авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР

ВЕСТНИК

КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА

Выпуск №17

медицинской науки –

«Достижения

практическому здравоохранению»

Кемерово 2013

Вестник Кузбасского научного центра: Выпуск №17

«Достижения медицинской науки Кузбасса – практическому

здравоохранению» - Кемерово, 2013. – 116 с.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Агаджанян В.В. (Ленинск-Кузнецкий), Барбараш Л.С. (Кемерово), Ивойлов В.М. (Кемерово), Захаренков В.В. (Новокузнецк), Колбаско А.В (Новокузнецк), Золоев Г.К. (Новокузнецк), Чурляев Ю.А. (Новокузнецк).

НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР:

Артамонова Г.В.

(г. Кемерово, т. (8-384-2) 64-45-73, E-mail:

artamonova@cardio.kem.ru) МАКЕТИРОВАНИЕ:

Крючков Д.В.

Кузбасский научный центр, 650002, г. Кемерово, Сосновый бульвар, Тел.: (384-2) 64-45-73, 64-33- E-mail: barbarash@cardio.kem.ru ДОСТИЖЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ НАУКИ КУЗБАССА – ПРАКТИЧЕСКОМУ ЗДРАВООХРАНЕНИЮ УДК 616.366-089. Алексеев А.М.1, Фаев А.А.2, Мугатасимов И.Г3.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИСТЕМЫ МОНОДОСТУПА ПРИ ОСТРОМ ХОЛЕЦИСТИТЕ ГБОУ ДПО «НГИУВ»1, г. Новокузнецк МБЛПУ «ГКБ №29»2, г. Новокузнецк МБЛПУ «ГКБ №1»3 г. Новокузнецк Актуальность. Стремительное развитие лапароскопии и эндоскопии, обусловленное как технологическим прогрессом, так и накоплением клинического опыта, способствовало появлению в настоящее время широкого спектра различных хирургических вмешательств в хирургии желчнокаменной болезни. В настоящее время активно развивается хирургия единого доступа, при этом инструменты обычно вводят через один порт через один разрез на передней брюшной стенке, который выполняют транс- или параумбиликально, чтобы послеоперационный рубец был менее заметным.

На сегодняшний день большинством специалистов острый холецистит рассматривается как противопоказание для выполнения холецистэктомии через систему единого доступа. До настоящего времени не определены показания и противопоказания к использованию единого лапароскопического доступа при остром холецистите.

Цель. Оценить возможность использования технологии единого лапароскопического доступа при остром холецистите.

Материал и методы. В 2012 году в 2-х хирургических стационарах г.

Новокузнецка выполнена 31 холецистэктомия по технологии единого лапароскопического доступа пациентам с острым холециститом.

Предоперационное лабораторное обследование больных заключалось в выполнении клинического анализа крови, общего анализа мочи, биохимического анализа, исследования свёртывающей системы крови (коагулограмма), определения группы крови и резус-фактора, реакции Вассермана.

Из инструментальных исследований всем пациентам в обязательном порядке выполнялась рентгенография органов грудной клетки, электрокардиография, ультразвуковое исследование органов брюшной полости и забрюшинного пространства, эзофагогастродуоденоскопия с осмотром большого дуоденального соска. Пациентов с признаками патологии внепеченочных желчных протоков исключали из исследования.

Обязательным являлась консультация терапевта. При наличии сопутствующих жалоб и анамнеза проводилась консультация смежных специалистов (гинеколог, невролог, эндокринолог и т.д.).

После клинического, лабораторного и инструментального обследования пациентам проводили консервативное лечение, включающее в себя в обязательном порядке новокаиновую сакроспинальную блокаду, голод, инфузионную терапию, введение спазмолитиков.

Показанием к оперативному лечению служило отсутствие положительной динамики от проведенного консервативного лечения и/или признаки острого деструктивного холецистита, основанные на следующих критериях: клиническая картина деструктивного холецистита;

ультразвуковые признаки деструкции стенки желчного пузыря;

сохраняющиеся воспалительные изменения в общем анализе крови.

Однопортовая холецистэктомия выполнялась с использованием многоразовой системы одного доступа X-CONE (Karl Storz), с помощью удлиненной 5 мм 30° оптики и видеокамеры и монитора высокой четкости. Порт доступа устанавливали через пупочный разрез вдоль кожной складки справа от пупка. Уровень карбоксиперитонеума составлял 12 мм.вод.ст. Интраоперационная холангиография проведена у 2 (6,5%) пациентов.

Клипирование пузырной артерии и протока выполняли 10 мм клипатором.

В послеоперационном периоде обезболивание проводилось с использованием НПВС Кетаролак 1,0 х 2 р/день. Оценка выраженности послеоперационного болевого синдрома проводилась по 10 - бальной цифровой рейтинговой шкале пациентом самостоятельно 4 раза в сутки на протяжении 72 часов. На 4-5 сутки после операции выполнялся ультразвуковой контроль ложа желчного пузыря. Косметический результат оценивался пациентом по 5 бальной шкале.

Результаты. Женщин было – 28 (90,3%), мужчин – 3 (9,7%). Возраст пациентов колебался от 19 до 67 лет. Средний возраст составил 40,3±11,4 лет. Индекс массы тела (ИМТ) всех пациентов находился в диапазоне от 20,1 до 39,2 кг/м;

средний ИМТ 28,2±4,6 кг/м. Продолжительность заболевания до момента госпитализации в среднем составила 14,8±4,5 часов. Время предоперационной подготовки и консервативного лечения 17,4±5,9 часов, т.е не более одних суток.

При анализе морфологических форм воспаления желчного пузыря, по данным патологоанатомического и макроскопического исследования, катаральный холецистит отмечен у 6 (19,4%), флегмонозный холецистит у 22 (71%) пациентов, гангренозный (9,7%), флегмонозный холецистит в инфильтрате у 4 (12,9%), гангренозный в инфильтрате 2 (6,5%). Длительность операций не превышала 2-х часов и в среднем составила 81±26, минут. Технология SILS (+1) выполнена у 12 (38,7%) пациентов, SILS (+2) - 2 (6,5%).

Конверсия доступа на многопортовую лапароскопическую холецистэктомию потребовалась у 1 (3,2%) пациента с кровотечением из пузырной артерии.

Интраоперационные осложнения отмечены у 3 (9,7%) пациентов: перфорация стенки желчного пузыря–2, кровотечение из пузырной артерии-1. У 2 пациентов симультанно выполнено пупочное грыжесечение с пластикой местными тканями.

Длина раны пупочного доступа не превышала 3-х см и в среднем составила 25,5±3,1 мм. Дренирование подпеченочного пространства проводилось однопросветным трубчатым дренажем у 18 (58,1%). Показание к дренированию выставлял оперирующий хирург. Болевой синдром составил в первые сутки в среднем 3,7 балла, 2,7 балла на вторые и 1,8 балла на третьи сутки. Длительность обезболивания не превышала 3 суток.

Таким образом, к третьим суткам интенсивность болевого синдрома, на фоне стандартного обезболивания, снижалась в два раза. Послеоперационных осложнений не было. Косметический результат 4,6 баллов. Продолжительность пребывания больных в стационаре составила от 5 до 9 суток.

Выводы. Использование холецистэктомия из единого лапароскопического доступа при остром холецистите является безопасным и выполнимым вмешательством, с возможностью выполнения интраоперационной холангиографии.

Применение единого лапароскопического доступа у пациентов с острым холециститом обеспечивает значительный косметический результат и не способствует повышению интенсивности послеоперационного болевого синдрома.

УДК 616.366-003.7- Алексеев Н.А., Снигирев Ю.В., Тараскина Е.Б.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ АНТЕГРАДНОЙ ЭНДОСКОПИЧЕСКОЙ ПАПИЛЛОСФИНКТЕРОТОМИИ МБЛПУ «ГКБ №5», Новокузнецк По данным исследований частота желчнокаменной болезни (ЖКБ) в России среди различных контингентов обследованных колеблется в пределах 3-12%, а количество больных с осложненными формами ЖКБ за последние годы увеличилось до 54-65%. На современном этапе развития медицины эндоскопические способы восстановления пассажа желчи при ЖКБ, осложненной патологией желчевыводящих путей, являются операциями выбора. Для снижения частоты осложнений предложены различные варианты использования малоинвазивных хирургических вмешательств: двухэтапный метод, включающий эндоскопическую папиллосфинктеротомию (ЭПСТ) и холецистэктомию;

комбинированная интраоперационная эндоскопическая папиллосфинктеротомия;

интраоперационная антеградная папиллосфинктеротомия под контролем дуоденоскопа.

Цель исследования: определить показания к интраоперационной антеградной эндоскопической папиллосфинктеротомии (ИАЭПСТ) у пациентов с осложненной ЖКБ и оценить ее эффективность.

Материалы и методы: Проведен ретроспективный анализ результатов выполнения ИАЭПСТ у 1624 пациентов отделения хирургии печени желчевыводящих путей и поджелудочной железы МБЛПУ «ГКБ №5» г. Новокузнецка, госпитализированных с 1996 по 2011 гг. В плановом порядке было оперировано (73,2%) пациентов, в экстренном – 436 (26,8%) пациентов. Лапороскопическим доступом ИАЭПСТ выполнили 1392 (85,7%) пациентов, минилапоротомным – 81 (5%) пациентов и лапаротомным – 151 (9,3%) пациентов. При плановых операциях холецистэктомия из лапароскопического доступа с АИЭПСТ была у 1060 (89,2%) пациентов, из минилапаротомного доступа – у 43 (3,6%) и из традиционного (лапаротомного) доступа – у 85 (7,2%). При экстренной ситуации холецистэктомия лапароскопическим доступом с ИАЭПСТ была выполнена у 332 (76,2%) пациентов, минилапоротомным доступом с ИАЭПСТ – у 38 (8,7%), лапаротомным доступом – у 66 (15,1%).

Выбор одномоментной тактики лечения и хирургического доступа определялся на основании следующих критериев: наличие доступа к большому дуоденальному сосочку (БДС);

возможность доступа лапароскопического, минилапаротомии;

операционный риск по шкале по АSА;

наличие обструкции желчных протоков, БДС;

наличие холангита;

возможность выполнения ЭПСТ;

возможность устранения холедохолитиаза эндоскопически.

Показаниями к ИАЭПСТ являлись: 1. интраоперационно диагностированная патология желчного протока, которая не была выявлена на дооперационном этапе;

2.

отсутствие блока желчного протока;

3. возможность доступа к БДС.

Абсолютным противопоказанием к ИАЭПСТ являлись: 1.отсутствие доступа к БДС, 2. полный блок желчного протока, 3.продолженный стеноз дистальной части холедоха (ситуации, когда невозможно выполнить ЭПСТ).

Результаты: Трудности ИАЭПСТ возникали: при выявлении множественного холедохолитиаза, требующего трудоёмких процедур и операция заканчивалась установкой эндопротеза или дренажа холедоха с целью проведения в последующем транспапиллярных вмешательств (n=85);

при диаметре желчного протока более 12 мм, когда часто имели место крупные конкременты, что требовало дополнительных транспапиллярных вмешательств в виде литотрипсии, выполнение которых интраоперационно неудобно из-за положения пациента на спине и отсутствия динамического рентгенконтроля (n=74).

Осложнениями ИАЭПСТ явились острый некротизирующий панкреатит (n =2;

0,1%), что было связано с наличием у пациентов крупных множественных конкрементов желчного протока, и потребовало впоследствии длительных и сложных вмешательств;

транзиторное повышение амилазы крови без клинических проявлений (n =25;

1,5%) и кровотечение из БДС (n =1;

0,05%).

Преимущества АЭПСТ заключались в одноэтапности вмешательства, в снижении частоты дооперационных осложнений ретроградных транспапиллярных вмешательств;

в снижении частоты осложнений антеградной ЭПСТ (1,7%) по сравнению с ретроградной ЭПСТ (5,6%);

сокращение сроков госпитализации.

Выводы: ИАЭПСТ позволяет снизить специфические осложнения ретроградной ЭПСТ (1,7% по сравнению с 5,6%), что особенно важно при «сомнительных» ситуациях, когда по данным дооперационного обследования холедох минимально расширен.

Применение ИАЭПСТ наиболее эффективно при плановых операциях. Возможность применения данного метода ограничена только наличием блока холедоха и невозможностью доступа к БДС. Наличие околососочкового дивертикула не является противопоказанием к выполнению АЭПСТ, более безопасно и эффективно.

Относительным противопоказанием является дилятация холедоха более 12 мм, так как подразумевает наличие крупных конкрементов. В экстренной ситуации, когда деструктивные формы острого холецистита сочетаются с патологией желчного протока, применение ИАЭПСТ позволяет выполнить коррекцию патологии одномоментно без вскрытия двенадцатиперстной кишки и желчного протока, либо обеспечить доступ для последующих эндоскопических траспапиллярных вмешательств.

УДК 616–056.52+616.379-008.64+616.12-008.331.1:616- Алексеева Н.С., Салмина-Хвостова О.И.

ВЛИЯНИЕ ПСИХОСОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ РИСКА ПРИ МЕТАБОЛИЧЕСКОМ СИНДРОМЕ ГБОУ ДПО «НГИУВ», г. Новокузнецк Клиническая значимость нарушений и заболеваний, объединенных рамками МС, заключается в том, что их сочетание в значительной степени ускоряет развитие и прогрессирование атеросклеротических сосудистых заболеваний, которые, по оценкам ВОЗ, занимают первое место среди причин смертности населения. Распространенность МС в общей популяции довольно высока и колеблется от 14% до 24%, среди лиц с нарушением толерантности к глюкозе (НТГ) она составляет 50%, а при сахарном диабете (СД) 2 типа – 80%. Клиническое течение сердечно-сосудистых заболеваний, СД 2 типа, ожирения и в частности МС усугубляется при наличии психосоциальных факторов.

Психосоциальные факторы существенно снижают приверженность больных к лечению и выполнению лечебно-профилактических мероприятий, ухудшают качество жизни, увеличивают риск инвалидизации.

Цель исследования – изучить состояние здоровья пациентов при наличии компонентов МС и оценить влияние психосоциальных факторов риска.

Материалы и методы. Данное исследование было проведено среди 403 пациентов с абдоминальным ожирением (43,2% женщин и 56,8% мужчин, в возрасте от 45 до 70 лет), госпитализированных в 2009-2011 гг. в терапевтическое отделение МЛПУ «ГКБ №5»

города Новокузнецка. Для оценки компонентов МС были использованы рекомендации экспертов Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК, 2007). Избыточную массу тела и ожирение диагностировали на основании индекса массы тела Кетле (1997).

При исследовании применялся ряд психологических методик: шкала Цунга для самооценки уровня депрессии;

шкала Цунга для самооценки уровня тревоги;

шкала самооценки Ч. Спилбергера в модификации Ю.Л. Ханина для самооценки уровня тревожности в данный момент и личностной тревожности. Определение типологии нарушений пищевого поведения проводилось с использованием опросника DEBQ.

Самооценку здоровья, социальный уровень, наличие вредных привычек, особенностей образа жизни, двигательной активности и пищевого рациона изучали по специально разработанной авторами анкете.

Биохимическое исследование сыворотки крови (определение концентрации триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС ЛПВП), холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС ЛПНП) и глюкозы) проводили ферментативными методами на аппарате Konelab-30i. Статистическая обработка результатов осуществлялась с использованием пакета прикладных статистических программ “Statistica 6.0” и электронных таблиц Microsoft Excel 2003.

Результаты. Ведущий клинический признак МС – абдоминальный тип ожирения (окружность талии (ОТ) 94 см) выявили у 56,8% мужчин и у 43,2% женщин (ОТ см). Избыточную массу тела диагностировали у 16,4% пациентов, ожирение 1 степени – у 38,2%, ожирение 2 степени – у 33,2% и ожирение 3 степени – у 12,2%. Артериальную гипертонию (АД 140/90 мм рт. ст.) зарегистрировали у 89,6% пациентов. Повышение уровня ХС ЛПНП 3,0 ммоль/л выявили у 70,2% обследованных. Снижение уровня ХС ЛПВП 1,0 ммоль/л диагностировали у 58% мужчин и 1,2 ммоль/л – у 52,4% женщин.

Повышение уровня триглицеридов (ТГ 1,7 ммоль/л) диагностировали у 63,5% пациентов. Нарушение гликемии натощак выявили у 1,5%, НТГ – у 4,2% и СД 2 типа – у 49,9%.

При изучении субъективной оценки состояния своего здоровья пациентов с наличием компонентов МС выявили, что 20,1% – оценивали свое здоровье как хорошее, 37,6% – как удовлетворительное и 42,3% – как неудовлетворительное. Большая часть пациентов (54,8%) пациентов имели группу инвалидности (II – 35,3%, III – 64,7%).

Оценивая уровень материального благополучия выявили, что большинство пациентов были в категории среднего (хватает лишь на питание и товары первой необходимости) – 37,2% и хорошего (хватает на все необходимые покупки, но без роскоши) – 43,7%. В категории низкого материального благополучия (денег хватает только на скромное питание) – 15,4% пациентов и в категории высокого (хватает на всё, что считаю нужным) – 3,7%.

Несомненную роль в улучшении состояния здоровья играют правильное питание и занятия спортом. При этом несбалансированное питание было у 71% пациентов, гиподинамия – у 75,2% и нарушение пищевого поведения – у 79,9%. Даже при наличии у пациентов СД 2 типа часто наблюдались нарушения диетических рекомендаций (преобладание в рационе пищи богатой легкоусвояемыми углеводами и жирами).

При изучении типологии пищевого поведения выявили рациональный тип пищевого поведения у 20,1% пациентов, эмоциогенный тип пищевого поведения – у 33%, экстернальный тип пищевого поведения – у 21,8%, ограничительный тип пищевого поведения – у 10,7% и смешанный тип пищевого поведения – у 14,4%. Ведущими патогенетическими факторами формирования расстройств пищевого поведения у обследованных пациентов были психогении микросоциального уровня: у 36,7% – неудовлетворенность семейными отношениями, у 23,5% – неустроенность личной жизни, у 22,6% – конфликты на работе, 17,1% – недовольство собой и заниженная самооценка.

Низкую социальную поддержку выявили у 24,3% пациентов. Выявлена ассоциация психосоциальных факторов риска с нарушениями сна, которая объяснялась снижением эмоциональной стабильности. Пациенты с нарушением сна чаще всего были неудовлетворенны своей жизнью (74,7%), работой (53,8%). Уровень личной тревоги составил 52,1% (низкий уровень тревожности – у 24,8%, средний уровень тревожности – у 70%, высокий – у 5,2% пациентов). При нарастании личной тревоги наблюдалось большая частота встречаемости СД 2 типа (44,7%), гиподинамии (40,6%), нарушение диетических рекомендаций (25,1%) и количество курящих пациентов (21,5%). С ростом уровня личной тревоги было отмечено увеличение количества конфликтов в семье и на работе. Наличие депрессии выявили у пациентов 17,6% (12,2% мужчин и 24,7% женщин). При наличии СД 2 типа депрессии выявлялись в 27,4% случаев. Наличие и большее сочетание психосоциальных факторов риска чаще наблюдалось у пациентов с низкой самооценкой здоровья.

Выводы. Самооценка состояния здоровья пациентов при наличии компонентов МС чаще являлась низкой и еще более снижалась при наличии психосоциальных факторов риска. При наличии психосоциальных факторов наблюдалось увеличение частоты компонентов МС.

УДК 616. Алексеенко Н.А., Ковалкина О.А., Коваленко А.В., Грибова Е.М.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПСИХОКОРРЕКЦИИ ДЕПРЕССИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ПАЦИЕНТОВ С ОНМК МБУЗ «ГКБ №11», г. Кемерово Актуальность. У больных с ОНМК одним из клинических проявлений ухудшающих прогноз заболевания является депрессия. Всем пациентам с ОНМК проводится психокоррекция. Депрессия после инсульта обычно не достигает большой выраженности, но имеет тенденцию к длительному течению. Наличие депрессии после инсульта ограничивает успех реабилитации пациента.

Цель: Определить частоту встречаемости депрессии у пациентов с ОНМК и оценить эффективность психотерапии.

Материалы и методы исследования: В отделении для лечения ОНМК, проведена оценка психологического статуса у 200 больных, пролеченных в 2012, из них ( женщин и 60 мужчин), средний возраст 60 лет (± 5). Из них: больных с ишемическим инсультом - 175, с транзиторной ишемической атакой – 25. Оценка психологического статуса проводилась всем пациентам в первые дни после перенесённого инсульта и перед выпиской путём оценки эмоционального статуса, и уровеня депрессии по шкале Гамильтона и госпитальной шкале тревоги и депрессии ( HADS ). Лечение антидепрессантами в данной группе пациентов не проводилось.

Результаты: В ранний период (1й - 3й день заболевания) у пациентов встречаются различные психопатологические реакции на происходящее. Так, отрицание происходящего выявлено у 60 больных (30%), неадекватная оценка случившегося у 70 ( 35%), озлобленность на окружающих у 20 (10%), в том числе на медицинский персонал у 50 (25%).

Всем пациентам проводилась психологическая реабилитация пациентов, индивидуальные психокоррекционные занятия, различные методы психотерапии.

При поступлении выявлено, что легкая форма депрессии в острой стадии инсульта у пожилых присутствует у 130 больных (65%), умеренная степень депрессии свойственна 50 больным (25%), выраженная степень депрессии - 20 (10%).

Уровень депрессивного фона к моменту выписки пациента значительно снизился: легкая степень выявлена у 96 (48 %), р 0,001 умеренная степень депрессии наблюдается у больных (10%), р 0,0001, депрессия тяжёлой степени у 8 (4 %) р 0,05.

Выводы: Депрессивные расстройства встречаются у всех пациентов, преимущественно легкой степени тяжести. Рациональная психокоррекция снижает выраженность депрессии у больных с ОНМК и положительно влияет на дальнейшую адаптацию пациентов в окружающей среде и способствует восстановлению нарушенных функций.

УДК 614.2:613. Баран О.И., Григорьев Ю.А.

ПОТРЕБЛЕНИЕ ТАБАКА И РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЖЕНЩИН НИИ «КПГПЗ» СО РАМН, г. Новокузнецк Актуальность. Число курящих женщин во всем мире исчисляется десятками миллионов, а с учетом тех, которые пристрастились к другим формам потребления табака, еще больше. До недавнего времени показатели заболеваемости и смертности от болезней, обусловленных курением, среди женщин были значительно ниже, чем среди мужчин. В этой связи возникло даже предположение о большей устойчивости женщин к вредному воздействию табака. Однако сейчас стало совершенно очевидно, что женщины не только чувствительны к тем же самым болезням, что и мужчины, но страдают при этом другими, характерными только для них заболеваниями.

Материалы и методы. Использовались социально-гигиенические и социологические методы исследования.

Результаты. Табак (Nicotiana из семейства Solanaceae) является эндемиком Американского континента, где это растение в течение нескольких тысячелетий использовалось туземным населением в церемониальных и медицинских целях. В Европе первыми курильщиками стали португальские мужчины, которые курили трубки.

Появление в конце XIX века промышленно изготовленных сигарет привело к тому, что вскоре, уже в начале ХХ века, их курение стало доминирующей формой потребления табака. Даже для мужчин курение не всегда считалось социально приемлемой привычкой.

В XIX веке потребление табака женщинами в цивилизованных странах было недопустимо. В большинстве стран Европы курящих женщин считали вульгарными, непорядочными и даже безнравственными. В 20-х годах XX века женщины стали курить в общественных местах, подчеркивая тем самым свою свободу и равенство с мужчинами. В 30-х годах курение стало своеобразной модой среди женщин в странах Европы и Северной Америки. В середине ХХ века уже имелись данные о связи курения с риском развития целого ряда серьезных болезней. Но, тем не менее, до середины 70-х годов в экономически развитых странах продолжал нарастать объем продажи сигарет.

Одновременно с этого периода стали проводиться антитабачные просветительские кампании.

Наиболее частой формой потребления табака является курение сигарет. Но в некоторых развивающихся государствах по-прежнему преобладают традиционные формы его потребления, особенно в сельских местностях и изолированных общинах. Курение трубок, по-видимому, является древнейшей формой потребления табака. Одной из разновидностей курительных трубок является водная трубка или кальян. В некоторых странах Восточного Средиземноморья кальян курят не только мужчины, но и женщины.

В развитых странах распространенность и интенсивность курения среди женщин далеко не одинаковы. В целом же страны, население которых первым приобщилось к курению (Испания, Португалия, Великобритания), оказались первыми, где число курящих женщин снизилось. В настоящее время в некоторых развитых странах число курящих мужчин и женщин уравнивается. Этот процесс идет с неодинаковой скоростью, но число мужчин, начинающих курить, гораздо меньше, чем женщин. Распространенность курения среди женщин, история появления такой привычки и тенденции, касающиеся курения, точно документированы в большинстве развитых стран. В развивающихся государствах часто отсутствует информация об объеме потребления табака и о связанных с курением заболеваниях. Данные, представленные разными странами, трудно сравнивать между собой. Такая ситуация сохранится до тех пор, пока не будут стандартизованы методы сбора и обработки полученной информации о потреблении табака.

С курением у женщин связывают повышенный риск бесплодия. Курящие женщины более подвержены инфекциям мочеполовой системы. Вероятность патологии зависит от объема потребления табака. Так, у женщин, которые выкуривают более 20 сигарет в день, по сравнению с некурящими существует в три раза большая вероятность зачатия в более отдаленные сроки, в три раза больше риск первичной непроходимости маточных труб и повышенный риск внематочной беременности. Установлено, что частота наступления беременности при использовании методов вспомогательной репродукции (оплодотворение in vitro, искусственная инсеминация) значительно ниже как у курящих женщин, так и в тех группах, где курит только отец. При этом у курящих женщин снижена чувствительность эндометрия к действию гормонов. У курящих беременных отмечен рост частоты преждевременных родов, пренатальных и перинатальных потерь. У таких женщин чаще рождаются дети с низкой массой тела, что обычно связывают с уменьшением кровотока в плаценте, то есть с гипоксией плода. Известно, что низкий вес при рождении является одной из основных причин перинатальной смертности. Уже накоплено достаточно данных о том, что у лиц, родившихся с низкой массой тела, в дальнейшей жизни чаще наблюдаются тяжелые формы гипертонической болезни, атеросклероза и диабета. С курением матери, в том числе и «пассивным», связывают случаи «синдрома внезапной смерти» новорожденных. У детей, рожденных курящими матерями, отмечается нарушение «физиологической асимметрии» левого и правого полушарий головного мозга, что отрицательно отражается на умственных способностях ребенка. Установлено, что нарушения менструального цикла, включая дисменорею, предменструальный синдром, нерегулярность менструаций и вторичную аменорею, связаны с курением. У курящих женщин климакс, как правило, начинается на 2-3 года раньше, чем у некурящих. Курение повышает риск развития болезней, связанных с дефицитом эстрогена (например, постклимактерический остеопороз и как следствие – переломы костей).

Курение не только влечет за собой неблагоприятные последствия для здоровья женщины, ее потомства и семьи, но и имеет весьма существенные экономические издержки. Изучение данной проблемы в экономически развитых странах показало, что издержки для общества, связанные с курением, значительно превосходят поступления в бюджет, получаемые от табачной индустрии. К основным издержкам можно отнести следующие.

1) Расходы на медицинскую помощь женщинам, потребляющим табак, в том числе повышенные расходы на медицинскую помощь матерям и детям в неонатальном и постнеонатальном периоде.

2) Издержки в связи с невыходом на работу по болезням, прямо или косвенно связанным с курением. Недожитые человеко-годы вследствие патологии, обусловленной курением (рак легких, рак молочной железы, сердечно-сосудистые и бронхо-легочные болезни).

3) Расходы, связанные с пожарами и несчастными случаями на производстве в результате курения, а также увеличение обусловленных этим страховых выплат.

4) Повышение издержек рабочего времени на перекуры, что снижает производительность труда.

5) Повышение расходов на поддержание чистоты производственных помещений.

Выводы. Пристрастие к табакокурению ежегодно приводит к гибели около 5 млн жителей Земли. Если нынешние тенденции сохранятся, то к 2020 г. во всем мире безвозвратные потери от данной причины составят уже 10 млн человек. На национальном уровне борьба с табакокурением началась в США еще в 1830 году. Теперь на этом уровне регулирования используются различные методы – от разносторонней пропаганды вреда курения до полного его запрета в общественных местах. В 2003 году Всемирная организация здравоохранения, обобщив имеющийся опыт, приняла Рамочную конвенцию по борьбе против табака. Она предполагает использование стратегии гибкого государственного регулирования табакокурения и направлена на подавление спроса на вредоносное зелье. В России в 2002 г. вступил в силу ФЗ «Об ограничении курения табака». Статья шестая данного Закона запрещает курение табака на рабочих местах, в городском и пригородном транспорте, на воздушном транспорте при продолжительности полета менее трех часов, в закрытых спортивных сооружениях, организациях здравоохранения, образовательных организациях и организациях культуры, помещениях, занимаемых органами государственной власти, за исключением курения табака в специально отведенных местах. Мероприятия, предусмотренные Законом, не привели к сокращению курения в нашей стране. В Госдуме в настоящее время находится правительственный антитабачный законопроект, который разработан Минздравом в соответствии с требованиями Рамочной конвенции ВОЗ (ратифицирован Россией в году). Данный законопроект, предусматривающий жесткие ограничения табакокурения, прошел первое чтение, но встречает сильное сопротивление табачного лобби. Необходимо дальнейшее совершенствование законодательной базы по ограничению курения, стимулирование женщин поддерживающих принцип «Жизнь и беременность без табака».

УДК 614.1(571.17)(471) Власенко А.Е., Жилина Н.М., Чеченин Г.И.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ЖИТЕЛЕЙ Г. НОВОКУЗНЕЦК С ПОКАЗАТЕЛЯМИ ПО КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МБУ ЗОТ «КМИАЦ, г. Новокузнецк ГБОУ ДПО «НГИУВ», г. Новокузнецк Актуальность. За последние несколько лет отмечается резкое ухудшение состояния здоровья населения России. Заболеваемость растет почти во всех регионах, Кемеровская область не исключение: за период 2004-2010 гг. в городе Новокузнецке заболеваемость выросла на 11%. В связи с этим требуется тщательное рассмотрение данной проблемы с целью изыскания приоритетных подходов для позитивного воздействия на нее. Сравнительный анализ поможет выявить проблемные места, зоны риска в г. Новокузнецке, что в свою очередь должно способствовать разработке оперативных мер, направленных на улучшение ситуации.

Материалы и методы. Анализ выполнен на основе информации персонифицированной базы данных «Заболеваемость, форма 025-2/у» (номер регистрационного свидетельства 11044, № регистрации 0220711702 от 19 июля 2007 г.) и информации о заболеваемости населения Российской Федерации и Кемеровской области за 2004-2011 гг., предоставленной Росстатом. Данные приведены в виде среднего значения за 2004-2011 гг. и стандартного отклонения (М±). Сравнение показателей в динамике проводилось с помощью критерия Фридмана ( ). Критическим принят уровень значимости различий р=0,05.

Результаты. В ходе проведения анализа все классы заболеваний были разделены на 3 группы. Первая группа: показатели по Новокузнецку статистически значимо не отличается от показателей по Российской Федерации и Кемеровской области. Эту группу заболеваний можно охарактеризовать как благополучную. Заболеваемость в Новокузнецке, попавшими в данную группу классами болезней, находится в рамках Российских и областных показателей.

Заболеваемость классами болезней, относящимся ко второй группе, в Новокузнецке статистически значимо не отличается от показателя по Кемеровской области, но значительно выше, чем в целом по Российской Федерации. Заболевания, попавшие в эту группы, можно обозначить как проблемные в рамках области, и соответственно, решать проблему по снижению заболеваемости такими болезнями следует не только в рамках города, а в рамках Кемеровской области в целом.

Третья группа заболеваний включает в себя классы болезней, заболеваемость которыми в Новокузнецке статистически значимо превышает показатель и по Кемеровской области и по Российской Федерации. Такие заболевания можно обозначить как проблемные в рамках города, и решать проблему по снижению заболеваемости следует так же в рамках города.

К классам болезней, заболеваемость которыми в Новокузнецке не превышает Российских и областных показателей (первая – благополучная группа) относятся: болезни органов дыхания – показатель по РФ 31479,6±1946,32‰ ( =0,14, p=0,705), по Кемеровской обл. 28443,4±2251,10‰ ( =3,57, p=0,059), по Новокузнецку 30788,7±3485,41‰;

болезни органов пищеварения – показатель по РФ 3234,2±366,70‰ ( =3,57, p=0,059), по Кемеровской обл. 3020,1±133,35‰ ( =3,57, p=0,059), по Новокузнецку 3748,0±664,69‰;

болезни системы кровообращения – показатель по РФ 2598,7±128,96‰ ( =3,57, p=0,059), по Кемеровской обл. 2986,7±596,20‰ ( =1,29, p=0,257), по Новокузнецку 3817,8±1278,10‰;

болезни эндокринной системы – показатель по РФ 1076,8±81,16 ( =3,57, p=0,059), по Кемеровской обл. 1253,4±245,10‰ ( =3,57, p=0,059), по Новокузнецку 1528,7±460,59‰. Заболеваемость данными классами болезней находится в пределах нормы (относительно среднероссийских показателей) и задачей является не допустить роста заболеваемости данными классами болезней.

Ко второй группе заболеваний (проблема на уровне области) относятся инфекционные и паразитные заболевания и травмы и отравления. Заболеваемость инфекционными и паразитными болезнями в Новокузнецке превышает среднероссийский показатель на 12% (3996,4±416,53‰ и 3556,2±219,35‰ соответственно), различия статистически значимы =7,00, p=0,008, а травмами и отравлениями на 38% (12611,1±838,89‰ и 9130,9±120,38‰ соответственно), различия статистически значимы =7,00, p=0,008. Но, заболеваемость инфекционными и паразитными болезнями (по Кемеровской обл. 3971,5±387,73‰) и травмами и отравлениями (по Кемеровской обл.

12452,2±355,95‰) в Новокузнецке и в целом по Кемеровской области статистически значимо не различается ( =1,29, p=0,257;

=0,14, p=0,705 соответственно). Это говорит о том, что повышенная заболеваемость данными классам болезней является проблемой в пределах не только города, но и области в целом.

Далее рассматриваются заболевания, относящиеся к 3-ей группе. Заболеваемость болезнями глаза в Новокузнецке выше показателя по области на 18% (4319,0±480,74‰ и 3657,4±203,70‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 27% (3413,3±97,11‰, различия статистически значимы =7,00, p=0,008). Заболеваемость болезнями костно-мышечной системы в Новокузнецке выше показателя по области на 48% (5968,6±736,99‰ и 4033,9±414,49‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 73% (3453,6±88,45‰ различия статистически значимы =7,00, p=0,008). Заболеваемость болезнями мочеполовой системы в Новокузнецке выше показателя по области на 53% (7424,7±991,16‰ и 4851,3±421,18‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 54% (4834±102,34‰ различия статистически значимы =7,00, p=0,008). Заболеваемость болезнями нервной системы в Новокузнецке выше показателя по области на 54% (2342,9±582,98‰ и 1520±193,66‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 43% (1642,8±53,51‰, различия статистически значимы =7,00, p=0,008).

Заболеваемость болезнями уха в Новокузнецке выше показателя по области на 16% (3411,8±358,23‰ и 2935,2±201,00‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 33% (2571,3±142,30‰, различия статистически значимы =7,00, p=0,008). Заболеваемость врожденными аномалиями в Новокузнецке выше показателя по области на 98% (645,0±218,98‰ и 326,4±73,55‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации в 3 раза (197,1±16,08‰, различия статистически значимы =7,00, p=0,008).

Заболеваемость новообразованиями в Новокузнецке выше показателя по области на 49% (1648,3±199,74 и 1103,7±157,48‰ соответственно, различия статистически значимы =7,00, p=0,008), по Российской Федерации на 59% (1034,8±55,84‰ различия статистически значимы =7,00, p=0,008). Эти заболевания являются проблемные в рамках города, и решать проблему по снижению заболеваемости следует на муниципальном уровне.

Выводы: заболеваемость жителей Новокузнецка большинством классов заболеваний превышает аналогичные показатели по области и по стране, особое внимание следует обратить на врожденные аномалии, так как заболеваемость данным классом болезней в Новокузнецке выше общероссийских показателей в 3 раза. Так же, к проблемным в рамках города заболеваниям относятся: болезни глаза, болезни костно мышечной системы, болезни мочеполовой системы, болезни нервной системы, болезни уха и новообразования. Решать проблему по снижению заболеваемости следует на муниципальном уровне, с помощью привлечения дополнительных ресурсов здравоохранения, а так же с помощью разработки административных мер, направленных на снижения негативного влияния факторов риска, экологических и социальных.

УДК 616- Георгиевская О.В., Лобыкина Е.Н.* ОСОБЕННОСТИ ГИГИЕНИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ СРЕДИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, НАПРАВЛЕННОГО НА СНИЖЕНИЕ ТАБАКОКУРЕНИЯ И ПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ ГБУЗ КО «Новокузнецкий наркологический диспансер», г. Новокузнецк *ГБОУ ДПО «НГИУВ», г. Новокузнецк Объективная оценка состояния здоровья населения РФ в последние 10 -15 лет свидетельствует об ухудшении демографической ситуации и показателях здоровья, связанных, как с социально-экономическими переменами, так и накопившимися проблемами в здравоохранении.

Ведущим фактором неблагоприятного влияния на здоровье остается образ жизни населения. Результаты статистических исследований обескураживают: сегодня почти млн. россиян страдают алкоголизмом, при этом особую тревогу вызывает раннее приобщение к алкоголю молодежи, рост пивного алкоголизма среди подростков, злоупотребление спиртными напитками женщин. Около 3 миллионов россиян употребляют наркотики, большая их часть - молодые люди до 30 лет. В стране курят около 70% мужчин и почти треть женщин.

Для исправления сложившейся ситуации в 2005-2006 гг. разработаны основные направления приоритетного национального проекта «Здоровье», являющимся на сегодня национальной крупномасштабной программой действия. Не случайно ведущей составной частью проекта является раздел «Профилактика заболеваний» включающих в себя иммунизацию, диспансеризацию, пропаганду здорового образа жизни. При этом естественно возникает потребность в значительном развитии, совершенствовании деятельности всех медицинских работников по пропаганде медицинских и гигиенических знаний, выработке убежденности населения в необходимости снижения неблагоприятного воздействия на здоровье факторов риска, выработке личной ответственности за состояние собственного здоровья и здоровье своих близких.

Профилактика нарушений состояния здоровья является приоритетной задачей здравоохранения. Формирование у населения медико-социальной активности и установок на здоровый образ жизни является важнейшей составной частью всех профилактических мероприятий.

Любому виду лечебно-профилактической работы должна сопутствовать санитарно просветительская деятельность врача или другого медицинского работника. Ее задача привить населению знания о здоровом образе жизни, причинах заболеваний и сформировать убеждение в необходимости проведения профилактических мероприятий, предотвращающих возникновение заболеваний. Особую актуальность приобретает гигиеническое воспитание среди детей и подростков. Какие формы. Средства и методы гигиенического воспитания необходимо выбрать, чтобы информация не только дошла до слушателей, но и способствовала формированию нового поведенческого стереотипа.

Цель работы: на основании анализа заболеваемости и структуры распространения вредных привычек, провести анализ эффективности санитарно-просветительной работы среди детей и подростков, направленной на снижение табакокурения и потребления психоактивных веществ (ПАВ).

Материалы и методы. На первом этапе проведена выкопировка данных из формы годового отчета детско-подросткового наркологического диспансерного отделения ГБУЗ КО «Новокузнецкий наркологический диспансер» о санитарно просветительной работе среди детей и подростков.

На втором этапе проведено анкетирование 188 подростков 12-14 лет МГБОУ «Средняя школа №67» о наиболее предпочтительной форме подачи материала, направленного на профилактику табакокурения и ПАВ. Использована специально разработанная анкета, учитывающая реально используемые в г.Новокузнецке в настоящее время формы и методы гигиенического воспитания.

Результаты исследования: Анализ отчетных данных показал, что при проведении гигиенического воспитания используются индивидуальные, групповые и массовые формы гигиенического воспитания. Наиболее широко используются групповые формы работы.

Так, за 2011 г. данной формой гигиенического воспитания было охвачено 6915 человек:

среди них 316 бесед и 3 семинаров (охват 5105 и 60 человек соответственно);

родительских собраний (охват 1165 человек), 12 круглых столов (585 человек).

Индивидуальные формы гигиенического воспитания реализованы среди подростков;

массовые формы путем проведения лекций с видеопоказом (145 чел), статей в газете (3), телепередач (7), выступления на митинге (1).

Среди средств гигиенического воспитания при проведении санитарно просветительской работы среди подростков использовались устные средства (лекции, беседы), печатные (листовки, буклеты, периодическая печать) и изобразительные (лекции с презентациями).

Анкетирование подростков выявило, что предпочтительными для них формами гигиенического воспитания являлись групповые и индивидуальные. Групповым формам гигиенического воспитания отдали предпочтение 149 подростков (79%), индивидуальным – 17 (9%), остальные – 12% - массовым формам гигиенического воспитания.

Среди средств гигиенического воспитания 44 (23,4%) предпочтение отдали устному слову (лекциям, беседам), 39 (20,7%)– изобразительным (фотоснимок, плакат, малые наглядные средства);

89 (47,4%) устно-изобразительным (теле, видео, презентации) и только 16 человек (8,5%) - печатным средствам гигиенического воспитания.

Выводы: Для повышения эффективности гигиенического воспитания среди подростков необходимо руководствоваться приоритетом наиболее воздействующих на их сознание форм и средств гигиенического воспитания. В реализации мероприятий по гигиеническому воспитанию подростков 12-14 лет необходимо сделать акцент на групповые формы с использованием устно-изобразительных средств, среди которых наиболее легко реализуемыми в практической работе являются лекции с видеопрезентациями.

УДК 616- Горбунова Е.В., Романова М.П., Сыраева Н.Г., Горшкова Т.В., Сизова И.Н., Сергеева Т.Ю., Жучкова Е.А., Мамчур И.Н., Одаренко Ю.Н., Мамчур С.Е.

ВНУТРИСЕРДЕЧНАЯ ГЕМОДИНАМИКА НА ФОНЕ ОБУЧАЮЩЕЙ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ С ПРОТЕЗИРОВАННЫМИ КЛАПАНАМИ СЕРДЦА НИИ «КПССЗ» СО РАМН, г. Кемерово Актуальность. В ФГБУ КПССЗ СО РАМН с 2010 года разработана и внедрена обучающая программа для пациентов с протезированными клапанами сердца, эффективность которой доказана в улучшении приверженности к лечению и качества жизни в результате повышения их информированности в вопросах профилактики протезного инфекционного эндокардита и осложнений антикоагулянтной терапии.

Изучение показателей внутрисердечной гемодинамики является актуальным.

Цель исследования – оценить показатели внутрисердечной гемодинамики у пациентов, прошедших обучение в школе больных с протезированными клапанами сердца.

Материал и методы исследования. В исследование приняли участие пациенты после протезирования митрального клапана (п=230) в возрасте 45,8 ± 6,8 лет. В основную группу (n=136) вошли пациенты, прошедшие школу больных с протезированными клапанами сердца, в контрольную (n=94) без обучения, так как им проводилось хирургическое лечение до внедрения обучающей программы в нашем центре. Группы сравнения сопоставимы по возрасту, полу, основному заболеванию, ставшему причиной порока сердца, выраженности хронической сердечной недостаточности. До протезирования искусственного клапана сердца преобладала недостаточность митрального клапана. Всем пациентам проводилось эхокардиографическое исследование исходно до операции, через 3, 6 и 12 месяцев после кардиохирургического лечения. При обследовании оценивались клинические данные, толерантность к физической нагрузке – с помощью шестиминутного теста ходьбы.

Анализ данных проводился при помощи пакета Statistica 6.0. При статистической обработке количественных показателей рассчитывались среднее значение и его стандартная ошибка. Внутригрупповые различия оценивались с помощью критерия Вилкоксона, межгрупповые различия – по критерию Манна-Уитни. При оценке различий качественных показателей использовался 2 Пирсона. Критическим уровнем статистической значимости принимались 95% (р0,05), при 0,1р0,05 выявлялась тенденция к различиям.

Результаты. При анализе полученных данных в группах сравнения выявлено уменьшение клинических проявлений хронической сердечной недостаточности после кардиохирургического лечения. При этом более значимые положительные результаты достигнуты на фоне обучающей программы, способствующей повышению приверженности к лечению. На фоне обучающей программы регистрировалось статистически значимое увеличение толерантности к физической нагрузке через 6 и месяцев: дистанция шестиминутного теста ходьбы увеличилась с 196, 0 ± 31,8 до 375,5 ± 16,6 (p0,05) и 408 ± 18,5 (p0,01) метров, соответственно.

В группах сравнения исходно и в контрольных точках значения конечнодиастолического размера левого желудочка (КДР ЛЖ) достоверно не различались.

Однако имелась тенденция к уменьшению КДР ЛЖ уже через 6 месяцев наблюдения в группе больных, участвующих в обучающей программе. С течением времени в обеих группах имелась тенденция к уменьшению КДР и конечнодиастолического объема (КДО) левого желудочка. Однако, только в группе больных, участвующих в обучающей программе через 12 месяцев выявлено достоверное уменьшение КДР ЛЖ при недостоверном уменьшении КДО, свидетельствующее об обратном ремоделировании левого желудочка. На фоне обучающей программы регистрировалось достоверно значимое уменьшение размера и объема левого предсердия через 6 и 12 месяцев. Имелась тенденцию к уменьшению данных показателей в группе больных, где не применялась обучающая программа. При проведении обучения выявлено достоверно значимое уменьшение систолического и среднего давления в легочной артерии через 6 и месяцев. В группе больных без обучения достоверно значимое уменьшение данных показателей регистрировалось только через 12 месяцев наблюдения. В группах сравнения не выявлено ухудшения гемодинамических показателей, характеризующих функцию искусственных клапанов сердца. У всех пациентов отсутствовали тромбозы клапанов.

Однако у пациентов без применения обучающей программы достоверно чаще встречался феномен спонтанного эхоконтрастирования (15%) и протезный инфекционный эндокардит (3,7%).

Вывод. Обучающая программа для пациентов с протезированными клапанами сердца при повышении приверженности к лечению и информированности в вопросах профилактики протезного инфекционного эндокардита и осложнений антикоагулянтной терапии способствует улучшению показателей внутрисердечной гемодинамики УДК 616.12-008.318. Горбунова Е.В., Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Одаренко Ю.Н., Хоменко Е.А.

КАТЕТЕРНАЯ АБЛАЦИЯ МЕРЦАТЕЛЬНОЙ АРИТМИИ ПОСЛЕ НЕУСПЕШНОЙ РАДИОЧАСТОТНОЙ АБЛАЦИИ НА ОТКРЫТОМ СЕРДЦЕ НИИ «КПССЗ» СО РАМН, г. Кемерово Актуальность. У пациентов, подвергающихся хирургическому лечению по поводу заболеваний МК, ФП встречается в 40-60% случаев. Традиционным подходом при сочетании митрального порока и фибрилляции предсердий является одномоментная коррекция порока и радиочастотная аблация на открытом сердце, позволяющая восстановить СР лишь у 65-80% больных. Повторное выполнение данной процедуры связано с трудным кардиолизом и, кроме того, не предусмотрено действующими в настоящее время руководствами и рекомендациями. Альтернативой такому подходу могла бы стать катетерная процедура РЧА. При этом наличие механического протеза в митральной позиции является фактором риска в связи с возможностью заклинивания аблационного катетера в запирательных элементах протезов.

Цель исследования – оценить эффективность катетерной аблации фибрилляции предсердий (ФП) после биопротезирования митрального клапана и неуспешной радиочастотной аблации (РЧА) на открытом сердце.

Материал и методы. В исследование включено 10 пациентов в возрасте 48±7 лет с длительно персистирующей ФП на фоне ревматического порока сердца, корригированного имплантацией биологического протеза в митральную позицию, дополненной РЧА на открытом сердце. У всех пациентов после операции отмечалось рецидивирование ФП с неоднократными попытками восстановления синусового ритма кардиоверсией. В сроки от 1 до 3 лет после операции им была выполнена катетерная реизоляция легочных вен, дополненная различными вариантами модификации субстрата (РЧ аблация зон комплексных фрагментированных электрограмм, линейные повреждения митрального истмуса и крыши левого предсердия, РЧА ганглионарных сплетений).

Эффективность процедуры оценивалась через 3, 6 и 12 месяцев.

Результаты. Непосредственного эффекта в виде восстановления синусового ритма во время катетерной РЧ аблации удалось достичь у 6 из 10 пациентов. В сроки от 6 до месяцев все пациенты были свободны от аритмии. Явления левопредсердного станнинга, проявлявшиеся в отсутствии или выраженном снижении скорости ретроградного потока в легочных венах, отмечались у всех пациентов с синусовым ритмом. У 5 из них сократительная функция левого предсердия восстановилась в сроки от 1 до 6 мес (рис.).


При этом ни у одного из пациентов не было выявлено дисфункции клапанного протеза.

Рисунок. Левопредсердный станнинг, проявляющийся отсутствием систолы левого предсердия: А – отсутствие пика А в спектре трансмитрального кровотока;

Б – отсутствие пика Аr в спектре кровотока в устье левой нижней легочной вены;

В и Г – появление пиков А и Ar (указаны стрелками) по мере устранения явлений левопредсердного станнинга Выводы: 1. Катетерная аблация – эффективный метод лечения длительно персистирующей фибрилляции предсердий после неуспешной РЧА на открытом сердце.

2. Применение биологических протезов в митральной позиции позволяет производить катетерную РЧ аблацию, не опасаясь дисфункции протеза.

УДК 614.2: Горный Б.Э., Григорьев Ю.А., Мажаров В.Ф.

О НЕКОТОРЫХ ПЕРСПЕКТИВАХ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ НИИ «КПГПЗ» СО РАМН, г. Новокузнецк Актуальность. Неблагоприятные демографические процессы с разной интенсивностью шли практически во всех регионах России, а в Сибири и на Дальнем Востоке они были еще более выражены из-за высокой смертности и миграционного оттока населения, особенно в трудоспособных возрастах. Только в конце первого десятилетия 21 века в России удалось временно приостановить естественную убыль населения. Тем не менее, основные демографические вызовы, требующие ответа, остаются неизменными. Это сокращение численности населения, рост демографической нагрузки на трудоспособное население, старение населения, снижение численности потенциальных матерей, атипичная структура смертности. Но говорить о том, что в стране существует внятная демографическая политика, направленная на решение сложных демографических проблем, не приходится.

Материалы и методы. Использовались социально-гигиенические и социологические методы исследования.

Результаты. Отсутствие комплексной деятельности в этой сфере компенсируется активным «программотворчеством», начало которому положила Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Указом Президента РФ 9 октября 2007 года, где подчеркнута необходимость разработки региональных демографических программ, направленных на улучшение демографической ситуации и учитывающих специфику каждого конкретного региона. Начиная с 2007 года, во многих регионах России были разработаны и приняты региональные демографические программы. Но в них практически отсутствует какое-либо научное обоснование выбора реализуемых мер в зависимости от индивидуальных и типических особенностей территорий, не определены стратегические направления совершенствования демографической политики в регионах России с различными типами демографической динамики. Как показал содержательный анализ таких программ, они не только не соответствуют нормативным требованиям, но в них нарушена логика программно целевого планирования.

Проведенная нами оценка в баллах содержания десяти региональных ЦКП в РФ показала, что лишь программа Кировской области набрала половину из десяти необходимых баллов, и еще одна – четыре балла. Остальные ЦКП соответствовали только двум-трем требованиям. Из десяти критериев, которые были выбраны нами для анализа, только по двум («измеримость целей» и «наличие целевых показателей по годам») большинство программ соответствовало требованиям законодательства. Еще по двум критериям («взаимосвязь мероприятия и ожидаемых результатов с целевыми индикаторами и показателями» и наличие субъектов, «заинтересованных в реализации каждого мероприятия») соответствовала требованиям половина рассматриваемых программ. Самыми «слабыми» разделами программ были те, которые связаны с анализом ситуации и обоснованием ресурсного обеспечения.

Анализ проблемно-целевой увязки демографической программы Красноярского края наглядно продемонстрировал нарушение логики проблемно-целевого соответствия.

При этом выявлено три типа нарушений. Первый тип, когда проблемной ситуации соответствует несколько целей, второй тип – решение проблемы финансируется, но цель не определена, и третий тип, когда для решения выявленной проблемной ситуации не сформулирована цель и не выделены ресурсы. Так, для реализации несформулированной проблемы намечен «Ввод в эксплуатацию перинатального центра» и «Оснащение краевых и муниципальных учреждений здравоохранения реанимационными комплексами для выхаживания детей с экстремально низкой массой тела при рождении» и выделены многомиллиардные суммы. Обращает на себя внимание еще одно обстоятельство.

Несмотря на то, что анализируемая ЦКП носит название «Улучшение демографической ситуации в Красноярском крае», в ней ни словом не упоминается важнейшая демографическая компонента – рождаемость.

Необходимо отметить, что теме стимулирования рождаемости с использованием вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) посвящено большое число публикаций. Опыт многих стран показывает, что ВРТ может создать положительный доминирующий репродуктивный эффект. Если оценить эффективность политики через соотношение числа абортов и циклов ВРТ, даже не закончившихся живорождением, то репродуктивная доминанта может показать, к чему реально стремится общество – к сокращению репродуктивных возможностей населения (в этом случае преобладают аборты) или к их расширению (преобладают ВРТ). Государство играет основную роль в управлении этими процессами. Например, в Польше, где полностью запрещены аборты, но разрешены некоторые виды ВРТ, с 1998 г. абсолютно доминирует положительный репродуктивный эффект. Общей тенденцией является рост положительной репродуктивной доминанты. С каждым годом в большинстве европейских стран соотношение числа абортов и циклов ВРТ уменьшается и при максимальном доступе к ВРТ приближается к единице (так происходит в Бельгии, Дании, Финляндии). В России в 2007 г. делалось почти в 56 раз больше абортов, чем циклов ВРТ, но в 1997 г.

соотношение было еще хуже – 846.

Кроме того в современных экономических условиях должно принципиально измениться отношение к труду, связанному с рождением и воспитанием ребенка.

Репродуктивный труд относят к сфере приватного, тем самым лишая его статуса общественно значимого. Крайняя противоречивость такого рода «двойных стандартов»

очевидна: с одной стороны, человеческому капиталу отводится решающая роль в совокупности факторов, определяющих ход общественного прогресса, а с другой стороны, процессы рождения, воспитания и обучения детей считаются сугубо частным делом семьи, женщины-матери.

Для достижения жизненно важных демографических и социально-экономических целей российскому обществу надо вырабатывать принципиально новое отношение к домашнему репродуктивному труду, реально стимулируя рождаемость и многодетность, создавая приемлемые условия в семье и «окружающей среде» для воспитания и обучения достойных и дееспособных граждан нашей страны. Здесь нет каких-либо непреодолимых препятствий в организации финансового обеспечения и экономического механизма регулирования репродуктивных процессов в регионах. Программа выхода из демографического кризиса столь значима, что оптимальная налоговая политика и часть рентного дохода государства могут и должны быть направлены на ее осуществление.

Вопрос заключается лишь в наличии политической воли и желании следовать национальному интересу.

Выводы. Критичность демографической ситуации, которая сложилась в стране, требует принятия срочных мер по ее стабилизации. Но это не должна быть, на наш взгляд, политика одновременного решения всех существующих проблем. Необходим тщательный отбор приоритетов среди проблем социально-экономических групп населения и регионов.

Необходимо направить финансовые потоки и другие преференции на жителей села, уклад жизни которых более традиционен, а уровни рождаемости существенно выше. Кроме того, ресурсы, вложенные в решение демографических проблем на селе, могли бы стать своеобразным «локомотивом» экономического роста в сельской местности. Важным аспектом репродуктивной политики остается «качество» человеческого капитала. Те методы, которые используются сегодня, не способствуют его повышению. Обеспечить рождение здорового ребенка, создать ему здоровую среду сложнее и дороже, чем просто выделить деньги на выплату «материнского капитала». Но в любом случае деньги необходимо выплачивать не за факт рождения ребенка. Требует повышения эффективности вся инфраструктура материнства и детства, как ее здравоохранительная часть, так и образовательная. Однако в нашей стране основные усилия направляются на эффектные, но неэффективные решения.

УДК 614.2:614. Григорьев Ю.А.1, Соболева С.В.2, Баран О.И. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ БИОТЕРРОРИЗМУ В США И СТРАНАХ ЕЭС НИИ "КПГПЗ» СО РАМН, г. Новокузнецк Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, г. Новосибирск Актуальность. Биотерроризм сегодня – реальность современного мира.

Зафиксирована целая последовательность террористических акций с применением возбудителей инфекционных болезней и бактериальных токсинов. Непредсказуемость направлений биотеррористических атак, неготовность к их отражению заставляют руководство многих стран совершенствовать все элементы противодействия биотерроризму. В 2001 г. обнародованы рекомендации ВОЗ «Ответные меры системы общественного здравоохранения на угрозу применения биологического и химического оружия». В данном документе основное внимание уделяется национальным планам противодействия терроризму. Национальное здравоохранение нацеливается на обнаружение и ликвидацию последствий вспышки любого инфекционного заболевания.


Системы эпиднадзора должны быть способны выявить, локализовать и ликвидировать вспышку инфекционного заболевания вне зависимости от способа появления патогена (естественный путь или преднамеренное использование). В этих рекомендациях ВОЗ отмечается также, что методы обнаружения биологических агентов нуждаются в повышении чувствительности, быстроты и точности. Должный уровень профилактических мероприятий требует новых безвредных и эффективных вакцин, созданных с использованием современных методов биотехнологии.

Материалы и методы. Использовались социально-гигиенические и социологические методы исследования.

Результаты. Первый официально зафиксированный случай биологического терроризма имел место в США (1972). Члены радикальной студенческой организации RISE были задержаны при попытке распыления возбудителей дифтерии, брюшного тифа, дизентерии с самолета. В 1984 г. религиозная секта Раджнишис совершила биотеррористический акт в штате (США). Имелись и другие факты использования биологических средств, что характеризовало уязвимость гражданского населения. Для совершенствования гражданской обороны в Центре исследований проблем нераспространения химического и биологического оружия при Институте Монтеррея была создана компьютерная база данных по открытым источникам информации. В ней проанализированы все известные случаи приобретения или использования химических, биологических и радиоактивных материалов криминальными элементами и террористами.

К настоящему времени база включает несколько сотен инцидентов. Были определены наиболее вероятные социальные типы тех, кто способен приобретать и использовать токсичные или инфекционные материалы.

Противодействие биотерроризму в США развернулось с середины 90-х годов ХХ века. В 1995 г. была издана секретная директива США, где предусматривалось повышение готовности страны на случай совершения терактов, в том числе и с применением биологических средств. В 1998 г. началась разработка комплексной стратегии борьбы с биотерроризмом. В 2000 г. Центр по контролю за инфекционными заболеваниями США опубликовал Национальный стратегический план по готовности к действиям в случаях биологического и химического терроризма. План предусматривал совместное участие в выявлении и ликвидации более десяти различных организаций. Основные разделы плана таковы: 1) профилактика;

2) надзор;

3) диагностика биологических и химических агентов;

4) принятие мер по ликвидации инцидента;

5) система оповещения и информационного обеспечения. Ключевым элементом плана предполагалось создание в США многоуровневой сети диагностических лабораторий для быстрого обнаружения, идентификации и оповещения служб здравоохранения территорий, штатов и городов о выявленных агентах биологической и химической природы. План был ориентирован на модернизацию существующих структур по борьбе с инфекционными болезнями на местном уровне. В 1999 году на борьбу с биотерроризмом различным организациям и ведомствам США были выделены значительные финансовые средства. С этого времени началась реализация программы по созданию запасов почти двух десятков новых вакцин, а также медикаментов и антибиотиков, предназначенных, в первую очередь, для профессиональных групп с высокой степенью риска (полиция, пожарные, медицинские работники). Были проведены учения, в которых моделировалось использование террористами особо опасных инфекционных агентов (оспы, чумы, сибирской язвы).

Можно считать, что к осени 2001 года в США уже была достаточная готовность к террористическим атакам с применением биологического и другого оружия массового уничтожения. Однако оказалось, что в результате серии биотеррористических атак с использованием возбудителей сибирской язвы система здравоохранения США не располагает возможностями для быстрой обработки большого числа пораженных, нет достаточных площадей изоляторов для размещения инфекционных больных. Были и другие неожиданные проблемы. Обнаружилось, что наборы медицинских средств борьбы с инфекциями (диагностические тест-системы, вакцины, лекарства) устарели, их запасы недостаточны.

Сразу после серии биотеррористических атак в США были предприняты шаги по совершенствованию законодательной базы. В уже существующие законы были внесены поправки, ужесточающие наказание за терроризм. В январе 2002 года был подписан Закон о терроризме, в июне 2002 года – Закон о защите здоровья населения и реагировании на биотерроризм. Этот закон направлен на улучшение работы портовых инспекций, защиту продовольственных поставок, контроль биологических материалов и расширение возможностей реагирования системы здравоохранения в ответ на серьезное нападение.

После подписания указанных законов на борьбу с биотерроризмом было дополнительно выделено 2,9 млрд. долларов. В федеральном бюджете на 2003 год на эти цели было выделено уже почти 6 млрд. долларов. Половина этих средств была направлена на развитие фундаментальных и прикладных исследований, призванных обеспечить эффективную защиту от биотерроризма. Для повышения эффективности борьбы как с инфекционными заболеваниями, так и с биотерроризмом в США было предложено организовать сеть из 15 региональных центров. Они должны располагать мощной амбулаторной и клинической базами, диагностическими лабораториями, эпидотрядами на правах службы эпидемиологической разведки.

Национальные планы противодействия биотерроризму совершенствуются и в Европе. С 2005 года функционирует Европейский центр по инфекционным заболеваниям.

Европейский центр координирует научно-исследовательские работы, осуществляет надзор за инфекционными заболеваниями, проводит профессиональное обучение. Данный центр поможет оптимизировать деятельность уже существующих в Европе крупных национальных структур. К ним относится Институт Пастера (Франция), Каролинский институт (Швеция), Институт им. Р. Коха (Германия). Все это повысит готовность противодействовать угрозам биотерроризма в странах Европейского экономического сообщества.

Выводы. Биологическое оружие может использоваться террористическими группами и диктаторскими режимами в борьбе за влияние в мире. Биологическое оружие, основанное на применении возбудителей особо опасных инфекций (оспы, сибирской язвы, чумы), было запрещено Конвенцией 1972 года. Конвенция позволяет осуществлять эффективный контроль только при проведении работ на государственных предприятиях, но не в коммерческих структурах. Кроме того, Конвенция не оговаривает применимость биологического оружия нового поколения (например, генетического). Исследования в области борьбы с биотерроризмом ведутся по нескольким направлениям. Прежде всего необходим тщательный мониторинг состояния окружающей среды. В случае биотеррористической атаки должна быть проведена очень быстрая идентификация геномов биологических агентов (ПЦР и методы иммунофлюоресцентного анализа).

Потребуется разработка нового поколения антисептических препаратов. Лечение пациентов должно включать инновационные подходы (в том числе с использованием нуклеиновых кислот с антисмысловыми участками). Государство должно быть максимально готово к противостоянию с потенциальным противником по сценарию с применением биологического оружия. Глобализация мировых политических, экономических, миграционных, эпидемических процессов, развитие биотехнологии и резко возросшая вероятность биотерроризма настоятельно требуют создания единой организационной структуры обеспечения биологической безопасности на национальном и наднациональном уровнях.

УДК.616.831-005.1-08-039. Дуда Е.Е., Панчишина О.А., Стражников В.Н., Колмыкова Е.В., Марцияш А.А.

РОЛЬ И МЕСТО МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ В ВОССТАНОВЛЕНИИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ БОЛЬНЫХ, ПЕРЕНЕСШИХ МОЗГОВОЙ ИНСУЛЬТ МБУЗ «ГКБ №1 имени М.Н. Горбуновой», г. Кемерово ГБОУ ВПО «КемГМА», г. Кемерово Актуальность. Сосудистые поражения головного мозга являются наиболее частой причиной смертности населения во многих странах мира. В структуре общей смертности населения в России инсульт занимает «почетное» второе место. Ежегодно регистрируется более 400 тысяч случаев инсультов, летальность при которых достигает 35% и более.

Первичный выход на инвалидность после инсульта составляет 3,2 на 10 000 населения, а к прежнему труду возвращается не более 20% ранее работавших. Инвалиды вследствие цереброваскулярных заболеваний составляют от 9,8% в структуре общего контингента инвалидов среди населения. По отчетным данным, в России основной вклад в заболеваемость инсультом вносит инфаркт мозга, частота которого более чем в 4 раза выше частоты геморрагического инсульта. Повторный инсульт в течение первого года развивается у 5-25% пациентов, в течение трех лет - в среднем у 18%, в течение пяти лет у 20 -40% пациентов.

По данным ВОЗ, совокупная сумма прямых и непрямых расходов на одного больного инсультом составляет от 55 до 73 тысяч американских долларов. Исходя из этого, потери нашего государства в связи с инсультом составляют от 15 до 30 млрд.

долларов в год. Параличи и парезы являются самыми частыми последствиями инсульта.

Снижение, а также утрата активных двигательных функций относятся к наиболее значимым дефектам, так как снижают возможность самообслуживания, выполнения бытовых и трудовых навыков. Активное содействие в их преодолении является одной из важных задач реабилитационной медицины, и их реализация требует активного участия, как медицинских работников, психологов, так и органов социального обеспечения.

К настоящему времени большое число как отечественных, так и зарубежных авторов уделяют пристальное внимание реабилитации постинсультных больных, в связи с чем необходимо отметить, что при традиционном лечении, ориентированном на коррекцию неврологического дефицита, к труду возвращалось около 20% больных, после прохождения курсового восстановительного лечения в условиях специализированного реабилитационного учреждения этот показатель достигал 60% и более. Нельзя не отметить, что реабилитация больных инсультом связана с большими трудностями и не всегда достаточно эффективна. Это обусловлено, прежде всего, особенностями контингента пациентов (пожилой возраст, тяжесть сопутствующих соматических заболеваний, невысокие реабилитационные возможности, касающиеся основных видов жизнедеятельности), кроме того, имеет место проблема отсутствия объективной оценки эффективности реабилитационных мероприятий.

Однако следует отметить, что служба реабилитации обладает значительным потенциалом в решении не только медицинских, но и социальных проблем современного общества. Это делает значимым ее развитие и совершенствование. Так, за период года МБУЗ «Городская клиническая больница №1 имени М.Н. Горбуновой» провела курс (24 дня) реабилитационных мероприятий 598 больным неврологического профиля, из них 375 (62,7%) перенесли мозговой инсульт.

Целью нашего исследования явилась оценка влияния комплексной реабилитации на состояние когнитивных функций, психологический статус (распространенность и степень тяжести тревожно-депрессивных расстройств), а также качество жизни пациентов перенесших мозговой инсульт.

Материал и методы. В настоящее исследование включены 134 пациента, перенесшие мозговой инсульт и переведенные из неврологического отделения на поздний госпитальный этап реабилитации (23,3±2,4 дня после ОНМК) в больницу восстановительного лечения. Средний возраст пациентов составил 58,7 лет ±4,7 года, индекс массы тела (ИМТ) 29,9 ± 3,2.

Результаты. Из экзогенных, наиболее часто встречающихся факторов риска у всех пациентов выявлены курение, психоэмоциональные перегрузки, малоподвижный образ жизни (гиподинамия). Из эндогенных факторов отмечены артериальная гипертония, избыточная масса тела, дислипидемии.

Для изучения качества жизни (КЖ) была использована методика: “Ноттингемский профиль здоровья” (“Hottingham Health Profile”) - в наибольшей степени оценивающая влияние симптоматики заболевания на качество жизни пациента. С целью выявления тревоги и депрессии использована госпитальная шкала тревоги HADS. Кроме того, проводилось нейропсихологическое исследование (тест запоминание слов, тест на ориентацию, тест на речевую активность, тест рисования часов, отсроченное воспроизведение слов). Статистическую обработку проводили на персональном компьютере при помощи программного пакета "BIOSTAT" с использованием стандартных методов статистики.

Результаты. При поступлении в стационар данные визуально-аналоговых шкал свидетельствовали о том, что большинство пациентов испытывали негативное (различной степени выраженности) влияние заболевания (таблица).

Таблица Данные визуально-аналоговых шкал пациентов, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения Шкала головокружение Эмоциональная Нарушения сна Неуверенность работоспособ Головная боль ВАШ утомляемость Шум в голове лабильность Депрессия/ Снижение Снижение шаткость походки тревога памяти ности / Пока затель % 58 50 58 87 83 46 50 87 46 91 пациентов На фоне комплексной реабилитации уменьшилось количество пациентов, испытывающих негативное влияние заболевания, а также степень выраженности этих влияний, кроме того, выявлено значимое улучшение показателей качества жизни по данным анкеты Ноттингемский профиль здоровья и показателей уровня тревожности, а также данным нейропсихологического исследования (тест запоминание слов, тест на ориентацию, тест на речевую активность, тест рисования часов, отсроченное воспроизведение слов).

Выводы. Если рассматривать реабилитацию с общих позиций, то она представляет собой комплекс мероприятий медицинского, физического, психологического и профессионального характера, направленных на максимально возможное восстановление духовных и физических сил больного, позволяющих ему стать полноправным членом семьи и общества. Эта цель достигается, с одной стороны, посредством выявления резервных возможностей организма, а с другой, стимуляцией компенсаторных механизмов, что, в конечном итоге, позволяет занять больному подобающее место в жизни.

УДК. 616-082-052:616-08-039. Дуда Е.Е., Пономарева Л.В., Колмыкова Е.В., Ильина О.П., Казачёк Т.М., Марцияш А.А.

ОЖИДАНИЯ ПАЦИЕНТОВ В ПЛАНЕ ОКАЗАНИЯ ИМ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ ПОМОЩИ МБУЗ «ГКБ №1 имени М.Н. Горбуновой», г. Кемерово ГБОУ ВПО «КемГМА», г. Кемерово Актуальность. Хроническая цереброваскулярная недостаточность представляет собой важнейшую медико-социальную проблему вследствие высокой распространенности, в том числе и у лиц трудоспособного возраста. Последствиями острой и хронической ишемии головного мозга являются широко распространенные двигательные, чувствительные, а также когнитивные нарушения, которые не только создают проблемы в общении с пациентами, но и затрудняют процесс восстановления нарушенных или утраченных, в результате заболевания, функций. Кроме того, пациенты с хронической ишемией мозга очень часто предъявляют различные требования (зачастую необоснованные) к условиям пребывания в стационаре, к питанию, к процессу реабилитации, а также к медицинскому персоналу. Управление удовлетворенностью пациентов медицинской реабилитацией в условиях городской больницы восстановительного лечения невозможно без системы её контроля. Основными направлениями контроля удовлетворенности пациентов медицинской реабилитацией в условиях больницы восстановительного лечения были:

Контроль основного процесса (собственно медицинская реабилитация);

Контроль вспомогательных процессов (размещение, питание, сервисные услуги);

Контроль удовлетворенности результатом медицинской реабилитации.

В условиях городской больницы восстановительного лечения (МБУЗ № «Городская клиническая больница №1 имени М.Н. Горбуновой») проведена оценка удовлетворенности пациентов оказываемой им реабилитационной помощи.

Результаты. В анкетировании приняли участие 42 пациента, перенесшие мозговой инсульт и находящиеся в раннем восстановительном периоде. По данным визуально аналоговых шкал (ВАШ) 95% пациентов имели проблемы (различной степени выраженности) в подвижности, 62% - в самообслуживании, 76% - в активности в повседневной жизни, 66% - имели болевые ощущения и связанный с болью дискомфорт, кроме того 57% - отмечали тревогу и депрессию, связанную с заболеванием. При проведении нейропсихологического исследования выявлено наличие у 43% пациентов деменции умеренной степени, у 28% - когнитивных нарушений.

Вспомогательным процессом слабая удовлетворенность (три балла по пятибалльной шкале ВАШ) у 22% пациентов – основными причинами были:

недостаточное количество функциональных кроватей, отсутствие в палатах санитарных узлов (душ и туалет), отсутствие комнаты отдыха с телевизором и удобными креслами.

Собственно реабилитационным процессом слабая удовлетворенность также у 22% пациентов: недостаточное количество среднего медицинского персонала, затруднена диагностика сопутствующих заболеваний (что, собственно, не входит в цели реабилитационного процесса). Нами выявлена прямая корреляционная зависимость между удовлетворенностью пациентов отношением к ним медицинского персонала и их ожиданиями (оправдавшимися) результата реабилитации.

Нами выявлена низкая удовлетворенность как вспомогательным, так и основным процессом у одиноких пациентов, пациентов имеющих клинически выраженную тревогу и депрессию по шкале HADS (госпитальная шкала тревоги и депрессии), а также у пациентов имеющих значительные ограничения в самообслуживании. Кроме того, пациенты, перенесшие повторно мозговой инсульт имели более высокие ожидания в отношении результата реабилитации.

УДК 616.447-089. Евменова Т.Д., Лямина Л.Г.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПАРАТИРЕОИДЭКТОМИИ ПРИ ВТОРИЧНОМ ГИПЕРПАРАТИРЕОЗЕ ГБУЗ «КОКБ», г. Кемерово ГБОУ ВПО «КемГМА», г. Кемерово Актуальность. Совершенствование диализной техники, адекватное медикаментозное обеспечение позволяет продлить жизнь больных с терминальной стадией хронической болезни почек (ХБП) на долгие годы. Однако у 60-90% из них с течением времени развивается вторичный гиперпаратиреоз (ВГПТ), который не только резко ухудшает качество жизни этих пациентов, но и укорачивает её продолжительность.

К сожалению, классическая терапия ВГПТ синтетическими аналогами витамина D и фосфат-биндерами у подавляющего большинства больных (более 90%) не эффективна.

Это в первую очередь касается больных с длительными сроками диализной терапии, у которых развивается аденоматозная трансформация околощитовидных желез (ОЩЖ).

Единственным способом лечения в таких случаях является паратиреоидэктомия. Однако её безопасность и эффективность у этой тяжелой категории больных продолжают обсуждаться. Ответы на эти вопросы послужили целью настоящей работы.

Материалы и методы. С 2002г. прооперировано 44 больных (17 мужчин и женщин) в возрасте 43,1±1,6 лет с продолжительностью диализной терапии 8,5±0,65 лет.

Всем больным выполнена тотальная паратиреоидэктомия. До операции пациентам проводили мониторинг паратиреоидного гормона (ПТГ), определяли уровни фосфора, общего и ионизированного кальция, выполняли УЗИ, сканирование ОЩЖ, рентгенографию и денситометрию костей, скоринг коронарного кальция. Показаниями к операции считали: высокий уровень ПТГ (800 пг/мл и более), высокое фосфорно кальциевое произведение (более 5,5 ммоль/л), наличие при УЗИ увеличенных ОЩЖ, прогрессирование костно-суставного болевого синдрома, уменьшение в росте, патологические переломы костей.

Результаты. Суммарный вес удаленных ОЩЖ колебался от 0,67 до 15 гр., средний вес – 4,73±0,41 гр. При гистологическом исследовании в двух случаях верифицирована гиперплазия ОЩЖ, в остальных - аденомы и/или их аденоматозная гиперплазия.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.