 151 490 12 653 55 0 720 7 535 20 81 59 695 0 466 1974 Республика Дагестан (Ма 5 7 46 0 34 0 7 41 29 28 1 0 0 29 0 13 112 хачкала)* Кировская область (Киров) 2 9 7 3 21 1 0 25 1 22 1 0 1 24 0 49 36 Красноярский край 12 31 60 1 105 1 0 107 0 78 3 23 2 106 0 91 617 Ленинградская область, 1 9 8 0 15 0 0 15 0 10 0 4 0 14 0 21 160 г.Луга Москва 24 43 218 0 147 1 0 148 0 104 0 28 2 134 13 137 675 Новгородская область (Ве 2 2 23 0 33 0 0 33 0 33 0 0 0 33 0 0 61 ликий Новгород) Новосибирская область 2 5 20 0 43 0 0 43 0 20 0 1 0 21 1 6 33 Пермский край - 2178 - - - 534 766 1956 0 2647 0 0 2647 201 0 2379 Самарская область 10 10 36 4 49 9 2 64 0 46 0 18 0 64 0 22 254 Сахалинская область 5 9 0 0 7 4 0 11 0 7 0 0 1 8 0 2 16 Республика Саха-Якутия 14 26 0 0 76 0 0 76 0 66 0 0 0 66 0 74 175 Ставропольский край 22 27 60 5 64 4 4 77 2 51 3 21 13 88 3 61 400 Республика Татарстан (Ка 6 11 30 0 41 0 0 41 0 30 0 0 0 30 1 8 39 зань) Чувашская Республика 21 33 140 0 159 5 0 164 0 139 0 11 0 150 6 64 505 ВСЕГО 748 1139 3094 25 4094 80 13 4212 39 3347 28 388 78 3841 52 1014 5057 * В Республике Дагестан из 28 завершённых программ 24 можно признать медиацией с некоторым допущением, поскольку применялись элементы традиционного под хода к разрешению конфликтов – маслиата.

** В качестве других фигурировали следующие источники: средние специальные учебные заведения (ССУЗ), органы соцзащиты, совет по профилактике противоправ ного поведения.

Таблица ПРОГРАММЫ, ПРОВЕДЁННЫЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМИ СЛУЖБАМИ ПРИМИРЕНИЯ в 2012 году № Террито- Коли- Получено случаев/количество Количество программ Завершено программ (по Количество Количество рия че- учреждений* (по типам ситуации) видам программ) участников нача- участников за ство Всего тых программ вершённых про в том числе из:

служб случа грамм при- ча- су- КД ОД Об- Другое Конфликты Причине- ВС Ме Семей Круги пись- ВСЕ пра- жерт других ВС пра- Жер других мире- ев/вс да НиЗ Н разо- (следст сторон ние вреда ЕГ ди- мей- сооб- мо/чел ГО во- в участ- ЕГ во- тв участ ния П ват. в, со- О аци ные обще ночн. нару ников О нару ников его начато завер нача- завер учре- цучре- я конфе- ще- меди- шите про- шите про учре вер- то вер жде- ждения) фе- ства ац. те- грамм те- грамм жде шено шено ние ренции лей лей ний Архангельская 1 11 165 35 35 0 0 0 0 75 95 45 45 0 0 0 - - - - - - - область Вологодская 2 1 19 3 9 0 4 0 0 19 3 8 7 76 32 22 22 39 20 9 0 1 область (Чере повец) Республика 3 1 52 0 0 0 34 52 40 0 18 40 38 0 2 0 143 57 82 4 124 47 65 Дагестан Республика 4 1 23 18 1 1 2 3 1 20 1 6 5 - - - - - - - 0 0 Карелия (Петро заводск) Кировская 5 1 6 0 1 2 1 6 5 0 2 27 3 3 21 20 3 3 5 5 0 0 область 4 0 1 1 1 Москва 6 5 106 8 23 1 56 90 69 16 8 77 20 6 46 5 1209 16 15 1178 1090 7 7 45 1 7 1 33 Новгородская 7 0 176 0 0 0 0 176 146 0 176 146 146 403 0 0 403 301 0 0 0 0 область** 12 0 0 0 0 Новосибирская 8 3 58 0 25 14 14 49 48 9 5 56 51 254 80 74 100 248 78 72 3 2 область 8 0 2 2 3 Пермский край 9 51 1026 463 312 113 0 0 0 1026 138 612 447 99 66 0 - - - - - - - Тюменская 10 1 29 13 15 0 1 16 5 13 0 87 18 21 48 39 11 13 13 13 0 0 область 3 1 1 0 1 Чувашская 11 2 30 0 2 0 22 27 17 3 6 247 16 4 227 169 14 1 18 10 0 7 Республика 17 0 1 0 13 ИТОГО 77 1690 540 423 131 134 462 419 331 1181 695 1026 787 108 124 7 2446 222 221 2003 2030 180 170 93 2 12 4 51 * Данные в этой части таблицы представлены в двух вертикально расположенных ячейках, в верхней - количество полученных случаев, в нижней - количество учрежде ний, получивших эти случаи/ Приводятся данные по тем территориям, где такая детализация проводилась.

** В Новгородской области территориальные службы примирения не созданы;

восстановительные программы проводят специалисты социальных служб, прошедшие обучение.

ОПЫТ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИАЦИИ В СЕМЬЕ.

Развитие модели восстановительной медиации Максудов Р.Р., Президент Межрегионального общественного Центра «Судебно-правовая реформа»


ВВЕДЕНИЕ Я рассматриваю данную статью как шаг в направлении разра боток в области восстановительной медиации. Одна из важных за дач для меня в этом направлении – проблематизация собственных представлений о восстановительной медиации. Постановка такой задачи связана с принципиальной установкой, что если мы вводим термин «восстановительная медиация» или «восстановительная культура», то дальнейшая роль заключается не в том, чтобы взять какие-либо готовые слова или определения и называть теперь все, что мы делаем новым словом. Новое слово требует для меня и кон струирования нового предмета, который позволял бы транслиро вать новую практику. Каким же образом может идти такое кон струирование? С одной стороны необходимо проводить анализ практики работы медиатора. С другой – в этом анализе мы будем видеть только старые формы, если мы подойдем к нему с тем взглядом, который у нас есть сегодня. Чтобы «увидеть» новое необходимо создавать новые формы, то есть «очки» или «линзы», через которые мы будем в состоянии их видеть.

Поэтому здесь требуются другие формы для понимания прак тики и методического оформления. Инновации будут только тогда инновациями, если мы увидим ростки нового в той практике, кото рую мы осуществляем, Если работать в практической позиции, а далее на материале работы практика выстраивать аналитическую и конструктивную работу, можно формировать действительно инно вационные конструкции. Концептуальное оформление практики именно как новой – довольно сложное дело, поскольку требует, прежде всего, конструктивного мышления, то есть складывания но вой конструкции с помощью разборки и новой сборки старых на базе связи анализа и конструирования. Этому помогает следующий методологический принцип: то, с чем мы встречаемся, всегда больше, чем та конструкция, в которой мы осмысливаем или под ходим к этой практике. Анализ работы со случаем в таком подходе предполагает проблематизацию исходных форм и полагание новых конструкций как свой основной продукт.

В своих работах я определил, с одной стороны, те процессы, которые должны происходить в медиации, (эти процессы я выделил в «лестнице восстановительной медиации») и те блоки работы ме диатора, которые должны вызвать эти процессы57.

«Лестница» восстановительной медиации Участники конфликтной или криминальной ситуации Осознавание си- Осознавание ситу туации и ее по- ации и ее послед следствий для се- ствий для себя и бя и других других Осознавание своих основа Осознавание своих основа ний и стратегических при ний и стратегических прио оритетов (потребностей, ритетов (потребностей, ин интересов, ценностей) тересов, ценностей) Понимание оснований и стра- Понимание оснований и тегических приоритетов дру- стратегических приоритетов гого, проблем во взаимоот- другого, проблем во взаимо ношениях отношениях Взаимопонимание, принятие ответствен ности за изменение ситуации, восстанови тельные действия, совместная выработка и реализация решения Рустем Максудов. Программы восстановительного разрешения конфликтов и крими нальных ситуаций: от уникальных эпизодов к заживлению социальной ткани. М.2012. – с.с. 36, 41.

Блоки работы медиатора Персонально ори Восстановительные Проектирование бу ентированный действия дущего участников диалог сторон Реализация проек Коммуникация медиатора тов будущего и специалистов отдельно участников со сторонами Связь «лестницы восстановительной медиации» и блоков ра боты медиатора основана на том, что «лестница» подробнее рас крывает, что именно должно происходить в первых трех блоках, а блоки задают определенную технологическую последовательность действий медиатора.

При работе с конкретным случаем для меня было важно по нять, что не укладывается в данную модель и на какие важные ас пекты восстановительной медиации, которые не схватываются мо делью, может указывать анализ. Тем самым работа со случаем мо жет послужить основой развития самой модели. Таким образом, цель данной статьи на материале анализа моей работы, как медиа тора, определить направление развития модели восстановительной медиации.

Дальнейшее описание базируется на обсуждении, которое бы ло проведено 21 июня 2013 г. с участием специалистов в области восстановительной медиации*. Мне захотелось предоставить слово людям, которые присутствовали на этом обсуждении, и я включил особенно значимые выступления в свою статью. Таким образом, жанр статьи носит коммуникативный характер.

Проблемная ситуация Лариса Дронсейко, ответственный секретарь Комиссии по делам несо вершеннолетних и защите их прав, Дмитровский район г.Москвы:

- В Комиссию по делам несовершеннолетних информация об этой се мье поступила около года назад. Пришла мама и стала жаловаться на то, что Я благодарен Людмиле Карнозовой, Ларисе Дронсейко и Елене Кожуховой за суще * ственные замечания, высказанные в ходе обсуждения случая, а также Нодари Хананашви ли за ценные замечания, высказанные в ходе подготовки статьи к печати (Прим. авт. – Р.М.).

ее дочь систематически пропускает занятия в школе, грубит, не слушается ее, и нужно к ней принять какие-то меры, потому что она совсем от рук отби лась, ее надо наказать, поставить на учет и т.д. Мы объяснили маме, что пока нет серьезных оснований для постановки ребенка на учет и принятия каких либо крутых мер. Надо, может быть, просто обратиться к психологу – веро ятно, нарушено взаимопонимание в семье. Их направили к психологу.

Маму это не убедило, она пошла в полицию и попросила поставить дочь на учет, потому что дочь грубит, обижает маму, может даже использо вать нецензурные выражения и ударить. Полиция, не разбираясь ни в чем (никакие психологи им были не нужны), поставила девочку на учет. Просто со слов мамы. И когда я пришла проверять, как работает полиция и какую работу они с несовершеннолетними ведут, я увидела, что Таня * просто по ставлена на учет.

Вот таким образом мы узнали об этой семье. Раз полиция поставила девочку на учет, я потребовала серьезно поработать с этой семьей, провести с Таней серьезную беседу, сходить к ней домой, все посмотреть. В результате выяснилось, что семейная ситуация осложняется тем, что мама как-то непра вильно повела себя в один момент их жизни, с этого момента и начались раз ногласия между дочерью и матерью. А до этого все было нормально. Оказа лось, что умер отец Тани. До этого взаимоотношения в семье были велико лепными. После смерти отца, еще около года отношения между матерью и дочерью были более или менее приличными, а потом Таня, со слов мамы, просто изменилась до неузнаваемости. Она стала агрессивной, стала обви нять мать во всем и грубить ей, серьезно к ней не относиться, т.е. стала вос принимать мать как человека, не имеющего никакого авторитета. Периоди чески мама приходила в Комиссию, жаловалась, требовала, чтобы было сде лано что-то, что поставит дочь на место, предлагала отправить ее в школу за крытого типа, посадить куда-нибудь под замок, отправить в приют (но без лишения ее родительских прав, потому что она порядочная мать, и не хотела бы, чтобы страдал ее имидж). В результате девочка дважды направлялась в психиатрическую клинику, якобы для обследования. Когда я спрашивала о результатах, какой поставлен диагноз, мама всегда говорила, что диагноза нет. И на самом деле, справок никаких нет. Какие же были рекомендации врачей? Маме рекомендовали, что ей надо быть с дочерью более теплой, бо лее заботливой, больше уделять внимания, обнимать по-матерински. А мать говорит, как она будет ее обнимать, если дочь ее обзывает матом. Отказыва лась обнимать, хотела, чтобы мы лучше ее куда-нибудь закрыли. Это длилось на протяжении месяцев, пока в это дело не вмешалась восьмидесятилетняя Имена участников изменены (Прим. авт. – Р.М.).

* бабушка. Она пришла к нам на прием и рассказала подробности семейной ситуации, что такие конфликтные взаимоотношения в семье возникли из-за того, что умер отец, а мать неправильно повела себя: из-за ревности, что Та ня сильно любит отца, мать говорила о нем плохо уже после смерти. До смерти, так получилось, что они расстались на какое-то время, и может быть из-за этого конфликта он и умер, девочка восприняла это так же. Потому это и случилось, что мать несправедливо по отношению к отцу поступила, вы гнала его из дома, там просто обыкновенная конфликтная семейная ситуация была. Но вот он скончался. И после смерти, вместо того, чтобы дочери и ма тери как-то объединиться в этом горе, они наоборот стали отдаляться друг от друга. По вине мамы, как мы поняли, потому что мама всячески дискредити ровала отца в глазах ребенка для того, чтобы показать ей, что всю заботу именно мама дает ребенку, а отец он такой-сякой, плохой и нечего о нем так страдать. На этом и вырос конфликт. Девочка перестала посещать в школу с течением времени.

Это очень сложная семейная ситуация, почему мы и обратились к Ру стему за помощью. Потому что здесь клубок проблем. Мама, при всем при этом, хотела бы создать вокруг себя антураж благополучной жизни, т.е. она работает, у нее очень ответственная работа. В тоже время, мама требовала наказания дочери для того, чтобы как-то исправить эту ситуацию. Сейчас де вочке 15 лет, а отец умер 3 года назад.

Начало работы Со специалистами Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) района Дмитровский г.Москвы мы рабо таем второй год и ищем различные формы повышения эффективно сти работы КДНиЗП с помощью восстановительных практик. При КДНиЗП была создана служба примирения. Было решено, что надо собрать службу примирения по этому случаю и провести Круг со общества. Не для того, чтобы Круг вынес решение, а для того, что бы понятно, в чем ситуация, что дальше делать. Прошел Круг со общества, на котором присутствовали: девочка, бабушка, мама, представители школы и члены службы примирения. Почему была выбрана эта форма работы, а не семейная конференция? Во-первых, для семейной конференции там недостаточно людей. А во-вторых, мы изначально видели, что там ситуация более подходит для про ведения медиации. Существует конфликт между мамой и девочкой.


Это была индивидуальная, уникальная и травматическая ситуация для этих людей.

Предварительно мы решили провести такой Круг сообщества.

Важность этого Круга была не только в том, что именно мы об суждали, а в том, что произошло знакомство с участниками этой ситуации. Поскольку к психологам они относились с предубежде нием, они убедились, что мы не психологи, поэтому они нас не бо ялись. Задачей Круга было налаживание взаимопонимания. Взаи мопонимания не между ними, а между нами всеми вместе в этой ситуации;

прояснение того, что дальше делать, на что они соглас ны, на что нет, и фиксация этих границ. Нам было также важно из менить отношение представителей школы к Тане, чтобы они поня ли ситуацию, не выгоняли девочку из школы, а попытались ей по мочь. Почему именно Круг, а не семейная конференция? Семейная конференция решает вопрос о том, чтобы семья взяла на себя от ветственность за возвращение ребенка в семью, восстановление опеки, патронажа и т.д. А специалисты являются только вспомога тельным ресурсом, который может и не пригодиться вообще, может и не быть там. Здесь не этот вопрос решался. Круг предполагает, что собираются не только близкие родственники, а все заинтересо ванные лица, причастные к этой ситуации. Это может быть класс, коллектив работающих людей, это могут быть родители и т.д. И вроде бы нам удалось на Круг собрать всех причастных к этой си туации, всех, кого она коснулась, кто не мог игнорировать ситуа цию: семья, органы опеки, Комиссия по делам несовершеннолет них, специалисты и представители школы… Анализ проведенного Круга (фрагмент обсуждения):

Участники обсуждения, комментарии и вопросы которых приводятся в статье:

Людмила Карнозова, кандидат психологических наук, 1.

ведущий научный сотрудник cектора проблем правосудия Института государства и права РАН, руководитель направления "Программы восстановительного правосудия по уголовным делам" Общественного центра «Судебно-правовая реформа», старший научный сотрудник НИЛ Ювенальных технологий МГППУ.

Лариса Дронсейко, ответственный секретарь Комиссии 2.

по делам несовершеннолетних и защите их прав района Дмитровский г.Москвы.

Елена Кожухова, педагог-психолог ГБОУ 110 (Москва).

3.

Елена Женодарова, ведущая восстановительных 4.

программ, психолог, тренер Центра поддержки растущего поколения «Перекресток» (МГППУ).

Лариса Дронсейко: Этот Круг тогда дал очень хороший результат.

Потому что собрались представители школы, все заинтересованные люди.

Так как Таня пропускала занятия, и школа должна была, с одной стороны ее обучить, с другой, хотя бы как-то аттестовать, и чтобы показатели школьные не страдали. Мама была тоже заинтересована, чтобы она училась и, в то же время, наладить ее поведение. Бабушке было важно, чтобы мама с дочкой помирились, и не было у них конфликтов в доме, не звонили бы они бабушке по ночам и не рассказывали друг про друга, кто кого и как обидел. Мне еще понравилось, что Рустем всем предложил сесть, как им удобно. Кто с кем хо тел, тот с тем и сел. Это для меня было удивительно. На самом деле, девочка не захотела сидеть с мамой и сказала, что только не с ней. Она сидела побли зости с Рустемом.

Людмила Карнозова: Проводили ли вы предварительные встречи с участниками или с ними только КДНиЗП работала?

Лариса Дронсейко: Перед самым Кругом мы просто собрались служ бой примирения, и Рустем приехал тогда, и мы обсудили просто эту ситуа цию. Ввели в курс дела, рассказали то, о чем мы уже знали, и потом уже началась встреча и там мы познакомились.

Людмила Карнозова: Мне интересны детали… В Комиссии было это дело, вы встречались с девочкой, с мамой и бабушкой, и школой. Мне инте ресно, в какой момент подключился Рустем. То есть, вы назначили Круг по результатам вашего взаимодействия с Рустемом и перед Кругом собрали членов службы примирения, то есть в один день? Обычно ведь мы, когда го товим Круг, встречаемся с каждым значимым участником, проводим предва рительные встречи и после этого собираем Круг. Здесь по какой-то другой технологии все происходило?

Лариса Дронсейко: Нужно еще учитывать и эту ситуацию, что мы очень долго работали с этой семьей. И мы много и слышали и знали, много очень разговаривали и с мамой и с дочерью, а Рустем может из-за удаленно сти нашего района не встречался, и ему просто передали.

Людмила Карнозова: Да я как раз считаю, что такая форма, может быть правильна. Комиссия работает с семьей, со всеми участниками по своему функционалу. И потом, на каком-то этапе для проведения под ключается медиатор-ведущий.

Рустем Максудов: Это был скорее Круг знакомства и налаживания контакта и понимания, что дальше делать. За ним последовали индивидуаль ные встречи. Не решение по поводу этой ситуации, а каков ближайший шаг, что нужно делать дальше. На этом Круге мы решили, что надо провести ме диацию между мамой и дочкой. Мама и дочка согласились.

Вопрос: Ты сам формулировал вопросы? Например, какой вопрос был сформулирован?

Рустем Максудов: Там я скорее шел чисто технологически. Я спросил, что происходит, как вы видите ситуацию, что можно делать, что девочка счи тает, что учителя думают. Поскольку учителя были, и комиссию волновал вопрос со школой, и мы вопрос со школой долго обсуждали.

Лариса Дронсейко: Форма этой встречи была очень полезна, посколь ку все участники этой встречи слышали друг друга, с каждым разговаривали не в отдельности. Когда мы разговариваем, например, с педагогами, форма беседы одна, когда с родителями – форма беседы другая, с ребенком – третья.

Они не слышат, что говорят педагоги, когда мы разговариваем с мамой. А здесь это все было в одно и то же время, все могли ознакомиться с мнением участника, и поэтому это было важно. Уже понимали, что нужно находить вместе какое-то совместное решение, устраивающее всех.

Рустем Максудов: Круг определил, что можно сделать в этой ситуа ции всем участникам, каков ближайший шаг. И стало понятно, что без раз решения конфликта между матерью и дочкой ничего не сдвинется, а если оставить их одних как на семейной конференции, произойдет обычная эска лация конфликта. Поэтому задачей Круга было не решение вынести, хотя там тоже обсуждался вопрос, что надо сдать долги девочке, и школа готова по мочь и т.д. Но поскольку все понимали, что это поверхностные вещи, и необ ходимо разрешить конфликт матери и дочери, то участники согласились, что нужна медиация. Но, параллельно, конструктивное обсуждение вопроса со школой все равно шло.

Лариса Дронсейко: Чтобы не решать вопросы отдельно, а решать их в комплексе. Одни делают одно, другие другое, третьи – третье. Все делают свое дело, и потом получается общий результат.

Вопрос: Я правильно понимаю, что это больше такая реабилитацион ная модель?

Рустем Максудов: Нет. Это не реабилитационная модель. Это восста новительная модель, потому что сами люди принимают решение, что им дальше делать.

Реплика: Ты большое значение придаешь привлеченным, специали стам.

Рустем Максудов: Да, специалисты могут участвовать в этом процес се, понимая, что они будут лишь помогать собственному решению участни ков конфликта.

Людмила Карнозова: Из того, что говоришь ты и Лариса, я поняла, что этот Круг нельзя рассматривать как какую-то автономную и законченную форму работы, как некоторую реабилитационную программу. Это некий шаг в большой работе, шаг, когда после индивидуальной работы с каждым участ ником, которая проводилась в Комиссии, пришло понимание, что такие ин дивидуальные шаги не ведут к диалогу, к тому, чтобы люди элементарно услышали друг друга. Тогда проводится, как у нас привычно называется, Круг. Но в контексте какой-то большой работы это этап, когда ситуация начинает говорить голосами участников - в том смысле, что они все тут при сутствуют, а не порознь. А уже анализ ситуации проводится как бы поверх этих голосов и принимается решение, что делать дальше. Как я поняла Ру стема, не «что мы решили в смысле разрешения ситуации», а «что мы реши ли в смысле следующих шагов на этом пути работы». Поэтому ее нельзя назвать реабилитационной программой, это кусочек, это этап. Я правильно поняла?

Рустем Максудов: Абсолютно точно.

Людмила Карнозова: Это очень важно, что эта фаза, конечно же, не первая. Потому что была проведена работа Комиссией. А с другой стороны, эта работа не была «обнулена», напротив, она была продолжена, потому что участники той работы, они стали участниками этого Круга.

Рустем Максудов: Без той работы невозможно было бы провести эту работу.

Людмила Карнозова: Здесь у меня вопрос. Если я правильно поняла, то предмет обсуждения на Круге и глубинный конфликт здесь – это кон фликт матери и дочери. Они согласились в вашей предварительной работе выносить этот конфликт на обсуждение в этом Круге?

Рустем Максудов: Мы не обсуждали на Круге их конфликт.

Людмила Карнозова: Но ты сказал, что это самый главный их кон фликт.

Рустем Максудов: Потому что он проявился на этом Круге. Потому что все время возникали у дочки попытки напасть на мать, мать там что-то такое говорила с нашей точки зрения, может и нормальное, но это всё время бесило дочь. Это проявилось и мы им это предъявили. Предложили попробо вать медиацию, объяснили, что это такое. И после этого начали уже техноло гический процесс медиации. То есть, встретились с мамой отдельно, сформи ровали повестку дня, встретились с девочкой, отдельно сформировали по вестку дня, и только потом была медиация. Но была еще одна встреча в шко ле с девочкой.

В данном обсуждении Людмилой Карнозовой задается такой важный параметр восстановительной медиации, как понимающий, а не диагностический.

Это значит, что мы помогаем людям озву чить видение ситуации. В начале нашей работы были известны не которые характеристики ситуации из уст специалистов, но медиа тор принципиально их не объявляет характеристикой ситуации. В этом плане он не ставит диагноз. Поскольку диагноз, как правило, связан со способом «лечения». Когда мы ставим диагноз, как пра вило, мы явно или неявно пытаемся навязать и соответствующий диагнозу способ изменения ситуации. И здесь я могу уточнить та кой блок работы медиатора как «Коммуникация медиатора и спе циалистов отдельно со сторонами». В сложных случаях коммуни кация медиатора и специалистов отдельно со сторонами своим ре зультатом может иметь не согласие на медиацию, а согласие на озвучивание ситуации. Одновременно здесь происходит запуск процесса осознавания ситуации и ее последствий для себя и дру гих, указанного в «лестнице восстановительной медиации».

Осознавание ситуации и ее последствий для себя и других – с точки зрения результата – это возможность с помощью медиатора восстановить предыдущие или создать новые связи. С точки зрения процесса – это постепенный процесс понимания контекстов, свя занных с ситуацией. Фактически, понимание контекстов и задает ситуацию как таковую. Постановка диагноза предполагает готовую связку «болезнь» – способ лечения. Понимающий подход предпо лагает, что сам человек создает (конструирует) свою «болезнь» и «способ лечения».

Здесь мы еще раз возвращаемся к понятию «восстановление».

Разрыв связей означает, что воспроизводится травматичная ситуа ция для людей и/или человека. Травматичность заключается в том, что довольно часто знание, которое несет человек, «склеивается» с ним и человек не отделяет себя от знания и всякую попытку «от клеить» знание от него или, выражаясь методологическим языком проблематизацию, интерпретирует как личностный выпад. Людми ла Карнозова утверждает, что «постепенно складывается… подход в помогающих профессиях (психотерапии, социальной работе, ме диации) – «горизонтальный», где «специалист» меняет позицию – он перестает быть «экспертом» в жизни клиента, возвращая ему от ветственность… «Понимающий подход направлен на актуализа цию компетентности клиента, а не демонстрацию компетентности специалиста»58. Можно с этим согласиться, но в ситуациях долго временных и травматических конфликтов и тем более криминаль ных ситуаций не так просто клиенту обрести компететностную по зицию. И здесь важно понять, что обретает он ее не просто так, а с помощью медиатора. Медиатор сталкивается с взаимными обвине ниями, нападками, которые вот-вот могут перерасти в нападение. И можно ли здесь ограничиться «джентльменским набором» техник расспрашивания, не проясняя устройства ситуации, с которой стал кивается медиатор и что может помочь, с одной стороны, удержать ему позицию, с другой изменить враждебное состояние людей.

Здесь помогает понятие «анализ ситуации». Важной характеристи кой ситуации является то, что это чья-то ситуация. Обращение к этому понятию, как средству организации работы медиатора, пред полагает обращение к представлениям о собственных приоритетах, ценностях, принципах участников. Анализ ситуации предполагает смену ракурса обсуждения – участникам конфликта необходимо выйти в процесс осознавания собственной ситуации. Каков меха низм такого осознавания? Я его называю рефлексивным осознава нием, поскольку человек начинает получать доступ к основаниям собственного действия. Для этого нужны рефлексивно понимающие вопросы*. Вспомним «Стандарты восстановительной медиации». «Восстановительная медиация – это процесс, в котором медиатор создает условия для восстановления способности людей понимать друг друга и договариваться о приемлемых для них вари антах разрешения проблем (при необходимости – о заглаживании Карнозова Л.М. Медиативный метод: классическая и восстановительная медиация // Вестник восстановительной юстиции. Вызовы и стратегии. Выпуск 10. М. МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2013. – с.17.

Это могут вопросы: «Что для важно? Почему вы так хотите поступить? Что именно в * этой ситуации для Вас ценно?» (Прим. авт. – Р.М.).

причиненного вреда), возникших в результате конфликтных или криминальных ситуаций». Сначала медиатор восстанавливает ос нований действий, а затем стороны обсуждают эти основания. И это важнейшее, что восстанавливается в процессе взаимопонима ния. Но это основания для будущих действий. Это то, что в модели классической медиации получило название интересы, в отличие от позиции. Но основания для будущих действий формируются в про цессе коммуникации. Первоначально существуют претензии, оби ды, желание отомстить и т.д. Чтобы ситуация не перешла в непре рывное обвинение друг друга и не становилась циклической, нужно совершить «прыжок» в другое пространство. Этим пространством является коммуникация по поводу оснований. Чаще всего, люди принимают культурно заданные основания*: забота о детях, по требность в уважении, в восстановлении справедливости и т.д. Ме диатор вместе с людьми фактически конструирует такие основания.

За каждым таким основанием стоят понятия, которые управляют человеческим поведением, например, за ценностью справедливости может стоять понятие «уголовное наказание». При прояснении ос нований важно уточнить смысл самого понятия и понятия, вытека ющие из него.

Хотя девочка и мама написали заявление в Комиссию о том, что они обе согласны принять участие в примирительной встрече в ходе дальнейшей работы, назначение встречи затормозилось.

Дальнейшее обсуждение:

Лариса Дронсейко: Мама все-таки не позволяла девочке прийти на предварительную встречу. Несмотря на то, что после этого Круга они обе написали заявление в Комиссию о том, что согласны принять участие в при мирительной встрече. Это оформление необходимо, для того чтобы подтвер дить, что они дают добровольное согласие. А потом началась работа. Мы так решили, что наши обученные медиаторы, которых Рустем обучил вместе с Антоном, что они могут попытаться начать работать в этом направлении и постепенно будут организовывать предварительные встречи. И было дано за дание одной из членов службы примирения при нашем КДНиЗП, но ей не удалось пригласить на встречу девочку. Приходила всегда мама, два раза к Если человек осознанно не принимает ценности сообществ профессиональной преступ * ности (Прим. авт. – Р.М.).

специалистам Центра «Дети улиц». Девочка не приходила, потому что мама ей не рекомендовала туда ходить, потому что она может заблудиться, она может не туда прийти, она не знает, что говорить. Но на самом деле, у мамы была такая идея, не дай бог, девочка расскажет что-нибудь такое про маму, что ее скомпрометирует, и поэтому не позволяла ей ходить к психологам. И пришлось просить Рустема о помощи, и мы придумали такой вариант: пойти в школу, чтобы встретиться с девочкой и объяснить ей, что от нее на самом деле хотят, чтобы она не боялась идти.

Людмила Карнозова: Тогда, можно ли так трактовать, что мама, кив нув и сказав, «да» и формулируя повестку дня, тем не менее, предполагала, что будет не медиация, в нашем смысле, а некая процедура, которую она сможет употреблять в тех целях, которые ей нужны?

Елена Женодарова: Похоже, что мать была согласна на медиацию, она была не согласна на предварительную индивидуальную встречу с ее доче рью. Она готова была на медиацию, но не хотела, чтобы какая-то, её компро метирующая информация дочерью без ее присутствия была озвучена. На ме диацию она была готова.

Рустем Максудов: Для того чтобы девочка пошла, нужно было с ней установить контакт. И я считаю, что мы в школе, когда с ней встретились вместе с Ларисой, начали этот контакт устанавливать.

Людмила Карнозова: Подожди, а на самом Круге разве не установили контакт?

Рустем Максудов: Это было начало, этого было просто недостаточно для такой ситуации. Хотя для следующего раза, если бы не было Круга, наверное, нам было бы сложно это делать. Так что тут могут быть разные си туации. И там был «водораздел», можно я процитирую? Лариса Дронсейко сказала: «Ты должна прийти».

Лариса Дронсейко: А Рустем сказал: «Ты ничего не должна, ты все делаешь добровольно, если захочешь, придешь».

Рустем Максудов: Мы еще раз важный для нее принцип подчеркнули.

Людмила Карнозова: Это интересный момент. Разные позиции: адми нистративная позиция и позиция медиатора. Мне кажется, в этом есть пра вильный момент, потому что Комиссия не должна сливаться с медиатором.

Рустем Максудов: Конечно. Вот в чем была ценность, я просил Лари су Николаевну, чтобы она на всех встречах была в качестве представителя Комиссии.

После Круга был раунд индивидуальных встреч. На индиви дуальных встречах мы сформировали повестку дня. Повестка дня заключалась в том, чтобы зафиксировать, какие вопросы важно об судить матери с дочерью, и по каким найти решение, что не устра ивает, что важно сделать. Потом была медиация. В самой медиации было несколько частей. Первая часть заключалась в обсуждении повестки дня и достижении соглашения по спорным вопросам. Мы решили не начинать, как на стандартной медиации, с вопроса, что же произошло, поскольку это уже обсуждалось. Поэтому медиация началась с того, что мы фиксировали все, что мама и дочь отмети ли, то есть, фиксировали пункты, по которым мама и дочь хотели бы, чтобы что-то изменилось. В процессе обсуждения фиксирова лись расхождения и я, как медиатор, помогал достичь соглашения.

С самого начала вопрос об отце дочка не хотела обсуждать. Эта процедура длилась примерно 3 часа. Мы на доске выписывали пункты, по которым удалось достичь соглашения. Почти по всем пунктам мама искала варианты выхода и соглашалась с теми или иными вариантами, которые предлагала дочь. Единственное, на что она не соглашалась твердо, что девочка будет ночевать у каких-то незнакомых людей. Процесс встречи был противоречивый. С одной стороны, вроде бы, было ощущение, что им удается договориться.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.