авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«Общественный фонд Александра Князева Александр Князев Векторы и парадигмы киргизской независимости (очерки постсоветской истории) ...»

-- [ Страница 2 ] --

Декларация о государственном суверенитете Республики Киргизстан Верховный Совет Республики Киргизстан: выражая волю народа Киргизстана, для всестороннего обеспечения прав и свобод челове ка, заботясь о свободном, политическом, экономическом, социальном и духовном развитии народа Киргизстана, стремясь построить де мократическое правовое государство, выступая за создание нового Союза суверенных республик, торжественно провозглашает государ В 1986 году был избран членом ЦК Коммунистической партии Киргизии, с января 1986 – за ведующий отделом науки и учебных заведений ЦК Компартии Киргизии. С июля 1987 по 1989 – первый вице-президент Академии наук Киргизской ССР, с марта 1989 по 1990 – пре зидент АН Киргизии. В марте 1989 был избран народным депутатом СССР по Наукатскому национально-территориальному избирательному округу (Наукатский район Ошской области), в 1989-91 – член Совета Национальностей Верховного Совета СССР, член Комитета Верхов ного Совета по вопросам экономической реформы.

Векторы и парадигмы киргизской независимости ственный суверенитет Республики Киргизстан, означающий верхо венство государственной власти Республики на всей территории и независимость во внешних сношениях.

Статья 1. Республика Киргизстан – суверенное государство, утвердившееся и развивающееся на основе осуществления киргизской нацией своего неотъемлемого права на самоопределение, свободного выбора всеми народами Киргизстана общественного и государствен ного строя, выражающее и защищающее интересы граждан Респу блики всех национальностей.

Статья 2. Граждане Республики всех национальностей состав ляют народ Республики Киргизстан, который является единствен ным источником государственной власти в Республике. Вся власть исходит от народа, существует для народа.

Статья 3. Киргизская нация, давшая название Республике, имею щая древнюю историю, самобытную культуру, свой язык, обычаи, традиции, заботится о сохранении целостности своего генофонда, этноса, ее национальной государственности, культурного и языково го наследия на основе государственной политики интернационализма, сотрудничества и взаимоуважения граждан всех национальностей.

Республика Киргизстан проявляет заботу об удовлетворении национально-культурных, духовных и языковых потребностей кирги зов, проживающих за пределами Республики.

Республика Киргизстан заботится о сохранении и развитии на циональных культур, родного языка, народных обычаев и традиций всех национальностей населяющих Республику.

Статья 4. Народ Киргизстана осуществляет Верховную власть непосредственно и через представительные органы, на основе Кон ституции Республики Киргизстан и законов Республики.

От имени народа могут выступить исключительно Верховный Со вет Республики и Президент Республики.

Статья 5. Государственный суверенитет Республики Киргизстан обеспечивается: полнотой государственной власти Республики во всех сферах общественной жизни, наличием своего гражданства, исключительным правом народа владеть, пользоваться и распоря жаться всеми объектами достояния и собственности Республики, верховенством Конституции Республики Киргизстан и законов Ре спублики на своей территории, ратификацией законов Союза суве ренных республик, в который входит Республика, исключительным правом изменения существующей территории Республики, правом представлять и защищать свои интересы в отношениях с другими республиками, входящими в Союз суверенных республик, иностранны ми государствами и международными организациями, правом добро вольного вхождения в Союз суверенных республик на основе договора, Векторы и парадигмы киргизской независимости правом свободного выхода из Союза суверенных республик, наличием своего государственного языка, герба, флага, гимна и столицы.

Статья 6. Государственная власть в Республике осуществляет ся на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Президент является главой Республики и обладает высшей испол нительной и распорядительной властью.

Высший надзор за точным и единообразным исполнением законов Республики осуществляется Прокурором Республики, который пред ставляется Президентом и назначается Верховным Советом Респу блики Киргизстан, ответственен перед ним и подотчетен только ему.

Статья 7. Республика Киргизстан имеет свое гражданство.

Основания приобретения или утраты гражданства Республики опре деляются законодательством Республики.

Гражданам Республики за ее пределами гарантируется защита и покровительство Республики Киргизстан.

Всем гражданам и лицам без гражданства, проживающим на территории Республики, гарантируются права и свободы, предусмо тренные Всеобщей Декларацией прав человека и законами Респу блики. Они не могут подвергаться дискриминации в политическом, экономическом, социальном отношениях по мотивам происхождения, имущественного положения, расовой и национальной принадлеж ности, цвета кожи, пола, образования, языка, рода и характера за нятий, места жительства, отношения к религии, политических и иных убеждений, принадлежности к партиям или иным, действую щим в соответствии с Конституцией общественно-политическим организациям.

Статья 8. Политическая жизнь в Республике осуществляется на основе принципа плюрализма.

Все политические партии, общественно-политические органи зации, народно-демократические и другие массовые движения ра ботают в рамках Конституции Республики Киргизстан. Создание новых организаций осуществляется в соответствии с Конститу цией и законами Республики. Политические и другие общественно политические движения, имеющие антиконституционные и анти общественные цели, запрещаются.

В Республике военнослужащие, а также лица, занимающие долж ности в правоохранительных органах, в служебной деятельности ру ководствуются требованиями законов.

Статья 9. Территория Республики Киргизстан в существующих границах является неприкосновенной и не может быть изменена и использована без ее согласия.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Республика Киргизстан самостоятельно определяет свое административно-территориальное устройство.

Статья 10. Республика Киргизстан самостоятельно организует свою экономическую жизнь.

В Республике функционируют разнообразные формы собственно сти, обладающие равным правовым статусом, которые являются основой формирования и развития рыночных отношений и направле ны на удовлетворение прежде всего интересов граждан Республики, в рамках не запрещенной Законом трудовой деятельности доходы граждан не ограничиваются, и наряду с этим осуществляется си стема социальной защищенности населения.

В Республике Киргизстан Земля, ее недра, воздушное простран ство, леса, воды, растительный и животный мир – все природные ресурсы, культурные и исторические ценности, а также весь эконо мический и научно-технический потенциал, созданный народом Ре спублики, являются его национальным достоянием, исключительной собственностью. Никто не вправе: изымать, владеть, пользовать ся и распоряжаться национальным достоянием без согласия самой Республики.

Решение вопросов союзной собственности (общей собственности всех республик) осуществляется на договорной основе между респу бликами - субъектами этой собственности.

Предприятия, учреждения, организации и объекты других госу дарств и их граждан, международных организаций могут разме щаться на территории Республики и использовать природные ресур сы Киргизстана согласно ее законам.

Республика Киргизстан имеет право на свою долю в общесоюзном богатстве соответственно вкладу народа Республики, в том числе в алмазном, золотом и валютном фондах.

Республика Киргизстан самостоятельно создает банковскую, це новую, финансовую, налоговую систему, формирует государствен ный бюджет, при необходимости вводит свою денежную единицу.

Высшим кредитным учреждением Республики является Нацио нальный банк Киргизстана.

Статья 11. Республика Киргизстан обеспечивает на своей тер ритории охрану природы, рациональное использование природных ре сурсов, экологическую безопасность народа, сохранение и обогащение генофонда фауны и флоры. При необходимости участвует в союзных и международных экологических программах.

Статья 12. Республика Киргизстан охраняет и защищает свои государственные интересы, имеет органа внутренних дел и государ ственной безопасности, вправе создавать внутренние войска.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Республика Киргизстан определяет порядок и условия прохож дения ее гражданами воинской службы, решает вопросы размеще ний войск и вооружения на своей территории в рамках Союзного договора.

Производство и испытание на ее территории ядерного, химиче ского или иного вида оружия массового уничтожения, а также хра нение отходов ядерной энергетики не допускается.

Статья 13. Республика Киргизстан является равноправным участником международного общения, активно способствует укре плению мира и международной безопасности.

Как субъект международного права Республика осуществляет непосредственные сношения с другими государствами, заключает с ними договоры, обменивается дипломатическими консульскими, тор говыми представительствами, принимает участие в деятельности международных организаций.

Статья 14. Киргизстан заявляет о своей приверженности обще признанным принципам дружбы и сотрудничества между народами, неуклонно соблюдать принятые на себя обязательства, не допускать конфронтацию в международных межреспубликанских, межнацио нальных отношениях.

Участие Республики в решении вопросов, отнесенных к ведению Союза, обеспечивается путем представительства Республики в со юзных органах государственной власти и управления на равных осно ваниях с другими союзными республиками.

Республика обладает правом устанавливать полномочные пред ставительства Республики в других союзных республиках.

Статья 15. Настоящая Декларация является основой для разра ботки и принятия новой Конституции Республики Киргизстан, за конов Республики и определяет позиции Республики при заключении нового Союзного договора и международных соглашений.

Принята Верховным Советом Республики Киргизстан гор. Фрунзе, 1990, 15 декабря. В январе 1991 г. административно-региональная система управления была реорганизована: отныне республика состояла из шести областей (Чуй ская, Таласская, Ошская, Жалал-Абадская, Иссык-Кульская, Нарынская) и столицы. В стране возникли условия для возникновения многопартийной системы, прекращены гонения со стороны власти по отношению к полити ческим организациям, являющимся оппонентами компартии.

В феврале 1991 г. небольшая группа членов ДДК создала оргкомитет по созданию первой политической партии Киргизстана – «Эркин Киргизстан»

Советская Киргизия. – Фрунзе, 1991, 1 января.

Векторы и парадигмы киргизской независимости (ЭрК). 9-10 февраля 1991 г. прошел II съезд Демократического движения Киргизстана, который вместо бывших пяти сопредседателей избрал трех (К. Акматова, Ж. Жекшеева, Т. Тургуналиева).

2 марта на центральной площади столицы члены ДДК провели митинг против сохранения СССР.

А 17 марта по всей территории СССР был проведен референдум, на ко торый был вынесен вопрос о сохранении Советского Союза, в результате 94% граждан республики проголосовали за сохранение обновленного Сою за, эту акцию поддержал и Аскар Акаев. После многочисленных дискуссий с президентом Акаевым в апреле 1991 г. Масалиев вышел в отставку. Первым секретарем ЦК Компартии Киргизстана был избран Жумгалбек Аманбаев. Хотя и произошла смена руководства, коммунисты продолжали проводить политику, ориентирован ную на централизованную власть, удерживая контроль над большинством государственных органов, как на республиканском уровне, так и на местах.

В первой половине 1991 г. президент А. Акаев не вступал в открытый кон фликт с коммунистическим руководством.

«… Я приступил к обязанностям главы государства через четыре месяца после кровопролития. Пепелище от огромного пожара еще не остыло, человеческое горе обжигало души. Взаимное доверие по сле подобных конфликтов не приходит само собой. Я бы хотел под черкнуть роль нашего великого писателя и гуманиста Чингиза Айт матова. Он говорил своему народу не очень приятные вещи. С ним спорили, ему противоречили. Но вот что показательно, где появ лялся Айтматов, там затихали братоубийственные страсти. Его моральный авторитет был высок и среди простых людей и среди интеллектуалов, которых Айтматов привлек к миротворчеству. В его группе были известные литераторы, киргизы и узбеки. Вместе они объездили всю Ферганскую долину, общались с представителями двух народов. Сам Чингиз Торекулович остро пережил трагедию, и хотя он старался не говорить о своих чувствах, для него это была тяжелая тема. Может быть, оттого и слушали его люди, что слова шли из сердца? В тяжелые дни испытаний народу необходим мораль На состоявшейся 14 февраля 1991 года встрече президента А.

Акаева с представителями ряда общественно-политических, национально-культурных объединений, было высказано по желание, чтобы ДДК перешло к конструктивной деятельности и способствовало решению та ких задач, как формирование национального рабочего класса, интеллигенции, интеллектуаль ного слоя киргизского народа, создание и развитие национального предпринимательства, биз неса. Но ДДК не смогло переориентироваться в новых политических условиях. Разногласия между отдельными лидерами, в частности «Ашара» и «Асабы», в конечном итоге привели к тому, что движение развалилось на мелкие политические группы, на базе которых позднее и образовались такие партии как «Эркин Киргизстан», «Асаба» и «Ата Мекен». – См.: Койчума нова Ч.У. Формирование политических движений в суверенном Киргизстане// Историческое пространство, 2009. – URL: http://www.soviethistory.ru/histspace/print-15.html Векторы и парадигмы киргизской независимости ный авторитет. К сожалению, таких гигантов духа, как Айтматов, больше нет среди нас. Его последний роман «Когда рушатся горы»

оказался пророческим.

– Про Ошские события много писали в прессе. А вот о том, что происходило после конфликта, известно мало.

– Да, это так. Но вы же знаете, горячие точки вспыхивали в раз ных концах Советского Союза – о них и писали. Я считаю большим достижением, что удалось избежать перерастания столкновений в Оше в перманентный межнациональный конфликт, подобный Нагор ному Карабаху и Абхазии. А ведь это могло случиться!

Трудно переоценить помощь Москвы: были выделены финансы, шли гуманитарные грузы. Миротворчеством занимались разные организации, в координации их деятельности весомую роль сыграл руководитель Узбекистана Ислам Каримов. В Москве к его мнению прислушивались. А после развала СССР мы с Каримовым оказались президентами новых независимых республик. Мы оба ощущали необ ходимость продолжать работу по оздоровлению межнациональных отношений. И я с благодарностью вспоминаю, как Ислам Абдугание вич добился, чтобы по ту сторону общей границы для нас складыва лась благоприятная обстановка.

Надо сказать, в то время среди граждан Узбекистана, имевших родственников среди узбеков Киргизстана, были сильны реваншист ские настроения. Так что надо было снимать агрессию по обе сторо ны от границы. Мы с Исламом Абдуганиевичем совершили совмест ную поездку в город Ош, встречались с аксакалами, представителями общин, местной интеллигенцией. Это было уникальное во всех от ношениях событие: не часто случается, чтобы президент другой страны доверительно общался с соплеменниками. А мне эти встречи помогали лучше понимать проблемы Юга.

Киргизстан – страна многонациональная, по переписи тех лет у нас проживали представители 80 национальностей. У каждой свой язык, уклад жизни, традиции, ближние и дальние кровнородственные связи. Предстояло определиться, каким должно было быть место титульной нации. Так, шаг за шагом рождалась идея общего дома для всех этносов, проживающих в Киргизстане...» 19 августа 1991 г. руководство Компартии Киргизстана выступило в поддержку ГКЧП. Аскар Акаев – единственный из руководителей средне азиатских республик – не поддержал путчистов. В тот же день, 19 августа, он выступил с обращением, в котором, дипломатично обойдя вопрос о за Аскар Акаев: «События июня 1990-го и июня 2010-го имеют одну и ту же причину».

26 июня, 2010 года. – URL: http://www.askarakaev.com/news/news_62.html Векторы и парадигмы киргизской независимости конности действий ГКЧП, заявил о своей «тревоге и беспокойстве и вме сте с тем – надежде на торжество разума и демократии» и призвал народ республики «обеспечить высокую организованность, порядок и дисципли ну». 19 августа Аскар Акаев освободил от должности председателя респу бликанского КГБ Жумабека Асанкулова (поддержавшего ГКЧП), назначив на этот пост Германа Кузнецова.37 Акаев сумел и согласовать это решение по телефону с председателем КГБ СССР, членом ГКЧП Владимиром Крюч ковым. Уже в ночь с 20 на 21 августа Аскар Акаев выступил с заявлением, в котором осудил поддержавшее ГКЧП руководство Компартии Киргизии и охарактеризовал действия ГКЧП как «антиконституционный переворот», «военно-партийный путч». Аскар Акаев заявил о своей полной поддерж ке позиции президента России Б.Н. Ельцина и президента Казахстана Н.А.

Назарбаева и потребовал созыва Съезда народных депутатов СССР с це лью «решить вопрос о судьбе Президента Михаила Сергеевича Горбачева, о всенародных выборах президента страны и об ответственности лиц, гру бо поправших Конституцию СССР и совершивших государственный пере ворот».

31 августа 1991 г. Верховный Совет Киргизстана принял Декларацию «О государственной независимости». В сентябре 1991 г. Коммунистиче ская партия Киргизстана по решению парламента прекратила свою дея тельность, а ее собственность была полностью объявлена государственной (до этого дня коммунисты в Доме правительства занимали восточную часть и вместе пользовались одним зданием с правительством). Большой ряд по литических деятелей во главе с президентом Аскаром Акаевым официаль но объявили о своем выходе из рядов коммунистической партии и сдали свои партбилеты. В создавшейся ситуации, чтобы в новой политической и правовой обстановке легализовать (подтвердить) свои властные полномо чия Аскар Акаев принял решение о проведении новых, всенародных выбо ров. 12 октября 1991 года Аскар Акаев был избран президентом Республи ки Киргизстан в ходе безальтернативного всенародного голосования, полу чив 95% голосовавших (90% от общего числа избирателей). Кузнецов Герман Серапионович – родился 25.03.1948 в городе Иваново, окончил Краснояр ский политехнический институт, инженер-электрик, кандидат экономических наук. Работал на транспорте, затем в партийных органах, в 1987 году окончил АОН при ЦК КПСС.

В 1987-91 гг – второй секретарь Фрунзенского горкома Компартии Киргизии. В 1990-91 – член Президентского совета Киргизстана, с января 1991 по февраль 1992 гг. – вице-президент Кир гизстана. В 1992-93 – вице-премьер-министр Киргизстана по вопросам экономической поли тики. Депутат Верховного Совета Киргизстана 12-го созыва.

1993-96 гг. – зам. Председателя Госкомитета, зам. министра РФ по сотрудничеству с государствами-участниками СНГ. С марта 1996 г. – зам. министра финансов РФ, с дек. (одновременно) – руководитель Госхрана РФ. В ноябре 1999 г. освобожден от обеих должно стей, работал в компании «АЛРОСА», с сентября 2001 года – один из шести соучредителей ООО «Центр изучения и оценки юридических и экономических проблем бизнеса» («Инюрэ кон»). С июня 2001 г. – вице-президент Российского союза промышленников и предпринима телей.

Вице-президентом стал Феликс Кулов, баллотировавшийся в паре с Аскаром Акаевым.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Некоторое время после развала СССР республика жила по старой кон ституции 1978 г., внося в ее текст отдельные поправки. Первая конституция Киргизстана была принята парламентом 5 мая 1993 г. 14 декабря 1990 г. законом об изменении конституции было определе но, что глава государства – президент Киргизской ССР – является главой высшей исполнительной и распорядительной власти. Была введена долж ность вице-президента, а совет министров был преобразован в кабинет ми нистров с премьер-министром во главе, который полностью формировался президентом с последующим утверждением Верховным Советом. 12 октя бря 1991 г. Акаев подтвердил свои полномочия на всенародных безальтер нативных выборах, набрав около 96% голосов.

По конституции 1993 г. глава государства обладал большими полномочи ями, он определял структуру правительства, назначал министров (с согласия парламента) и осуществлял контроль над работой кабинета. Президент мог распускать парламент по результатам общенародного референдума. Со своей стороны, однопалатный парламент из 105 депутатов также располагал рядом существенных прерогатив. В сферу его полномочий, в частности, входили права определять основные направления внутренней и внешней политики, давать официальное толкование законов, решать вопросы административно территориального устройства. В целом же, своими указами от 2 декабря 1991 г. и 12 февраля 1992 г. первый президент взял на себя основные функции управления страной, чтобы преодолеть «агрессивное противодействие агрес сивной части парламента рыночным реформам». *** Резюмируя итоги последних лет существования СССР для Киргизии, необходимо отметить ряд специфических черт того состояния республики, в котором первый президент Аскар Акаев принял руководство ею.

Киргизия находилась в состоянии неразрешенного межэтнического кон фликта, отягощенного в силу внутриэтнической солидарности узбекского населения сложностями во взаимоотношениях с Узбекистаном.

Органы государственной власти и управления в значительной степе ни были представлены сторонниками отстраненных от власти партийных руководителей, не склонных к сотрудничеству с новым руководством республики.

После ошских событий началась динамичная миграция русскоязычного населения, включая высокий процент специалистов народного хозяйства, сферы образования и здравоохранения, практически всех сфер жизнедея тельности;

одновременно возрастает внутриреспубликанская миграция сельского киргизского населения с юга республики в северный регион.

Затем в нее вносились изменения в 1994, 1996, 1998 и 2003 гг.

Акаев А. Памятное десятилетие. – Бишкек, 2001. – С.155-156.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Политическая элита, составляющая поддержку первому президенту, лишь в малой степени обладает административно-управленческим опытом.

Практически полностью отсутствует опыт самостоятельной международ ной жизни, минимальны кадры дипломатов и специалистов по внешнеэко номической деятельности.

Экономика республики находится в кризисе, отягощенном разрывом внутрисоюзных связей. «Планы уже не работают, а путь к рынку в тумане»

– приблизительно так можно было охарактеризовать общее состояние эко номики. Киргизстан, как и другие союзные республики, стоял перед выбо ром. Невозможность решать экономические и социальные проблемы была доминантой не только частной жизни, но и всех социально-политических процессов в обществе, а также поисков места республики в меняющемся мире.

Векторы и парадигмы киргизской независимости II. ЭКОнОмиКА:

РефОРмы vs КОРРУПция (1991-2010 гг.) После распада СССР страны СНГ были вынуждены выбирать направле ние политического и экономического развития. Большинство стран избра ли путь трансформации плановой экономики в рыночную и либерализации политической структуры общества.41 Историческая дистанция позволяет проанализировать этапы политических, экономических и институциональ ных реформ на примере одной из стран с переходной экономикой – Кирги зии. Обретение независимости Киргизией было не столько единым реше нием всего общества, сколько реакцией на разрушительные процессы на постсоветском пространстве. При этом новая политическая элита страны не осознавала глубину и масштабы последующих перемен.

При определении хронологии экономических реформ (неотделимых от политических и институциональных) было выделено четыре этапа.

Первые три этапа реформ совпадают с периодом президентства А. Ака ева (октябрь 1990 – март 2005 г.).

Особенности четвертого этапа связаны с последствиями политических изменений в марте 2005 г.

Советское наследство В ходе длительного совместного развития союзных республик сложи лись четкие направления экономической (в том числе промышленной) спе циализации каждой из них, были сформированы национальные отряды ин дустриальных рабочих и собственный инженерно-технический персонал.

В соответствии с задачами совершенствования управления и планирова ния народного хозяйства в целях ускорения темпов и повышения эффек тивности общественного производства, экономический комплекс Киргиз ской ССР входил в Среднеазиатский экономический район, будучи ориен тирован на решение задач в рамках общесоюзной экономики.

Киргизская ССР квалифицировалась как аграрно-индустриальная с вы соким уровнем развития легкой промышленности (первичная обработка шерсти и кожи, хлопкоочистительное производство, производство хлоп чатобумажных, шерстяных, шелковых тканей, трикотажных изделий, ков ров). Удельный вес этой отрасли в промышленном производстве по данным 1990 г. составлял 27,4%. К 1991 г. в структуре национального дохода сель ское хозяйство составляло 37%, промышленность – 28%, торговля – 7%, строительство – 6%, транспорт и связь – 4%, другие – 18%. В целом доля межреспубликанского вывоза производимой продукции в 1989 г. колеба лась от 17,5 до 25,4%.

Подробный анализ эволюции экономического развития стран СНГ и Балтии содержится в исследовании, подготовленном сектором стран СНГ и Балтии Института экономики РАН:

Постсоветское пространство в глобализирующемся мире. СПб.: Алетейя, 2008.

Векторы и парадигмы киргизской независимости К числу ведущих отраслей относилась горнодобывающая промышлен ность Киргизии, играя существенную роль в сырьевой экономике СССР.

Доля Киргизии в общесоюзном производстве минеральных продуктов в определенные периоды по свинцу составляла 15-18%, ртути – 40-100%, сурьме – 100%, редкоземельным металлам до 30%, урану – до 15%.

Кадамджайский сурьмяной комбинат (КСК) давал около 15% мирово го производства сурьмы. В 1990 г. Киргизия произвела 17.608 т сурьмы, за няв третье место в мире после Китая и Боливии.42 Хайдарканский ртутный комбинат (ХРК) работает на крупнейшем в мире (после Альмадена в Испа нии) месторождении Хайдаркан. Выпуск металла в 1989 г. достиг 793 т, что составило более мирового производства. Кара-Балтинский горнорудный комбинат (КГРК) был построен в 1951 г. как ураноперерабатывающий ком бинат, отработав на территории Киргизии 2 урановых месторождения. Ком бинат обеспечивал в СССР до 20% производства урана. В 1986 г. на базе золоторудного месторождения «Макмал», открытого и разведанного в 1969-1977 годах, был построен Макмальский золотодобыва ющий комбинат. С этого времени началась история промышленного произ водства золота в Киргизстане. Согласно техническому проекту, производи тельность добычи и переработки руды составляла здесь 500000 тонн в год. С 1940-1960-х гг. добыча угля в республике велась на 7 шахтах и 5 раз резах и максимально достигала (в 1979 г.) 4.900.000 т. К концу 80-х добыча угля сократилась до 495000 тонн, с учетом, что в среднем в год республика потребляла 1900000 тонн.

Начиная с 1987 г., горнодобывающая отрасль Киргизии росла заметно быстрее, чем экономика в целом, благодаря значительным капиталовложе ниям в ряд горнодобывающих предприятий. В поиск и разведку полезных ископаемых вкладывалось до 50 млн. рублей ежегодно. В горнометаллур гической промышленности было занято до 50000 человек и до 11000 чело век были задействованы в поисках и разведке месторождений. Наряду с горнодобывающей промышленностью получили развитие и многие обрабатывающие отрасли промышленности: сельскохозяйствен ное машиностроение, производство электродвигателей, металлорежущих станков, цемента, железобетона, сборка грузовых автомобилей, кожевенно обувная и пищевая промышленность (мясная, мукомольная, сахарная).

Доля последней в индустрии республики на 1990 г. составляла 24,8%. За В настоящее время КСК завершил эксплуатацию собственных месторождений и работает на привозном сырье.

С распадом Союза сырьевая база была полностью утеряна.

За 10-летний период проектной деятельности комбината было произведено 21,7 тонн золота.

Горнодобывающая промышленность как источник экономического роста экономики Кир гизстана// Отдел Реализации Проектов Всемирного Банка «Наращивание потенциала в обла сти управления и администрирования доходной части в горнодобывающей промышленности и секторе природопользования» (IDG Grant No. TF053432). – Бишкек, 2005. – С. 13-14.

Векторы и парадигмы киргизской независимости годы советской власти были построены заводы приборостроительного и электротехнического профиля, в том числе завод полупроводников в Таш Кумыре, Бишкекский завод электронно-вычислительной техники, электро технические предприятия в Пржевальске, Майли-Сае, Каджи-Сае, по ставлявших более 70 видов продукции машиностроения для предприятий СССР. Наиболее быстро развивались различные отрасли станкостроения, включая производство автоматизированных станков, которые, наряду с обо рудованием и запасными частями, представляли собой и наиболее ценные статьи экспорта. Производилось также оборудование для металлообраба тывающей промышленности, прессовое оборудование, железные и сталь ные трубы, сельскохозяйственное оборудование (преимущественно тракто ра и пропашное оборудование). Около 60 видов продукции, выпускаемой в стране, поставлялось за рубеж. В 1988 г. в вывозе в другие республики СССР доля продукции машиностроения составила 37%, в экспорте за ру беж – 18,6%, продукции легкой промышленности – соответственно 25,6% и 23,5%. Киргизия являлась также крупным производителем стройматериа лов (железобетон, стекло и асбоцементные кровельные материалы).

Бурное развитие промышленности повлияло и на сельское хозяйство.

Оно стало относительно более продуктивным. Сельскохозяйственные предприятия стали регулярно оплачивать труд своих работников, получать прибыли, укреплять свою материально-техническую базу, становились действительно похожими на самостоятельных экономических субъектов.

Площадь сельскохозяйственных угодий в 1991 г. составляла 10,1 млн. га, из которых 42% отводилось под зерновые культуры (в основном пшеница), 50% – кормовые, 5% – технические культуры (хлопчатник, табак, эфирно масляничные культуры). Возделывался картофель, овоще-бахчевые культу ры. В республике были развиты плодоводство, виноградарство, семеновод ство (сахарная свекла, люцерна). Главной отраслью сельского хозяйства яв лялось животноводство (овцеводство, молочно-мясное скотоводство, коне водство). К 1991 г. доля отраслей животноводства в общем объеме сельско хозяйственной продукции составляла 60%.

Таким образом, в рамках межреспубликанского разделения труда Кир гизская ССР была одним из ведущих производителей и поставщиков шер сти, мяса, табака, хлопка, шелка, овощей, фруктов, меда и продуктов их переработки. В 1990 г. на долю агропромышленного комплекса приходи лось более половины общего объема экспорта республики.

По значимости структурных преобразований и масштабам роста эконо мики период 1970-х – середины 1980-х гг. с полным основанием можно на звать временем экономического ренессанса Киргизской ССР. Это оказалось возможным исключительно в условиях расцвета всей советской экономики, который происходил благодаря повышению мировых цен на нефть. Доля выручки от продажи нефти и газа в бюджете СССР достигла своего макси Векторы и парадигмы киргизской независимости мального уровня в 55% как раз в 1984 году. С приходом к власти М.С. Гор бачева в 1985 году цены на нефть стали падать, что нанесло бюджету СССР катастрофический урон. К 1991 году советская экономика уже находилась в состоянии стагнации, ставшей прямым результатом экономической вой ны США против СССР.46 И если еще в 1991 году инерционно функциони ровала общесоюзная плановая система экономики, включая и дотирование большого ряда статей республиканского бюджета, то уже 1992 националь ный доход снизился на 26% по сравнению с 1991 г., промышленное произ водство упало на 27%, а сельскохозяйственное – на 14%.

В 1991 г. трудовые ресурсы в Киргизской Республике составляли 2, млн. человек, или 50% населения. В государственном секторе трудились около 1,3 млн. человек, в кооперативном – 265,200 человек (включая кол хозников), личном – около 196.000 человек. Доля занятых в промышленно сти составляла 18,1%. В 1990 г. среднемесячная заработная плата рабочих и служащих республики составляла 214,5 рублей, среднемесячная оплата труда колхозников – 198 рублей, кооператоров – более 300 рублей. За этот год стоимость прожиточного минимума увеличилась на 5%. В 1986-1990 гг. повышение заработной платы производилось на прин ципиально новой основе: в прямой зависимости от улучшения хозяйствен ной деятельности трудовых коллективов, за счет заработанных ими средств.

Фонд заработной платы формировался на предприятиях всех производ ственных отраслей по утвержденным стабильным нормативам и показате лям за произведенную продукцию или выполненный объем работ. При этом в рамках общего фонда заработной платы работников предприятия по ста бильным нормативам определялся фонд заработной платы руководителей, специалистов и служащих и отдельно – фонд конструкторов, технологов и научных работников. Заработанные коллективами средства оставались в полном их распоряжении. В этот период времени внедряются эффективные механизмы премирования, совершенствуется тарифная система и механизм Экономическая война США против СССР и всего советского блока велась по нескольким направлениям. Прежде всего, это энергетика, технологии и финансы. Директивы, подписан ные 40-м президентом США Рональдом Рейганом, начиная с 1982 г. (NSDD-32, NSDD-72, NSDD-166 и др.), включали целый комплекс мер, осуществление которых должно было приве сти к уничтожению главного противника. Среди экономических вопросов «стратегия Рейгана»

предполагала организацию: 1) кампании по резкому уменьшению поступления твердой валю ты в Советский Союз в результате снижения цен на нефть в сотрудничестве с Саудовской Ара вией, а также ограничение экспорта советского природного газа на Запад;

2) комплексные ак ции мирового масштаба с применением тайной дипломатии, с целью максимального ограни чения доступа Советского Союза к западным технологиям;

3) широко организованную техни ческую дезинформацию с целью разрушения советской экономики. – См.: Якунин В.И., Баг дасарян В.Э., Сулакшин С.С. Новые технологии борьбы с российской государственностью.

– М., 2009. – С. 42-43;

Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии США в распаде Советско го Союза и социалистического лагеря. – Минск, 1995. – С. 13, 18-19.

Бактыгулов Дж. и др. Уровень жизни населения Киргизстана (1961-1994 г.). – Бишкек, 1995. – С. 26.

Векторы и парадигмы киргизской независимости доплат и надбавок.48 Другими словами, достаточно эффективно начали ра ботать внедряемые в ходе реформ стимулирующие механизмы.

В процессе того, как хозяйствующие субъекты самостоятельно искали вы ход из кризисного положения в экономической деятельности, и в частности, из тупиковой ситуации по расчетам, в период с конца 1980-х – начала 1990-х гг. в СССР стали учреждаться первые коммерческие банки, в основном на базе министерств. Этот процесс коснулся и Киргизии. По совместному ре шению руководства Промстройбанка и Госстроя республики в апреле 1989 г.

началась работа по организации первого коммерческого банка в Киргизской ССР. 3 мая 1989 г. 20 строительных организаций были переведены на обслу живание во Внутрипроизводственный банк при Госстрое Киргизской ССР, который затем был зарегистрирован в Москве, в Госбанке СССР с названием «Эврика» (в мае того же года переименован в АКБ «Курулушбанк»). При меру последовало Министерство автошоссейных дорог республики, учредив АКБ «Автобанк». Позже – в 1991 г. – Министерство торговли учредило АКБ «Ак-Ниет», Министерство внутренних дел – АКБ «Сатурн». Таким образом, первые коммерческие банки учреждались крупными министерствами респу блики и имели ярко выраженный ведомственный характер.

Экономика союзных республик входила в длительный период пере хода от централизованных административных форм регулирования эко номической деятельности к рыночным, естественно, что процесс не мог быть простым и безболезненным, особенно, учитывая дотационный ха рактер экономик большинства союзных республик. В постановлении Вер ховного Совета республики от 31 января 1991 г., излагавшем основные на правления экономического и социального развития на 1991 г., говорилось:

«Социально-экономическое развитие народного хозяйства республики в те кущем году осуществляется нестабильно, что связано с происходящими об щественными процессами в стране по перестройке производственных от ношений, переходу к регулируемому рынку. Основное внимание в 1991 г.

должно быть уделено реализации мер по предотвращению дальнейшего развития кризисных явлений, стабилизации экономики и социальной сфе ры, обеспечению положительных сдвигов в социально-экономическом раз витии республики. Основу мероприятий составят «Основные направле ния стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике», одобренные Верховным Советом СССР от 19 октября 1990 года», предпо лагавшие:

– максимальную свободу хозяйственной деятельности. Признание важ ной социальной роли и всемерное поощрение наиболее активных, ква лифицированных и талантливых людей – рабочих, крестьян, инженеров, предпринимателей и организаторов производства;

Бактыгулов Дж. и др. Уровень жизни населения Киргизстана (1961-1994 г.). – Бишкек, 1995. – С. 17-18.

Векторы и парадигмы киргизской независимости – полную ответственность хозяйственных организаций, предпринима телей, всех работников за результаты экономической деятельности, опира ющуюся на равноправие всех видов собственности;

– конкуренцию производителей как важнейший фактор стимулирова ния хозяйственной активности, увеличения разнообразия и повышения качества продукции в соответствии с запросами потребителей, снижения издержек и стабилизации цен;

– свободное ценообразование. Рыночные механизмы могут эффективно функционировать только в том случае, если большая часть цен устанавли вается на рынке свободно, балансируя спрос и предложение. Государствен ный контроль за ценами допустим только в ограниченной сфере;

– отказ государства от прямого участия в хозяйственной деятельности (за исключением отдельных специальных областей);

– распространение рыночных отношений на те сферы, где они показы вают более высокую эффективность в сравнении с административными формами регулирования. Вместе с тем в экономике сохраняется значитель ный нерыночный сектор, включающий те виды деятельности, которые не могут быть подчинены исключительно коммерческим критериям (оборона, здравоохранение, образование, наука, культура);

– открытость экономики, ее последовательная интеграция в систему мирохозяйственных связей. Любые хозяйственные организации вправе осуществлять внешнеэкономические операции. Иностранные фирмы на равных условиях со всеми производителями действуют на внутреннем рынке в соответствии с установленным законодательством и общеприня тыми международными нормами;

– обеспечение со стороны государственной власти на всех уровнях со циальных гарантий гражданам, понимаемых, с одной стороны, как предо ставление всем гражданам равных возможностей в том, чтобы своим тру дом и накоплениями обеспечить себе достойную жизнь, а с другой стороны, как государственная поддержка нетрудоспособных и социально уязвимых членов общества».

Начался процесс стремительного разрушения старых экономических институтов, которые образовывали каркас формальных, скрепленных пра вом и силой ограничений экономического поведения и взаимодействий субъектов экономики. Значительно медленнее перестраивалось складывав шееся десятилетиями экономическое поведение большинства экономиче ских субъектов. На прежних экономических структурах в результате само деятельности экономически активного меньшинства населения возникают новые экономические отношения. Игра интересов начинает править ходом процесса перестройки экономического уклада.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Размышления на пути к рынку и об опыте других Стагнирующая экономическая ситуация заставляла элиту общества по другому взглянуть на экономику, историю, политические структуры и си стему управления. Многим казалось, что нужно сразу шагнуть в рынок, но прежде чем делать это, необходимо было оценить все последствия такого шага и продумать, несколько страна готова к такому «рыночному» прыжку.

Если говорить о рынке как инструменте, способном решать многие со циальные и экономические проблемы, то, казалось, ему не было разумной альтернативы. Рынок является результатом тысячелетней эволюции эко номических отношений и в своих развитых формах обеспечивает реше ние многих сложных экономических проблем, как свидетельствовал опыт стран Европейского Союза, Северной Америки, Японии, Кореи. Но хотя было велико искушение быстрее достичь таких же высот в образе жизни, социальной обеспеченности и изобилия, как «у них», присутствовало пони мание того, что необходимо трезво оценивать свой экономический потен циал, уровень развития, качество человеческого капитала, национальные особенности. Самое важное в тот момент было то, что необходимо изба виться от иллюзий о возможности быстрого (3-4 года) вхождения в рынок, способного решить все экономические·проблемы. Однако история подска зывала, что становление рынка будет носить долгий и затяжной характер, а всякие попытки форсировать этот процесс будут сопряжены с существен ными социальными и экономическими издержками. Приходило понима ние того, что сам рынок необходимо рассматривать как форму социально экономической трансформации, без которой невозможно освоение новых технологий и достижение нового качества экономического роста. В начале 1990-х годов уже происходили мощные дезинтеграционные процессы на всем постсоциалистическом пространстве, включая и рас пад экономических связей. Механизм этих процессов сегодня достаточно хорошо изучен, включая и роль последнего высшего руководства СССР и РСФСР.50 Сама концепция реформ, избранная Горбачевым и его командой, Вопрос дискутивный, см. например: «Все современные капиталистические экономики были и остаются в разной степени смешанными и регулируемыми, сочетающими в себе частную и государственную собственность, рыночные и нерыночные методы регулирования, соотно шение которых со временем неоднократно меняется. Ни в одной из них никогда не было по настоящему полностью «свободного рынка», идею которого проповедуют их идеологи. Кро ме того, сочетание в экономике крупных государственного и частного секторов было традици онным для России – как царской, так и советской, за исключением периода после окончания нэпа в 1929 году». – Коэн Стивен. Можно ли было реформировать cоветскую систему// «Сво бодная мысль-ХХI». – М., 2005. – Январь. Статья впервые опубликована на английском языке в Slavic Review. – Vol. 63. № 3. Fall 2004. – P. 459-488.

Например, о роли М.С. Горбачева многое говорят слова из его собственного выступления на семинаре в Американском университете в Турции: «Целью всей моей жизни было уничто жение коммунизма…Именно для этой цели я использовал свое положение в партии и стра не…Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей». – Горбачев М.С. Речь на се минаре в Американском университете в Турции// Советская Россия. – М., 2000. – 19 августа.

Векторы и парадигмы киргизской независимости оказалась критически затратной для государства. Распад экономических связей, политико-правовая неопределенность и перемещение фондов пред приятий в коммерческие структуры привели к обострению экономическо го кризиса. Нарастание дефицита бюджета и экономического кризиса, есте ственно, способствовало именно центробежным тенденциям. Центр вос принимался как источник социально-экономических бедствий, избавление от него – как избавление от трудностей. Отсутствие эффективных меха низмов, обеспечивающих юридическую и экономическую защиту не толь ко потребителей и производителей, но и целых республик, ускоряло про цесс хаотизации.

С точки зрения нового руководства Киргизии, рынок, несмотря на свои внутренние противоречия, был необходимым механизмом и регулятором, рынок становился безальтернативной формой хозяйствования и движение к нему необходимо начинать как можно скорее.

Вообще, важным обстоятельством, подталкивавшим к этому времени многие союзные республики к выходу из СССР, стала невозможность при нятия единой «работающей» общесоюзной программы перехода к рынку.

Это было обусловлено несколькими причинами. Во-первых, это была изна чальная неопределенность в выборе путей перехода к рынку в союзном ру ководстве. Во-вторых, отсутствовало общественное согласие относительно рынка среди различных социальных групп населения. В-третьих, существо вали различные воззрения не только экономического, но и политического характера относительно как программы перехода к рынку, так и принципов будущего государственного устройства страны. Становилось все более оче видным, что движение к рынку связывается не только с определенным эко номическим, но и политическим выбором. Существенно недооценивалась роль регионального фактора. Неравномерность экономического развития и неодинаковые стартовые условия к рынку обусловили различную динами ку социальных, экономических (рыночных) и политических преобразова ний, выработку различных вариантов структурной перестройки экономики на региональном уровне.

Важной проблемой Киргизстана были созданные в результате инду стриализации хозяйственные структуры. Предприятия обрабатывающей промышленности строились в немногих крупных центрах промышленно го развития, работали в основном на привозном сырье и комплектующих, привлекали квалифицированную рабочую силу из других союзных респу блик. Другими словами, они играли, по сути, роль индустриальных фор постов центра, почти не включаясь в местные воспроизводственные про цессы. С другой стороны, сельскохозяйственное сырье, как правило, поч ти полностью вывозилось для переработки за пределы Киргизстана. Таким образом, город и село страны экономически были дезинтегрированы, даже в социальном плане разобщены в силу весьма значительных различий в Векторы и парадигмы киргизской независимости уровне жизни, прямо противоположной пропорции между коренным и не коренным населением города и села, ограниченных возможностей для вы ходцев из села трудоустроиться в городе.

Такая ситуация сложилась в связи с разрывом между темпами демогра фического и экономического роста. Если последний определялся в основ ном динамикой промышленного производства, сконцентрированного в го родах, то прирост населения в основном имел место в сельской сфере. Там и сейчас сосредоточена большая часть населения. В результате дефицит капитальных вложений на селе сочетался с избытком малоквалифициро ванной рабочей силы.

Все это имело разительное сходство с усредненным портретом стран «третьего мира». С развивающимися странами Киргизстан роднили, пре жде всего, анклавный (островной) характер индустриализации, вывоз пре имущественно сырья, скрытое аграрное перенаселение и низкий уровень жизни. В силу этих обстоятельств новое руководство республики посчи тало небесполезным обратиться к их опыту модернизации экономик. Гро мадное разнообразие географических, этнических, политических, эконо мических условий не позволяло свести этот опыт к единому знаменателю.

Кроме того, этот опыт следовало оценивать достаточно трезво, поскольку для большинства стран третьего мира результаты модернизации были весь ма противоречивы, а проблемы, которые типичны для них, могли стать и проблемами Киргизстана.

Одной из таких проблем являлось наложение рыночной реформы на ситуацию «инвестиционного голода». Само по себе развитие рыночных структур в народном хозяйстве республики еще не могло решить основные задачи ее развития. Причина этому – дефицит инвестиционных ресурсов, заложенный в самой структуре республиканской экономики.

Из опыта развивающихся стран следовало, что есть ряд и других об стоятельств, которые необходимо было учитывать при переходе к рынку и формировании всей рыночной инфраструктуры.

Во-первых, вхождение промышленных предприятий в режим рыночно го функционирования требовало значительных вложений для реконструк ции и перепрофилирования многих из них, что создавало бы дополнитель ную нагрузку на материальные и финансовые ресурсы.

Во-вторых, в условиях постоянного давления проблемы занятости ры ночные процессы были бы стеснены в своем развитии.

В-третьих, без привлечения инвестиций извне, при имеющемся уров не отставания и остроте социальных проблем, нельзя было рассчитывать на сколько-нибудь крупные достижения. В закрытой и обремененной внутренними проблемами экономике, рыночные процессы, как правило, приобретают малоэффективный и во многом ущербный характер. Нехват ка средств не дает возможности создавать технологически современные, Векторы и парадигмы киргизской независимости конкурентоспособные предприятия. Экономическая активность ограни чивается мелким ремесленным предпринимательством, а также торговым посредничеством и ростовщическим кредитованием. Массовое аграрное перенаселение является благодатной почвой для сохранения всевластия местной бюрократии, которая коррумпируется и разлагающе действует на культуру рыночных отношений. Изначально было ясно, что угроза запла тить высокую цену за вхождение в рынок стояла и перед Киргизстаном.

Вопрос состоял в том, чтобы как можно скорее создать экономические и политические условия, которые были бы привлекательны для вложения средств на коммерческой основе. Очевидно, комплекс таких условий вклю чает в себя политическую стабильность, наличие определенной рыночной инфраструктуры (прежде всего финансово-кредитной) рыночного сектора в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, сфере услуг, либе ральную в целом государственную политику.


Развитие рыночных отношений в развивающихся странах происходит в условиях неоднородности экономики, при наличии так называемых «тра диционных» секторов. Они включают в себя натуральные или полунату ральные аграрные хозяйственные ячейки и занимают значительное место в народном хозяйстве. Несмотря на то, что этот хозяйственный сектор отли чается низкой товарностью (если он не специализируется на технических, экспортных культурах), архаичностью технологий и невысокой произво дительностью, государство, как правило, его поддерживает, часто вопреки рекомендациям международных финансово-кредитных организаций. Такая политика не имеет ничего общего с благотворительностью и вполне праг матична. Она исходит из того, что в сфере этих по всем меркам отсталых аграрных структур сосредоточена значительная часть сельского населения, которая либо по своим социально-культурным качествам еще не готова включиться в современное производство, либо другие возможности прило жить свой труд просто отсутствуют из-за недостаточности производствен ного накопления. В этой очень распространенной ситуации сохранение по лунатуральных хозяйств преимущественно потребительской ориентации играет роль социального амортизатора, поскольку сохраняет условия для выживания сотням тысяч сельских жителей. По существу, экономическая структура развивающихся стран многоукладна в своей основе и включает в себя, по крайней мере, три сектора: «традиционный», собственно рыноч ный и государственный.

Все эти размышления позволили тогда сформулировать несколько важ ных выводов на старте экономических реформ.

Во-первых, следовало несколько по-иному взглянуть на проблему многоукладности в экономике. Необходимость этого вытекала не только из потребности ввести новые рыночные структуры и обеспечить свобод ную конкуренцию различных форм собственности. Исключительно важно Векторы и парадигмы киргизской независимости было обеспечить укрепление аграрного сектора, в основе которого лежит натурально-потребительская ориентация и чья товарность определяется, прежде всего, наличием излишков и потребностью в таких денежных по ступлениях, которые бы покрывали привычные потребности крестьянской семьи. Речь шла о создании института крестьянских хозяйств, через расши рение личных подсобных хозяйств. В отличие от подсобных, крестьянские хозяйства должны были создать возможность полной занятости и самообес печения самим семьям сельхозпроизводителей. От фермерских хозяйств их отличает отсутствие исключительной рыночной ориентации, соответ ствующей ей узкой специализации и высокопроизводительной технической базы. Такой хозяйственный сектор, возможно, недостаточно эффективен с точки зрения рынка, но зато мог бы дать возможность значительной части сельского населения поддерживать приемлемый уровень жизни. Это было особенно важно для экономически инертных слоев сельского населения, поскольку позволило бы им адаптироваться к рыночным преобразованиям без резкого изменения условий труда и образа жизни. При этом несколько расширились бы и возможности занятости сельского населения.

Во-вторых, опыт развивающихся государств показал, что, несмотря на усилия по поддержанию устойчивости сельских структур, перелив насе ления из сел в города приобретает значительные размеры. При недостатке рабочих мест, нехватке жилья, низкой квалификации мигрирующей сель ской молодежи, значительная ее часть не может найти постоянной работы.

Выходцы из села часто создают своеобразные пояса социальной напря женности на окраинах больших городов. Наименее благополучные попол няют ряды преступных группировок. Те, кто получают устойчивое место работы часто не могут похвастаться высокими доходами и минимально нормальным уровнем благоустройства. Именно из них рекрутируется со циальная база популистских политических партий и движений. Комплекс этих явлений действует как политический дестабилизатор и, как правило, перерастает в хроническую общественную болезнь.

В этой связи необходимо было предусмотреть максимальное стимули рование создания новых рабочих мест в сельской местности и малых го родах. Большое значение при этом приобретала роль инвестиций, однако их ограниченность, как и необходимость создания большого числа малых предприятий, распыленных по территории Киргизстана, потребовали бы проведения политики поощрения мелкого предпринимательства на селе, в сфере промышленности и услуг.

В ряде стран программы развития мелкого сельского предприниматель ства дали значительный социально-экономический эффект. Как правило, они включали в себя меры, стимулирующие развитие предприниматель ства в таких трудопоглощающих отраслях как стройиндустрия, ориентиро вали малые предприятия на выпуск недорогих и простых в изготовлении и Векторы и парадигмы киргизской независимости обращении средств малой механизации и сельхозорудий, нересурсоемких и позволяющих сохранить определенный уровень занятости в сельском хо зяйстве. Совокупность мер по поддержке сельского предпринимательства в частности включала в себя создание специальных государственных или смешанных корпораций, которые обеспечивали льготное кредитование и оказывали техническое содействие, организуя снабжение и сбыт продук ции. В этих странах также практиковалось создание в сельских районах так называемых «зон промышленного развития», в которых велось прио ритетное государственное промышленное строительство, а местному пред принимательству создавались особо льготные условия в налогообложении, кредитовании, снабжении, выделении земельных участков и т.д.

Такая политика успешно сочеталась бы с развитием малых городов, как центров притяжения избыточного сельского населения, что позволяло бы впоследствии значительно ослабить давление на крупные города.

Общественный консенсус и движение к рынку Сложные процессы не только экономического, но и межнационального характера были неотъемлемой частью киргизского общества в конце 1990-х годов. Причина этого была не только в социальной неоднородности, но и в недооценке такого фактора как умение стремиться и добиться обществен ного консенсуса. Для Киргизстана 1990-х годов проблема общественно го согласия была, прежде всего, проблемой согласия межнационального, только оно могло создать условия для развития вообще. Как показали ош ские события в июне 1990 года, это недооценивалось, а отчасти и намерен но игнорировалось, как официальными политическим структурами, так и, особенно, неформальными движениями. Общественный консенсус в мно гонациональных образованиях труднодостижим, но, тем не менее, именно он представляет собой единственную альтернативу негативным социаль ным, политическим и экономическим процессам. Опыт многих стран по казал, что только общественный консенсус обеспечивает успех экономиче ским реформам, создает экономическую и социальную стабильность в об ществе. Вровень с этой стояла и другая задача нового экономического кур са – укрепление экономически самостоятельного крестьянства, что пред полагало, прежде всего, разработку определенной экономической полити ки по отношению к селу. Проблема села имела нюанс, важный с точки зре ния общественного консенсуса. Коренное население Киргизстана живет на селе, оно наименее приспособлено к рыночным преобразованиям и тем по следствиям, которые они несут.

Создавая новую систему экономических отношений, необходимо было одновременно создавать условия для того, чтобы каждый занял свою «нишу» в системе таких отношений, поскольку это уже придает чувство уверенности, что немаловажно в замкнутых социальных сообществах. Это Векторы и парадигмы киргизской независимости чувство уверенности на тот момент времени давали только подсобные хо зяйства, имевшие, правда натуральные и полунатуральные формы. Легко было предположить, что как только стихийная сила натуральных и полуна туральных форм хозяйства будет дополнена рыночными, то социальные и экономические издержки такого шага будут катастрофическими.

Для села характерен избыток трудовых ресурсов. Как правило, это мо лодежь, полная энергии, но не имеющая профессиональной подготовки.

Если они останутся без работы и в условиях рынка, то город вряд ли вы держит этот «людской» пресс. Для Киргизстана, где проживали предста вители около восьмидесяти этносов, принципиальное значение имел та кой фактор, как неравномерная экономическая активность различных эт нических групп. В условиях рыночных преобразований это могло стать причиной межнациональных конфликтов. Поэтому в качестве основы для межнационального консенсуса было целесообразным предложить особую социально-экономическую политику по отношению к селу. Основными чертами такой политики виделись следующие:

– определенная плавность рыночных преобразований;

– экономические меры по расширению и укреплению крестьянских хо зяйств, создание многосекторного и многоукладного хозяйства с целью по вышения товарности производства;

– поощрение развития всех форм мелкого промышленного предпринимательства.

Консенсус межнациональный было необходимо дополнять консенсусом экономическим. Это может быть достигнуто, прежде всего, за счет экономи ческих связей города и села. Устойчивые связи могут быть созданы, если го род сориентирует часть производства на нужды села, даст не только потре бительские товары, но и то, что необходимо для ведения хозяйства в неболь ших, в 50-100 соток, хозяйствах. Вполне возможно, что такая ориентация го родской промышленности будет сопряжена с определенным ограничением своей экономической свободы, отказом от выгодных контрактов, частичным сохранением не рыночных, а распределительных отношений. В таком созна тельном ограничении собственной экономической свободы каждым из субъ ектов и проявляется стремление города к консенсусу. Рыночная политика в переходный период должна носить компромиссный характер. Основное со держание этого компромисса должно заключаться в необходимости проведе ния очень гибкой экономической политики, учитывающей, с одной стороны, необходимость становления рыночных структур, а с другой – обеспечение определенной социальной стабильности в обществе.


Переходный период может считаться завершенным тогда, когда будет обеспечен такой приток инвестиций и объем внутренних накоплений, кото рый позволит в значительной степени снять остроту проблемы трудоизбы точности, существенно расширить ресурсные и социальные возможности развития рынка.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Таким образом, переход к рынку должен был включить в себя:

I. Поддержку и развитие различных форм мелкого предпринимательства, особенно на селе, в целях поглощения рабочей силы и решения вопро сов занятости. При этом вопросы формирования первичных рыночных структур и научно-технического развития должны решаться и финан сироваться государством или в рамках отраслевой государственной политики.

II. Создание многоукладного сектора хозяйствования, прежде всего, в сель ском хозяйстве. Многоукладность сектора в сельском хозяйстве должна быть основана на следующих типах хозяйств:

а) крестьянском, по существу мелкотоварном и имеющем полунату ральный характер и ставящем своей целью самообеспечение семьи сельхозпродуктами;

б) арендные и кооперативные, среднетоварные, ориентированные в значительной мере на рынок и охватывающие не только производ ство, но и частичную переработку сырья;

в) государственные, имеющие в своей основе уже существующие фор мы сельскохозяйственного производства.

Кроме того, на стыке этих типов хозяйств могут возникать и другие хозяйственные структуры и образования.

III. Проведение дифференцированной по зонам аграрной политики, которая учитывала бы такие факторы как обеспеченность земельными угодья ми, национальный состав, наличие перерабатывающих мощностей.

IV. Реализация политики разгосударствления за счет передачи или прода жи в другие формы собственности (коллективную, личную, смешан ную) хронически убыточных и малорентабельных предприятий и про изводств.

V. В области государственного управления:

а) Существенное сужение роли плана, как формы государственного регулирования экономикой, и предоставление полной свободы хо зяйственной деятельности предприятиям и сельскохозяйственным производителям.

б) Реорганизация на коммерческих принципах имеющихся банков ских структур и использование кредита в качестве универсального и основного распределительного инструмента. Это существенно огра ничит перераспределительные функции министерств и ведомства.

в) Формирование независимых специализированных отраслевых снаб женческих организаций на коммерческой основе и ликвидация снаб женческих структур в отраслевых министерствах.

Таковыми виделись горизонты и пути к рынку для тех, кому уже в бли жайшее время предстояло на практике начать осуществление рыночных реформ.

Векторы и парадигмы киргизской независимости *** Вступая на путь независимости, что в значительной мере стало не столько результатом собственных и целенаправленных действий самого киргизского общества, сколько итогом разрушительных процессов на всем постсоветском пространстве, новая политическая элита Киргизстана еще не осознавала всю глубину и масштабность тех новых вызовов, с которыми она столкнется в самое ближайшее время.

Если же определять хронологию киргизских экономических реформ (а они неотделимы от политических и институциональных), то нужно выде лить четыре этапа, каждый из которых характеризуется своей внутренней логикой и определенной завершенностью (за исключением последнего чет вертого этапа).

1. 1991-1995 гг. – этап полного крушения централизованной плановой экономики, запуск рыночных механизмов, переход к самостоятельной денежно-кредитной политике и выработка мер макроэкономической стабилизации.

2. 1996-2001 гг. – этап активных институциональных реформ, формирова ние частного сектора и реабилитации производственной инфраструкту ры экономики.

3. 2001-2005 гг. – этап массированного либерализма и политического плю рализма.

4. С 2005 г. – этап внутренней турбулентности с элементами имуществен ного и политического ревизионизма, а также ускоренным обогащением новой киргизской элиты.

1991-1995 гг. Экономический коллапс и «несозидательное» разрушение Прежде всего, необходимо отметить, что в рамках сложившейся плано вой системы управления и хозяйствования Киргизстан поддерживался до тациями из союзного бюджета по трем направлениям:

– непосредственная поддержка республиканского бюджета в размере около 4% ВВП;

– прямая подпитка экономики страны в размере около 30% ВВП в виде финансовых, материальных и производственных ресурсов по поддержке таких секторов как: текстильная, пищеперерабатывающая, горнорудная промышленности, машиностроение, содержание и создание производ ственной инфраструктуры – дорог, ирригационных сооружений, объектов электроэнергетики, промышленное и гражданское строительство;

– поставка нефти и газа (нефтепродуктов и продуктов их переработки) по льготным ценам, значительно ниже рыночных.

Либерализация цен в Российской Федерации (январь 1992 г.) практически лишила Киргизстан льготных тарифов на энергоносители. В условиях тако Векторы и парадигмы киргизской независимости го шокового удара по экономике население резко сократило уровень лично го потребления (до 54%), а государство – внешнеторговые операции. Сово купный отрицательный эффект (отсутствие централизованного финансиро вания, сокращение потребления и внешнеторговых операций), по расчетам проф. Ю. Курокава, привел к потере в 1993 году около 52% ВВП от уров ня 1990 года.51 Необходимо отметить, что более чем двукратное уменьше ние ВВП страны произошло за очень короткий промежуток времени – все го за три года. Для сравнения, даже в самые тяжелые годы войны объем ВВП СССР сократился на 26% против уровня довоенного 1940 года, а в период крайне болезненных реформ в Российской Федерации (1991-1998 гг.) объ ем ВВП упал на 48,5%.52 Такие экономические потери приблизительно сопо ставимы с послевоенной ситуацией в объединенной экономической области (будущая ФРГ), где общая промышленная продукция достигала в 1947 году лишь 36% от ее объема в 1936 году, а текстильное производство и того мень ше – только одну седьмую.53 Эксперты Азиатского Банка Развития экономи ческий спад этого периода сравнивали по своим масштабам для националь ной экономики с временами Великой депрессии в США. Как видно, падение киргизской экономики было стремительным и глу боким. Объективности ради необходимо отметить, что во всех странах СНГ переход к рыночной экономике сопровождался «инвестиционным кризи сом и сужением реального сектора экономики: сельскохозяйственное про изводство в 1991-1995 годах ежегодно сокращалась в среднем по содруже ству на 8%, промышленное – на 14, грузоперевозки – на 25%»55. Фактиче ский экономический коллапс нашел отражение в резком падении производ ства промышленной продукции, впоследствии это выразилось в потере це лых отраслей промышленности (см. табл. 1) и привело к миграции квали фицированной рабочей силы, основу которой составляли русские, украин цы и немцы. На 1 января 1995 года из Киргизстана выехали 196900 рус ских, 71700 немцев и около 80000 человек – представителей других наци ональностей.

Для сравнения, в рамках союзной специализации Киргизстан в году производил 3% общесоюзного объема по электродвигателям и 2,3% – по машинам и оборудованию для сельского хозяйства. Курокава Ю. (советник Министерства финансов). Отчет «Экономика Киргизстана: страте гия поддержки» (декабрь 1994 г. Министерство финансов Киргизской Республики).

Яковец Ю.В. Экономические кризисы: теории, тенденции, перспективы. – М.: МФК. 2003, с. 33-35.

Эрхард Л. Благосостояние для всех. – М.: Дело. 2001, с.24.

Доулинг М., Вигнарая Г. Центральная Азия после пятнадцати лет переходного периода:

рост, региональное сотрудничество и выбор политики. – ADB. 2005, с. Шишков Ю. СНГ: полтора десятилетия тщетных усилий// Вопросы экономики №4. –М., 2007, с.116.

Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. – М.: Финансы и статисти ка. 1991, с.359.

Векторы и парадигмы киргизской независимости таблица 1. Динамика производства основных видов промышленной продукции Продукция 1990 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Уголь (тыс. тонн) 1800 463 410 522 433 417 425 475 459 – Эл. двигатели – 49 44 27 14 1 1 1 0 (тыс. шт.) Металлорежущие – 27 17 44 12 – 3 0 2 – станки (тыс. шт.) Глубинные насосы – 12 7 5 2 1 1 1 0 – (тыс. шт.) Автомашины 24,27 8 1 12 0 0 0 0 0 (тыс. шт.) Прессподборщики – 201 17 – 13 6 0 0 0 (тыс. шт.) Цемент (тыс. тонн) 1387 310 546 658 709 386 453 469 533 Листовое стекло 0,9 2 3 2 2 1 0 0 6 (млн. кв. м.) Стиральные машины – 4 3 2 0 0 0 0 0 (тыс.шт.) Электролампы 138 157 180 200 213 232 253 282 (млн. шт.) Как видно из табл. 1, удалось сохранить промышленные объемы только по трем позициям: производство электроламп, цемента и листового стекла.

Другой острой проблемой, но уже социального характера, стала сама демографическая структура населения. Экономически активная часть со ставляла более 60% населения, но она характеризовалась глубокими воз растными диспропорциями: детские пособия должны были выплачиваться более 1,1 млн. детям в возрасте до 16 лет (одна четвертая часть всего на селения), а пенсии различным категориям граждан – для 0,6 млн. человек.

В дореформенный советский период на социальные расходы направлялось до 15% ВВП, и хотя правительство выдерживало этот уровень финансиро вания, но с учетом двукратного реального сокращения ВВП, социальные расходы сокращались в таком же соотношении. Это, конечно, привело к резкому росту уровня бедности населения: более 1 млн. человек к концу 1994 года уже находились у официально установленной черты бедности, и к ним относилось 70% семей в сельской местности и 35% семей – в горо дах. Официально установленный порог бедности составлял 87 сомов на че ловека в месяц (около 8 долларов США), позже в 2001 году этот показатель был пересмотрен и составил 2,5 доллара в день.

Уровень бедности рос не только по причине сокращения социальной поддержки со стороны государства. Существенное сокращение экономи Векторы и парадигмы киргизской независимости ческой активности вызвало рост безработицы и соответственно, падение индекса человеческого развития. Значение индекса составило 0,664 в году против 0,908 в 1990 году.57 В 1995 году численность официально заре гистрированных безработных достигла 160 тыс. человек (около 10% трудо способного населения). В 1991 году уровень занятости составлял 80%. Бо лее 60% безработных составляли женщины, из которых три четверти име ли детей в возрасте до 14 лет. Одну треть безработных составляли молодые люди в возрасте от 16 до 29 лет. Кроме того, каждый год около 100 тыс. вы пускников школ пополняли рынок труда, практически обрекая себя на ста тус безработного.

Фактором, усиливающим бедность значительной части населения, была гиперинфляция: на конец 1992 года она достигла 1259%, а в декабре года – 1366%. Киргизстан принял политическую Декларацию о независи мости 31 августа 1991 года, но продолжал оставаться в рублевой зоне, как и все остальные новые независимые государства. Всплеск инфляции в году во многом был связан с резкой девальвацией российского рубля, кото рый обесценился за год почти в 10 раз.

Решающей инфляционной составляющей были экзогенные факторы, в особенности резкое повышение цен на импортные энергоносители, а также многие виды сырья и комплектующих. Именно осознание невозможности проведения политики макроэкономической стабилизации в условиях такой гиперинфляции стало поворотным пунктом при принятии политического решения о выходе из рублевой зоны и введении национальной валюты. На циональная валюта – СОМ, была введена 10 мая 1993 года с обменным курсом 4,7 сом – 1 доллар США. В июле 1993 года была проведена валют ная реформа в России, а осенью этого же года рублевая зона окончательно развалилась.

В таких крайне неблагоприятных условиях в 1993 году была разрабо тана программа макроэкономической стабилизации, основными направле ниями которой стали: борьба с инфляцией, жесткая кредитно-денежная по литика, либерализация цен, сокращение субсидий и социальных пособий, приватизация государственной собственности, формирование рынка труда, построение двухуровневой банковской системы.

Важной ресурсной частью этой программы стали внешние займы, пре доставленные по линии международных финансовых организаций (МВФ, Всемирный банк, Азиатский Банк Развития, Европейский банк Реконструк ции и Развития), а также страны-доноры – Япония, Германия, Швейцария.

Первый пакет такой помощи составил 300 млн. долларов, и практически все займы были предоставлены на льготных условиях. Это стандартные условия международной помощи развитию: процентная ставка до 1%, срок займа – 30-40 лет, отсрочка по выплатам – 7-10 лет.

Экономический обзор Азиатского Банка Развития. Октябрь,1995 г., с. 10.

Векторы и парадигмы киргизской независимости В силу инерционности макроэкономических систем первые результаты стабилизационной программы проявились только в 1995 году, хотя отдель ные позитивные сдвиги были отмечены уже в 1994 году: в конце года инфля ция составила 87%, число приватизированных промышленных предприя тий – 4428, было организовано 18269 фермерских и крестьянских хозяйств.

Именно в этот период были осуществлены системные преобразования не обратимого характера с целью формирования основ рыночной экономики.

Необходимо отметить, что экономические реформы дополнялись институ циональными: шло активное формирование нормативно-правовой базы для развития частного, индустриального и финансового секторов. Были при няты законы, направленные на демократизацию общественной и политиче ской жизни общества и создание многоукладной экономики.

1995-2000 гг. Институциональные изменения и формирование социальной базы рыночных реформ Создатель теории институциональной экономики Дуглас Норт в свое время показал важность организационных форм – экономических, идеоло гических, политических и социальных – для создания и функционирова ния рыночных институтов.58 Поскольку институты, в широком понимании, представляют собой результаты самой человеческой деятельности в виде формальных (законы, конституции) и неформальных (договоры и добро вольно принятые кодексы поведения) ограничений или же факторов при нуждения, структурирующих их взаимодействие, то они являются не толь ко нитью, связывающей настоящее и прошлое, но и призваны уменьшать неопределенность в нашей повседневной жизни.

Экономическая история показывает, что одной из важнейших задач го сударства является такое совершенствование социально-экономического механизма, при котором трансакционные издержки участников рыночного обмена были бы минимальными. Именно развитие институтов, создающих благоприятную среду для решения сложных проблем обмена, обеспечивает экономический рост. Понимание важности этого вопроса политическим ру ководством Киргизстана стимулировало изменение институциональной си стемы страны, а сами институциональные реформы получили один из глав ных приоритетов на этом этапе реформ. Дальнейший ход реформ показал, что только активные институциональные изменения способны направить стихийно развивающийся процесс в нужное русло. Несмотря на сильную политическую волю, до конца не были решены вопросы частной собствен ности на землю и недра и их рыночный оборот, проблема «эффективных собственников», построение независимой судебной системы, призванной защищать права собственности и создание конкурентной среды. Это же в одинаковой мере относится к арбитражно-судебной реформе. Несмотря на Douglass Cecil North. Institutions, Institutional Change and Economic Performance, 1990.

Векторы и парадигмы киргизской независимости эти недостатки по реформированию основных институтов рыночного сег мента, этот этап реформ отличался большим динамизмом и позитивным характером перемен, особенно в несельскохозяйственном секторе.

Так, количество предприятий, находящихся в государственной соб ственности сократилось с 6756 в 1992 году до 1071 в 1998 году, а числен ность работающих на них – с 581 тыс. чел. до 101,7 тыс. чел. В стоимост ном выражении доля госпредприятий в объеме добавленной стоимости за этот же период выросла с 336,5 млн. сомов до 1457 млн. сомов, но их доля в ВВП страны сократилась с 45,4% до 3,4%.

Совсем другой была динамика роста частных предприятий. Они росли как грибы после дождя: с 500 в 1992 году до 8484 в 1998 году, соответствен но росла и численность занятых на них – с 23 тыс. чел. до 347,8 тыс. чел.

За этот же период. К 1998 году частные предприятия обеспечивали 28,3% объема ВВП, а производительность труда на них была вдвое выше, чем на государственных.

Таким образом, произошло резкое сокращение государственного секто ра по всем направлениям: объему произведенного ВВП, численности заня тых и общему числу предприятий. В этой связи необходимо отметить, что внешние займы, связанные с реформированием государственного сектора предприятий, не всегда оказывались эффективными. В 1998 году Всемир ный Банк выделил кредит в размере 60 млн. долларов на реструктуризацию двадцати девяти крупных убыточных предприятий, где контрольный пакет акций принадлежал государству. Нисколько не подвергая сомнению благие намерения этого авторитетного международного института, необходимо признать, что незначительный объем выделяемых средств и крайне спор ные методы реструктуризации создали большое социальное напряжение:

практически без работы оказалось около 55 тыс. человек, значительная часть предприятий подверглась процедуре банкротства, а на их базе только в единичных случаях удалось создать новые эффективные производства.

Но даже такие ошибки не могли остановить рост частного сектора, вклад которого в ВВП вырос к 1999 году более чем в шесть раз, число предприя тий этого сектора выросло более чем в 160 раз, и что самое примечательное – этот сектор показал более высокую эффективность производства в срав нении с государственным. Существенные изменения произошли и внутри самого частного сектора (см. табл. 2).

таблица 2. Развитие частного сектора экономики 1992 1995 Показатели фКХ мП ичП фКХ мП ичП фКХ мП ичП Кол-во: ФКХ* 8695 5089 10,5 23180 5433 42,4 49277 7549 9, МП* ИЧП* Числ.

34,0 134,4 – 432,1 91,4 – 797,3 76,5 – Работающих(тыс.чел) Векторы и парадигмы киргизской независимости Объем ВДС* 5,8 23,2 13,2 1012,31422,5 785,9 4198,43408,72984, (млн.сом) ВДС на одного работающего 0,170 0,173 1,257 2,341 15,63418,535 5,270 44,85133, (тыс. сом) Доля в ВВП (%) 0,8 3,1 1,8 6,3 8,8 8,8 12,4 10,1 8, Среднее число 5 26 – 19 17 – 16 10 – занятых (чел.) фКХ – фермерские, крестьянские хозяйства;

мП – малые предприятия;

ичП – индивидуальные частные предприниматели;

ВдС – валовая добавленная стоимость.

Развитие частного сектора показывает две ярко выраженные тенденции:

быстрый рост доли частного сектора в ВВП (с 5,7% в 1992 году до 31,3% в 1998 году) и рост эффективности сектора малых предприятий: производи тельность в этом секторе в восемь раз выше, чем в сельскохозяйственном и в полтора раза – по сравнению с индивидуальными предпринимателями.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.