авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК СТАТЬИ АСПИРАНТОВ И СТАЖЕРОВ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 3 ] --

(2002) 6 BCLR 625 (High Court Witwatersrand, Local Division).

в международных актах»18. Таким образом, Суд признал, что решения договорных органов могут быть учтены национальны ми судами и интерпретация положений международного дого вора, содержащаяся в этих решениях, может быть воспринята судом в качестве легитимной.

Как видно, в южноафриканском деле и в других делах, при веденных выше, суды государств не придерживаются единого мнения относительно того, создают ли решения договорных ор ганов юридически обязывающую интерпретацию соотвествую щих международных договоров. Тем не менее, используя аргу менты, приводившиеся в решениях национальных судов, а также в докладах государств, можно предпринять попытку придать вопросу большую ясность.

Ни один из договоров о правах человека напрямую не предоставляет соответствующему органу полномочие по выне сению обязывающих толкований международных договоров.

Практика как минимум некоторых государств показывает, что подобные полномочия также не являются подразумеваемыми, когда предполагается, что орган, созданный на основании дого вора, должен обладать возможностью выносить определенные решения для надлежащего осуществления своих функций. В то же время в известной мере можно допустить, что у договорных органов в практических целях имеется полномочие толковать договоры в связи с конкретными вопросами, поскольку это име ет существенное значение для реализации функций комитетов в соответствии с договорами.

Часть 3 ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. предполагает, что для толкования договора может быть использована в том числе «последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участ ников относительно его толкования» (п. «b»). Решения договор ных органов составляют или могут порождать такую практику, а следовательно, быть легитимным источником толкования со глашений о правах человека. Профессор Йен Синклер отмечает, Ibid. P. 629. Para 15. Статья 39 (1) b Конституции ЮАР 1996 г. гла сит: «При толковании Билля о правах суд, трибунал или судебная па лата… должны учитывать международное право».

что «последующая практика, не противоречащая довольно узко му определению п. «b» ч. 3 ст. 31 Венской конвенции, вне всяко го сомнения, является «дополнительным средством толкования»

в понимании ст. 32 Конвенции»19. Высокий суд Осаки (Япония) в одном из своих постановлений выразил позицию, согласно ко торой замечание общего порядка и другие виды решений могут рассматриваться как «дополнительное средство толкования»20.

При этом использование решения договорного органа в качестве такого дополнительного средства подразумевает соблюдение всех других условий ст. 32, а именно, что произведенное толко вание нормы договора в соответствии со ст. 31 оставило значе ние двусмысленным или неясным или же оно привело к явно абсурдным и неразумным результатам (п. «a» и «b» ст. 32 Кон венции). Это связано с тем, что ст. 32 не содержит какого-то альтернативного, самостоятельного способа, а лишь предлагает вспомогательное средство толкования, которое в любом случае должно подчиняться принципам, изложенным в ст. 31.

Если исходить из традиционного подхода к толкованию со глашений о правах человека, во многом разделяемого Комисси ей международного права ООН и отдельными государствами участниками в оговорках и заявлениях, совершаемых ими при ратификации соглашений, то заключения комитетов сами по се бе не будут подпадать под определение «последующей практики применения» в понимании ст. 31 Венской конвенции21. Тем не менее такую практику будут создавать ответы государств и их реакция в целом на решения договорных органов. Более того, отдельные авторы прямо предлагают рассматривать заключения Sinclair I. The Vienna Convention on the Law of Treaties. 2 nd ed. 1984. P.

138.

Osaka High Court, Judgment of 28 October, 1994, 1513 Hanrej jiho 71, 87, 28. Japanese ann. Int‘l L. P. 118 (1995).

Например, Апелляционный орган Всемирной торговой организации (ВТО) при рассмотрении дела с участием Японии (дело об алкоголь ных напитках – «Japan – Alcoholic Beverages Case») отмечал: «Мы не согласны, что доклады, принятые странами – участниками ГАТТ и Ор ганом по разрешению споров ВТО, создают «последующую практику»

для конкретного дела в том смысле, каким наделяется фраза «последу ющая практика» статьей 31 Венской конвенции».

договорных органов в качестве «последующей практики». Так, М. Хердеген отмечает, что практика органов, основанных на до говорах, может и должна рассматриваться в контексте ч. 3 ст. Венской Конвенции. Государства-участники предоставляют та ким органам, как Европейский суд по правам человека, Комитет по правам человека, Совет Безопасности ООН полномочия раз решать споры в рамках соответствующих соглашений, а также раскрывать содержание договорных положений, нуждающихся в толковании. С учетом этого практика этих органов может при равниваться к последующей практике государств в отношении договора, устанавливающего соглашения его участников отно сительно толкования22.

Соглашения о правах человека имеют несколько иную при роду, чем классический многосторонний договор. Этот тип до говоров имеет адресатами третьи стороны (индивидов), а также предусматривает независимый контрольный механизм. Прини мая во внимание эти отличия, можно утверждать, что при толко вании договоров о правах человека понятие «последующей практики» должно быть шире, чем содержащееся в Венской конвенции («практика государств»).

Государства часто ссылаются на практику договорных ор ганов, когда составляют свои замечания в рамках какой-либо процедуры рассмотрения индивидуальных жалоб и даже в делах, рассматриваемых Международным судом ООН. Так, в деле «Испания против Канады» 1996 г. («Дело о юрисдикции в отно шении рыболовства»)23 правительство Канады в своем контрме морандуме ссылается на различные конвенции по правам чело века (Пакт о гражданских и политических правах, Конвенцию по ликвидации расовой дискриминации, Конвенцию по ликвидации дискриминации в отношении женщин и Конвенцию по правам ребенка) для того, чтобы определить, в каком контексте в них Herdegen M. Voelkerrecht (3rd ed. 2004). P. 125.

Fisheries Jurisdiction Case (Spain v. Canada), Counter-Memorial of Can ada. February, 1996. Para 96, n. 50.

используется термин «меры» и как его использует Испания в своих периодических докладах в Комитет по правам человека24.

Особое значение имеет судебная практика и использование судами толкований, представленных договорными органами.

Необходимым условием здесь будет являться признание того, что решения национальных судов являются «последующей практикой» в понимании ст. 31 Венской конвенции. Если суды последовательно следуют толкованию, принятому договорным органом, то это будет важным элементом при разрешении во проса о «согласии участников» договора.

Если говорить о решениях по индивидуальным сообщени ям, то точно так же встает вопрос о том, что считать «последу ющей практикой применения договора». Положительная реак ция государства на соображения Комитета по правам человека, его стремление выполнять рекомендации договорного органа в отношении индивида может служить доказательством примени мой практики. Другие государства могут также реагировать на эти решения, используя различные средства, например ссылаясь на них для аргументации собственной позиции перед Комите том, в периодических докладах, в судебной практике нацио нальных судов. Кроме того, положительной реакцией можно считать и дипломатические призывы к другому государству уважать или исполнить решение договорного органа по индиви дуальной жалобе.

Подобный тест может быть применен и к заключительным замечаниям Комитета к докладам государств-участников. В первую очередь учитывается отношение государства, которому адресованы замечания (включая реакцию законодательных, ис полнительных и судебных органов). Однако для констатации «последующей практики» существенным является также то, бу дут ли прочие государства в собственной практике ссылаться на выводы, сделанные договорным органом в адресном заключи тельном замечании на доклад конкретной страны.

International Human Rights Law and Practice, Committee Report // The International Law Association. Report of the 71 st Conference. L., 2004. P.

675.

Правда, остается неясным вопрос, будет ли несогласие од ного государства с решением, вынесенным договорным органом, ставить под сомнение правильность толкования договора, со держащегося в решении. Т. Элиас отмечал, что «нет необходи мости, чтобы каждая сторона договора применяла определенную практику. Важно, чтобы было свидетельство того, что каждое государство-участник признает такую практику приемлемой, даже если это признание выражено молчаливым согласием»25.

Если применять описанный выше метод оценки, то в каж дом конкретном случае статус отдельно взятого замечания об щего порядка, соображения по индивидуальной жалобе или же заключительного замечания будет зависеть от результатов де тального анализа реакции государств-участников на эти заклю чения комитетов.

Иным подходом может служить взгляд на решения Комите та по правам человека и других договорных органов через приз му обычного права. Если обратиться к Статуту Международного суда ООН, то можно увидеть, что в п. «d» ч. 1 ст. 38 говорится о вспомогательных средствах для определения правовых норм.

Речь идет о выявлении существования обычных норм междуна родного права (поскольку договорные нормы выявлять нет необходимости – они зафиксированы в текстах договоров, а нормы национального права находятся вне компетенции Суда).

Н.А. Ушаков и В.А. Савельев отмечали, что такие средства можно отнести к свидетельствам существования обычных норм26. К вспомогательным средствам могут относиться судеб ные решения международных судебных органов, международно правовая доктрина, а также все, что подтверждает существова ние конкретной обычной нормы (решения международных ор ганизаций, обмен нотами и т.п.). Решения договорных органов по правам человека, в которых содержится толкование Пакта или соответствующего договора, очевидно, также могут рас сматриваться в качестве вспомогательных средств, подтверждая наличие тех или иных норм международного обычного права.

См.: Elias T.O. The Modern Law of Treaties. N.Y., 1974. P. 76.

См.: Международное право: Учебник / Под ред. Е.Т. Усенко и Г.Г.

Шинкарецкой. М., 2003. С. 171–172.

Например, в деле «Германия против США»27 Германия во время устных прений указывала на то, что США нарушили ст. 36 Вен ской конвенции о консульских сношениях, арестовав двух немецких граждан во время попытки ограбления банка и лишив их возможности связаться с немецким консульством. Правона рушителей обвиняли в том числе в убийстве, за что им могла быть назначена смертная казнь. При этом немецкая сторона от мечала, что упомянутая ст. 36 содержит в себе процессуальные гарантии, которые нужно рассматривать в свете стандартов прав человека, признаваемых обеими странами. Мерилом таких стан дартов выступает практика Комитета по правам человека, кото рая предусматривает, что в любом деле, по которому возможен приговор в виде смертной казни, необеспечение процессуальных гарантий справедливого судопроизводства, приводящего к вы несению смертного приговора, является нарушением права на жизнь28. В данном случае государство сослалось на практику Комитета по правам человека как на доказательство существо вания всеобщей практики.

Так или иначе, вопрос о статусе решений договорных орга нов по правам человека лежит не только в плоскости междуна родного публичного права, но также затрагивает ряд отраслей внутригосударственного права. Важнейшая роль для определе ния и юридического обоснования отношения того или иного государства к этим решениям отводится национальным судеб ным органам.

Международное право на современном этапе допускает лишь минимальные возможности вмешательства во внутренние дела государства в целях защиты прав человека. Вряд ли следует ожидать, что полномочия контрольных органов в области прав человека, к которым относятся и рассматриваемые нами дого ворные органы, серьезно расширятся в ближайшее время. По LaGrand Case (Germany v. United States of America), Oral Pleadings, 13, November 2000, Verbatim Record, CR 2000/27 (Professor Bruno Sim ma).

Данный стандарт был выведен в Соображениях Комитета по правам человека по сообщению «Линден Шампани и другие против Ямайки»

(Lynden Champagnie et al. v. Jamaica, сообщение № 445/1991, сообра жения от 18 июля 1994 г.).

этому по-прежнему наибольшая эффективность этих органов проявляется лишь в том случае, когда государства сами готовы выполнять их решения.

А.Д. Дергачева РЕАЛИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ ИС КЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ НА ПРИНАДЛЕЖАЩИЕ ЕЙ РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯ ТЕЛЬНОСТИ* Вопросы, связанные с введением в гражданский оборот ре зультатов интеллектуальной деятельности, исключительные права на которые принадлежат государству, в настоящее время являются особенно актуальными в контексте государственной политики содействия модернизации экономики и поддержки ин новаций.

Российская Федерация, субъекты РФ, и муниципальные об разования, признаются участниками гражданских правоотноше ний. В соответствии с правилом, предусмотренным ст. Гражданского кодекса РФ (далее - ГК), государство выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражда нами и юридическими лицами. Подобно юридическим лицам, государство участвует в гражданском обороте не непосред ственно, а через систему созданных им государственных орга нов, действующих в пределах своей компетенции.

Вместе с тем, до настоящего времени в законодательстве не были сформированы единые критерии определения органов, правомочных выступать от имени РФ в правоотношениях ин теллектуальной собственности.

Одним из первых актов, призванных урегулировать вопрос о том, к компетенции каких государственных органов должен быть отнесен учет и использование исключительных прав, при надлежащих РФ, был Указ Президента РФ от 14 мая 1998 г.

№556 «О правовой защите результатов научно - исследователь ских, опытно - конструкторских и технологических работ воен ного, специального и двойного назначения».1 Этим актом право вая защита интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов интеллектуальной деятельности была возложена на Министерство юстиции.

Любопытно, что под результатами интеллектуальной дея тельности (РИД) в данном случае имелись в виду только резуль таты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и тех нологических работ военного, специального и двойного назна чения.

Акт, направленный на урегулирование более широкого кру га отношений, связанных с правами РФ на результаты интеллек туальной деятельности, был принят 22 июля 1998 г.: Указ Пре зидента РФ № 863 «О государственной политике по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической дея тельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий»2 предполагал закрепление результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств республиканского бюджета РСФСР и средств федерального бюджета, за РФ. Специальных нормативно-правовых актов, по священных вопросам прав РФ на результаты творческой дея тельности, до настоящего времени принято не было.

Во исполнение Указа №556 и Указа №863 были приняты два постановления Правительства РФ: от 29 сентября 1998 г. № 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно - исследовательских, опытно - кон * Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук Е.Н.

Васильевой.

СЗ РФ от 18 мая 1998. № 20. С.2146. Как отмечает Г. Соловьева, сама постановка вопроса о правах государства на результаты НИОКР была связана, прежде всего, с увеличением, начиная с 1997 года, абсо лютных показателей бюджетных затрат на науку и началом формиро вания контрактной системы финансирования за счет средств федераль ного бюджета. Соловьева Г. Государство и интеллектуальная соб ственность. Развитие формальных правил участия в правах на резуль таты НИОКР // ИС Промышленная собственность. №12. 2007. С.36.

СЗ РФ от 27 июля 1998. №30. С.3756.

структорских и технологических работ военного, специального и двойного назначения»3 и от 2 сентября 1999 г. № 982 «Об ис пользовании результатов научно-технической деятельности»4.

Несмотря на небольшую разницу во времени принятия, указан ные постановления по-разному подошли к вопросу об органах, полномочных реализовывать принадлежащие РФ права в отно шении результатов интеллектуальной деятельности.

Так, Постановлением №1132 полномочия по учету, обеспе чению правовой охраны и распоряжению результатами научно исследовательских, опытно - конструкторских и технологиче ских работ военного, специального и двойного назначения должны были быть переданы специально созданному для этих целей при Министерстве юстиции федеральному государствен ному учреждению «Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специ ального и двойного назначения», которое должно было осу ществлять указанные полномочия по согласованию с федераль ными органами исполнительной власти, являющимися государ ственными заказчиками. Это относилось как к уже существую щим результатам интеллектуальной деятельности, так и к тем, что будут созданы впоследствии на основании государственных контрактов.

В свою очередь, в Постановлении №982 прослеживается раздельный подход к указанным двум категориям РИД. Исклю чительные права на результаты научно-технической деятельно сти, полученные за счет средств республиканского бюджета РСФСР, той части государственного бюджета СССР, которая составляла союзный бюджет, и средств федерального бюджета, которые на момент принятия Постановления №982 не были включены в состав приватизированного имущества, не являлись объектами исключительных прав физических или юридических лиц и на которые не были в установленном порядке поданы за явки на получение исключительных прав, подлежали закрепле нию за РФ. Распоряжение такими правами было возложено на федеральные органы исполнительной власти, к сфере деятельно СЗ РФ от 5 октября 1998. №40. С.4964.

СЗ РФ от 6 сентября 1999. №36. С.4412.

сти которых относились эти результаты. Распоряжение же пра вами, которые были получены по государственным контрактам, должно было осуществляться государственными заказчиками. В отличие от Постановления №1132, Постановление №982 не предусматривало совместного распоряжения правами на резуль таты интеллектуальной деятельности разными государственны ми органами.

Сравнительный анализ постановлений №1132 и №982 поз воляет выделить три условные категории субъектов, наделенных полномочиями по реализации исключительных прав от имени РФ: а) федеральные органы исполнительной власти, б) специ ально созданные государственные учреждения и в) государ ственные заказчики.

Хорошей иллюстрацией для описания полномочий феде ральных органов исполнительной власти, реализующих исклю чительные права РФ в установленной сфере деятельности, явля ется Федеральная служба государственной регистрации, кадаст ра и картографии (Росрегистрация), к которой после реорганиза ции системы федеральных органов исполнительной власти в мае 2008 г. перешли полномочия существовавшей ранее Федераль ной службы геодезии и картографии.

Федеральным законом «О геодезии и картографии» от декабря 1995 г. №209-ФЗ5 предусматривается, что геодезические и картографические материалы, полученные за счет средств фе дерального бюджета, а также ранее за счет средств республикан ского бюджета РСФСР и составлявшей союзный бюджет части государственного бюджета СССР, включая материалы государ ственного картографо-геодезического фонда РФ, являются фе деральной собственностью (ст. 10). Аналогичные положения касательно принадлежности РФ исключительного права на ре зультаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии содержались в ст. 11 Закона о геодезии и картогра фии вплоть до ее изменения в связи с принятием четвертой ча сти ГК.

В развитие этих положений Закона о геодезии и картогра фии в 2004 году Правительство РФ приняло Постановление от СЗ РФ от 1 января 1996. №1. С.2.

декабря 2004 г. № 726 «О порядке распоряжения исключитель ным правом РФ на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии»6, согласно которому принад лежащим РФ исключительным правом на результаты интеллек туальной деятельности в области геодезии и картографии распо ряжаются от имени РФ в пределах своей компетенции феде ральные органы исполнительной власти, являющиеся государ ственными заказчиками по государственным контрактам на раз работку, изготовление и поставку геодезической, картографиче ской и топографической продукции для федеральных государ ственных нужд.

Следует отметить, что определяющее компетенцию Росре гистрации Положение о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии (равно как и действовав шее ранее положение о Федеральной службе геодезии и карто графии) не содержит специальных норм касательно реализации исключительных прав РФ на геодезические и картографические материалы. Вместе с тем представляется, что Росрегистрация вправе осуществлять от имени РФ принадлежащие ей исключи тельные права без каких-либо ограничений, в том числе отчуж дать указанные права на основании гражданско-правовых дого воров (что прямо следует из Постановления №726) и обращаться в суд за защитой нарушенного права, что подтверждается судеб ной практикой. Так, в 2006 году Арбитражный суд Нижегород ской области признал правомерность обращения Верхневолж ского окружного управления геодезии и картографии в суд в за щиту интересов РФ в связи с неправомерным использованием карт Нижегородской области, созданных за счет средств феде рального бюджета.

Единственным в настоящее время существующим специ альным государственным учреждением, полномочным реализо вывать исключительные права РФ, является Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

Федеральное агентство по правовой защите результатов ин теллектуальной деятельности военного, специального и двойно СЗ РФ от 6 декабря 2004. №49. С.4917.

го назначения (ФАПРИД) было учреждено в 1998 году Прика зом Министерства юстиции от 8 октября 1998 г. №1397. Не смотря на свое название, ФАПРИД не входит в систему феде ральных органов исполнительной власти РФ, а является феде ральным государственным учреждением, созданным при Мини стерстве юстиции.

Основной функцией ФАПРИД является проведение меро приятий по обеспечению правовой защиты интересов государ ства в процессе экономического и гражданско-правового оборо та результатов интеллектуальной деятельности военного, специ ального и двойного назначения. Устав ФАПРИД предусматри вает, что оно вправе совершать юридически значимые действия по приобретению исключительных прав на результаты интел лектуальной деятельности в РФ и за рубежом, заключать лицен зионные договоры, выступать истцом в судах по спорам в связи с нарушением прав РФ на результаты интеллектуальной дея тельности. ФАПРИД также осуществляет функции правопреем ника в части прав на результаты интеллектуальной деятельно сти, принадлежащих государственным унитарным предприяти ям, имущество которых подлежит приватизации. Следует отме тить, что в Уставе ФАПРИД нет прямого указания на то, что ФАПРИД осуществляет описанные выше действия от имени РФ, однако это следует из сложившейся правоприменительной прак тики. Вопрос о том, вправе ли ФАПРИД распоряжаться исключи тельными правами от имени РФ путем их отчуждения, прямо не разрешен в Уставе ФАПРИД. Однако представляется, что видо Опубликован не был. Текст приказа доступен в СИС «Консуль тант+».

См. Отчет по проверке порядка учета, закрепления и распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности при акцио нировании федеральных государственных унитарных предприятий оборонно-промышленного комплекса и создании интегрированных структур в Федеральном агентстве по промышленности и ОАО «Кор порация «Тактическое ракетное вооружение», утвержденный решени ем Коллегии Счетной палаты РФ от 20 января 2006 года № 1К (468) (опубликован на сайте Счетной палаты РФ URL: http://www.ach.gov.ru (дата последнего посещения – 21.12.2009), С.21).

вые особенности результатов интеллектуальной деятельности, в отношении которых ФАПРИД наделен вышеперечисленными полномочиями, таковы, что в целом не предполагают их отчуж дения третьим лицам.

Следует отметить, что Постановлением №1132 и Уставом ФАПРИД предусмотрено, что ФАПРИД осуществляет свои пол номочия по согласованию с государственными заказчиками, од нако порядок осуществления такого согласования определен не был, и на практике ФАПРИД зачастую реализует исключитель ные права от имени РФ (например, заключает лицензионные до говоры) без согласований с соответствующими государствен ными заказчиками. Правомерность такого распоряжения до сих пор не рас сматривалась в судебной практике, хотя мы полагаем, что в дан ном случае может быть поднят вопрос о выходе ФАПРИД за пределы его компетенции. Представляется, что последствия вы хода субъекта, действующего от имени государства, за пределы своих полномочий в отношении гражданско-правовых сделок должны определяться, в том числе, на основании норм ГК.

Статья 174 ГК определяет последствия ограничения полно мочий на совершение сделки и устанавливает, что такая сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или за ведомо должна была знать об указанных ограничениях. Спра ведливо поставить вопрос о применимости ст. 174 ГК к публич но-правовым образованиям.

С одной стороны, часть 2 ст. 124 ГК устанавливает, что к публично-правовым образованиям применяются нормы, опреде ляющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из зако на или особенностей данных субъектов. Законом не установлены специальные последствия для случаев, когда государственный орган, совершая сделку от имени государства, выходит за преде лы своих полномочий, и, соответственно, норма, закрепленная в Там же, С.22.

ст. 174 ГК должна применяться к публично-правовым образова ниям.

С другой стороны, ст. 174 ГК не распространяется на слу чаи, когда полномочия органа ограничены законом. Как отмеча ется в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах примене ния ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», если орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, следует руководствоваться не ст. 174, а ст. 168 ГК. На практике, сделки, совершенные органами публично правовых образований с выходом за пределы компетенции, при знаются ничтожными на основании ст. 168 ГК. Так, в деле № А32-33164/2005-15/676, рассмотренном Федеральным арбит ражным судом Северо-Кавказского округа11, спор возник между ОАО «Крымскрайгаз» (истец) и муниципальным образованием Крымского района. Как следует из материалов дела, истец и му ниципальное образование Крымский район в лице главы муни ципального образования заключили договор поручительства, по условиям которого муниципальное образование обязалось отве чать перед истцом за исполнение муниципальным унитарным предприятием его обязательств по договору поставки газа и до говору о предоставлении коммерческого кредита. Ответчик за явил о том, что договор поручительства недействителен по ос нованию, предусмотренному ст. 168 ГК.

Ответчик указал, что Решением Совета депутатов муници пального образования Крымский район от 25 декабря 2004 г. № 16 «О бюджете Крымского района на 2005 год» определен раз мер расходных обязательств бюджета муниципального образо вания. Пунктом 30 названного решения предусмотрено, что ад министрация Крымского района вправе заключать договоры о предоставлении муниципальных гарантий юридическим лицам для обеспечения исполнения их обязательств перед третьими См. подробнее Кресс В.В., Тузов Д.О. Некоторые проблемы практики применения ст.168 ГК Российской Федерации арбитражными судами // Вестник ВАС РФ. 2001. №10.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо– Кавказского округа по делу №А32-33164/2005-15/676 от 19 июля 2006.

лицами на основании решений Совета депутатов Крымского района о даче согласия на выдачу муниципальных гарантий. В рассматриваемом случае такое согласие получено не было.

Истец, в свою очередь, полагал, что по иску о признании договора поручительства недействительным должна применять ся ст. 174 ГК, а имеющиеся в материалах дела кредитовые авизо подтверждают частичное исполнение договора поручительства со стороны муниципального образования Крымский район. Од нако суд не принял во внимание доводы истца и признал дого вор поручительства ничтожным на основании ст. 168 ГК.

Помимо федеральных органов исполнительной власти и специально созданного государственного учреждения – ФАПРИД – распоряжение правами на РИД, принадлежащими РФ, осуществляется государственными заказчиками. Этот под ход был впервые закреплен в постановлениях Правительства РФ №1132 и №982 и позже воплощен в четвертой части ГК (см., напр., ст. 1298, 1373).

К государственным заказчикам помимо федеральных орга нов исполнительной власти относятся также и другие государ ственные органы, органы управления государственными вне бюджетными фондами, органы местного самоуправления, а так же бюджетные учреждения и иные получатели средств феде рального бюджета, что прямо следует из ст. 4 Федерального за кона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на по ставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государ ственных и муниципальных нужд»12.

Определение полномочий государственных заказчиков по распоряжению от имени РФ принадлежащими ей исключитель ными правами неразрывно связано с ответом на вопрос о том, являются ли государственные заказчики органами государствен ной власти в смысле ст. 125 ГК?

Следует отметить, что ст. 125 ГК использует термин «орган государственной власти» применительно к органам, формирую щим волю государства как участника гражданских правоотно шений. Под «органом государственной власти» в конституци онном и административном праве обыкновенно понимают орга СЗ РФ от 25 июля 2005. №30 (ч.1). С.3105.

низационно-единую структуру в аппарате государственного управления, обладающую властными полномочиями. Некоторые категории государственных заказчиков (к при меру, большинство бюджетных учреждений) властными полно мочиями не обладают. Однако означает ли это, что в соответ ствии со ст. 125 ГК такие бюджетные учреждения не вправе вы ступать от имени РФ в гражданско-правовых отношениях?

Учитывая, что в ГК, с одной стороны, не раскрывается по нятие «орган государственной власти», а с другой стороны, пря мо предусматривается право государственных заказчиков дей ствовать от имени РФ, реализуя ее исключительные права, сле дует признать, что понятие «орган государственной власти», ис пользованный в ст. 125 ГК, вероятно, должен быть истолкован в широком смысле как структура, созданная государством для ре ализации определенной части государственных задач. Иное тол кование, на наш взгляд, неоправданно бы ограничило возмож ность государства как публично-правового образования созда вать удобные ему структуры для реализации своих частных прав. Отдельного внимания заслуживает проблема соотношения реализации государственными заказчиками исключительных прав от имени РФ и исключительных прав, принадлежащих непосредственно таким государственным заказчикам, если тако вые имеются.

При регулировании отношений по поводу прав на объекты интеллектуальной собственности, полученные по государствен ному контракту или при его исполнении, ГК предусматривает три варианта решения вопроса о том, кому могут принадлежать эти права: РФ, РФ и исполнителю совместно либо только испол нителю. Следовательно, четвертая часть ГК не предусматривает См., напр., Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. М., 1997. С. 76.

Представляется также, что норма части 3 ст. 125 ГК не может быть распространена на случаи выступления государственных заказчиков, не обладающих властными полномочиями, от имени Российской Фе дерации, поскольку предполагает наличие специального поручения, то есть поручения, данного конкретному субъекту на осуществление кон кретных действий.

возможности закрепления прав непосредственно за государ ственным заказчиком.

В этой связи встает вопрос о том, вправе ли государствен ные заказчики непосредственно, и шире, любые государствен ные предприятия и учреждения, быть субъектами исключитель ных прав.

С одной стороны, в законодательстве не содержится норм, из которых прямо следует, что эти организации не вправе обла дать исключительными правами на РИД. Кроме того, в ряде случаев законодатель признает бюджетные учреждения субъек тами исключительных прав, на что указывает, например, п.3. ст. 5 Федерального закона от 23 августа 1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»,15 со гласно которому эти учреждения вправе вносить право исполь зования принадлежащих им РИД в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ, создаваемых в целях практиче ского применения (внедрения) этих РИД.

Вместе с тем, допустив возможность выступления государ ственных предприятий и учреждений в отношениях интеллекту альной собственности в качестве правообладателя, мы столк немся с некоторым юридическим казусом, при котором юриди ческое лицо, не являющееся собственником своего имущества, обладает исключительными правами в полном объеме. Кроме того, неизбежно возникнет необходимость в каждом случае вы ступления государственных предприятий и учреждений в право отношениях интеллектуальной собственности устанавливать, действуют ли они от своего имени, либо от имени государства.

Следует отметить, что на практике такое разграничение бу дет затруднено, поскольку в последнее время все чаще встреча ются случаи, когда исключительные права на РИД и средства индивидуализации, зарегистрированные на имя государственно го предприятия или учреждения, фактически реализуются от имени государства.

СЗ РФ от 26 августа 1996. №35. С.4137. Пункт 3.1 внесен Федераль ным законом от 10 февраля 2009 года № 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопро сам деятельности федеральных университетов» (СЗ РФ от 16 февраля 2009. №7. С.786).

Так, например, как следует из Прогнозного плана привати зации федерального имущества на 2009 год и основных направ лений приватизации федерального имущества на 2010 и годы16 в состав федерального имущества, планируемого к внесе нию в уставный капитал открытого акционерного общества «Росспиртпром», входят, в том числе, права на изобретения и товарные знаки, зарегистрированные различными государствен ными предприятиями. Сам факт распоряжения государством указанными исключительными правами может свидетельство вать о том, что государство признает себя правообладателем по отношению к правам на РИД и средства индивидуализации, ко торые используются государственными предприятиями и учре ждениями.

Другим показательным примером является оформление за писей о заключении лицензионных договоров в отношении то варных знаков, зарегистрированных федеральным казенным предприятием «Союзплодоимпорт»: в графе правообладатель указывается дословно «от имени РФ Федеральное казенное предприятие «Союзплодоимпорт»«.

Следует констатировать, что реализация этого подхода, может, в конечном итоге, затруднить введение в гражданский оборот результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет государственного бюджета, по следующим причинам.

Во-первых, данный подход предполагает, что все правовые риски, связанные с использованием РИД (например, риск предъ явления требований, связанных с нарушением исключительных прав третьих лиц), ложатся непосредственно на РФ. Во-вторых, положения ст. 126 ГК, согласно которым госу дарство не отвечает по своим обязательствам имуществом, за крепленным за государственными предприятиями и учреждени ями на праве хозяйственного ведения и оперативного управле Утверждено распоряжением Правительства от 1 сентября 2008 года № 1272-р (СЗ РФ от 08 сентября 2008. №36. С.4139).

Экономическая нецелесообразность возложения рисков, связанных с действиями государственных предприятий в целом, отмечалось еще цивилистами первой половины XX в. См. Гойхбарг Л. Хозяйственное право РСФСР. Т.1. М., 1924. С.67;

Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. М., 1928. С. 45.

ния, в отношении исключительных прав не применимы (по скольку исключительные права не могут являться объектом ограниченного вещного права - права хозяйственного ведения и оперативного управления18), что создает потенциальную воз можность обращения взыскания на исключительные права, при надлежащие государству.

Наконец, в отсутствие прямого законодательного регулиро вания контрагенты государства не могут быть до конца уверены в том, что соответствующее государственное предприятие или учреждение не вышло за пределы своей компетенции, реализуя от имени РФ ее исключительные права.

Описанные проблемы реализации государством своих ис ключительных прав проистекают, на наш взгляд, из неоправдан но широкого участия государства как публично-правового обра зования в гражданском обороте. Следует отметить, что государ ство, хотя и является субъектом гражданского права, не приспо соблено для активной предпринимательской деятельности, ко торую оно, тем не менее, вполне успешно может осуществлять через создаваемые им юридические лица.

В связи с этим, однако, заслуживает внимания формулировка пункта 2 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 2007 года № «Об особенностях приватизации федерального государственного уни тарного предприятия «Росспиртпром» (федерального казенного пред приятия)», согласно которому указанные исключительные права были «изъяты из оперативного управления» ФГУП «Росспиртпром». Такая формулировка фактически распространяет на исключительные права режим ограниченного вещного права – права оперативного управле ния.

Р.В. Сушко СРОЧНЫЕ СДЕЛКИ НА СЛУЖБЕ У МУНИЦИ ПАЛЬНЫХ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ ПРИ ИС ПОЛНЕНИИ ТРАНСГРАНИЧНЫХ КОНТРАКТОВ В соответствии со ст. 17 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. «О государственных и муниципальных унитарных пред приятиях»1 (далее – Закон об унитарных предприятиях) соб ственник имущества муниципального предприятия имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении такого предприятия, остающейся в его распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей. Как видно из решений некоторых му ниципальных образований, средний размер такой прибыли в настоящее время достигает 35%2, а в некоторых случаях – 70%3.

Таким образом, доходность бюджетов муниципалитетов, поми мо прочего, может во многом зависеть от прибыльности муни ципальных унитарных предприятий (далее – МУП). Однако та кие платежи не являются значительными по причинам убыточ ности многих МУП, о чем неоднократно упоминалось в печати4.

Как правило, это связано с тем, что по причине низкой эффек Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук, до центом Л.А. Ревенко.

СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.

См.: решение Совета депутатов г. Троицка Московской области от июня 2008 г. № 553/85 «Об установлении размера отчислений части прибыли муниципальными унитарными предприятиями, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей» // Городской ритм. 2008. 28 авг.

См.: решение Думы муниципального образования г. Нижневартовск от 26 марта 2003 г. № 250 «О платежах в бюджет города части прибы ли от использования муниципального имущества, находящегося в хо зяйственном ведении муниципальных унитарных предприятий» // http://www.n-vartovsk.ru/duma/?s=62&f=3&d=26-03-2003.

См.: Байгулова В. Воруют! // Открытая газета. 2009. № 41 (380).

тивности менеджмента муниципальное имущество используется неэффективно и приходит в негодность, основные средства не обновляются и, как результат, в ряде случаев возбуждаются процедуры банкротства.

Согласно ст. 113 ГК РФ унитарное предприятие – это ком мерческая организация. В связи с этим извлечение прибыли и самостоятельность в принятии финансовых решений являются ключевыми вопросами его хозяйственной деятельности.

Законодателем урегулирован ряд вопросов, относящихся к ведению собственника имущества, переданного унитарному предприятию по праву хозяйственного ведения или оперативно го управления. В частности, в соответствии со ст. 24 Закона об унитарных предприятиях заимствования со стороны МУП могут осуществляться, например, в форме кредитов по договорам с кредитными организациями. При этом с собственником имуще ства унитарного предприятия должны согласовываться как объ ем, так и направления использования привлекаемых средств.

В юридической литературе неоднократно обсуждалось наличие большого числа требований для кредитования унитар ных предприятий. Например, М.И. Брагинский и В.В. Витрян ский считают странным введение специальных ограничений для кредитования одной из групп участников имущественного обо рота, каковыми являются государственные и муниципальные унитарные предприятия5. Представляется, что процедурные во просы согласования не должны являться препятствием при вы работке своевременных решений. Соблюдая предусмотренные законодательством процедуры, МУП должно своевременно об новлять свои производственные мощности и технологии оказа ния услуг населению для целей повышения прибыльности и фи нансовой предсказуемости своей хозяйственной деятельности, заключать соответствующие контракты.

Учитывая, что основными производителями инновационно го оборудования в настоящее время являются иностранные ком пании на Западе, в Японии, США и в некоторых других странах, См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. Кн. 5: В 2 т. Т. 1. М., 2006.

данные контракты будут иметь трансграничный характер. По этому необходимо принимать во внимание риски, связанные с исполнением трансграничных контрактов. Например, при закуп ках у зарубежных контрагентов оборудования его покупатели должны, как правило, платить не рубли, в которых они получа ют прибыль, а иностранную валюту. В связи с этим МУП может столкнуться с риском увеличения стоимости единицы подлежа щей уплате валюты относительно рубля ко дню очередного пла тежа (валютный риск).

Кроме того, в случае покупки оборудования за счет внеш него финансирования могут возникать риски обслуживания фи нансирования при установлении «плавающих» процентных ста вок LIBOR для долларов США или EURIBOR для евро, завися щих от мирового спроса и предложения на межбанковском фи нансовом рынке. При этом обязательства, которые исполняются в пользу МУП со стороны его должников, как правило, имеют фиксированную доходность. Таким образом, МУП может нести риск увеличения своих расходов в связи с фактическим увели чением процентной ставки заимствования и соответствующих расходов относительно ставок их фиксированной доходности (процентный риск).

Риски подобных изменений могут иметь большое значение для хозяйственной деятельности МУП, в связи с чем необходи мо вырабатывать способы компенсации таких рисков.

Для целей минимизации последствий влияния валютных и процентных рисков (хеджирования рисков) в мировой практике, а с недавних пор и в российской, используются так называемые срочные сделки. Хеджирование рисков в рамках срочных сделок представляет собой квазистрахование хозяйствующих субъектов от негативных изменений стоимости актива, имеющего для них существенное значение (базисный актив). В нашем случае при хеджировании валютного риска базисным активом является сто имость валюты, в которой приобретается оборудование, относи тельно валюты, в которой унитарное предприятие получает до ход для финансирования покупки, а при хеджировании процент ного риска базисным активом является величина процентной ставки по привлеченному финансированию относительно фик сированной процентной ставки доходов муниципального пред приятия.

Лицами, предоставляющими услуги по компенсации ва лютных и процентных рисков, на Западе выступают специали зированные организации – хедж-провайдеры, роль которых в России, как правило, выполняют кредитные организации и про фессиональные участники рынка ценных бумаг, которые в силу своей специализации и доступа к специальным информацион ным источникам, таким как: Reuters Dealing и Bloomberg, осу ществляют ежедневный мониторинг рыночной ситуации на фи нансовых рынках и могут своевременно спрогнозировать нега тивное влияние тех или иных событий.

Целью заключения срочной сделки таким хозяйствующим субъектом, как МУП, является придание его расходам большей прогнозируемости. Данные финансовые риски передаются хедж провайдеру, который за соответствующую комиссию берет на себя рыночный риск негативного изменения стоимости единицы базисного актива (валюта, процентная ставка) в периоде испол нения платежных обязательств, а также, если это будет согласо вано сторонами срочной сделки, предоставление в соответству ющие периоды унитарному предприятию определенной суммы средств на согласованных условиях.

С управленческой точки зрения хеджирование высвобожда ет ресурсы муниципального предприятия и помогает управлен ческому персоналу сосредоточиться на основной деятельности, ради которой он был создан, компенсируя риски, не являющиеся для него главными.

Правовое регулирование срочных сделок Срочные сделки долгое время не имели своего специально го определения ни в ГК РФ, ни в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг», и при заключении таких сделок стороны обычно руководствовались принципом свободы договора, закрепленном в ст. 421 ГК РФ, а также положениями Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ), в п. 5 ст. 301 которого приведено определение операций с финансовыми инструментами срочных сделок, а также сделок хеджирования для целей определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

Федеральным законом от 25 ноября 2009 г. № 281-ФЗ6 бы ли внесены изменения в НК РФ, а также в некоторые другие фе деральные законы («О рынке ценных бумаг», «О банках и бан ковской деятельности» и «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»).

Для целей правового регулирования срочных сделок ука занный Закон имеет очень важное значение. В нем, в частности, приведено определение понятия «производный финансовый ин струмент» («ПФИ»), включающее, помимо прочего, договоры, содержащие: обязанности сторон периодически или единовре менно уплачивать денежные суммы, в том числе в зависимости от изменения курса соответствующей валюты и величины про центных ставок («расчетные ПФИ», по которым уплачивается только разница между стоимостью валют или размером про центных ставок);

обязанность одной стороны в случае предъяв ления требования другой стороной купить или продать валюту или обязанность одной стороны передать валюту в собствен ность другой стороне не ранее третьего дня после дня заключе ния договора с обязанностью другой стороны принять и опла тить такую валюту («ПФИ с поставкой базисного актива», по которым в отношении валюты – стороны обмениваются основ ной суммой валюты определенной в таком договоре).

Что касается принудительного исполнения срочных сделок, то до недавнего времени такие сделки рассматривались арбит ражными судами в качестве сделок пари. Позиция Высшего Ар битражного Суда РФ по этому вопросу была выражена в поста новлении Президиума ВАС РФ от 8 июня 1999 г. № 5347/987. По мнению Суда, если предметом тех или иных сделок является уплата разницы по результатам колебания курсов валют и сдел ки не предусматривают реальную передачу продаваемой валю ты, эти сделки следует рассматривать в качестве разновидности игровых сделок. Поэтому на иск о взыскании разницы по таким сделкам распространялись действовавшие в то время положения ст. 1062 ГК РФ, в соответствии с которыми требования граждан СЗ РФ. 2009. № 8. Ст. 5731.

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 9.

и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите.

В соответствии с изменениями, внесенными в указанную статью Федеральным законом от 26 января 2007 г. № 5-ФЗ8, на требования, связанные с участием в сделках, предусматриваю щих обязанность стороны или сторон сделки уплачивать денеж ные суммы в зависимости от изменения цен на товары, ценные бумаги, курса соответствующей валюты, величины процентных ставок, уровня инфляции или от значений, рассчитываемых на основании совокупности указанных показателей, либо от наступления иного обстоятельства, которое предусмотрено за коном и относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит, правила о недопустимости применения судебной за щиты не распространяются. Однако судебная защита прав участников таких сделок поставлена в зависимость от того об стоятельства, что хотя бы одной из сторон сделки является юри дическое лицо, получившее лицензию на осуществление банков ских операций или лицензию на осуществление профессиональ ной деятельности на рынке ценных бумаг. Некоторые ограниче ния по субъектному составу таких сделок предусмотрены и для биржевой торговли и сделок с физическими лицами.


Таким образом, можно сделать вывод, что в данное время срочные сделки для целей хеджирования валютных и процент ных рисков в виде ПФИ, заключенные с соблюдением требова ний ст. 524 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», ст.

301 НК РФ, ст. 421 и 1062 ГК РФ, в настоящее время регламен тируются по их предмету и возможности их приведения в ис полнение.

Сделки хеджирования валютных и процентных рисков мо гут заключаться как на биржевом, так и на внебиржевом рынке.

Биржевые сделки характеризуются унифицированными пара метрами (в том числе стандартными суммами, валютными пара ми, курсами и сроками), что не всегда удобно при разработке стратегии хеджирования. Внебиржевые сделки согласовываются напрямую между участниками рынка, и при их заключении сто СЗ РФ. 2007. № 5. Ст. 558.

роны могут воспользоваться более разнообразным инструмента рием.

Внебиржевые сделки не опосредованы обязанностью упла ты каких-либо дополнительных комиссий биржи и ее расчетной системы. При заключении внебиржевых срочных сделок участ ники финансового рынка в своей практике в основном пользу ются российскими договорами, в основу которых положена до говорная документация, разработанная Международной ассоци ацией свопов и деривативов9 (ISDA). Такая документация вклю чает описание предмета срочных сделок, порядка их заключе ния, условий исполнения и способов их досрочного прекраще ния.

Для целей сокращения валютного риска часто используют ся конверсионные сделки «форвард» («фьючерс») и «валютный опцион». Данные сделки заключаются как с условием поставки базисного актива (поставочные), так и без такого условия (рас четные).

Поставочные сделки «форвард» предусматривают, что каж дая из сторон обязуется в будущем купить у другой стороны сумму в одной валюте и продать другой стороне сумму в другой валюте с обязательным осуществлением обеими сторонами пе реводов указанных сумм в согласованную дату платежа. В зави симости от структуры активов и обязательств МУП курс обмена валют может быть определен как в виде фиксированной суммы, так и в виде изменяемого (плавающего) курса. Например, для валютной пары доллар – рубль стороны могут применить кон версионный курс, определенный Торговой ассоциацией разви вающихся рынков10 (ЕМТА), опубликованный на соответству ющей странице электронной системы Reuters Dealing.

В рамках поставочных сделок «валютный опцион» одна сторона (покупатель опциона) уплачивает другой стороне (про давцу опциона) премию и приобретает право, но не обязанность купить (по опциону «колл») или продать (по опциону «пут») ко личество одной валюты за другую валюту по заранее согласо ванному обменному курсу.

International Swaps and Derivatives Association Inc. // http://isda.org/.

См.: http://www.emta.org/.

Поставочные сделки «валютный опцион» исполняются с осуществлением обеими сторонами переводов указанных сумм в согласованную дату платежа, при условии, что сторона (покупа тель) воспользуется своим правом требования по опциону в со гласованный срок. Цена исполнения сделок «валютный опцион», по которой производятся расчеты, так же как и в поставочных форвардных сделках, может быть выражена как в виде твердо определенного обменного курса, так и в виде плавающего об менного курса.

Конверсионные сделки «опцион» и «форвард» могут за ключаться и на условиях без осуществления поставки базисного актива (расчетная сделка). По таким сделкам каждая сторона выплачивает другой стороне сумму в согласованную дату пла тежа, в зависимости от изменения рыночного обменного курса согласованных сторонами валют (например, курса EMTA) по сравнению с согласованным на дату заключения сделки курсом обмена валют.

Участники финансовых рынков для хеджирования про центных рисков обычно заключают сделки «процентный своп» и «кросс-валютный своп». Основой всех срочных сделок хеджирования процентного риска является совершение сторо нами в отношении друг друга тех или иных платежей в виде фиксированных сумм или сумм в соответствующей валюте, рас считанной по изменяемой («плавающей») процентной ставке.

Плавающими ставками в первую очередь считаются рыночные ставки размещения межбанковских депозитов первоклассными банками, публикуемые в системе Reuters Dealing в отношении соответствующего процентного периода применительно к соот ветствующей валюте, такие как LIBOR (в отношении долларов), EURIBOR (в отношении евро), а также MOSPRIME или MOSI BOR (в отношении рубля).

В соответствии с условиями сделки «процентный своп» од на сторона единовременно или неоднократно уплачивает сумму в согласованной валюте, рассчитанную на основе согласованной номинальной суммы и «плавающей» процентной ставки, а дру гая сторона единовременно или периодически уплачивает пер вой стороне либо суммы в той же валюте, рассчитанные на ос нове той же номинальной суммы и согласованной фиксирован ной ставки, либо суммы, рассчитанные в той же валюте на осно ве той же номинальной суммы и другой согласованной «плава ющей» ставки.

Сделка «кросс-валютный своп» отличается от сделки «про центный своп» тем, что стороны обмениваются суммами в раз ных согласованных валютах.

Препятствия для срочных сделок и способы их преодо ления Использование тех или иных срочных сделок зависит от стратегии хеджирования с учетом оценки всех рисков, связан ных со сложными структурными продуктами. Следует учиты вать, что существует ряд положений, затрудняющих полную ре ализацию возможностей срочных сделок. Основным препят ствием для управления кредитными рисками несостоятельности сторон срочных сделок в рамках хеджирования валютных и процентных рисков, а также для удешевления услуг хедж провайдера является отсутствие в действующем законодатель стве РФ института ликвидационного неттинга, существующего во многих западных странах. Данный институт предполагает досрочное исполнение обязательств, принятых на себя сторона ми по заключенным между ними срочным сделкам, при дефолте одной из сторон. Обычно под дефолтом понимается ситуация, при которой становится очевидным и высоким риск неисполне ния обязательств по срочным сделкам. При ликвидационном неттинге происходит переоценка всех обязательств сторон по срочным сделкам, выводится сумма разницы таких обязательств и производится ее уплата соответствующей стороной. В случае введения процедур по финансовому оздоровлению данной сто роны или принятия мер по предотвращению ее банкротства та кой платеж производится в рамках текущих платежей, т.е. дру гая сторона не становится кредитором «последней» очереди.

Сторона, предпринявшая досрочное расторжение сделки, несет риск того, что в случае банкротства другой стороны по сделке такие действия по расторжению, с учетом специфики срочных сделок, могут быть оспорены в суде, в частности, по основани ям, предусмотренным п. 2 ст. 28 Федерального закона «О несо стоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и гл. III. Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В связи с отсутствием законодательно закрепленного пре имущества на получение исполнения в рамках банкротства кли ента российские и западные хедж-провайдеры не могут в насто ящее время значительно снизить стоимость своих услуг по хеджированию финансовых рынков компаний, финансовая со стоятельность которых на обозримое будущее не считается предсказуемой.

Тем не менее, учитывая изменения, внесенные в действую щее российское законодательство, в том числе Федеральным законом от 25 ноября 2009 г. № 281-ФЗ, можно сделать вывод, что оно в отношении сделок хеджирования развивается с учетом реалий финансового рынка и требований времени. В Указе Пре зидента РФ от 18 июля 2008 г. «О совершенствовании Граждан ского кодекса Российской Федерации»11 выражается воля Пре зидента РФ в отношении развития и совершенствования граж данского законодательства, в том числе в целях его соответствия уровню развития рыночных отношений и сближения положений ГК РФ с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза. Участники срочных сделок с надеждой ожидают принятия в обозримом будущем законода тельства, вводящего в жизнь институт ликвидационного неттин га для целей досрочного исполнения срочных сделок.

В настоящее время в рамках совместной инициативы АРБ НВА-НАУФОР завершена работа по наиболее полной адаптации договорной документации ISDA к условиям российского рын ка12. В работе над документацией принимали участие представи тели ведущих международных юридических фирм и российско го и международного банковского сообщества. Данная докумен тация состоит из примерных условий о срочных сделках, стан дартных условий по каждому виду ПФИ, примерной формы ге нерального соглашения (единого договора) и соглашения о по рядке уплаты вариационной маржи. Примерные и стандартные условия такой документации, разработанной при непосред ственном участии саморегулируемой организации НАУФОР, СЗ РФ. 2008. № 29 (ч. 1). Ст. 3482.

См. Национальная Ассоциация Участников Срочного Рынка // офи циальный Интернет – сайт ассоциации по адресу:

http://www.naufor.ru/tree.asp?n=7492.

являются основой для заключения на их основе срочных сделок на российском финансовом рынке.

Оптимизму относительно введения института ликвидаци онного неттинга в действующее законодательство РФ придает то обстоятельство, что в соответствии со Стратегией развития фи нансового рынка на период до 2020 года, утвержденной в 2008 г.

Правительством РФ13, 9 июня 2009 г. на рассмотрение в Госу дарственную Думу РФ внесен проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Россий ской Федерации (в части введения механизма ликвидационного неттинга)», и он уже принят ею в первом чтении. Это дает осно вания предполагать, что финансовый рынок России расширится, наполнится новым качеством и станет менее рискованным и за тратным для его участников после введения механизма ликвида ционного неттинга и предотвращения возможных злоупотребле ний недобросовестного должника при возникновении в его от ношении процедур, связанных с его несостоятельностью (банк ротством).


См.: распоряжение Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р // СЗ РФ. 2009. № 3. Ст. 423.

М.А. Чурсина ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОСТУПА НЕЗАВИ СИМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ К МАГИСТРАЛЬНОМУ ГАЗОПРОВОДУ 1. Право доступа независимых организаций к системе ма гистральных газопроводов и создание недискриминационных условий доступа к газотранспортной системе являются важными условиями функционирования и развития рынка газа в России, одним из факторов, влияющих на рост добычи природного газа.

На сегодняшний день обеспечение долгосрочного доступа независимых организаций к магистральным газопроводам зако нодательно урегулировано, однако существуют определенные проблемы.

Статьей 8 Федерального закона от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» установлено, что Правительство РФ утверждает «порядок доступа независимых организаций к газотранспортным и газораспределительным се тям» 1.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона от 17 авгу ста 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях» субъекты естественных монополий обязаны предоставлять доступ на то варные рынки и (или) производить (реализовывать) товары и услуги, в отношении которых применяется регулирование в со ответствии с настоящим Федеральным законом, на недискрими национных условиях согласно требованиям антимонопольного законодательства2.

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» под дискриминационными условиями понимает такие «…условия доступа на товарный рынок, условия произ водства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной пе Статья рекомендована к печати доктором юридических наук, профес сором Т.Е. Абовой СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1667.

СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426.

редачи товара, при которых хозяйствующий субъект или не сколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное по ложение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами»3. До принятия указанно го Закона в антимонопольном законодательстве подобное опре деление отсутствовало.

Из положений указанных федеральных законов можно сде лать вывод, что независимые производители газа и компании Газпрома4 по транспортировке газа имеют одинаковое право до ступа к газотранспортной системе для транспортировки газа.

В соответствии с российским законодательством Газпром, являющийся по сути естественной монополией, должен предо ставлять одинаковое право доступа к магистральному трубопро воду как компаниям Газпрома по транспортировке газа, так и независимым организациям. Газпром не имеет права создавать дискриминационные условия для доступа независимых органи заций к магистральным трубопроводам.

Порядок доступа к газопроводам, находящимся в собствен ности Газпрома, регулируется Указом Президента РФ от 28 ап реля 1997 г. № 426 «Об основных положениях структурной ре формы в сферах естественных монополий»5, постановлением Правительства РФ от 14 июля 1997 г. № 858, которым утвержде но Положение об обеспечении доступа независимых организа ций к газотранспортной системе ОАО «Газпром» (далее – Поло жение)6, а также утвержденными Правительством РФ Правила ми поставки газа в Российской Федерации (далее – Правила)7.

2. Согласно Положению независимые организации для по лучения доступа к газотранспортной системе Газпрома должны подать в Газпром заявку, предоставив соответствующие сведе СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434.

Сегодня ОАО «Газпром» владеет всеми магистральными газопрово дами, объединенными в Единую систему газоснабжения (ЕСГ) России.

СЗ РФ. 1997. № 18. Ст. 2132.

СЗ РФ. 1997. № 29. Ст. 3525.

Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. №162 «Об утверждении правил поставки газа в Российской Федерации» // СЗ РФ.

1998. № 6. Ст. 770.

ния, необходимый перечень которых содержится в п. 6 Положе ния.

Требования к содержанию заявки обязательны и должны одинаково соблюдаться всеми независимыми организациями заявителями, желающими получить доступ.

В Газпроме рассмотрение заявок на транспортировку газа независимых организаций по газотранспортным сетям Газпрома (далее – ГТС Газпрома) осуществляет Комиссия по рассмотре нию вопросов, связанных с доступом независимых организаций к ГТС Газпрома.

Заявка по краткосрочным контрактам, поданная не позднее, чем за месяц и не ранее, чем за 3 месяца до указанной в заявке даты начала поставок, подлежит рассмотрению Комиссией в 15 дневный срок;

- по среднесрочным контрактам (заявка, поданная не позд нее, чем за 3 месяца и не ранее, чем за 1 год до начала года, в котором будут осуществляться поставки) - в 2-месячный срок;

- по долгосрочным контрактам (заявка, поданная не позд нее, чем за 6 месяцев и не ранее, чем за 3 года до начала года, в котором будут осуществляться поставки) - в 3-месячный срок со дня приема заявки (п. 11 Положения).

О результатах рассмотрения заявки Газпром должен уве домить заявителя в трехдневный срок.

Результатом рассмотрения заявки может быть:

- согласие на заключение договора транспортировки газа;

- согласие на заключение договора с частичным удовлетво рением заявки в соответствии с п. 9 и 10 Положения;

- мотивированный отказ от заключения договора.

Газпром вправе отказать в принятии заявки только по осно ваниям, предусмотренным Положением (п. 5) и утвержденными Правительством РФ Правилами. В частности, основными при чинами отказа являются:

- отсутствие свободных мощностей в газотранспортной си стеме от места подключения до места отбора газа на предлагае мый поставщиком газа период поставки газа;

- несоответствие качества и параметров поставляемого газа стандартам и действующим в системе Газпрома техническим условиям и другим нормативно - техническим документам;

- отсутствие к предлагаемой поставщиком газа дате начала поставки газа подводящих газопроводов у поставщиков и газо проводов - отводов к покупателям с пунктами учета и контроля качества газа.

Если у Газпрома не хватает свободных мощностей, приме няются установленные Положением приоритеты в поставке. В первую очередь - поставщикам газа для коммунальных и быто вых нужд населения;

во вторую очередь - поставщикам газа, предусматривающим поставки газа в течение более длительного срока по сравнению с другими заявителями (п. 10 Положения).

Отказ в принятии заявки означает отказ независимой орга низации в обеспечении транспортировки ее газа. Принятие заяв ки со стороны Газпрома является основанием для заключения договора транспортировки газа.

Вместе с тем, право независимых организаций обжаловать отказ в принятии заявки в суд Положением не предусмотрено.

Но это не означает, что обращение к суду не возможно. В соот ветствии с Конституцией РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (п. 1 ст. 46).

3. После принятия заявки независимая организация и га зотранспортная организация Газпрома по его поручению заклю чают договор о транспортировке газа.

Обращает на себя внимание то, что в Положении условия, при которых Газпром может отказаться от заключения договора, фактически должны относиться не к договору, а к заявке.

Поэтому если принята заявка, то, по нашему мнению, Газ пром не может отказаться от заключения договора.

В Положении не содержатся конкретные нормы, содержа щие условия договора транспортировки газа. В ст. 4 Положения перечислены обязательства Газпрома и независимых организа ций, которые можно считать условиями договора транспорти ровки газа. Пункт 18 ст. 4 Положения содержит достаточно ши рокий перечень обязательств независимых организаций, однако в Положении не установлены обязательства Газпрома, что сви детельствует о неравноправном положении независимых орга низаций по отношению к монополисту.

В Положении не сказано и об ответственности Газпрома и его компаний за невыполнение обязательств, предусмотренных договором. Установлены только обязанности независимой орга низации, которые перечислены в п. 19 Положения.

Договор может быть досрочно расторгнут по следующим основаниям:

1) если по вине поставщика газа не обеспечивается постав ка газа в газотранспортную систему в объемах и в сроки, преду смотренные в договоре;

в этом случае может быть заключен но вый договор с измененными условиями поставок;

2) если не производится оплата услуг по транспортировке газа в порядке и в сроки, предусмотренные в договоре;

3) если по вине независимой организации не выполняется любое из условий, указанных в п. 18 Положения, в соответствии с которым независимые организации, использующие газотранс портную систему Газпрома, обязаны: обеспечивать уровень под готовки газа к транспортировке, соответствующий требованиям действующих стандартов и технических условий, а также его учет в пунктах сдачи - приема газа;

представлять в Газпром в установленные сроки оперативную информацию о технологиче ских режимах работы газопромысловых объектов и газопрово дов поставщика газа.

В п. 18 Положения предусмотрена также обязанность неза висимой организации информировать Газпром об аварийных и нештатных ситуациях, планово - предупредительных ремонтах и других работах на своих объектах и о возможном изменении объемов подачи газа в газотранспортную систему по сравнению с указанными в договоре;

согласовывать с Газпромом графики восстановления режима поставок газа до уровня, предусмотрен ного договором;

выполнять нормы и требования, обеспечиваю щие сохранность трубопроводов и безопасность транспортиров ки газа;

беспрепятственно допускать уполномоченных предста вителей Газпрома для контроля учета объемов и качества газа;

обеспечивать постоянную устойчивую радио- или телефонную связь между диспетчерскими пунктами поставщика газа и Газ прома.

Ни по каким другим обстоятельствам, кроме указанных в Положении, Газпром расторгать договор не может. В Положе нии не перечислены основания, по которым независимые орга низации вправе расторгнуть договор. Независимые организации могут расторгнуть договор по основаниям, предусмотренным ст.

452 ГК РФ. Основания для расторжения договора независимыми организациями могут быть также предусмотрены непосред ственно в договоре.

Положением было установлено, что споры по заключению, исполнению и расторжению договоров рассматриваются в досу дебном порядке Комиссией Правительства РФ по вопросам ис пользования систем магистральных нефтегазопроводов и нефте продуктопроводов (п. 21) (далее – Комиссия).

Независимая организация, заявка которой была удовлетво рена частично или которая получила отказ от заключения дого вора, была вправе обратиться в Комиссию, предоставив заявку на транспортировку газа, решение Газпрома по заявке и иные необходимые материалы. Соответственно Комиссия обязана в месячный срок с участием представителей независимой органи зации и Газпрома рассмотреть представленные материалы и принять окончательное решение.

Комиссия, проработав с 2000 г. по 2004 г. была упразднена.

Истинные причины, по которым Комиссия была упразднена, не известны. Между тем, это была специальная структура Прави тельства РФ, в работе которой принимали участие представите ли независимых организаций, что, по всей вероятности, должно было обеспечивать беспристрастное отношение к обеим сторо нам.

В настоящее время независимые производители газа обра щаются за защитой своих прав в Федеральную антимонополь ную службу РФ (далее - ФАС России).

Одним из примеров действия ФАС России в указанной сфе ре, является наложение штрафа на Газпром, в связи с тем, что он «экономически и технологически необоснованно препятствовал доступу ЗАО «Транс Нафта» (независимый производитель газа) на рынок поставки и транспортировки газа в Татарстан», а также ставил ЗАО «Транс Нафта» в неравные условия с другими ком паниями, в том числе, входящими в структуру Газпрома, осу ществляющими транспортировку газа. Свободные мощности у Газпрома были, но, несмотря на это, он не предоставил незави симому производителю возможности для транспортировки сы рья» 8. Поскольку решение ФАС России может быть обжаловано в установленном порядке в Арбитражный суд, то Газпром уже оспорил указанное решение в суде.

4. На протяжении последних лет некоторыми органами гос ударственной власти и экспертами газовой отрасли ведется ра бота по разработке и принятию новых нормативных правовых актов с целью реформирования рынка газа, улучшения ситуации с доступом независимых производителей к магистральным газо проводам, поскольку практически независимые организации имеют неравное положение по сравнению с Газпромом.

В частности, распоряжением Правительства РФ была утверждена Энергетическая стратегия России на период до г., в которой указывается, что с целью надежного удовлетворе ния потребностей экономики страны в газе, повышения эффек тивности функционирования и развития газовой промышленно сти необходимо осуществление долгосрочной государственной политики, предусматривающей создание условий для развития независимых производителей газа и для формирования недис криминационного доступа к системе магистральных газопрово дов всех участников рынка9.

Длительное время в Государственной Думе РФ рассматри вается проект федерального закона «О магистральном трубопро водном транспорте»10, в котором ряд статей посвящен правилам доступа к магистральным газопроводам.

В данном законопроекте есть удачные статьи.

В соответствии со ст. 14 законопроекта «организацией собственником системы магистрального трубопроводного транспорта (магистрального трубопровода) или эксплуатирую ФАС взяла процент с «Газпрома»// «Коммерсантъ». 2009. №13 (4068).

Распоряжение Правительства РФ от 28 августа 2003 г. № 1234-р «Об энергетической стратегии России на период до 2020 года». Документ опубликован не был. Текст документа содержится в справочно правовой системе «КонсультантПлюс».

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Рос сийской Федерации от 21 сентября 1999 г. «4322-II ГД «О проекте фе дерального закона «О магистральном трубопроводном транспорте» // Ведомости ФСРФ. 1999. № 28. Ст. 1599. Источник текста законопроек та – справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

щей организацией запрещается создание препятствий доступу на рынок независимым организациям». Статьей 15 законопроекта установлено, что недискриминационный доступ к услугам маги стрального трубопроводного транспорта предоставляется лю бым юридическим лицам Российской Федерации, исходя из принципа равнодоступности «эксплуатирующей организацией системы магистрального трубопроводного транспорта (маги стрального трубопровода)».

Вместе с тем, вопросам, связанным с перемещением про дукции по трубопроводам (собственно транспортировке продук ции), в проекте закона отведено несопоставимо меньше места, чем вопросам, посвященным, например, проектированию, стро ительству, ремонту трубопроводов, безопасности их использо вания, землепользованию, охране окружающей среды и т.п.

Следует сказать и о том, что в значительно более подроб ном регулировании, чем представлено в упомянутом выше зако нопроекте, нуждаются и отношения в сфере перемещения про дукции по трубопроводам. На наш взгляд, в законе, посвящен ном магистральному трубопроводному транспорту, следует в большем объеме и значительно лучше, чем это сделано в проек те, решить основные вопросы транспортировки продукции. В частности, порядка принятия продукции к перемещению, усло вий ее транспортировки, передачи другому виду транспорта, вы дачи получателю, ответственности за недостачу, ухудшение ка чества продукции в процессе транспортировки и т.п.

ФАС России был подготовлен проект нового постановления Правительства РФ «Об обеспечении недискриминационного до ступа к газотранспортным сетям в Российской Федерации». Од нако согласование названного проекта, над работой которого принимали участие не только представители ФАС России, но и независимых производителей газа, с Газпромом затянулось.

5. В целях обеспечения гарантированного доступа к ГТС Газпрома независимых производителей газа, их свободную кон куренцию, в 2006-2008 г.г. проводился эксперимент по созданию и функционированию электронной торговой площадки (далее ЭТП).

В соответствии с п. 2 постановления Правительства РФ «О проведении эксперимента по реализации газа на электронной торговой площадке» «…объем газа, регулируемого в соответ ствии с настоящим Постановлением открытым акционерным обществом «Газпром» и его аффилированными лицами по не регулируемым государством ценам, не может превышать объем газа, самостоятельно реализуемого независимыми организация ми на электронной торговой площадке»11.

Было принято решение об организации через ЭТП продаж млрд. кубометров газа Газпрома и 5 млрд. кубометров газа неза висимыми производителями.

Организацией, осуществляющей на своей ЭТП проведение эксперимента, была определена дочерняя компания Газпрома ООО «Межрегионгаз»12.

Имелось в виду, что заключенные независимыми организа циями на ЭТП договоры поставки газа обеспечат им доступ к газотранспортной системе Газпрома и станут основанием для использования обязательств Компании по транспортировке объ емов газа, зафиксированных в указанных договорах13.

Положительным моментом для независимых производите лей газа являлось и то, что в результате их участия на ЭТП они могли бы найти покупателя и гарантированно получить доступ к магистральному газопроводу Газпрома.

Однако в настоящее время деятельность ЭТП временно приостановлена в связи с тем, что Правительство РФ не приняло постановление о продолжении эксперимента по реализации газа на ЭТП в 2009 г.

Постановление Правительства РФ от 2 сентября 2006 г. № 534 «О проведении эксперимента по реализации газа на электронной торговой площадке» // СЗ РФ. 2006. № 37. Ст. 3891.

Приказ Министерства промышленности и энергетики РФ от 31октября 2006 г. № 294 «О проведении эксперимента по продаже газа на электронной торговой площадке» // Текст приказа опубликован не был. Текст документа содержится в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс».

См. Приказ ОАО «Газпром» от 1 ноября 2006 г. №238 «О мерах по реализации Постановления Правительства РФ от 2 сентября 2006 г.

№534» на сайте Газпрома: www.gazprom.ru.

6. Значительный интерес представляет вопрос о доступе не зависимых производителей газа к магистральным газопроводам для участия в экспортных газовых поставках.

В соответствии с действующим законодательством един ственным экспортером газа является Газпром. Федеральным за коном от 18 июля 2006 г. № 117-ФЗ «Об экспорте газа»14 уста новлено, что исключительное право на экспорт газа предостав ляется организации - собственнику единой системы газоснабже ния или ее дочернему обществу, в уставном капитале которого доля участия организации - собственника единой системы газо снабжения составляет сто процентов.

Вместе с тем, согласно п. 5 ст. 26 Федерального закона от 08 декабря 2003 г. №164-ФЗ «Об основах государственного ре гулирования внешнеторговой деятельности» организации, кото рым предоставлено исключительное право на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров, совершают сделки по экспор ту и (или) импорту отдельных видов товаров, основываясь на принципе недискриминации и руководствуясь только коммерче скими соображениями15.

Газпром, как владелец исключительной лицензии на экс порт газа, обязан обеспечить доступ независимых организаций к магистральному трубопроводу для транспортировки их газа на экспорт.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.