авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Отд. отт. „Извстій ИМПЕРАТОРСКАГО НИКОЛAEBCКАГО Университета" (т. I и т. II, вып. 1 — 3). ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ГОСУДАРЬ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Германіи во глав умственнаго движенія въ XVIII столтіи, и въ особенности въ XIX, посл того какъ былъ основанъ (1810 г.) Берлинскій университетъ. Переживъ подъ вліяніемъ мняющихся политическихъ воззрній и событій рядъ пертурбацій, университеты въ Германіи становятся во глав научнаго прогресса. Цлый рядъ выдающихся мыслителей, ученыхъ принадлежитъ теперь уже университету: Chr.

Wolf, Kant, Fichte, Schelling, Hegel, и дале — въ другихъ областяхъ научной мысли и творчества: Gauss, Haller, Humboldt'bi, F. A. Wolf, Lachman, Curtius, Mommsen, Niebuhr, Liebig, R. Mayer, Weber, Helmholtz, Kirchhof, J. Miiller, Virchow, Langenbeck, Uhland, Schiller и многіе др. Постепенно вырабатывается тотъ университетскiй строй, который мы видимъ въ Германіи теперь: профессора, выдающiеся дятели науки, являются въ то же время и учителями юности;

юноши черпаютъ свои познанія и вдохновеніе изъ первоисточника науки. Въ Германіи, по Paulsen'y, наука стоить ближе къ сердцу народа, чмъ въ другихъ странахъ. Вообще задачей современнаго германскаго университета является не только обученіе, но и научное изслдованіе, по формул Гумбольдта: „профессора не для студентовъ, а т и другіе вмст для науки". Старое догматическое ученіе, стремившееся дать учащимся рядъ истинъ, установленныхъ авторитетами, замняется стремленіемъ пріучить студентовъ къ самостоятельному мышленію, научному изслдованію, а, гд можно, и къ совмстной научной работ. Соотвтственно этому 1) Интереснымъ представляется слдующій факты главная масса выдающихся лицъ, научныхъ, культурныхъ работниковъ и т. д... вышла въ Германіи изъ среды дтей сельскаго духовенства.

Игнатовичъ говоритъ: «Потомству сельскихъ священниковъ нмцы обязаны весьма значительной частью своего образованія. По Ю. Шмидту / великихъ преобразователей и литераторовъ были дти приходскихъ священниковъ».

новому направленію, развиваются семинаріи, практическiя занятія. Характернымъ въ развитіи новйшихъ университетовъ представляется также строгая спеціализація, постепенное увеличеніе каердъ, соотвтственно новымъ нарождающимся спеціальностямъ;

увеличеніе хорошо въ научномъ отношеніи обставленныхъ лабораторій, клиникъ и т. д.

Мы не будемъ останавливаться на тхъ сторонахъ университетской жизни, которыя не имютъ непосредственно отношенія къ научной и педагогической дятельности, но считаемъ не лишнимъ отмтить, что, если политическія движенія (напр., въ XIX вк) рзко отражались на университетахъ, вліяли на ихъ жизнь, на ихъ строй, то и университеты въ свою очередь вліяютъ на политику Германіи, въ особенности чрезъ историковъ и представителей юридическихъ наукъ: политика нердко получаетъ отъ университетовъ импульсъ и направленіе.

Что касается медицинскихъ факультетовъ, то они долго были слабйшими факультетами въ германскихъ университетахъ, какъ бы придатками къ другимъ факультетамъ, и только въ XIX столтіи начинаютъ постепенно выдвигаться. Въ году общее число студентовъ медиковъ во всхъ прусскихъ университетахъ было только 144, тогда какъ юристовъ 1.036, теологовъ 555. Въ конц столтія, въ 1899 — 1900 учебномъ году, въ одномъ Берлинскомъ университет 11 тысячъ учащихся (въ Пруссіи 22 тысячи), въ томъ числ медиковъ боле 25 % 1). Въ новйшее время медицинскіе факультеты пріобртаютъ не только видное, по и преобладающее 1) Интересно процентное отношеніе учащихся въ университетахъ по странамъ. На 100.000 жителей въ 90-хъ годахъ было студентовъ во Франціи 43, въ Германіи 48 (съ теологами 57), въ Италіи 51, въ Австріи 56: maximum въ Норвегіи 77 и Бельгіи 82, minimum въ Россіи 10.

значеніе. Приведу слова Fr. Paulsen'a, бытописателя университетской жизни: «Май kann vielleicht sagen, dass die grossen Entdecker und Hr finder in der Medizin die bekanntesten und beruhmtesten Manner unter den Universitatsgelehrten der Gegenwart sind: nicht die Erfinder neuen philosophischen Systeme, nicht die Herrscher im Gebiet der philologischen oder historischen Kritik, sonder die Namen der Entdesker neuer Kran kheitserreger und Heilmethoden sind jetzt in aller Munde». Не забудемъ, что медицинскіе факультеты, въ прошломъ столтіи дали наук Р. Майера и Гельмгольца, которымъ принадлежитъ одно изъ величайшихъ открытій въ области естествознанія, — законъ сохраненія энергіи.

Во французскихъ университетахъ преподаваніе велось по средневковымъ шаблонамъ вплоть до великой французской революціи, — и прогрессъ университетовъ мало замтенъ;

умственное движеніе XVIII в., энциклопедисты прошли какъ бы вн университетовъ, едва ихъ касаясь. Французская революція уничтожила университеты съ ихъ привилегiями. Наполеонъ, хотя и возстановилъ, но измнилъ всю систему, создавъ для Франціи одинъ имперскій университетъ, обнимающій вс учебныя заведенія Франціи. Такимъ образомъ самое понятіе университета въ корн измнилось 1). Юридическое и медицинское факультетское образованіе перешло въ отдльныя спеціальныя школы, имющія своей задачею не 1) Приведу опредленіе К. Д. Кавелина: «во Франціи университетъ есть совокупность всхъ учебныхъ заведеній, соединенныхъ въ одну систему, представляющихъ части одного органическаго цлаго, подвдомственныхъ одному управленію. Оттого во Франціи нтъ НСКОЛЬКИХЪ университетовъ, а есть одинъ университетъ для всей Французской Имперіи, — одинь именно потому, что онь самъ но себ не есть особое отдльное учебное заведеніе, а система, организмъ, единство извстныхъ учебныхъ и воспитательныхъ заведеній». Очеркъ Французскаго университета. Журналъ Министерства Народнаго Просвщенія, 1862, 2.

научное изслдованіе, а спеціальное назначеніе приготовлять для государства чиновниковъ, врачей и т. д. Философскій факультетъ, какъ faculte des sciences и faculte des lettres, превратился въ экзаменаціонныя учрежденія. Самые профессора являются какъ бы чиновниками, обязанными обучать и экзаменовать (пріемные, выпускные экзамены), между тмъ какъ въ Германіи государственные экзамены даже выведены изъ университетовъ.

Нужно замтить однако, что въ новйшее время французскіе университеты перестраиваются и приближаются по своему внутреннему устройству и основнымъ задачамъ къ германскимъ.

Что касается College de France, оно пережило бурю революцій, Наполеоновскія войны, — и мы видимъ тамъ въ XIX вк такихъ дятелей, какъ Мишлэ, Кинэ, Мицкевичъ, Ренанъ, Вертело, Клодъ-Бернаръ и др.

Для старыхъ англійскихъ университетовъ характерно, что они вплоть до новйшаго времени удержали свой средневковой характеръ съ замкнутой жизнью и обязательнымъ способомъ ученія въ коллегіяхъ, съ административнымъ строемъ и порядкомъ старыхъ временъ. Какъ бы въ противовсъ этимъ старымъ университетамъ, въ Лондон въ XIX столтіи (1828 г.) открытъ Лондонскій университетъ, London University, — учрежденіе съ широкими экзаменаціонными функціями, но напоминающее уже по своему строю до извстной степени нмецкіе университеты. При немъ имется Faculty of Medicine. Изъ старыхъ университетовъ медицинскимъ факультетомъ славился всегда Эдинбургскій.

Не смотря на свой крайній консерватизму на многіе еще архаическіе порядки, старые англійскіе университеты могутъ съ гордостью оглянуться на свое прошлое.

Приведу слова Вальполя, сказанныя имъ въ нижней палат во время преній о Кэмбриджскомъ билл: „Я съ гордостью могу сказать, что принадлежу къ университету, который по естествовднію (in science) произвелъ Бэкона и Ньютона, по богословію можетъ похвалиться Барровымъ и Іереміей Тайлоромъ, по классическому образованію и эрудиціи указать на Бентлея и Порсона, котораго тысячи дтей — поэтовъ услаждаютъ насъ и поучаютъ, каковы: Спенсеръ, Коулей, Мильтонъ, Дрейденъ, Грей, Байронъ;

который произвелъ великихъ юристовъ: Кока, Кэмбдена, Елленбора, Турлова;

великихъ ораторовъ и государственныхъ людей:

Бурлея, Вальполя, Вилльямса Питта, Пальмерстона и, наконецъ, великаго историка Маколея". (Цитировано по В. Игнатовичу, "Исторія англійскихъ университетовъ".

Журналъ Министерства Народнаго Просвщенiя, 1861. 3).

Перехожу теперь къ русскимъ университетамъ 1).

Между тмъ какъ европейскіе университеты считаютъ уже многими столтіями свою жизнь, исторія русскихъ университетовъ еще очень нова. Первый университетъ учрежденъ въ Россіи въ 1725 г. и обязанъ своимъ возникновеніемъ просвтителю Рос 1) По исторіи русскихъ университетовъ, между прочимъ, напечатанъ хорошій трудъ въ Саратов:

«Историческій обзоръ мръ по высшему образованію въ Россіи. Выпускъ I: Академія наукъ и университеты». П. Ферлюдинъ. 1893 г. Въ нашемъ краткомъ очерк мы пользовались, наряду съ работами Сухомлинова («Матеріалы для исторіи образованія въ Россіи въ царствованіе Александра I», Журн. Мин. Нар. Просв. 1866), Иконникова («Русскіе университеты въ связи съ ходомъ общественнаго образованія», Встникъ Европы, 1876 г.) и др., и этимъ трудомъ. О первыхъ годахъ жизни Московскаго университета мы излагаемъ по историку С. Шевыреву (также саратовецъ): «Исторія Императорскаго Московскаго университета». Москва, 1855 г.

сіи Петру I. Когда при Петр I былъ поставленъ вопросъ объ открытіи академіи наукъ и по этому вопросу великій преобразователь Россіи совщался съ передовыми ученьями Европы Лейбницемъ, Вольфомъ и др., тогда же ршено было открыть и университетъ при академіи наукъ. Докладъ объ этомъ былъ сдланъ Петру I 22-го января 1724 года, но ему не удалось привести въ исполненіе свой планъ;

смерть прервала великія думы, — и уже Екатерина I исполнила завтъ Петра, въ 1725 г.

открыла академію наукъ и при ней университетъ.

Для перваго университета были выписаны изъ-за границы не только профессора (17), но и студенты (8). Плохо прививался 1-й университетъ на русской почв. Учились плохо, несмотря на разныя поощрительныя мры (служебныя преимущества, стипендіи и т. д.), несмотря на строгости, — и еще въ 1758 г. М. В.

Ломоносовъ (по Пушкину Ломоносовъ — это и есть "первый русскій университетъ"), вступивъ въ управленіе университетомъ, нашелъ его въ самомъ печальномъ вид, какъ бы не существующим:,, Здшній университетъ не токмо дйствія, но и имени не иметъ". (Цитировано по Сухомлинову).

Дленія на факультеты въ этомъ первомъ университет еще не было, хотя по регламенту 1747 г. сказано: "Лекціи имютъ быть 3-хъ классовъ: математическая, физическія и гуманіора". Этотъ университетъ все же даль рядъ дятелей и нкоторыхъ первыхъ профессоровъ Московскаго университета.

Московскій университетъ открытъ въ 1755 году Императрицей Елизаветой но проекту, разработывавшемуся М. В. Ломоносовымъ 1) и И. И. Шуваловымъ.

1) Еще Лейбницъ совтовалъ Петру I-му при открытіи университетовъ и школъ въ Россіи наибольшее вниманіе обратить на Москву, а затмъ Астрахань, Кiевъ и Петербургъ (Сухомлиновъ;

то же см. у Шевырева, "Исторія Императорскаго Московскаго университета").

Учреждены были 3 факультета: юридическій, медицинскій и философскій (дленіе на факультеты въ 1759 году);

10 профессоровъ;

у медиковъ — 3 кафедры: химіи, натуральной исторіи, анатоміи;

профессоръ анатоміи долженъ былъ обучать и медицинской практик. Профессора обязаны были читать не мене 2 часовъ въ день.

Предъ началомъ вакаціи полагались публичные диспуты. Университетъ не подчинялся никакому присутственному мсту, исключая сената (указъ 5-го марта 1756 г.). Во глав университета были 2 куратора (первый И. И. Шуваловъ), но для непосредственнаго управленія былъ директоръ. Университетъ имлъ право суда (зачатки автономіи), освобождался отъ сборовъ и т. д. Первые профессора были выписаны изъ-за границы, но двое были русскихъ (Поповскій - ученикъ Ломоносова и Барсовъ) 1) Въ университетъ привлекали дворянъ, давая имъ разныя привиллегіи.

Крпостные люди не принимались: „понеже науки не терпятъ принужденія и между благородными учрежденіями счисляются". Для приготовленія къ университету были учреждены въ Москв (и Казани) по 2 гимназіи: одна для дворянъ, другая для разночинцевъ (но не крпостныхъ). Первые студенты были главнымъ образомъ изъ семинаристовъ;

въ 1759 году были приняты и изъ гимназій подготовленные ученики.

Первые студенты пользовались большимъ вниманіемъ не только высокихъ особъ, но и двора. С. П. Шевыревъ разсказываетъ въ своей "Исторіи Московскаго университета", какъ директоръ Мелиссино возилъ въ Петербургъ студентовъ и гимназистовъ въ 1757 году: „Вс эти благородные ученики и 1) «Оба питомцы Московскихь духовныхъ школъ и Санктпетербургской Академіи Наукъ»

(Шевыревъ).

Студенты (слово "студентъ" Шевыревъ пишетъ везд съ большой буквы), съ директоромъ Мелиссино были на куртаг представлены Шуваловымъ Ея Императорскому Величеству. Государыня жаловала ихъ къ рук, а нкоторые удостоены были Ея бесды". Въ числ представленныхъ былъ Григорій Потемкинъ.

Нкоторые получили чины и денежныя награды „за труды ихъ".

Развитіе университета вь общемъ шло медленно, несмотря на поощренія 1).

Только небольшой % изъ поступавшихъ оканчивали курсъ и получали дипломы. Въ первое время впрочемъ и преподаваніе было плохо систематизировано:

представителей математики, напримръ, было толко 2: Ростъ и Барсовъ;

юридическій факультетъ долгое время представленъ былъ даже однимъ профессоромъ Дильтеемъ (10 лтъ), медицинскій — однимъ Керштенсомъ.

Христіанъ Керштенсъ, первый профессоръ медицинскаго факультета и отдленія естественныхъ наукъ, магистръ свободныхъ наукъ и философіи, докторъ медицины Лейпцигскаго университета, занималъ 1) "Ученье не вошло еще въ потребность семейной и общественной жизни... Даровитые ученики, начавшіе дло съ услхомъ, отвлекаемы были родителями, которые требовали оть нихъ преждевременнаго вступленія въ службу. Иногда же, обратно, ученье служило только предлогомъ, чтобы укрываться оть службы: ни служить не шли, ни въ классы не ходили»... «Второе препятствіе къ успхамъ ученья заключалось въ самихъ наставникахъ и ихъ положеніи въ служб и обществ. Шуваловъ жаловался на учителей и даже на профессоровъ за недостатокъ ихъ дятельности... Нкоторые изъ профессоровъ приватными уроками довольно скоро нажили себ состояніе»... «Иногда пристрастіе ректора иноземца къ своимъ знакомымъ вовлекало его въ предосудительный выборъ учителя. Какой-то разорившiйся содержатель бархатной фабрики, швейцарецъ, получиль такое мсто».

(Шевыревъ). Все же университетъ давалъ многое. Вотъ что говоритъ Фонъ-Визинъ, одинь изъ первыхъ студентовъ:

«Въ немъ обучаясь по латыни, положилъ я основаніе нкоторымъ моимъ познаніямъ. Въ немъ научился я довольно нмецкому языку, а паче всего въ немъ получилъ я вкуса, къ словеснымъ наукамъ». «Потемкинъ также всегда хранилъ благодарную память о мст своего ученія» (Шевыревъ).

мсто профессора химіи и металлургіи;

онъ же былъ врачъ университетской больницы;

онъ же преподавалъ теоретическую, экспериментальную физику и минералогію. Чтеніе лекцій по медицин началось съ 1758 года 1). Нкоторые изъ обучавшихся были командированы для продолженія образованія за границу. Такъ въ 1766 — 1770 гг. въ Лейпциг учились 15 человкъ, въ томъ числ знаменитый саратовецъ А. Н. Радищевъ, — гордость не только Саратова, но и всей Россіи.

Нкоторые были командированы въ Англію: Третьяковъ и Десницкій привезли изъ Англіи (1767 г.) вліяніе Глазговской школы, 1) Преподаваніе медицины вообще и анатоміи въ частности было крайне слабо. Анатомія читалась теоретически. Добываніе труповъ сопряжено было съ затрудненіями. Вотъ что говоритъ историкъ Шевыревъ: "Боле другихъ долженъ быль бороться съ предразсудками народными профессоръ анатоміи, нуждавшiйся въ трупахъ для своей науки. Эразмусъ (второй посл Керштенса профессоръ анатоміи въ Московскомъ университет) сказалъ дв рчи латинскія, переведенныя на русскій языкъ:

1) «о противностяхъ анатомическаго ученія, увеселеніемь и великою онаго пользою несравненно превышаемыхъ";

2) «О ныншнемъ состояніи врачебной науки въ Россіи, сравнивая оное съ закономъ Иппократовымъ». Въ первомъ изъ этихъ словъ Эразмусъ нападаетъ на тхъ невжественныхъ враговъ науки, которые сравнивали анатомовъ съ мясниками и живодерами, дале защищаеть ее противь тхъ хулителей, которые медиковъ называли безбожниками. Самъ раскрывъ премудрое устройство человческаго тла, согласно съ его назначеніемъ, профессора, приводить трактаты славныхъ врачей, доказывавшихъ бытіе Божіе изъ премудраго устройства разныхъ органовъ тлесныхъ: Фр. Гофмана — изъ устроенія всего тла, Гамбургера изъ разсмотрнія сердца, Тиммія — изъ разсмотрнія спины, Донатовъ способъ изъ руки, Штурміевъ изъ глаза и т. д.». Подобныя странности въ научныхъ разсужденіяхъ и рчахъ объясняются отчасти давленіемъ церкви и ея представителей. Въ регламент университету между прочимъ говорится (о привелигіяхъ университета): "духовенству къ ученіямъ, правду физическую для пользы и иросвщенія показующимъ, не привязываться, а особливо не ругать наукъ въ проповдяхъ" (по Сухомлинову). Право возводить въ степень доктора медицины, въ присутствіи депутата отъ медицинской коллегіи, университетъ получилъ только въ 1791 году. Первый получившій эту степень (1794 г.) былъ докторъ ома Барсукъ-Моисеевъ (раньше учившiйся въ Кіевской академіи), посл профессоръ. Онъ публично защитилъ разсужденіе «О дыханіи». Между прочимъ, возражали на диспут и студенты медики. Степень доктора до этого времени присуждалась за выслугу лтъ.

блиставшей именами Блакстона, Юма, Фериоссона, Адама Смита (В. Иконниковъ).

Приведу по Шевыреву нкоторые факты изъ жизни студентовъ. Студенты и ученики гимназіи помщались въ общежитіи, въ зданіи у Воскресенскихъ воротъ;

сторонніе приходили на уроки до обда и посл обда. Въ 1763 г. конференцiя просила у куратора согласія не продолжать въ октябр уроковъ поздно, потому что ученики, приходившіе въ университетъ, подвергались опасности ночью быть или съденными собаками, или ограбленными ворами. Студенты жили по камерамъ;

жизнь была строго регламентирована. Студенты первое время ходили всегда, даже гуляя за городомъ, въ мундирахъ зеленаго цвта съ краснымъ воротникомъ, обшлагами и подбоемъ;

носили шляпы и шпаги;

послднія вручались торжественно на актахъ, при производств ихъ въ студенты. Разночинцамъ шпага давала благородство. За проступки студенты и информаторы (старшіе) наказывались лишеніемъ книгъ. Кром того за дурное поведеніе сажали студентовъ на хлбъ и воду, одвали на 3 дня въ крестьянское платье, лишали жалованья за мсяцъ 1).

Строго запрещались шумныя сходки, пьянство, игры въ карты и кости.

Студентъ не имлъ права во время ученья ни длать долговъ, ни продавать своего имущества. Отъ студентовъ бралась присяга (на латинскомъ язык) исполнять правила и пред 1) На деньги, вычтенныя у студентовъ изъ жалованья, покупали библіи на славянскомъ язык и др.

книги (напр., классиковъ). За проступки судили профессора, составляя акты на латинскомъ язык, при чемъ нелегко было нкоторыя русскія слова выразить по латыни. Въ одномъ акт на латинскомъ язык объ украденной казенной простын квасникъ, замшанный въ дло (ему передана простыня), названъ быль cerevisiae secundariae coctor.

писанія. За большіе проступки увольняли временно или навсегда.

Уже вскор по основаніи университета многія лица, подражая щедротамъ Императрицы, говоритъ Шевыревъ, "благородно соревновали другъ другу въ пожертвованіяхъ на университетъ". Прокопій Акинфіевичъ Демидовъ 1) пожертвовалъ 10 тысячъ, а посл его смерти его супруга, въ память мужа, знаменитый гербарій и часть библіотеки;

затмъ Твердышевъ 20 тысячъ, Сумароковъ, Салтыковъ, Татищевъ (содержаніе 6 студентовъ) и др.

Одинъ изъ крупныхъ жертвователей вмст съ даромъ прислалъ стихи, но пожелалъ остаться неизвстнымъ. Нкоторые профессора, вслдъ за благотворителями, безвозмездно читали публичныя лекцiи, преподавали въ гимназіяхъ и т. д.: Шварцъ 2) (первый преподаватель педагогіи въ Россіи по Шевыреву), Шнейдеръ, Борденаве и др.

Изъ отрицательныхъ сторонъ жизни (XVIII вка) старйшаго русскаго университета я долженъ указать на преслдованія, которымъ подвергались нкоторые профессора за свое направленіе въ преподаваніи. Такова, нанримръ, печальная исторія профессора Мелльмана. Подобно тому какъ Кантъ въ Германіи стрэдалъ за свое ученіе, такъ въ Россіи (но уже значительно позже) пострадалъ его приверженецъ, 1) Это братъ двоюродный Павла Григорьевича Демидова, основателя юридическаго лицея въ Ярославл. Пожертвованія длали и другіе Демидовы. Такъ Николай Акинфіевичъ прислалъ 5. аистового желза для кровли университетскаго дома и 800 пудовъ лучшаго связнаго желза. При самомъ основаніи Демидовы пожертвовали 13 тысячъ, а чрезъ 2 года еще 8. (Шевыревъ).

2) Шварцъ былъ также первымъ инспекторомъ учрежденной при его содйствіи педагогической семинаріи, основателемъ «Дружескаго общества» (преслдующаго педагогическія цли) и перваго студенческаго научнаго общества подъ именемъ "Собраніе университетскихъ питомцевъ" для упраженія въ сочиненіяхъ и переводахъ. (Шевыревъ).

популярный профессоръ и выдающійся ученый Мелльманъ: посл цлаго ряда мытарствъ, опросовъ, слдствія и т. д. — онъ былъ "признанъ неспособнымъ къ своему званію и оказавшимся поврежденнымъ въ ум, а потому высланъ за рку Мемель въ Пруссiю*. (Цитировано по В. Иконникову), Вопросъ объ университетахъ въ Россіи вновь поднимается при Екатерин II, въ связи съ реорганизацiей училищнаго дла вообще. По проекту „Комиссіи объ учрежденiи училищъ", подъ предсдательствомъ О. П. Козодавлева, предполагалось открытіе еще 3 университетовъ — въ Псков, Чернигов и Пенз. Проектъ университетскаго устава Козодавлева представляетъ значительный шагъ впередъ;

по проекту предполагалось 3 факультета, 22 каедры (у медиковъ 7);

предполагалось дать право преподаванія, кром профессоровъ, магистрамъ и докторамъ (приватъ доцентура). Основнымъ началомъ университетскаго преподаванія признается, что „свобода мыслей способствуетъ вообще знаніямъ";

доступъ въ университеты долженъ быть открыть для всхъ подготовленныхъ безъ различія сословій.

Крестьянство и права его къ образованію отстаивалъ еще Ломоносовъ. Въ программ комиссіи находится слдующее мсто: "Несвободные люди также должны имть право быть въ университет".. „Науки называются свободными для того, что всякому оставлена свобода ихъ пріобртать, а не для того, чтобы сіе право предоставлялось только людямъ свободнымъ" (по Сухомлинову).

Осуществленiе программы комиссіи О. П. Козодавлева произошло уже при Александр I посл того, какъ въ 1802 г. былъ учрежденъ „органъ просвщенія" (министерство народнаго просвщенія): тогда учреждены были университеты въ Дерпт (1802 г.), Казани (1804 г.) и Харьков (!804 г.), преобразованы университеты въ Москв. Вильн;

въ 1819 г. Петербургскiй педагогическiй институтъ преобразованъ въ университетъ;

для каждаго университета данъ былъ уставъ 1). Эти новые университеты въ общемъ организованы были по типу германскихъ, на автономныхъ началахъ съ выборными деканами, ректоромъ;

высшая инстанція — совтъ университета;

правленіе — исполнительный органъ;

университетамъ дано было право суда, цензуры;

студенческими длами завдывалъ выборный инспекторъ изъ профессоровъ. Попечителю, жившему вн университетскаго города, принадлежало право контроля;

ему доставлялись годовыя и полугодовыя вдомости, ежемсячные рапорты и копіи съ журналовъ;

онъ наблюдалъ за правильнымъ употребленіемъ суммъ (чрезъ непремннаго засдателя правленія);

но вообще устройство университета основано было на началахъ совершенной автономіи;

попечитель утверждалъ не вс постановленiя совта, не судилъ лицъ, подвдомственныхъ университету, и студентовъ.

По уставу 1804 г. факультетовъ — 4, всего 28 каедръ, на медицинскомъ факультет 6 каедръ 2);

кром того три лектора, учителя "пріятныхъ искусствъ" и гимнастики (въ Харьковскомъ университет была еще каедра военныхъ наукъ).

Учебныя заведенія округовъ подлежали по уставу 1804 года вднію университетовъ:

университетамъ принадлежало право 1) Въ составленіи этого устава большую роль игралъ извстный историкъ университетовъ Мейнерсъ, сторонникъ академической свободы. Главное управленіе училищъ при составленіи устава руководствовалось свдніями объ устройств иностранныхь университетовъ, а также планомъ университетовъ, выработаннымъ въ комиссіи при Екатерин (Сухомлиновь).

2) По уставу Виленскаго университета (1803 г.) на медицинскомъ факультет 7 каедръ;

по уставу Дерптскаго 6. Въ военно-медициской академіи, учрежденной въ 1799 г., 7 каедръ, къ которымъ вь 1800 г. прибавлено еще 7 и з адъюнктуры.

суда надъ всмъ составомъ учебнаго округа. При окрытіи Харьковскаго университета поступило 54 студента, чрезъ 11 лтъ ихъ было только вь 122;

въ Казанскій университетъ поступило при открытіи 33 казенныхъ и 8 своекоштныхъ, въ 1822 г.

число студентовъ дошло до 91. Въ Москв въ 1812 году было 215 студентовъ. Лекціи читались на разныхъ языкахъ;

въ Казани въ 1809 г. на русскомъ язык 8 предметовъ, на латинскомъ 5, на французскомъ 3, на нмецкомъ 1.

Подъ вліяніемъ политическихъ событій взгляды правительства и отношеніе къ университетамъ въ теченіе XIX столтія нсколько разъ рзко измняются (см.

Иконникова: „Русскіе университеты въ связи съ ходомъ общественнаго образованiя".

Встникъ Европы, 1876 г.). Посл карлсбадскаго совщанія (съ Меттернихомъ), университеты переживаютъ погромъ 20-хъ годовъ, періодъ Магницкаго и Рунича (см. „Исторію Императорскаго Казанскаго университета", Н. П. Загоскина, 1906 г., т.

IV и „Опытъ исторіи Харьковскаго университета", Д. И. Багаля, 1904 г., т. II). Въ году 1) выходитъ новый уставъ, по которому, наряду съ нкоторыми улучшеніями (доцентура, право собственной цензуры, выписки книгъ и проч.), автономныя права ограничиваются;

административный надзоръ и вліяніе попечителей усиливаются.

Между прочимъ учебныя заведенія изъяты изъ вднія университетовъ. Уставъ г., составленный въ то время, когда въ Германіи не прошла еще реакція (и цлый рядъ профессоровъ подвергался гоненію за свои ученія), былъ однако даже либеральне германскаго.

Вмсто Виленскаго университета учреждается 1) Уставъ 1835 г. очень похожъ на дерптскій уставь 1820 года, дйствовавшій очень долго и давшій благіе результаты, какъ это видно изъ описанiя Дерптскаго университета П. И. Пироговымъ.

въ 1833 г. университетъ въ Кіев на нсколько иныхъ началахъ.

О преподаваніи медицины на медицинскомъ факультет въ первую половину XIX столтія см. сочиненiя Пирогова, т. II "Исторіи Харьковскаго университета", Багаля, и мою статью "Медицина и хирургія въ XIX вк" (Русская Мысль, 1902 г.);

въ общемъ преподаваніе было слабо "характеръ лекцій но основнымъ предметамъ преобладалъ теоретическій, сухой, книжный" (Багалй, Медицинскій факультетъ Харьковскаго университета, 1905 — 1906).

Посл 1848 года автономныя права университетовъ уничтожаются;

усиливаются репрессіи по отношенію къ нимъ;

устанавливается надзоръ не только за студентами, но и за профессорами. Между прочимъ запрещаются поздки профессоровъ за границу. Нкоторыя науки, какъ напримръ, государственное право европейскихъ народовъ, философія изгоняются совсмъ;

преподаваніе логики и психологіи поручается профессору богословія. Публичныя лекціи разршались рдко. Грановскому не разршили даже издавать историческій журналъ. Число студентовъ ограничено (1849 г.), при чемъ замчено, что "дтямъ благороднаго сословія — открыта возможность поступать въ военноучебныя заведенія 1) Д. И. Багалй, длая обзоръ преподавателей на медицинскомъ факультет за первые годы существованія Харьковскаго университета (Опытъ исторіи, т. II), говоритъ: «изъ 12 преподавателей медицинскаго факультета 5 были докторами медицины, двое получили ученую подготовку въ Петербургской медико-хирургической академіи, одинъ за границей (въ Англіи), "остальные четыре не имли ни ученой степени, ни спеціальной ученой подготовки". И дале: «Огромное большинство дятелей, выступившее на преподавательское поприще въ университет, подготовилось къ ней у себя дома, частію подъ руководствомъ своихъ же профессоров спеціалистовъ, частію путемъ самообразованія». Самыя заграничныя командировки были неудачны, несмотря иногда на большую затрату денеъгъ, какъ это видно изъ подробно описанной авторомъ командировки нкоего Гндича, посланнаго вь Англію для занятій по хирургіи.

или же прямо въ ряды войскъ, для чего университетское образованіе не есть необходимость". Плата за обученіе повышается.

Этотъ періодъ продолжается до Александра II;

уже при немъ постепенно отмняются разныя стеснительныя мры, а затмъ вводится уставъ 1863 года. Уставъ этотъ разрабатывался въ комиссіи подъ предсдательствомъ фонъ-Брадке.

Запрашивались мннія иностранныхъ ученыхъ;

привлекались къ участію и участвовали въ разработк устава выдающееся русскіе профессора, каковы:

Пироговъ, Кавелинъ 1), Никитенко, Ленцъ, Соловьевъ, Пахманъ, Бакстъ, Бунге, Овсянниковъ, Андреевскій, Георгіевскій, Костомаровъ, Чебышевъ и др.

Университетамъ по этому уставу, напоминающему уставъ 1804 года, дана широкая автономія. Главнымъ органомъ управленія является совтъ: ему подчинены факультеты (учебная часть) и правленіе (хозяйственная часть — исполнительный органъ);

выборные ректоръ и проректоръ;

университетскій судъ коллегіальный, подчиненный совту;

при чемъ власть судебная отдлена отъ административной и т.

д. Попечителю предоставлено право принимать вс нужныя мры, чтобы принадлежащія къ университету учрежденія и лица исполняли свои обязанности, и только въ случаяхъ чрезвычайныхъ онъ уполномочивался дйствовать всми способами, хотя бы они и превышали его власть, съ обязанностью въ такихъ случаяхъ доносить немедленно министру. Такимъ образомъ уставъ 1863 г. вполн гарантировалъ за университетами право самоуправленiя.

1) К. Д. Кавелинъ былъ командированъ въ 1862 г. за границу собрать свднія, касающіяся устройства университетовъ: онъ изучилъ учебное устройство преимущественно по части высшаго образованія во Франціи, Швейцаріи и Германіи.

Рамки преподаванія по этому уставу широко раздвинуты. Количество каедръ значительно увеличено: на медицинскомъ факультет 16 каедръ, не считая доцентуръ (къ числу послднихъ и прозектора) и младшихъ преподавателей (лаборантовъ, ординаторовъ, помощниковъ прозекторовъ и т. д.);

самое распредленіе наукъ по каедрамъ боле правильное;

каедры снабжены учебно вспомогательными учрежденiями. Факультетамъ предоставлено право длить факультеты на отдленія;

оставлять стипендіатовъ для приготовленія къ профессорскому званію;

коммандировать за границу;

введенъ на широкихъ основаніяхъ институтъ приватъ-доцентовъ. Университетамъ предоставлено право утверждать въ ученыхъ степеняхъ. Студенты, какъ лица самостоятельныя и на время только приходящія въ университетъ, по уставу 1863 г., подчинены вн зданія университета общей полиціи и подсудны общимъ законамъ;

въ зданіяхъ же университета подлежатъ надзору университетской полиціи и отвчаютъ предъ университетскимъ судомъ за нарушеніе своихъ обязанностей по отношенію къ университету 1).

Въ 1865 г былъ открытъ Одесскій университетъ, преобразованный изъ Ришельевскаго лицея.

Уставъ 1884 г., дйствующій и теперь, построенъ на иныхъ началахъ:

автономныя права университетовъ ограничены;

власть попечителя и ректора расширена. Въ періодъ дйствія этого устава открытъ Томскій университета (1888 г.).

Но уставъ 1) При составленiи устава 1863 г. за образецъ приняли опять-таки главнымъ образомъ германскіе университеты, но кое-что заимствовано и изъ французскихъ университетовъ: государственные экзамены (дающіе права), связанные съ университетомъ;

обязательность учебныхъ плановъ, переводныхъ экзаменовъ и др. Уставъ 1863 г. съ нкоторыми измненіями былъ примняемъ и къ Варшавскому университету, образованному вь 1860 г. изъ главной Варшавской школы.

этотъ отживаетъ свое время. Мы имемъ уже временныя автономныя правила, имемъ разработанный проектъ новаго устава, который въ скоромъ времени будетъ разсматриваться въ законодательныхъ учрежденіяхъ 1).

Какъ ни нова исторія русскихъ университетовъ, но они имютъ уже не мало заслугъ.

Во-первыхъ, русскіе университеты выдвинули очень крупныхъ научныхъ дятелей. Но до 60-хъ годовъ прошлаго столтія выдвигались лишь отдльныя личности, какъ напримръ, Н. И. Пироговъ (изъ Москвы) и Н. И. Лобачевскій (изъ Казани), пріобрвшіе міровую научную репутацію: имена ихъ неизгладимы въ исторіи науки XIX вка.

Начиная съ 60-хъ годовъ, русская наука и ея дятели постепенно становятся въ уровень съ западно-европейскими. Во всхъ отрасляхъ знанія, науки мы имемъ ряды славныхъ именъ. Ихъ не мало, если принять во вниманіе, что мы начали поздно жить научной жизнью. Для примра укажу на рядъ химиковъ въ русскихъ университетахъ, каковы, напримръ, Зининъ (окончилъ Саратовскую гимназію), Бутлеровъ и особенно Менделевъ, которому принадлежитъ одно изъ величайшихъ открытій въ области химіи (періодическая система элементовъ). Или, напримръ, славный рядъ біологовъ: А. О. Ковалевскій, Тимирязевъ, Виноградскій, Навашинъ (саратовецъ) и др. Въ другихъ областяхъ естествознанія имются также ряды славныхъ именъ. Какъ медикъ, не могу не указать съ гордостью, что уже двое изъ нашихъ соотечественниковъ, Иванъ Петровича Павловъ и Илья Ильичъ Мечниковъ за науч 1) Новйшая исторія русскихъ университетовъ, въ связи съ измняющимися взглядами министерства народнаго просвщенія и политическими событіями, довольно подробно изложена П. Н.

Милюковыми въ энциклопедическомъ словар Брокгауза и Эфрона [отдлъ «Русскіе университеты»].

ныя заслуги въ области медицины удостоены міровой преміи Нобеля, — и въ этомъ отношеніи мы не только не отстали, но даже опередили нкоторыя другія націи...

Это доброе предзнаменованіе: оно даетъ увренность, что русская наука и ея представители имютъ будущность...

Но и помимо научныхъ заслуги, русскіе университеты за свое относительно кратковременное существованіе уже много сдлали для нашего отечества. Проф.

Андреевскій въ своей извстной записк объ университетахъ такъ опредляетъ значеніе русскихъ университетовъ: „Они подготовили поколніе, которое оторвалось отъ крпостного права и облегчило правительству совершить величайшее изъ всхъ государственныхъ длъ русской исторіи;

они подготовили поколніе, которое сознало необходимость реформъ судоустройства и судопроизводства;

подготовили поколніе, которое самостоятельно и широко разрабатываетъ науку, историческія, этнографическiя, географическія условія жизни;

обычаи, экономическія явленія, — словомъ — вс вопросы, въ знаніи которыхъ такъ нуждается государство и общество". Къ этимъ словамъ, сказаннымъ еще въ 60-хъ годахъ, можно прибавить, что русскіе университеты подготовили поколніе, которое насаждаетъ и укрпляетъ въ Россіи новый государственный строй, возвщенный съ высоты престола 17-го октября 1905 года...

Въ сжатомъ очерк мы отмтили главнйшія стадіи развитія европейскихъ университетовъ, мы указали краткое значеніе университетовъ въ исторіи культуры и прогресса. Мы старались также указать на важнйшія фазы развитія академической свободы, начиная отъ первыхъ ея проблесковъ въ жизни средневковыхъ итальянскихъ университетовъ и кончая современными германскими университетами, но образцу которыхъ организуются и наши русскіе.

Объ академической свобод много говорятъ;

объ ней спеціально написаны цлые трактаты. Она была предметомъ обсужденія въ прекрасныхъ статьяхъ Н. И.

Пирогова и К. Д. Кавелина, двухъ наиболе видныхъ и наиболе чтимыхъ русскихъ писателей по университетскому вопросу. Н. И. Пироговъ 1), горячій поборникъ университетской науки, автономіи и сторонникъ академической свободы, говоритъ:

„университеты для сохраненія своего истиннаго значенія (поддержанія высшихъ духовныхъ стремленій) требуютъ полной свободы научнаго разслдованія и ученія".

„Общество тогда только и начинаетъ жить, а не просто рости, когда все, чмъ оно живетъ, языкъ, вра, обычаи и преданія слагаются въ науку. За наукой остается и законодательная и судебная и всякая другая власть, со всми правами, кром кулачнаго". Политическія движенія въ университетахъ Н. И. Пироговъ считаетъ временными, несомннно, зависящими оттого, что „вс перевороты и катастрофы общества отражаются на университет". „Тамъ, гд руль политической жизни общества качается ровно, какъ часовой маятникъ, университетъ длается барометромъ просвщенія". К. Д. Кавелинъ 2) столь же опредленно высказывается за академическую свободу и кром того даетъ боле точное ея опредленіе и указываетъ путь къ ея достиженію. "Изслдованіе", говоритъ онъ, „по природ своей свободно, или же невозможно и не существуетъ вовсе;

между этими двумя крайностями нтъ и не 1) «Университетскій вопросъ». Сочиненія, т. I.

2) "Свобода преподаванія и ученія въ Германіи". Журн. Мин. Нар. Просв. 1863 г., I.

можетъ быть средины, потому что свобода есть живая душа науки". "Мы убждены, какъ и многіе, что въ наше время свобода науки, мысли, преподаванія и ученія есть единственно правильное начало университетской организацiи. Но именно потому, что ее часто ошибочно объясняютъ и примняютъ, мы считаемъ совершенно необходимымъ точно опредлить, въ чемъ именно состоитъ эта свобода, гд ея границы, безъ которыхъ нтъ ни одной свободы въ мір, какъ она прилагается къ государственнымъ и общественнымъ установленіямъ" 1). „Свобода везд возможна, гд наука и университетъ добровольно, сознательно, отказываются отъ всякаго непосредственнаго практическаго дйствія на жизнь, отъ всякаго вліянія, непосредственно вызывающаго или возбуждающаго къ практической дятельности, сознательно воздерживаются отъ языка зажигающей страсти, — словомъ, твердо ршились не принимать никакого непосредственнаго участія въ общественной практической дятельности. Другого пути для водворенія свободы науки и мысли нтъ и быть не можетъ. Сначала, безъ сомннія, кругъ этой свободы будетъ очень тсенъ, но онъ будетъ все расширяться, по мр того, какъ предубжденія противъ мысли и ея выраженiй станутъ постепенно ослабвать, что возможно лишь тогда, когда мысль и ея выраженіе потеряютъ характеръ непосредственныхъ политическихъ и общественныхъ дятелей". "Университетская наука окажется полезной сама по себ, общими своими дйствіями и безъ ближайшихъ практическихъ примненій, какъ, свтъ вода, воздухъ". Дале К. Д. Ка 1) Еще опредленне эта мысль выражена у проф. G. Kaufmannai: «Аllе Freiheit ist beschrankte Freiheit, jede Freiheit fordert die Schranken der Ordnung, aber allerdings nur die Ordnungs-schranken, welche dem Wesen der Sache entsprechcn, una die es sich handeltw. G. Kaufman, Die Lehrfre-qeit an den deutschen I'niversitaten im neunzehnten fahrhundert. Leipzig, 1898.

велинъ указываетъ, что въ Германіи раньше всего поняли эту тайну свободной мысли и науки, притомъ не только учителя, но и студенты. Про студентовъ нмецкихъ и швейцарскихъ, на основаніи непосредственныхъ сношеній съ ними, К.

Д. Кавелинъ говоритъ: „Они развиваютъ свой образъ мыслей чтеніемъ сочиненій и своихъ статей, разсужденіемъ, бесдой;

однако ни нмецкимъ, ни швейцарскимъ студентамъ, какого бы они ни были направленшя, не приходит] и въ голову переступать за черту теоретической дятельности;

опытъ научилъ ихъ, какія это иметъ послдствія;

за такія уклоненія студенческія общества поплатились въ Германіи своимъ существованіемъ и гибелью лучшихъ своихъ членовъ. Теперь черта между теоріей и практикой проведена и въ сознаніи студентовъ отчетливо и твердо".

Повидимому, и наши русскіе университеты, переживъ политическія бури недавнихъ лтъ, постепенно направляются къ тому пути достиженія полной академической свободы, на который указываетъ К. Д. Кавелинъ. Пусть же новый свтильникъ, зажженный на юго-восток Россіи, горитъ яркимъ, но ровнымъ пламенемъ, разсевая мракъ невжества, освщая пути обновленной Россіи!...

Проф. А. Я. Гордягинъ. Ректоръ В. И. Разумовскiй. Проф. Б. I. Бируковъ. Проф. В. Д.

Зерновъ. Проректоръ В. В. Вормсъ. Деканъ И. А. Чуевскiй. Проф. Н. Г. Стадницкiй.

И.А ЧУЕВСКIЙ.

КЪ ИСТОРІИ ИМПЕРАТОРСКАГО HИKOЛAEBСKАГO УНИВЕРСИТЕТА.

Рчь, произнесенная при открытіи ИМПЕРАТОРСКАГО НИКОЛАЕВСКАГО Университета 6 декабря 1909 г.

Ваше Сіятельство, Ваше Превосходительство, Милостивый Государыни и Милостивые Государи!

На мою долю выпала честь въ настоящій знаменательный день ознакомить Высокое Собраніе съ краткой исторіей новооткрытаго разсадника высшаго просвщенія. Я не имю въ виду дать подробное и обстоятельное историческое изслдованіе;

я хотлъ бы предложить Вашему вниманію лишь общій очеркъ, указать лишь главные моменты — какъ зародилась, развивалась, крпла и наконецъ осуществилась идея Саратовскаго Университета.

Несомннно, что торжественно открытый сегодня Университетъ иметъ уже свою исторію: онъ и раньше жилъ и давно уже жилъ въ иде, въ горячихъ мечтахъ лучшихъ людей нсколькихъ поколній;

памятникомъ его прошлаго является цлая груда писанныхъ и печатныхъ матеріаловъ и документовъ, свидтельствующихъ о боле полувковой жизни его. Все это — плоды трудовъ большей частью искреннихъ друзей Саратовскаго Университета.

Мы, переживающіе настоящій моментъ, можетъ быть не въ состоянiи будемъ вполн по заслугамъ оцнить безкорыстные и благородные труды этихъ дятелей, выростившихъ и взлелявшихъ намъ идею Университета;

но несомннно — безпристрастная исторія родной страны отведетъ не одну свою свтлую страницу незабвенной памяти друзей его и воспоминаніе о ихъ дятельности будетъ служить надолго урокомъ для слдующихъ поколній.

Когда зародилась идея Саратовскаго Университета? Давно, по крайней мр въ 50-хъ годахъ прошлаго столтія. Это — несомннно давно;

особенно, если принять во вниманіе, что при 320-ти лтнемъ возраст г. Саратова на долю его правильной гражданской жизни, когда только и возможна мирная культурная работа, приходится періодъ не боле какъ въ 120 — 130 лтъ (съ 1781 г., когда послдовало учрежденіе въ Саратов намстничества).

Зарожденіе ея, какъ это часто бывало съ многими историческими событіями, теряется въ туман прошлаго и не представляется отчетливо яснымъ. Есть указанія въ мстной саратовской пресс, что въ конц 50-хъ годовъ въ г. Саратов образовался и долгое время существовалъ небольшой кружокъ саратовцевъ, получившихъ университетское образованіе, отличавшихся предпріимчивымъ духомъ и стремленіемъ къ широкой общественной дятельности *).

Въ этомъ то кружк, повидимому, зародилась мысль о Саратовскомъ Университет. Что это была не праздная идея мечтателей, идея лишенная всякой реальной почвы;

что въ обществ, по крайней мр въ передовой части его, уже въ то время начала назрвать потребность въ высшемъ разсадник просвщенія — видно изъ того, что вопросъ объ учрежденiи Саратовскаго Университета былъ какъ то *) Сарат. Справ. Лист., 1872 г., № 143.

сразу выдвинутъ въ 1860 г. на сцену саратовскимъ дворянствомъ, принятъ и получилъ движеніе въ высшихъ правительственныхъ инстанціяхъ. Вотъ подробности этого знаменательнаго событія: *) „1860 г. декабря 15 дня, Общее Собраніе благороднаго дворянства саратовской губерніи, на основаніи 112 ст. т. IX Св. Зак. изд.

1857, разсуждая о пользахъ и нуждахъ своихъ, положило: просить правительство учредить въ г, Саратов Университетъ съ двумя факультетами: юридическимъ и камеральнымъ, на основаніяхъ, изложенныхъ въ проэкт, при семь прилагаемому при чемъ дворянство изъявляетъ согласіе на взносъ по 1/2 коп. серебромъ съ десятины казенной мры земли, состоящей въ дйствительномъ крпостномъ владніи помщиковъ саратовской губерніи (подписали: губернскій и уздные предводители и все наличное дворянство).

Необходимость Саратовскаго Университета въ проэкт мотивировалась слдующимъ образомъ:

„Лучшимъ залогомъ успховъ въ преобразованіяхъ и улучшеніяхъ, предпринятыхъ въ нашемъ отечеств, есть безъ сомннія просвщеніе. На этомъ основаніи учрежденіе въ г. Саратов Университета представляется сильнымъ двигателемъ будущаго процвтанія Юго-Восточнаго края"... На первое время проэктомъ полагалось — „учредить два факультета: юридическій и камеральный, какъ имющіе прямое отношеніе къ практическимъ современнымъ вопросамъ и могущіе съ одной стороны доставить полезныхъ дятелей на гражданскомъ и административномъ понрищахъ и съ другой стороны — образовать свдущихъ агрономовъ, технологовъ и *) Дло сарат. губ. Правд. 1862 г. "Объ учрежденіи въ г. Саратов Университета". См. также — «Систем.

Сборн. постановленій сарат. губерн. Зем. Собр. 1866—1882 г.», подъ, ред. M. Кропотова. Стр. 673.

вообще людей, способныхъ употребить свою дятельность въ промышленной и коммерческой сфер." Впослдствіи но мр усиленія средствъ, предполагалось открыть и другіе факультеты. По проэкту имлось въ виду привлечь къ расходамъ на содержаніе Университета и др. сословія саратовской губерніи, — купечество, горожанъ, мщанъ и пр., а также и смежный губерніи: самарскую, пензенскую, астраханскую.

Если мы вспомнимъ, что это ходатайство было возбуждено наканун Великихъ Реформъ, въ самый разгаръ кипучей и всеобъемлющей работы по обновленію крпостной Россіи и было какъ бы отвтомъ на намреніе свыше даровать свободу милліонамъ рабовъ — то мы не можемъ не отдать должнаго и не признать, что со стороны дворянства это былъ высокій, благородный починъ и истинно-патріотическое дло.

Къ сожалнію, проэктъ этотъ не встртилъ должнаго сочувствія и поддержки со стороны другихъ сословій общества. Такъ какъ въ дворянскомъ проэкт предполагалось, между прочимъ, обложеніе въ пользу Университета и другихъ земель саратовской губерніи (городскихъ), то Министръ Внутреннихъ Длъ, прежде чмъ дать ходъ проэкту, предложилъ эту послднюю статью его на обсужденіе городскихъ обществъ саратовской губерніи. Согласіе дали лишь Хвалынское и Кузнецкое общества, остльныя отказали. Посл того проэктъ былъ переданъ на усмотрніе губернскихъ управъ: саратовской, астраханской, пензенской и самарской.

На этомъ дло и остановилось... но не кончилось.

Идея Саратовскаго Университета уже жила и крпла;

да и почва для нея была слишкомъ благопріятна: наступила эпоха Великихъ Реформъ. Реформы осуществлялись и входили въ жизнь, внося съ собою новую, невдомую дотол, живую струю. Въ саратовской губерніи въ числ другихъ было введено земство, и мая 1866 г. состоялась 1-я сессія саратовскаго губернскаго земскаго собранія;

оживилась общественная жизнь и дятельность, ожилъ и вопросъ объ Университет;

онъ снова былъ выдвинутъ и поставленъ на очередь — на этотъ разъ губернскимъ земствомъ. На очередномъ земскомъ собраніи 9 декабря 1868 года, т. е. -чрезъ 2 года посл открытія земства въ саратовской губерніи, былъ заслушанъ обстоятельно мотивированный докладъ гласнаго Александра Ивановича Шахматова объ учрежденiи въ Саратов Университета.

Указавъ, что въ Саратов, при его огромномъ населеніи (въ то время 82 тыс.), богатств и при обширности территорiи саратовской губерніи, равной по пространству португальскому королевству, ощущается крайній недостатокъ въ образовательныхъ средствахъ (въ то время — единственная, да и то, замчаетъ авторъ, классическая гимназія, вдобавокъ переполненная), и считая, что „лучшимъ залогомъ успха въ совершившихся правительственныхъ преобразованіяхъ и въ предстоящей судебной реформ должно быть просвщеніе", докладчикъ энергично ратуетъ за учрежденіе въ Саратов Университета съ факультетами камеральнымъ и юридическимъ. Земское собраніе отнеслось къ проэкту весьма сочувственно и избрало для обстоятельной разработки вопроса коммиссію, подъ предсдательствомъ губернскаго предводителя дворянства Николая Денисовича Давыдова, изъ гласныхъ: еодора Ивановича Абакумова, Павла Николаевича Корбутовскаго, Павла Ивановича Кокуева, Николая Николаевича Минха, Александра Ивановича Шахматова и Александра Яковлевича Шабловскаго*).

Каковъ былъ ходъ работъ этой коммиссіи и что ей удалось сдлать въ дальнйшемъ развитіи идеи Университета, я, къ сожалнію, на основанiи доступныхъ мн источниковъ, ничего не могъ узнать.


Земскій проэктъ, какъ и дворянскій, не осуществился. Этому во многомъ способствовали развившіяся затмъ въ конц 70-хъ и въ начал 80-хъ годовъ политическія событія вн и внутри Россiи, въ общемъ — неблаго пріятныя для осуществленія идеи Саратовскаго Университета. Вопросъ о немъ надолго сошелъ со сцены.

Однако идея Саратовскаго Университета уже сдлалась общественнымъ достояніемъ. Саратовское общество всколыхнулось и заволновалось, и возгорлась жаркая полемика на страницахъ мстной прессы.

Со стороны передовой части общества казалось вполн естественнымъ не только мечтать, но и говорить и даже настойчиво домогаться высшаго разсадника просвщенія. Реформы Царя-Освободителя, обновившія всю внутреннюю жизнь Россіи, захватили Саратовъ какъ бы врасплохъ: он застали его городомъ богатымъ, матеріально обезпеченнымъ, но мало развитымъ въ умственномъ отяошеніи Правда, притокъ интеллигентныхъ силъ извн, начавшійся еще въ конц 50-хъ годовъ, усплъ уже рзко измнить весь тонъ и направленіе общественной жизни и развилъ потребность въ пріобртеніи, кром матеріальныхъ, также и интеллектуальныхъ *) Систем, сборн. постан. Сарат. губ. Зем. Собр. 1866 — 1882, подъ ред. M. Кропотова.

**) Хованскій Н.. «О прошломъ г. Саратова». Онъ-же. «Очерки по исторіи г. Саратова».

благъ, благодаря чему въ короткое сравнительно время значительно увеличилось число среднихъ и низшихъ учебныхъ заведеній, образовалась мстная пресса, появились въ свтъ ученыя и художественныя общества;

но — интеллигентныхъ силъ было все-таки мало, а потребность въ нихъ велика. "Неужели", взываетъ одинъ изъ наиболе раннихъ защитниковъ Университета Жолкевичъ, „съ введеніемъ въ жизнь новыхъ благодтельныхъ реформъ, которыми державная рука Царя-Освободителя вызвала свой народъ къ жизни и могуществу, оставить тло безъ души, т. е., безъ обширнаго развитія тхъ училищъ (университетовъ), гд юноша почерпаетъ свднія для поддержанія и развитія силъ развивающагося колосса"... „Откуда же возьмутся люди не только для осуществленія новыхъ реформъ"... но и для развитія ихъ, „по указанію державной воли" *).

Особенно оживленный обмнъ мыслей вызвалъ 1872 г., когда одинъ изъ популярныхъ публицистовъ Л. П. Брюммеръ помстилъ въ мстной пресс рядъ горячихъ статей, въ которыхъ ратовалъ за необходимость основанія въ г. Саратов Университета и указывалъ средства для его содержанія. Брюммера дружно поддержали и другіе защитники Университета: В. Дурасовъ, С. Гусевъ и др. **) Но... горячая проповдь защитниковъ Университета вызвала не мене горячую отповдь со стороны противниковъ и недруговъ его. Кто они были — эти недруги?...

Къ счастью, ихъ было немного и въ этотъ знаменательный день мирнаго торжества Саратовскаго Университета мн не хотлось бы говорить о нихъ: nomina sunt odiosa.

Не *) Сарат. Справ. Лист. 1869 г. № 131.

**) Сарат. Справ. Лист. 1872, № 131 тамъ же, 1872, № 143 и 144.

будемъ повторять и того, что они говорили противъ Университета — ихъ слова и дятельность пусть оцнитъ безпристрастная исторія *). Да и ничего новаго въ сущности они и не говорили, и не могли сказать, кром: университетъ — „лишняя затя", университетъ не нуженъ, университетъ вреденъ и т. п. Да и борьба съ ихъ стороны была и безплодная и неравная, потому что защитники Университета были вооружены логическими доводами и базировались на требованіяхъ новой и живой жизни, а противники могли пустить въ ходъ лишь насмшки и черпали вдохновеніе въ отжившихъ традиціяхъ. Поэтому исходъ борьбы можно было заране пред видть: идея Университета лишь стала еще боле популярной и, если не была осуществлена, за то въ обществ и общественныхъ организаціяхъ она получила прочную опору и смло можно было сказать, что при благопріятныхъ условіяхъ открытіе Университета лишь вопросъ времени.

И потому, не смотря ни на что, защитники Университета не прерывали своей культурной работы и при всякомъ удобномъ случа напоминали саратовскому обществу, чтобы оно не забывало своей мечты—имть у себя высшійразсадникъ просвщенія. Взгляды и домогательства общества нашли полное сочувствіе и въ представителяхъ мстной администрации: за необходимость учрежденія Саратовскаго Университета неоднократно высказывались—бывшіе саратовскіе губернаторы, нын почетные граждане г. Саратова: Михаилъ Николаевичъ Галкинъ Врас-скій, Андрей Ивановичъ Косичъ и Петръ Аркадіевичъ Столыпинъ.

*) Леопольдовъ Л. Сарат. Справ. Лист. 1869,.V 136;

1872,.V 132. Онъ-же. Отвтъ г. Жолкевичу (брош.).

—Онъ-же. Послднее с;

юво объ учрежденіи въ Саратов Университета, 1872 (брош.).—Орловъ. Н. В.

Сарат. Справ,.'[ист. 1872. № 135.—Свербеевъ. В. тамъ же, № 139.

Въ 1891 году г. Саратовъ собирался праздновать свой 300-лтній юбилей со дня своего основанія. И вотъ, среди приготовленiй и предпраздничной суеты, громко и настойчиво раздался голосъ "Саратовскаго Дневника", наноминавшій еще разъ, что „Саратовъ иметъ вс данныя для того, чтобы сдлаться умственнымъ центромъ Юго-Восточной Россіи, для чего ему не достаетъ только одного — высшаго учебнаго заведенія. Для этого время уже наступило"...*) Это желаніе саратовскаго общества имть свой высшій разсадникъ просвщенія, желаніе настойчиво повторяемое цлые десятки лтъ, не могло, само собою разумется, не отразиться на взглядахъ представителей города и городская дума, наконецъ, ршительно выступила въ этомъ вонрос впередъ и взяла дло осуществленія этой идеи въ свои руки. Начались ходатайства предъ правительствомъ, повторяемыя при всякомъ удобномъ сдуча;

особенно же часто и настойчиво — за послдніе 15 лтъ;

при этомъ городская дума не останавливалась предъ готовностью къ крупнымъ матеріальнымъ жертвамъ ради дла, которое всми признавалось "важнымъ по своему значенію". Желанія города были боле скромны. Понимая затруднительность въ осуществленiи идеи Университета, онъ хлопоталъ вообще о какомъ нибудь высшемъ учебномъ заведеніи.

Такъ, въ 1896 году, въ бытность городскимъ головой Ник. Петров. Фролова, Саратовская Дума возбудила ходатайство предъ Министромъ Путей Сообщеяія, чтобы предполагаемый къ открытію 2-й институтъ инженеровъ путей сообщенія былъ учрежденъ въ г. Саратов.

*) Сарат. Дневн. 1891, №№ 78 и 97.

Въ 1897 году Саратовская Дума возбудила ходатайство объ открытіи въ Саратов Агрономическаго Института и просила губернское земство и общество купцовъ и мщанъ поддержать это ходатайство.

Въ 1899 г. Саратовская Дума подняла вопросъ объ учрежденіи въ г. Саратов Политехническаго Института.

Въ 1902 г. Саратовская Дума, въ бытность городскимъ головой А. I.

Немировскаго, признала желательнымъ открытіе въ Саратов Ветеринарнаго Института.

Въ 1904 г. Саратовская Дума, "въ память радостнаго событія рожденія Наслдника Цесаревича", ршаетъ ходатайствовать объ учрежденiи высшаго учебнаго заведенія, съ присвоеніемъ ему имени Наслдника Цесаревича Алекся Николаевича.

Въ 1905 — 6 годахъ Городское Управленіе хлопочетъ о перевод Ново Александрійскаго Сельско-Хозяйственнаго Института въ г. Саратов.

Въ 1906 г. Саратовская Дума особенно усердно и настойчиво начала хлопотать объ учрежденiи въ Саратов Университета, т. е., объ осуществленіи давнишней и завтнйшей мечты саратовцевъ.

Въ исторіи развитія высшаго образованія въ Россіи 1906 годъ заслуживаетъ быть особенно отмченнымъ: въ это время мысль объ учрежденіи новаго Университета получила въ Министерств Народнаго Просвщенія особенно энергичную поддержку;

еще въ 1903 году Ученый Комитетъ высказался за настоятельную необходимость въ учрежденiи новаго Университета — „и не одного, быть можетъ, а нсколькихъ".*) *) Труды Коммиссіи по вопросу о Новомъ Университет 1907 г. (Прилож. къ представл. Мин. Нар.

Просв.).

Само министерство сознавало, „что переполненіе существующихъ университетовъ учащимися на столько значительно, что правильная постановка учебныхъ занятій становится почти невозможной... отсюда ясно, насколько необходимо открытіе новаго университета и какъ опасно было бы медлить съ разршеніемъ этого назрвшаго вопроса, не давая законнаго выхода вполн опредленно и настойчиво сказавшемуся стремленію русскаго юношества къ высшему образованію"*).

Въ это время случилось одно обстоятельство, значительно ускорившее ршеніе злободневнаго вопроса: я имю въ виду временное бездйствіе Варшавскаго Университета.

Совтъ Варшавскаго Университета въ засданіяхъ 19 и 20 сентября 1906 г.

постановилъ — использовать силы и средства Университета на время его бездйствія для нуждъ высшаго просвщенія въ Россіи;

вслдствіе чего отдльные члены Совта были откомандированы въ различные города Имперіи съ цлью выясненія пригодности послднихъ для основанія въ нихъ Университета;

между прочимъ, въ г.

Саратовъ былъ откомандированъ профессоръ Петръ Васильевичъ Никольскій;

кром того, изъ профессоровъ, жившихъ въ то время въ Петербург, была образована коммиссія подъ предсдательствомъ проф. В. П. Амалицкаго по тому же вопросу.

Едва это обстоятельство стало извстно въ широкихъ кругахъ земскихъ и городскихъ дятелей, какъ отовсюду стали поступать въ министерство многочисленные запросы и ходатайства;

"различные области, губерніи и города проявили самое настойчивое желаніе добиться Университета;

обнаружилось *) Объяснительная записка къ законопроэкту объ основаніи Университета въ г. Саратов стр. 1.


величайшее сочувствіе къ этому длу въ самыхъ разнообразныхъ кругахъ населенія, различныхъ общественныхъ организаціяхъ и со стороны отдльныхъ лицъ".

Губернскіе города ходатайствуютъ уздные общаютъ поддержку губернскимъ, разныя сословія, въ томъ числ и духовное (Смоленскъ), и крестьянское (Нижній Новгородъ), ршаются помогать этому длу матеріальными нособіями изъ своихъ скудныхъ средствъ.

Въ апрл Царицынская Городская Дума оффиціально запрашиваетъ министерство о возможности перенесенія въ г. Царицынъ Варшавскаго Университета;

о томъ же возбуждаетъ ходатайство г. Самара, а за ней цлый рядъ городовъ и между ними — само собой разумется — Саратовъ. Десять городовъ одновременно добивались чести имть у себя Университетъ: Царицынъ, Самара, Минскъ, Витебскъ, Смоленскъ, Воронежъ, Ярославль, Нижній Новгородъ, Астрахань и Саратовъ, причемъ вс они предлагали министерству боле или мене крунныя матеріальныя пособія*).

По ходу развертывающихся событій, Саратовъ, конечно, чувствовалъ и понималъ, что въ вопрос о Саратовскомъ Университет наступилъ послдній фазисъ и что въ виду рзко и неожиданно обнаружившейся конкурренціи со стороны другихъ городовъ борьба за Университетъ будетъ серьезная, а потому онъ выступилъ во всеоружіи. Прежде всего Саратову необходимо было доказать свое преимущественное право предъ другими городами, право — имть Университетъ.

Выбранная городской думой особая депутація, въ состав городского головы В. А.

Коробкова и гласныхъ Г. Г. Дыбова и д-ра М.. Волкова, представила лично г.

Предсдателю Совта Министровъ и Министру Народнаго Просвщенія *) Труды Коммиссіи до вопросу о новомъ Университет.

обстоятельныя и подробно мотивированныя докладныя записки, въ которыхъ ярко были выставлены вс преимущества и удобства, представляемыя Саратовомъ для Университета: Саратовъ — крупнйшій изъ всхъ городовъ средняго и нижняго Поволжья (207 тыс. населенія, по послднимъ оффиціальнымъ даннымъ), естественный центръ громаднаго юго-восточнаго района Россіи (губерніи:

Саратовская, Самарская, Симбирская, Пензенская, Тамбовская, Астраханская, Воронежская, Земли Войска Донского, Уральская область, Оренбургская, Уфимская и Ставропольская губ.), удаленнаго отъ центровъ высшаго образованія;

Саратовъ — самая крупная волжская пристань и крупный узловой торгово-промышленный центръ, съ многочисленными учебными заведеніями, тратящій на нужды просвщенія до 18% обще-городского бюджета (около 400 тысячъ руб. въ годъ);

связанный желзной дорогой съ западомъ и востокомъ, а Волгой — съ сверомъ и югомъ, Саратовъ даетъ возможность удобнаго сообщенія со всми губернскими и частью — уздными городами района. Таковы вншнія преимущества г. Саратова.

Къ этому еще можно бы было прибавить и еще одно преимущество — чисто нравственнаго характера, — что онъ ждетъ Университета и живетъ этой мечтой боле 50 лтъ.

Кром того, чтобы имть Университетъ, городъ ршился на крупныя матеріальныя жертвы. Саратовская Городская Дума въ засданіяхъ 19 декабря 1906 г., 25 іюля 1907 г. и 29 сентября 1908 г. постановила, между прочимъ, ассигновать на постройку Университета 1 милл. руб., отвести ему въ собственность 26 дес. земли, въ томъ числ московскую площадь, предоставить въ теченіе двухъ первыхъ лтъ безплатно временное помщеніе и разршить пользоваться городскими лечебными заведеніями въ качеств клиникъ. Вмст съ городомъ и Саратовское Губернское Земское Собраніе признало возможнымъ принять на себя нкоторыя матеріальныя жертвы и постановило (9 декабря 1906 г. и 10 августа 1907 г.): передать въ полное распоряженіе Университета весь кварталъ, на которомъ расположена Александровская больница со всми принадлежащими къ ней зданіями и съ той ассигновкой въ 85 тыс. руб., которую губернское земство отпускаетъ на содержаніе ея;

для расширенія и приспособленія больницы къ цлямъ клиническаго преподаванія, между прочимъ, назначено единовременное пособіе въ 100 тыс. руб.;

затмъ собраніе постановило предоставить также и психіатрическую лечебницу въ пользованіе Университета для научно-лечебныхъ цлей. Вслдъ за этимъ, Саратовское Уздное Земское Собраніе (чрезвычайное) назначило (12 января 1907 г.) на постройку и оборудованіе Университета 50 тыс. руб. Наконецъ, экстренное собраніе Саратовскаго Общества взаимнаго отъ огня страхованія постановило ( февраля 1907 г.) ассигновать на Университетъ 50 тыс. руб.

Итого, на сооруженіе Саратовскаго Университета ассигновано пособій изъ мстныхъ источниковъ — 1.200.000 руб.

Кром матеріальной поддержки, Саратовская Городская Дума встртила дружную нравственную поддержку и горячее сочувствіе со стороны смежныхъ губерній, уздовъ, городовъ, а также — со стороны различныхъ общественныхъ учрежденiй и организацій, высокопоставленныхъ лицъ и проч. Многіе изъ послднихъ поддержали ходатайство г. Саратова оффиціально предъ Министерствомъ Народнаго Просвщенія;

напр., наказный атаманъ уральскаго казачьяго войска, сенаторъ Михаилъ Николаевичъ Талкинъ-Врасскій, Саратовскій губернаторъ графъ Сергй Сергевичъ Татищевъ, Самарскій губернаторъ. О сочувствіи же и нравственной поддержк со стороны мстнаго саратовскаго общества и говорить не приходится: оно все время не переставало жить одною жизнью съ "отцами города", вмст съ ними волновалось, надялось, огорчалось.

Для разработки вопроса объ учрежденiи въ Россіи новаго Университета, по распоряженію Министра Народнаго Просвщенія П. М. фонъ-Кауфмана, 22 ноября 1906 года образована была особая коммиссія, главнымъ образомъ изъ профессоровъ Варшавскаго Университета, подъ предсдательствомъ профессора В. П. Амалицкаго въ состав профессоровъ Н. Н. Любовича, И, П. Филевича, А. И. Щербакова и Г. В.

Демченко. Въ теченіе ноября 1906 г. и января 1907 г. коммиссія имла 42 засданія;

въ 18 изъ нихъ принимали участіе представители земствъ и городовъ, заинтересованныхъ имть у себя Университетъ, въ томъ числ отъ г. Саратова — городской голова В. А. Коробковъ, гласные думы Г. Г. Дыбовъ и М.. Волковъ. На основаніи весьма обширнаго собраннаго матеріала, коммиссія подробно и обстоятельно проанализировала сравнительныя условія по учрежденію Университета въ слдующихъ 6 городахъ: Минск, Витебск, Смоленск, Воронеж, Нижнемъ Новгород и Саратов;

изучивъ вопросъ въ возможной полнот, она пришла къ слдующимъ заключеніямъ, крайне неблагопрiятныхъ для г. Саратова:

признавъ, что въ первую очередь мсто для новаго Университета должно быть выбрано въ какомъ-либо город, лежащемъ въ восточной части европейской Россіи, за линіей Москва — Харьковъ, она высказалась за то, "что съ принципіальной точки зрнія на первое мсто должны быть поставлены города Смоленскъ, Воронежъ, Нижній Новгородъ"*).

И такъ, Саратовъ остался на заднемъ план;

ясно, что для него наступилъ жгучій, критическій моментъ въ вопрос: быть или не быть въ Саратов Университету — или теперь, или... неизвстно когда... И Саратовъ, въ лиц своихъ представителей, не отступилъ, а ршилъ продолжать благородную борьбу за право имть у себя высшій разсадникъ просвщенія и обнаружилъ громадную энергію. На защиту своихъ правъ, онъ снова выдвинулъ лучшія свои боевыя силы, въ лиц такъ называемой городской Университетской Коммиссіи, вооружилъ ихъ неотразимыми доводами, почерпнутыми изъ жизни, выработанными въ теченіе долгихъ лтъ ожиданія и надежды и, снабдивъ ихъ обширными нолномочіями, отправилъ въ Петербургъ, чтобы отстаивать право Саратова на имющійся открыться Университетъ. Депутація, прибывъ въ Петербургъ, прежде всего постила министерскую коммиссію, работавшую подъ предсдательствомъ профессора В. П.

Амалицкаго, и приняла участіе въ обсужденіи вопроса объ Университет въ г.

Саратов, изложивъ лично вс условія, которыя городъ предлагалъ въ этомъ дл Министерству Народнаго Просвщенія. Уже здсь депутацію ожидалъ пріятный сюрпризъ. Раньше передъ тмъ командированный, какъ мы видли выше, въ г.

Саратовъ проф. П. В. Никольскiй представилъ настолько важныя данныя въ пользу г.

Саратова, что кандидатура послдняго, какъ будущаго университетскаго города, сразу поднялась и стала одной изъ серьезнйшихъ. Затмъ депутація отправилась и была принята Министромъ Народнаго Просвщенія П. М. фонъ-Кауфманомъ. „Мы, *) Труды Коммиссіи и т. д., стран. 53.

— говорится въ отчет депутаціи по этому поводу, — нашли въ немъ горячаго сторонника за новый Университетъ и въ первое же свиданіе онъ объявилъ намъ, что по его убжденіямъ Саратовъ заслуживаетъ высшаго учебнаго заведенія*.

Затмъ, коммиссія постила Предсдателя Совта Министровъ Статсъ Секретаря П. А. Столыпина. "Съ первыхъ же словъ нашего личнаго ходатайства, — говорится въ отчет депутаціи, — онъ съ полнымъ и живымъ сочувствіемъ высказался, что Университетъ въ Саратов былъ его давнишнимъ желаніемъ и что, если будетъ основанъ новый Университетъ, то только Саратовъ можетъ претендовать на него;

при этомъ особенно подчеркнулъ, что говоритъ такъ не потому, что былъ Саратовскимъ губернаторомъ, а слдовательно — говоритъ изъ любезности, а потому, что Саратовъ по своему положенiю и значенiю дйствительно заслуживаетъ того, чтобы стать университетскимъ городомъ;

городской дум онъ поручилъ передать, что въ университетскомъ вопрос онъ будетъ ея "союзникомъ" и "присяжнымъ адвокатомъ".

Итакъ, на этотъ разъ посщеніе саратовской коммиссіей Петербурга дало надежду Саратову. Эта надежда вскор замнилась твердой увренностью въ близкомъ осуществленіи завтной мечты;

13 апрля 1907 года въ Совт Министровъ, подъ предсдательствомъ Статсъ-Секретаря П. А. Столыпина, было заслушано представленіе Министра Народнаго Просвщенія по вопросу объ учрежденiи новаго Университета въ г. Саратов и большинствомъ голосовъ было одобрено.

Однако и посл этого были моменты, когда и въ нкоторой части общества, и въ печати, и въ правительственныхъ сферахъ настроеніе было не вполн благопріятно для Саратовскаго Университета... Снова тревога и боязнь за судьбу своего дтища охватила саратовское общество и снова депутація отъ городской думы въ состав В. А. Коробкова, М.. Волкова и Б. А. Арапова отправилась въ Петербургъ.

25 іюня (1907 г.) депутація была принята предсдателемъ Совта Министровъ П. А. Стольшинымъ, отъ котораго депутаты и на этотъ разъ получили завренія о неизмнно-благожелательномъ отношеніи его къ Саратовскому Университету;

отъ него же депутаты имли высокое счастье услышать, что "ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ не противъ новаго Университета и не смотритъ на него, какъ на революцiонный очагъ, какъ объ этомъ многіе говорятъ. Самъ ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОРЪ желаетъ, чтобы число Университетовъ въ Россги было больше"*).

Депутаты вышли отъ предсдателя Совта Министровъ успокоенные и ободренные;

а 27 іюня послдовало Высочайшее утвержденіе журнала Совта Министровъ объ учрежденiи новаго Университета въ г. Саратов.

Непосредственно въ слдъ за этимъ Министръ Народнаго Просвщенія П. М.

фонъ-Кауфманъ командировалъ въ г. Саратовъ коммиссію подъ предсдательствомъ проф. Владиміра Прохоровича Амалицкаго, въ состав профессоровъ Варшавскаго Университета: Алекся Ивановича Щербакова (нын попечитель Одесскаго учебнаго округа), Петра Васильевича Никольскаго, Александра Андреевича Жандра, Эмиліана Андреевича Незнамова, Ивана Порфирьевича Филевича и проф. Университета Св.

Владиміра Григорія Васильевича Демченко —для все *) Извстія Сарат. Город. Думы. 1907 г. № 3 (іюнь — августъ), стр. 217 и 218.

сторонняго выясненія на мст условій открытія Университета. Въ самомъ Саратов былъ сформированъ и началъ работать, подъ предсдательствомъ Управляющаго Саратовской губерніей вице-губернатора П. М. Боярскаго, наблюдательный комитетъ въ состав Попечителя Казанскаго Учебнаго Округа, мстныхъ представителей Министерства Финансовъ, Государственнаго контроля, общественныхъ учрежденiй, заинтересованныхъ въ учрежденiи Университета, и членовъ вышеназванной коммиссіи.

На основаны полученныхъ на мст матеріаловъ, коммиссіей были подробно разработаны и представлены въ Министерство Народнаго Просвщенія проэктъ и строительная программа для Саратовскаго Университета въ полномъ состав всхъ факультетовъ: медицинскаго, физико-математическаго (съ естественнымъ отдленіемъ), юридическаго и историко-филологическаго;

при этомъ планъ и проектъ медицинскаго факультета во всхъ деталяхъ былъ составленъ проф. А. И.

Щербаковымъ, въ сотрудничеств съ А. А. Жандромъ и Э. А. Незнамовымъ;

проф. Г.

В. Демченко разработалъ и обосновалъ полученныя данныя съ юридической стороны.

Въ начал 1908 года П. М. фонъ-Кауфманъ вышелъ въ отставку.

Новый Министръ Народнаго Просвщенія Александръ Николаевичъ Шварцъ, хотя и осторожно отнесся къ выработанному коммиссіей проэкту, тмъ не мене въ категорической форм заявилъ себя убжденнымъ сторонникомъ Саратовскаго Университета. Принимая однако во вниманіе недостатокъ въ Россы научныхъ силъ и невозможность въ короткое время подобрать надлежащій контингентъ преподавателей для оборудованія одновременно всхъ четырехъ факультетовъ, Министерство Народнаго Просвщенія остановилось на мысли открыть Саратовскій Университетъ первоначально лишь въ состав одного медицинскаго факультета, предполагая не позже, какъ черезъ 5 лтъ, открыть физико-математическій и др.

факультеты.

31 ноября 1908 г. за № 28516 г. Министромъ Народнаго Просвщенія былъ внесенъ на уваженіе Государственной Думы законопроекта: "Объ основанiи Университета въ г. Саратов и отпуск средствъ на этотъ предметъ", въ которомъ предполагалось между прочимъ:

1. Учредить въ г. Саратов Университетъ и открыть дйствіе такового въ 1909 г.

въ состав одного медицинскаго факультета.

2. Впредь до изданія новаго устава и штатовъ Императорскихъ Россійскихъ Университетовъ, распространить на Саратовскій Университетъ дйствіе устава 1884 г.

На сооруженіе и оборудованіе университетскихъ зданій ассигновать изъ суммъ государственнаго казначейства, начиная съ 1909 г. въ теченіе 5 лтъ, 3,206,709 p.

1909 г. восьмого мая законопроекта былъ принятъ Государственной Думой, а въ конц мая — Государственнымъ Совтомъ.

Наконецъ, въ знаменательный, отнын — историческій и для г. Саратова незабвенный день 10 іюня 1909 года, на яхт "Штандарта" на рейд Штандартъ, Государь Императоръ ВЫСОЧАЙШЕ СОИЗВОЛИЛЪ утвердить одобренный обими законодательными палатами законопроектъ и собственной Его Императорскаго Величества рукой начерталъ на немъ: "Быть по сему".

Долго жданная мечта осуществилась;

идея ожила;

Императорскій Саратовскiй Университетъ сталъ фактомъ. Тотчасъ же началась работа по осущеетвленію ВЫСОЧАЙШЕЙ ВОЛИ.

Черезъ нсколько недль въ Саратов уже собралась небольшая университетская семья первыхъ профессоровъ. Прошло два съ половиной мсяца напряженной работы по приспособлению и оборудованiю отведенныхъ городомъ помщеній подъ учебно-вспомогательныя учрежденія и наконецъ 22 сентября года въ Императорскомъ Саратовскомъ Университет былъ отслуженъ обычный молебенъ предъ началомъ ученiя и первые студенты и вольнослушатели, въ числ 106 человкъ, вступили въ аудиторiю, чтобы представиться своимъ профессорамъ, и были привтвствуемы деканомъ отъ имени юной Almae iMatris. A 23 сентября началось чтеніе лекцій по всмъ предметамъ I курса медицинскаго факультета (анатомiя, общая физіологія съ основами гистологіи, физика, химія, зоологія, ботаника), кром минералогіи, каедра которой еще вакантна.

Буднично начавшій свою трудную жизнь Саратовскій Университетъ сегодня оффиціально и торжественно открытъ, осчастливленъ ВЫСОЧАЙШЕЙ милостью именоваться Николаевскимъ и пріобщенъ къ славной семь Россійскихъ Университетовъ;

на юго-восто Россіи появился новый разсадникъ высшаго образованія.

Правда, открытый Университетъ состоитъ пока изъ одного медицинскаго факультета, правда — онъ помщается пока въ чужомъ, гостепріимно пріютившемъ его зданіи фельдшерской школы;

но важно то, что для него въ сегодняшній день положено прочное, незыблимое основаніе;

важно то, что посянное 50 лтъ тому назадъ зерно уже проросло и дало первый ростокъ — медицинскій факультетъ;

и если дальнйшее развитіе и формированіе этого ростка въ сложный и законченный организмъ будетъ и дальше идти своимъ естественнымъ ходомъ — постепенно, но неуклонно впередъ, — то Саратовскій Университетъ въ полномъ состав всхъ факультетовъ, при дружной работ друзей его, есть лишь вопросъ времени и во всякомъ случа не очень отдаленнаго.

Ужъ и теперь составъ учебно-вспомогательныхъ учрежденiй: лабораторій, кабинетовъ и пр. формируется на такихъ основаніяхъ, чтобы въ ближайшіе уже годы они могли удовлетворять потребностямъ также и физико-математическаго факультета.

Сегодня, вмст съ торжественнымъ открытіемъ Университета, освящено и мсто для его собственныхъ зданій, а съ началомъ весны начнется постройка цлаго ряда институтовъ (экспериментально-медицинскаго, анатомическаго, физическаго, химическаго) и клиникъ (факультетскихъ клиникъ: хирургической и терапевтической).

Пройдетъ немного лтъ — и стны теперешнихъ тсныхъ помщеній Университета далеко раздвинутся и въ широко открытыя двери его дружной толпой устремятся вс, ищущіе свта и знаній, и Императорскій Николаевскій Университетъ займетъ подобающее ему мсто среди старйшихъ своихъ собратьевъ, Россійскихъ Университетовъ. Такъ должно быть: этого требуютъ Высокій Авторитетъ АВГУСТЙШАГО Имени, отнын стоящаго во глав Университета, интересы Русскаго Народа и достоинство нашей Великой Родины.

Оглавленіе.

Предисловіе I Отъ редактора Передъ торжествомъ Торжество открытія Посл торжества Привтствія полученныя ИМПЕРАТОРСКИМЪ НИКОЛАЕВСКИМЪ Университетомъ:

I. Благословляющая надпись на св. Крест II. Привтствія отъ Высочайшихъ Особъ III. Привтствія отъ высшихъ административныхъ лицъ и законодательныхъ учрежденій IV. Привтствія отъ города, земства и др. учрежденiй, матеріально и морально содйствовавшихъ учрежденію Университета V. Привтствія отъ ИМПЕРАТОРСКИХЪ Россійскихъ Университетовъ VI. Привтствія отъ высшихъ учебныхъ заведеній и научныхъ Учрежденій VII. Привтствія отъ иностранныхъ университетовъ VIII. Привтствія отъ ученыхъ обществъ, научныхъ учрежденiй, медицинскихъ организацій IX. Привтствія отъ почетныхъ лицъ и группъ X. Привтствія отъ дирекцій училищъ, учебныхъ заведеній и проч XI. Привтствія отъ общественныхъ и сословныхъ учрежденiй XII. Привтствія отъ редакцій газетъ и журналовъ XIII. Привтствія отъ студенческихъ организацiй и группъ II.

XIV. Привтствія отъ общественныхъ и частныхъ организацій и группъ XV. Привтствія отъ частныхъ лицъ Заключеніе ПРИЛОЖЕНІЯ.

Проф. Разумовскій В. И. Къ исторіи университетовъ и медидинскихъ факультетовъ 1— Проф. Чуевскій И. А. Къ исторіи ИМПЕРАТОРСКАГО НИКОЛАЕВСКАГО Университета 1— Замченныя погршности:

Напечатано: Слдуетъ:

На стр. 33, строка 3 сверху: на типу на пути.

»» 50, » 12 снизу: Е. Г. Навашинъ С. Г. Навашинъ.

50, » 13 Н. М. Зининъ Н. Н. Зининъ 152, » 10 Днпровъ Днстровъ.

152, » 13 » къ словамъ: «съ научнаго посада» прибавить: «и не сядетъ, какъ бобыль, на «отлет» просвщенія».



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.