авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК СТАТЬИ АСПИРАНТОВ И СТАЖЕРОВ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 4 ] --

В Законе об экспорте газа ничего не сказано о форме уча стия независимых организаций в экспортных поставках Газпро ма.

Комментируя положения Закона об экспорте газа, бывший председатель Комитета Государственной думы РФ по энергети ке, транспорту и связи В.А. Язев в интервью «Российской газе те» отметил, что «…регулирование экспорта природного газа путем назначения единого эффективного оператора исключит конкуренцию российских поставщиков за рубежом, которая мо жет привести к значительному снижению экспортных цен на газ и таким образом обеспечит как коммерческие интересы постав щиков, так и интересы государства. Впрочем, все это отнюдь не СЗ РФ. 2006. № 30. Ст. 3293.

СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4850.

исключает участия независимых производителей газа в экспорт ных поставках. Это, безусловно, будет возможно и после окон чательного принятия закона: на условиях договора комиссии, в объемах, пропорциональных поставкам этих компаний на внут ренний рынок, и по ценам, регулируемым Федеральной службой по тарифам»16.

Подобного рода схема была принята в СССР, когда дого ворные отношения между государственными, кооперативными и иными общественными предприятиями, поставляющими товары для экспорта, регулировались Основными условиями регулиро вания договорных отношений при осуществлении экспортно импортных операций, утверждаемых Советом Министров СССР.

Отношения между предприятием и внешнеэкономической организацией при экспорте товаров оформлялись, как правило, договором комиссии, если стороны не договорились о примене нии договора поставки.

В договоре комиссии по требованию предприятия (заказчи ка) предусматривался допустимый минимальный (максималь ный) уровень контрактных цен, а также могли оговариваться другие условия, которые учитывались при заключении контрак тов с иностранными покупателями. В необходимых случаях в договоре могло быть предусмотрено, что внешнеэкономическая организация предварительно выясняет на внешнем рынке усло вия, на которых товар мог быть продан, после чего условия до говора окончательно согласовываются сторонами.

В советское время никаким предприятиям не разрешалось заключать договоры на внешнем рынке. Исключение составляли союзы, объединявшие потребительские кооперативы, которые могли выходить на внешний рынок. В условиях плановой эко номики предприятия промышленности не имели права участво вать в сделках на внешнем рынке.

В современных условиях рассматриваемый нами вопрос должен решаться иначе. В этой связи представляется интерес ным высказывание директора East European Gas Analysis Миха ила Корчемкина и аналитика «Тройки диалог» Валерия Нестеро ва о том, что необходим пропорциональный механизм: разре Российская газета. Федеральный выпуск. № 4114 от 11 июля 2006 г.

шить независимым производителям экспортировать столько же – в пропорции от добычи, - сколько и Газпрому. Газпром экс портирует в дальнее зарубежье примерно четверть добытого, 60% идет на российский рынок, а остальное – в страны СНГ, констатирует Корчемкин: если доступ к экспортной трубе рас пределится пропорционально объему газа, направляемому в единую систему газоснабжения, то у Газпрома будет 89%, а у остальных – 11%17.

7. Определенные усилия в области реформирования газовой отрасли, предусматривающей равный доступ всех независимых производителей газа на свободные мощности магистральных газопроводов, предпринимают и некоторые неправительствен ные организации.

Например, экспертами некоммерческого партнерства «Ко ординатор рынка газа» ведется подготовка проекта так называе мого «Сетевого Кодекса»18 (далее – СК) - документа, который имеет одной из целей установление детализированных правил недискриминационного доступа к системе магистральных и рас пределительных трубопроводов.

В зарубежных странах с развитым рынком газа (Велико британия, Австралия, Италия) доступ к магистральным газопро водам регулируется СК, который разрабатывается националь ными газотранспортными компаниями и представляет собой нормативный правовой документ, регулирующий отношения между транспортировщиком газа и грузоотправителями.

В Великобритании в 2005 г. вступил в действие новый Еди ный Сетевой Кодекс (далее – ЕСК)19, который призван обеспе чивать недискриминационный доступ поставщиков газа к га зотранспортным сетям газового концерна National Grid (государственная энергетическая система - Нэшенл Грид) и дру гих газовых компаний.

«ФАС против «Газпрома»// Ведомости. 2008. №48 (2070).

С концепцией проекта Сетевого Кодекса Российской Федерации можно ознакомиться на сайте Партнерства: http://www.k-r-g.ru.

С полным текстом ЕСК можно ознакомиться на английском языке на сайте великобританского регулятора по газу и электроэнергетике Ofgem: www.ofgem.gov.uk ЕСК содержит права и обязанности грузоотправителей и организаций, обеспечивающих транспортировку газа.

Каждая газотранспортная организация должна подписать свой индивидуальный СК. Указанный индивидуальный СК не содержит особенных положений, и является исключительно тре бованием для получения газотранспортной организацией лицен зии на предоставление услуг по транспортировке газа.

В соответствии с ЕСК газотранспортная организация и гру зоотправитель заключают рамочное соглашение. В рамочном соглашении содержатся ключевые термины, наименования и адреса сторон, а также обязательство по работе друг с другом.

Грузоотправителем и газотранспортной организацией мо жет быть подписано дополнительное соглашение к ЕСК, которое содержит дополнительные условия, не прописанные в ЕСК.

Например, дополнительным соглашением к ЕСК могут устанав ливаться бронирование дополнительной пропускной способно сти газотранспортной системы.

Каждый грузоотправитель, подписывающий ЕСК и рамоч ное соглашение, бронирует для своих нужд пропускную способ ность газотранспортной сети.

В соответствие с ЕСК организации, желающие получить доступ к магистральным газопроводам, принимают участие в аукционах, на которых они предлагают транспортировщикам газа приобретать за соответствующее вознаграждение необхо димые объемы пропускной способности газотранспортной си стемы.

В ЕСК установлено, что в случае неспособности удовлетво рить все объемы проданных пропускных способностей, владель цы магистральных газопроводов обязаны возвратить денежные средства грузоотправителю.

Что касается России, то в настоящее время невозможно дать однозначный ответ относительно необходимости принятия СК с учетом зарубежного опыта.

Подводя итог сказанному, можно заключить, что современ ное правовое регулирование транспортировки газа не обеспечи вает недискриминационного доступа независимых производи телей газа к системе магистральных и распределительных тру бопроводов Газпрома.

Представляется необходимым установление такого порядка доступа к магистральным газопроводам для организаций систе мы Газпрома и независимых организаций, который обеспечивал бы их равноправное положение.

Транспортировка газа нуждается в самостоятельном надле жащем регулировании. Желательно, чтобы формой такого регу лирования был закон о транспортировке газа, в котором была бы закреплена вся система отношений между транспортировщиком газа и его контрагентом.

М.В. Андросов ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ОБЛАСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ* Атомная отрасль России на современном этапе представля ет собой мощный комплекс из более чем 200 предприятий и организаций, в которых занято свыше 190 тыс. человек.

В структуре отрасли — четыре крупных научно производственных комплекса: предприятия ядерно-топливного цикла, атомной энергетики, ядерно-оружейного назначения и научно-исследовательские институты.

По выработке электроэнергии на АЭС 2008 г. стал в России рекордным – 162,3 млрд кВтч, на 2% больше, чем в 2007 г. Все это производилось без ввода новых блоков, только за счет по вышения коэффициента использования установленной мощно сти. Коэффициент использования уровня установленной мощно сти (КИУМ), характеризующий работу атомных электростан ций, достиг 79,5%1.

За 2007 г. и первое полугодие 2008 г. на атомных станциях не произошло ни одного радиационного инцидента. За первые * Статья рекомендована к печати доктором юридических наук, про фессором А.И. Иойрышем.

См.: http://www.atomenergoprom.ru/org/npp/.

шесть месяцев 2008 г. зафиксировано менее 20 отклонений в ра боте АЭС;

это лучший показатель за всю историю существова ния атомных станций в стране. Число внеплановых отключений АЭС от сети и внеплановых остановок реакторов также сокра щается, по этому показателю Россия уступает только Японии2.

Приоритетным направлением в области использования атомной энергии является обеспечение безопасности.

Термин «безопасность» в смысловом значении есть «отри цание опасности»3. «Тут возникает парадокс: безопасность неразрывно связана с опасностью, обретает свое существование лишь как ответ на вызов угрозы. И напротив, ее отсутствие в нормальных условиях вовсе не осознается как безопасность, а скорее как естественное состояние… Источники безопасности формируются в связи с источниками угрозы»4. Закон «О без опасности» дает нам следующее определение безопасности: без опасность – это состояние защищенности жизненно важных ин тересов личности, общества и государства от внешних и внут ренних угроз (ст. 1)5.

В текстах нормативных правовых актов, в научной и учеб ной литературе можно встретить указания на различные виды безопасности: национальная безопасность, экологическая без опасность, ядерная безопасность, общественная и личная без опасность и др. Причинами такого терминологического разно образия являются различные критерии, положенные в основу классификации безопасности. Так, положив в основание нашего Там же.

«Опасность» можно определить, во-первых, как потенциальную возможность возникновения либо как ожидание возникновения того или иного негативного события;

во-вторых, как способность стать фак тором, обусловившим возникновение такого события (причем она внутренне присуща объекту, объективно заключена в нем);

в-третьих, как внушение осторожности, предостережение от возможности воз никновения негативного события.

Ильин М.В. Философия безопасности – основа нового политического мышления // Экология: пути выживания и развития человечества. М., 1998. С. 19.

См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 769.

деления страту6, на которой расположен объект, выделяют ин дивидуальную, локальную, местную, территориальную, регио нальную, национальную, межгосударственную, планетарную безопасность. В зависимости от характера (происхождения) угрозы (или источника опасности), от которой должен быть за щищен объект, ведут речь о безопасности оборонной, экологи ческой, промышленной, при использовании атомной энергии (ядерная, радиационная, техническая, пожарная), при уничтоже нии химического оружия (пожарная, движения, информацион ная и др.)7.

А.И. Константинов придерживается мнения, что прилага тельное, стоящее рядом со словом «безопасность», указывает на источник угрозы, от которого данный вид безопасности призван обеспечивать защиту8. В таком случае пожарная безопасность – это состояние защищенности от пожаров;

промышленная без опасность – защищенность от техногенных аварий на промыш ленных объектах;

экологическая безопасность – защищенность от негативных воздействий окружающей среды, вызванных ее загрязнением, истощением, природными и техногенными ката строфами, стихийными бедствиями, защищенность от эпидемий;

радиационная безопасность – защищенность от вредного радиа ционного воздействия;

ядерная безопасность – защищенность от опасностей, связанных с использованием ядерных (делящихся, расщепляющихся) материалов и т.д.

Кроме того, термин «безопасность» используется в таких словосочетаниях, как, например, «безопасность окружающей среды» или «безопасность ядерного реактора». В первом случае дополнение означает объект, который подлежит защите, а во втором – объект, который рассматривается как потенциальный Страта (лат. stratum – слой, пласт) – элемент социальной структуры, конструируемый на основании многомерной классификации и органи зуемый в иерархический порядок.

См.: Байдаков С.Л., Серов Г.П. Правовое регулирование обеспечения безопасности в экологической сфере деятельности // Правовые и эко номические проблемы управления безопасностью и рисками: Сб. ста тей. М., 2003. С. 21–22.

См.: Константинов А.И. Ядерная энергетика и правовая охрана при роды в России. М., 2001. С. 14.

источник опасности (в этом примере имеется в виду безопасная эксплуатация реактора).

Все виды безопасности (национальная, социальная, эконо мическая, экологическая, ядерная и др.) составляют лишь часть системы всеобщей глобальной безопасности. В положениях нормативных правовых актов о безопасности не содержится единого закрытого перечня видов безопасности. Это связано с тем, что с развитием новых видов техногенной деятельности по являются новые виды угроз и формируются соответствующие им новые виды безопасности. Экологическая и ядерная безопас ность занимают в этой системе приоритетные места, поскольку представляют общецивилизационную, общечеловеческую цен ность. На наш взгляд, одним из важных вопросов является во прос о содержании и соотношении понятий «экологическая без опасность» и «ядерная безопасность».

Проблеме экологической безопасности посвящено немало научных статей и монографий юристов-экологов С.А. Боголю бова, М. М. Бринчука, М.И. Васильевой, Ю.Е. Винокурова, А.К.

Голиченкова, В.Д. Ермакова и др. Но до настоящего времени отсутствует единство в понимании сущности данной категории, нет и ее общепризнанного определения. Одни авторы определя ют экологическую безопасность как состояние защищенности: а) жизненно-важных интересов личности, общества и государства (В.В. Петров9);

б) биологических основ жизни, здоровья и разви тия человека (Э.Н. Жевлаков10);

в) населения, животного и рас тительного мира, окружающей природной среды в целом от по следствий антропогенного воздействия, а также от стихийных бедствий и катастроф (Ю. Е. Винокуров11).

См.: Экологическое право России: Учебник / Под ред. В.В. Петрова.

М., 1995 (1998).

См.: Проблемы законодательного обеспечения экологической без опасности // Научная информация по вопросам борьбы с преступно стью № 151: Сб. докладов М., 1995.

См.: Экологическая безопасность – составная часть безопасности России // Российско-германский теоретический семинар «Экологиче ская безопасность: проблемы законодательного обеспечения»: Сб. до кладов. М., 1994.

Другие – как отношение между обществом и человеком, исключающее причинение вреда человеку посредством воздей ствия на природную среду его обитания, как обеспеченность жизненно важных интересов человека природными ресурсами и защищенность его от воздействия негативных факторов природ ной среды (А.А. Тер-Акопов)12.

Третьи определяет экологическую безопасность как «…процесс обеспечения защищенности жизненно важных инте ресов личности, общества, природы и государства от реальных или потенциальных угроз, создаваемых антропогенным или естественным воздействием на окружающую среду» (С.А. Бого любов13).

Некоторые юристы-экологи рассматривают экологическую безопасность в контексте с защитой права граждан на благопри ятную окружающую среду14.

Категория «экологическая безопасность» получила свое за крепление и на законодательном уровне15. Анализ определений, получивших нормативно-правовое закрепление также свиде тельствуют об отсутствии единства понятийно терминологического аппарата. Так, законодательный акт «О принципах экологической безопасности в государствах Со дружества»16 определяет экологическую безопасность как состо Там же.

См.: Боголюбов С.А., Емельянов В. и др. Комментарий к Закону Рос сийской Федерации «Об охране окружающей природной среды». М., 1997 (2000).

См.: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. М., 2000.

Положения об экологической безопасности содержатся в Конститу ции РФ (ст. 72), международных актах, Федеральном конституцион ном законе «О Правительстве Российской Федерации» (ст. 18), законах «О безопасности» (ст. 13), «О специальных экологических программах реабилитации радиационно-загрязненных участков территорий» (ст. 5), «Об охране окружающей среды» (ст. 1), Экологической доктрине Рос сийской Федерации (разд. 4 «Приоритетные направления деятельности по обеспечению экологической безопасности Российской Федерации»), а также иных нормативных правовых актах РФ и субъектов РФ.

Принят постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств от 29 декабря г. и одобрен Государственной Думой РФ.

яние защищенности личности, общества и государства от по следствий антропогенного воздействия на окружающую среду, а также стихийных бедствий и катастроф.

На федеральном уровне понятие «экологическая безопас ность» впервые было закреплено Федеральным законом «Об охране окружающей среды» (ст. 1), где экологическая безопас ность понималась как состояние защищенности природной сре ды и жизненно важных интересов человека от возможного нега тивного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрез вычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий.

Концепция экологической безопасности17 экологическую безопасность определяет как устойчивое состояние окружающей среды, обеспечивающее возможность улучшения качества жиз ни людей, защищенность от природных и техногенных ката строф, возможность стабильного прогресса общества и государ ства. Инструкцией по экологическому обоснованию хозяйствен ной и иной деятельности, утвержденной указом Минприроды России от 29 декабря 1995 г. № 539, экологическая безопасность определена как совокупность состояний, процессов и действий, обеспечивающих экологический баланс в окружающей среде и не приводящих к жизненно важным ущербам (или угрозам таких ущербов), наносимых природной среде и человеку.

Техногенные ядерные аварии и катастрофы, в значитель ной степени определявшие лицо ХХ в., наряду с антропогенной деятельностью поставили мировое сообщество на грань выжи вания. Уровень опасных ядерных гражданских и военных тех нологий достиг таких масштабов развития, что они из нацио нальных превратились в транснациональные. Это означает, что ядерная опасность не признает государственных границ, не име ет национальности. Ядерные объекты и технологии остаются опасными для человечества независимо от того, на чьей терри тории они размещены.

Исследования масштабов и последствий ядерных аварий и катастроф, их влияния на экосистемы, био- и социосферу позво ляют сделать выводы о глобальности и всеобщности ядерных Утверждена Минприроды России 24 мая 1995 г.

катастроф для планеты. Учитывая необратимый ущерб, который наносят глобальные ядерные катастрофы для всех экосистем, биосферы и социума, такие техногенные катастрофы неизбежно ведут к глобальным экологическим.

Именно необратимость последствий, которые наступают после ядерных катастроф, является главным критерием для определения их глобальности. И это относится не только к ядер ной безопасности. В ряду ядерная, экономическая, социальная, экологическая безопасность – первые три, безусловно, предше ствуют экологической, поскольку негативные последствия ядерных, социальных и экономических катастроф объективно могут стать причинами глобального экологического кризиса, на пороге которого человечество стоит в начале третьего тысячеле тия.

Основной экологический аспект использования атомной энергии в целом и ядерной энергетики в частности связан с ра диоактивностью. Из этого следует, что экологические требова ния в этой сфере направлены прежде всего на обеспечение ради ационной безопасности человека и окружающей среды. Обеспе чение радиационной безопасности, таким образом, состоит из двух аспектов: природоохранного, т.е. охраны окружающей сре ды, и санитарно-гигиенического, направленного на охрану здо ровья человека.

Кроме названных аспектов, радиационная безопасность также включает и технический аспект. Но в этом смысле поня тие «радиационная безопасность» относится уже не непосред ственно к окружающей среде, здоровью людей, а к объектам использования атомной энергии. И в данном контексте применя ется наряду с такими понятиями, как «ядерная безопасность», «техническая безопасность», «пожарная безопасность». Следует особо подчеркнуть, что обеспечение перечисленных выше видов безопасности объектов использования ядерной энергии является непременным условием обеспечения радиационной безопасно сти населения и окружающей среды.

В тексте Федерального закона «Об использовании атомной энергии» (ст. 4) не сформулированы определения понятий «ядерная безопасность», «радиационная безопасность» и «тех ническая безопасность». В специальных нормативно технических документах18 ядерная и радиационная безопасность атомных станций определена как «свойство АС при нормальной эксплуатации и нарушениях нормальной эксплуатации, включая аварии, ограничивать радиационное воздействие на персонал, население и окружающую среду установленными пределами».

Однако при этом не делается различия между ядерной и радиа ционной безопасностью.

Но безопасность, связанная с ядерными материалами, – ядерная безопасность – не ограничивается одним только аспек том безаварийной эксплуатации. Здесь присутствуют еще два аспекта ядерной безопасности, непосредственно не относящиеся к охране окружающей среды: нераспространение ядерного ору жия и материалов для его изготовления;

недопущение несанкци онированного завладения ядерными материалами, пресечение ядерного терроризма19.

Что касается технической безопасности АЭС, то в соответ ствии с общими положениями обеспечения безопасности атом ных станций при проектировании, сооружении и эксплуатации (ОПБ – 82), она определяется как достигаемое техническими средствами и организационными мерами качество АЭС, кото рое характеризуется прочностью оборудования и трубопрово дов, повреждение которых может привести к нарушению отвода тепла от активной зоны реактора, а также качество, которое ха рактеризуется способностью удерживать в герметичной зоне выделившиеся при указанных повреждениях радиоактивные ве щества20. Таким образом, в соответствии с техническими норма тивами безопасность АЭС в целом является радиационной без опасностью (технический аспект), но отдельные ее виды носят специальные названия – ядерная и техническая безопасность.

Как следует из экологически значимых особенностей ядер ной энергетики, безопасность людей и окружающей среды опре деляется безопасной эксплуатацией АЭС. Требование соблюде См.: Федеральные нормы и правила в области использования атом ной энергии. Общие положения обеспечения безопасности атомных станций ОПБ – 88. М., 1997.

См.: Иойрыш А.И. Непростые ответы на неудобные вопросы // Мос ковский журнал международного права. 1996. № 3. С. 68–69.

См.: Сборник нормативных материалов по безопасности АЭС. С. 4.

ния безопасности эксплуатации АЭС направлено на обеспечение радиационной безопасности людей и окружающей среды и явля ется экологическим требованием в ядерной энергетике.

Основное внимание в научных трудах, посвященных про блемам глобальных ядерных аварий и катастроф, их послед ствиям и ядерной безопасности, уделяется исключительно тех нической стороне. При этом экологическому аспекту (глобаль ное радиоактивное загрязнение экосистем, биосферы) должного внимания до настоящего времени не уделяется.

На наш взгляд, проблема ядерной безопасности должна рассматриваться в равной степени и с технической стороны, и в системе экологической безопасности. В современных условиях поиска концепции выживания и устойчивого развития, да и са мого сохранения жизни на Земле обеспечение экологического аспекта должно в определенной степени иметь прерогативу над технической стороной ядерной безопасности.

По мнению А.А. Ярошинской, ядерная безопасность – это такое состояние системы «ядерные объекты – экосистемы – био сфера – социосфера», при достижении которого исключено де градирующее воздействие на экосистемы, био- и социосферу21.

Особенность указанной системы в том, что человек является в ней и объектом и субъектом обеспечения ядерной безопасности.

Рассмотрение понятия «безопасность» в атомной энергети ке приводит к следующим выводам.

В атомной энергетике охрана окружающей среды состоит в обеспечении радиационной безопасности окружающей среды.

Обеспечение радиационной безопасности окружающей среды, а следовательно, и людей достигается обеспечением ядерной (эксплуатационного аспекта), радиационной, техниче ской и пожарной безопасности объектов атомной энергетики.

Представляется необходимым закрепить в законодательстве определения понятий ядерной, радиационной и технической безопасности, соответствующие применяемым в практической деятельности по использованию атомной энергии.

См.: Ярошинская А.А. Ядерная безопасность: философско методологические и социальные аспекты: Дисс. … канд. филос. наук.

М., 1997. С. 16.

Понятие «ядерная безопасность» уже понятия «экологиче ская безопасность», которое включает в себя все опасности, со здаваемые антропогенным или естественным воздействием на окружающую среду и социум. Отсюда вытекает еще одна осо бенность понятия «ядерная безопасность»: она возникает только в результате деятельности человека.

Понятие ядерной безопасности также тесно связано с поня тием «культура безопасности». Впервые в международном до кументе понятие «культура ядерной безопасности», ориентиро ванное на решение проблем безопасности ХХI в., зафиксировано в Декларации Московской встречи от 20 апреля 1996 г.22 Куль тура безопасности – это осознанная обществом, подтвержденная теоретически и эмпирически необходимость соблюдения ядер ной безопасности на основе гуманистических приоритетов, обеспечивающих выживание человечества23.

В рамках культуры ядерной безопасности должны реализо вываться два основных нравственных принципа ядерной без опасности:

предотвращение ядерной опасности до ее зарождения;

уменьшение последствий для экосистем и биосферы, ком пенсация материального и морального ущерба в социосфере.

Таким образом, рассмотрение понятия «безопасность» в ядерной энергетике приводит к следующим выводам: в ядерной энергетике охрана окружающей среды состоит в обеспечении радиационной безопасности окружающей среды;

обеспечение радиационной безопасности окружающей среды, а следователь но, и людей достигается обеспечением ядерной (эксплуатацион ного аспекта), радиационной, технической и пожарной безопас ности объектов ядерной энергетики.

См.: Московская встреча на высшем уровне по ядерной безопасно сти. М., 1996. С. 7.

См.: Ярошинская А.А. Указ. соч. С. 17.

Д.Р. Коваленко МЕХАНИЗМЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ПРИ ДОБЫЧЕ НЕФТИ ПО ЗАКОНУ НОРВЕГИИ О НЕФТЯНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Историческая справка. Национальное законодательство Норвегии начало развиваться с принятием Закона от 21 июня 1963 г. об изучении и разработке подводных природных ресур сов. Этот действующий по настоящее время Закон регулирует научные исследования морского дна, разведку и разработку природных ресурсов. Он содержит три основополагающих принципа: во-первых, право на подводные природные ресурсы принадлежит государству;

во-вторых, Король может давать гражданам Норвегии или иностранным гражданам, включая юридические лица, право на разведку и разработку природных ресурсов;

в-третьих, Король может издавать постановления в отношении такой деятельности.

Отправной точкой развития лицензионной системы стал королевский Указ от 9 апреля 1965 г. о разведке и разработке месторождений нефти в связи с проведением первого лицензи онного раунда. Открытие крупных месторождений нефти и газа (Экофиск) в 1969 г. дали норвежскому правительству стимул для установления Королевским Указом от 8 декабря 1972 г. о раз ведке и разработке месторождений нефти более строгих условий лицензирования. В соответствии с этим Указом выдавались ли цензии на добычу, которые привели к открытию нескольких крупных месторождений в течение 1970-х гг. и начале 1980-х гг.

(Статфьорд, Гулфакс, Осеберг, Тролль).

22 марта 1985 г. был принят Закон о нефтяной деятельно сти, в котором обобщались практики правительства по примене нию лицензионной системы. Основной целью Закона было уре гулировать ряд важных аспектов деятельности по добыче угле Статья рекомендована к печати заслуженным деятелем науки, докто ром юридических наук, профессором М.М. Бринчуком.

водородов. В числе содержащихся в нем новелл особо стоит от метить отдельную главу, посвященную ответственности держа теля лицензии за ущерб, причиненный нефтяным загрязнением.

В 1989 г. в этот Закон была добавлена новая глава о компенса циях в отношении убытков норвежским морякам, причиненных деятельностью по добыче нефти.

Закон о нефтяной деятельности 1985 г. был заменен Зако ном о нефтяной деятельности 1997 г., который содержал более гибкие правила выдачи лицензии на добычу и освоение новых районов Норвежского моря, характеризующихся большими глу бинами и большей удаленностью от существующей инфраструк туры. Закон предоставлял в таких случаях более благоприятные условия лицензии, более детально регулировал заключительные стадии, которые к началу 1990-х гг. представлялись наиболее важными в связи с закрытием первого норвежского нефтяного месторождения. В остальном Закон 1997 г. в основном пред ставлял собой продолжение Закона 1985 г.

Следует отметить важную роль постановлений правитель ства в соответствии с Законом о нефтяной деятельности 1985 г., которые более детально регулировали деятельность по добыче нефти. В частности, постановления от 14 и 28 июня 1985 г. В настоящее время они заменены новым постановлением, касаю щимся нефтяной деятельности, от 27 июня 1997 г., изданным в соответствии с Законом о нефтяной деятельности 1997 г.

Рассмотрим содержащийся в данном Законе правовой ме ханизм в части, имеющей отношение к охране окружающей сре ды. Анализ положений Закона показал, что к существенным элементам этого механизма относятся лицензирование, государ ственный контроль, оценка воздействия на окружающую среду, ответственность за ущерб, причиненный загрязнением окружа ющей среды, а также прямые требования по рациональному ис пользованию углеводородов.

Система лицензирования и государственный контроль.

Закон о нефтяной деятельности 1997 г. устанавливает рамки для государственного управления нефтяными ресурсами. Управле ние ресурсами осуществляется на основе центрального планиро вания и контроля со стороны государства. Таким образом, со гласно параграфу 1 ст. 1-2 Закона о нефтяной деятельности управление ресурсами осуществляется Королем в соответствии с положениями данного Закона и решениями Норвежского парла мента. Цели управления ресурсами изложены в параграфе 2 ст.

1-2 Закона.

Норвежское государство является собственником подвод ных залежей нефти. Нефть – исчерпаемый и невозобновимый природный ресурс – является потенциальным источником дохо да для государства. Следовательно, как указано в параграфе 2 ст.

1-2 Закона, долгосрочное управление нефтяными ресурсами осуществляется в интересах норвежского общества в целом.

Широкий круг политических интересов привел к высокой степени вмешательства государства в деятельность нефтегазово го сектора. Это вмешательство основывается на двух главных принципах. Во-первых, все стадии деятельности по добыче нефти – предмет прямого государственного контроля через си стему лицензирования. Это означает, что никакая деятельность не может осуществляться без предварительного получения ли цензии или одобрения. Таким образом, общие правила Закона о нефтяной деятельности и других постановлений, издаваемых в соответствии с Законом, конкретизируются индивидуальными условиями лицензий. Во-вторых, государство осуществляет не прямой контроль посредством организации деятельности нефте газового сектора. Эта организация состоит из двух компонентов:

лицензионные группы, организованные государством, и госу дарственное участие внутри этих групп.

Лицензионная система состоит из лицензии на разведку нефти и газа, на промышленную добычу нефти и газа, а также на размещение и эксплуатацию установок для транспортировки и использования нефти и газа.

Лицензия на промышленную добычу нефти занимает цен тральное место в системе лицензирования. Такая лицензия дает исключительное право на разведку, разведочное бурение и до бычу нефти на определенный срок на определенном участке недр, ее обладатель становится собственником добытой нефти.

Обладатели лицензий на промышленную добычу нефти опреде ляются в ходе лицензионного раунда. Хотя лицензия предостав ляет определенные права на промышленную добычу, вся после дующая деятельность обладателя лицензии является предметом государственного регулирования и контроля. Согласно ст. 4- Закона залежи нефти не могут разрабатываться до тех пор, пока Министерство нефти и энергетики (далее Министерство) не утвердит план разработки и промышленной эксплуатации ме сторождения. Исчерпывающие требования к содержанию плана содержатся в постановлении о нефтяной деятельности, утвер жденном Королевским указом от 27 июня 1997 г., что создает возможность государству контролировать все важные аспекты разработки месторождения, включая эффективную добычу нефти, связь подготовительных работ с существующей или бу дущей инфраструктурой, безопасность и охрану окружающей среды и т.д. Фактически все обстоятельства по управлению ре сурсами принимаются во внимание на этой стадии, потому что, как только лицензиат сделает капитальные вложения, возможно сти контроля уменьшатся.

Согласно ст. 4-3 Закона требуется выдача отдельных лицен зий на строительство и эксплуатацию сооружений для транспор тирования или утилизации нефти. На практике такая лицензия дает право всем владельцам месторождения транспортировать нефть по нефтепроводу. Цель данной системы дать собственни кам нефтепроводов стимул для установления низких транс портных тарифов для собственников нефти.

Как элемент лицензионной системы можно рассматривать план прекращения эксплуатации месторождения и последующее решение Министерства по удалению установок. До окончания действия лицензии на добычу или транспортирование нефти, или окончания эксплуатации стационарной установки по такой лицензии держатель лицензии должен представить в Министер ство план прекращения эксплуатации месторождения. На осно вании такого плана Министерство может принять одно из не скольких решений, предусматривающих случаи полного или частичного удаления, продолжения использования установок для целей добычи нефти, ее транспортировки либо иных целей.

Закон также регулирует добычу нефтяного попутного газа.

Такое регулирование осуществляется в «рамках регулирования разработки и контроля реализации проектов разработки нефтя ных месторождений»1. В соответствии со ст. 4-4 сжигание угле водородов сверх количеств, необходимых для безопасной экс плуатации месторождения, запрещается без одобрения Мини стерства. Количество, которое может быть добыто, закачено или сожжено, оговаривается на период разработки данного место рождения, на основании заявлений от держателей лицензии. Оно должно быть оговорено на основе графика добычи, до тех пор пока новая информация о месторождении или другие обстоя тельства не послужит основанием для отклонения от него. Срок действия разрешения может зависеть от размера месторождения, а также других факторов.

Ответственность за ущерб, причиненный загрязнением окружающей среды. Закон содержит определение ущерба, при чиненного загрязнением окружающей среды. Согласно ст. 7- под таким ущербом понимается ущерб или убытки, вызванные загрязнением, утечкой или сливом нефти, затраты, направлен ные на предотвращение или ограничение такого ущерба или убытков, а также ущерб или убытки, к которым приводят подоб ные меры. В ущерб от загрязнения включаются также ущерб или убытки, понесенные рыболовами по причине снижения возмож ности рыболовства.

Ответственным за ущерб считается владелец лицензии вне зависимости от того, нарушил он закон или нет. Такие же усло вия применяются и к оператору, который не является обладате лем лицензии, в связи с утвержденным статусом оператора.

В случае если имеются несколько лицензиатов по одной лицензии и один из них является оператором, то первоначально иск предъявляется оператору. Если оператор не оплатил какую нибудь часть компенсации к назначенному сроку, эта часть должна быть оплачена владельцами лицензий пропорционально их долям в лицензии. Если кто-то не погасит своей части задол женности, она будет пропорционально разделена между осталь ными владельцами лицензии.

Перчик А.И., Ван Юншен. Правовое регулирование добычи и исполь зование нефтяного попутного газа // Нефть, газ и право. 2006. № 1. С.

20.

Если доказано, что ущерб вызван форс-мажорными обстоя тельствами, ответственность владельца лицензии может быть снижена с учетом его финансовых возможностей и возможности использования страховки.

В ст. 7-4 указаны лица, которые не несут ответственности за ущерб, причиненный окружающей среде. Это подрядчики, производители и поставщики оборудования, а также лица, кото рые принимают меры по предотвращению или ограничению ущерба, если они не действуют намеренно или крайне небрежно.

В последних случаях владелец лицензии вправе предъявить им регрессный иск.

Если владелец лицензии не может в установленный срок возместить причиненный ущерб, потерпевшая сторона вправе предъявить иск о возмещении ущерба к лицу, к которому владе лец лицензии вправе предъявить регрессный иск.

Владелец лицензии вправе возбуждать иск о возмещении убытков либо предъявлять регрессный иск стороне, причинив шей ущерб. Соглашения о будущем предъявлении регрессных требований к лицам, к которым не может быть применена ответ ственность, являются недействительными.

Если ущерб, причиненный загрязнением, произошел вслед ствие нефтяной деятельности без лицензии, сторона, осуществ ляющая такую деятельность, будет ответственной за ущерб вне зависимости от того, нарушила она закон или нет. Ответствен ность также возлагается на лиц, которые принимали участие в такой деятельности и знали или должны были знать, что такая деятельность ведется без лицензии.

Оценка воздействия на окружающую среду является не обходимым элементом при осуществлении нефтяной деятельно сти. Перед открытием нового участка для выдачи лицензии на добычу нефти должна быть проведена оценка воздействия нефтяной деятельности на торговлю, промышленность и окру жающую среду, а также рассчитан риск загрязнения, экономиче ские и социальные воздействия, которые могут быть результа том нефтяной деятельности.

Оценка воздействия на окружающую среду проводится на всех стадиях нефтяной деятельности в целях выявления и воз можности снижения рисков. Оценка воздействия на окружаю щую среду является частью плана разработки и промышленной эксплуатации месторождения, установки и эксплуатации мор ских трубопроводов и плана прекращения эксплуатации место рождения.

В плане разработки и промышленной эксплуатации место рождения владелец лицензии должен описать состояние окру жающей среды, на которую может быть оказано существенное воздействие (включая выбросы в море, атмосферный воздух и почву), возможные и запланированные меры для предотвраще ния и уменьшения ущерба, порядок его возмещения в случае неблагоприятного воздействия на окружающую среду, оборудо вание для транспортировки и утилизации, технические меры на случай чрезвычайных экологических последствий, а также ка ким образом будет проводиться мониторинг окружающей среды в данной области. Перед подачей плана разработки и промыш ленной эксплуатации владелец лицензии должен представить в Министерство программу оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Далее программа направляется заинтересован ным органам государственной власти, промышленным предпри ятиям и общественности для обсуждения. Министерство утвер ждает программу ОВОС с учетом полученных предложений и замечаний. ОВОС проходит такую же процедуру.

На основании полученных замечаний и предложений Ми нистерство принимает решение о том, требуется ли проведение дополнительных оценок или предоставление дополнительной документации по отдельным вопросам. По заявлению владельца лицензии Министерство может дать разрешение не проводить ОВОС в случае, если разработка месторождения не предполага ет коммерческого извлечения нефти и природного газа, и при условии, что добытое количество нефти не превышает 4000 бар релей в день, а газа – 500 000 м3 и такая деятельность не оказы вает существенного влияния на окружающую среду.

Участие общественности в процессе ОВОС регулируется Законом о праве на экологическую информацию 2003 г.

Общим результатом этого процесса является то, что оценка воздействия на окружающую среду влияет на выбор и техноло гий, и принятого решения. При разработке проекта подробные технические параметры основываются на результатах ОВОС, выполнении требований, сформулированных в результате про ведения слушаний и при получении одобрений2.

В законе содержится ряд требований, обеспечивающих ра циональную добычу и использование углеводородов. К тако вым относятся, в частности, требование вести добычу таким об разом, чтобы добиться максимального извлечения углеводоро дов с одного месторождения или с нескольких месторождений, которые разрабатываются одновременно;

недопущение потерь нефти и газа (ст. 4-1);

количество углеводородов, которое может быть добыто, закачено или сожжено, оговаривается на период разработки данного месторождения на основании заявлений от держателей лицензии и утверждается Министерством (ст. 4-4);

заключение соглашений о совместной разработке месторожде ний, которые подпадают под действие разных лицензий (4-7);

разрешение на бурения в лицензионном блоке после того, как станут известны результаты исследований на смежных блоках.

Таким образом, можно сделать вывод, что Закон о нефтя ной деятельности 1997 г. содержит ряд эффективно действую щих механизмов охраны окружающей среды при осуществлении нефтяной деятельности, а также рационального использования углеводородов. Это стало возможным, в частности, благодаря четкому и подробному регулированию применения таких меха низмов в изданном в соответствии с Законом постановлении, касающемся нефтяной деятельности, а также имплементации в национальное законодательство положений некоторых Директив ЕС. Положительный опыт Норвегии в данной сфере может быть весьма полезен для России, где, как известно, нет соответству ющего законодательства, а существующие нормативные право вые акты не всегда отражают нефтегазовую специфику.

См.: Скайнер Л.Экологическое регулирование добычи и транспорти ровки в нефтегазовой сфере: сравнительный анализ российского и нор вежского подходов // Нефть, газ и право. 2008. № 1 С. 53.

Е.А. Антонова О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ВСЛЕДСТВИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СОЗДАЮЩЕЙ ПО ВЫШЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ Впервые понятие «деятельность, влекущая повышенную опасность для окружающих» было использовано в постановле нии Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»1. В нем источник повышенной опасно сти рассматривается именно как деятельность. Данное понятие перекочевало в гл. 59 ГК РФ, посвященную возмещению вреда, а также в п. 2 ст. 1065 ГК РФ, правда, в иной формулировке. Так, деятельность, создающую угрозу причинения вреда в будущем, возможно прекратить в результате удовлетворения иска заинте ресованных лиц о запрещении такой деятельности (п. 1 ст. 1065).

Предупреждение причинения вреда путем приостановления или прекращения деятельности предусматривается в п. 2 указанной статьи в отношении эксплуатации предприятия, сооружения ли бо иной производственной деятельности, которая уже причини ла вред и продолжает его причинять или угрожает новым вре дом.

Таким образом, законодателем была предусмотрена воз можность предупреждения вреда, который может возникнуть в связи с какой-либо деятельностью. При этом в п. 1 ст. 1065 не указывается, какие виды деятельности подпадают под понятие «деятельности, создающей опасность причинения вреда». Долж на ли это быть повышенно-опасная деятельность (источник по вышенной опасности), о которой речь идет в ст. 1079 ГК РФ и возмещение вреда от которой производится на началах ответ ственности без вины, либо любая деятельность, последствием Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук Е.Н.

Васильевой.

Российская газета. 1994. 14 июля.

которой может быть какой-либо ущерб для здоровья и (или) имущества третьих лиц? В связи с этим представляется необхо димым рассмотреть вопрос о соотношении понятий «повышен но-опасная деятельность» и «деятельность, создающая угрозу причинения вреда», предусмотренная ст. 1065 ГК РФ.

В российской юридической науке и в судебной практике не сформировалось единообразного подхода к данной проблеме.

Так, О.В. Дмитриева, рассуждая о том, можно ли запретить на основе ст. 1065 ГК РФ деятельность по эксплуатации источника повышенной опасности, поскольку такая деятельность хотя и разрешена законом (ст. 1079 ГК РФ), по своей сути создает опасность причинения вреда в будущем, приходит к отрица тельному выводу: «Очевидно, нет, поскольку в противном слу чае пришлось бы признать, что закон вместо стимулирования общественного прогресса создает предпосылки для возврата в каменный век»2. Запретить общественно полезную деятельность по эксплуатации источника повышенной опасности, по ее мне нию, нельзя, поскольку это будет противоречить общему разре шению закона заниматься такой деятельностью. На вопрос, ко гда же может быть применен п. 1 ст. 1065, автор отвечает: толь ко если потенциальный пострадавший сможет доказать в суде наличие конкретной опасности причинения вреда в будущем, создающейся в результате конкретных действий другого лица.

Согласно п. 1 ст. 1065 опасность причинения вреда в буду щем может явиться основанием к иску о запрещении деятельно сти, создающей такую опасность. О какой-либо повышенной степени опасности в данной норме не говорится. Очевидно, по нятие «деятельность» следует трактовать в широком смысле, включая любую деятельность, которая может в будущем причи нить какой-либо вред, в том числе и представляющую повышен ную опасность для окружающих.

Данный вопрос представляет особый интерес в свете судеб ных исков, рассмотренных судами различных инстанций, о за прете отнюдь не той деятельности, которую принято считать повышенно-опасной в юридической науке и практике. Так, в Дмитриева О.В. Ответственность без вины в гражданском праве:

Учеб. пособие. Воронеж, 1997. С. 42.

определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля г. № 5399/08 по делу № А08-1421/07-263 рассматривается сле дующая ситуация.

Администрация г. Белгорода обратилась в Арбитражный суд Белгородской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью о запрете деятельности принадлежащих ему объектов игорного бизнеса, ссылаясь при этом на п. 1 ст. ГК РФ, ст. 44 Закона РФ «О защите прав потребителей», ст. Градостроительного кодекса РФ, ст. 4 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации», Закона Белгородской области от 18 ноября 2004 г. «О размещении объектов игорного бизнеса на территории области». Суд удовлетворил требования истца, и данное решение было поддержано кассационной инстанцией.

Основанием для такого решения стало нарушение Закона Белго родской области от 5 марта 2007 г. «О запрещении деятельности по организации и проведению азартных игр», которым начиная с 1 июля 2007 г. на территории Белгородской области запрещена деятельность по организации и проведению азартных игр. В пе ресмотре в порядке надзора судебных актов Высший Арбитраж ный Суд РФ отказал в связи с отсутствием оснований, преду смотренных ст. 304 АПК РФ.

Таким образом, в п. 1 ст. 1065 ГК РФ говорится об угрозе причинения любого вреда, не обязательно в результате деятель ности, признаваемой повышенно-опасной. И абсолютно спра ведливо суд применяет данную норму в подобных случаях.

Иное мнение высказывает В.М. Болдинов, который считает, что уровень опасности деятельности, указанной в ст. 1065, го раздо выше по сравнению с деятельностью, относящейся к ис точникам повышенной опасности. «На наш взгляд, в ст. 1079 и ст. 1065 ГК речь идет о разных видах опасности. Повышенно опасная деятельность есть деятельность правомерная, и возник новение ее вредоносных результатов является скорее нежела тельным исключением, нежели правилом… Угроза здесь аб страктна, вредоносность, как правило, локализована временны ми и пространственными рамками – вред возникает лишь в об СПС «КонсультантПлюс».

ласти контакта человека и его имущества с источником повы шенной опасности... Во втором случае (ст. 1065 ГК) опасность более конкретна, вероятность причинения вреда очень высока, вредоносность слабо ограниченна. Опасность, подразумеваемая нормами ст. 1065 ГК, гораздо выше, чем опасность, присущая деятельности, создающей повышенную опасность для окружа ющих;

такая деятельность зачастую носит противоправный ха рактер, так как непрерывно причиняет вред»4.

Позволим себе не согласиться с таким подходом. Во первых, в п. 1 ст. 1065 о повышенной опасности для окружаю щих законодатель ничего не говорит. Это позволяет сделать вы вод, что допустимо подавать иски о запрещении, например, та ких видов деятельности, как проведение картографических ме роприятий, учет земель, эксплуатация городского рынка и т.п., очевидно, самих по себе опасной деятельностью не являющихся.


Вероятно, В.М. Болдинов имел в виду все же п. 2 ст. 1065 ГК РФ. Во-вторых, представляется некорректным использование термина «неправомерность» в качестве критерия, позволяющего отделить деятельность, представляющую повышенную опас ность для окружающих, предусмотренную в ст. 1079 ГК РФ, от деятельности, представляющей угрозу причинения вреда и под падающей под ст. 1065. Если бы деятельность, которая может причинить вред в будущем, «расценивалась как противоправная, суд был бы обязан приостановить или прекратить ее, в то время как ст. 1065 ГК не возлагает на суд такой обязанности, а дает ему лишь соответствующее право... Следовательно... такая дея тельность в одних случаях может расцениваться как противо правная, в других – как правомерная»5. С этим не соглашается С.С. Бондаренко, говоря о том, что «необходимым условием удовлетворения иска о предупреждении вреда является проти воправность деятельности ответчика»6.

Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником по вышенной опасности: Дисс.... канд. юрид. наук. Иркутск, 2000. С. 31– 32.

Рабец А.М. Обязательства по возмещению вреда, причиненного жиз ни и здоровью. М., 1998. С. 65.

Бондаренко С.С. Предупреждение причинения вреда (статья 1065 ГК РФ) // Современное право. 2008. № 8.

По нашему мнению, в ст. 1065 речь идет в том числе и о правомерной деятельности. К примеру, оспариваемая по данной статье деятельность какого-либо химического предприятия яв ляется правомерной, осуществляемой на основании всех имею щихся разрешений и лицензий, а ее вредоносные последствия не превышают пределов, предусмотренных нормами экологическо го законодательства. Если впоследствии в результате новейших научных исследований будут выявлены новые вредоносные свойства объекта, что повлечет пересмотр уровня опасности данного производства, заинтересованное лицо может подать со ответствующий иск. Возможность причинения вреда может быть выявлена вследствие обнаружения новых свойств объекта, который подвергается вредному воздействию, например, в сани тарной зоне предприятия обнаружены редкие представители флоры и фауны. Таким образом, даже если деятельность являет ся правомерной, это не исключает особых обстоятельств, когда такая деятельность становится опасной для конкретного лица, начинает создавать угрозу для нарушения его прав.

Представляется, что для принятия положительного решения суду необходимо не столько удостовериться в неправомерности деятельности, относительно которой выносится решение о за прещении, сколько убедиться в наличии потенциальной, но ре альной опасности причинения вреда. Таким образом, для приме нения п. 1 ст. 1065 требуется наличие объективной угрозы при чинения вреда каким-либо материальным и нематериальным благам.

Что касается соотношения понятия деятельности, создаю щей угрозу причинения вреда, которую суд вправе запретить на основании ст. 1065, и источников повышенной опасности, то, на наш взгляд, если в п. 1 данной статьи говорится о любой дея тельности, создающей угрозу нарушения чьего-либо права, вле кущего причинение вреда, то в п. 2 – в первую очередь об ис точниках повышенной опасности (естественно, понятие источ ника повышенной опасности гораздо шире, так как к последне му относится и непроизводственная деятельность).

Ряд авторов полагают, что ст. 1065 была включена в ГК РФ в связи с тем, что на момент принятия части второй Кодекса особое внимание уделялось вопросам экологической безопасно сти. Так, с точки зрения Е.Н. Васильевой, нормы данной статьи носят превентивный характер в отношении так называемого экологического вреда. Они рассчитаны прежде всего на деятель ность, представляющую повышенную опасность для окружаю щих и осуществляемую на ядерных, химических, биологических и иных опасных производственных объектах7. В этой связи представляется необходимым выяснить соотношение таких ка тегорий, как вред, причиненный деятельностью, влекущей по вышенную опасность для окружающих, и экологический вред.

Категория «вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих» идентична понятию вреда в доктрине гражданского права, т.е. это любое умаление (ущемление, нарушение) права, охраняемого законом матери ального или нематериального блага и, в частности, жизни и здо ровья.

Категория «экологический вред» – понятие более специфи ческое. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 10 янва ря 2002 г. «Об охране окружающей среды»8 под вредом окру жающей среде понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшего за собой дегра дацию естественных экологических систем и истощение при родных ресурсов.

Вред природной среде включает количественные и каче ственные потери в окружающей нас естественной среде обита ния. Они проявляются в загрязнении окружающей среды, т.е. в физико-химическом изменении состава воздуха, воды, земель, создающем угрозу для здоровья населения, растительного и жи вотного мира, в порче (приведении в негодность), повреждении, уничтожении природных объектов и экосистем. Измененное вследствие причиненного вреда качество природной среды, в См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2005. С.

930.

СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.

свою очередь, отрицательно воздействует на социальную среду:

наносится вред здоровью людей, материальным ценностям9.

Как указывает М.И. Васильева, вред жизни и здоровью че ловека, причиняемый неблагоприятным воздействием окружа ющей природной среды, по источнику своего происхождения характеризуется как экологический, и, значит, ему присущи все юридически значимые особенности экологического вреда, а по характеру проявления этот вред – антропологический (т.е. отно сящийся к человеку), и в этом смысле его возмещение строится на общих положениях о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью10. При этом причинение ущерба природной среде именуют первичным или экологическим вредом в узком смысле, а причинение вреда жизни и здоровью человека неблагоприят ным воздействием окружающей среды – вторичным вредом ли бо включают его в понятие «вред, причиненный экологическим правонарушением», т.е. трактуют в широком смысле11.

Таким образом, вред, причиненный деятельностью, созда ющей повышенную опасность для окружающих (равно как и источником повышенной опасности – здесь данные понятия мы используем в одном значении) нельзя отождествлять с экологи ческим вредом. Однако если при этом характер вреда является экологическим и если он причинен вследствие нарушения норм природоохранного законодательства, можно говорить об эколо гическом вреде. При этом новый термин «деятельность, влеку щая повышенную опасность для окружающих», позволяет «ис пользовать более широкий подход к выявлению природы данно го вреда, которая проявляется не только в прямой, но и опосре дованной связи между действием и вредом, т.е. не только как прямое взаимодействие вещи или потерпевшего с объектом См.: Кособродов В.М. Гражданско-правовая ответственность за при чинение экологического вреда: вопросы терминологии // Адвокат.

2005. № 3.

См.: Васильева М.И. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды // Закон ность. 1994. №.

См., например: Семьянова А.Ю. Экологическое право. Курс лекций.

М., 2005;

Голиченков А.К. Экологическое право России: Учеб. пособие для вузов. М., 2008.

источником повышенной опасности, но и косвенное его воздей ствие через загрязнение окружающей природной среды»12.

Иными словами, экологический вред вторичного характера (причиненный жизни и здоровью в результате экологического правонарушения) вполне уместно возмещать по правилам ст.

1079 ГК РФ и предупреждать его, используя ст. 1065 ГК РФ. По крайней мере, предъявить такой иск на основании данной нормы вправе любое заинтересованное лицо. Правда, в этом случае осложняется доказывание причинно-следственной связи между опасным производством и причинением (либо угрозой такого причинения) вреда здоровью человека, поскольку она не всегда очевидна.

Причисляя иски о запрещении деятельности, указанные в ст. 1065 ГК РФ, к превентивным, Э.М. Мурадьян отмечает: «Ес ли у превентивных исков есть будущее, то прежде всего в сфере экологии. Здесь негативные последствия экологически сомни тельной деятельности необратимы. И значит, судебная защита должна строиться, прежде всего, не по типу зрелого иска (нару шено – возмещено), а посредством превенции»13. При этом в обоснование вредоносной хозяйственной деятельности недоста точно сослаться на презумпцию потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной и иной деятельно сти, которая закреплена ст. 3 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. «Об экологической экспертизе»14 и ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды». Основанием для иска может быть нарушение технических норм и правил при эксплуа тации потенциально опасного объекта, проведение экологиче ской экспертизы проекта и объекта строительства с нарушения ми.

Необходимо заметить, что ст. 1065 не единственная норма, дающая право осуществлять превентивные действия. В ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав (преду смотренных ст. 12) сформулирована норма о пресечении дей Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (ча сти второй) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. С. 963.

Мурадьян Э.М. Превентивные иски // Государство и право. 2001.

№ 4.

СЗ РФ. 1995. № 48. Ст. 4556.

ствий, создающих угрозу нарушения права. Говоря о соотноше нии этих норм, Л.В. Домникова отмечает: «Расширяя трактовку данного способа защиты, гражданское законодательство в ст.

1065 ГК «Предупреждение причинения вреда» создает практи ческий механизм применения указанного способа защиты»15.


Что касается опасных производств, к которым применяется п. ст. 1065, то, по мнению этого автора, закрытие производств, причинивших вред здоровью человека, возможно лишь с помо щью применения такого способа защиты, как пресечение дей ствий, нарушающих право. «Возможно, однако, не закрытие производства, а обязание таких предприятий проводить эффек тивную природосберегательную политику, что будет являться одним из средств указанного способа защиты»16. То есть пресе чение действий, нарушающих право, необязательно реализуется через приостановление либо запрет какой-либо деятельности.

Таким образом, понятие пресечения шире предупреждения.

Данную точку зрения можно признать правильной, но с ря дом оговорок. Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения права, шире, поскольку не всегда нарушение какого-либо права сопровождается причинением имущественного или неимущественного вреда. В случае же с предупреждением вреда необходимо доказывание именно опас ности причинения вреда в будущем. В то же время нельзя не со гласиться с тем, что пресечение действий, нарушающих или со здающих угрозу нарушения права, по своему лексическому зна чению – это способ предотвращения уже совершающихся дей ствий, в то время как предупреждение вреда направлено на предотвращение вредоносной деятельности в принципе. В этой связи применение п. 1 ст. 1065 в целях предупреждения причи нения вреда представляется более привлекательным. В отличие от п. 1 указанной статьи п. 2 заключает в себе возможность при остановления или запрета той деятельности, которая уже про явила себя как вредоносная (т.е. ранее вред был причинен, но условия его повторного причинения сохраняются).

Домникова Л.В. Предупреждение причинения вреда здоровью // Ми ровой судья. 2008. № 10.

Домникова Л.В. Указ. соч.

Сравнивая эффективность норм ГК РФ – абз. 3 ст. 12 (пре сечение действий, создающих угрозу нарушения права) и п. 1 ст.

1065, – К.В. Бубон отмечает: «Первый из них предполагает осу ществление комплекса мероприятий, после которых действия по нарушению прав становятся невозможными в принципе (кон фискация либо уничтожение орудий нарушения права, снос зда ний и сооружений и т.п.). Поэтому если пресеченная деятель ность вопреки всему возобновляется (приобретаются новые ору дия, восстанавливаются сооружения), требуется новый судеб ный акт по ее пресечению»17. В то же время, поскольку «запре щение» переносит акцент с вредоносных действий на лицо, их совершающее, и является правовым ограничителем или обреме нением для этого самого лица, приведение в жизнь акта о за прещении деятельности предполагает длящуюся либо продол жаемую в будущем исполнительную работу по ее (деятельности) повседневному подавлению. Таким образом, можно сделать вы вод, что применение п. 1 ст. 1065 является более эффективным на стадии исполнения судебного решения, нежели применение такого способа защиты гражданских прав, как пресечение дей ствий, создающих угрозу нарушения права.

В литературе высказываются мнения о взаимосвязи нормы о предупреждении причинения вреда и с другими способами защиты гражданских прав, в частности п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ (за прет злоупотребления правом и отказ в защите прав злоупотреб ляющего лица). Так, О.В. Дмитриева сомневается в эффективно сти нормы ст. 1065: «Что касается п. 2 ст. 1065 ГК РФ, разреша ющего суду обязать ответчика приостановить или прекратить производственную деятельность, в частности, по эксплуатации предприятия или сооружения, которая уже причинила вред и продолжает причинять его либо угрожает новым вредом, за ис ключением случая, когда ее приостановление или прекращение противоречит общественным интересам, то этот пункт, на наш взгляд, закрепляет отраженную в общем виде в п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ возможность применения санкции за злоупотребление пра вом осуществлять конкретный вид деятельности (производить Бубон К.В. Запрет как способ защиты гражданских прав // Адвокат.

2007. № 3. С. 15.

товар из определенного материала по определенной технологии, использовать источник повышенной опасности и т.п.). В связи с этим названная норма не создает специальных гарантий для реа лизации правомочия потенциального пострадавшего требовать определенного поведения от других лиц»18. В то же время О.В.

Дмитриева отмечает, что у пострадавшего как бы усиливается третье правомочие (защищать право с помощью допускаемых законом мер самозащиты или с помощью обращения к компе тентным органам государства), так как он вправе получить воз мещение причиненного ему ущерба независимо от того, виновен или нет его причинитель. Действительно, опасность, порождае мая деятельностью, влекущей повышенную опасность для окру жающих, как правило, не может быть устранена только ее при остановлением или запретом, поскольку в ряде случаев, напри мер при хранении ядерных отходов, она может быть устранена только путем совершения действий с источником повышенной опасности (например, перезахоронение отходов). Приостановле ние (запрет) такой деятельности может угрожать еще большим вредом. Однако вариант судебного решения, связанного с при нятием неотложных мер по устранению угрозы, в ст. 1065 не предусматривается.

Несмотря на то что правовой механизм реализации нор мы о предупреждении вреда деятельностью, создающей опас ность причинения такового, пока еще не разработан, полагаем, что потенциал у данного способа защиты гражданских прав чрезвычайно высок. На это, в частности, указывает зарубежная правоприменительная практика. Например, в США широко применяется институт судебного запрета (permanent injuction) в различных категориях дел (потенциальное проникновение на земельный участок, потенциальное причинение экологического вреда, потенциальное нарушение исключительных прав, потен циальное ограничение конкуренции и т.д.)19. Хочется надеяться, что и в российском праве нормы о предупреждении причинения Дмитриева О.В. Указ. соч. С. 43.

См., например: Lancu A., Nichols W. Joss. Balancing the Four Factors in Permanent Injunction Decisions: A Review of posteBay Case Law // Journal of the Patent & Trademark Office Society. 2007. № 89. P. 395–404.

вреда найдут свое достойное место и получат развитие с точки зрения как их доработки, так и практики применения.

Е.В. Мисатюк ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ АТОМНОЙ ОТ РАСЛИ США Обеспечение доступа к обильным, дешевым, экологически чистым и устойчивым источникам энергии, несомненно, являет ся одной из главных проблем, стоящих перед США. Ограничен ность ресурсов углеводородов и их концентрация преимуще ственно на Ближнем Востоке – регионе политической неста бильности – требуют перевода национальных экономик на ис пользование иных, стабильных и распространенных энергетиче ских источников.

В настоящее время США настойчиво формируют рынок «чистой энергии», новые технологии и новые рабочие места, новое лидерство, делая на высшем политическом уровне ставку на ускоренное развитие ядерной энергетики. Высокие экономи ческие показатели и уровень безопасности атомной энергетики в США, растущий спрос на энергию и все более широкая осве домленность об экологических выгодах чистой ядерной энергии создают основу для постоянного интереса к исследованию пра вовых аспектов управления атомной отрасли страны. Финанси рование научно-исследовательских программ Департамента энергетики США косвенно затрагивает все страны мира. США являются лидером в разработке многих передовых технологий, в которых заинтересовано все человечество. Те направления, ко торые финансирует Департамент, будут определять лицо энерге тики мира в XXI в., от их развития зависят экономическое про цветание многих стран и качество окружающей среды.

Статья рекомендована к печати доктором юридических наук, профес сором А.И. Иойрышем.

С учетом сказанного задача исследования правового регу лирования атомной отрасли США состоит в том, чтобы выяс нить содержание и наиболее существенные черты основных ин ститутов американского атомного права, рассмотреть их харак терные особенности, проследить взаимосвязанные закономерно сти и тенденции, которым подчиняются эти институты в своем развитии, а главное – проанализировать, в какой степени содер жание и характерные особенности этих институтов обусловлены инженерно-техническими, санитарно-гигиеническими, социаль но-экономическими, политическими, экологическими и иными факторами.

Рассмотрим основные этапы развития атомной отрасли США, предопределяющие характерные особенности ее правово го регулирования.

Первый этап (1945–1979 гг). «Мирная» ядерная энергетика, как известно, стала следствием создания мирового ядерно оружейного комплекса, и впервые мощь ее была продемонстри рована в США в качестве оружия колоссальной разрушительной силы. Манхэттенский проект 1940-х гг. символизировал начало эры ядерного регулирования. Во время Второй мировой войны в США в рамках Манхэттенского проекта были созданы несколь ко секретных научных лабораторий для исследований возмож ности создания атомной бомбы и ее материального воплощения, включая Лос-Аламосскую лабораторию под руководством Р.

Оппенгеймера (она находилась под управлением Калифорний ского университета), лаборатории в Хэнфорде, штат Вашингтон и Оук-Ридже, штат Теннеси (управлялись частными компания ми) и других лабораторий. В октябре 1945 г. Палата представи телей Конгресса предложила законопроект о создании комиссии по атомной энергии, ответственной за состояние исследований в области использования атомной энергии и американского атом ного производства.

Закон об атомной энергии США 1946 г. был подписан Пре зидентом Г. Трумэном 1 августа 1946 г.1 Этот первый послево енный закон регулировал производство ядерного оружия и См.: Atomic Energy Act of 1946, 78 Cong. 1 st sess. // Public Law 60-755.

ядерной энергии в США. Его подписание последовало после ме сяцев интенсивных дебатов и тяжелых переговоров политиче ских деятелей США, военных и ученых, работающих в области использования атомной энергии. В соответствии с данным руко водство всеми работами в области атомной энергии, а также имущество и все активы Манхэттенского проекта передавались под управление Комиссии по атомной энергии (далее – КАЭ), которая начала работу с 1 января 1947 г. КАЭ состояла из председателя и пяти гражданских лиц, назначаемых Президентом США и утверждаемых Конгрессом сроком на пять лет. В ее состав входило четыре взаимодейству ющих отделения, отвечающих за научные исследования, произ водство, разработку и военное применение атомной энергии.

Указанный закон предоставлял КАЭ монополию во всем, касающемся производства и использования расщепляющихся материалов. Им была установлена государственная монопо лия на все расщепляющиеся материалы и средства их произ водства, в результате чего государство превратилось в исключи тельного собственника ядерного сырья, единственного работо дателя, в конечного контролера всего, что связано с использова нием атомной энергии. КАЭ наделялась правом осуществлять управление этой собственностью по контрактам и осуществлять функции заказчика от государства. Это означало, что она могла, если это требовалось, продолжить контракты, инициированные в рамках Манхэттенского проекта.

Атомное оружие и его компоненты также попадали под управление КАЭ. Но в отличие от первоначального варианта законопроекта, внесенного сенатором Мак-Магоном, вышена званный закон содержал условие, согласно которому Президент США «время от времени» мог давать прямые указания КАЭ предоставлять «оружие вооруженным силам для такого исполь зования, какое он считает необходимым, в интересах нацио нальной обороны»3.

См.: Hewlett, Richard G., Anderson, Jr. The New World, 1939–1946: Vol.

I. A History of the United States Atomic Energy Commission. Washington, 1972.

Atomic Energy Act of 1946, Section 6 Military Applications of Atomic Energy // Public Law 585, 79th Congress.

Предусматривалась строгая охрана секретности4: за раз глашение тайны иностранному государству виновным даже в мирное время грозила смертная казнь. Отдел военного примене ния атомной энергии был доверен представителям армии, и во енные специалисты могли присутствовать на всех заседаниях КАЭ.

КАЭ приняла на себя руководство национальными лабора ториями США5, созданными в военное время в рамках Манхэт тенского проекта, хотя первоначально они создавались как вре менные структуры. Значительные успехи в физике, химии, ме талловедении были достигнуты в ряде лабораторий, располо женных по всей стране, в том числе в области реакторных ис следований, которыми занимался Чикагский университет. Со зданная в пригороде Чикаго Аргоннская национальная лабора тория (Argonne National Laboratory) стала одной из первых, об разованных в соответствии с законом 1946 г. и служащих для выполнения задач, стоящих перед КАЭ.

В середине 1950-х гг., после отказа от государственной мо нополии на атомную энергию, решающим фактором становит ся привлечение частного капитала США ко всем стадиям ядерного топливного цикла, создание благоприятных условий для развития промышленного использования атомной энергии и содействие проникновению крупных монополий в сферу ядер ной энергетики.

В июле 1954 г. Конгресс принял новый Закон об атомной энергии США6. Он впервые сделал возможным коммерческое использование ядерной энергии;

определил функции КАЭ, с од ной стороны, поощряя использование ядерной энергии, с другой – обязав КАЭ обеспечивать безопасность ее применения.

Закон 1954 г., принятый в целях развития промышленно го использования атомной энергии и не раз подвергавшийся изменениям и дополнениям, подвергся критике по таким См.: Atomic Energy Act of 1946, Section 10 Control of Information // Public Law 585, 79th Congress.

См.: Buck N., Alice L. A History of the Atomic Energy Commission // U.S.

Department of Energy, DOE/ES-0003. July. 1983. P.2.

См.: The Atomic Energy Act of 1954, as amended // US Code. 1958. Title 42, chap. 23, subchap. I –XVII. P. 2011 – 2281.

важным аспектам, как стандарты радиационной безопасности, ядерная безопасность реакторов, порядок размещения производ ства и защита окружающей среды.

В итоге Конгресс решил упразднить КАЭ, придя к выводу, что ее функции должны быть переданы различным федеральным структурам.

В 1974 г. был принят Закон по реорганизации энергетики7, в соответствии с которым функции КАЭ были переданы новой Комиссии по ядерному урегулированию (далее – КЯР), которая начала работу 19 января 1975 г., а также Управлению энергети ческих исследований и разработок (Energy Research and Devel opment Administration – ERDA), которое в 1977 г. было преобра зовано в Министерство энергетики США.

КЯР осуществляла:

надзор за безопасностью реакторов, производящих элек трическую энергию в коммерческих целях, и реакторов, исполь зуемых для тестирования, обучения и научных исследований;

выдачу лицензий на строительство и модернизацию реакто ров;

надзор за безопасностью радиоактивных материалов и вы дачу лицензий на проведение работ с ними;

надзор за обращением с радиоактивными отходами (далее – РАО), в частности, за их размещением и удалением8.

Размах исследовательских и конструкторских работ, прове денных США в области использования атомной энергии, позво лил создать и ввести в действие большое число опытных и про мышленных атомных электростанций, выявить наиболее совер шенные и экономичные типы реакторов. Но авария на втором энергоблоке атомной электростанции на Три-Майл-Айленде под Миддлтауном (штат Пенсильвания) в 1979 г. отложила на мно гие годы завершение начатого строительства станций и повлекла закрытие ряда АЭС.

Второй этап (1980–2000 гг.). Второй этап развития атом ной энергетики США стал эпохой финансового оздоровления и Energy Reorganization Act of 1974 // Pub.L. 93–438.

См.: Kadak A.C., Pietrangelo A.R. The Future of the Nuclear Regulatory Commission // Bulletin of the Atomic Scientists. 2008, July.

восстановления безопасности атомной отрасли. Это оздоровле ние стимулировалось необходимостью решения проблемы энер гетической безопасности, существенным ростом спроса на энер гию, возросшим вниманием к проблемам в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, а также переходом на атомную энергетику, не даю щую выбросов. В это время наблюдается последовательный рост доверия американской общественности к эксплуатации атомных электростанций, связанный с пониманием экономических и эко логических выгод и с повышением показателей безопасности самих атомных станций.

В течение 1980-х гг. американские корпорации, производя щие электроэнергию на АЭС, завершили строительство многих оставшихся атомных станций, ввели их в строй. При этом особое внимание уделялось повышению их экономической эффектив ности и улучшению эксплуатационных характеристик, что, в свою очередь, повышало ядерную и радиационную безопас ность. Начиная с середины 1990-х гг. 103 АЭС производили 20% электроэнергии, низкая себестоимость которой – менее 2 центов за киловатт-час – позволяла им успешно конкурировать со стан циями, работающими на угле и других видах топлива.

В конце 1980 г. Конгресс принял закон о политике в обла сти обращения с низкоактивными радиоактивными отходами9.

Он был нацелен на формирование региональных систем обра щения с РАО с тем, чтобы удовлетворить национальные потреб ности в хранилищах и минимизировать число новых хранилищ, регламентировал ответственность за нарушение правил обраще ния с РАО низкого уровня активности между федеральным цен тром и штатами. К концу 1983 г., как стало ясно, что в ближай шие пять лет новые хранилища не будут введены в строй, почти 40 штатов сформировали семь региональных систем обращения с РАО.

В марте 1991 г. новое хранилище Envirocare в штате Юта получило государственную лицензию на прием РАО низкого уровня активности, имеющих ограниченный состав радионукли Low-Level Radioactive Waste Policy Act of 1980 // Public Law 96- [S. 2189] дов с максимальными удельными активностями, определенными в лицензии. В 1992 г. были оформлены соглашения об использо вании хранилищ Barnwell (Южная Каролина), Beatty (Невада) и Richland (Вашингтон).

К концу 1990-х гг. с ростом цен на энергоносители и в связи с серьезными перебоями в электроснабжении Калифорнии аме риканские бизнесмены стали проявлять больше интереса к атомной энергии. Несколько крупных энергетических компаний, в том числе «Экселон» и «Энтерджи», купили активы АЭС у бо лее мелких и менее рентабельных корпораций.

Более половины эксплуатируемых АЭС добились продле ния своих первоначально 40-летних лицензий еще на 20 лет. За это время показатели их ядерной и радиационной безопасности улучшились более чем в 10 раз, и в настоящее время атомная энергетика США занимает лидирующие позиции по вопросам промышленной безопасности.

Третий этап (2001 г. – настоящее время). С 2001 г. амери канское правительство определило для страны курс на стимули рование использования атомной энергии. Целью этого курса стала разработка, демонстрация и внедрение технологий атом ной энергетики следующего поколения путем исследований и разработок передовых топливных циклов, которые могут ока заться более чистыми, более эффективными, менее емкими по отходам и более безопасными в смысле распространения по сравнению с одноразовым ядерным топливом, которое после отработки требует геологической утилизации.

В целях реализации нового энергетического курса было начато осуществление нескольких программ, в том числе:

программа «Атомная энергетика — 2010» по стимулирова нию строительства новых АЭС;

программа «Поколение IV» по разработке реакторов нового поколения – более экономичных, более безопасных, более устойчивых и более стойких в плане распространения оружей ного плутония;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.