авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КУЗБАССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЕСТНИК КУЗБАССКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА ...»

-- [ Страница 5 ] --

Определение уровня неврологических нарушений проводилось в соответствии с рекомендациями Американской Ассоциацией спинальной травмы (American Spinal Injury Association, ASIA). Для определения мышечной силы использовалась модификация мышечного теста Ловетта, известной как Шкала Комитета медицинских исследований (Medical Research Council Scale, R. Van der Ploeg и соавт, 1984). Для классификации выраженности спастического синдрома применялась модифицированная шкала Ашфорта (Modified Ashwort Scale). Для оценки болевого синдрома применялась визуално аналоговая шкала. Для уточнения генеза спастического синдрома и степени его выраженности использовались дополнительные методы обследования: рентгенография, ЯМРТ, МСКТ, УЗИ, ЭМГ, исследование статодинамических функций.

Для анализа связи между двумя признаками применяли метод ранговой корреляции Спирмана. При проверке статистических гипотез о различиях абсолютных и относительных частот двух независимых выборках использовался критерий Пирсона.

Нулевую гипотезу отвергали в случае p 0,05. Математическую обработку полученных результатов проводили с использованием пакета программ «STATISTICA 6.0».

Результаты. Из числа обследованных пациентов мужчин было 500 (77,5 %) человек, женщин – 145 (22,5 %) человек. Средний возраст больных составил 34,5 (95 % ДИ 33,6-35,4) года. Средний срок травмы на момент госпитализации составил 5,1 года ( % ДИ 4,6-5,6) лет.

ТБСМ в 33,8 % случаев развивалась в связи с повреждением на шейном уровне (С2-С7), в 48,5 % – вследствие переломов тел грудных позвонков (Th1-Th12). У 17,6 % пациентов имело место поражение поясничных позвонков (L1-S3).

Нарушение проводимости по типу А (ASIA) имели 356 пациентов (54,8 %).

Остальные 289 (45,2 %) пациентов имели частичное нарушение проводимости по спинному мозгу. В 232 (36,0 %) случаях верифицирован тип С и D, а в 56 (8,7 %) случаях – тип В.

Спастический синдром выявлен у 410 (63,6 %) пациентов с ТБСМ;

у 228 (35,0 %) больных симптомы спастики отсутствовали;

у 7 (1,1 %) человек в истории болезни не было данных о наличии либо отсутствии спастики. Удельный вес пациентов с наличием спастического синдрома в общих выборках пациентов соответствующего пола – 65,2 % мужчин, 57,9 % женщин, то есть различий в частоте проявления спастического синдрома между группами мужчин и женщин не обнаружено.

Сопутствующие заболевания почек и мочевыводящих путей выявлены у 454 (70, %) человек, пролежни выявлены у 155 (24,0 %), клинически значимой ортопедической патологии в данной группе больных не отмечено.

Наличие болевого синдрома выявлено в 181 случае, в том числе: у 141 мужчины и 40 женщин. Средний возраст пациентов – 35,9 (95 % ДИ 34,5-37,7) года.

Чаще всего болевой синдром выявляли в группе пациентов с повреждением шейного отдела позвоночника – в 33,9 % случаев. Доля пациентов с болевым синдромом при травме грудного отдела позвоночника была в среднем на 20,0 % меньше, чем при повреждении шейных позвонков, и составила 26, 2 % от числа больных с этим уровнем повреждения (р = 0,047). У пациентов с поясничным уровнем повреждения болевой синдром выявлялся в 21,9 % случаев. Реже всего болевой синдром выявляли у больных ТБСМ при повреждении позвоночника и спинного мозга на уровне L3-L5. При более низких уровнях повреждения позвоночника клинически значимых болей у пациентов с ТБСМ выявлено не было.

Чаще всего болевой синдром встречался в группе больных ТБСМ с неврологическим статусом В типа по ASIA – в 41,0 % случаев;

при наличии А и С типов доля лиц, у которых выявили болевой синдром, составила 28,0 % для каждой группы;

наименее часто клинику боли выявляли при неврологическом статусе Д типа – 14,0 %.

Болевой синдром сочетался со спастическим в 146 (80,0 %) случаев. У мужчин болевой синдром сочетался со спастическим в 88,0 % случаев, тогда как у женщин в 55, % (р 0,001).

Выявлена отчетливая зависимость: чем выше уровень повреждения, тем больше вероятность формирования спастического синдрома. Коэффициент корреляции (r) между этими показателями был равен -0,69 (р 0,001). Вероятность формирования спастического синдрома у пациентов с неврологическим дефицитом типа А и В была в 1, раз выше (р 0,001), чем у больных с типом C и D.

Встречаемость спастического синдрома у пациентов ТБСМ на фоне заболеваний мочевыводящей системы варьировала от 55,0 % до 69,0 %. Статистически значимых различий в группах выявлено не было.

Среди больных ТБСМ с трофическими нарушениями спастический синдром встречался в 58,1 % случаев. Симптомы спастики выявлены у 66,1 % пациентов, не имеющих пролежней. Статистически значимых различий между группами выявлено не было (р = 0,074).

Удельный вес пациентов, имеющих спастический синдром, с течением времени снижается. Можно выделить 3 временных периода, отражающих динамику спастического синдрома. Первый период – от 1 года до 8 лет после травмы – средний показатель доли пациентов, имеющих спастику, составил 64,0 % (95 % ДИ 56-72 %). Второй – 9-10 лет после травмы – удельный вес больных со спастическим синдромом – 85,0 % (95 % ДИ 81 89 %). Третий период – от 11 до 20 лет и более после травмы – спастику выявляли у 44, % (95 % ДИ 30-58 %) пациентов. Изучаемый показатель достигал максимума через 9- лет (II период) после травмы, по сравнению с таковым в I-ом периоде (р = 0,022), и в III ем периоде (р 0,001).

Выводы:

1. Более 60 % госпитальной популяции пациентов с ТБСМ имеют клинические проявления спастического синдрома. Частота встречаемости спастического синдрома у пациентов с ТБСМ зависит от уровня повреждения позвоночного столба, степени неврологических нарушений по шкале ASIA, возраста пациентов, времени, прошедшего после позвоночно-спинномозговой травмы.

2. Вероятность формирования спастического синдрома наиболее высока в первое десятилетие после позвоночно-спинномозговой травмы, связана с уровнем и степенью повреждения спинного мозга, далее частота этого синдрома снижается в 1,5-2 раза.

3. Клинически значимый болевой синдром выявляли почти у 30 % больных ТБСМ и, в большинстве случаев, в сочетании со спастикой. Болевой синдром выявлялся у женщин более старшего возраста и гораздо реже сочетался со спастикой, чем у мужчин.

УДК – 616.12-005. Филимонов С.Н., Станкевич Н.Г., Панев Н.И., Семенова Е.А., Лукьянова М.В.

ФЕНОТИПИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ У ШАХТЕРОВ С АНТРОСИЛИКОЗОМ ГБОУ ДПО «НГИУВ», г. Новокузнецк МЛПУ «ГКБ» №1 г. Новокузнецк НИИ «КПГПЗ» СО РАМН, г. Новокузнецк ГБОУ ВПО «КемГМА», г. Кемерово Актуальность исследования. В структуре профессиональной патологии у горнорабочих угольных шахт на первом месте находятся антракосиликоз (АС) и хронический пылевой бронхит (более 40%), которые возникают в основном при подземном способе добычи угля в результате длительного воздействия высоких концентраций угольно-породной пыли. Известно, что большую роль в генезе АС у горнорабочих пылевых профессий играет наличие генетической предрасположенности, которую можно выявить путем определения легкодоступных фенотипических маркеров, однако число используемых для этой цели признаков крайне мало. В целом, вопросы прогнозирования предрасположенности к развитию АС у шахтеров остаются недостаточно разработанными, и эта проблема является актуальной.

Цель исследования. Выявить фенотипические маркеры, ассоциированные с риском развития АС у горнорабочих угольных шахт юга Кузбасса.

Материал и методы исследования. Обследовано 202 шахтера (127 проходчиков и 75 горнорабочих очистного забоя) с АС из 250 горнорабочих (80,8% от генеральной совокупности), госпитализированных с этим диагнозом в городской профцентр и в отделение пневмокониозов клиники НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН г. Новокузнецка и 243 шахтера контрольной группы, не имеющих пылевой патологии легких. В исследование включались шахтеры в возрасте от 40 до 65 лет со стажем работы во вредных условиях более 15 лет.

Средний возраст шахтеров с АС составил 54,94 0,64 года, контрольной группы – 53,45 0,59 лет, достоверных различий по среднему возрасту между основной и контрольной группами не было.

Оценку конституционально–морфологического типа (КМТ) проводили по методам Риса-Айзенка и Тэннера в модификации Б.А.Никитюка и Н.А.Корнетова (1998).

Определялись рост, цвет волос, наличие ранней (до 30 лет) седины, облысения, цвет радужки, ведущая рука, умение сворачивать язык трубочкой, наличие диагональной складки мочки уха, тип ушной серы, строение мочки уха, соотношение длины II и IV пальцев правой кисти по принятым в медицинской генетике и антропологии методикам.

Группы крови АВО и резус изучались с помощью антисывороток, приготовленных на городской станции переливания крови.

Статистическая обработка результатов проводилась с помощью критериев 2 и t, достоверными считали различия при р0,05.

Результаты исследования. При рентгенологическом обследовании органов грудной клетки шахтеров основной группы у 12 человек (5,94%) из 202 выявлена интерстициальная форма АС (s/s), у 4 человек (1,98%) – узелковая форма: p/p – у человек (1,48%), q/r – у 1 человека (0,49%).

У большинства шахтеров имелась смешанная деформация легочного рисунка (наличие интерстициальной и узелковой формы: s/p) – у 186 человек (92,08%).

Распределение горнорабочих со смешанной формой АС по степени профузии было следующим: s/p 1/1 – 168 человек из 186 (90,32%), s/p 1/2 – 16 человек (8,6%), s/p 2/1 – человек (6,45%), s/p 2/2 – 5 человек (2,69%), s/p 3/3 – 1 человек (0,54%).

Кроме признаков АС, рентгенологически дополнительно выявлено наличие эмфиземы легких у 36 человек (17,82%), линейной тяжистости во внутренне-срединных зонах – у 98 человек (48,51%), плевродиафрагмальных спаек – у 12 человек (5,94%).

При исследовании функции внешнего дыхания рестриктивные нарушения обнаружены у 32 человек (15,84%), обструктивные – у 7 (3,47%), смешанные – у человек (29,7%), у 103 человек (50,99%) не было выявлено нарушений функции внешнего дыхания.

Согласно этим данным, у 103 человек (50,99%) из 202 не было признаков дыхательной недостаточности, дыхательная недостаточность первой степени была у человека (40,1%), второй степени – у 18 человек (8,91%). Больных с дыхательной недостаточностью третьей степени не было.

Среди горнорабочих с АС обнаружено достоверно большее число шахтеров с гиперстеническим конституционально-морфологическим типом, определяемым по индексу Риса-Айзенка менее 92,2 – 39,11% гиперстеников у горняков с АС против 25,93% лиц с гиперстеническим КМТ среди шахтеров группы сравнения ( 2=8,82, р 0,01). В свою очередь, среди горнорабочих с АС снижено число астеников до 16,83% против 24,69% в контроле ( 2=4,09, р 0,05).

Среди шахтеров с АС оказалось достоверно больше лиц с переходной мочкой уха – 26,24% против 13,58% горнорабочих с переходной мочкой уха в группе сравнения ( 2=11,33, р 0,01). Наоборот, среди горнорабочих с АС оказалось достоверно меньше лиц с висячей мочкой уха: 47,03% против 57,61% в контрольной группе ( 2=4,96, р 0,05).

Среди горнорабочих с АС было увеличено число лиц с меньшей длиной II пальца (по сравнению с IV) на правой кисти: в группе с АС таких лиц было 79,21% против 65,84% в контроле ( 2=9,75, р 0,01). Равная длина II и IV пальцев правой кисти встречалась у шахтеров с АС достоверно реже – 14,36% против 26,75% в группе сравнения ( 2=10,17, р 0,01).

При оценке распределения обследуемых горнорабочих по цвету радужки выявлено статистически достоверное увеличение числа шахтеров с темной радужкой среди лиц с АС (39,11%). В контроле темная радужка была обнаружена у 27,16% шахтеров ( 2=7,17, р0,01). В свою очередь, среди шахтеров с АС оказалось достоверно меньше лиц с переходным цветом радужки (зеленый, желтый, бурый) – 3,96% среди горнорабочих с АС против 13,38% в группе сравнения ( 2=12,20, р0,01).

Таким образом, при приеме на предприятия угольной промышленности будущим шахтерам (а уже работающим во время очередного профмедосмотра) необходимо однократно определить рекомендованные нами конституционально-морфологические типы и фенотипические маркеры для выделения групп риска по развитию АС. Для горнорабочих с повышенным риском его возникновения рекомендуются мероприятия по снижению пылевой нагрузки путем ограничения длительности работы в данной профессии, рационального применения средств индивидуальной защиты;

прекращение курения;

для них целесообразно введение контрактной системы при приеме на работу.

Выводы: 1. С предрасположенностью к возникновению антракосиликоза у шахтеров-угольщиков ассоциированы гиперстенический конституционально морфологический тип, определяемый по индексу Риса-Айзенка меньше 92,2, переходный тип мочки уха, меньшая длина II (по сравнению с IV) пальца правой кисти и темный цвет радужки.

2. С устойчивостью к развитию антракосиликоза связаны висячий тип мочки уха, равная длина II и IV пальцев правой кисти и переходный (зеленый, желтый, бурый) цвет радужки.

Список литературы:

Кацнельсон Б.А., Ползик Е.В., Кочнева М.Ю., Казанцев В.С. О соотношении 1.

между генетическими и негенетическими факторами индивидуальной предрасположенности к силикозу // Медицина труда и промышленная экология. – 1989. – №8. – С.31–34.

Никитюк Б.А., Корнетов Н.А. Интегративная биомедицинская 2.

антропология.-Томск: Изд-во Том. ун-та,1998.-182с.

УДК 616.12-008.318. Е.А. Хоменко, С.Е. Мамчур ОТДАЛЕННАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ РАДИОЧАСТОТНОЙ АБЛАЦИИ ФИБРИЛЛЯЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЕЕ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ КУПИРУЕМОСТИ НИИ «КПССЗ» СО РАМН, г. Кемерово Акутальность Радиочастотная аблация (РЧА) устьев легочных вен (ЛВ) в настоящее время является стандартом в лечении фибрилляции предсердий (ФП), при которой ведущим механизмом аритмии является наличие триггеров, располагающихся, как правило, в устьях ЛВ. В патогенезе персистирующей формы аритмии на первый план выступают не столько триггеры в ЛВ, сколько способность сократительного миокарда предсердий к поддержанию фибрилляторной активности. В последние годы в литературе большое значение придается разработкам методик выявления субстрата ФП – зон, ответственных за поддержание аритмии – и их устранение или модификации. С целью повышения эффективности лечения ФП авторами предложен метод РЧА, при котором зона изоляции ЛВ расширяется на прилегающий к антральной зоне предсердный миокард в областях межпредсердной перегородки, латерального гребня и частично крыши левого предсердия (ЛП).

Цель исследования – оценить отдаленную эффективность РЧА при персистирующей ФП в случае ее купирования непосредственно во время процедуры.

Материал и методы. В исследование включен 31 пациент, перенесший первичную процедуру РЧА на фоне исходной ФП длительностью не менее 7 суток. В исследование не вошли случаи интраоперационной механической провокации ФП, в том числе устойчивой. В группе 1 было 8 (25,8%) пациентов с ФП, купировавшейся во время РЧ воздействия, в группе 2 – 23 пациента (74,2%), у которых синусовый ритм восстанавливался кардиоверсией или не восстанавливался. Пациенты обеих групп сопоставимы по возрасту (56,7±7,4 против 53,4± 8 лет), стажу ФП (5,1±2,7 против 5,0±3, лет), размерам камер сердца по данным эхокардиографии. Всем пациентам выполнена попарная антральная изоляция легочных вен (АИЛВ), дополненная линейными воздействиями или РЧА ганглионарных сплетений (35 и 50% в группе 1, 50 и 20% в группе 2).

Результаты. Время рентгеноскопии и продолжительность РЧА в группе составили 35,1±12,8 и 52,0±8,8 минут, в группе 2 – 37,6±12,4 и 54,3±16,2 минут. Трем пациентам группы 2 после РЧА не удалось восстановить синусовый ритм, в том числе кардиоверсией энергией до 360 Дж. Время наблюдения составило 10,3±6,7 (от 23 до 4) месяцев. Среди пациентов группы 1 РЧА расценена как эффективная в виде отсутствия ФП субъективно и по данным мониторирования ЭКГ у 2 (25%) пациентов, у 3 (37,5%) как улучшение в виде уменьшения клинической выраженности симптомов ФП, у 3 (37,5%) констатировано отсутствие эффекта, потребовавшее выполнения повторной РЧА. У пациентов группы 2 РЧА оказалась эффективной (21,7%), улучшение – у 11 (47,8%) и отсутствие эффекта – у 7 (30,4%) пациентов. В целом положительный эффект процедуры в группах 1 и 2 составил 62,5 и 69,5%, соответственно. Однако во второй группе у 7 () пациентов после неуспешной РЧА троим проведена процедура, в 4 случаях ФП оценена как постоянная.

Выводы. Восстановление синусового ритма при РЧА у пациентов с персистирующей ФП ассоциируется с лучшими отдаленными результатами, что может быть связано с менее выраженными изменениями субстрата ФП у этих пациентов.

УДК 616.12-008.318. Хоменко Е.А., Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Бохан Н.С., Щербинина Д.А.

ВЛИЯНИЕ ОБЪЕМА ПРОВЕДЕННОЙ РЧА НА МЕХАНИЧЕСКУЮ ФУНКЦИЮ ЛЕВОГО ПРЕДСЕРДИЯ И ЛЕГОЧНЫХ ВЕН НИИ «КПССЗ» СО РАМН, г. Кемерово Актуальность. С целью повышения эффективности РЧА при фибрилляции предсердий (ФП) зона изоляции легочных вен (ЛВ) расширяется на прилегающий к антральной зоне предсердный миокард. Однако исключение из систолы части предсердного миокарда потенциально может привести к изменениям внутрипредсердной гемодинамики.

Цель исследования – оценить изменения механической функции левого предсердия (ЛП) и легочных вен в зависимости от объема проведенной РЧА.

Материалы и методы. В исследование включено 36 пациентов (21 мужчина, женщин), которым по поводу пароксизмальной и персистирующей ФП проведена изоляция легочных вен, пополненная аблацией в области латерального гребня ЛП и межпредсердной перегородки. В группу I вошло 19 человек (53%) с повреждением площади ЛП 25% и более, в группу II – 17 человек (47%) с площадью повреждения менее 25%. Средний возраст пациентов составил 56,2 ±7,3 лет, стаж ФП – 4,8±3,1 лет, размеры ЛП 43,5±4,9. На момент проведения РЧА все находились на синусовом ритме. Перед началом РЧА и тотчас после ее выполнения выполнялось чреспищеводное и трансторакальное эхокардиографическое исследование с оценкой размеров и функции ЛП, его ушка, ЛВ и трасмитрального кровотока. Средняя площадь повреждения ЛП составила 25±4,07%.

Результаты. У всех пациентов отмечалось ухудшение механической функции ЛП и ЛВ, проявлявшееся снижением скоростных показателей активной систолы предсердий, увеличением размеров и объема ЛП. Однако между группами I и II не было обнаружено статистически значимых различий ни по одному из изученных показателей. При этом R критерий Спирмена для связи между объемом ЛП и площадью его повреждения составляет -0,093 при р=0,75, то есть при большем объеме ЛП площадь повреждения не увеличивалась. Результаты корреляционного анализа демонстрируют отрицательную зависимость степени повышения пика D от площади повреждения миокарда, отражающую уменьшение пассивного опорожнения ЛП. Однако, построив диаграмму рассеяния этой зависимости, оказалось, что значимое его снижение наблюдается лишь при площади повреждения, превышающей 25% площади всего ЛП (рис.). В то же время, степень изменений сократительной способности ЛП (пик А и его интеграл) зависела не от площади повреждения, а от исходного объема ЛП. Как непосредственная, так и отдаленная эффективность процедуры, определяемая как свобода от аритмии по данным серийных мониторирований ЭКГ и субъективной оценки, оказалась выше в группе I (72% против 59%, р=0,036).

Рисунок. Диаграмма рассеяния зависимости изменений пика D от площади повреждения миокарда левого предсердия. Сплошная линия – полиномиальная подгонка, пунктирная – график ее 95% доверительного интервала.

.

Выводы: После выполнения антральной изоляции ЛВ происходит снижение механической функции ЛП и ЛП в ближайшем послеоперационном периоде. Расширение зон изоляции ЛВ на области межпредсердной перегородки и латерального гребня ЛП не ухудшает механическую функцию ЛП и ЛВ по сравнению с «нерасширенной» антральной изоляцией ЛВ, однако повышает эффективность процедуры.

УДК 613.2:616.517-073. Шибанова Н.Ю., Павлова Т.Г.

АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ МАССО-РОСТОВЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ БОЛЬНЫХ ПСОРИАЗОМ НА ОСОБЕННОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ТЕЧЕНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЯ ГБОУ ВПО «КемГМА», г. Кемерово Актуальность. В настоящее время в Кузбассе псориаз по распространенности занимает третье место в структуре кожной патологии. Количество установленных случаев заболевания с каждым годом неуклонно растет. Однако актуальность изучения данной проблемы обусловлена не только высокой заболеваемостью псориазом в Кузбассе, но и особенностями клинического течения данного дерматоза в условиях резко континентального климата, с преобладанием низких температур и высокой влажности.

Вместе с тем, известно, что нарушения отдельных показателей пищевого статуса вносят определенный вклад в прогрессирование дерматозов. Антропометрические исследования являются простым и доступным методом, позволяющим с помощью измерений и расчетных формул оценить в совокупности массо-ростовые показатели человека.

Отклонения антропометрических параметров обследуемых могут указывать на неадекватную обеспеченность макро- и микронутриентами. Учитывая изложенное, нами были выполнены исследования по анализу влияния массо-ростовых показателей на особенности клинического течения псориаза.

Материалы и методы. Исследования выполнены на базе Кемеровского областного кожно-венерологического диспансера. Объектом исследования были массо ростовые показатели всех больных с распространенной формой псориаза, обратившиеся впервые и повторно за медицинской помощью в весенний период текущего года. Возраст обследованных был в пределах 18-60 лет. Общее число наблюдений составило человек, из них 144 мужчины и 116 женщин. Исследование носило добровольный характер. Все пациенты подписали информированное согласие на участие в данных исследованиях.

Расчет индексов массы тела (ИМТ) выполнен по формуле: ИМТ = масса тела (кг) / рост2 (м2). Оценка ИМТ проводилась в соответствии со следующими критериями. ИМТ менее 18,5 кг/м2 расценивался нами как дефицит массы тела. Нормальная величина ИМТ находится в пределах 18,5-24,4 кг/м2. ИМТ 24,5-29,9 кг/м2 характерен для избыточной массы тела. Об ожирении говорит ИМТ более 30 кг/м Результаты. Анализ массо-ростовых показателей больных псориазом показал, что при лёгком течении заболевания, характеризующимся наличием ограниченного процесса, дежурных бляшек и обострений не чаще 1 раза в год, нормальный ИМТ был установлен у 63,8% мужчин и 71,4% женщин. При псориазе средней степени тяжести, который оценивался по наличию у больного распространенного процесса и обострений 2-3 раза в год, нормальные массо-ростовые показатели имели лишь 42,9% мужчин и 34,8% женщин.

При тяжелом течении, проявлявшемся в генерализации патологического процесса, наличии вторичной эритродермии, псориатического артрита, отсутствии сезонности заболевания и обострений чаще 3 раз в год, ИМТ, соответствующий норме, был выявлен только у 14,2% мужчин.

Следует отметить, что ИМТ ниже нормируемого не был обнаружен ни у одного исследуемого пациента. Вместе с тем, ИМТ выше нормы, а, следовательно, избыточная масса тела и ожирение были определены у значительного числа больных псориазом при всех степенях тяжести клинического течения заболевания. Так, самая значительная распространенность ИМТ, соответствующих избыточным массо-ростовым показателям, выявлена у группы пациентов с тяжелым течением псориаза (85,8% мужчин и 100,0% женщин). При течении заболевания со средней степенью тяжести также распространенность ИМТ выше нормы превышала аналогичные показатели, соответствующие норме, и составляла 57,1% мужчин и 65,2% женщин. Важно, что распространенность ИМТ выше нормы установлена у 36,2% мужчин и 28,6% женщин.

Это статистически значимо ниже, чем при более тяжелых вариантах течения.

Таким образом, выполненный анализ говорит о наличии связи между массо ростовыми показателями и особенностями клинического течения псориаза. Снижение массы тела и приведение массо-ростовых показателей к нормируемым величинам должны стать одним из обязательных этапов лечения данного дерматоза. Отсутствие избыточной массы тела и ожирения у больного может способствовать снижению тяжести клинического проявления. Учитывая, что псориаз имеет длительное и периодически рецидивирующее течение, это позволит существенно улучшить качество жизни пациентов.

Выводы.

1. Распространенность избыточной массы тела и ожирения значительно выше у больных с клиническим течением псориаза средней степени тяжести и тяжелым.

2. Диетотерапия и нормализация массо-ростовых показателей в результате её применения – значимый этап лечения псориаза с любым вариантом клинического течения.

УДК 613.62Ш Шпагина Л.Н.

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВИБРАЦИОННОЙ БОЛЕЗНИ У ШАХТЁРОВ КУЗБАССКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА НИИ «КПГПЗ» СО РАМН, г. Новокузнецк Актуальность. Вибрационная болезнь (ВБ) в различных отраслях промышленности является одной из основных форм профессиональной патологии.

Заболеваемость ВБ представляет собой серьезную медицинскую, социальную и экономическую проблему. Особенно широко и при значительно меньшем профессиональном стаже работы, ВБ отмечается у рабочих Северных регионов России и Сибири, при сочетанном воздействии вибрации и охлаждения. ВБ у горнорабочих железорудных рудников Сибири достигает 35%, характеризуется развитием через 5-7 лет работы с воздействием вибрации и охлаждения, частым прогредиентным течением Материал и методы. Клинические проявления вибрационной патологии изучены у 288 шахтёров виброопасных профессий с разной степенью выраженности патологиче ского процесса и с различным профессиональным составом. Среди обследованных было 116 ГРОЗ (92 больных с І ст. ВБ и 24 – с І-ІІ ст. ВБ и ІІ ст. ВБ), 82 проходчика (68 больных с І ст. ВБ и 14 – с І-ІІ ст. ВБ и ІІ ст. ВБ), 13 машинистов ГВМ (9 больных с І ст. ВБ и 4 – со ІІ ст. ВБ), 17 машинистов электровозов (15 больных с Іст. ВБ и 2 – со ІІ ст. ВБ), а также шахтёров с ранними отдельными признаками воздействия вибрации. Клинической формой ВБ от воздействия вибрации, охлаждения и физического перенапряжения была вегетативно-сенсорная полиневропатия с разной степенью выраженности сенсорных, периферических нейрососудистых, мышечных (миодистоничесих или миодистро фических), периартикулярных и костно-суставных изменений.

Результаты и обсуждение. Ведущими, среди жалоб, больных ВБ были диффузные боли в руках, ноющего характера. Если при І стадии ВБ боли в руках чаще беспокоили в покое, во время сна, нарушая его качество, то при ІІ стадии ВБ мучительные боли в руках беспокоили как в покое, так и во время физического напряжения. Если при І стадии ВБ в 94% случаев интенсивность болей была выражена нерезко и умеренно, то при ІІ стадии ВБ в 78% случаев наблюдались выраженные боли, в 22% – умеренной интенсивности.

При І стадии ВБ у большинства (78%) отмечались парестезии умеренно выраженные, то при ІІ стадии ВБ преобладали резко выраженные, доходящие до “одеревенения” кисти. У всех больных отмечалась гипалгезия в дистальных отделах верхних конечностей - при І стадии ВБ чаще в области кистей, при ІІ стадии ВБ гипалгезия была преимущественно до верхней трети предплечий с резким сгущением на кистях. У 7,6% с І стадией ВБ и у 22,7% работающих со ІІ стадией ВБ установлены, на фоне вегетативно-сенсорной полиневропатии, компрессионные невропатии нервов рук: синдром карпального канала, компрессионная невропатия локтевого нерва в канале Гийона, кубитальная нейропатия и невропатия срединного нерва в локтевой области.

У большинства ГРОЗ и проходчиков, уже при І стадии ВБ, отмечались мио дистонические и реже миодистрофические изменения с повышением тонуса в мышцах предплечий, особенно в плечелучевой мышце, правой нагружаемой руки. При ІІ стадии ВБ миодистрофические нарушения у ГРОЗ и проходчиков выявлены у 66,7 и 57,1% обследованных соответственно. Если у здоровых лиц мышечная сила правой руки в среднем составляла 46,4 0,62 кг, а левой 42,5 0,66 кг, то при І стадии ВБ она составляла 44,9 0,89 кг и 41,2 0,92 кг соответственно (р 0,05), а при ІІ стадии ВБ сила была существенно снижена и составляла – 28,2 0,82 кг и 26,9 0,68 кг соответственно (р 0,05).

Выносливость мышц к статическому усилию (при удерживании 75% максимальной силы) была несколько снижена в группе лиц с отдельными признаками воздействия вибрации и значительно была изменена при выраженных формах ВБ, особенно у ГРОЗ и про ходчиков. Если у здоровых шахтёров выносливость мышц кистей справа составляла в среднем 32,2 0,4 сек. и 29,6 0,5 сек. – слева, то уже у лиц с отдельными признаками воздействия вибрации она была снижена до 30,2 0,2 и 28,8 0,2 сек. ( р 0,05), при І стадии ВБ – до 26,4 0,3 и 25,6 0,2 сек. (р 0,05), а при ІІ стадии ВБ - до 21,2 0,2 и 20,3 0,3 сек.

(р 0,01).

Периферический ангиодистонический синдром у ГРОЗ и проходчиков диагностировался практически во всех случаях при І стадии и ІІ стадии ВБ, у машинистов ГВМ и электровозов при І стадии ВБ он установлен у 77,9 и 80,0% обследованных соответственно.

Капилляроскопическая картина ногтевого ложа пальцев рук характеризовалась спастическим состоянием капилляров 88,1% больных: ангиоспазм І стадии наблюдался у 22,8%, ангиоспазм ІІ стадии – у 63,0%, у 14,2% отмечен ангиоспазм ІІІ стадии, у 11,9% наблюдалось спастико-атоническое состояние капилляров с изменениями как артериального, так и венозного колена. При ІІ стадии ВБ ангиоспастические состояние ІІ и ІІІ стадии отмечено лишь у 22,7% больных, а в остальных случаях наблюдалось спастико-атоническое состояние с преобладанием ангиогипотонии ІІ и ІІІ стадии.

При І стадии ВБ снижение кожной температуры отмечено в 92% случаев, причём в 28% случаев температура кожи была ниже 27оС. При ІІ стадии ВБ снижение температуры отмечено во всех случаях (в отдельных случаях до 19-20оС).

Положительная холодовая проба с приступом «побеления пальцев» отмечена у 36,9% больных с І стадией ВБ и у 27,3% больных со ІІ стадией ВБ, у 40,9% больных со ІІ стадией ВБ холодовая проба вызывала стойкий диффузный цианоз (табл.26). Из таблицы видно, что уже при І стадии ВБ и особенно при ІІ стадии ВБ, существенно снижалась кожная температура сразу, после холодовой пробы: в среднем на 4,8 0,06оС при І стадии (р 0,05) и на 5,2 0,05о при ІІ стадии (р 0,05). Время восстановления кожной температуры до исходной, после холодовой пробы, было удлинено как при І стадии ВБ, так и при выраженных формах вибрационной патологии. Если при І стадии ВБ удлинение времени восстановления температуры до исходной обычно не превышало 30 мин. и в среднем составило 26,4 0,6 мин., то при ІІ стадии ВБ время восстановления кожной температуры в 72% случаев превышало 40 мин. и составило в среднем 43,3 0,8 мин. (р 0,01).

О степени выраженности периферического ангиодистонического синдрома свидетельствовали также показатели пальцевой адреналиновой пробы.

У большей части обследованных больных с ВБ отмечены дистрофические нарушения в периартикулярных тканях, в суставах и костях верхних конечностей. Если при І стадии ВБ артрозы и периартрозы были диагностированы в 50-66% случаев, в зависимости от профессии, то при выраженных формах вибрационной патологии – практически во всех случаях. При І стадии ВБ периартрозы локтевых суставов отмечены в 32% случаев, лучезапястных – в 24%. При ІІ стадии ВБ периартрозы локтевых суставов отмечены в 44% случаев, лучезапястных – в 22%.

Почти с такой же частотой, как периартрозы, выявлялись деформирующие артрозы разной степени выраженности, преимущественно локтевых и лучезапястных суставов, реже плечевых, с преимущественным поражением правой нагружаемой руки.

Дистрофические изменения в области костей верхних конечностей (гипертрофия костных балок, гиперостоз, эндостозы, остеопороз, кистовидные просветления) выявлялись на рентгенограммах при І стадии ВБ и у лиц, с отдельными признаками воздействия вибрации, эта патология была почти одинаковой в 26 и 28% случаев, соответственно. При этом интенсивность изменений была умеренно выраженной у лиц со ІІ стадией ВБ в 50% случаев.

Выводы. Более частое развитие ангиодистонического синдрома (97-100%) с приступами акроспазмов, чем в регионах без сопутствующего охлаждения.

1. Частое присоединение миодистрофического синдрома (57,1-66,7%), синдромов периартрозов и артрозов верхних конечностей, нередко с компрессионной невропатией периферических нервов.

2. Довольно частое прогредиентное течение как у лиц, продолжающих контакт с вибрацией, так и у прекративших его.

УДК 615.825.9:617.583-089.873- Шупенко И.В., Берман А.М., Горелкина О.А., Васильева Т.М.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ КРИОМАССАЖА У ПАЦИЕНТОВ ПОСЛЕ ЭНДОПРОТЕЗИРОВАНИЯ КОЛЕННОГО СУСТАВА В РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ ФГБУ «ННПЦ МСЭРИ», г. Новокузнецк Актуальность. Деформирующие остеоартрозы – распространённая патология, сопровождающаяся выраженным болевым синдромом и ограничением объёма движения.

Эндопротезирование является одним из эффективных методов хирургической коррекции данной патологии. Болевой синдром – ведущий фактор, ограничивающий скорость восстановления функциональной подвижности прооперированного сустава в раннем послеоперационном периоде. Немедикаментозным методам отдается предпочтение для снижения болевой реакции в ходе двигательной реабилитации.

Криотерапия – одно из перспективных направлений физиотерапии. Механизм действия криотерапии на организм обусловлен противовоспалительным, противоотёчным, обезболивающим действием. Локальный криомассаж – сочетанная процедура, объединяет в себе лечебное действие низких температур и механического воздействие, является перспективной в плане снижения негативных послеоперационных последствий эндопротезирования. В настоящее время эффективность применения криомассажа у пациентов в постоперационном периоде после замены коленного сустава мало изучена.

Цель исследования. Оценить эффективность применения локального криомассажа у пациентов после эндопротезирования коленного сустава.

Материалы и методы. Обследован 21 пациент после эндопротезирования коленного сустава в клинике ФГБУ ННПЦ МСЭ и РИ Минтруда России. В том числе, (9,5 %) человека – мужчины, 19 (90,5 %) пациентов – женщины. Возраст от 45 до 77 лет, средний возраст 65 лет. Критерии включения: наличие болевого синдрома в ранний послеоперационный период.

Обследование, наряду с клиническим, включало измерение объема сгибания в коленном суставе на аппарате «Артрамот».


Интенсивность болевого синдрома оценивали по жалобам и по визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Все пациенты со второго дня после операции по замене сустава проходили стандартный курс двигательной реабилитации, включающий лечебную и дыхательную гимнастики, обучение ходьбе на костылях, правильной походке и разработку прооперированного сустава на аппарате «Артрамот». При разработке всем пациентам выставлялся максимально возможный для них угол сгибания с учетом состояния прооперированного коленного сустава, общего состояния пациента и выраженности болевого синдрома.

Пациенты были поделены на две группы: опытную группу (группа № 1), куда вошли 6 (28,5 %) пациентов и контрольную группу (группа № 2) состоящую из 15 (71,5 %) человек. Пациенты из первой и второй группы получали стандартный курс двигательной реабилитации, пациенты из группы № 1 дополнительно получали криотерапию два раза в день. В качестве хладагента использовали жидкий азот. Курс состоял из 8-10 процедур.

Пациенты обследованы дважды – в начале и по окончанию курса криомассажа Результаты и обсуждение. В послеоперационном периоде у всех пациентов клинически выявлялся умеренно выраженный болевой синдром, усиливающийся при пассивном и активном движении в коленном суставе. При первичном исследовании интенсивности болевого синдрома в группе № 1 балл по ВАШ варьировался от 4 до 6.

Начальный угол сгибания у обследуемых при разработке находился в пределах 90- градусов. Объём движений у пациентов, получавших криомассаж сохранялся и к следующему занятию, что позволяло за две процедуры увеличить угол сгибания до 100 110 градусов безболезненно для больного. По окончании курса лечения у 67,0 % пациентов из группы № 1 болевой синдром был купирован полностью, у 33,0 % пациентов сохранилась незначительная боль при сгибании коленного сустава, балл по ВАШ у этих пациентов составил 1 балл.

При первичном тестировании в группе № 2 интенсивность болевого синдрома по ВАШ так же находилась в пределах от 4 до 6 баллов. При анализе угла сгибания в этой группе получены следующие данные: в 33,0 % случаев разработку коленного сустава начинали в диапазоне от 60 до 75 градусов, в 47,0 % случаев начальный градус сгибания находился в диапазоне 80-85 градусов, у 20,0 % пациентов – 90-95 градусов. У 13,0 % пациентов из группы контроля к следующей процедуре на аппарате «Артрамот» угол сгибания был ниже исходного, у 87,0 % пациентов оставался на уровне первичного.

Лимитирующим фактором у пациентов группы контроля явился болевой синдром, не позволяющий интенсифицировать процесс разработки коленного сустава. В данной группе увеличение угла сгибания при пассивной разработке происходило в более медленном темпе за четыре – шесть дней. По окончании реабилитации угол сгибания в этой группе составил от 80 до 105 градусов. По окончанию курса реабилитации у пациентов из группы контроля интенсивность болевого синдрома по ВАШ составила: в 53,0 % случаев – нет боли, в 27,0 % случаев – незначительная боль, у 20,0 % пациентов умеренная боль при сгибании коленного сустава.

Таким образом, у пациентов опытной группы достижение должных величин угла сгибания коленного сустава проходило быстрее. Использование локального криомассажа в постоперационном периоде способствовало уменьшению болевого синдрома, облегчало разработку сустава на аппарате «Артрамот».

Выводы:

1. Болевой синдром ограничивает процесс разработки коленного сустава в раннем послеоперационном периоде.

2. Применение кримассажа в раннем послеоперационом периоде положительно влияет на динамику восстановления движения в коленном суставе.

3. Включение криомассажа в план реабилитации пациентов в постоперационном периоде после эндопротезирования коленного сустава способствует более быстрому и эффективному восстановлению двигательной активности.

УДК 15:617.57/.58-089.873-009.7-036. Якимова М.В.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЮДЕЙ, СТРАДАЮЩИХ ФАНТОМНЫМИ БОЛЯМИ ПОСЛЕ АМПУТАЦИИ КОНЕЧНОСТИ ФГБУ «ННПЦ МСЭРИ», г. Новокузнецк Число людей, перенесших ампутацию конечности вследствие травмы или заболеваний, увеличивается из года в год. Ампутация конечности неизменно влечет за собой травматические изменения психики. Кроме того, у большинства людей, перенесших ампутацию конечностей, в несуществующей части тела появляются боли (болезненный фантом). У некоторых боли могут возникнуть спустя недели, месяцы и даже годы.

Процент людей, страдающих от фантомных болей после ампутации конечности, довольно высок (Jensen et al., 1983, 1985): в первые 10 дней они встречаются примерно у 72 % человек, через полгода – у 65 %, а около 60 % людей жалуются на боли в отсутствующей конечности и через 5-10 лет. По интенсивности боли сильно варьируют – от раздражающих до совершенно невыносимых. У многих пациентов, перенесших ампутацию конечности, фантомные боли достигают такой силы, что полностью нарушается работоспособность и это существенно мешает успешной адаптации больных.

На сегодняшний день механизмы возникновения фантомных болей до конца не изучены. Однако не подлежит сомнению тот факт, что их появление обусловлено сложными психическими и соматическими процессами, происходящими в организме пациента. В процессе изучения складывается убеждение, что в основе любого заболевания или болевого состояния лежат физические (морфологические) изменения. Однако не исключено, что первичной причиной фантомной боли является психологическое нарушение.

В связи с чем, изучение психологических особенностей людей, страдающих от фантомных болей после ампутации конечности, весьма актуально. Знание психики и особенностей личности является проблемой первостепенного значения и выступает необходимым звеном в изучении психосоматических взаимоотношений, составляя основу для психологической реабилитации, которая включает в себя мероприятия по своевременной профилактике и лечению психических нарушений, по формированию у пациента сознательного и активного участия в реабилитационном процессе.

Цель исследования – выявление психологических особенностей у лиц, страдающих фантомными болями после ампутации конечности.

Материалы и методы. Всего обследовано 67 пациентов с ампутацией конечностей, проходивших первичное протезирование и реабилитацию в ФГБУ «Новокузнецкий научно практический центр медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов» Минтруда России. Пациенты были разделили на две группы. В первую группу вошли 54 пациента, испытывающие фантомную боль после ампутации, в том числе – 28 человек с культями конечностей вследствие заболеваний периферических артерий и 26 человек с культями конечности вследствие травмы. Возраст больных составил 60,1 (95 % ДИ 44,2 – 75,9) и 42,9 (95 % ДИ 16,9 – 68,3). Среди них 39 (72,2 %) мужчин и 15 (27,8 %) женщин, вторая группа состоящая из 13 пациентов, которые не испытывали фантомную боль после ампутации, в том числе – 5 человек с культями конечностей вследствие заболеваний периферических артерий и 8 человек с культями конечности вследствие травмы. Возраст больных составил 54,8 (95% ДИ 38,7 – 70,9) и (95 % ДИ 15,7 – 68,3). Среди них 11 (84,6 %) мужчин и 2 (15,4 %) женщины.


Для оценки психологических особенностей использованы: клинический опросник для выявления и оценки невротических состояний;

тест Сонди, выявляющий ту или иную психологическую патологию или проблему обследуемой личности, определяющий структуры человеческих побуждений, эмоционального состояния и качеств личности. Для определения интенсивности фантомной боли использовали 10-бальную шкалу оценки интенсивности боли.

Результаты. У пациентов первой группы в 100 % выявлены выраженные невротические состояния, средние баллы по шкалам составляют:

-2,02 – шкала тревоги;

3,34 – шкала астении;

-4,34 – шкала вегетативных нарушений;

-4,22 – шкала невротической депрессии;

-2,9 – шкала обсесивно фобических нарушений и -1,8 – шкала истерического типа реагирования. По 10 бальной шкале интенсивности боли, оценки варьируют от 2 до 9 баллов. На основании полученных данных, мы можем судить о наличии невротических расстройств;

у 32 пациентов (59,3%) – конверсионные расстройства в сочетании с тревожно-фобическими, обсессивно-компульсивными, ипохондрически-сенестопатическими, а также с аффективными расстройствами;

у 12 (22, %) пациентов – психовегетативные и соматизированные расстройства;

у 10 (18,5 %) пациентов – тревожные расстройства. Причём, чем ниже уровень невротизации, тем ниже оценка интенсивности боли по 10-бальной шкале оценки интенсивности боли.

По результатам теста Сонди у 92,6 % пациентов первой группы выявлена собственная вина, у 100 % выявлены мазохистские тенденции и склонность к саморазрушению, 100 % склонны к аффективным проявлениям, у 90,7 % – либидозная подавленность, 90,7 % – имеют скрытую склонность к демонстрации, у 100 % – пролонгированное прилипание к объекту привязанности, Эдипов комплекс (болезненная фиксация на эдипальной фазе развития).

Исходя из полученных данных, можно предположить, что лицам, страдающим фантомными болями после ампутации конечности присущ высокий уровень невротизации, в основе которого лежит невротический конфликт, причинами которого служит либидозная подавленность и регрессивная реактивация Эдипова комплекса, где первым планом выступает мазохизм (в нравственной форме) невротическое решение детского конфликта между потребностью и актуальным переживанием. Мазохизм основывается на бессознательном чувстве вины и потребности в наказания. Далее происходит соматическое разрешение конфликта бессознательного, конверсия в телесный симптом, которым вероятно и является фантомная боль.

У пациентов второй группы выявлено отсутствие невротических состояний. По результатам теста Сонди 38,5 % пациентов присуща вина, 50,0 % – мазохистские тенденции, 100 % – отрыв от объекта привязанности.

Подводя итог можно предположить, что для более успешной адаптации пациентов, страдающих фантомными болями после ампутации конечности, в психологическую реабилитацию должны входить мероприятия, направленные на разрешение невротического конфликта.

Выводы:

1. Среди пациентов с ампутацией конечности, страдающих фантомными болями, уровень невротизации значительно выше, чем у пациентов с ампутаций конечности, не испытывающих фантомную боль.

2. Чем больше выражен уровень невротизма, тем выше оценка интенсивности боли по 10 бальной шкале оценки боли.

3. У больных с фантомной болью чаще встречается собственная вина, мазохистские тенденции и склонность к саморазрушению, они более склонны к аффективным проявлениям, имеют выраженную либидозную подавленность, скрытую склонность к самодемонстрации, и явно выраженное пролонгированное прилипание к объекту привязанности, Эдипов конфликт, чем у больных, не испытывающих фантомную боль.

СОДЕРЖАНИЕ Алексеев А.М., Фаев А.А., Мугатасимов И.Г.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИСТЕМЫ МОНОДОСТУПА ПРИ ОСТРОМ ХОЛЕЦИСТИТЕ Алексеев Н.А., Снигирев Ю.В., Тараскина Е.Б.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ АНТЕГРАДНОЙ ЭНДОСКОПИЧЕСКОЙ ПАПИЛЛОСФИНКТЕРОТОМИИ Алексеева Н.С., Салмина-Хвостова О.И.

ВЛИЯНИЕ ПСИХОСОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ РИСКА ПРИ МЕТАБОЛИЧЕСКОМ СИНДРОМЕ Алексеенко Н.А., Ковалкина О.А., Коваленко А.В., Грибова Е.М.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПСИХОКОРРЕКЦИИ ДЕПРЕССИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ПАЦИЕНТОВ С ОНМК Баран О.И., Григорьев Ю.А.

ПОТРЕБЛЕНИЕ ТАБАКА И РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЖЕНЩИН Власенко А.Е., Жилина Н.М., Чеченин Г.И.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ЖИТЕЛЕЙ Г. НОВОКУЗНЕЦК С ПОКАЗАТЕЛЯМИ ПО КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Георгиевская О.В., Лобыкина Е.Н.

ОСОБЕННОСТИ ГИГИЕНИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ СРЕДИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, НАПРАВЛЕННОГО НА СНИЖЕНИЕ ТАБАКОКУРЕНИЯ И ПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ Горбунова Е.В., Романова М.П., Сыраева Н.Г., Горшкова Т.В., Сизова И.Н., Сергеева Т.Ю., Жучкова Е.А., Мамчур И.Н., Одаренко Ю.Н., Мамчур С.Е.

ВНУТРИСЕРДЕЧНАЯ ГЕМОДИНАМИКА НА ФОНЕ ОБУЧАЮЩЕЙ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ С ПРОТЕЗИРОВАННЫМИ КЛАПАНАМИ СЕРДЦА Горбунова Е.В., Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Одаренко Ю.Н., Хоменко Е.А.

КАТЕТЕРНАЯ АБЛАЦИЯ МЕРЦАТЕЛЬНОЙ АРИТМИИ ПОСЛЕ НЕУСПЕШНОЙ РАДИОЧАСТОТНОЙ АБЛАЦИИ НА ОТКРЫТОМ СЕРДЦЕ Горный Б.Э., Григорьев Ю.А., Мажаров В.Ф.

О НЕКОТОРЫХ ПЕРСПЕКТИВАХ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Григорьев Ю.А., Соболева С.В., Баран О.И.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ БИОТЕРРОРИЗМУ В США И СТРАНАХ ЕЭС Дуда Е.Е., Панчишина О.А., Стражников В.Н., Колмыкова Е.В., Марцияш А.А.

РОЛЬ И МЕСТО МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ В ВОССТАНОВЛЕНИИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ БОЛЬНЫХ, ПЕРЕНЕСШИХ МОЗГОВОЙ ИНСУЛЬТ Дуда Е.Е., Пономарева Л.В., Колмыкова Е.В., Ильина О.П., Казачёк Т.М., Марцияш А.А.

ОЖИДАНИЯ ПАЦИЕНТОВ В ПЛАНЕ ОКАЗАНИЯ ИМ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ ПОМОЩИ Евменова Т.Д., Лямина Л.Г.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПАРАТИРЕОИДЭКТОМИИ ПРИ ВТОРИЧНОМ ГИПЕРПАРАТИРЕОЗЕ Жилина Н.М.

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ г. НОВОКУЗНЕЦК В 2005-2011 гг.

Захаренков В.В., Олещенко А.М., Данилов И.П., Суржиков Д.В., Кислицына В.В., Корсакова Т.Г., Мотуз И.Ю.

ПРИМЕНЕНИЕ НОВОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ОЦЕНКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА ЗДОРОВЬЮ РАБОТНИКОВ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Захарова Ю.В.

СПОСОБНОСТЬ К БИОПЛЕНКООБРАЗОВАНИЮ БИФИДОБАКТЕРИЙ, ВЫДЕЛЕННЫХ ОТ ВИЧ-ПОЗИТИВНЫХ ДЕТЕЙ Иванова О.А.

ВЕГЕТАТИВНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК У ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Кан С.Л., Косовских А.А., Чурляев Ю.А.

ИЗМЕНЕНИЯ ОБЩЕЙ МИКРОЦИРКУЛЯЦИИ И ФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ ПРИ КОМАХ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ ОСТРЫМ НАРУШЕНИЕМ МОЗГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ Киселева Е.А., Киселев С.Ю.

ОБРАЩАЕМОСТЬ ПАЦИЕНТОВ ЗА СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩЬЮ Киселева Е.А., Ковалева М.В.

ДИСПАНСЕРИЗАЦИЯ ЗАБОЛЕВАНИЙ ТКАНЕЙ ПАРОДОНТА Кислова А.С., Степанова Е.Ю., Дробышева Е.Г., Васильченко Е.М.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОБИЛЬНОСТИ ПАЦИЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ ПОСТАМПУТАЦИОННОГО ДЕФЕКТА Колмыкова Е.В., Марцияш А.А., Истратова Т.И., Стражников В.Н., Панчишина О.А., Дуда Е.Е.

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ, ПЕРЕНЕСШИХ МОЗГОВОЙ ИНСУЛЬТ, В РАННИЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД Коновалова Н.Г., Деева И.В., Ляховецкая В.В.

ФОРМИРОВАНИЕ ДВИЖЕНИЙ У СПИНАЛЬНЫХ ПАЦИЕНТОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ФИТБОЛА Королев С.Г., Васильченко Е.М., Жатько О.В.

ОЦЕНКА ОБРАЩАЕМОСТИ НА ПЕРВИЧНОЕ ПРОТЕЗИРОВАНИЕ КОНЕЧНОСТИ ИНВАЛИДОВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Коротенко О.Ю., Панев Н.И., Шавцова Г.М., Федосеева Н.В., Горячева О.В., Шаповалова Е.В., Жусинович Н.П.

ВЛИЯНИЕ ИБС И АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ НА РАЗВИТИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ЛЕГОЧНОГО СЕРДЦА У ШАХТЕРОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ Крючков Д.В.

РЕПЕРФУЗИОННАЯ ТЕРАПИЯ ПРИ ИНФАРКТЕ МИОКАРДА Крючков Д.В., Кущ О.В., Артамонова Г.В.

ГОСПИТАЛЬНАЯ ЛЕТАЛЬНОСТЬ ПРИ ИНФАРКТЕ МИОКАРДА В РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУППАХ Левина И.Л.

О ПОНЯТИИ «ПРИВЕРЖЕННОСТЬ (К) ЛЕЧЕНИЮ» Лиюмина И.Г., Кислова А.С., Дробышева Е.Г.

УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНОГО СОСТОЯНИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОСТАМПУТАЦИОННЫМ ДЕФЕКТОМ НИЖНЕЙ КОНЕЧНОСТИ НА ЭТАПАХ ПЕРВИЧНОГО ПРОТЕЗИРОВАНИЯ Лобыкина Е.Н., Рузаев Ю.В., Светоносов К.В., Ковылин А.И.

ОБОСНОВАНИЕ НЕОБХОДИМОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ «ШКОЛЫ БОРЬБЫ СО СТРЕССОМ»

Лукашев К.В., Чурляев Ю.А., Редкокаша Л.Ю., Лукашева Т.А.

ДЫХАТЕЛЬНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ В РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ ПРИ КОМПРЕССИЯХ СПИННОГО МОЗГА Макаров Д.Н.

ВЛИЯНИЕ ГЕНДЕРНОГО, ВОЗРАСТНОГО И НОЗОЛОГИЧЕСКОГО ФАКТОРОВ НА ГОСПИТАЛЬНУЮ ЛЕТАЛЬНОСТЬ ПРИ АМПУТАЦИИ КОНЕЧНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ АРТЕРИЙ Максимов С.А., Мулерова Т.А., Янкин М.Ю., Скрипченко А.Е., Артамонова Г.В.

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ У ШАХТЕРОВ Максимова Е.В.

ВОЗРАСТНО-ПОЛОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ГОРОДСКИХ И СЕЛЬСКИХ ШКОЛЬНИКОВ Максимова Е.В.

ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА ПОКАЗАТЕЛИ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ШКОЛЬНИКОВ Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Хоменко Е.А., Бохан Н.С. ДЕЙСТВУЕТ ЛИ МЕХАНИЗМ ФРАНКА-СТАРЛИНГА В ПРЕДСЕРДИЯХ?

Мамчур С.Е., Хоменко Е.А., Мамчур И.Н., Бохан Н.С.

СТАННИНГ ЛЕВОГО ПРЕДСЕРДИЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОСЛЕ АНТРАЛЬНОЙ ИЗОЛЯЦИИ ЛЕГОЧНЫХ ВЕН Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Хоменко Е.А., Коков А.Н., Бохан Н.С.

ВЛИЯНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ИЗОЛЯЦИИ ЛЕГОЧНЫХ ВЕН НА МЕХАНИЧЕСКУЮ ФУНКЦИЮ ИХ МУФТ Мартынов И.Д., Флейшман А.Н.

ОСОБЕННОСТИ ВЕГЕТАТИВНОЙ РЕАКТИВНОСТИ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ОРТОСТАТИЧЕСКОЙ ПРОБЫ У ЛИЦ С НЕЙРОГЕННЫМИ ОБМОРОКАМИ Марцияш А.А., Дуда Е.Е.

КОНТРОЛЬ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ПАЦИЕНТОВ МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИЕЙ В УСЛОВИЯХ ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ Масенко В.Л., Коков А.Н., Малюта Е.Б., Сигарева А.А., Фанасков В.Б., Раскина Т.А.

АТЕРОСКЛЕРОЗ КОРОНАРНЫХ АРТЕРИЙ У БОЛЬНЫХ С ОСТЕОПЕНИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ Михайлуц О.А.

МНОЖЕСТВЕННЫЕ ВРОЖДЕННЫЕ ПОРОКИ РАЗВИТИЯ ПЛОДА, ВЫЯВЛЯЕМЫЕ ПРИ ПРЕНАТАЛЬНОМ УЛЬТРАЗВУКОВОМ СКРИНИНГЕ Михайлуц О.А.

СТРУКТУРА ВИДОВ ВРОЖДЕННЫХ ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ ПЛОДОВ У БЕРЕМЕННЫХ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ГОРОДАХ И СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Мозес К.Б., Непша Г.А.

СКРИНИНГ РАКА ЖЕЛУДКА В АМБУЛАТОРНОЙ ПРАКТИКЕ Овчинникова И.П., Ковешникова И.И., Почуева Л.П.

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ МЕДИКОВ ПО ФОРМИРОВАНИЮ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ Павлова Т.Г., Шибанова Н.Ю.

ОЦЕНКА ЗНАЧИМОСТИ ИНФОРМИРОВАННОСТИ В ВОПРОСАХ ПИТАНИЯ ДЛЯ ТЯЖЕСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ТЕЧЕНИЯ ПСОРИАЗА Подолужный В.И., Егорова О.Н., Коперчак С.В.

ОЦЕНКА АНТИБАКТЕРИАЛЬНЫХ СВОЙСТВ КЛЕЕВОЙ КОМПОЗИЦИИ СУЛЬФАКРИЛАТ Полтавцева О. В., Нестеров Ю. И.

ГИПЕРГОМОЦИСТЕИНЕМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИЕЙ И ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНЫМИ ОСЛОЖНЕНИЯМИ Помыткина Т.Е., Симбирцева Т.А., Дроздова И.А, Поручикова Е.И., Кожинова И.Н.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА У ВЕТЕРАНОВ ЛОКАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ, СТРАДАЮЩИХ СИНДРОМОМ РАЗДРАЖЕННОГО КИШЕЧНИКА Помыткина Т.Е., Шибанова И.А., Симбирцева Т.А., Дроздова И.А, Поручикова Е.И.

СОСТОЯНИЕ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ У ВЕТЕРАНОВ ЛОКАЛЬНЫХ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ, СТРАДАЮЩИХ СИНДРОМОМ РАЗДРАЖЕННОГО КИШЕЧНИКА Сбитнев Г.Е.

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ С ВРЕМЕННОЙ УТРАТОЙ ТРУДОСПОСОБНОСТИ РАБОТНИЦ АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ МОЛОКОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ ПРОИЗВОДСТВ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ КЛАССА УСЛОВИЙ ТРУДА И ОБРАЗА ЖИЗНИ Серозудинов К.В., Килин А.И., Дуреев В.Н., Петрова К.В., Алексеев А.М.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ МЕСТНОЙ ЦИТОКИНОТЕРАПИИ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ РАНЕВЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ ПОСЛЕ ГЕРНИОПЛАСТИКИ УЩЕМЛЕННЫХ ВЕНТРАЛЬНЫХ ГРЫЖ ПОЛИПРОПИЛЕНОВЫМИ СЕТЧАТЫМИ ПРОТЕЗАМИ Скрипченко А.Е., Максимов С.А., Янкин М.Ю., Индукаева Е.В., Огарков М.Ю., Козырева Н.Н.

ВЗАИМОСВЯЗЬ СТЕПЕНИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ И СТАЖА РАБОТЫ В ПОДЗЕМНЫХ УСЛОВИЯХ У РАБОТНИКОВ УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ Скрипченко А.Е., Максимов С.А., Янкин М.Ю., Индукаева Е.В., Огарков М.Ю., Козырева Н.Н.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ДИСЛИПИДЕМИИ И КУРЕНИЯ У РАБОТНИКОВ УГОЛЬНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ КУЗБАССА Тапешкина Н.В., Лобыкина Е.Н.

ОСОБЕННОСТИ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ, ПРОЖИВАЮЩИХ НА ЮГЕ КУЗБАССА Тодышева Е.Н., Жилина Н.М., Чеченин Г.И.

СМЕРТНОСТЬ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ НОВОКУЗНЕЦКА ОСТРЫМ ИНФАРКТОМ МИОКАРДА В СРАВНЕНИИ ПЕРИОДОВ ДО И ПОСЛЕ ВНЕДРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СТАНДАРТОВ Улумова Ю.В., Кислова А.С., Якимова М.В.

УРОВЕНЬ НЕВРОТИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ С ТЯЖЕЛОЙ ПАТОЛОГИЕЙ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА Филатов Е.В., Васильченко Е.М., Фроленко С.Ю.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СПАСТИЧЕСКОГО И БОЛЕВОГО СИНДРОМОВ У ПАЦИЕНТОВ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ПОЗВОНОЧНО-СПИННОМОЗГОВОЙ ТРАВМЫ Филимонов С.Н., Станкевич Н.Г., Панев Н.И., Семенова Е.А., Лукьянова М.В.

ФЕНОТИПИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ У ШАХТЕРОВ С АНТРОСИЛИКОЗОМ Хоменко Е.А., Мамчур С.Е.

ОТДАЛЕННАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ РАДИОЧАСТОТНОЙ АБЛАЦИИ ФИБРИЛЛЯЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЕЕ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ КУПИРУЕМОСТИ Хоменко Е.А., Мамчур С.Е., Мамчур И.Н., Бохан Н.С., Щербинина Д.А.

ВЛИЯНИЕ ОБЪЕМА ПРОВЕДЕННОЙ РЧА НА МЕХАНИЧЕСКУЮ ФУНКЦИЮ ЛЕВОГО ПРЕДСЕРДИЯ И ЛЕГОЧНЫХ ВЕН Шибанова Н.Ю., Павлова Т.Г.

АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ МАССО-РОСТОВЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ БОЛЬНЫХ ПСОРИАЗОМ НА ОСОБЕННОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ТЕЧЕНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЯ Шпагина Л.Н.

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВИБРАЦИОННОЙ БОЛЕЗНИ У ШАХТЁРОВ КУЗБАССКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА Шупенко И.В., Берман А.М., Горелкина О.А., Васильева Т.М.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ КРИОМАССАЖА У ПАЦИЕНТОВ ПОСЛЕ ЭНДОПРОТЕЗИРОВАНИЯ КОЛЕННОГО СУСТАВАВ РАННЕМ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ Якимова М.В.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЮДЕЙ, СТРАДАЮЩИХ ФАНТОМНЫМИ БОЛЯМИ ПОСЛЕ АМПУТАЦИИ КОНЕЧНОСТИ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.