авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

СТАТЬИ АСПИРАНТОВ И СТАЖЕРОВ

ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН

Ответственный редактор

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ

Ю.Л. Шульженко

Труды Института государства и права

Российской академии наук

№ 1/2010

Москва, 2010 г.

1

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

член-корреспондент РАН А.Г. Лисицын-Светланов (предсе датель);

академик РАН В.В. Лаптев;

заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор В.Е. Чиркин;

заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профес сор Ю.Л. Шульженко;

доктор юридических наук, профессор С.В. Максимов;

доктор юридических наук, профессор Н.И. Михайлов;

заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук, до цент М.М. Славин.

Главный редактор:

член-корреспондент РАН А.Г. Лисицын-Светланов ISSN 2073– ISBN 583390115- 9 795833 © Институт государства и права РАН, 2010 г.

Содержание А.Е. Бондаревский Конституционное регулирование социально-экономических прав и свобод человека в различных правовых системах............ К.А. Хомченко Проблема классификации экономических прав человека.......... А. Ю. Крюков Позитивизм и либертаризм как конкурирующие парадигмы в современной российской теоретической юриспруденции......... А.С. Филатова Взаимодействие гражданского общества и государства в России в XXI в.*.......................................................................................... Д.С. Андреев Субъекты, совершающие административно-правовые акты:

основы структурно-функционального подхода........................... А.М. Ширвиндт Значение фикции в римском праве на примере дигест юстиниана.......................................................................................................... П.Р. Измайлова Проблемы иммунитета должностных лиц государства в международном праве................................................................... С.С. Дикман Юридическая природа решений комитета ООН по правам человека: основные проблемы...................................................... А.Д. Дергачева Реализация Российской Федерацией исключительных прав на принадлежащие ей результаты интеллектуальной деятельности.......................................................................................................... Р.В. Сушко Срочные сделки на службе у муниципальных унитарных предприятий при исполнении трансграничных контрактов.... М.А. Чурсина Правовое регулирование доступа независимых организаций к магистральному газопроводу.

..................................................... М.В. Андросов Экологическая безопасность в области использования атомной энергии.......................................................................................... Д.Р. Коваленко Механизмы охраны окружающей среды при добыче нефти по закону норвегии о нефтяной деятельности................................ Е.А. Антонова О предупреждении причинения вреда вследствие деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих............. Е.В. Мисатюк Основные этапы развития атомной отрасли США................... Д.С. Коломеец Исполнение обязанности налогового агента в отношении процентного дохода по международным займам и кредитам.. М. Е. Крашенинникова Принцип деловой цели в Российском налоговом праве........... Ж.А. Смаль Споры со средствами массовой информации. Проблемы правоприменительной практики................................................. А.Е. Бондаревский КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬ НО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В РАЗЛИЧНЫХ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ На развитие социально-экономических прав человека на со временном этапе влияет много факторов. Это так называемые социальные издержки глобализации1: постоянное обострение конкуренции, рост пропасти между богатыми и бедными, даль нейший дисбаланс в распределении доходов, ослабление госу дарственного контроля за экономикой, увеличение роли корпо раций в развитии мирового хозяйства. Все эти обстоятельства требуют разработки нового подхода к социально-экономическим правам и свободам человека – системного, опирающегося на опыт всех государств мира, а также ставят проблему унифика ции норм, закрепляющих эти права. Социально-экономические права могут стать важным инструментом для сближения не только стран, но и цивилизаций. Глобализация требует диалога о правах человека от стран с любой правовой системой, в ходе ко торого необходимо выработать универсальный подход к проце дурам и механизмам защиты, а может быть, и к содержанию прав человека для любой национальной системы права, чтобы они действительно выражали общечеловеческие ценности.

В данной статье рассматриваются особенности регулирова ния социально-экономических прав и свобод человека консти туциями разных стран, что позволяет понять необходимость, возможность и пределы такой унификации. Для изложения ма териала использована общепринятая классификация правовых систем Рене Давида – их подразделение на романо-германскую, англосаксонскую и социалистическую. Кроме того, отдельно рассматриваются конституции латиноамериканских стран, в ко Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук Н.В. Колотовой.

См.: Права человека и процессы глобализации современного мира / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2007. С. 7–12.

торых традиционно большое место отведено социально экономическим правам. Страны мусульманской и традиционной правовых систем отдельно не исследуются. Под правами чело века понимаются определенные, нормативно структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают ее свободу и являются необходимыми спо собами и условиями ее жизни, ее взаимоотношений с обще ством, государством и другими индивидами2. В данной работе в качестве социально-экономических прав и свобод рассматрива ются: право собственности, а также установленные Междуна родным пактом об экономических, социальных и культурных правах право на труд, право на справедливые и благоприятные условия труда, право на социальное обеспечение, защита семьи, материнства и детства, право на достойный жизненный уро вень, право на образование, право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

Развитие института социально-экономических прав прохо дило практически равномерно по всему миру. Конституционное закрепление прав «первого поколения» – личных и политиче ских – в основном было направлено на защиту свободы человека от необоснованного вмешательства других людей и государства.

Но для фактической реализации прав «первого поколения» были недостаточны гарантии невмешательства во внутреннюю свобо ду человека – возникла необходимость защитить возможность человека воспользоваться своими правами, в частности, посту лировалось право на достойный уровень жизни3. Таким образом, возникли права «второго поколения» (социально-экономические права), гарантирующие возможность независимого развития че ловека при помощи комплекса социальных и экономических государственных гарантий.

Включение положений о социально-экономических правах в широком масштабе связано с опытом СССР и других стран тоталитарного социализма. После Второй мировой войны нор мы, регулирующие социально-экономические права, стали См.: Права человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2004 С. 1.

См.: Малинова О.Ю. Три поколения прав человека // http://www.pchela.ru/podshiv/43/generation.

включаться в конституции капиталистических стран (в япон скую 1946 г., итальянскую 1947 г.), что в большей степени свя зано с принятием Устава ООН, Всеобщей декларации прав чело века, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Во многих случаях (в том числе в некоторых постсоциали стических государствах) соответствующие положения сформу лированы как декларация о намерениях государства, определя ющая цели его социальной политики. В ряде стран положения о социально-экономических правах включены в разделы о дирек тивных принципах политики государства и рассматриваются не как субъективные права, защищаемые судом, а лишь как ориен тир для деятельности правительства (Индия, Нигерия, Филип пины и др.)4. Конституции некоторых государств (например, Бразилии) регулируют социально-экономические права человека очень подробно.

Рассмотрим характерные черты конституционных норм в области социально-экономических прав в странах романо германской правовой системы. Можно сказать, что их главной особенностью является обязательное четкое нормативное регу лирование, закрепление на конституционном уровне.

Необходимо отметить, что объем соответствующих консти туционных установлений в странах романо-германской право вой системы во многом зависит от времени принятия конститу ции. Конституции Германии, Франции, Италии, принятые в се редине XX в., устанавливают широкий спектр социально экономических прав, но конкретизируются они не в тексте кон ституций, а в соответствующем законодательстве. Сравнитель но недавно принятые конституции восточноевропейских стран содержат расширенные положения о социально-экономических правах человека. По мнению некоторых западных авторов, такой подход является ошибочным – «Конституция Венгрии, напри мер, берется защищать не просто право на равную оплату труда за равный труд, но и право на оплату в соответствии с количе ством затраченного труда. Конституция Словакии гарантирует См.: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 2005. С. 62–71.

право на «благоприятные условия жизни». Почти все конститу ции и проекты конституций не забывают о праве на отпуск, на оплачиваемые дни праздников, на заработную плату не ниже установленного минимума, на питание и на жилище, а также на многое другое. Беспорядочный список абстракций, заимство ванных из арсенала «государства социального обеспечения», свален в одну кучу с традиционными гражданскими правами – на свободу совести, слова и т.п.»5. На самом деле, такие нормы можно рассматривать как «эволюционные» – они сформулиро ваны в достаточно общих выражениях, чтобы толкование со держания закрепленных требований могло меняться по мере улучшения экономических условий6. Предполагается, что их гарантии могут быть содержательно расширены в перспективе будущего экономического и социального развития страны.

Имеются определенные различия в размещении социально экономических прав и свобод в конституциях разных государств романо-германской системы права. Существует несколько под ходов к решению этой проблемы. Некоторые конституции раз деляют социальные и экономические права. Например, в Кон ституции Италии социально-экономические права личности ре гулируются в двух разделах – «Этико-социальные отношения»

содержит нормы, регулирующие право на образование и акаде мические свободы, а раздел «Экономические отношения» регу лирует практически все права личности, связанные с собствен ностью и трудом – такой подход основан на разделении эконо мических и социальных прав человека. Конституция Греции включает практически все социально-экономические права в раздел «Личные и социальные права», чем подчеркивается их особая социальная значимость. Конституции Дании и многих других европейских государств вообще не разделяют права че ловека на личные, социальные и экономические – все соответ ствующие нормы находятся в одной главе. Такой подход пред Санстейн К. Отрицательные качества положительных прав // Консти туционное право: восточноевропейское обозрение. 1998. № 2(23). С.

39.

См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 24.

ставляется наиболее обоснованным для романо-германской си стемы права. Не устанавливая преимуществ для отдельных прав, подчеркивается значимость прав личности для жизни государ ства, общества и индивидов в целом.

В силу исторических причин в романо-германской системе право выступает, прежде всего, как средство регулирования от ношений между гражданами, однако развитие концепции соци ального государства приводит к увеличению роли публичных отношений в регулировании социально-экономических прав че ловека. Поэтому следующей особенностью современного кон ституционного установления социально-экономических прав и свобод в странах романо-германской системы права является сочетание традиционных гражданско-правовых институтов и институтов, имеющих публично-правовую природу7, т.е. соче тание публично-правового и частноправового элемента в регу лировании социально-экономических прав. Эта тенденция осо бенно заметна в конституционном развитии некоторых социаль но-экономических прав, например, права собственности (от «священного и неприкосновенного» к социальной функции соб ственности, которая «обязывает»)8;

или права на образование, при котором каждому гарантируется равный доступ к образова нию, но предполагается обязательный для всех государственный стандарт обеспечения образовательных услуг.

Как известно, именно необходимость государственного вмешательства в социально-экономические процессы обуслови ла на рубеже XIX–XX вв. трансформацию либерального право вого государства в социальное правовое государство («государ ство всеобщего благоденствия»), признающего и защищающего социально-экономические права. При этом «современная кон цепция социального правового государства, как и теория право вого государства в целом, исходит из идеологии естественных и См.: Маттей У. Основные принципы права собственности. М., 1999.

С. 114.

См.: Андреева Г.Н. Институт собственности в конституциях зарубеж ных стран и Конституции Российской Федерации. М., 2009.

неотчуждаемых прав человека»9, но напрямую предполагает проведение социальной государственной политики, направлен ной на обеспечение каждому права на достойное существование.

Поэтому не случайно, что в странах романо-германского права юристы уделяют большое внимание проблеме сочетания пуб личного и частного элементов в конституционном регулирова нии.

Можно предположить, что такая концепция социально экономических прав, при которой они регулируются как частно правовыми, так публично-правовыми методами, преобладает в странах с развитой демократической традицией и с богатым опытом построения социального правового государства (Италия, ФРГ, Франция, Греция, Дания). Постсоциалистические государ ства чаще всего используют этот конституционный опыт стран Западной Европы. Получается, что если в середине XX в. страны Западной Европы под влиянием социалистических стран вклю чали в свои конституции положения о социально-экономических правах, то в 1990-х гг. постсоциалистические страны (Россия, Венгрия, Польша и т.д.) при составлении новых текстов своих основных законов в определенной степени руководствовались разработками конституционного права Западной Европы.

Анализ конституций государств романо-германской систе мы права позволяет заметить, что к концу ХХ в. в них возобла дал унифицированный подход к регулированию социально экономических прав личности. Этот подход основан на призна нии личности центральным элементом правовой системы, а так же преимуществ социально ориентированной рыночной эконо мики, непременным фундаментом которой являются правовое равенство и незыблемость демократических принципов. Таким образом, единый подход к конституционному закреплению со циально-экономических прав разрабатывается совместно, отра жая общую тенденцию сближения национальных правовых си стем в глобализирующемся мире.

Варламова Н.В. Социальное государство в постсоветской России:

розовая мечта или жесткая реальность? // Становление конституцион ного государства в посттоталитарной России. М., 1998. С. 71.

Важнейшей особенностью конституционного регулирова ния социально-экономических прав человека в странах общего права является способ их закрепления. В «классическом» вари анте общего права, существующем в Великобритании, отсут ствует системное изложение прав и свобод личности. Уделяя огромное внимание способам эффективной защиты прав и сво бод, особенно судебному процессу, английское право в вопросах установления социально-экономических прав, как и всего ком плекса прав личности, полагается на статуты, прецеденты и обычаи. Конечно, определенные законодательные акты по этим вопросам существуют – такие, как Акт о собственности и Акт об управлении имуществом 1925 г., Акт о компаниях 1985 г. В об ласти трудовых отношений также существуют некоторые зако нодательные акты, но в основном они регулируются коллектив ными договорами и прецедентами10. Подобная система сложи лась и в Соединенных Штатах Америки. Американская правовая доктрина не относит социально-экономические права личности к фундаментальным, и, как следствие этого, не видит причин для включения их в Конституцию США. Однако это не значит, что социально-экономические права не регулируются американским правом. Верховный суд США, толкуя Конституцию, часто со здает новые нормы в виде прецедентов, в которых могут содер жаться и социально-экономические права личности (например, право на здоровую окружающую среду установлено именно та ким способом). Штаты в своих Основных Законах могут уста навливать социально-экономические права личности (например, Основными Законами многих штатов регулируется право на со циальное обеспечение)11. В отличие от Великобритании и США, Ирландия уделяет много внимания конституционному регули рованию социально-экономических прав и свобод. При этом ис пользуемый способ закрепления точно отражает место социаль но-экономических прав в системе прав личности. Не называя социально-экономические права единым комплексом норм, Кон ституция Ирландии выделяет несколько параграфов, им посвя См.: Фабрициус Ф. Права человека и европейская политика. М., 1995. С. 78.

См.: Novak John E., Rotundra Ronald D. Constitutional law – fifth edi tion. Cambridge, 1995. P. 256–289.

щенных – «Образование» и «Основные принципы социальной политики», тем самым характеризуя особую роль и значение со циально-экономических прав12. Хотелось бы отметить, что право собственности в странах англосаксонской системы права уста навливается как личное – неотъемлемое и неотчуждаемое. V по правка к Конституции США сформулирована так: «никто не может быть лишен жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры;

частная собственность не должна изыматься для общественного пользования без справед ливого возмещения», а в Конституции Ирландии право соб ственности выделено в отдельный параграф – «Частная соб ственность».

Правовые системы стран, входящих ныне в социалистиче скую систему права, ранее принадлежали к романо-германской правовой семье - и система права, и терминология континен тальной юридической науки в значительной степени сохрани лись. Однако наряду с некоторым сходством правовые системы социалистических стран имеют такого рода отличия по сравне нию с правом романо-германской семьи, на основании которых закономерно считать социалистические правовые системы обра зующими самостоятельную систему права. Единственным ис точником социалистического права является революционное творчество законодателя, которое выражает волю народа, руко водимого коммунистической партией. В соответствии с доктри ной марксизма-ленинизма законодатель стремится прежде всего создать новый экономический строй. Сфера отношений между гражданами в этих условиях сужается, частное право уступает господствующее место праву публичному13. В настоящее время происходит процесс сближения системы права социалистиче ских стран с романо-германской системой права. В некоторых странах, таких как Китайская Народная Республика, пытаются совместить две правовые системы в одном государстве14, с тем чтобы, защищая «законные права и интересы частного сектора См.: Forde M. Constitutional Law of Ireland. Dublin, 1982. P. 154.

См.: Рене Д. Основные правовые системы современности. М., 1988.

С. 124–165.

См.: Бойцова В.В. Грамматика свободы: конституционное право Рос сии и зарубежных стран. М., 2001. С. 12–16.

экономики… поддерживать и направлять развитие необще ственного сектора экономики»15.

К общим особенностям закрепления социально экономических прав в странах социалистической системы права можно отнести признание определенных прав личности только при выполнении обязанности, связанной с этим правом16. В от личие от романо-германской системы, где право практически всегда диспозитивно и предусматривает обязанность государ ства соблюдать и защищать это право, конституции социали стических государств делают защиту права возможной только в случае выполнения соответствующей обязанности. В качестве примера можно привести положения ст. 42 и 46 Конституции КНР: «Граждане Китайской Народной Республики имеют право на труд и обязаны трудиться», «труд – почетная обязанность всех трудоспособных граждан», «граждане Китайской Народной Республики имеют право на образование и обязаны учиться».

Некоторые социально-экономические права (например, право на отдых) предусмотрены Конституцией КНР только для трудя щихся граждан. Иногда конституции социалистических госу дарств устанавливают социально-экономическую обязанность, не устанавливая соответствующего права личности.

Политический режим не мог не повлиять на положения конституций социалистических государств о праве собственно сти17. Статья 20 Конституции Корейской Народно Демократической Республики устанавливает, что «в КНДР сред ства производства принадлежат только государству и коопера тивным организациям», «право государства на собственность не ограничивается». В КНДР нет частной собственности, есть только «личная», ограниченная по своему составу (в нее не мо гут включаться средства производства, все природные богатства страны, ведущие заводы и фабрики, порты и гавани, банки, транспорт и средства связи) и применению («личная собствен ность является собственностью для личных и потребительских Статья 11 Конституции Китайской Народной Республики 1982 г., в редакции 2004 г.

См.: Бойцова В.В. Указ. соч. С. 16.

См.: Маттей У. Указ. соч. С. 54.

целей трудящихся»)18. К тому же прямо устанавливается прио ритет государственной собственности над личной. Статьи 14– 17 Конституции Кубы устанавливают приоритет «социалистиче ской государственной собственности» над личной собственно стью и «собственностью мелких землевладельцев»19.

В социалистических странах с развитой экономикой, таких как КНР, конституции предусматривают право частной соб ственности, хотя и ограничивают его. В Конституции КНР по ложения о праве собственности включены в главу «Основные положения», а не «Основные права и обязанности граждан», что говорит о подходе к собственности, по преимуществу, как к эко номической категории, а не как к праву личности. Гражданам гарантируется «защита права собственности на законные дохо ды, сбережения, жилище и другую законную собственность».

Таким образом, в КНР сочетаются плановая и рыночная экономики, при этом последняя имеет вспомогательную роль и используется для пропорционального и гармоничного развития экономики, что в сочетании с дешевой рабочей силой привлека ет иностранные инвестиции, которым посвящена отдельная ста тья Конституции КНР.

Из вышесказанного можно сделать вывод о декларативно сти норм, регулирующих социально-экономические права лично сти, конституций государств социалистической правовой си стемы. Совершенно очевидно, что установление жестких рамок использования социально-экономических прав делает человека незащищенным перед лицом государства. К тому же социали стические страны испытывают серьезные трудности в диалоге со странами Запада по причине отсутствия реальных средств защи ты социально-экономических прав человека.

Конституционное регулирование социально-экономических прав в латиноамериканских странах имеет свои особенности.

Некоторые западные юристы безоговорочно относят латиноаме риканское право к романо-германской системе права. Такова, в частности, позиция известного английского компаративиста Конституция Корейской Народно-Демократической Республики г., ст. 22–24.

Конституция Республики Куба 1976 г.

Дж. Вигмора20. В противоположность этому многие латиноаме риканские исследователи (в том числе Бевилаке и Э. М. Пас) выделяют право стран Латинской Америки в самостоятельную группу, занимающую особое место в классификации правовых систем мира.

Рене Давид в своей книге «Основные правовые системы со временности» пишет, что латиноамериканское право «хотя и принадлежит по своей структуре и общим чертам к романо германской правовой семье, заслуживает того, чтобы быть вы деленным в рамках этой семьи в отдельную группу, поскольку оно обладает некоторыми особыми чертами, не характерными для других стран романо-германской семьи»21. Это наиболее ар гументированная позиция, так как, с одной стороны, очевидна близость латиноамериканской и континентальной правовой мо делей, что предопределяется огромным влиянием испанской, португальской и французской правовых культур. С другой сто роны, континентальное право применялось в колониях с частич ным сохранением традиционного нормативно-правового мате риала.

Главной особенностью установления социально экономических прав и свобод человека латиноамериканским правом является широкий круг сформулированных в конститу циях стран Латинской Америки социально-экономических прав.

Это связано с признанием прав человека и, в частности, соци ально-экономических прав, важнейшим элементом обществен ного развития, который должен быть урегулирован в основном законе страны в материальном и процессуальном аспектах. В качестве примера можно привести Конституцию Бразилии г., в которой социально-экономические права человека и их га рантии невероятно расширяются по сравнению с конституциями романо-германской и социалистической правовых систем.

Этой же причиной можно объяснить интерес латиноамери канского конституционного права к социальной функции права собственности. Практически во всех конституциях стран Ла См.: Wigmore J. A panorama of the Worlds Legal System. Saint Paul. P.

1978. P. 27.

Рене Д. Указ. соч. С. 167.

тинской Америки в той или иной мере повторяется классическая формула Конституции Германской империи 1919 г.: «Собствен ность обязывает. Пользование ею должно одновременно слу жить общему благу». К примеру, ст. 75 Конституции Гондураса четко определяет, что социальная функция собственности направлена на государственный сектор экономики: «Право соб ственности не может осуществляться в ущерб высшему праву Государства, в пределах его территориальных границ, и не мо жет преобладать над правами государственных учреждений или предприятий, производящих работы государственного характе ра», а ст. 10 Конституции Аргентины формулирует часть соци альной функции права собственности так, что она служит наци ональной экономике в целом: «На территории Республики осво бождается от налогов обращение предметов национального про изводства или изготовления»22.

Конституции латиноамериканских стран часто устанавли вают широкий спектр материальных и процессуальных норм, конкретизирующих социально-экономические права человека – например, Конституция Бразилии 1988 г. устанавливает порядок нормирования заработной платы, сроки давности по денежным обязательствам из трудовых отношений и т.д. Еще одной особенностью регулирования социально экономических прав человека, да и прав человека в целом, в странах Латинской Америки является конституционно установ ленные различия между иностранцами и гражданами страны в пользовании своими правами. В некоторых конституциях (например, в Конституции Никарагуа) эти нормы выделены в отдельную главу. Иногда для иностранцев устанавливаются се рьезные ограничения по сравнению с гражданами страны: в Ар гентине товары национального производства и изготовления, в отличие от иностранных, налогами не облагаются.

Сравнительный анализ норм зарубежных конституций, ре гулирующих социально-экономические права человека, может быть использован для совершенствования российского консти туционного законодательства. Конституция РФ 1993 г. устанав Конституция Аргентинской Нации 1853 г., ст. 10.

Конституция Федеративной Республики Бразилия, ст. 7.

ливает довольно широкий круг социально-экономических прав, среди которых право собственности, свобода предприниматель ской деятельности, право на труд, право на справедливые и бла гоприятные условия труда, право на социальное обеспечение, защита семьи, материнства и детства, право на достойный жиз ненный уровень, право на образование, право на охрану здоро вья. Однако для утверждения Российской Федерации как соци ального государства представляется целесообразным расширить конституционные положения, касающиеся социально экономических прав человека. Включение в конституцию норм, касающихся социальной функции собственности, а также норм, расширяющих трудовые права, и некоторых процессуальных норм в этой области укрепит основания и создаст условия, необ ходимые для развития институтов социального государства.

К.А. Хомченко ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ ЭКОНОМИЧЕ СКИХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Для нормального существования современного рыночного общества принципиально важна способность индивида свободно участвовать в экономических отношениях. Одним из существенных факторов закрепления такой свободы являются экономические права человека. Экономические права – это правовые основания, определяющие свободу меру возможного поведения индивидов в сфере экономической деятельности.

В данной статье экономические права человека рассматриваются согласно перечню, данному во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, принятом в 1966 г. По времени возникновения они относятся к правам второго поколения, которые сформировались в процессе борьбы людей за улучшение своего социально-экономического Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук Н. В.

Колотовой.

положения, государственные гарантии свободного участия в хозяйственной деятельности и пользования результатами своего труда1. И хотя в данных документах эти права не выделены отдельно, они представляют собой самостоятельную подсистему в системе прав человека.

Среди прав, провозглашенных Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, как экономические обычно определяются: право на труд, на справедливые и благоприятные условия труда, на вознаграждение за труд, на отдых, на безопасные условия труда, на создание профсоюзов. Кроме того, в современном конституционном праве экономическими правами называют право собственности и право на занятие предпринимательской (хозяйственной) деятельностью.

Иногда исследователи помимо экономических прав выделяют особую группу прав, которые, «не являясь в полном объеме экономическими, имеют хозяйственно-конституционное значение»2. Например, к таким правам Г.А. Гаджиевым отнесены право на неприкосновенность частной жизни, на свободное передвижение, на свободу мысли и слова. В таком же качестве Д.Н. Дружинин характеризует право на жилище, которое, по его мнению, может быть и экономическим, и социальным в зависимости от того, каким путем оно получено.

Если право на жилище реализуется посредством индивидуального или коллективного жилищного строительства либо в результате покупки на рынке жилья, в случае приватизации или заключения договора аренды, то, по мнению этого исследователя, оно должно быть отнесено к экономическим правам. Если же жилье предоставляется на основании договора социального найма, на безвозмездной См.: Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева.

М., 2009. С. 148.

Гаджиев Г.А. Основные экономические права (сравнительное иссле дование конституционно-правовых институтов России и зарубежных государств): Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1996. С. 7.

основе нуждающимся гражданам, в таких случаях указанное право является важнейшим социальным правом3.

В юридической литературе существует множество классификаций прав человека, в том числе и классификаций экономических прав. Их большое количество связано с некоторой неопределенностью, до сих пор существующей в науке относительно сущности и содержания прав этого вида, поскольку любая дифференциация напрямую зависит от определения исходного понятия и его внутренней структуры.

Классифицируя, исследователь составляет систему соподчиненных понятий (классов, объектов, явлений) на основе учета общих признаков рассматриваемого объекта и закономерных связей между ними4. Исходя из этого, первой задачей классификации экономических прав человека является определение их места и роли в системе прав человека вообще и отделение от родственных им видов прав. Самым трудным является разграничение экономических и социальных прав, поскольку эти два вида прав второго поколения тесно связаны и взаимозависимы. Недаром в отечественной юридической литературе принято употреблять их общее наименование – «социально-экономические права». На наш взгляд, следует согласиться с мнением тех ученых, которые полагают, что «рассмотрение этих видов прав отдельно позволяет четче выявить их содержание»5.

Известную трудность представляет собой и отделение экономических прав от прав человека первого поколения. К примеру, право собственности, по мнению М.В. Баглая, «с одинаковым основанием можно рассматривать в качестве категории как экономических, так и личных прав»6. В См.: Дружинин Д.Н. Экономические права и свободы граждан в Рос сийской Федерации, конституционно-правовой аспект. Ростов н/Д, 2005. С. 49.

См.: Толковый словарь юридических терминов / Сост. А.Н. Голови стикова, Ю.Л. Грудцына. М., 2007. С. 150.

Маклаков В.В. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. М., 2006. С. 187.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2008. С. 280.

современных конституциях право собственности уже давно не рассматривается только как «священное и неприкосновенное»

личное право. Конституционным регулированием подчеркивается его социальная функция7. Поэтому в зарубежных конституциях за некоторым исключением (например, Конституция Ирландии 1943 г.) право собственности расценивается как экономическое право. Хотя в Конституции РФ социальная роль права собственности и не упоминается, но Конституционный Суд РФ признает правомерным ограничение права собственности, ссылаясь на его социальную функцию8.

Таким образом, первый вид классификаций важен для уяснения места и роли экономических прав человека в системе прав человека вообще.

Второй задачей классификации экономических прав является необходимость прояснить внутреннее содержание классифицируемого понятия, проанализировать его внутреннюю структуру, определить взаимосвязи внутри этой группы прав.

Такие классификации условно можно назвать «внутренними», их достаточно много в юридической литературе. Практически каждый исследователь экономических прав человека предлагает свой вариант соотношения правомочий внутри них.

Общие классификации прав человека, определяющие место и роль экономических прав в системе, не являются предметом специального рассмотрения в настоящей статье. Однако представляется необходимым сделать несколько замечаний на этот счет.

Большинство классификаций, использующихся в теории прав человека, являются доктринальными. Нормативной классификацией в юридической литературе считается предложенное Международными пактами ООН по правам человека разделение всех прав человека по сферам См.: Андреева Г.Н. Институт собственности в конституциях зарубеж ных стран и Конституции Российской Федерации. М., 2009.

См.: постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2000 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона «О несостоятельности (банк ротстве)» в связи с жалобой компании «Timber Holdings International Limited» // СЗ РФ. 2000. № 21. Ст. 2258.

деятельности: на гражданские, политические, экономические, социальные, культурные. Как неоднократно подчеркивалось в резолюциях ООН, все эти права являются равнозначными, одинаково важными для положения человека в обществе и государстве, и приоритет нельзя отдать ни одному из видов прав. Нормативная классификация подчеркивает равную ценность экономических права в системе прав человека.

Для целей нашего исследования очень важна и другая общепринятая в науке классификация прав человека. В ее основу положена система статусов субъекта права, описанная Г. Еллинеком9. Он выделял следующие статусы: негативный статус означающий «свободное от вмешательства государства состояние индивида», в силу которого лицо приобретает притязание на отмену всех нарушающих свободу распоряжений государства;

позитивный статус, который означает притязание на положительные действия государства в интересах индивида;

активный статус, притязание на допущение к осуществлению государственной деятельности.

В юридической литературе не существует единого мнения относительно того, к какому виду статусов можно отнести экономические права человека. Одни авторы (Г.А. Гаджиев, Р.А. Дунаев) считают, что экономические права являются правами негативными, и потому рассматривают их как возможности человека самостоятельно, без вмешательства государства организовывать свою хозяйственно-экономическую деятельность, распоряжаться своим трудом и доходами от него.

При таком подходе в систему экономических прав включаются право частной собственности и свобода экономической деятельности. Другие авторы (Е.А. Лукашева, Б.С. Эбзеев) рассматривают экономические права в основном как позитивные. В этом случае они характеризуются как притязания на достойный уровень жизни и соотносятся, прежде всего, с трудовыми правами: возможностью трудиться и получать достойное вознаграждение за свой труд. Однако наиболее аргументированной, на наш взгляд, представляется точка зрения тех авторов (М.В. Баглай, А.М. Вагина, Д.Н. Дружинин, См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004. С. 406–410.

Н.И. Федотов), которые полагают, что в экономических правах сочетаются в том или ином варианте негативные права и позитивные притязания, т.е. элементы сразу двух статусов.

Что касается «внутренних» классификаций экономических прав человека в зависимости от их структуры и составляющих элементов, то они довольно многочисленны и разнообразны. Это обусловлено, в первую очередь, существенно отличающимися взглядами их авторов на сущность экономических прав, которые порождают принципиальные различия в перечнях прав этого вида. Большинство классификаций в той или иной степени опираются на дифференциацию сфер экономических отношений (производственных, хозяйственных, трудовых) и, соответственно, различают права в зависимости от характера затрагиваемых ими экономических отношений. Так же можно выделить ряд классификаций, раскрывающих различные аспекты юридического содержания экономических прав.

К таким классификациям относится различение экономических прав на права предпринимателя и права работника, которое базируется на двустороннем характере хозяйственных отношений, складывающихся между предпринимателями и наемными работниками. Такую классификацию разрабатывает, например, А.А. Алпатов. Он подразделяет экономические права на две подгруппы: 1) права собственника, к которым относятся право частной собственности и право свободно использовать свои способности и имущество для ведения предпринимательской деятельности в целях получения дохода, и 2) права работника, среди которых право на труд, вознаграждение за труд, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, право на организацию представительства (ассоциативные права), на заключение коллективного договора и иные трудовые права10.

Сходная классификация получилась у Д.Н. Дружинина, который делит экономические права на основании их юридического содержания на две группы: «права-свободы», т.е.

См.: Алпатов А.А. Право на вознаграждение за труд в контексте со отношения экономики, права и справедливости (теоретико-правовые вопросы): Автореф. дисс. …. канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. С. 11.

возможности, реализуемые посредством активного поведения самого обладателя права, и «права-притязания», т.е. права требовать определенного поведения от обязанного лица.

Правами-свободами названы право на экономическую деятельность и частную собственность;

права-притязания составляет группа трудовых прав11. «Права-свободы» являются важнейшим элементом рыночной экономики (право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной незапрещенной законом экономической деятельности), а также занимают главенствующее положение во всей системе права (право собственности). Можно сказать, что «права-свободы» в первую очередь являются правами собственника, предпринимателя.

«Права-притязания», или трудовые права, становятся необходимыми для определения правового положения наемного работника. Данные права защищают человека от произвола работодателей и отстаивают его имущественные и неимущественные интересы12.

Подобный подход прослеживается в классификации экономических, социальных и культурных прав, предложенной Н.С. Бондарем. Он выделяет группу «рыночно-экономических»

прав и свобод, которые призваны обеспечивать свободу предпринимательской и иных форм экономической, трудовой деятельности. Эти права включают в себя: право частной собственности и ее наследования;

право свободного владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами;

свободу предпринимательской деятельности;

право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию;

право на труд и вознаграждение за труд. Остальные трудовые права автор включает в группу социальных прав13.

К указанной классификации близки классификации экономических прав, предложенные М.В. Баглаем, Р.А. Дунаевым и Г.А. Гаджиевым. Эти авторы в той или иной степени См.: Дружинин Д.Н. Указ соч. С. 43.

См.: Дружинин Д.Н. Указ соч. С. 50.

См.: Бондарь Н.С. Права человека и Конституция РФ: трудный путь к свободе. Ростов н/Д, 1996. С. 186–188.

отождествляют экономические права с правами субъекта предпринимательской деятельности.

Г.А. Гаджиев существенно расширяет каталог экономических прав, полагая, что обществу, в котором функционирует рыночный тип экономики, имманентно присущи основные экономические права14. К ним относятся:

право выбирать род деятельности или занятий, которое означает свободу экономического выбора (быть предпринимателем-работодателем либо наемным работником);

право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства – означает свободу рынка труда;

право на объединение – предполагает соответствующее право на совместную экономическую деятельность, а следовательно, свободу выбора организационно-правовых форм предпринимательской деятельности и образования в уведомительном порядке различных предпринимательских структур;

право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться распоряжаться им, свобода владеть, пользоваться и распоряжаться землей и другими природными ресурсами, а также свобода использования имущества для целей предпринимательской деятельности – означают свободу формирования имущественной базы предпринимательства, использования имущества, свободу реализации на рынке произведенного товара, включая право на свободу договора;

право на защиту от монополизма и недобросовестной конкуренции – предполагает свободу конкуренции15.

В перечень экономических прав, разработанный М.В.

Баглаем, входят право частной собственности и свобода предпринимательской деятельности. Автор исходит из того, что экономические права призваны гарантировать человеку возможность удовлетворить свои жизненные потребности, получить от государства защиту своей экономической свободы и См.: Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономи ки (развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации). М., 2004. С. 155.

См.: Гаджиев Г. А. Конституционные принципы рыночной экономи ки. С. 156.

социальные льготы. Однако индивидуальные трудовые права М.В. Баглаем отнесены к социальным правам. В них включаются право на труд, отдых, равную оплату за равный труд16. При этом право на экономическую деятельность определяется довольно широко – как свобода экономической деятельности, которая включает в себя ряд конкретных прав, обеспечивающих возможность начинать и вести предпринимательскую деятельность17.

В классификации, предложенной Р.А. Дунаевым, также выделены два основных экономических права – право на незапрещенную законом экономическую деятельность и право частной собственности18. В качестве основного направления экономической деятельности автор называет предпринимательство19.

Анализируя перечисленные классификации, можно сказать, что все они подчеркивают различие между субъектами прав, являющихся их непосредственными адресатами. Одна группа направлена на гарантии экономических прав субъектов права, выступающих в социальной роли собственников, работодателей;

другая – на гарантии прав служащих, наемных работников.

Носители таких социальных ролей имеют различные, в какой-то мере противоположные экономические интересы. И если права собственников защищаются по преимуществу «негативными»

гарантиями, то права работников обеспечиваются позитивными действиями государства, направленными на создание соответствующих условий для трудовой деятельности каждого человека. Получается, что эти классификации в одно целое объединяют взаимообусловленные негативные и позитивные права.

А вот классификация прав, предложенная Д.Н. Дружининым, объединяет два основания дифференциации: и по юридическому содержанию, и по субъектам экономических отношений.

См.: Конституционное право зарубежных стран: Учебник / Под общ.

ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо и Л.М. Энтина. М., 2009. С. 133–137.

См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации.

М., 2008. С. 275.

См.: Дунаев Р.А. Ограничения экономических прав граждан в Рос сийской Федерации. М., 2005. С. 13.

См.: там же. С. 10.

Следующий вид «внутренних» классификаций делит экономические права человека на основные и производные.

Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических социальных и политических правах и Конституция РФ содержат каталог прав человека, имеющих одинаковое значение и юридическую силу, без построения какой-либо иерархической системы. Но ряд авторов, проводя классификацию экономических прав, выделяют среди них основные права, из которых вытекают права производные.

Например, от основного права частной собственности производными являются право на землю, интеллектуальные права, право наследования. Из свободы экономической деятельности следуют право на осуществление предпринимательской деятельности, право на конкуренцию. От права на труд производны право на вознаграждение за труд, безопасность труда, ассоциативные права, право на заключение трудового договора и т.д.

Такой вид классификаций базируется на разделении прав человека на общезначимые, фундаментальные, которые являются родовым понятием для производных от них конкретных правомочий, и все остальные, развивающие установленные базовые принципы. Так, Р.А. Дунаев выделяет два основных (комплексных) права: право на незапрещенную законом экономическую деятельность, из которого следует право на предпринимательскую деятельность;

и право собственности, из которого вытекает целый ряд производных прав20.

Однако в российском конституционном праве подобное деление прав не является общепризнанным и не подтверждается текстом Конституции. Все перечисленные права являются конституционными правами, формально имеют равную юридическую силу и прямое действие. Эта классификация систематизирует экономические права, группируя их в зависимости от содержания и происхождения.

См.: Дунаев Р.А. Ограничения экономических прав граждан в Рос сийской Федерации: Учеб. пособие. М., 2005. С. 9–10.

Рассмотрим классификацию экономических прав на основные и производные на примере деления, предложенного А.М. Вагиной. Автор выделяет три основных права – на предпринимательскую деятельность, частной собственности и право на труд. Право на предпринимательскую деятельность, по ее мнению, закрепляется на основании права на свободное использование способностей и имущества для предпринимательской деятельности, которое является, в свою очередь, одним из проявлений свободы экономической деятельности21. Свобода экономической деятельности конкретизируется имущественной независимостью граждан. Она означает равенство, свободу договора, возмещение ущерба участникам торгового оборота. Право частной собственности обеспечивает его обладателям определенную степень свободы в экономической сфере. Право на труд включает: право каждого человека зарабатывать себе на жизнь свободным трудом, свободу труда и запрет на принуждение к нему, право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже минимального размера, право на охрану труда, на защиту от безработицы, на индивидуальные и коллективные трудовые споры, на забастовку, на отдых, на создание профессиональных союзов для защиты работниками своих интересов22. Схожую классификацию можно найти у И.А.

Федотова23.

В классификации экономических прав, сделанной М.В.

Баглаем, также можно найти деление экономических прав в зависимости от их значимости. Так, составной частью права на экономическую деятельность является право на свободное использование человеком своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Производными от права См.: Вагина А.М. Экономические права человека и гражданина в Российской Федерации: Дисс. …. канд. юрид. наук. Челябинск, 2005.


С. 53–55.

См.: там же. С. 57, 65, 70.

См.: Федотов И.А. Экономические права человека и гражданина в социальном государстве: современный опыт России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 13–15.

частной собственности являются право на наследство и право частной собственности на землю24.

Другие встречающиеся в литературе классификации экономических прав человека раскрывают различные аспекты их юридического содержания.

Н.В. Витрук разработал интересную классификацию правового статуса личности, связав ее со стадиями проявления прав, свобод и обязанностей личности25. Эта классификация выделяет две группы конституционных прав. Первую составляют права, которые непосредственно образуют правомочие индивида, для их осуществления не нужны специальные юридические факты. Эти права выступают сразу в стадии обладания. Так реализуются многие личные, политические, трудовые права и свободы (свобода слова, уличных шествий и демонстраций, свободы всех видов творчества и др.).

Вторую группу прав составляют права, которые до момента приобретения их личностью проходят особую стадию, предшествующую стадии обладания, автором она названа стадией общего состояния. Эта стадия характерна для тех прав, которые приобретаются на основании юридических фактов.

Такими являются, прежде всего, гражданские, имущественные и некоторые личные права индивида (право собственности, ее наследования, право авторства и др.).

Классификацию Н.В. Витрука можно использовать для характеристики экономических прав. На наш взгляд, рассматриваемые права входят в обе группы. Например, в первую группу входят право на труд и право на предпринимательскую деятельность. При реализации права на труд человек может заниматься, а может и не заниматься трудовой деятельностью. Никто не вправе заставить его работать принудительно. Так же происходит и в случае осуществления права на предпринимательскую деятельность:

индивид в любой момент вправе начать его реализовывать. При См.: Баглай М.В. Указ. соч. С. 274, 278, 280–287.

См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. С. 215–217.

этом государственная регистрация является элементом реализации права, гарантией его осуществления.

Ко второй группе экономических прав, приобретение которых требует наличия специального юридического факта, можно отнести право частной собственности, включая группу производных от него правомочий – право частной собственности на землю, авторское право, право на наследство.

Кроме того, в эту же группу входят права на справедливые и благоприятные условия труда, на вознаграждение за труд, на отдых, на безопасные условия труда, на создание профсоюзов.

Право собственности является самым показательным из прав, которые, согласно концепции Н.В. Витрука, проходят стадию общего состояния. В этом случае стадией общего состояния будет абстрактная способность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, стадией же обладания правом будет возможность владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом. Таким образом, для реализации права собственности необходим юридический факт приобретения индивидом имущества.

Такая же логика действует в случае осуществления права на справедливые и благоприятные условия труда. Им обладает любой индивид, но потребовать от работодателя исполнить такое право может только работник. Юридическим фактом для обладания правом на справедливые и благоприятные условия труда будет заключение трудового договора.

Таким образом, классификация Н.В. Витрука дает основание для характеристики экономических прав по стадиям их проявления.

Еще одну сторону юридического содержания экономических прав человека раскрывает классификация прав на абсолютные и относительные права. С.С. Алексеев выделяет два вида правоотношений – абсолютные и относительные.

Относительные (двусторонне индивидуализированные) правоотношения – это правоотношения, в которых поименно определены все субъекты. К ним относятся правоотношения в отраслевом законодательстве. Абсолютные (односторонне индивидуализированные) – это правоотношения, в которых поименно определена лишь одна сторона – носитель субъективного права, обязанными в таком правоотношении являются все другие лица. К абсолютным правам относятся право собственности, авторские и изобретательские права26.

На первый взгляд, все экономические права человека являются абсолютными правами, что следует из принципов равнозначности и непосредственного действия всех конституционных прав. Подобная позиция разделяется и некоторыми исследователями. Например, А.М. Вагина относит экономические права к абсолютным правам на материальные блага27. Но есть и другая точка зрения, которая представляется более аргументированной. Как отмечает М.В. Баглай, по своему юридическому содержанию экономические права неодинаковы.

Например, право частной собственности является правом прямого действия, т.е. абстрактным правом, а право на отдых является относительным правом, конкретное содержание которого вытекает из действующего отраслевого законодательства и порождает у государства только общую обязанность проводить политику содействия его реализации28.

Таким образом, приведенные выше классификации взаимно дополняют друг друга и позволяют лучше определить сущность экономических прав человека. С их помощью мы можем определить экономические права по субъектам – их адресатам, конкретизировать их содержание и значение. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения И.А. Федотова, считающего, что «анализ подходов к классификации конституционных экономических прав свидетельствует о значительной доли условности выбираемых оснований классификации и позволяет сделать неутешительный вывод о невозможности достижения «академического» результата на данном поприще» 29.

На наш взгляд, все классификации экономических прав можно подразделить на два вида в зависимости от того, какой подход лежит в их основе.

См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. М., 2008.

С. 248–349.

См.: Вагина А.М. Указ. соч. 2005. С. 41.

См.: Баглай М.В. Указ. соч. С. 273–274.

Федотов И.А. Указ. соч. С. 69.

Первый подход можно назвать «экономическим детерминизмом». В этом случае в качестве экономических рассматривается группа прав, которые определяют сферу возможного поведения индивида в экономических отношениях, при этом правовые характеристики тех или иных правомочий играют второстепенную роль. Данный подход позволяет лучше понять материальное содержание общественных отношений, юридически выраженных в экономических правах. К таким классификациям относятся дифференциации, основанные на различии субъектов – непосредственных адресатов экономических прав, и дифференциации, базирующиеся на делении экономических прав на основные и производные права.

Второй подход к классификации экономических прав в большей степени исходит из особенностей их юридического со держания. Таковыми являются классификации по степени про явления экономических прав, а также их подразделение на абсо лютные и относительные. Этот подход характеризует внутрен нее содержание и правовую природу экономических прав, воз можности реализации данных прав, их место в правовом статусе личности. Таким образом, классификации экономических прав человека по любым основаниям позволяют систематизиро вать и структурировать само понятие и представление о них, по этому при изучении этих прав невозможно обойтись без реше ния проблемы их классификации. Обзор современных класси фикаций экономических прав, сделанный в данной статье, пока зывает, что в принципе нет «плохих» и «хороших», «полных»

или «неполных» классификаций. Все они проведены авторами по различным основаниям, которые им представляются наибо лее значимыми и определяющими содержание экономических прав и взаимосвязи между ними. Наиболее полное определение понятия экономических прав человека можно сделать, собрав воедино все их сущностные характеристики, а значит, макси мально учитывая различные классификации рассматриваемого понятия.

А. Ю. Крюков ПОЗИТИВИЗМ И ЛИБЕРТАРИЗМ КАК КОНКУРИ РУЮЩИЕ ПАРАДИГМЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОС СИЙСКОЙ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ* Статическое состояние современной российской юридиче ской науки, рассмотренное в ее парадигмах сущности права, ха рактеризуется наличием двух противоположных типов правопо нимания: позитивистского и либертарного.

Позитивистский тип правопонимания охватывает разно образные представления о праве как о принудительной социо нормативной регуляции независимо от ее содержания – незави симо от наличия или отсутствия свободы. Позитивисты в разных концепциях, по существу, называют правом такие нормы или институты, которые в том или ином сообществе образуют поря док с наиболее эффективным механизмом контроля и принуж дения. В позитивистском понимании сущность права – это ста бильность социального порядка, независимо от его содержания, а логическим условием такой стабильности признается монопо лия на принуждение, насилие.

Такое понимание выражено и в легизме, отождествляющем право с властными велениями, законами, и в позитивистской социологии, определяющей в качестве правовых институты, у которых механизм принуждения оказывается более действен ным, чем у других социальных институтов.

В позитивизме нет принципиального различения правового и неправового типов цивилизации, т.е. все цивилизации счита ются «правовыми» по определению, так как любая цивилизация включает в себя институты, обеспечивающие монополию на насилие в определенном сообществе, на определенной террито рии. При таком понимании западная культура, с ее свободой ин дивида, является лишь разновидностью «правовой» культуры, возможно, случайной, не закономерной, в то время как иные * Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук, до центом В.А. Четверниным.


прежние и современные цивилизации, для которых свобода не характерна, считаются типичным «правовым» явлением1.

Напротив, в либертарной парадигме правом признается лишь порядок свободных социальных взаимодействий. В част ности, если право рассматривается как принудительный поря док, то правовым считается только такой порядок, в котором институциональное принуждение выполняет функцию обеспе чения свободы и равенства в свободе, функцию подавления агрессивного насилия. Такому правопониманию соответствуют различение права и закона, объяснение правового закона как обеспечивающего права человека. В либертаризме различаются два типа цивилизаций – правовой и неправовой (потестарный), в которых доминируют соответственно институты правового и силового типов, собственность и публично-властное распреде ление (перераспределение).

В либертарном понимании сущность права – не любой ста бильный порядок, а стабильный порядок свободных социальных взаимодействий, равенство в свободе, обеспечиваемое эффек тивными механизмами принуждения. При таком правопонима нии западная культура, с ее свободой, является не случайной разновидностью, а воплощением правового типа социокультуры, в то время как иные культуры рассматриваются как культуры потестарного типа или культуры, неразвитые в правовом отно шении.

Динамика в современной российской юридической науке по указанной проблематике демонстрирует определенное дви жение юридической мысли от позитивистского к либертарному правопониманию, которое, однако, не может быть охарактеризо вано как смена парадигмы.

Признаки такого движения мы находим в отказе от марк систской идеологии классового насилия, в признании предста вителями позитивизма прав человека атрибутом современного правопорядка, во включении в теоретико-правовой дискурс рас См.: Четвернин В.А. Введение в курс общей теории права и государ ства. М., 2003. С. 12;

Четвернин В.А., Яковлев А.В. Институциональная теория права // Лаборатория теоретических исследований права и госу дарства ГУ-ВШЭ. Направления научных исследований. (http://teoria-prava.hse.ru/files/institution.pdf).

суждений о гражданском обществе и правовой государственно сти, о правовом законе и правовой законности. Более того, мно гие современные авторы используют характеристики права из арсенала либертаризма: приоритет основных прав и свобод че ловека, их объяснение в качестве критерия правомерности зако на и правового характера социального строя;

справедливость как одно из выражений сущности права2;

наконец, право как равный масштаб «измерения» людей и социальной деятельности, как мера свободы3. В частности, известное признание либертаризма можно увидеть в следующем определении, предложенном В.К.

Бабаевым: «Система нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, выраженная большей частью в законодательстве и регулирующая обще ственные отношения»4. Правда, из такого определения еще не вытекает либертаристская трактовка «идей человеческой спра ведливости и свободы», но антипозитивистское направление мысли прослеживается достаточно отчетливо.

Более важным признаком движения от позитивистского к либертарному правопониманию, одновременно свидетельству ющим, что при этом движении смена парадигмы не происходит, является возрождение интереса к так называемому интегрально му правопониманию, появление и развитие новых интегратив ных концепций права.

Мы полагаем, что допустимо говорить о попытках соедине ния позитивизма именно с либертарианскими теоретическими положениями, а не с «естественным правом». Даже когда сто ронники интегральной концепции признают дуализм типов пра вопонимания, различая их как позитивизм и юснатурализм, речь См., например: Малько А.В. Теория государства и права. М., 2006. С.

111;

Смоленский М.Б., Колюшкина Л.Ю. Теория государства и права.

М., 2006. С. 115;

Ларин А.Ю. Теория государства и права. М., 2005. С.

113.

См., например: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2007. С.

369;

Оксамытный В.В. Теория государства и права. М., 2004. С. 342.

Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 1999. С. 196.

у них идет о свободе и равенстве в свободе, что созвучно либер тарному правопониманию5.

И хотя в этих концепциях ставится цель объединить взаи моисключающие типы правопонимания, что не представляется возможным, тем не менее, саму тенденцию к интегративному правопониманию можно рассматривать как существенную ха рактеристику современного состояния российской (и не только российской) правовой культуры, теоретическим проявлением которого служат эти концепции.

Сложность познания сущности права, как представляется, обусловлена тем, что в социальной практике могут быть проти воречиво перемешаны, могут конкурировать принципиально разные, противоположные социокультурные принципы. И при этом достаточно легитимное официально-властное регулирова ние может сочетать в себе, например, с одной стороны, защиту собственности и свободы предпринимательства, с другой – гос ударственный интервенционизм и перераспределение в пользу политически наиболее значимых групп. Особенно в современ ной социокультурной ситуации, для которой характерны плюра лизм и диалог разных культур, разных социокультурных прин ципов и институтов, проявляется невозможность какого-то мо низма в соционормативной регуляции. Следствием этого стано вится стремление теории объяснять сочетание противополож ных принципов регулирования как правомерное, справедливое, должное быть. Отсюда, на наш взгляд, и проистекает тенденция к интегративному правопониманию, в русле которой получают См. например: Мартышин О.В. Совместимы ли основные типы по нимания права? // Труды Московской государственной юридической академии: Сб. статей. 2003. № 10;

Графский В.Г. Общая теория права П.А. Сорокина: на пути к интегральному (синтезированному) правопо ниманию // Государство и право. 2000. № 1;

он же. О значении общей (интегральной) юриспруденции в условиях плюрализма понятий права и правовых культур // Юриспруденция XXI века: горизонты развития.

СПб., 2006. Манов А.Г. О комплексном правопонимании // Труды Мос ковской государственной юридической академии: Сб. статей. 2003. № 10;

Бобылев А.И. К вопросу об интегрированном подходе к определе нию права // Труды Московской государственной юридической акаде мии: Сб. статей. 2003. № 10.

признание и представления о праве как о формальном равенстве, не исключающем «некоторую» корректировку фактического не равенства в пользу «наименее защищенных групп», и представ ления о праве как «социальной инженерии», посредством кото рой можно создавать «замиренную среду», ослаблять напряжен ность в отношениях между группами с прямо противоположны ми интересами.

В интересующем нас аспекте типичным для «синтетиче ской» (интегративной) концепции является определение, данное В.В. Лазаревым: «Право – это совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой норма тивов равенства и справедливости, регулирующих борьбу и со гласование свободных воль в их взаимоотношении друг с дру гом»6. Подчеркнем, что автор этого определения делает акцент не на абстрактной правовой сущности, а на эмпирически данной правовой реальности (как он ее представляет): право таково, ка ково общество. Иначе говоря, право дано не в качестве аб страктных принципов равенства, справедливости, свободы воли, а в их конкретных социокультурных проявлениях. Нет абстракт ных принципов свободы, равенства, справедливости, а есть их то или иное признание в конкретном обществе, есть их то или иное официально-властное выражение и обеспечение. В каждом об ществе свои нормативы равенства и справедливости.

По существу, такая релятивистская концепция не отвечает на либертарианский вопрос, в чем отличие правового официаль но-властного принуждения от противоправного, и в этом она совпадает с позитивизмом. С другой стороны, она лишь замут няет «чистоту» позитивистского принципа, когда говорит не просто об «обеспеченных официальной защитой нормативах», а о «нормативах равенства и справедливости», которые остаются совершенно неопределенными (в этом и подобных вопросах ре лятивизм всегда отсылает к представлениям или мнениям о ра венстве и справедливости, разным у разных групп). И в этой ча сти интегративная теория не может быть признана последова тельным, логически непротиворечивым либертарианством. Та ким образом, смена парадигмы не происходит, и позитивизм См: Лазарев В.В.. Общая теория права и государства. М., 1996. С. 35.

остается господствующим, парадигмальным состоянием россий ской теоретической юриспруденции.

А.С. Филатова ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА В РОССИИ В XXI в.* В конце XX в. Россия перешла на новый этап развития:

страна начала двигаться по пути демократических преобразова ний, которые затронули все сферы жизни общества, в том числе его взаимоотношения с государством. В результате государство советского типа превратилось в организацию, способную вести диалог со своими гражданами и в ряде случаев идти на поиски компромиссов. Со своей стороны, представители общества освоили навыки, практики и процедуры демократии1: они стали участвовать в обустройстве своей жизни, в том числе путем со здания и развития различных институтов гражданского обще ства. Однако до идеала, который создан в трудах мыслителей, разрабатывающих идеи правового государства и гражданского общества, нам пока далеко.

В 2007 г. Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию в числе стратегических планов обозначил «формиро вание дееспособного гражданского общества» и «строительство эффективного государства, обеспечивающего безопасность и достойную жизнь людей»2.

Исходя из того, что гражданское общество и государство есть единый общественный организм, они не могут действовать изолированно друг от друга, нуждаются во взаимном содей ствии, важным принципом их сосуществования является прин * Статья рекомендована к печати доктором юридических наук, про фессором Ю.Л. Шульженко.

Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 5 ноября 2008 г. // Российская газета. 2008. 6 нояб.

Российская газета. 2007. 27 апр.

ципом сотрудничества3. Кроме того, для успешного решения задачи поступательного, всестороннего развития страны необ ходим поиск путей для решения общих задач и нахождение компромиссов при защите «своих» интересов4. Также следует отметить, что, по мнению ряда исследователей, гражданское общество обретает силу и способность к развитию именно во взаимодействии (диалоге и партнерстве) с государством5. Таким образом, одним из элементов эффективной реализации идей, за ложенных в Конституции РФ, и достижения целей, поставлен ных Президентом РФ, является развитие способов диалога об щества и государства.

Проблема взаимодействия между государством и граждан ским обществом не нова. Она обсуждалась в юридической науке еще в годы существования СССР, но тогда акцент делался на взаимодействии государства и общественных организаций. Ряд советских ученых-юристов полагали, что речь следует вести о демократизации принятия управленческих решений путем во влечения в данный процесс широких народных масс6. При этом они выдвигали и аргументировали идею об участии обществен ности в деятельности государственных органов и рассматривали систему этих органов как систему государственно общественную7. Поскольку из двух субъектов, вступающих в диалог, государство всегда превосходит общество по силе в свя зи с наличием у него аппарат принуждения, который позволяет отстоять свою позицию в любой ситуации, необходимо вырав См.: Уваров А.А. Принципы функционирования гражданского обще ства // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 23. С. 20.

См.: Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции.

М., 2005. С. 207.

См.: Грудцына Л.Ю. Концепция формирования и поддержки государ ством институтов гражданского общества: возникновение, развитие и содержание // Законодательство и экономика. 2008. № 9. С. 5.

См.: Гришковец А.А. Государственная служба и гражданское обще ство: правовые проблемы взаимодействия (практика России) // Госу дарство и право. 2004. № 1. С. 24.

Ямпольская Ц.А. Взаимодействие общественных организаций и госу дарства при формировании их органов // Советское государство и пра во. 1970. № 2. С. 20.

нивать «баланс сил» путем предоставления второму субъекту – гражданскому обществу возможности оказывать влияние на процесс принятия государственных решений и формирования государственной политики. Одним из путей решения этой зада чи может стать расширение каналов взаимодействия государства и гражданского общества, развитие механизмов обратной связи между этими системами.

Сегодня помимо взаимодействия государства с обществен ными организациями существуют и иные каналы влияния обще ства на государство, в том числе такие, о которых можно ска зать, что они обладают «смешанной природой», представляя со бой более сложные модели по сравнению с государственно общественными.

Для обозначения данной группы механизмов введем поня тие «учреждения со смешанной природой», под которыми под разумеваются институты, обладающие элементами как государ ственной, так и общественной природы, эффективность деятель ности которых зависит от взаимодействия с представителями общества. Отличительной особенностью учреждений со сме шанной природой является особый механизм функционирова ния: в процессе своей деятельности они вступают в контакт с представителями общества, и именно от содержательности и результативности такого взаимодействия зависит успех их рабо ты. Таким образом, стоящие перед учреждениями задачи реша ются не столько благодаря кадровому составу этих органов, сколько в результате деятельности организаций, являющимися представителями гражданского общества.

На федеральном уровне в качестве учреждений со смешан ной природой могут быть названы такие институты, как Упол номоченный по правам человека в Российской Федерации, Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов граж данского общества и правам человека, Общественная палата.

Обычно их рассматривают с точки зрения назначения: Уполно моченного – как российский вариант международного института омбудсмена, основное назначение которого – контроль за дея тельностью правительственных учреждений, министерств и ве домств;

Совета – как коллективный общественный советник Президента РФ8;

Общественную палату – как совещательный орган, созданный для проведениягражданской экспертизы важ нейших государственных решений9. Однако каждое явление многогранно. На первый взгляд между названным институтами нет точек соприкосновения. Однако более детальное рассмотре ние позволяет сделать вывод, что эти институты объединяет специфический механизм функционирования. Роль представите лей гражданского общества в данном механизме заключается в том, что они осуществляют агрегирование своих интересов и потом, в процессе деятельности учреждений со смешанной при родой, эти интересы артикулируются и доводятся до государ ства, в результате чего происходит обмен информацией на ста дии принятия решений, что позволяет оперативно вносить необ ходимые корректировки для адекватного отражения обществен ных настроений и поддержания легитимности власти. Это осо бенно важно сегодня, поскольку в постиндустриальном обществе власть обусловливает не богатство, как было раньше, а знание. Кро ме того, рассматриваемые механизмы взаимодействия позволяют выявить мнение общества, которое оно пытается донести до вла сти через легальные каналы. Однако эти каналы могут быть за крыты государственными силами, и тогда общественные тече ния находят иные выходы.

Накопившийся поток общественного настроения может прорвать преграды и вылиться в сопротивление, которое может быть как пассивным и активным. Первое выражается в массовом неисполнении требований государственной власти, потому ли, что они неправомерны, или ввиду их несправедливости. Пассив ное сопротивление чаще всего проявляется в форме отказа пла тить налоги. Активное сопротивление предполагает массовое противодействие требованиям государственной власти, перехо дящее, при организованности сил, в открытую борьбу с государ ственной властью. Активное сопротивление, или восстание, подвергает величайшей опасности каждого участника, выражает крайнее напряжение общественного мнения10. Во избежание та Уполномочены защищать // Российская газета. 2009. 24 дек.

9 См.:

Грудцына Л.Ю. Общественная палата – спектакль национального масштаба // Адвокат. 2006. № 5. С. 15.

См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. I–II. М., 1910. С. 90.

кой ситуации необходимо создавать механизмы, которые вы полняют в основном функцию информационного обмена при отсутствии возможности какого-либо применения силы. Таким образом, государство, с одной стороны, находится в курсе собы тий, знает настроения и потребности общества, а с другой – за щищено от активного навязывания данной позиции: оно может вступить в диалог для выработки оптимального решения урегу лирования разногласий, для поиска консенсуса между участни ками.

Кроме того, как отмечают исследователи, государствен ность эффективна лишь тогда, когда происходит взаимовлияние публичной власти и общества. Только при этом условии может эффективно функционировать стержневой механизм развития государственности — механизм взаимодействия «сильное госу дарство — дееспособное гражданское общество»11.

Еще один аргумент в пользу необходимости развития учреждений со смешанной природой как одного из основных каналов взаимодействия государства и общества – традиции нашего государства и особенности национального менталитета.

В качестве неповторимых черт государственности России выде ляют: евразийство, общинность, державность, духовность, госу дарственный патернализм и традиционализм12. Не останавлива ясь на объяснении каждого термина, отметим, что менталитет россиян значительно отличается от менталитета населения стран Европы и Америки. Поэтому России неприемлемо слепое копи рование западных институтов. В то же время Россия не может и не должна оставаться в стороне от современных интеграцион ных процессов, поскольку по-настоящему современным может считаться только общество, настроенное на непрерывное обнов ление, на постоянные эволюционные преобразования социаль ных практик, демократических институтов, представлений о бу дущем, оценок настоящего, на постепенные, но необратимые Затонский В.А. Государство и личность в системе государственности (к вопросу о содержании базовых категорий теории государства и пра ва) // Государство и право. 2007. № 10. С. 12.

См.: Лукьянова Е.А. На стыке эпох и континентов (к истории россий ской государственности). Пособие для реформаторов. М., 2002. С. 16.

перемены в технологической, экономической, культурной обла стях, на неуклонное повышение качества жизни13.

Таким образом, говоря о традициях, следует учитывать, что они, вписываясь в каждую новую эпоху, все же претерпевают изменения14. В связи с этим необходимо создание механизмов, позволяющих осуществить «мягкий» переход к достижению це лей и укреплению ценностей XXI в.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.