авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 24 |

«А. И. Вдовин РУССКИЕ В ХХ ВЕКЕ ТРАГЕДИИ И ТРИУМФЫ ВЕЛИКОГО НАРОДА МОСКВА, ВЕЧЕ УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) В25 ...»

-- [ Страница 19 ] --

Особенно показательным в этом отношении является история с нижними этажами федера тивной постройки в СССР. Как известно, советский федерализм в своем наиболее развитом виде включал помимо союзных и автономных республик, автономных областей и округов еще нацио нальные районы (250 — на январь 1933 г., 240 — на июль 1934 г., около 100 — на 1937 г.) и нацио нальные сельсоветы (5300 в 1933—1934 гг., свыше 11 тысяч в 1937 г.). По данным на 1934 год, к категории национальных были отнесены каждый десятый район и каждый восьмой-девятый сель совет в стране1989. Однако в Конституции СССР 1936 года и разработанных на ее основе конститу циях союзных республик эти нижние этажи советской федерации не были узаконены. С этого времени дробление государства по этническому признаку было «заморожено»1990 и процесс терри ториального строительства {486} государства, по существу, пошел в новом направлении. 17 де кабря 1937 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О ликвидации национальных районов и сель советов». В соответствии с духом времени при обосновании этой меры отмечалось, что многие из районов (немецкие, финские, корейские, болгарские и т. д.) «были созданы врагами народа во вре дительских целях»1991. К началу 1940-х годов целый ряд национальных районов был расформиро ван, национальный статус нерасформированных уже не подчеркивался. Объяснение этому стоит искать в том, что именно на нижних и наиболее массовидных этажах федеративной постройки аб сурд одновременного наличия «национальных» и «ненациональных» образований в государстве, все жители которого в обязательном порядке фиксировали свою национальность в анкетах и пас портах, становился наиболее очевидным. В действительности все районы в одинаковой степени могли считаться национальными, ибо официального статуса граждан, не имеющих национально сти, в СССР не существовало. Основную массу «ненациональных» районов, конечно же, составля ли районы с русским населением. С упразднением нацрайонов и нацсельсоветов из лексикона средств массовой информации вытеснялись также понятия: «национальное меньшинство», «нац мены». Предполагалось, что проблемы соответствующих групп людей к концу 1930-х годов были успешно решены1992.

С учетом изложенного можно утверждать, что новшества, отличающие постсоветскую на циональную политику от советской, пока еще не способны преодолеть фундаментальных недос татков прежней псевдофедерации и официальной «национальной идеи», суть которой, несмотря на декларировавшийся «расцвет социалистических наций», сводилась к ускоренной денационализа ции последних и преодолению национальных различий в обществе.

Крах советской системы национальных отношений в огромной степени предопределяло ру софобское основание национальной политики большевиков. Оно заключалось, конечно же, не в инициировании каких-то особых гонений и геноциде русского народа, а в боязни («фобии») власть предержащих русского национализма — естественной приверженности русских, впрочем, как и любого другого народа, своим национальным традициям, культурным и духовным национальным ценностям. Русский национализм, всегда отождествлявшийся властью не иначе как с шовинизмом, расценивался ею как главное препятствие при осуществлении «подлинно интернационалистской»

политики, бросавшей вызов идее нации и ее неотчуждаемым правам, национальной культуре как таковой.

О ПОЛЬЗЕ ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕИ История попыток построения общегосударственной общности людей на отрицании национальных ценностей русского и других народов России и СССР свидетельствует также о громадной значи мости русской и российской национальных идей, необходимости их разработки, постоянного обо гащения и культивирования. В конечном счете именно ослабление {487} чувства национальной идеи привело к трагическим последствиям — ниспровержению вековых устоев народной жизни, гибели миллионов людей, разрушению российской государственности, существовавшей три чет верти века в форме Союза ССР.

Русскую идею не следует отождествлять с российской, как это нередко делается и в наши дни. В. А. Дьяков, например, отказывает русской идее в праве на существование из-за опасности ее истолкования в этнонациональном духе, ведущем к шовинизму и национальной исключитель ности. «По этнологическим и историческим условиям, — пишет он, — для нашей страны гораздо более подходит государственно-национальный подход, трансформирующий «русскую идею» в идею российскую»1993. Такой подход не представляется единственно верным не только из-за свое образной презумпции виновности по отношению к национальной идее как таковой (русская идея — ее разновидность), но и потому, что сознательные попытки «трансформации» национальной идеи в наднациональную (идею новой исторической общности — советского народа) успехом, как известно, не увенчались. Русскую и российскую национальные идеи не следует отождествлять по тому, что каждая из них имеет свое содержание, или, как говорит А. И. Солженицын, «свой объем понимания»1994.

Русская национальная идея сегодня, как и во все другие времена, — это выражение ее жиз ненных интересов и целей, определяющих оптимальное поведение человека на пользу себе и об ществу (нации)1995. Русская идея сегодня — это осознание русскими людьми, народом в целом сво ей идентичности, общего пути, общих задач, общей ответственности и обязанности строить луч шее, гуманное и справедливое общество. Аналогичная идея есть (должна быть) у каждого из рос сийских народов. Интегральная же российская идея является (должна стать) делом всех россий ских народов. Это — осознание необходимости отыскания народами России новой формулы рос сийской государственности, способов совместного преодоления кризиса, выживания, самоспасе ния, самопреобразования ради достойного существования и сосуществования, взаимообогащения, органичности соединения различных народов, культур, традиций, конфессий в единой политиче ской российской нации. Иначе говоря, российская идея есть осознание российской идентичности во имя благополучия и процветания российской нации как согражданства.

Выработка и принятие ныне действующей Конституции России, последующие события на родной жизни с особой силой выявили потребность россиян в общенациональной идее, которая объединяла бы и вводила национальные чувства в русло подлинного патриотизма. Поиск такой идеи далеко еще не завершен. Краткая, понятная и принятая большинством сограждан формула не выработана. В прошлом, как известно, национальная идея выражалась в ряде сменяющих друг друга идеологем. С середины ХI века в этом качестве выступало утверждение киевского митропо лита Илариона: «Истина и благодать — в законе Христа, а не Моисея», в котором закон Христа, устанавливавший равноправие между народами, принявшими {488} христианство, противопос тавлялся закону Моисея, распространявшемуся лишь на один еврейский народ. С первой полови ны XVI века известна теория монаха псковского Елеазарова монастыря Филофея «Москва — тре тий Рим», утверждавшая идею преемственности ведущей роли Москвы, Русского государства в православном христианском мире после утраты ее Римом и Константинополем. В 1830 году това рищем министра народного просвещения графом С. С. Уваровым была предложена формула «православие, самодержавие, народность». Одобренная царем, она вплоть до 1917 года оставалась основой народного образования и воспитания. С 1917 года новая власть утверждала в сознании россиян «истинность» формулы «коммунизм — светлое будущее», во имя которого народ должен был строить, одолевать врагов, терпеть лишения в настоящем ради приближения прекрасной це ли1996.

Со времен горбачевской перестройки в качестве некоего аналога национальной идеи стала усиленно насаждаться идея «вхождения в мировую цивилизацию». Такая постановка цели не при несла лавров ее автору. Вскоре эта идея эволюционировала в ельцинско-гайдаровскую задачу «вхождения в рынок» и, через него, опять же включение страны в общецивилизационный поток.

При этом считалось, что «демократической России» национальная идея не нужна и даже опасна (опять она, русофобия!), ибо демократия и патриотизм несовместимы. Объективно такие идеи об рекали Россию на роль маргинала «мировой цивилизации», одной из подчиненных структур миро вого рыночного хозяйства1997. Реакция отторжения «низов» (народа) от «верхов» (идеологов) в этой связи вынуждала последних внимательнее смотреть на ведущиеся в стране поиски новой объединяющей общество идеи, в которой бы нашли свое место «демократия», «многоукладность», «многопартийность», «рынок», «связь с Западом», «эффективное управление», определенного ро да «социальная справедливость», «демократический патриотизм (национализм)» и другие ценно сти1998.

В поиск национальной идеи и ее краткой формулы включилась, в частности, правительст венная «Российская газета», отражая его с августа 1994 года под рубрикой «Национальная идея и идеал нации»1999. Размышления и предложения на эту тему тиражируются и другими средствами массовой информации. К достижениям на пути поисков следует отнести, прежде всего, само осоз нание того, что идеи либерализма, демократии и рынка, поднятые на щит в качестве главных ло зунгов «переходного периода», никак не могут претендовать на роль общенациональных вдохнов ляющих символов: ради них массы явно не желают и не будут класть свою жизнь или все силы на алтарь Отечества.

Еще более далеко от признания в качестве общенациональной идеи предложение России просто стать Западом, или нормальным полноправным членом Европейского сообщества. По мне нию кельнского профессора Г. Симона, лозунг «Возвратимся в Европу!» близок практически всем полякам, выражая в самом общем виде польский консенсус — национальную мечту Польши. Но он с сожалением отмечает, что русской мечты такого {489} рода «увы, не существует»2000. Дейст вительно, трудно рассчитывать на то, что русские и россияне вдохновятся идеей уподобления ко му-то. Известная японская формула «Возьмем все полезное с Запада, но останемся сами собой»

явно выигрывает в сопоставлении с вариантом национальной идеи в трактовке немецкого профес сора.

Вряд ли могут рассчитывать на успех описания национальной идеи, воплощаемые в простран ных политических программах, равно как и в наборах ценностей, якобы наиболее близких россиянам.

В. В. Бакатин, к примеру, полагал, что российская национальная идея может быть наиболее адекватно выражена в рамках «единство, очищение, процветание»2001. По мнению Ф. М. Волкова, сегодняшний национальный идеал должен органически включать в себя такие «дорогие и близкие сердцу каждого россиянина высшие ценности как свобода, единство, процветание, труд, счастье, достаток, равенство, согласие, душевная чистота»2002. Историк В. В. Кудрявцев писал, что российская национальная идея заключается в осознании всеми жителями России себя россиянами, преодолении ими этнического национализма, идея эта может быть выражена простым лозунгом «Россия для россиян!»2003 В. В. Ак сючиц считает достаточным для выражения сущности русской идеи двух составляющих. «Бог и Оте чество — формула русской идеи», — утверждает сопредседатель думы партии «Российское христиан ское демократическое движение»2004. Татьяна Глушкова стояла на стороне тех, кто полагал: «Русская идея — это социализм», считая при этом, что вторая часть формулы должна звучать — «русский со циализм», означающий единственную альтернативу («русскую альтернативу») западной цивилиза ции, ведущей человечество к гибели. «Русский социализм, основоположенный Сергием Радонеж ским, мечтавшийся Достоевскому, обдумывавшийся П. Флоренским и живущий теперь в душах гене тически-русских людей», — говорила о нем писательница2005.

Попытку обобщить имеющиеся «наработки» в формулировании национальной идеи пред принял в свое время В. Ф. Шумейко. На одной из встреч с журналистами он сообщил, что «прочи тал программы абсолютно всех политических движений» и намерен предложить «создать единую идею для России на основе того, что в этих программах есть общего». Таковыми он считает поло жения «о патриотизме, державности и благосостоянии всего народа». На этом основании «в каче стве государственной идеи» предложено триединство такого рода: «превосходство духовного над материальным, превосходство добра над злом и превосходство нормального материального дос татка над богатством»2006. Иными словами, предлагается формула «духовность, добро, достаток», которая, как представляется, вряд ли может говорить об удачном завершении поиска краткой формулировки национальной идеи.

Одна из заявок на решение этой задачи предложена в концепции, обнародованной академи ком Г. В. Осиповым. «Настоящее общее дело, на основе которого может возникнуть настоящая человеческая идеология, — пишет он, излагая исходные положения концепции, — должна соче тать такие качества, как: быть добровольным, позитивным, осуществимым;

затрагивать {490} ин тересы большинства, выгодным и обществу, и человеку, и государству;

основываться на возвра щении к хорошему в прошлом». Автор отвергает цель реформ, осуществляемых ныне, доказывая, что «построение» капитализма в России в условиях, когда мир стоит перед выбором: или отказ от рыночно-потребительской экономики, или глобальная катастрофа, — это тупиковый путь, траги ческие последствия следованию которого уже налицо.

Гибельным для России автор считает и воз врат к социализму в том виде, каким он был в СССР до начала перестройки. Человечество в своем развитии, полагает далее Осипов, помимо «дикости» и «варварства» прошло также этап «цивили зации» в двух ее формах — рыночно-потребительской индустриальной экономики (капитализма) и государственно-бюрократической индустриальной экономики — социализма. И та и другая разно видности цивилизации поставили, в конечном счете, под угрозу жизнь на планете Земля. Поэтому «Россия вовсе не должна включаться в так называемую западную цивилизацию, а вместе с по следней продолжить путь перехода к постцивилизации»2007. Это положение является центральным звеном предложенной концепции.

В качестве антипода основным идеям государственно-бюрократического социализма, ры ночно-потребительского капитализма, идеям духовной деиндивидуализации, авторитаризма могла бы стать, полагает Г. В. Осипов, новая триада идей (под старой имеется в виду «самодержавие, православие, народность», сыгравшая, по мнению автора, свою положительную роль в истории России). А именно: «духовность, народовластие, державность». Каждая из составляющих новой формулы государственной российской идеи имеет свое содержание. Духовность означает отнюдь не веру в монарха или православие. Она выражает прежде всего нравственные начала обществен ной жизни и моральные нормы поведения в обществе, включая терпимость, уважение к различ ным мнениям, конфессиям;

стремление к сотрудничеству, примат добра над злом;

приоритет ин тересов Родины перед всеми другими интересами. Народовластие (демократия) предстает как ан типод авторитаризма, тоталитаризма, государственно-бюрократического капитализма и социализ ма, как обслуживание народа государством (а не наоборот), как власть закона, а не политических крикунов, непримиримых националистов. Державность понимается как воссоздание взаимодей ствия сосуществующих народов в рамках целостного геополитического пространства, служащего условием сохранения русского и других объединившихся с ним народов в целях избежания гено цида, истребления. Именно державность, по мнению Осипова, являет собой форму перехода к по стцивилизации2008.

Важнейший аспект современной национально-государственной идеологии нашел отражение в обстоятельной статье Н. А. Павлова «Русские: бремя выбора» (1995). Главную причину катаст роф 1917 и 1991 годов в отечественной истории автор с полным, на наш взгляд, основанием ус матривает в ослабленности русского национального самосознания. Денационализаторская поли тика советской власти неизбежно влекла за собой {491} дальнейший упадок государственно политической воли нации, отчуждение ее большинства от государства, угрозу растворения рус ских среди других племен и народов. Обращая внимание на факт принципиального значения, за ключающийся в том, что основная масса россиян в декабре 1991 года не восстала против разруше ния СССР, автор дает ему политически и психологически точное объяснение. «Русский народ всем своим существом уже давно ощущал абсурдность ситуации, когда его по старой инициативе В. Ульянова-Ленина поставили в неравноправное положение по отношению к другим народам и нациям. И хотя жаль государства под названием “Союз”, но и себя хоть немного, но тоже жаль, — пишет Павлов и заключает: — Народ в этой ситуации всего лишь проявлял, пусть и в ослабленном виде, инстинкт самосохранения»2009. Уже осенью 1989 года стало широко известно, что из бюдже та РСФСР ежегодно уходит 70 млрд рублей в бюджеты других республик2010. В национальных республиках все явственнее давали о себе знать процессы «выдавливания» русских, их превраще ние в дискриминируемое национальное меньшинство. Особого желания выступать в таких усло виях за сохранение в неизменном виде Союза ССР у русского народа в 1991 году, естественно, не обнаружилось.

Н. А. Павлов относится к числу сограждан, полагающих, что и ныне «в России нет еврейско го, татарского, немецкого или китайского “вопроса”. В России есть один основополагающий во прос — это вопрос русский. Вопрос развитого, полноценного, активного, дееспособного нацио нального самосознания. И русское национальное движение в первую голову должно заниматься… собственно русской нацией, решать ее задачи». Констатируя ширящиеся проявления русофобии, «антирусские по сути планы восстановления в прежнем виде СССР», интернационалистический характер большинства основных политических партий, Павлов утверждает, что собственно рус ские интересы в стране по-прежнему никто не представляет и не защищает, в то время как почти все другие национальные группы России имеют государственное и политическое представитель ство, консолидированную политическую элиту. В условиях, когда речь идет о самом существова нии русских как нации, автор считает совершенно необходимым работать именно над формирова нием русского национального движения и построением «нормального единого российского госу дарства», в котором соотечественники ясно сознают, «что все сегодняшние “государства” в рамках РФ существуют исключительно благодаря доброй воле русских и что их дальнейшее существова ние будет зависеть от неукоснительного соблюдения в этих «государствах» равных прав и воз можностей граждан независимо от национальной принадлежности и отказа от малейших попыток сепаратизма»2011. Не «возрождение» и «расцвет», по мысли автора цитируемой статьи, должны бы являться ныне непосредственной целью национальной политики. Основная идея, которая должна стать в наши дни доминантой общественного сознания, наиболее точно выражена в 1856 году сло вами государственного канцлера А. М. Горчакова: Россия и русские должны сосредоточиться2012.

{492} Сосредоточение предполагает освобождение национальной идеи от мессианства и утопизма и учет специфики развития российского общества. Известно, что выход растительной биомассы с единицы площади в России в 2—2,5 раза ниже, чем в странах Европы, и в 3—5 раз ниже, чем в США. Больших затрат требует обеспечение необходимого теплового режима зданий и жилья (толщина стен и глубина фундаментов жилых и хозяйственных построек, инженерные коммуни кации, отопление). Освоение российских запасов природных ископаемых, лежащих вдали от цен тров переработки, обходятся в 6—7 раз дороже. Это означает, что и при одинаковом технологиче ском уровне со странами Запада, затраты на единицу продукции в России будут гораздо значи тельнее. В этих условиях национальная идея должна быть сориентирована в первую очередь на обеспечение экономической самодостаточности государства, прекращение перекачки за бесценок полезных ископаемых за рубеж, установление экономически обоснованных цен на российские ре сурсы и западную технику и технологию. Сосредоточение не предполагает ориентации на непре менную и быструю победу в экономическом и военном соревновании с ведущими мировыми дер жавами. В советское время наши государственные лидеры явно поддавались такому искушению и проигрывали. «Чтобы нас совсем уморить, — говорил в 1994 году Н. И. Рыжков, — была нам навя зана гонка вооружений. И так 40 лет изматывали. Приходилось вместо дорог строить ракеты, а вместо домов — танки… Ладно еще хватило ума не пойти на эту СОИ… Надо признать: мы были в два раза беднее США, вдвое слабее экономически. А значит, и поддерживать военный паритет нам было в два раза труднее»2013.

Прослеживая модификацию основной идеи, определявшей государственную политику в на шей стране, Ф. М. Бурлацкий считает, что во времена Сталина не удалось до конца отрешиться от идеи мировой революции и повернуть страну на традиционный путь великодержавия2014. Насту пившая после него эпоха великой реформации тоже не разрешилась какой-то общенациональной идеей, способной осветить наш путь в будущее. Не стали общенациональными и идеи демократии и рынка, заполнившие духовный вакуум в период Горбачева и Ельцина. С полной уверенностью политолог готов утверждать лишь одно: Русское национальное сознание и социальное чувство справедливости никогда не смирятся ни с разрушением величия России, ни с господством новой «десятипроцентной» элиты, которое можно охранять только методами жесткой диктатуры. В ка честве выхода из положения Бурлацкий предлагает поставить на место бюрократической револю ции «национальную эволюцию, ее лозунги — безопасность, благосостояние, патриотизм»2015.

С приходом к руководству страной В. В. Путина (16 августа 1999 г. он был назначен предсе дателем Правительства РФ, с 31 декабря того же года после досрочной отставки Б. Н. Ельцина со своего поста исполнял обязанности Президента РФ, 26 марта 2000 года избран на этот пост всена родным голосованием) произошли важные позитивные перемены в политической {493} и эконо мической жизни России. Ряд законодательных мер позволил несколько умерить пыл сепаратистов в субъектах Федерации, скорректировать местные законодательно-нормативные акты, расходив шиеся с Конституцией России и федеральными законами. С созданием семи федеральных округов во главе с полпредами Президента значительно укрепилась «вертикаль власти» в стране. В Посла нии Президента России Федеральному собранию РФ от 16 мая 2003 года отмечено: «Мы, наконец, — юридически и фактически — восстановили единство страны. Укрепили государственную власть… Мы вместе преодолели абсолютно неприемлемую ситуацию, при которой отдельные российские территории по сути дела находились вне пределов федеральной юрисдикции. Верхо венство Российской Конституции и федеральных законов — как и обязанность платить налоги в общефедеральную казну — стали сегодня нормой жизни для всех регионов Российской Федера ции»2016.

Судя по заявлениям В. В. Путина, нашу национальную идею начинает все больше определять патриотизм, державность, государственничество, социальная солидарность (социальная справедли вость) при главенстве «диктатуры закона»2017. С отлаживаем эффективного механизма управления государством, нацеленного на реализацию такой идеи, жизнь в России поворачивается к лучшему.

Темпы экономического роста (прирост валового внутреннего продукта) в 4 % в 2001—2002 годах признаются недостаточными. В апреле 2002 года была выдвинута задача выйти на годовой прирост в 10 % валового внутреннего продукта. К концу 2006 года по ВВП на душу населения Россия воз вратилась к уровню 1989 года. В апрельском (2007) Послании Президента РФ Федеральному соб ранию отмечено, что Россия «полностью преодолела длительный спад производства»2018. Казалось, что начался этап подлинного возрождения страны. Однако в ноябре 2008 года Россия встретилась с общемировым финансовым кризисом. В результате объем ВВП РФ вновь снизился. Его возвраще ние на докрисный уровень прогнозируется на конец III квартала 2012 года2019. Это позволит закре пить намечающиеся положительные тенденции в экономике, а вместе с ним и во всей жизни стра ны. Однако до сих пор главная национальная цель России остается неясной. Об этом, в частности, свидетельствует российский герб. В США, к примеру, на гербе значится «Из многих одно», в Вели кобритании — «Бог и мое право», во Франции — «Свобода, равенство, братство», в СССР — «Про летарии всех стран, соединяйтесь!». Отсутствие девиза на официальной российской эмблеме госу дарства является символическим признаком отсутствия всесторонне обоснованной национальной идеи.

ГОСУДАРСТВА БЕЗ ПАТРИОТОВ НЕ ЖИВУТ Залогом действенности и конструктивности идеологии российского возрождения может быть только патриотизм, по-современному осмысленный и укорененный в массовом сознании россиян.

Он необходим ныне России для того, чтобы она могла восстановить свое попранное национальное достоинство и занять приличествующее ей место в сообществе цивилизованных {494} государств на международной арене. Истинный патриотизм, согласно В. Д. Зорькину, должен быть патрио тизмом миротворческим, державным, исторически преемственным, национально осмысленным, социально ориентированным, просвещенным и духовно наполненным. Национальная осмыслен ность российского патриотизма предполагает в первую очередь решение чрезвычайно болезненно го русского вопроса. Необходимо признать: русский народ является единственной реальной силой, способной в нынешних условиях поддерживать межнациональный и межконфессиональный мир на территории бывшего СССР. Но русское национальное самосознание переживает ныне пору жестокого кризиса, чреватого неконтролируемым взрывом оскорбленного национального само любия.

Чтобы этот кризис мог разрешиться мирно и благотворно для всех российских народов, надо, как справедливо полагает Зорькин, изжить двойственность подходов в национальной и федераль ной политике, унаследованных со сталинских времен. Отрешаясь от былых подходов в фиксации прав и обязанностей субъектов федерации, необходимо установить: Россия должна стать федера цией территорий, а не «самостийных» национальных государств, федерацией равноправия, где нет субъектов первого и второго сорта. Надо решительно кончать, заключает автор, с практикой двой ных стандартов, согласно которой национальное возрождение «малых» народов — это хорошо, а вот что касается русского, то… как бы чего не вышло. Межэтнический мир в России недостижим за счет подавления национального самосознания одного большого народа в пользу многих ма леньких. От этого в конечном итоге страдают все. Потому новая национальная политика должна базироваться на принципе поддержки национальной самобытности всех народов России, отметая как неприемлемые крайности равно слепой национальный эгоизм маргиналов и губительный на циональный нигилизм «общечеловеков»2020.

Имея в виду одну лишь составляющую российской национальной идеи — собственно нацио нально-этническую, современные авторы чаще всего ведут речь о принципах, которыми надо ру ководствоваться в национальной политике. Известный исследователь национальной проблематики Э. А. Баграмов полагал (1994), что к нашему времени они стали более или менее ясны. Сам он от носит к таким принципам «демократизм, открытость национальной политики, равноправие наро дов — больших и малочисленных, национальное самоопределение, государственный суверенитет Российской Федерации, федерализм, признание дружбы и солидарности», а шовинизм и этнофо бию — к факторам саморазрушения общества2021. Автор выступает против отказа от интернацио нализма, считая, что мы не вправе зачеркивать гуманистическое содержание идеи солидарности людей, народов во имя общего блага. При этом он полагает неправомерным считать интернацио налистской советскую национальную политику, бросившую вызов идее нации и освящавшую ие рархию наций в противовес ею же декларированной концепции равноправия народов и их свобод ного сотрудничества. Из двух типов интернационализма, на которые в свое время указывал П. Б.

Струве: {495} «пацифистский, призывающий нации к примирению и объединению во имя како го-то высшего единства» и «воинствующий или классовый, призывающий к расчленению мира не на нации, а на классы, враждебные друг другу» и кровно связанный «с идеей классовой борьбы и с настроениями Гражданской войны», предлагается сохранить первый. Представляется важным до бавить: Струве считал, что «наивысшим по духовному содержанию образцом такого интернацио нализма было христианство с его идеалом вселенского церковного объединения»2022.

Утверждая как высшую ценность интернационализм в таком понимании, Э. А. Баграмов с излишней, на наш взгляд, категоричностью отвергает национализм, усматривая в нем прежде все го «идею предпочтения своей нации другим, неизбежно оборачивающуюся проповедью нацио нальной исключительности и нетерпимости». Попытка замкнуться в национальную скорлупу ги бельна для любого народа, продолжает он, видя подтверждение правоты этих слов в том, что и в нынешних постсоветских государствах «эйфория от всеобщей суверенизации постепенно уступает место более трезвому пониманию национальных интересов». Учитывая эти настроения, равно как и действие всемирно-исторической тенденции к интеграции, Баграмов считает весьма перспектив ной так называемую евразийскую идею, которая, по его мнению, «отстаивает общность народов, связанных географическим положением, исторической судьбой, и в то же время их самобыт ность»2023.

Однако имеются серьезные основания для того, чтобы ценность евразийской идеи не при нимать столь однозначно. Ныне за ней чаще всего скрывается мечта воссоздать СССР. Между тем, что касается якобы особой культурной общности евразийского пространства, то она усмат ривается далеко не всеми. И. А. Ильин видел в евразийстве не столько теорию, сколько предло жение уверовать в новое «откровение», сводящееся к тому, что «за последние двести лет Россия якобы утратила свою самобытную культуру, потому что она подражала западу и заимствовала у него;

чтобы восстановить свою самобытность, она должна порвать с германо-романским запа дом, повернуться на восток и уверовать, что настоящими создателями ее были Чингисхан и тата ры…» Над рассудком и знаниями при этом господствовала эмоция, а «вопрос о самобытности духовной культуры сводился к тому, куда именно шарахнуться: вот двести лет (якобы) шараха лись на запад;

ясно, что вышел провал;

значит, надо шарахнуться на восток»2024.

Некоторые из современных авторов видят изъян евразийской идеи в ее якобы чрезмерной интеллектуальности. «Идея, может, и не плоха, — пишет В. А. Никонов, — но уж больно интел лектуальна, чтобы стать общенациональной»2025. И. А. Ильин на этот счет был противоположного мнения: «Для увлечения «евразийством», — полагал он, — нужны два условия: склонность к умст венным вывертам и крайне незначительный уровень образованности…»2026. Сходную оценку евра зийской теории дает академик Д. С. Лихачев. «Азиатское начало в русской культуре — не более {496} чем мираж, — утверждает он. — Мы находимся между Европой и Азией лишь географиче ски», а в действительности «принадлежим к европейской культуре, и наша среда — европейская».

Феномен евразийства академик относит к категории не логического, а скорее эмоционального по рядка. И задана эта эмоция Александром Блоком в стихотворении «Скифы» (30 января 1918 г.). В этом стихотворении, как полагает Лихачев, нашли свое выражение ущемленные национальные чувства русских из-за поражения России в мировой войне и последовавшей вслед за ней револю цией2027.

Бурное развитие евразийского течения в эмиграции объясняется особенно острыми пережи ваниями поражения и краха Российского государства эмигрантами. Записываясь в евразийцы, они как бы провозглашали себя азиатами, которым не писаны европейские законы и которые утешали себя признанием и надеждой такого рода: да, мы потерпели поражение, но еще посмотрим, чем обернется ваша победа. «Придите к нам! От ужасов войны / Придите в мирные объятья! / Пока не поздно — старый меч в ножны, / Товарищи! Мы станем братья!» — писал А. Блок2028, обращая свой призыв к европейцам. По сути дела, именно в этом призыве заключена истинная формула, завещанная Блоком, а отнюдь не констатация особо неразрывной общности христиан, исламистов и буддистов, как это утверждалось впоследствии, а зачастую и в наши дни2029.

За круглым столом ученых и политиков, обсуждавших в Москве летом 1994 года «перспек тивы евразийской интеграции», достаточно убедительно прозвучали предостережения от упова ний на евразийство, как на уже найденное средство реинтеграции постсоветского геополитическо го пространства, и особенно, — от иллюзий насчет того, что если Россия и будет спасена, то толь ко через евразийство. В частности, обращалось внимание, что евразийства как разработанного единого учения никогда не существовало. Нынешние же сторонники этой идеи зачастую берут на вооружение несколько вырванных из контекста фраз того же Трубецкого или просто отдельные термины (например, «Евразия»). Но, доказывая, что республики бывшего Союза ССР не могут жить врозь, обращаться к евразийству не обязательно. Один из участников прямо заявил: «По строения евразийцев (исторических) и сегодняшних их наследников — это миф», который может быть хорош и даже необходим при создании суперэтноса, но он явно недостаточен для создания государства. Серьезную «конкуренцию» российской идее евразийство вряд ли способно составить, уроки истории свидетельствуют не в его пользу: в общем, не выжило ни одной конфедерации, в которую входили мусульманская и христианская цивилизации — Индия, Югославия, Кипр и т.д.

Своеобразны и «принципы», закладываемые в основание нового единства СНГ. За круглым сто лом прозвучали предложения: отказаться от якобы ложного стереотипа «татаро-монгольского ига на Руси», считать «разговор о том, что кто-то живет за счет других», ушедшим в прошлое, объя вить неприемлемой точку зрения о том, что «Казахстан, Узбекистан и прочие республики» были «нахлебниками» в Союзе ССР или могут быть таковыми в новых условиях2030. {497} В современных поисках русской и российской национальной идеи особую настороженность должны, на наш взгляд, вызывать еще три момента. Во-первых, априорно негативное отношение к русской идее на том якобы основании, что она — «не освободительная, а агрессивная, воинствую щая. Потому она и сливается с идеями державности, государственности, причем опять-таки в их агрессивном обличье»2031. В этом, очевидно, находит выражение пережившая большевиков и ли шенная каких бы то ни было рационалистических оснований русофобия. Во-вторых, убеждение в том, что «российская национальная идея должна быть денационализированной, это должна быть идея нации-государства, а не нации-этноса»2032, в чем снова обнаруживается большая зависимость от негативного большевистского прошлого. В-третьих, попытки лишить современную российскую национально-государственную идеологию ее естественной основы — патриотизма, которые нахо дят свое выражение в утверждениях типа того, что «очень опасный в периоды мирной и стабиль ной жизни, он [патриотизм] часто является единственным спасением в период вооруженного про тивостояния»2033. Очевидно, «очень опасный патриотизм» третируется здесь лишь по причине не правомерного отождествления его с шовинизмом и отрицается как русская или российская разно видность последнего. Между тем национальный негативизм и антипатриотизм, как показала оте чественная история ХХ века, были ее настоящим бичом, и нет никакой необходимости в беско нечном повторении исторических ошибок. Опыт истории свидетельствует в пользу утверждения о том, что демократия в России может выжить только в союзе «с двумя органическими народными чувствами-верованиями: патриотизмом и социальной справедливостью»2034.

Определенный интерес представляет предпринятая по инициативе Союза Возрождения Рос сии и Конгресса русских общин попытка дать «русский национальный ответ» на ключевые вопро сы национального и государственного строительства, выраженная в «Манифесте возрождения России» (1994). Национализм в «неискореженном» значении авторы этого документа трактуют как согласие с духовным своеобразием своего народа, истинный патриотизм гражданина — как установление тесной связи между ним и нацией. Русский национализм соответственно означает принятие русского языка, русской истории, русской государственности, русского мировоззрения как своих собственных и стремление к объединению людей в совместном служении Отечеству и общенациональным интересам. Авторы исходят из того, что Россия никогда не была «тюрьмой народов» или колониальной империей;

империя выступает как вполне приемлемая для нации го сударственная форма, позволяющая объединить народы в единую цивилизацию и хранящая раз ноплеменную самобытность в русле общенациональной культуры2035.

Современное евразийство не принимается авторами из-за опасений, что оно способно отвлечь русских от собственных национальных задач, мешая самососредоточению России и избавлению от навязанного ей комплекса вины. Ключевым моментом Русской идеи утверждается всечеловечность {498} русского национального характера, понимаемая не как растворение в «общечеловеческом», а как терпимость к идеям и традициям других наций и народов, как восприимчивость к достижениям других цивилизаций. Русская идея есть возвращение к проверенным веками основам существова ния России — духовности и справедливости, соборности и служению, смирению и оптимизму2036.

Авторы пытаются будто бы наполнить новым историческим содержанием известную форму лу «православие, самодержавие, народность». Они утверждают, например, что национально государственное возрождение России немыслимо без возрождения ее духовной основы — Право славной Веры. Она была стержнем Русской идеи, им она и должна оставаться. Отличие русского национализма от других состоит, по мнению авторов Манифеста, в осуществлении «проекта» Рос сийской империи. Монархия рассматривается как органически присущая России форма правления и, со временем, по достижении явных признаков возрождения страны, ее предлагается восстано вить: «Лишь вымолив у Бога, “выслужив” у истории монархию, можно призвать самодержца на престол»2037. На наш взгляд, едва ли можно надеяться на быстрое принятие взглядов такого рода современным обществом и укоренение их как составной части Русской национальной идеи.

Среди задач государственно-патриотического движения, выдвинутых в Манифесте и подлежа щих первоочередному решению, бесспорно привлекательными являются следующие: воссоздание национального единства как условия существования России в качестве суверенного государства и великой мировой державы, пресечение всех форм проявления сепаратизма и этнической исключи тельности;

восстановление территориальной целостности страны на основе неделимости Российского государства и единообразной административной автономии ее регионов;

независимость администра тивно-территориального устройства от этнического состава территорий, правовое равенство террито рий;

восстановление губернской системы управления территориями и представительной системы земских собраний2038.

Авторы труда «Россия сегодня: реальный шанс» (1994), преследующие цель — дать плат форму объединения общества для выхода из кризиса, возможный успех своей деятельности впол не обоснованно связывают с опорой на российскую духовность, необходимость единой государст венной идеологии, стержнем которой должна быть национальная идея — признанные большинст вом нации взгляды на цели и задачи общества, нации, государства, характер государственного строя, направленность и методы его развития. Одной из ключевых проблем построения процве тающей России, по выводу авторов, является проблема конструктивного совмещения передовых технологий современного Запада с тысячелетней русской исторической традицией. Вырабатывае мую доктрину державного строительства России авторы называют «просвещенным патриотиз мом», предполагающим сочетание идеи соборной демократии и личной свободы с идеей сильной и ответственной государственной власти2039. {499} В области национально-государственной политики авторами предлагается разработать кон цепцию государственного устройства, которая предусматривала бы предоставление всем субъек там Российской Федерации равного государственного статуса, создание единого и неделимого Российского государства, где все народы будут действительно в равноправном положении. Для этого, указывается в одном из разделов труда, необходимо идти по пути «декретирования в новой Конституции и воплощения на практике полного равноправия национальных групп так называе мого коренного и некоренного населения во всех нынешних национально-государственных, на ционально-территориальных и административно-территориальных образованиях. И, разумеется, наделения этих групп равными правами на участие в формировании органов власти и управления на местах и соответствующего представительства в центральных органах власти и управления РФ»2040. Такая позиция представляется единственно верной, без такого равноправия рассчитывать на справедливое разрешение национальных проблем не приходится. Альтернативой может быть лишь создание бесконечного множества национально-государственных образований, их «очище ние» от инородцев или уготовление последним участи «второсортных граждан». А это — прямой путь к расколу, нескончаемым этническим конфликтам и войнам.

Русская и российская национальные идеи наиболее гармонично сочетаются в деятельности Всемирного Русского Народного Собора — широкого общественного движения, оформившегося в 1993 году. Впервые созванный по инициативе ряда патриотических общественных организаций при поддержке Русской Православной Церкви и всех ветвей светской власти в мае 1993 года, Собор стал одной из действенных форм общенационального диалога по важнейшим вопросам бытия рус ского народа и укрепления государственного единства России. Впечатляющим стал Третий Все мирный Русский Народный Собор (4—6 ноября 1995 г.), в работе которого наряду с деятелями науки, культуры и образования, философами и богословами, приняли участие и лидеры всех наи более влиятельных политических партий и движений страны. Собор в широком аспекте рассмотрел проблему «Россия и русские на пороге XXI столетия». Тема заботы о народе, который впервые за многие века своей истории стал разделенной нацией, естественным образом оказалась в центре внимания Собора. В его итоговом документе записано: «Русский народ имеет право на воссоедине ние. Осознание этого должно стать неизменной составляющей российской политики. Мирное, не насильственное стремление к реинтеграции на новой основе стран, некогда составлявших единую державу, способно положить конец разделению нации, должно поддерживаться каждым, кто не на словах, а на деле заботится о народном благе. Мы призываем к восстановлению исторического единства трех братских народов, чья духовная традиция вышла из одной киевской купели — бело русского, русского и украинского. При этом в объединительную работу необходимо вовлекать и другие государства, некогда входившие в СССР, воля народов которых направлена к единству»2041.

{500} Собор дружно и одобрительно откликался на выступления политических лидеров, в которых доминировала мысль о необходимости построения сильного народного государства как главной и насущной цели политического момента. Эта позиция нашла свое выражение и в заключительном документе Собора, где подчеркнуто: «Россия может существовать и развиваться только в том слу чае, если русские люди, россияне остановят распад государства, прекратят братоубийственные социальные, национальные, нравственно-духовные столкновения… Надо остановить тенденцию расхищения, разрушения и распада». Четкую позицию Собор занял и по отношению к проблемам отечественной культуры, вызывающих особую озабоченность представителей российской элиты, принявшей участие в его работе. «Идет размывание общенационального культурного наследия на фоне бурной экспансии антикультуры. Собор выступает за восстановление духовной связи времен и поколений, за укрепление нравственного здоровья народа, за повышение профессионального престижа деятелей культуры и искусства, за естественное и последовательное развитие нацио нальных культур»2042.

Документы, обращения и заявления, адресованные Собором государственным органам и общественным организациям, всем гражданам России, намечают программы решения общена циональных вопросов, призывают направлять все позитивные силы общества на духовное воз рождение русского народа, его национального самосознания, на укрепление государственности, экономики и культуры России. Результаты соборных встреч высоко оценивает Патриарх Мос ковский и всея Руси Алексий II. По его словам, они утверждают в мысли, что «патриотическая деятельность Всемирного Русского Собора совершенствуется, восходя от силы в силу, приоб ретает все более мудрый, ответственный характер, проникается православной церковностью, в которой я усматриваю главную надежду на духовно-нравственное возрождение России и рус ского народа»2043. Можно надеяться, что Всемирный Русский Народный Собор и впредь оста нется общенациональным мыслительным центром, действующим согласно пониманию: Бог и Отечество — это и есть формула Русской идеи.

В этой же связи хочется обратить внимание на необычайную актуальность пророчества со отечественника, писавшего в 1918 году о «национальном банкротстве» России, пораженной пер вым в мировой истории случаем «торжества интернационализма и классовой идеи над национа лизмом и национальной идеей». Уже начальные шаги в истории страны под знаменем интерна ционализма говорили: «Жизненное дело нашего времени и грядущих поколений должно быть тво римо под знаменем и во имя нации». Намечая целую программу духовного, культурного и поли тического возрождения России, он обращался к современникам и потомкам со словами истины и завета, которые во многом предопределяют содержание сегодняшней русской национальной идеи.

{501} «В том, что русская революция в своем разрушительном действии дошла до конца, — писал П. Б. Струве, — есть одна хорошая сторона. Она покончила с властью социализма и политики над умами русских образованных людей. На развалинах России, перед лицом поруганного Кремля и разрушенных ярославских храмов мы скажем каждому русскому юноше: России безразлично, ве ришь ли ты в социализм, в республику или в общину, но ей важно, чтобы ты чтил величие ее про шлого и чаял и требовал величия для ее будущего, чтобы благочестие Сергия Радонежского, дерзновение митрополита Филиппа, патриотизм Петра Великого, геройство Суворова, поэзия Пушкина, Гоголя и Толстого, самоотвержение Нахимова, Корнилова и всех миллионов русских людей, помещиков и крестьян, богачей и бедняков, бестрепетно, безропотно и бескорыстно уми равших за Россию, были для тебя святынями. Ибо ими, этими святынями, творилась и поддер живалась Россия, как живая соборная личность и как духовная сила. Ими, их духом и их мощью мы только и можем возродить Россию. В этом смысле прошлое России, и только оно, есть залог ее будущего. На том пепелище, в которое изуверством социалистических вожаков и разгулом со блазненных ими масс превращена великая страна, возрождение жизненных сил даст только на циональная идея в сочетании с национальной страстью. Это та идея-страсть, которая должна стать обетом всякого русского человека. Ею, ее исповеданием должна быть отныне проникнута вся русская жизнь. Она должна овладеть чувствами и волей русских образованных людей и, проч но спаявшись со всем духовным содержанием их бытия, воплотиться в жизни в упорный еже дневный труд. Если есть русская “интеллигенция” как совокупность образованных людей, спо собных создавать себе идеалы и действовать во имя их, и если есть у этой “интеллигенции” ка кой-нибудь “долг перед народом”, то долг этот состоит в том, чтобы со страстью и упорст вом нести в широкие массы национальную идею как оздоровляющую и организующую силу, без которой невозможно ни возрождение народа, ни воссоздание государства. Это — целая про грамма духовного, культурного и политического возрождения России, опирающаяся на идейное воспитание и перевоспитание образованных людей и народных масс. Мы зовем всех, чьи души по трясены пережитым национальным банкротством и мировым позором, к обдумыванию и осуще ствлению этой программы»2044.

Послеоктябрьская отечественная история показывает, что по намеченному здесь пути совет ское общество шло даже вопреки воле его руководителей, убежденных национал-нигилистов и адептов слияния наций. Вооруженный обновленной государственно-патриотической идеей рос сийский народ преодолеет нынешний тяжкий кризис и выведет страну на путь возрождения и процветания. Таким образом, по крупному счету, российскую национальную идею не требуется долго выдумывать. Она исторически давно возникла и существует — в идее российской державно сти, объективно связанной с геополитическими условиями существования русского и других рос сийских народов;

в государственничестве, понимаемом {502} как идея и самочувствие нашего на рода, который, в отличие от многих народов, видел и видит в государстве своего рода верховного арбитра, гаранта порядка, инициатора перемен, источник помощи и поддержки тех слоев, которые в этом нуждаются;

в исконно российской идее человеческой солидарности и справедливости, ко торая культурно-исторически коренится в неистребимом русском правдоискательстве. Так что с идеей, как говорится, у нас все в порядке. Дело за личностью, которая будет соразмерна высоте и величию русской национальной идеи2045.

ЛИКИ СОВРЕМЕННОГО ПАТРИОТИЗМА: КРАСНЫЙ, БЕЛЫЙ, РУССКИЙ Годы «перестройки» и постсоветской истории Российской Федерации в отечественной культуре и общественном движении отмечены известным противостоянием «патриотов» и «демократов».

Первые по-прежнему стремились защищать национальные интересы России и русского народа, вторые полагали, что кроме свободы личности, прав человека, расширения возможностей скорей шего вхождения россиян в мировую цивилизацию защищать в «этой стране» нечего. Известный современный критик и публицист В. Г. Бондаренко в трех частях своей книги, объединенных об щим подзаголовком «Пламенные реакционеры», представляет портреты наиболее известных дея телей русской культуры и русского национального движения, составляющих, по оценкам либе ральных оппонентов, единый стан русских патриотов. В этом стане, с известной долей условности, различаются патриоты «красные» и «белые», а также деятели, в отношении которых подобная оп ределенность была бы явно некорректна.


В поток движения, имеющего «красный лик патриотизма», самым непосредственным обра зом вливаются писатели, режиссеры и публицисты, придерживающиеся советских позиций: М.

Алексеев, Ю. Бондарев, С. Бондарчук, В. Бушин, С. Викулов, В. Ганичев, Т. Глушкова, Н. Губен ко, православный священник отец Дмитрий Дудко, А. Зиновьев, А. Иванов, С. Кара-Мурза, Ф.

Кузнецов, Э. Лимонов, М. Лобанов, С. Михалков, В. Пикуль, А. Проханов, В. Розов, А. Софронов, И. Стаднюк, Н. Тряпкин, Ф. Чуев2046.

«Белый лик патриотизма», объединяющий художников и писателей православно монархического склада, представлен именами В. Астафьева, Л. Бородина, митрополита Виталия (Р. Устинов), Д. Галковского, И. Глазунова, В. Клыкова, В. Максимова, Н. Михалкова, М. Назаро ва, А. Солженицына, В. Солоухина, И. Шафаревича2047.

«Русский лик патриотизма» имеют художники, композиторы, поэты, актеры, которых нельзя назвать ни красными, ни белыми. Видное место среди них занимают А. Балабанов, Д. Балашов, В.

Белов, Н. Бурляев, Л. Гумилев, Т. Доронина, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Ио анн (И. Снычев), Г. Климов, В. Кожинов, С. Куняев, Ю. Кузнецов, В. Лихоносов, В. Личутин, Ю.

Мамлеев, А. Михайлов, В. Распутин, Н. Рубцов, Г. Свиридов, Ю. Соломин, В. Сорокин, В. Шук шин, С. Ямщиков2048.

Более полное представление о русском национальном движении, его отдельных представи телях, его истории, идеологии и философии можно {503} составить по издающейся Большой эн циклопедии русского народа, и, в частности, благодаря сведениям, включенным в том «Русский патриотизм»2049. Ставка на сильную государственность, на традиционные религиозные и нравст венные ценности, определяющая позицию деятелей русской культуры и русского национального движения, является хорошим фундаментом для формирования объединяющей русской идеологии в XXI веке.

РУССКАЯ ИДЕЯ НЕ ПРОТИВОСТОИТ РОССИЙСКОЙ История попыток построения общегосударственной общности людей сначала на отрицании, а за тем, после Великой Отечественной войны, на недостаточном учете национальных ценностей рус ского и других народов СССР определяет ныне громадную значимость «новых» (в действительно сти наполняемых новым содержанием известных и ранее) интеграционных русской и российской национальных идей. В конечном счете именно неясность национальной идеи и ослабление чувства общенационального единства привело к трагическим последствиям — ниспровержению вековых устоев народной жизни, гибели миллионов людей, разрушению российской государственности, существовавшей три четверти века в форме Союза ССР.

Между тем, русская идея, как и любая другая национальная идея — это всегда стремление к национальной независимости, возрождению и сохранению национальной культуры, созданию собственной государственности и преодолению комплекса национальной второсортности. Русская идея вырабатывалась на основе признания уникальности российской цивилизации и ее особой ро ли в мировой культуре.

Русскую идею не следует ни отождествлять, ни противопоставлять российской, как это не редко делалось ранее и делается в наши дни. П. Б. Струве, к примеру, находил знаменательным, что социал-демократическая рабочая партия и царская империя, противостоящие друг другу, оди наково именовали себя не «русскими», а именно «российскими». Ни один русский иначе, как слегка иронически, писал он, не скажет про себя, что он «российский» человек, а целая и притом наирадикальнейшая партия применила к себе это официальное, ультра-«государственное», ультра «имперское» обозначение. Значит, она хочет быть безразлична, бесцветна, бескровна в нацио нальном отношении2050.

Действительно, В. И. Ленин подчеркивал: «Партия, чтобы уничтожить всякую мысль о ее национальном характере, дала себе наименование не русской, а российской»2051. Струве находил, что в этом обнаруживал себя космополитизм, свойственный тогдашней русской интеллигенции.

Восставая против уничтожения «национального лица», Струве доказывал безнадежность и бес плодность такой затеи. Предполагалось, что если не следует заниматься «обрусением» тех из «инородцев», кто не желает «русеть», то так же точно самим русским не следует себя «оброссия нивать». Правда, это не мешало самому Струве выступать за национализм — свободный, творче ский и в лучшем смысле завоевательный, создающий настоящее «imperium», — классическим но сителем которого представлялся {504} англосаксонский элемент в Соединенных Штатах Америки и Британской империи. Открытый национализм означал свободное соперничество, состязание на циональностей и уверенность, что народ «не растворится в море чужеземных элементов, а претво рит их в себя»2052.

Противники российской идеи в наши дни, как правило, не выступают за соревнование наций до полной победы (ассимилирования соседей) или поражения (растворения среди них). Но угрозы нациям-этносам со стороны нации-согражданства страшатся, опасаясь, как и Струве, утраты на ционально-этнической идентичности. «Русских пытаются лишить национальной самоидентифика ции, растворить в каком-то безличном мифическом “россиянстве”», — говорят они2053. Представ ляется, однако, что на сей раз мы имеем дело со случаем, когда обжегшиеся на молоке (советском народе как новой общности) дуют на воду (российский народ, российскую нацию).

Опасения такого рода уместны, если наднациональную историческую общность понимать как идущую на смену старым нациям-этносам2054, но они ошибочны, если представляют негатив ную реакцию на естественноисторический процесс, в ходе которого взаимодействующие народы приобретают черты общности (сходства) и создают наднациональное образование. Неуместно в данном случае и поддаваться чувствам партийного противостояния: видеть у оппозиционной пар тии только национальный нигилизм там, где можно видеть и иное. Не следует забывать, что в ре зультате крушения СССР расчлененным оказался не только русский народ, но и наднациональная общность, именовавшаяся советским народом. Соответственно этому, российская идея не проти воречит и не предполагает угрозы русской идее, а российская нация — русскому и другим народам России2055.

Объединенные усилия в разработке современной национальной идеи дают, на наш взгляд, основание для вывода: собственно национальную составляющую общероссийской национальной идеи должны представлять ценности, заключающиеся в свободе, равноправии, взаимообогащаю щем сотрудничестве народов страны на всех вертикалях и горизонталях российского государства и общества. На общероссийском уровне высшей ценностью должно быть признано единство рос сиян, понимаемое как единая российская политическая нация. На этническом уровне — единство и приверженность граждан отдельных национальностей культуре и традициям своего народа-этноса.

На местном уровне — благополучие, свобода развития и равноправие национальных групп (об щин).

История развития русской нации и российского суперэтноса, «русский вопрос», необычайно обострившийся на последнем историческом этапе, говорят, на наш взгляд о том, что следует ре шительно отказаться от так называемого подлинного интернационализма, понимаемого зачастую по-троцкистски и призванного обслуживать процесс всеобщей денационализации. Необходимо также решительнее избавляться от недостатков, имеющих свое начало в асимметричной архитек тонике Союза {595} ССР2056. Их главный порок известен: русский народ лишен в них своей внут рисоюзной государственности, в то время как другим народам таковая предоставлена. Не будучи устраненным, этот порок со временем все плотнее закрывал возможность установления нормаль ных цивилизованных отношений между народами единой страны, их сплочения в единой нации — действительно нерасторжимой общности людей. В свете новейших воззрений, свободных от мис тики и схоластики былых подходов к определению нации2057, она предстает как «совокупность людей, объединенных общностью отечества и отстаивающих его интересы, которые одновремен но являются и их собственными общими интересами»2058. В соответствии с такими воззрениями, решающим фактором возникновения нации является осознанное стремление людей быть единым народом и жить вместе2059.

Основываясь на таких представлениях о нации и особенностях ее связи с государственно стью в отечественной истории, можно заключить, что жизненные интересы русского и других на родов могут быть надежно защищены, если Россия станет государством русского народа с нацио нально-территориальными автономиями для других народов и с культурно-национальной автоно мией для национальных групп, расселенных дисперсно. Важнейшим аргументом в пользу такого выбора является то, что он вполне соответствует логике событий, происходящих вокруг России в новообразованных независимых государствах2060. Если же мыслить будущее России как федера тивное государство, то необходимо добиваться полного равноправия его субъектов и равноправия национальных групп внутри каждого из них — равноправия в формировании органов федеральной и региональной власти, доступа к образованию, возможности создания национальных культурных центров и развития культуры при опоре на потенциал своего народа, своей национальной группы.


Именно такие подходы к решению национального вопроса способны сформировать подлин ный, цивилизованный национализм — атрибут нации, способствующий ее прогрессу и не направ ленный против других национальностей2061, лишенный проявлений национальной гордыни, стрем ления верховодить, агрессивности, хищности, и есть лишь выражение любви к своему народу, к своей стране2062.

Конечно, национализм (национальный патриотизм) бывает разный, и его крайние проявле ния (в фашизме, к примеру) неприемлемы. Однако просвещенная интерпретация этого феномена не содержит ничего предосудительного. Скажем, пятнадцатое издание «Британской энциклопе дии» утверждает: «Национализм — это верность и приверженность к нации или стране, когда на циональные интересы становятся выше личных или групповых интересов»;

девятое издание «Американского политического словаря» (1993) отмечает, что «национализм объединяет народ, который обладает общими культурными, языковыми, расовыми, историческими или географиче скими чертами или опытом и который обеспечивает верность этой политической общности»;

японский энциклопедический словарь (1983) объявляет национализмом «всеобщую привержен ность и верность {506} своей нации»2063. Считается совершенно правомерным и само собой разу меющимся, что в Бразилии все нации равны, нет господствующей нации, отсутствует национа лизм в его худших проявлениях, но нет недостатка национализма бразильского, патриотического и центростремительного, который не разъединяет, а объединяет разнородное население;

в Швейца рии языки народов равноправны, кантоны самоуправляются, политические и другие права отдель ного гражданина обеспечиваются независимо от его национальности, внутришвейцарский антаго нистический национализм отсутствует, однако «все швейцарцы ярые националисты, но национа листы швейцарские, патриотические и наднациональные»2064. Кто может утверждать, что подоб ное невозможно в России? «Просто удивительно, — пишет Е. А. Павлов, — что, потеряв капеэсэ совскую идеологию, показавшую всю никчемность национальной слепоты (интернационализма), мы до сих куда-то тыкаемся и ищем национальную идею, когда она очевидна. В России нацио нальной идеей может быть только русский национализм. Эта идея роста, развития, влияния воен ного могущества и конкурентноспособности русской нации… Русский национализм необходим не только русским, но и тем народностям, которые живут в русском монолите и не отделяют свою судьбу от русской судьбы»2065.

Сравнительно недавно, в 1994 году, не кто иной, как Генри Киссинджер, напомнил: «Вся кий, кто хоть сколько-нибудь серьезно изучал историю России, знает, что именно русский нацио нализм всегда обеспечивал целостность страны и ее способность справляться с многочисленными врагами и бедами». И заключил: «Теперь же русские потеряли созданную ими огромную импе рию. Можно ли ожидать какой-то иной реакции на это унижение, нежели взрыв национализ ма?»2066 Здесь все верно. Как верно и то, что родина Киссинджера, по заключению другого, не менее известного американского государственного деятеля и политолога Збигнева Бжезинского, тоже, по сути дела, является империей, но исключительно нового типа и «чертовски удачли вой»2067. Как видим, отнюдь не каждое полиэтническое государство, скрепляемое единой нацио нальной идеей, является «империей зла». Стоит ли в таком случае российскому народу отрекать ся от самого себя и своего государства только потому, что кому-то хочется именовать его по следней империей в мире, а его патриотизм — национализмом?

Предложения Г. Киссинджера хорошо вписываются в послевоенную модификацию плана А.

Даллеса, нацеленную на разрушение СССР и колонизацию России. Сущность плана с наибольшей ясностью выявлена в трудах выдающегося русского логика и философа А. А. Зиновьева. Особен ности современного этапа мирового развития и место в нем России и русского народа в наиболее сжатом виде можно представить по следующему отрывку из его книги.

«Современный Запад не есть всего лишь сумма стран США, Англии, Германии, Франции и других, им подобных западных «национальных государств». Это есть социальное образование бо лее сложное и более высокого {507} уровня организации. Оно включает в себя в качестве основы и структурных компонентов упомянутые “национальные государства”, но не сводится к ним. Оно является молодым с исторической точки зрения: оно начало складываться после Второй мировой войны и еще находится в стадии формирования. Оно не есть нечто гармоничное целое. Формиро вание его происходит в острой борьбе. Внутри его имеют место конфликты и дезинтеграционные тенденции. Например, происходит интеграция европейских стран, имеющая стремление к незави симости от США. Но общезападный интеграционный процесс все же доминирует… Процесс интеграции стран Запада происходит одновременно с процессом, получившим на звание глобализации. Считается, что в результате глобализации образуется глобальное общество.

Последнее понимается как объединение всего человечества в единое целое, подобное привычным обществам (их часто называют национальными государствами), с единым мировым правительств вом и прочими учреждениями современных стран, только большего (планетарного!) размера. И образуется оно якобы на благо всего человечества, как бы само собой, в силу мирового прогресса в науке, технике, культуре, экономике и т.д. Такое понимание есть не просто теоретический идио тизм. Это — преднамеренная идеологическая ложь, идеологическая апологетика мировой западни стской (прежде всего — американской) агрессии.

На самом деле современное человечество явным образом разделяется на западный мир и прочее человечество. Отношения между этими частями человечества являются совсем не брат скими. Ни о каком равенстве тут и речи быть не может. И роли их различны. Сама идея “глобаль ного общества” есть идея западная, а не все- общемировая. Инициатива и усилия движения к та кому объединению человечества исходят от Запада. В основе его лежит не стремление различных стран и народов планеты к объединению — такое стремление появляется чрезвычайно редко, — а желание определенных сил Запада занять господствующее положение на планете, организовать все человечество в своих конкретных интересах, а отнюдь не в интересах некоего абстрактного человечества. Мировая экономика есть прежде всего завоевание планеты транснациональными компаниями Запада, причем в интересах этих компаний, а не в интересах прочих народов планеты.

Некоммерческие международные организации в подавляющем большинстве суть организации за падные, контролируемые силами Запада и так или иначе поддерживаемые и используемые ими.

Мировой информационный порядок есть порядок, устанавливаемый странами Запада, и прежде всего — США. Фирмы и правительство США осуществляют контроль глобальной коммуникации.

Западные медиа господствуют в мире. Мировая культура есть прежде всего американизация куль туры народов планеты. Одним словом, идея “глобального общества” — лишь идеологически за маскированная установка западного мира, возглавляемого США, на покорение всей планеты и на установление своего господства над всем прочим человечеством. {508} Осуществляет глобализацию сверхобщество, о котором говорилось выше. Оно контролирует большую часть всех мировых ресурсов. Оно опутало своими “щупальцами” всю планету. В его жизнедеятельность уже вовлечено более ста миллионов человек. Оно имеет сложную и еще со всем не изученную на научном уровне структуру. Верхушка его находится в США. Последние суть главная резиденция этого “мирового правительства”, поставщик мировых вооруженных по лицейских сил, место расположения “штабов” для управления различными рычагами мировой власти, кузница командных, карательных, идеологических кадров и исполнителей воли хозяев планеты.

В ходе холодной войны это сверхобщество выработало стратегию покорения человечества.

Основу ее образует то, что я называю западнизацией покоряемых стран и народов. Сущность за паднизации состоит в навязывании незападным народам и странам социального строя, экономики, политической системы, идеологии, культуры и образа жизни, подобных таковым (или имитирую щих таковые) в западных странах. Идеологически и в пропаганде это изображается как гуманная, бескорыстная и освободительная миссия Запада, который при этом изображается средоточием всех мыслимых добродетелей. Мы свободны, богаты и счастливы, — так или иначе внушает западная идеология и пропаганда западнизируемым народам, — и мы хотим помочь вам стать такими же свободными, богатыми и счастливыми, как мы. Но для этого вы должны сделать у себя, в своих странах, то, что мы вам посоветуем. Это — на словах. А на деле западнизация (в рассматриваемом здесь смысле!) имеет реальной целью довести намеченные жертвы до такого состояния, чтобы они потеряли способность к самостоятельному существованию и развитию, включить их в сферу влия ния и эксплуатации западных стран, присоединить к западному миру не в роли равноправных и равномощных партнеров, а в роли зоны колонизации.

Была разработана тактика западнизации. В нее вошли меры такого рода. Дискредитировать все основные атрибуты общественного устройства страны, которую предстоит западнизировать.

Дестабилизировать ее. Способствовать кризису экономики, государственного аппарата и идеоло гии. Расколоть население страны на враждующие группы, атомизировать его, поддерживать лю бые оппозиционные движения, подкупать интеллектуальную элиту и привилегированные слои.

Одновременно вести пропаганду достоинств западного образа жизни. Возбуждать у населения за паднизируемой страны зависть к западному изобилию. Создавать иллюзию, будто это изобилие достижимо в кратчайшие сроки, если их страна встанет на путь преобразований по западным об разцам.

Заражать их пороками западного общества, изображая пороки как добродетели, как проявле ние подлинной свободы личности. Оказывать экономическую помощь западнизируемой стране в той мере, в какой это способствует разрушению экономики, порождает паразитизм в стране и соз дает Западу репутацию бескорыстного спасителя западнизируемой страны от язв ее прежнего об раза жизни»2068. {509} Аналогичным образом определяет и не принимает насильно насаждаемый глобализм вы дающийся историк-русист И. Я. Фроянов. «Глобализация, — пишет он, — есть формирование но вого мирового порядка, характеризуемого слиянием, как правило, принудительно и насильствен но, национальных экономик в одну единую экономическую систему, уничтожением националь ных государственных правительств, а значит, и государственных границ. В конечном счете, гло бализация означает формирование вселенской, как выражаются глобалисты, цивилизации, носите лем которой является глобальное сверхобщество, управляемое мировым правительством»2069. Со гласно публикации в «Нью-Йорк Таймс» (середина декабря 2010 г.), ныне миром управляют всего 9 человек — руководителей 9 мировых банков: «Голдман Сакс», UBS, «Бэнк оф Америка», «Дойче банк» и т.п., а главные акционеры Федерального Резервного банка Нью-Йорка — Ротшильды и Рокфеллеры — образуют своего рода «малое Политбюро», принимающее судьбоносные решения в области мировой политики, экономики, финансов2070. По другим оценкам, «кучка глобальных рос товщиков, примерно 30–50 тысяч человек, завела мир в тупик. И эта же кучка устами своих сто ронников предлагает выход: создать мировое правительство, которое будет полностью контроли ровать сокращенное на 90% человечество: все ресурсы, всю информацию и т.д.»2071.

О том, как будет выглядеть новый мировой порядок, повествует специалист в этой области профессор К. Кох: «Система будет создана на основе единой валюты, единого, финансируемого из одного центра правительства, единой системы налогообложения, единого языка, единой полити ческой системы, единого мирового судебного органа, единой государственной религии и во главе с единым руководителем (единственным индивидуальным лидером). Каждый человек будет иметь зарегистрированный номер, без которого ему не будет разрешено ни покупать, ни продавать. И будет одна универсальная мировая церковь. Любой, кто откажется участвовать в этой универсаль ной системе, не будет иметь права на существование»2072.

Правда, некий Роберт С. Кристиан, по заказу которого в США в 1980 г. возведен циклопиче ский монумент, именуемый Американским Стоунхенджем, и стоящие за ним представители ны нешнего золотого миллиарда полагают, что для счастья землян миллирда многовато. Их золотой век может бесконечно долго длиться, если выжившее после внедрения в сознание масс нового мышления и наведения нового мирового порядка население Земли не будет превышать 500 млн человек (в 1,6 раза больше, чем население США в 2011 г.)2073. При этом, по расчетам мирового правительства, для обеспечения стран «золотого миллиарда» сырьевыми ресурсами в России дос таточно оставить 50 млн человек или того меньше. Остальные — это лишние едоки, подлежащие уничтожению как недочеловеки. Именно так русские и их страна характеризуются, например, на страницах американской газеты «Нью-Йорк Таймс»: «Россия — самая убогая страна на свете;

в России постоянный голод;

обыкновенная русская деревня — это груда гнилых бревен;

народ по хож на крыс;

мужчины — грязные, агрессивные, {510} плохие любовники, не умеют зарабатывать деньги;

женщины — корыстные стервы, пошлячки;

каждый русский — уголовник-рецидивист»2074.

Космополитизированная российская интеллигенция никакой опасности в глобализации и но вом мировом порядке не видит. Некоторые ее представители с удовольствием и добровольно об служивает чужие и чуждые нам интересы. Так, характеризуя хорошо знакомую ему среду «шести десятников» и других хулителей русского патриотизма, известный российский специалист в об ласти социальной философии и политологии А. С. Ципко пишет: «Наблюдая за нашими россий скими космополитами и “гражданами мира” добрых двадцать лет (до перестройки многие из них называли себя “шестидесятниками”), я убедился, что на самом деле они отказывались от всего российского и русского, предавали анафеме российское православие, российскую старину и рос сийское государственничество не во имя всечеловечности, а во имя какой-то другой, отдельно взя той культуры или страны. Впрочем, так было и раньше. Большевики-интернационалисты, ненави дящие Россию и все русское, как, к примеру, В. Ленин, были откровенными германофилами. По сле Второй мировой войны, среди русских интернационалистов и космополитов редко удается встретить германофилов, а американофилов, израилефилов и даже саудофилов пруд пруди. Среди наших борцов с российским патриотизмом, среди тех, кто считает, что привязанность к нации и национальным чувствам является уделом бедного человека, почти все — откровенные поклонники политики США и ее имперских амбиций… Правда состоит в том, что сами идеологи глобального лидерства США не верят ни в какой космополитизм, не верят тем, кто называет себя “гражданами мира”, ибо хорошо знают, что декларации о космополитизме являются своеобразной клятвой в верности интересам США»2075.

Ученый приверженец космополитизма профессор А. Н. Чумаков (первый вице-президент Российского философского общества), проповедуя близкое ему учение, полагает, что отдельные страны и народы фактически уже «не имеют возможности выбора — участвовать им или не участ вовать в глобализации. Они обречены на такое участие естественным ходом событий», не могут уклониться от интеграции в мировое сообщество, а «тот, кто не вписывается в экономические, по литические и культурные процессы глобализации, кто борется с космополитизмом, ставя превыше всего свою национальную исключительность, тот заведомо обрекает себя на изоляционизм и от сталость. А это, помимо серии отрицательных последствий для самого такого народа, создает еще и угрозу мировой стабильности, так как именно в подобных странах возникают наиболее подхо дящие условия для межэтнических столкновений, организованной преступности и международно го терроризма»2076. Иначе говоря, ученый считает, что выбора нет, народы и страны обречены на глобализацию и уклониться от этого нельзя, иначе тебя обрекут на отсталость, не исключено, что ракетами «Томагавк» и самоприцеливающимися боеприпасами с беспилотников новейших разра боток2077. {511} В 1994 году один из влиятельнейших политологов и государственных деятелей США на писал в своей статье, а затем и книге: «Россия — побежденная держава. Она проиграла титани ческую борьбу. И говорить „это была не Россия, а Советский Союз“ — значит бежать от реаль ности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была по беждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей… Россия будет раздробленной и под опекой». «Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счет России и на обломках Рос сии»2078. В октябре 1995 года на совещании Объединенного комитета начальника штабов пре зидент США Б. Клинтон изложил свое видение прошлого и будущего в отношениях США и России: «Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке… Мы доби лись того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы.

Правда, с одним существенным отличием — мы получим сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство… мы позволим России быть державой, но империей будет только одна страна — США»2079.

Е. А. Федоров, бывший председатель Комитета Государственной думы Российской Федера ции по экономической политике и предпринимательству, полагает, что к нашим дням Россия уже не является суверенным государством. «В 1991 году, — говорил он, — произошло поражение од ной стороны по отношению к другой. Советский Союз проиграл войну, потому что противник изучил нас хорошо и применил операцию продвижения своего агента Горбачева, который за шесть лет сумел создать механизм ликвидации страны. Мы проиграли в 40-летней войне, которую поче му-то называют “холодной”. И сегодня наш государственный аппарат частично подчиняется побе дителю, то есть Америке. Мы платим им дань, и они нас полностью контролируют»2080.

Полагаю, что российские историки и граждане Российской Федерации должны активно про тивостоять таким настроениям. В этой связи можно выразить сожаление о том, что в условиях ре волюции 1917 г. был упущен исторический шанс укрепить государственность по проекту, предла гавшемуся первоначально В. И. Лениным. Выступая в июне 1917 г. он ратовал за трансформацию Российской империи в Русскую республику. «…Русская республика, — говорил он, — ни одного народа ни по-новому, ни по старому угнетать не хочет, ни с одним народом… не хочет жить на началах насилия. Мы хотим единой и нераздельной республики с твердой властью, но твердая власть дается добровольным согласием народов»2081. Отдавая должное благородству таких наме рений, нужно также признать, что время для установления соответствующей власти в России дав но уже пришло. Для этого требуется многое: сдвиги в национальной политике в сторону акцентов на государствообразующем русском народе, православии, соединении советской и российской ис тории, державности. Требуется очищение {512} исторического наследия от русофобства, выра ботка мер по преодолению негативных последствий разделенности русского народа, узаконение пропорционального представительства всех народов в органах власти, избавление от асимметрич ного федерализма.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.