авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«1 Содержание СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ РЫНКА ...»

-- [ Страница 3 ] --

36. Шахов В.В. Теория и управление рисками в страховании / В.В. Шахов, В.Г. Медведев, А.С.

Миллерман. М.: Финансы и статистика, 2002. 224 с.

37. Sharma P. Prudential Supervision of Insurance Undertakings, Conference of Insurance Supervisory Services of The Member States of the European Union, December 2002.

к оглавлению ПРОБЛЕМЫ УСТОЙЧИВОСТИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ ТУРЦИИ В КОНТЕКСТЕ СРАВНЕНИЯ СО СТРАНАМИ ЕС Дата публикации: 30.11. Автор: Спиридонова Татьяна Васильевна Источник: Страховое дело Место издания: Москва Страница: 49, 50, 51, 52, 53, Выпуск: 11 Спиридонова Татьяна Васильевна, аспирантка ИСАА МГУ кафедры МЭО arabella_t@mail.ru В свете упорного стремления Турции к членству в ЕС представляется, что одним из способов объективной оценки состояния национальной финансовой системы могло бы стать ее сравнение с показателями развития финансовых систем стран Евросоюза. В настоящей статье были сопоставлены банки Турции, стран ЕС-15, а также вновь вступивших в ЕС стран по некоторым количественным, а затем и по качественным характеристикам за 2003 г. и 2009-2010 гг.

Ключевые слова: международные экономические отношения, экономическая интеграция, Турция и ЕС, финансовая система.

In the light of Turkey's persistent aspiration to the membership in the EU, it appears, that one of the way of an objective assessment of the national financial system would be its comparison with financial systems development indicators of the EU countries. In this article Turkish banks, the banks of the EU-15, as well as of the new EU countries were compared on certain quantitative and then qualitative characteristics for 2003 and 2009-2010 years.

Keywords: international economic relations, economic integration, Turkey and the European Union, financial system.

Прогноз мирового экономического развития на ближайшие годы предусматривает снижение темпов роста для экономик с формирующимися рынками, в число которых входит и Турция.

Устойчивость национального хозяйства к грядущей нисходящей экономической динамике во многом определяется уровнем развития, состоянием и общей сбалансированностью финансовой системы страны. В свете упорного стремления Турции к членству в такой мощной интеграционной экономической группировке, как ЕС, представляется, что одним из способов объективной оценки состояния национальной финансовой системы могло бы стать ее сравнение с показателями развития финансовых систем стран Евросоюза. Следует отметить и активное развитие в последние годы экономических связей России и Турции. Поэтому понимание последствий подготовки турецкого банковского сектора к интеграции в банковскую систему ЕС могло бы помочь российской стороне правильно оценить перспективы сотрудничества с Турцией.

В процессе подготовки к вступлению в ЕС финансовому сектору Турции предстояло пройти существенное реформирование, и в первую очередь в банковской сфере, так как именно банки аккумулируют более 90% суммарных активов финансовой системы страны [1, с. 161].

Поэтому Еврокомиссия в Отчетах, посвященных анализу прогресса Турции на пути к членству в ЕС, уделяла особое внимание состоянию банковского сектора страны. В первых Отчетах 1999-2000 х гг. отмечались постоянные сбои в работе сектора и слабость системы в целом. Глубокое негативное влияние на банковский сектор оказал разразившийся в Турции в 2001 г. финансово экономический кризис. Тем не менее отчасти именно он стимулировал систему к более активной реструктуризации в начале 2000-х гг. В Отчетах Еврокомиссии отмечался высокий потенциал турецкого финансового сектора и перспективы его быстрого роста в будущем. Вместе с тем специалисты ЕС не отрицали, что интеграция с ЕС будет стоить турецкому банковскому сектору немалых усилий.

В процессе осуществления реформ 2000-х гг. Турция выполнила фактически все условия, выдвинутые Союзом. Так, были установлены и приведены в полное соответствие с ЕС стандарты достаточности собственного капитала банков, системы ограничений по объемам кредитов и контроля всех банковских операций, а также стандарты прозрачности финансовой отчетности.

Уже спустя несколько лет прогресс был очевиден: в 2005-2006 гг. специалисты Еврокомиссии фиксировали значительное укрепление банковского сектора, однако делать заключение о полном соответствии турецкого банковского сектора стандартам ЕС по-прежнему было рано [2, р. 39].

Дальнейшее развитие банковского сектора обеспечил Закон о банках N 5411, вступивший в силу в октябре 2005 г. Он стал основным законом, контролирующим деятельность финансового сектора, учредив надзор за рисками банковской системы, положив конец монополии на рынке банковского аудита, а также обеспечив создание комиссии финансового сектора для улучшения взаимодействия между контролирующими органами. В результате в 2007 г. специалисты Еврокомиссии фиксировали, что уровень гармонизации в этой области удовлетворял требованиям ЕС и что Турция, применяющая в банковском секторе высокотехнологичные системы, а также безукоризненно стремящаяся к выполнению всех норм, установленных Европой, несомненно, является кандидатом на присоединение к финансовой системе ЕС [3, р. 29-30,41].

Новым испытанием на прочность банковской системы стал глобальный экономический кризис 2008-2009 гг. Однако европейские экономисты отмечали, что благодаря эффективным мерам, предпринятым в предыдущие годы, сектор, в котором хотя и фиксировалось падение некоторых показателей, продемонстрировал устойчивость к рискам и гибкость в сложившейся тяжелой ситуации.

Таким образом, в целом банки смогли удовлетворительно справиться с поставленными ЕС задачами и, достигнув «высокого уровня как с точки зрения финансовой, так и с точки зрения управленческой структуры» [4, с. 92], в 2008 г. представляли собой хорошо развитую ветвь турецкого финансового сектора.

Перейдем к более детальному рассмотрению структурных характеристик турецкого банковского сектора и их сопоставлению с аналогичными характеристиками стран - членов ЕС-15, а также новых членов Союза.

1. Количественные характеристики работы банковской системы определяют в том числе такие показатели, как число банков, их размеры и численность персонала.

По сравнению со средними для стран ЕС показателями, турецкая банковская сеть включает в себя меньше банков, однако она отличается развитой сетью филиалов и значительной численностью занятых (табл.).

Небольшое количество банков в Турции, по сравнению со странами Европы, объясняется политикой консолидации, проводившейся правительством в начале 2000-х гг. с целью общей посткризисной реабилитации банковской системы, а также ее «укрупнения и финансового упрочнения» [6, с. 79]. Так, если в 2000 г. в Турецкой Республике насчитывалось 79 банков, то к г. их осталось лишь 54.

В среднем в 2003 г. банк страны ЕС почти в 2 раза был больше банка Турции: активы европейского банка в среднем составляли около 5,3 млрд евро, в то время как банка Турции -3,1 млрд евро (рис.

1).

Однако к 2010 г. ситуация сменилась на противоположную. Количество активов на 1 банк в Турции стало примерно в 1,3 раза превышать средние по странам ЕС-15 показатели, что связано с поступательным ростом их объема (с 142 млрд евро в 2003 г. до 329 млрд евро в 2007 и до 490 млрд евро в 2010 г.), который не был нарушен даже в годы мирового экономического кризиса 2008- гг. при довольно стабильной численности банков в Турции. Страны - новые члены ЕС заметно отставали по рассматриваемому показателю, как от Турции, так и от государств ЕС-15.

2. Выявить качественные характеристики банковских систем позволяет анализ следующих параметров.

1) Уровень достаточности капитана.

С его помощью в международной практике оценивается устойчивость банковской системы.

Несмотря на его снижение для Турции в 2009 г. до 20,5% (почти на 20% по сравнению с 2003 г.) вследствие неблагоприятной экономической обстановки в мире, он характеризовался как «прочный» [7] и был на 35% выше, чем в среднем по странам ЕС-15, на 29% выше, чем по нововступившим странам за аналогичный период (рис. 2), и на 39% превышал критический уровень достаточности капитала в 8%, установленный документом Базель II (1) (Базель Я - один из трех документов «Базель», разработанных международной организацией под названием Базельский комитет по банковскому надзору (Basel Committee on Banking Supervision), который содержит методические рекомендации в области банковского регулирования. Главной целью соглашения «Базель II» является повышение качества управления рисками в банковском деле, что, в свою очередь, должно укрепить стабильность международной финансовой системы в целом.).

2) Уровень концентрации капитала. Доля активов, приходящаяся на пять крупнейших банков Турции, как в 2003, так и в 2009 гг. составляла 60% от их суммарного объема и практически совпадала с аналогичным показателем по ЕС (рис. 3).

По сравнению с концом 1990-х гг. данный показатель в Турции вырос вследствие уже упомянутого активного процесса слияния в банковской сфере, усилив, таким образом, преобладание на рынке нескольких крупных банков. Значение показателя для вновь вступивших стран было несколько выше, чем в Турции и ЕС-15, что связано с приходом на их финансовые рынки крупных иностранных банков.

3) Активы, депозиты.

Отношение активов и депозитов к ВВП в Турции в 2003 г. существенно отставало от средних показателей по государствам - новым членам ЕС (рис. 4), что, по всей видимости, было обусловлено финансовым кризисом 2001-2002 гг. Но при этом показатели 2003 г. были лишь незначительно выше докризисных 1999-2000 гг. [5]. Значит, на рубеже столетий банковский сектор Турции объективно представлял собой сравнительно маломощную структуру.

Тем не менее к 2010 г., благодаря снижению рассматриваемых показателей в странах Европы, сильно пострадавших от кризиса, с одной стороны, и активной работе, проводимой правительством Турции с целью укрепления банковской сферы, с другой, стране удалось повысить значения рассматриваемых параметров и существенно приблизить их к уровню нововступивших стран. И все же отрыв ЕС-15 от Турции по этим двум показателям оставался довольно значительным на протяжении всего периода 2003-2010 гг. (рис. 4). В частности, в 2010 г. среднее отношение активов к ВВП для стран ЕС-15 превысило аналогичный показатель по Турции в 4 раза, а отношения депозитов к ВВП по ЕС-15 - в 3 раза.

4) Рентабельность банков.

Return on Equity (ROE) (1) (Return on Equity, ROE - показатель рентабельности собственного капитана банков. Вычисляется как отношение чистой прибыли компании к среднегодовой величине акционерного капитала.) - коэффициент рентабельности собственного капитала. Рисунок показывает, что если в 2003 г. показатель ROE в Турции был минимальным, то в 2009 г. он, хотя и снизился в 2,6 раза (с 6,75 до 2,6%), оказался самым высоким, по сравнению со странами ЕС, где его падение за аналогичный период было в разы значительнее. Такая ситуация обусловлена кризисом 2008-2009 гг., который глубоко затронул страны ЕС и менее сильно повлиял на Турцию.

5) Доходы и расходы.

В банках стран ЕС-15 процентные доходы составляли в 2009 г. 60,0% [10, р. 40] общих доходов, в то время как в банках Турции на них приходилось 67,1% общих доходов [12, s. 16]. Достаточно высокие показатели доли процентных доходов свидетельствуют о высокой конкурентоспособности банковских систем стран ЕС и Турции и их активной деятельности на рынке. Причем превышающая европейскую доля процентных доходов по Турции подтверждает тезисы, выдвинутые Еврокомиссией, об устойчивости к мировым потрясениям и стабильности турецкого банковского сектора, который продолжал активно функционировать и во время глобального кризиса 2008-2009 гг.

В банках ЕС расходы на персонал в 2003 г. составляли около 61% всех расходов, в то время как в Турции этот показатель был около 13% (рис. 6).

К 2009 г. разница между значениями несколько сократилась: вследствие потрясшего ЕС кризиса расходы на персонал снизились в 1,2 раза, т.е. до 49% всех расходов, в то время как в Турции, благодаря интенсивному развитию банковского сектора, в частности расширению сетей филиалов, расходы на персонал были увеличены на 17%, т.е. фактически до 15% всех расходов.

Таким образом, данные рис. 6 могут свидетельствовать о некотором номинальном увеличении расходов на персонал, что Турция в условиях поступательного роста суммарных активов могла себе позволить. И действительно, если в 2003 г. расходы на персонал составляли 1,1 млрд евро, то в 2009 г. они возросли до 4,48 млрд [12, s. 16]. Однако здесь возникает вопрос: не скажется ли отрицательно столь значительное увеличение банковских расходов на персонал на эффективности банковской системы? Ведь при наличии большего количества филиалов (в 2010 г. их было 12086 в ЕС-15 и 10072 в Турции) в Европе было занято меньше персонала (в 2010 г. - 177832 чел. в странах ЕС-15 и 191207 чел. в Турции), и отношение расходов на персонал к суммарным активам в странах ЕС-15 было ниже.

6) Структурные характеристики активов.

В Турции отношение суммарных кредитов к суммарным активам в 2003 г. было самым низким, по сравнению со странами ЕС-15 и вновь вступившими в ЕС странами (рис. 7).

Однако к 2010 г. этот показатель существенно увеличился, превысив значения для стран ЕС-15, что было связано с активизацией кредитной деятельности турецких банков.

Вследствие финансовых кризисов 2000-2001 гг. качество активов турецких банков существенно снизилось, в результате чего в 2001 г. доля «плохих долгов» достигла 22%. Ситуация несколько улучшилась в 2002-2003 гг. благодаря вступлению в силу некоторых новых соглашений, направленных на реструктуризацию долговых обязательств. В результате отношение «плохих долгов» к суммарным кредитам составило в Турции в 2003 г. 6,3%, что, однако, более чем в два раза превышало аналогичный показатель в среднем по ЕС (рис. 8). К 2009 г. это отношение еще более снизилось для Турции и повысилось для стран ЕС, таким образом, разница в показателях сократилась до 1,5 раз.

В 2011 гг. отношение «плохих долгов» продолжало снижаться, составив 2,8% [13, р. 50]. Таким образом, к концу первого десятилетия 2000-х гг. в Турции наблюдалось существенное улучшение кредитной ситуации: на фоне расширения кредитной деятельности в стране фиксировалось решение проблемы невозвратных долгов.

7) Рейтинг финансовой устойчивости банков.

Международное рейтинговое агентство Moody s Investors Service относит к числу факторов, учитываемых при присвоении рейтингов финансовой устойчивости банков (Bank Financial Strength Ratings — BFSRs), их основные финансовые показатели, рыночные позиции, степень диверсификации деятельности и активов, присуждая банкам рейтинги от «А» до «Е». При этом банки, получившие рейтинг «А», обладают превосходной самостоятельной финансовой устойчивостью, а рейтинг «Е» -проявляют весьма ограниченную самостоятельную финансовую устойчивость и имеют высокую необходимость периодического получения внешней поддержки.

Для оценки некоторых банков, попадающих в промежуточные категории, к установленным рейтингам может быть добавлен модификатор «+» или «-» [14, с. 26]. Так, в соответствии с данными агентства Moody s, в 2003 г. крупнейшим банкам Турции был присвоен рейтинг «D-» [1, с.

70]. К началу 2012 г. рейтинг Турции повысился: половине крупнейших турецких банков были присвоены рейтинги от «С-» (1) (Банки, имеющие рейтинг С, обладают достаточной самостоятельной финансовой устойчивостью. Обычно такой рейтинг получают организации, имеющие достаточно ограниченные, но тем не менее хорошие рыночные позиции. Эти банки демонстрируют либо удовлетворительные финансовые показатели, действуя в предсказуемой и стабильной операционной среде, либо хорошие финансовые показатели, действуя в менее предсказуемой и менее стабильной операционной среде. См.: [14, с. 176].) до «D+» (2) (Банки, имеющие рейтинг D, проявляют ограниченную самостоятельную финансовую устойчивость и временами испытывают необходимость во внешней поддержке. Рейтинги этих организаций могут быть ограничены одним или несколькими факторами, такими как слабые рыночные позиции, недостаточные по одному или нескольким аспектам финансовые показатели, непредсказуемая и нестабильная операционная среда, в которой они работают. См.: [14, с. 176].). В свою очередь, на половину крупнейших немецких и итальянских банков распространялись рейтинги от «С» до «D+», а половине крупнейших банков Словении был присвоен лишь рейтинг «Е+».

8) Проникновение иностранных банков.

В начале первого десятилетия 2000-х гг. в Турции доля иностранных банков оставалась очень низкой (менее 10% от суммарных активов банковской системы). Главной причиной этого была макроэкономическая нестабильность внутри страны и ограниченная заинтересованность правительства в участии иностранного капитала. Однако с момента осуществления реформ, направленных на реструктуризацию и либерализацию банковской деятельности, этот сектор стал более устойчив к экономическим шокам, законодательные акты были модернизированы в соответствии с международными стандартами. В результате интерес иностранных инвесторов к турецким банкам повысился. Так, в 2007 г. доля активов иностранных банков в суммарных активах составляла 22%, а в 2009 г. - уже 39,5% [15, р. 34;

16, р. 42], в то время как в среднем по ЕС этот показатель был равен 18,5% [5].

Проведенный анализ наглядно подтвердил, что в неблагоприятных макроэкономических условиях, сложившихся в мировой экономике в конце первого десятилетия 2000-х гг., турецкий банковский сектор проявил достаточною гибкость. И если в 2003 г. банки этой страны могли быть сопоставлены с их европейскими партнерами лишь по количественным характеристикам (например, по таким показателям, как количество занятых в финансовых институтах или размер сети филиалов банка), то к 2009-2010 гг. банковская система этой страны вышла на более высокий качественный уровень, сопоставимый, а нередко и превышающий показатели финансовой мощи и банковской эффективности вновь вступивших стран, а иногда и стран ЕС-15. Прогресс в турецком банковском секторе был обусловлен фундаментальными реформами, проведенными в начале 2000-х гг., и продолжающейся активной модернизацией в сфере, с одной стороны, и медленным выходом из экономического кризиса 2008-2009 гг. стран ЕС, с другой.

Итак, турецкие банки прошли через серьезные позитивные преобразования с точки зрения организационной структуры, значительно улучшили качество предоставляемых услуг, облегчили условия доступа и повысили привлекательность рынка для иностранных финансовых институтов.

В этой связи, по мнению турецких экономистов, «банковский сектор страны вполне может конкурировать с международными финансовыми институтами и является передовым сектором экономики с точки зрения завершенности гармонизации с требованиями ЕС» [4, с. 93]. В свою очередь, европейские специалисты в Отчете 2011 г. отметили «устойчивость банковского сектора Турции, приобретенную благодаря предпринятым ранее реформам, которая наиболее явно проявилась в период глобального кризиса 2008-2009 гг.» [13, р. 49-50].

Литература 1. Pazaroglu, С. Potential impacts on the Turkish banking sector // Turkey economic reforms and accession to the European Union / B.M. Hoekman, S.Togan (ed). IBRR/ WB, 2005.

2. Turkey 2006 Progress Report, Brussels, 2006 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://ec.europa.eu/enlarge-ment/pdf/key_documents/2006/nov/tr_sec_l 390_en.pdf (дата обращения:

14.01.2013).

3. Turkey 2007 Progress Report, Brussels, 2007 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://ec.europa.eu/enlarge-ment/pdf/key_documents/2007/nov/turkey_progress_reports_en.pdf (дата обращения:

14.01.2013).

4. Arican, Е., В. Taninmis Yucememis, G. Isil. Turk bankacilik sektorunde pazar hakimiyeti ve sektorun rekabet gucunun uygulamah analizi. ITOY, Istanbul 2009.

5. European Banking Federation Banking Sector Statistics Database 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ebf-fbe.eu/index.php?page=statistics (дата обращения: 14.02.2013).

6. Ульченко Н.Ю. Экономика Турции в условиях либерализации. М., 2001.

7. Отчеты European Banking Federation [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ebf-me.eu 8. World Development Indicators 2011 (financial access, stability and efficiency,),WB, Washington DC, [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://data. worldbank.org/data-catalog/world-development-indica tors/wdi-2011 (дата обращения: 14.01.2013).

9. EU Banking sector stability, Nov. 2004, ECB, Frankfurt am Main [Электронный ресурс]. Режим доступа https://www.ecb.int/pub/pdf/other/eubankingsectorstabili-ty2004en.pdf (дата обращения: 14.01.2013).

10. EU Banking sector stability, Sep. 2010, ECB, Frankfurt am Main [Электронный ресурс]. Режим доступа www.ecb.europa.eu/pub/pdf/other/eubankingsectorstabili-ty201009en.pdf (дата обращения: 14.01.2013).

11. Bankacilik Sektoru Degerlendirme Raporu, Ekim 2004, BDDK, Ankara [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.bddk.org.tr/websitesi/turkce/raporlar/finansal_piyasalar_raporlari/1497bankacilik_sektoru_ degerlendirme_raporu_ekim_%202004.pdf (дата обращения: 14.01.2013).

12. Finansal Piyasalar Raporu, Mart 2012, N 25, BDDK, Ankara [Электронный ресурс]. Режим доступа:

www.bddk.org.tr/websitesi/turkce/Raporlar/Finansal_Piyasalar_Raporlari/10956fpr_mart_2012.pdf (дата обращения: 14.01.2013).

13. Turkey 2011 Progress Report, Brussels, 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://ec.europa.eu/enlarge-ment/pdf/key_documents/2011/package/tr_rap-port_2011_en.pdf (дата обращения:

17.01.2013).

14. Символы определения рейтингов агентства Moody's, Moodys Investors Service 2009 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.moodys.com/sites/products/ProductAttachments/2007100000528403.pdf (дата обращения: 17.01.2013).

15. Turkey 2008 Progress Report, Brussels, 2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://ec.europa.eu/enlarge-ment/pdf/press_corner/key-documents/reports_nov_2008/turkey_progress_report_en.pdf (дата обращения: 14.01.2013).

16. Turkey 2010 Progress Report, Brussels, 2010 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://ec.europa.eu/enlarge-ment/pdf/key_documents/2010/package/tr_rap-port_2010_en.pdf (дата обращения:

14.01.2013).

к оглавлению ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ СТРУКТУРЫ УПРАВЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМИ ФОНДАМИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ Дата публикации: 30.11. Автор: Карякин Николай Николаевич, Кулакова Елена Вячеславовна Источник: Страховое дело Место издания: Москва Страница: 55, 56, 57, 58, Выпуск: 11 Assessment of efficiency of structure of management of Territorial funds of obligatory medical insurance Карякин Николай Николаевич, к.м.н., директор федерального государственного бюджетного учреждения «Нижегородский институт травматологии и ортопедии» Минздрава России Karyakin Nikolay N., director of Federal state budgetary institution "Nizhny Novgorod Institute of Traumatology and Orthopedics" of Ministry of Health of Russia Кулакова Елена Вячеславовна, доцент государственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздрава России Kulakova Elena V., associate professor of the Public educational institution of additional professional education "The Russian medical academy of postgraduated education" Ministry of Health of Russia В статье проведена оценка эффективности структуры управления территориальными фондами обязательного медицинского страхования на основе анализа региональных моделей управления обязательным медицинским страхованием и структуры расходов на административные нужды.

Авторами проанализированы группы регионов, в которых имеются или отсутствуют филиалы территориальных фондов ОМС. На основании полученных данных наличие в региональной системе ОМС как страховых медицинских организаций, так и филиалов территориальных фондов ФОМС признано неэффективным.

Ключевые слова: обязательное медицинское страхование, страховые медицинские организации, филиалы фондов обязательного медицинского страхования, управленческие расходы, метод наименьших квадратов, коэффициент корреляции.

In article the assessment of efficiency of structure of management by Territorial funds of obligatory medical insurance on the basis of the analysis of regional models of management of obligatory medical insurance and structures of expenses on administrative needs is carried out. Authors analysed groups of regions in which there are no branches of the compulsory health insurances Territorial funds. On the basis of the obtained data existence in regional system of compulsory health insurance as medical insurance companies, and branches of Territorial funds of Federal Compulsory Health Insurance Fund is recognized as the inefficient.

Keywords: obligatory medical insurance, medical insurance companies, branches of funds of obligatory medical insurance, management expenses, method of the smallest squares, correlation coefficient.

В начале истории медицинского страхования в России к функциям филиалов территориальных фондов обязательного медицинского страхования (далее - ТФОМС) относились осуществление контроля за сбором страховых взносов на обязательное медицинское страхование, передача финансовых средств в соответствии с дифференцированным подушевым нормативом страховщикам, сбор и анализ различной статистической информации. На основании Федерального закона от 5 августа 2000 г. N 118-ФЗ [1] полномочия по сбору средств со страхователей у филиалов ТФОМС были изъяты, при этом стали развиваться страховые медицинские организации (далее - СМО).

Проведенный анализ деятельности филиалов ТФОМС в Краснодарском крае за период 2007- гг. позволил нам выдвинуть гипотезу о неэффективности одновременной работы на территории одного региона филиалов ТФОМС и СМО. Для ее оценки в рамках настоящего исследования было проведено научно-практическое обоснование разработки и внедрения мероприятий по оптимизации работы ТФОМС, основанное на рекомендациях ISO 26000 [2]. Для реализации задач этого этапа были использованы статистический, расчетно-аналитический методы, метод логического моделирования и экономический анализ.

Для оценки управленческих расходов мы провели количественный анализ влияния числа филиалов ТФОМС на размер управленческих расходов. Для исследования управленческих расходов мы использовали общепринятое в экономической теории понятие общих издержек (total costs, ТС), которые равны сумме постоянных издержек (fixed costs, FC) и переменных (variable costs, VC): ТС = FC + VC.

Компонента FC не зависит от количества застрахованных по ОМС. Гипотетически величина общих издержек равна FC, если в регионе не будет ни одного застрахованного. Нулевыми издержки в этом случае будут, только если полностью упразднить структуру ОМС. Если же появляются застрахованные, то к постоянным издержкам добавляются переменные издержки (VC), которые прямо пропорциональны количеству застрахованных.

Также мы изучили средние издержки (average costs, AC), т.е. управленческие затраты на одного застрахованного, которые равны сумме средних постоянных и средних переменных издержек (соответственно average fixed costs, AFC и average variable costs, AVC): AC = AFC + AVC.

На основе метода наименьших квадратов были оценены постоянные (FC) и средние переменные (AVC) издержки:

УПР = а + b * Застрах, где а - постоянные издержки (FC);

b - средние переменные издержки (AVC);

b * Застрах переменные издержки (VC).

Мы провели проверку коррелирования управленческих расходов с численностью застрахованных по ОМС. Учитывая, что количество застрахованных в г. Москве, г. Санкт-Петербурге и Московской области существенно выше, чем в остальной выборке, указанные регионы были удалены из данного фрагмента исследования. Таким образом, анализировалось 81 наблюдение С помощью метода наименьших квадратов мы оценили значения параметров а и Ь, т.е. значения постоянных издержек FC и средних переменных издержек AVC, что дало возможность оценить влияние числа застрахованных на величину общих издержек в среднем по регионам России. В каждом конкретном регионе фактическое значение управленческих расходов может несколько отличаться от прогнозного значения управленческих расходов (далее - УПР_прогноз), рассчитанного в уравнении (1).

Зависимость управленческих расходов от численности застрахованных может быть представлена следующей формулой:

УПР_прогноз2009 = 11089 + 0,043 * Застрах. (1) Анализ за 2010-2011 гг. представлен формулами:

УПР_прогноз2010 = 8831 + 0,048 * Застрах, (2) УПР_прогноз2011 = 6033 + 0,058 * Застрах. (3) Значение расчетного показателя средних переменных управленческих издержек в системе ОМС России за 2009 г. составило 43 руб., в 2010 г. - 48 руб., в 2011 г. - 58 руб. на одного застрахованного.

Данная величина не зависит от количества застрахованных. В свою очередь, средние постоянные издержки снижаются с увеличением показателя «Застрах». Таким образом, средние издержки снижаются при увеличении численности застрахованных, поскольку постоянные издержки делятся на большую величину (большее количество застрахованных) (рис. 1).

Для изучения влияния количества застрахованных на величину средних издержек, мы сформировали группы регионов, исключив те, где доля постоянных управленческих расходов велика в силу малочисленности территории. За минимальный порог застрахованных принято тыс. человек. Были исключены Еврейская автономная область, Камчатский край, Магаданская область, Ненецкий автономный округ, Республика Алтай, Республика Калмыкия, Республика Тыва, Чукотский автономный округ, Байконур. Также исключены г. Москва и г. Санкт-Петербург (из-за нетипичного для Российской Федерации административного деления региона) и Чеченская Республика. За вычетом 12 регионов выборка состоит из 72 регионов. Значение показателя «число филиалов ТФОМС» (ФилТФОМС) варьируется в пределах от 0 до 49.

Первая группа регионов, не имеющих филиалы ТФОМС, состоит из 27 регионов с численностью населения от 424 тыс. до 2 722 тыс. чел., в среднем - 1.123.000 человек, среднее число муниципальных образований -270, среднее число медицинских организаций, осуществляющих деятельность в системе ОМС, -68, средняя численность сотрудников ТФОМС -78, средняя величина расходов ТФОМС на финансирование территориальной программы ОМС - 3 330 281 тыс. руб., средняя величина расходов ТФОМС на аппарат управления ТФОМС - 39 712 тыс. руб.

Вторая группа - это регионы, в которых присутствуют филиалы ТФОМС. В группе 42 региона с численностью населения от 476 тыс. до 7 149 тыс. чел., в среднем - 2.072.000 человек, среднее число муниципальных образований - 360, среднее число медицинских организаций, осуществляющих деятельность в системе ОМС, - 117, средняя численность сотрудников ТФОМС - 217, средняя величина расходов ТФОМС на финансирование территориальной программы ОМС -7.164.652 тыс.

руб., средняя величина расходов ТФОМС на аппарат управления ТФОМС -116 515 тыс. руб.

Показатель численности застрахованных в системе ОМС имеет самые высокие коэффициенты корреляции с другими показателями (0,8-0,94), что говорит о прямой тесной связи между ними.

Однако связь не является функциональной, наблюдается некоторый разброс. Взаимосвязь числа застрахованных с численностью филиалов является выраженной, но не тесной, что также предполагает некоторый разброс значений. Регионы первой группы, отказавшиеся от филиалов (на этапе становления системы ОМС в Российской Федерации все ТФОМС имели филиалы!), имеют на 41-44% меньше управленческих расходов в расчете на одного застрахованного, чем регионы с филиалами.

Для обеих групп проведены расчеты по формулам 1-3.

В первой группе в 2009 г. средняя численность застрахованных составляет 1 122 889 человек, расчетный уровень средних управленческих расходов на одного застрахованного - 53 руб. При анализе фактических средних издержек управленческих расходов в первой группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 37 руб., т.е. меньше расчетного показателя на 16 руб.

Для второй группы регионов средняя численность застрахованных составляет 2 071 797 человек.

Расчетный уровень средних управленческих расходов на одного застрахованного - 48 руб. При анализе фактических средних издержек управленческих расходов во второй группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 62 руб., т.е. больше расчетного показателя на 14 руб.


Таким образом, в 2009 г. во второй группе величина управленческих расходов в расчете на одного застрахованного в среднем выше на 25 руб., или на 37%. Если исключить влияние численности застрахованных, то управленческие расходы на одного застрахованного выше на 30 руб. (14 +16), или на 44%.

Для первой группы в 2010 г. средняя численность застрахованных составляет 1 128 055 человек.

Расчетный показатель средних управленческих расходов на одного застрахованного - 56 руб. При анализе фактических средних издержек управленческих расходов в первой группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 39 руб., т.е. меньше расчетного показателя на 17 руб.

Для второй группы средняя численность застрахованных в 2010 г. составляла 2 063 836 человек, при этом расчетный уровень средних управленческих расходов на одного застрахованного -52 руб.

При анализе фактических средних издержек управленческих расходов во второй группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 65 руб., т.е. больше расчетного показателя на 13 руб.

Таким образом, во второй группе величина управленческих расходов в расчете на одного застрахованного выше, чем в первой, в среднем на 26 руб., или 37%. Если исключить влияние численности застрахованных, то управленческие расходы на одного застрахованного выше на руб., или на 42%.

Для первой группы в 2011 г. средняя численность застрахованных составляла 1 102 106 человек.

Расчетный уровень средних управленческих расходов на одного застрахованного - 63 руб. При анализе фактических средних издержек управленческих расходов в первой группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 45 руб., т.е. меньше расчетного показателя на 18 руб.

Для второй группы в 2011 г. средняя численность застрахованных составляла 2 114 875 человек.

Расчетный уровень средних управленческих расходов на одного застрахованного - 61 руб. При анализе фактических средних издержек управленческих расходов во второй группе установлено, что их доля в расчете на одного застрахованного составляет 75 руб., т.е. больше расчетного показателя на 14 руб.

Итак, во второй группе величина управленческих расходов в расчете на одного застрахованного в среднем выше, чем в первой, на 30 руб., или 38%. Если исключить влияние численности застрахованных, управленческие расходы на одного застрахованного выше на 32 руб. (18+ 14), или 41%.

Таким образом, наличие филиалов ТФОМС повышает управленческие расходы в расчете на одного застрахованного в среднем на 30-35 руб. на одного застрахованного, или на 41-44%.

Далее мы рассчитали показатель доли управленческих расходов в общих расходах ТФОМС (Упр/ТФОМС), который измеряется в процентах.

В 2009 г. в первой группе показатель Упр/ ТФОМС = 1,25%, во второй группе Упр/ТФОМС = = 1,67%.

Во второй группе доля управленческих расходов на 34% больше доли первой группы.

В 2010 г. Упр/ТФОМС = 1,26% в первой группе, во второй группе - 1,73%. Во второй группе доля управленческих расходов на 37% больше доли первой группы.

Для 2011 г. Упр/ТФОМС = 1,21% в первой группе, во второй группе - 1,61%. Во второй группе доля управленческих расходов на 33% больше доли первой группы.

Исследуя территориальные модели ОМС с системных позиций, мы предположили, что численность филиалов ТФОМС в большей степени связана с численностью застрахованных в регионе и площадью региона. Коэффициент корреляции численности филиалов ТФОМС с площадью региона в нашем исследовании составил 0,05-0,08 (р 0,05), т.е. взаимосвязь между площадью региона и численностью филиалов ТФОМС отсутствует. Установлено, что имеется как большое количество филиалов ТФОМС в регионах с малой площадью территории (Ставропольский край - 33 филиала, Омская область - 31 филиал, Московская область - филиалов), так и небольшое количество филиалов в регионах с большой площадью территории (Красноярский край - 10 филиалов, Республика Саха (Якутия) -5 филиалов).

Для подтверждения гипотезы об отсутствии влияния численности застрахованных на наличие филиалов мы выявили в 2009-2011 гг. регионы первой группы, в которых численность населения выше, чем среднего значения второй группы (3 региона): Воронежская (2 271 743 застрахованных), Новосибирская (2 721 610 застрахованных), Саратовская (2 528 487 застрахованных) области.

Выявлены регионы второй группы, в которых численность населения ниже, чем среднее значение первой группы (13 регионов), например Костромская (655 705), Смоленская (996 247), Мурманская (78 055) области.

Регионы первой группы с высокой численностью населения демонстрируют характерные для «своей» группы значения управленческих расходов, регионы второй группы с низкой численностью населения - демонстрируют значения, которые даже превышают средние по второй группе.

Таким образом, регионы первой группы со значительной численностью населения, превышающей средние значения населения второй группы, могут обходиться без системы филиалов ТФОМС.

Напротив, регионы с малой численностью населения, использующие систему филиалов, имеют высокие управленческие расходы, которые выше средних по второй группе.

Площадь большинства регионов не превышает 500 тыс. кв. км. В этом диапазоне присутствуют регионы с разным количеством филиалов (от 0 до 49), что также подтверждает отсутствие связи между ними и площадью региона.

Итак, проведенное исследование показало, что в региональном сегменте обязательного медицинского страхования, в субъектах Российской Федерации, где работают территориальные фонды ОМС и страховые медицинские организации, административные расходы на содержание аппарата филиалов ТФОМС могут быть перераспределены на реализацию территориальной программы ОМС, а функции филиалов - переданы СМО и исполнительной дирекцией ТФОМС. В случае если власти субъекта Федерации принимают решение об исключении СМО из системы ОМС, деятельность филиалов ТФОМС целесообразно продолжить, однако их численность, как показало настоящее исследование, может быть оптимизирована, а работа организована в рамках курации рядом расположенных муниципальных образований.

Литература 1. Федеральный закон «О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах» от 5 августа 2000 г. N 118-ФЗ // СЗ РФ. 07.08.2000. N 32. Ст. 3341.


2. Международный стандарт ISO 26000:2010 «Руководство по социальной ответственности».

3. Авксентьев В.И., Цыганов А.А., Шолпо Л.Н. Дать всем все бесплатно нельзя: российское законодательство в сфере медицинского страхования // Кадровик. Кадровый менеджмент. 2007. N 4.

4. Цыганов А.А. Развитие институтов защиты и обеспечения прав страхователей в России. М.: Изд во РАГС, 2009.

5. Юлдашев Р.Т. Страховой бизнес: словарь-справочник. М.: Анкил, 2005.

к оглавлению САНАЦИЯ И СИСТЕМА НАДЗОРА ЗА НЕЮ НА СТРАХОВОМ РЫНКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Дата публикации: 30.11. Автор: Плахова Татьяна Анатольевна, Аллабян К.Д.

Источник: Страховое дело Место издания: Москва Страница: 60, 61, 62, 63, Выпуск: 11 Sanitation and system of supervision of it in the insurance market Russian Federation Плахова Татьяна Анатольевна, к.э.н., доц. кафедры страхового дела, Финуниверситет Plakhova Tatyana A., Cand.Econ.Sci., associate professor "Insurance business", Financial university Аллабян К.Д., аспирант кафедры страхового дела, Финуниверситет sdel@fa.ru Allabyan K.D., graduate student of Insurance Business chair, Financial university В статье рассматриваются процедуры санации на страховом рынке России и система надзора за их проведением в теоретическом и методологическом аспектах, что позволяет читателям самостоятельно сформировать комплекс практических мероприятий по данной теме.

Ключевые снова: страхование, санация, страховой рынок, страховая компания.

In article procedures sanitation in the insurance market of Russia and system of supervision of their carrying out in theoretical and methodological aspect that allows readers to create independently a complex of practical actions for this subject are considered.

Keywords: insurance, sanitation, insurance market, insurance company.

В последнее время термин «санация» (лат. sanatio - оздоровление) получил достаточно широкое распространение в экономике, и многие отечественные и зарубежные исследователи используют его в своих работах. При этом авторы обращают внимание не только на определение понятия «санация», но и на границы применения санационных процедур, содержание и контроль за их проведением [1-3].

Большинство специалистов сходятся во мнении, что санация - это комплекс финансово экономических, производственно-технических, организационно-правовых мероприятий, направленных на достижение или восстановление платежеспособности, прибыльности и конкурентоспособности предприятия-должника в долгосрочном периоде.

Российское законодательство определяет санацию как комплекс мер, принимаемых собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника, кредиторами должника и иными лицами в целях предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника, в том числе на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве [4].

Анализ точек зрения на определение, цели и надзор за санацией, изложенных в различных законодательных и научных источниках, позволяет сделать следующие обобщения:

1) объект санации - это всегда конкретный хозяйствующий субъект (предприятие, банк, страховая организация);

2) цель санации - предупреждение банкротства объекта, т.е. проведение финансовых, технических и организационно-правовых мероприятий по финансовому оздоровлению объекта;

3) надзор за санацией осуществляется обычно линейно, т.е. на уровне «регулятор - объект санации».

Представляет определенный интерес исследование справедливости этих выводов для отечественной страховой науки и практики, а также возможность дальнейшего развития теории вопроса о санации.

Российский страховой рынок ежегодно демонстрирует значительный рост абсолютных показателей по объему аккумулированных страховых премий, произведенных страховых выплат, сформированных резервов и т.д. Несмотря на это, страхование в России остается практически невостребованным механизмом возмещения ущерба, его доля в компенсационных выплатах крайне низка. Основным источником компенсации ущерба пострадавшим от природных и техногенных катастроф традиционно является бюджет. Отрасль практически не генерирует «длинные деньги», что не позволяет рассматривать ее как институционального инвестора.

Сложившаяся ситуация не только не отвечает требованиям рыночной экономики, но является тормозом реализации национальных программ и инновационных проектов.

Уровень развития страхования в стране низок, страховой защитой охвачено незначительное число потенциальных рисков. Даже вместе с ОМС доля страховых премий в ВВП за последние пять лет, по данным ФСФР, не превышала 2,3%.

Одной из причин такого положения отрасли является невысокая степень доверия потребителей к страховому бизнесу, о чем свидетельствуют проводимые исследования и публикуемые результаты опросов [5].

Общеизвестно, что уважение и доверие к любому предпринимателю начинается тогда, когда он выполняет свои обещания. Для страхового бизнеса это особенно актуально из-за существующей инверсии цикла, т.е. временного разрыва между оплатой приобретенной страховой услуги и компенсацией ущерба в связи с наступлением страхового события.

Полноценную защиту имущественных интересов страхователей и выполнение своих обязательств перед ними могут осуществлять только финансово устойчивые и платежеспособные страховые компании, располагающие достаточным объемом собственных средств и сформированных страховых резервов.

Для гарантированной защиты интересов страхователей разработана и законодательно закреплена совокупность факторов финансовой устойчивости страховщика, включающая:

* жесткие требования к величине уставного капитала;

* регламентируемые Министерством финансов методики формирования и правила размещения страховых резервов;

* контроль за тарифной политикой (на стадии лицензирования);

* возможность приобретения перестраховочной защиты.

При несоблюдении установленных требований и появлении угрозы неисполнения обязательств и банкротства предпринимаются меры по финансовому оздоровлению страховщика, что в конечном счете предполагает оздоровление всего рынка путем либо удаления с него неплатежеспособной компании, либо продолжения ее функционирования в качестве надежной и финансово устойчивой в результате проведенных санационных мероприятий.

В этом смысле под санацию подпадает не только хозяйствующий субъект в лице конкретной страховой компании, но и та часть страхового рынка, которая объединяет всех продавцов страховых услуг - совокупность страховщиков.

Таким образом, определение объекта санации нуждается в расширении и включении в него не только конкретного хозяйствующего субъекта, но и совокупности субъектов, функционирующих на определенном рынке. Если под санацией страховщика следует понимать комплекс мероприятий по предупреждению банкротства, то под санацией страхового рынка - комплекс мероприятий по защите интересов страхователей путем удаления с рынка неплатежеспособных страховщиков, т.е.

тех, кто не способен выполнять взятые обязательства.

Требует уточнения вывод относительно цели санации, определяемой практически всеми специалистами как финансовое оздоровление предприятия и предупреждение его банкротства путем проведения комплекса мероприятий.

Во-первых, альтернативным итогом санации может стать решение о нецелесообразности усилий по финансовому оздоровлению компании и ее реорганизации, т.е. цивилизованном уходе с рынка (рис.).

Во-вторых, комплекс проводимых мероприятий должен быть расширен, так как помимо финансово-экономических, производственно-технических и организационно-правовых может потребоваться проведение мероприятий социального характера, направленных на защиту интересов персонала компании, который может пострадать в ходе реорганизации.

Следовательно, определяя цели санации вообще и санации страховщика в частности, в качестве результата возможно не только финансовое оздоровление и ликвидация угрозы банкротства компании, но и ее цивилизованный уход с рынка.

Относительно третьего вывода - о надзоре за санацией, можно сказать, что и он требует модернизации путем преобразования линейной модели надзора - «ФСФР - страховая компания» в системную.

Основанием для этого служит анализ практики осуществления органом страхового надзора контрольно-надзорной деятельности, свидетельствующий о следующем.

1. Регулятор в лице ФСФР России в настоящее время осуществляет санацию страхового рынка в соответствии с действующим законодательством и возложенными функциями.

2. Регулятор осуществляет дифференцированный контроль за финансовой устойчивостью и платежеспособностью страховщиков, обращая особое внимание на системообразующие организации. Системообразующими признаются 20 лидирующих по объему начисленных премий страховщиков, аккумулирующих в совокупности 70% премий, собираемых на страховом рынке (нормативно термин «системообразующая страховая организация» не определен).

3. На современном рынке финансовых услуг сложился дисбаланс требований к топ-менеджменту субъектов рынка: требования к кредитным организациям более жесткие, чем к страховым. Это касается санкций за повторное предоставление недостоверной отчетности, утверждения кандидатур на руководящие должности и др.

4. Регулятором страхового рынка в лице ФСФР активно предпринимаются меры в области ужесточения контроля (санкции к страховщикам-нарушителям, актуарный аудит, переход на МСФО и др.), однако мер, направленных на развитие отрасли, недостаточно.

Программа создания финансового мегарегулятора (к 2015 г. ФСФР вольется в Центральный банк России) предполагает унификацию требований к финансовым институтам, однако, во-первых, не устраняет линейную модель регулирования, а во-вторых, способно замедлить процессы воздействия на страховой рынок и надзор за ним.

В сложившейся ситуации представляется целесообразным делегировать некоторые функции саморегулируемым организациям страховщиков (СРО). В первую очередь это касается тех функций, которые позволяют быстро реагировать на ухудшение финансового состояния и вероятность банкротства страховщика - члена СРО.

Не рассматривая в рамках данной статьи правовой статус функционирующих на рынке СРО страховщиков, заметим, что де-факто некоторые санационные мероприятия на своем секторе рынка они уже выполняют. В качестве примера может служить деятельность РСА по ограничению выдачи бланков страховых полисов ОСАГО проблемным с точки зрения платежеспособности страховым компаниям - членам РСА.

Таким образом, субъектом надзора за санацией определенного сектора страхового рынка, помимо государства в лице регулятора, может стать СРО страховщиков.

Если вернуться к определению санации, предложенному Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ, где в качестве субъекта процесса санации названы собственники, учредители должника или его кредиторы, то на этом основании, а также с учетом всего вышесказанного, можно провести систематизацию надзора за санацией страхового рынка, положив в основу системы уровень проведения санационных мероприятий (табл. 1).

Следует уточнить, что в данной системе объект надзора - страховой рынок - понимается в узком смысле, т.е. как совокупность страховщиков.

С учетом изложенного можно дать более точное и развернутое определение: санация страхового рынка - это комплекс финансово-экономических, производственно-технических, организационно правовых и социальных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности субъектов страхового дела или их цивилизованный уход с рынка. Надзор за санацией должен осуществляться системно, в зависимости от уровня проведения санационных мероприятий.

Развивая и конкретизируя предложенную систему надзора за санацией страхового рынка, вводя дополнительные параметры, такие как «Предмет санации», «Контроль за процессом», а также «Владелец процесса» [6], представим систему надзора за санацией страхового рынка в более подробном виде (табл. 2).

В данной статье рассматривается санация и система надзора за ее проведением в теоретическом аспекте. Практика проведения санационных мероприятий, их организация и методическое содержание требуют дальнейшего изучения и систематизации.

Литература 1. Бланк И.А. Финансовый менеджмент: учебный курс. К.: Эльга: Ника-Центр, 2004.

2. Теория и практика антикризисного управления: учебник / под ред. С.Г. Беляева и В.И. Кошкина.

М.: Закон и право: ЮНИТИ, 1996.

3. Титов М.И. Банкротство: материально-правовые и процессуальные аспекты. Харьков: Консум, 2007.

4. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ.

5. Цыганов А.А. Развитие институтов защиты и обеспечения прав страхователей в России. М.: Изд во РАГС, 2009.

6. ISO 9001:2005 Системы менеджмента качества, Основные положения и словарь.

к оглавлению

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.