авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«Общественный фонд Александра Князева Александр Князев Векторы и парадигмы киргизской независимости (очерки постсоветской истории) ...»

-- [ Страница 3 ] --

В дальнейшем этот экономически активный и эффективный сегмент част ного сектора не стал основой киргизской экономики, уступив лидерство го раздо большему по численности (в 2003 году уже насчитывалось около тыс. крестьянских и фермерских хозяйств), но менее эффективному фер мерскому сектору. Основными причинами низкой эффективности аграрно го сектора стали ее изолированность от больших рынков (не только внеш них, но и внутренних) и низкий уровень развития всей инфраструктуры аг робизнеса (высокие ставки кредитования, практически отсутствие лизин га и хорошо развитой сети закупочных компаний и т.д.). Это было уже по тенциально тревожным симптомом для дальнейшего хода реформ, учиты вая, что в 2001 году в сельском хозяйстве работало 53,4% всех занятых, а оно давало только 35,4% ВВП59. Для сравнения: горнодобывающий и энер гетический сектор, где работало только 2,2% занятых, давал 14,2% ВВП60.

Особая ценность реформ в частном секторе заключалась в том, что появил ся новый социальный слой – активных предпринимателей, общая числен ность которых в 1998 году уже приближалась к 1 млн. человек (около 20% всего населения страны).

Самым крупным индустриальным проектом этого периода стало освое ние золоторудного месторождения Кумтор, что стало возможным благодаря значительным объемам прямых иностранных инвестиций и позволило су щественно увеличить объем промышленного производства, а Киргизстан Киргизская Республика. Экономический меморандум. Улучшение перспектив для роста и торговли. Отчет Всемирного банка №29150-KG. 2005, с. 40.

Киргизская Республика. Экономический меморандум. Улучшение перспектив для роста и торговли. Отчет Всемирного банка №29150-KG.2 005, с. 42.

Векторы и парадигмы киргизской независимости стал среди стран СНГ одним из крупных производителей золота, поскольку проектная мощность составила 25 тонн золота в год.

В этот же период динамично развивался аграрный сектор экономики.

Из книги А.А. Акаева «Памятное десятилетие. Трудная дорога к демократии»:

«…Мы осуществили земельную реформу в Киргизстане эволюци онным путем, без вспышек насилия, без серьезных конфликтов, хотя вопрос о земле, затрагивая наиболее важные и чувствительные сто роны жизни общества, не обошелся и без политических разногласий.

… Ключевым фактором было время. Длительная затяжка обесцени ла бы значимость земельной реформы, окончательно подорвала бы возникшие в постсоветский период надежды на поворот к лучшему.

Считаю, что срок в десять постсоветских лет для принятия ре шения о введении частной собственности на землю был неизбежным.

За этот период в сознании киргизстанского крестьянства произо шел перелом, в результате чего земельная реформа попала на подго товленную почву. Крестьяне Киргизстана, как мне кажется, поняли, что полное распоряжение землей дает им желанную экономическую свободу и значительные стимулы для повышения эффективности ис пользования земли». Главным в проведении аграрных реформ стало принятие Закона о част ной собственности на землю и создание около 50 тысяч фермерских хо зяйств. Это позволило резко увеличить производство сельскохозяйствен ной продукции и перейти к полному самообеспечению страны по самым важным продовольственным позициям (см. табл. 3).

таблица 3. Динамика производства продукции сельского хозяйства (тыс. тонн) Продукция 1990 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Зерновые 1500 913 1329 1619 1619 1630 1569 1824 1753 Хлопок 81 75 73 62 78 87 88 98 106 Сахарная свекла 956* 107 190 206 429 536 450 287 522 Семена для производства – 20 35 38 44 58 53 59 72 растительного масла Картофель 365 432 562 678 774 957 1046 1168 1244 Акаев А.А. Памятное десятилетие. Трудная дорога к демократии. – М.: Международные от ношения. – 2002. – С. 31-54.

Международный валютный фонд. Отчет по Киргизстану №05/31. Февраль, 2005, с. 8. На родное хозяйство СССР в 1990 году. Статистический ежегодник. – М.: Финансы и статистика.

1991. – С. 460, 471-477, 503-505.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Овощи 487 318 369 479 556 719 747 815 456 Мясо 254 180 186 186 191 196 196 200 200 Молоко 1185 864 885 912 973 1064 1105 1142 1173 Яйцо 714 147 160 164 176 193 207 228 243 (млн. шт.) Шерсть 39 15 12 11 12 12 12 12 12 * Объем производства 1980 года.

Как видно из данных табл. 3, произошел резкий спад в секторе про мышленного птицеводства и производстве шерсти. Основное сельскохо зяйственное производство приобрело мелкотоварный характер, при сред нем размере сельхозугодий не более 83 гектар и низком уровне механиза ции. По существу этот сектор был наименее производительным в экономи ке с ярко выраженными экстенсивными формами ведения хозяйства.

В августе 1998 года Киргизстан первым среди стран СНГ вступил во Всемирную Торговую Организацию (ВТО). Это решение политического руководства страны не нашло понимания как у партнеров по СНГ, так и среди представителей крупных промышленных предприятий внутри самой страны. И до сих пор это важное для экономики Киргизстана решение, при нятое во многом благодаря политической воле Президента А. Акаева, вы зывает много споров и неоднозначных оценок.

Прежде всего, объективное рассмотрение этого вопроса невозможно без привлечения самых простых статистических данных.

Относительно быстрое вступление Киргизстана в ВТО объяснялось прежде всего тем, что на момент вступления в ВТО в стране действовал до статочно либеральный торговый режим. Средний уровень импортных та моженных тарифов на тот период составлял менее 10%. Киргизстан не при менял в торговле экспортных ограничений. Субсидии в сельском хозяйстве были незначительны. Сектор услуг являлся для Киргизстана одним из сек торов, который требовал скорейшей либерализации и привлечения капита лов и технологий.

Вступление Киргизстана в ВТО и соответствующее изменение таможенно-тарифной политики в сторону либерализации не повлекло сни жения объема поступлений в бюджет государства от таможенных сборов.

Соглашение с ВТО ставило своей целью придать максимально возмож ный импульс развитию торговли, как виду экономической деятельности.

В условиях, когда практически 90% промышленной продукции произво дилось в низкотехнологичных секторах, протекционистская политика в их отношении только консервировала бы технологическое отставание. В силу инерционности положительные последствия этого соглашения в полной мере сказались только через десять лет, о чем будет сказано далее.

Однако бочка меда макроэкономических успехов имела, образно говоря, большую ложку дегтя – за годы реформ резко вырос внешний долг стра Векторы и парадигмы киргизской независимости ны. Действительно, этот долг рос стремительно: 1991-1995 годы – 40,3% от объема ВВП, 1996-1999 годы – 90,9%, 2000-2005 годы – 104,3%, пик пришелся на 2001-2003 годы – 107,5%. Но в 2005 году уровень долга уже снизился до 87,5%.

Причин быстрого нарастания внешнего долга было несколько. Пре жде всего нужны были ресурсы для покрытия разрыва финансирования, образовавшегося после распада СССР. Результатом последствий распада стало то, что Киргизстан пережил падение ВВП на 7,5%, а потери финан совых трансферов из централизованного союзного бюджета составляли 13,5% ВВП. Общее же падение объемов национального производства со ставило 50%, а промышленного – более 73%. Но в новых условиях такой объем средств можно было найти не у партнеров по СНГ, которые сами переживали нелегкие времена, а только у международных финансовых организаций и стран-доноров. Другой причиной были займы на развитие производственной инфраструктуры и финансирование социальных про грамм. Третья причина состояла в том, что Правительству нужно было дать гарантии под определенные проекты развития частного сектора (финансо вого, транспортного, обрабатывающего), что тоже способствовало увеличе нию уровня внешнего долга. Осознавая всю опасность дальнейшего роста внешнего долга, в 2001 году руководство Киргизстана инициировало со вместные переговоры с МВФ перед странами-кредиторами – членами Па рижского клуба по вопросам реструктуризации внешнего долга. Эти пере говоры были завершены в марте 2005 года подписанием Соглашения, что позволило к 2008 году снизить внешний долг до 41,2% ВВП.

Во внешних займах постоянно рос удельный вес льготных кредитов: с 46% в 1996 году до 56% в 2000 году. Основная часть внешних займов на правлялась на реабилитацию объектов электроэнергетики и создание в них новых распределительных мощностей, строительство магистральных ав томобильных дорог (например, автодороги Бишкек-Ош), развитие авиа- и телекоммуникации. Как известно, вложения инфраструктурного характера являются капиталоемкими и неспособны к быстрой окупаемости, однако в условиях крайней ограниченности емкости внутреннего рынка только развитая транспортная инфраструктура могла позволить производителям осуществлять эффективные обменные операции и осуществлять выход на внешние рынки.

Существенным фактором, ослабившим поступательный ход реформ, стал Азиатский кризис 1998 года и российский дефолт августа того же года. Поскольку Россия и Казахстан являлись самыми крупными внешне торговыми партнерами Киргизстана, то кризис неплатежей и невыполне ние двухсторонних обязательств между товаропроизводителями привел к резкому падению реального ВВП. Так, если рост реального ВВП в году составил 7,1%, в 1997 году – 9,9%, то в 1998 году – только 2,1%. За 1996-1999 годы среднегодовой темп роста ВВП составил 5,7%, в то время Векторы и парадигмы киргизской независимости как в среднем по странам СНГ – 3,7%. Этот рост обеспечивался в основном за счет реализации крупных инфраструктурных и минерально-сырьевых проектов, а также сектора сельского хозяйства, роста малых и средних предприятий. Но обрабатывающая промышленность практически не росла – среднегодовой темп прироста составил в этот период 0,2%.

В целом, характеризуя первое десятилетие независимого экономическо го развития Киргизстана, необходимо отметить комплексный характер ре форм, их глубину и открытость. К бесспорным его успехам необходимо от нести сельскохозяйственные реформы широкого диапазона, ликвидацию государственных монополий, массовую приватизацию, либерализацию фи нансового сектора и валютной системы, цен и торговли, создание открыто го внешнеторгового режима. Однако все это обеспечило ограниченный вы игрыш, поскольку не были решены вопросы широкого привлечения ино странных инвестиций и обеспечение высоких темпов экономического ро ста, сохранялся низкий уровень конкурентоспособности промышленности, не были решены задачи диверсификации производства и экспорта. Но, не смотря на эти недостатки, международные эксперты дали высокую ком плексную оценку экономическим преобразованиям в стране (см. табл. 4).

таблица 4. Комплексная оценка реформ Промышленная Характер эконо- Региональное Страны конкуренто мических реформ сотрудничество способность Азербайджан Высокий Низкая Среднее Казахстан Высокий Средняя Среднее Туркменистан Низкий Низкая Низкое Киргизстан Высокий Низкая Высокое Таджикистан Средний Низкая Высокое Узбекистан Средний Низкая Низкое Основным результатом этого десятилетия (1991-2000 годы) нужно счи тать необратимый характер самих рыночных преобразований. Несмотря на все негативные социальные последствия реформ, кредит доверия со сторо ны населения к политическому руководству страны все еще оставался вы соким. Вместе с тем было очевидно, что страна сталкивается со многими проблемами, уже встречавшимися на пути реформ в развивающихся стра нах Азии и Латинской Америкии не только там. Доулинг М., Вигнарая Г. Центральная Азия после пятнадцати лет переходного периода:

рост, региональное сотрудничество и выбор политики. – ADB. 2005, с.21.

Учение Листа стало называться «экономическим национализмом», а сам он потом стал пер вым теоретиком «государственного протекционизма». В итоге на базе этих взглядов в году был создан Таможенный союз германских государств, на платформе которого Бисмарк и воссоздал единую Германию. См.: Дугин А. Конец экономики. – СПб.: Амфора, 2010. С.78-79;

Стариков Н. Хаос и революции – оружие доллара. – СПб.: Питер, 2012. – С.268, и др.

Векторы и парадигмы киргизской независимости 2001-2005 гг. Массированный либерализм и политический плюрализм Формирование многоукладной экономики, появление качественно но вого социального слоя в лице предпринимателей, создание системы сво бодной торговли и новых рыночных институтов не могло произойти без создания новых общественных отношений и формирования демократиче ской системы государственной власти. Экономическая свобода неминуемо ставила вопрос о свободе политической, свободе гражданских прав и сво боде средств массовой информации. В стране стали действовать, хотя еще не с должной эффективностью, более сорока политических партий. Было создано около шести тысяч неправительственных организаций, ставших своего рода аккумуляторами потенциала общественной активности.

Поли тика децентрализации государственного управления и укрепления местно го самоуправления дала возможность управлять делами сообществ (в Кир гизстане всего насчитывается 23 городских, 27 поселковых и 443 сельских сообщества) более 7,4 тыс. представителям местных кенешей. Модерниза ция сектора телекоммуникаций практически сделала общедоступным Ин тернет и в стране было зарегистрировано более ста печатных и электрон ных изданий. Бурный характер экономических преобразований, однако, не решал трех важных проблем страны: по-прежнему высоким оставался уро вень бедности и безработицы, значительных размеров достигла теневая экономика и крайне низкой оставалась конкурентоспособность промыш ленности, что затрудняло диверсификацию производства, ее реструктури зацию и технологическое обновление. Нерешенность последней проблемы практически сводила на нет все преимущества от членства в ВТО в части расширения экспорта продукции промышленности.

Еще в 1996 году Киргизстан и ПРООН приняли Программу устойчиво го человеческого развития, основной целью которой было сокращение бед ности. Тем не менее, в 2000 году к категории бедных относилось 62,6% на селения, а к категории очень бедных – 32,9%, т.е. почти половина всего бед ного населения. Но только в период с 2000 по 2004 годы удалось добиться ощутимых результатов: общий уровень бедности снизился к 2004 году до 45,9%, а уровень численности очень бедных – до 13,4%. Основной причи ной высокого уровня бедности была значительная безработица среди тру доспособного населения (около 3 млн. чел.). Согласно официальной стати стике, в 2000-2004 годы уровень безработицы колебался от 7,8% до 9,0% (240-270 тыс. чел.), среди которых 40-50 тыс. чел. составляли выпускни ки вузов. Однако если учесть, что в этот же период ежегодно в среднем тыс. киргизстанцев выезжало на заработки за пределы страны, представля ется, что фактический уровень безработицы был значительно выше.

Что касается теневой экономики в производственном секторе, то ее рост оценивается экспертами ПРООН с 8,4% ВВП в 1995 году до 15,2% ВВП Векторы и парадигмы киргизской независимости в 2004 году. В масштабах всей экономики эта цифра еще выше – почти 45% ВВП. Основной причиной ухода бизнеса в «тень» является нежелание платить налоги и непрозрачность государственной системы управления и администрирования ведения бизнеса.

Анализ киргизского экспорта за 2003-2005 годы показывает, что его основу составляют ресурсоемкие товары (52%-56%), а остальной объем приходится на низкотехнологичные, трудоемкие товары (28%-30%), в то время как доля средне- и высокотехнологичных не превышает 16%-17%.

Динамика изменения ВВП является синтетическим показателем, харак теризующим не только уровень, но и скорость экономических изменений.

В сравнении с другими странами региона, как обеспеченных энергоресур сами и имеющих выход к морю, так и не имеющих таких преимуществ, Киргизстан демонстрировал приемлемый темп экономического роста (см.

рис. 1).

Рисунок 1. Изменение реального ВВП (1990-2004 гг.) 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Азербайджан Казахстан Кыргызстан Польша Россия Таджикистан Туркменистан Узбекистан Вместе с тем, как это видно из рис. 1, темпы восполнения утраченно го производственного потенциала были недостаточно высокими. К году не были достигнуты уровни 1990 года (когда еще существовал СССР) по таким ключевым показателям как объем ВВП, объем промышленного и строительного производства, торговый оборот и обслуживание населения.

Объем инвестиций в производство был в два раза ниже показателей года. Единственным сектором, превысившим показатели последнего «со ветского» года был сельскохозяйственный.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Надо заметить, что сам характер экономического развития в 2000- годы носил крайне неравномерный характер, что нашло свое отражение в значительных изменениях темпа роста ВВП по различным секторам эко номики. Так, промышленность росла со среднегодовым темпом в 5,5% в 2000-2001 годы, но в 2002 году был обвал на 10,7%, после чего последовал резкий подъем на 17,8% в 2003 году. Аналогичные колебания были харак терны для сектора энергетики, торговли и транспорта. Как следствия такого характера развития, за этот пятилетний период Киргизстан показывал уже более низкие темпы роста и самого ВВП. За 2000-2005 годы данный пока затель составил в Киргизстане около 4%, в то время как у других стран СНГ среднегодовые темпы роста ВВП были значительно выше – около 7,2%.

Если не главной, то по крайней мере немаловажной причиной замедле ния темпов экономического роста был спад в развитии всего частного сек тора, который обеспечивал 75% ВВП. Особо следует отметить вялотеку щий характер развития средних и малых предприятий. Быстрый рост это го сектора экономики в 1995-2000 годы позволил этому сектору уже в году обеспечивать около 44,8% объема ВВП, но к 2005 году этот показа тель снизился до 43,4%. На это были свои причины. Так, обследование Все мирного банка показало, что в 2005 году по легкости ведения бизнеса Кир гизстан занимал 84 место среди 150 стран. Особо отмечалось, что в стра не легко начинать бизнес, нет препятствий для получения кредитов, отно сительно благополучно решаются вопросы защиты инвестиций и регистра ции собственности. Но как крайне тяжелые характеризовались условия для внешнеторговых операций, по оплате налогов и обеспечению исполнения контрактов. Другим фактором, сдерживавшим рост, был высокий уровень коррупции. Согласно оценке Transparency International, в 2003 году по уров ню коррупции Киргизстан занимал 118 место среди 133 стран, а в 2004 году – уже 126 место среди 146 стран.

Все более очевидным становилось нарастание многих признаков си стемного кризиса, особенно в части исполнения законов и функционирова ния системы государственного управления.

Одной из ключевых причин того, что потенциал рыночных преобра зований в Киргизии и ряде других постсоветских государств не дал вы сокого эффекта, о котором, в свое время, предупреждал упомянутый выше немецкий экономист Лист.65 Период с 1990 по 2005 годы оказался в Фридрих Лист. Национальная система политической экономии. – М.: Европа, 2005.Фри дрих Лист построил наиболее совершенную концепцию догоняющего развития в классиче ской политэкономии. Он показал, что свобода торговли консервирует специализацию, то есть в условиях догоняющего развития – отсталость. В связи с этим он выдвинул программу про текционизма, таможенной защиты национальной индустрии на период модернизации. Лист показал, что необходима специальная система целевых государственных инвестиций и серьез ного вмешательства для внерыночного направления деятельности частных компаний. Связан ные с этим издержки являются неизбежной платой за, как он выражался, «промышленное вос питание нации». Современное видение концепции догоняющего развития см. в сборнике: Си Векторы и парадигмы киргизской независимости мировой экономике преимущественно временем господства «виртуально го финансового пузыря». Практически реальный сектор экономики, созда ющий истинное национальное богатство, был предан забвению и огром ные финансовые потоки устремились на фондовые рынки, где высокая при быльность за счет спекулятивных операций была гарантирована. Развитие интернета и информационно-коммуникационных технологий делало обще доступным новый, по существу виртуальный рынок финансовых операций.

Даже высокоразвитая в промышленном и технологическом отношении эко номика Японии все это время находилась, образно говоря, в летаргическом сне. Самая большая экономика мира – американская – сократила удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП с 23,4% в 1970 году до 13,8% в 2003 году, по существу отдав предпочтение не реальному сектору, а сек тору финансовых операций и услуг. Из того, что статистика относит к ре альному сектору экономики, наиболее быстро в эти годы развивались обла сти освоения энергетических (в первую очередь нефть и газ) и минераль ных ресурсов. Определенные надежды связывались с ростом высокотехно логичных компаний, но обвал акций таких компаний на фондовых рынках в 2002 году, существенно замедлил их развитие и вообще перспективы уско ренного технологического обновления.

Фактором, сдерживавшим развитие, был незначительный объем инве стиций. Уровень инвестиций в 19-20% ВВП, как показывает мировой опыт, не позволяет сделать качественный прорыв в развитии. Корея и Китай – две страны, демонстрировавшие ускоренный экономический рост на протяже нии 30-35 лет, обеспечивали объем инвестиций на уровне 38-44% ВВП.

2005-2010 гг. Время «перемен» и поиска вектора развития Известные всем мартовские события 2005 года самым существенным образом сказались на макроэкономических показателях и фактически стали началом передела крупной собственности66, формирования новой полити ческой элиты (преимущественно с юга страны) и поиска ресурсов для эко номического развития.

Если оценивать динамику номинального ВВП страны, то последние три года этого периода характеризуются высокими темпами роста, одна ко оценка динамики этого показателя в сопоставимых ценах вносит суще ственные коррективы в темповые характеристики (см. рис. 2).

стемный мониторинг: Глобальное и региональное развитие/ Ред. Д. А. Халтурина, А. В. Ко ротаев. – М.: УРСС, 2009. (В т.ч.: Акаев А.А. Современный финансово-экономический кризис в свете теории инновационно-технологического развития экономики и управления инноваци онным процессом// Системный мониторинг: Глобальное и региональное развитие/ Ред. Д. А.

Халтурина, А. В. Коротаев. – М.: УРСС, 2009. – С. 141-162).

Так, например, одно из самых эффективных и крупных промышленных производств респу блики – ОАО Майли-Сайский электроламповый завод (90,81% акций принадлежит россий ским компаниям) объявлен 17.02. 2009 г. банкротом по решению Джалал-Абадского межрай онного суда.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Рисунок 2. Динамика ВВП Киргизстана млрд. сом в сопоставимы х ценах в тек ущих ценах 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 Прежде всего, необходимо отметить высокую инфляционную составля ющую роста ВВП: годовой уровень инфляции вырос с 5% в 2006 году до 20% в декабре 2007 года и 25% в марте 2008 года. Другим важным фак тором позитивных экономических изменений в этот период стал бурный экономический рост в экономиках основных торговых партнеров: России и Казахстана. Например, 37% всех активов банковского сектора Киргизстана принадлежит казахским банкам и на их долю приходится около 50% всех выданных займов67. При этом крайне низкой остается доверие населения к самой банковской системе: только 5% населения имеют счета в банках.

Новое политическое руководство страны, следуя всем законам жанра, в ноябре 2006 года обнародовало амбициозную Стратегию развития страны на период 2006-2010 годы. Согласно Стратегии предусматривалось, что за этот период ВВП возрастет на 41% при среднегодовых темпах роста 7,5%, душевой ВВП – на 50%, а уровень бедности сократится с 43,1% до 30,2% в 2010 году, со среднегодовым темпом сокращения 2,5-3,0%. Особый акцент делался на то, что в 2008-2010 годы среднегодовой темп роста ВВП соста вит 9,1%. На реализацию этой Стратегии предусматривалось привлечь око ло 7,5 млрд. долл., из которых 3,5 – за счет частных инвестиций. В целом доля инвестиций должна была находиться на уровне 38,4% ВВП в течение всего периода реализации Стратегии. Кроме того, предусматривалось ко ренным образом поменять всю систему работы с частным бизнесом, обе спечив прозрачность всего инвестиционного климата, что по замыслу авто ров стратегии, позволило бы улучшить качество инвестиционного клима та в стране с 25,2 пунктов до 18,27 в 2010 году (согласно балльной системе оценок Европейского Банка Реконструкции и Развития). Последующие со бытия в сфере экономики показали, что авторы Стратегии были очень да Международный Валютный Фонд. Шестой обзор трехлетней программы снижения бедно сти и роста экономики. 6 мая 2008 г. С. 9 (http://www.imf.org/external/ns/search.aspx) Векторы и парадигмы киргизской независимости леки от реальности, а намеченные планы роста все-таки были значительно перевыполнены, но это относилось уже к темпам их личного обогащения. Последние обследования, проведенные под эгидой Всемирного Банка69, показали, что значительная часть прироста ВВП за 2007-2009 годы была достигнута благодаря росту инвестиций не в технологии, как это обеща ли авторы Стратегии, а за счет торговли и швейного производства. Образно говоря, семена, посеянные вступлением в ВТО, дали свои бурные всходы только спустя десять лет. Согласно оценкам экспертов, суммарные постоян ные расходы трех самых крупных базаров Киргизстана (Дордой, Карасуу, Мадина) в 2008 году составили 33% ВВП (т.е. более 1,7 млрд. долл.), при этом на них насчитывалось более 50 тыс. торговых точек и было задейство вано более 72 тыс. человек. Общий объем продаж на этих рынках составлял более 4,3 млрд. долл. в год (для сравнения, ВВП Киргизстана в 2008 году не превышал 5,1 млрд. долл.). Важной составной частью этой базарной тор говли, которая хотя и носит ярко выраженный региональный характер, яв ляется высокая доля товаров, прежде всего швейного ассортимента, про изведенных полностью или частично на территории Киргизстана. Другой важной частью торгового оборота является реэкспорт, в основном товаров из Китая и энергоресурсов из России. Международные эксперты оценива ют общую численность занятых, связанных с производством швейных из делий, торговлей, поддержанием и обслуживанием этих базарных комплек сов на уровне 600-700 тысяч человек.

Как показывают авторы обследования, бурный рост базарной торговли, хотя и имел свой восточный колорит, в своей основе зиждился на духе пред принимательства и хорошем знании конъюнктуры рынка. Создание ниши с либеральными правилами для торговли, а именно так следует рассматри вать вступление в ВТО, способствовало не только росту самой торговли, но и стимулировало развитие швейного производства за счет средств са мих предпринимателей. Прозрачность системы и ясные правила игры дали толчок тому, над чем многие годы безрезультатно работали госструктуры, – развитию инфраструктуры рынка, где все, от производителей до опто вых и розничных торговцев, решают общую задачу – произвести и продать, при этом «киргизские торговцы конкурентно превосходят своих партнеров в других странах Центральной Азии в своей способности закупать товары В октябре 2010 года Национальный Банк Киргизстана объявил о неплатежеспособности крупнейшего коммерческого банка «АзияУниверсалБанк». По состоянию на март 2010 года этот банк аккумулировал 50% всех депозитов страны, 60% правительственных средств (сред ства Социального фонда и Фонда развития республики), 90% вкладов нерезидентов. В дека бре того же года Национальный Банк официально объявил о том, что «АзияУниверсалБанк»

в основном использовался для вывода государственных средств (в частности средства Соци ального фонда на сумму 45 млн. долл. были выведены еще в марте 2009 года, а дополнитель но в апреле 2010 года были выведены еще 210 млн. долл.). Дальнейшее расследование дея тельности банка показало, что вывод средств осуществлялся людьми из близкого окружения семьи К. Бакиева.

Базары и интеграция торговли в странах ЦАРЕС. – Вашингтон. Всемирный Банк. Май 2009. С. 33.

Векторы и парадигмы киргизской независимости из оптимальных по цене источников, а также определять спрос на них». И эта характеристика соответствует действительности: в 2006 году в Кир гизстане базарных товаров было продано на сумму почти 2 млрд. долларов.

Значительным фактором обеспечения экономического роста стали де нежные переводы трудовых мигрантов, численность которых, по офици альным данным, составляла в этот период 330 тысяч человек71. По оцен ке ведущего экономиста Европейского Банка Реконструкции и Развития Р.

Иссии, денежные переводы трудовых мигрантов составляют порядка 25% ВВП, то есть более одного миллиарда долларов в год. Этот источник дохо да является очень важным для населения страны, особенно учитывая слож ную ситуацию на внутреннем рынке труда: почти 11% экономически ак тивного населения или свыше 270 тысяч человек являются безработными.

Другим фактором, обеспечивавшим экономическое оживление, стала благоприятная конъюнктура цен на золото – на мировых рынках стоимость унции золота поднялась с 420 долларов в октябре 2006 года до 1030 в мар те 2008 года и сохраняется в настоящее время на уровне 900 долларов. Этот сектор экономики играет крайне важную роль, обеспечивая 8% ВВП и поч ти 40% экспорта, однако следует ожидать, что уже к 2010 году добыча зо лота на основной золоторудной шахте Кумтор большей частью прекратит ся, а эксплуатация менее значимых по запасам шахт не сможет восполнить эти потери72.

Оценивая в целом итоги экономического развития Киргизстана в пери од 2005-2010 гг., необходимо отметить определенную двойственность осу ществленных преобразований, в силу чего развитие экономики не носило устойчивый характер (см. табл. 5).

Базары и интеграция торговли в странах ЦАРЕС. – Вашингтон. Всемирный Банк. Май 2009. С. 33.

По URL: http://kginfo.ru Киргизская Республика. Экономический меморандум. Улучшение перспектив для роста и торговли. Отчет Всемирного банка №29150-KG. 2005, с. 57.

таблица 5. Динамика основных экономических показателей Киргизстана ВВП, млрд. $ ВВП, млрд.сом Внешний долг год Реальный рост ВВП,% ВВП на душу населения, долл.

Бедность,% населения* Официальный уровень безработицы Экспорт, млрд. долл.

импорт, млрд. долл.

текущие цены сопостави мые цены 1990 г.

текущие цены сопостави мые цены 1995 г.

млрд.

долл.

% внеш него долга к ВВП Обменный курс 1992 -19,0 1020 - - 2,19 0,881 0,7 24,6 - - 1993 -16,0 830 - - 1,89 0,745 5,4 21,4 - - 8, 1994 -20,0 25,0 - 1,54 0,595 12,1 17,1 - - 10, 1995 -5,4 30,0 - 1,49 0,563 16,1 16,1 0,59 39,8 10, 1996 7,1 392 43,5 7,8 0,5 1,0 1,82 0,603 23,4 17,3 0,74 40,5 12, 1997 9,9 374 43,0 5,7 0,7 0,8 1,76 0,663 30,7 19,0 0,90 51,2 17, 1998 2,1 343 54,9 5,9 0,6 0,9 1,64 0,677 34,2 19,4 1,17 71,4 21, 1999 3,7 255 55,3 7,4 0,5 0,7 1,24 0,702 48,7 20,1 1,35 108,7 39, 2000 5,4 279 63 7,5 0,6 0,7 1,37 0,740 65,4 21,2 1,52 111,0 47, 2001 5,3 308 56 7,8 0,6 0,6 1,52 0,779 73,9 22,3 1,44 94,5 48, 2002 0,0 322 55 8,6 0,6 0,7 1,60 0,779 75,4 22,3 1,57 98,3 46, 2003 6,7 383 50 8,0 0,7 0,8 1,90 0,834 83,9 23,9 1,78 93,7 43, 2004 7,0 434 46 9,0 1,0 1,1 2,21 0,892 94,4 25,6 1,96 88,7 42, Векторы и парадигмы киргизской независимости 2005 -0,6 478 44 9,7 1,0 1,4 2,50 0,891 100,9 25,5 1,86 74,4 41, 2006 3,1 545 40,6 11,0 1,4 2,3 2,80 0,918 113,8 26,3 1,97 70,4 40, 2007 8,5 712 37,4 11,0 2,0 3,2 3,80 0,994 141,9 28,5 2,06 54,2 37, 2008 7,6 746 34,8 11,0 2,6 4,0 5,10 0,994 185,0 30,7 2,10 41,2 36, * В 2004 году была принята новая методика исчисления порога бедности, что в дальнейшем несколько снизило значение этого показателя.

источник: IMF Country Report №03/193, June 2007;

Международный Валютный Фонд. Шестой обзор трехлетней программы снижения бедности и роста экономики. 6 мая 2008 г.;

Третий обзор программы. Октябрь 2006 г.

Векторы и парадигмы киргизской независимости *** Рассматривая период 2005-2010 гг. с предшествующим, можно отме тить, что, преодолев многие трудности 1990-х годов, Киргизия под руко водством Аскара Акаева сравнительно уверенно вошла в третье тысячеле тие. Стабильность экономики подтверждалась стабильностью курса наци ональной валюты – сома, который в отличие от своих «соседей», благопо лучно пережил волны кризиса, низким уровнем инфляции, низким уров нем трудовой миграции. И подобная ситуация не являлась инерционной, доставшейся по наследству от Советского Союза. «С 2000 по 2002 гг. на блюдается продолжающийся рост, замедление инфляции, сокращение де фицита бюджета, стабилизация курса обмена валют, но при этом нараста ет проблема внешнего долга. Анализ роста, проведенный МВФ, показал, что за семь лет с момента начала роста ВВП с 1996 г. киргизская экономи ка росла в среднем на 4,7% в год в реальном измерении».74 В 2004 году ре альный ВВП увеличился по сравнению с 2003 годом на 7,1%, В том же году, в целом по стране было освоено инвестиций в основной капитал на 2,8% больше, чем в 2003 году, при этом объем капитальных вложений превы сил 10 млрд. сомов. Внешний долг Киргизии на 2004 год составлял 1 млрд.

834,6 млн. долларов, а доля задолженности в структуре внешнего государ ственного долга составляла 31,5%. Уже в начале 2005 года были достигну ты соглашения о реструктуризации внешнего долга на 431 млн. долларов, а Парижский клуб списал долг в 124 млн. долларов. Однако все эти позитивные, пусть и не всегда динамичные, тенденции были одномоментно прерваны мартовским переворотом 2005 года. По данным Национального статистического комитета Киргизии, объем про мышленной продукции в стране в первом полугодии 2005 года снизился практически на 10 процентов по отношению к соответствующему перио ду 2004-го. Летом в стране простаивали 203 промышленных предприятия, или 33 процента от их общего числа. Серьезно упали объемы инвестиций в строительство. Выросли цены на продукты питания. В целом темпы роста ВВП Киргизстана в первом полугодии 2005 года замедлились до 2,4 про цента (в 2004 году – 9 процентов). После проведения президентских вы боров и формирования кабинета министров во главе с Феликсом Куловым в экономическом секторе наступила относительная стабилизация, что, впро чем, не помешало дальнейшему падению экономики.

По URL: http://www.panasia.ru/main/kirgiztan/economic РИА «Новости». – Париж, 2005. – 11 марта.

Векторы и парадигмы киргизской независимости III. ПОлитичеСКие ПРОцеССы 1991-2005 гг.

Титульность, диаспоры, общины? Общий дом Аскара Акаева Победа Аскара Акаева на президентских выборах в 1990 г., сразу после ошского межэтнического конфликта, поставила перед ним непростую зада чу нахождения консенсуса различных общественных сил страны, отношения между которыми были обострены после вспышки насилия. Став президен том республики, Аскар Акаев, привыкший к строгой и логической последо вательности в своих действиях, выделил для себя главные приоритеты: лик видация последствий трагических событий в Оше и примирение конфликту ющих сторон. Взявшись за разработку программы межнационального согла сия, он обратился за помощью к президенту Узбекистана Исламу Каримову, который сыграл огромную роль и в прекращении кровопролития во время ошских событий, и в процессе последующего примирения.

Перед руководством республики остро стояла необходимость создания возможностей направить в конструктивное, созидательное, русло развитие национального самовыражения киргизской нации. Характерной особенно стью процессов суверенизации во всех бывших союзных республиках, в том числе в Киргизстане, стало то, что они происходили в этнической фор ме. Это проявлялось в развитии национальных движений и носило неодно значный характер. С одной стороны, это были вполне позитивные и про грессивные идеи национального возрождения киргизского народа, актуа лизации его национальной культуры и языка;

с другой, попытки использо вать сложившуюся ситуацию для закрепления привилегий по этническому критерию. Это был фактор, который нельзя было не учитывать новому ру ководству Киргизии.

Еще одной проблемой стала стремительно возросшая после ошского конфикта и развала СССР миграция за пределы Киргизии русского и рус скоязычного населения, имевшая двуслойную, комплексную мотивацию.

С одной стороны, люди покидали республику из соображений безопасно сти и/или понимания бесперспективности дальнейшей жизни в республи ке, быстро обретавшей черты этнодоминирующего государства. С другой – разрыв союзных экономических связей и остановка практически всех промышленных и большинства добывающих предприятий просто лишали людей работы. Характерно, что на этом этапе миграция русского населения из сельской местности значительно ниже по своей динамике, нежели ми грация городского населения.

Мощнейшим импульсом к усилению оттока русскоязычных из респу блики стало принятие 23 сентября 1989 г. Верховным Советом республи ки Закона «О государственном языке Киргизской ССР». Парламент тогда отклонил предложения о государственном статусе двух языков: киргизско го и русского, в преамбуле закона указывалось: «Ввиду искажения прин ципов ленинской национальной политики употребление киргизского язы Векторы и парадигмы киргизской независимости ка во всех сферах общественной и государственной жизни носило ограни ченный характер, что требует принятия особых мер по защите и развитию киргизского языка при помощи правовых институтов на законодательном уровне…»76 Подчеркивалось приоритетное направление защиты и разви тия киргизского языка как государственного языка, которому гарантирова лось всестороннее развитие и финансирование. Естественно, что к 1992-му году миграционное движение могло только увеличиться (см. табл. 6).

таблица 6. Внешняя миграция населения Киргизстана, тыс. чел.

миграционный годы иммиграция Эмиграция прирост (отток) 1992 26,3 103,4 -77, 1993 23,0 143,5 -120, 1994 20,1 71,2 -51, 1995 18,4 37,3 -18, 1996 15,9 27,6 -11, 1997 12,8 19,5 -6, 1998 10,2 15,7 -5, 1999 7,9 17,8 -9, 2000 5,3 27,9 -22, 2001 5,0 31,6 -26, 2002 4,9 32,7 -27, 2003 4,5 21,2 -16, Всего 154,3 549,4 -395, Наибольшее число эмигрантов выезжало в Россию, другими популяр ными направлениями по СНГ были Казахстан и Узбекистан. Среди стран дальнего зарубежья основным реципиентом мигрантов из Киргизстана яв лялась Германия (83% киргизстанцев, выезжающих в дальнее зарубежье), далее следовали США (8%), Израиль (3,1%), Канада (2,4) и Турция (0,8%).

Среди эмигрантов преобладало русскоязычное население, традиционно проживающее в городах и поёселках городского типа, прежде всего в г.

Бишкек и в Чуйской области. Хотя уже в начале 1990-х появилась и тенден ция к увеличению доли и численности киргизов, выезжающих за пределы республики на заработки. Со времени распада Советского Союза абсолют ное большинство эмигрантов из Киргизии составляют русские.77 В году численность только славянских народов (русских, украинцев и бело русов) в Киргизстане составляла 1033,8 тыс. человек, в 1999 году она со Закон Киргизской Советской Социалистической Республики «О государственном языке Киргизской ССР» от 23 сентября 1989 г.

Агаджанян В., Кумсков Г., Недолужко Л. Демографические процессы в Киргизста не// Демоскоп Weekly. – № 493 – 494, 1-22 января 2012, URL: http://www.demoscope.ru/ weekly/2012/0493/analit02.php Векторы и парадигмы киргизской независимости кратилась до 656,9 тыс. человек, или на 36%. За 1990-1998 годы миграцион ная убыль русских, украинцев и белорусов составила -247,8 тыс. человек, или 24% от численности этих народов на начало 1989 года (см. табл. 8). За 1999-2009 годы отток этих народов составил 153,9 тыс. человек, или 23% от численности на начало 1999 года, т.е. интенсивность оттока не измени лась. Схожая скорость оттока отмечалась у татар (-30% за 1990-1998 годы и -22% за 1999-2009 годы). Скоротечным и интенсивным в 1990-е годы был отток из Киргизстана немцев и евреев – из 101,3 тыс. и 5,6 тыс. республи ка потеряла 70% и 68% соответственно, а за последний межпереписной пе риод – еще более половины оставшихся. Отток корейцев также имел место, но в существенно меньших масштабах: в 1999-2009 годах он составил 14% от численности народа на начало периода. Вопрос регулирования сферы межэтнических отношений, как и консо лидации общества в целом, становился одним из приоритетных.

Единственным решением был курс на формирование в Киргизии граж данской нации, необходимо было уйти от представления, что «быть чле ном национального меньшинства всегда означает быть гражданином второ го сорта». Это связано в первую очередь с наличием у меньшинства языко вых, образовательных, вообще культурных проблем. Но к ним добавляются проблемы участия в политике, законотворчестве, полноправия в отношени ях с судебной и административной властью, даже в природопользовании, что, в случае Киргизии, показала уже практика начала реформы в сельском хозяйстве. Самым сложным вопросом при обсуждении Земельного кодекса стал пункт, вписанный основной частью депутатов Верховного Совета. Он гласил, что земля в республике является достоянием исключительно кирги зов. Аскар Акаев понимал всю пагубность и опасность такой постановки вопроса, и президент наложил вето на статью, предложив депутатам заме нить термин «киргизский народ» на «народ Киргизстана». В своем высту плении в парламенте Акаев, вооружившись фактами и аргументами, приво дил неоспоримые доводы в доказательство своей правоты: «Какую пользу принесет нам, киргизам, противостояние с Узбекистаном, Россией и Укра иной, представители которых живут у нас и являются частью нашего обще ства? Какую пользу мы извлечем из того, что мировое сообщество, цивили зованные партнеры по внешнеэкономическим связям отвернутся от нас?»

Четырежды Акаев выступал в парламенте, а националистически настроен ные депутаты через прессу проводили мысль о том, что Акаев предает кир гизский народ и его интересы. После долгих дискуссий предложение пре зидента Акаева все-таки победило.

Мкртчян Никита, Сарыгулов Булат. Миграция в современном Киргизстане// Демоскоп Weekly. – № 481 – 482, 10-23 октября 2011, URL: http://demoscope.ru/weekly/2011/0481/tema03.

php Мизес Людвиг фон. Либерализм в классической традиции / Пер. с англ. А.В.Куряева. – М.:

ООО «Социум», ЗАО «Издательство «Экономика», 2001. – С. 116.

Векторы и парадигмы киргизской независимости таблица 7. Всесоюзная перепись населения 1989 года. Киргизская ССР нацио- националь численность численность нальность ность Все националь 4257755 Киргизы ности Русские 916558 Таджики Украинцы 108027 Армяне Белорусы 9187 Туркмены Узбеки 550096 Эстонцы Казахи 37318 Абхазы Грузины 1143 Балкарцы Азербайджанцы 15775 Башкиры Литовцы 493 Буряты Молдаване 1875 Аварцы Латыши 392 Агулы Ногайцы 55 Даргинцы Рутульцы 4 Кумыки Табасараны 183 Лакцы Цахуры 2 Лезгины Ингуши 592 Кабардинцы Осетины 758 Калмыки Татары 70068 Каракалпаки Тувинцы 42 Карелы Удмурты 703 Коми Чеченцы 2873 Марийцы Чуваши 2079 Мордва Якуты 80 Адыгейцы Эвенки 8 Алтайцы Алеуты 11 Евреи Ительмены 2 Карачаевцы Нанайцы 4 Хакасы Нганасаны 2 Черкесы Нивхи 2 Коми-пермяки Селькупы 1 Талыши Ульчи 4 Долганы Чуванцы 3 Коряки Эвены 3 Манси Энцы 1 Ненцы Рабочий архив Госкостата России. Таблица 9с. По URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_ nac_89.php?reg= Векторы и парадигмы киргизской независимости Абазины 8 Ханты Вепсы 5 Чукчи Гагаузы 32 Евреи горские Евреи Евреи грузинские 7 среднеазиатские Татары крымские 2924 Караимы Таты 4 Крымчаки Удины 2 Албанцы Цыгане 990 Американцы Шорцы 74 Англичане Австрийцы 5 Арабы Афганцы 92 Ассирийцы Белуджи 4 Дунгане Народы Индии и Болгары 607 Пакистана Венгры 57 Испанцы Вьетнамцы 1 Итальянцы Голландцы 80 Китайцы Греки 2007 Персы Корейцы 18355 Поляки Кубинцы 39 Румыны Курды 14262 Сербы Немцы 101309 Словаки Финны 121 Турки Французы 4 Уйгуры Монголы 16 Чехи Хорваты 3 Японцы Лица, не Лица других 74 указавшие национальностей национальности Нация, как известно, – это совокупность граждан государства и одно временно совокупность народов и диаспор, живущих в государстве, имен но нация выступает одним из трех элементов государства наряду с терри торией и публичной властью и, главное, самостоятельным политическим субъектом – источником власти и носителем суверенитета. Нация и народ в этническом смысле, т.е. этнос,81 есть разные национальные общности. На род – это общность, исторически сложившаяся на определенной террито рии, объединенная языком и культурой, обладающая стойким сочетанием Этнос (народ) – это сложившаяся устойчивая группа людей, характеризующаяся общностью языка, территории, особенностями быта, культуры и этническим самосознанием.

Векторы и парадигмы киргизской независимости самобытных этнических свойств, воспроизводимых от поколения к поколе нию. Нация – общность, сформировавшаяся на базе, чаще всего в истории, нескольких этносов, создавшая общее государство. В совершенно моноэт нических государствах (каковых в мире практически нет) этнос и нация могут совпадать. Этнос, представители которого играли ключевую роль в создании государства, принято считать государствообразующим. Обычно к государствообразующему этносу принадлежит большинство граждан (или подданных), он выступает основой и стержнем нации и потому имеет осо бый формальный или неформальный статус (к примеру, только его предста витель имеет реальные шансы возглавить страну и т.д.).

Именно такого рода модель функционирования межэтнической сферы была избрана Аскаром Акаевым в первые годы его президентства, есте ственно, что киргизский этнос предполагался в качестве ядра формирова ния гражданской нации.

Понятие «государствообразующий» нельзя путать с понятием «титульный». Титульный этнос («титульная нация») – это часть населения государства, национальность которой в силу исторических причин определила официальное наименование данного государства.

Понятие «титульная нация» было впервые введено в общественно политический лексикон французским поэтом и политическим деяте лем националистического направления Морисом Барресом в конце XIX века. Баррес понимал под ней доминирующую этническую группу, язык и культура которой становятся основой для государственной систе мы образования. Титульные нации Баррес противопоставлял нацио нальным меньшинствам (представители титульной нации, прожи вающие за пределами ее национального государства, например, в то время – французы в Эльзасе и Лотарингии) и этническим диаспорам (этнические группы внутри территории национального государства, например, евреи и армяне во Франции). Баррес полагал, что нацио нальное государство может быть сильным только при наличии двух условий: национальные меньшинства и этнические диаспоры должны сохранять лояльность титульной нации, а титульная нация долж на поддерживать «свои» национальные меньшинства за границей. В этом контексте важно также понимание еще ряда неверно при меняемых в современной постсоветской практике понятий.

Применительно к живущим в Киргизии узбекам, русским и ряду Эту классификацию Баррес разработал в период известного «дела Дрейфуса», связанного с резким взлетом антисемитизма и спровоцировавшего политический кризис во Франции в 1898–1899 гг. В современной Российской Федерации, например, это понятие и его определе ние исключены из законодательства, как имеющие, по сути, декларативный характер и юри дически некорректные. – См. Федеральный закон от 24.05.1999 № 99-ФЗ (ред. от 23.07.2010) «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за ру бежом» (принят ГД ФС РФ 05.03.1999).

Векторы и парадигмы киргизской независимости других национальных меньшинств часто применяется понятие диа спора. Диаспора – часть народа (этноса), проживающая вне страны своего происхождения, образующая сплоченные и устойчивые этни ческие группы в стране проживания, и имеющая социальные институ ты для поддержания и развития своей идентичности и общности. Русские и все русскоязычные, проживающие за рубежами совре менной России, но в пределах границ бывшего СССР, узбеки, прожи вающие за пределами территории современного Узбекистана, да и все остальные граждане бывшего СССР и их потомки в 1991- годах оказались на территории, исторически им принадлежавшей и веками находившейся в составе сначала Российской империи и за тем Советского Союза. Эти люди не эмигрировали за пределы сво его государства, наоборот, это государство не по их воле вдруг не ожиданно изменило состав своей территории, уменьшилось, и они оказались за границами своей страны. Наиболее точным здесь пред ставляется определение известной французской исследовательницы Марлен Ларюэль, по мнению которой, основная проблема, связанная с употреблением термина, заключается в другом: «русские, прожи вающие за рубежами России, но в пределах границ СССР, находятся на территории, исторически им принадлежащей и веками находив шейся в составе империи. Не столько они рассеялись по территории, сколько само государство вдруг неожиданно уменьшилось и оставило их за границами своей новой территории».84 Термин «диаспора» мо жет быть применен, например, к эмигрантам из Российской импе рии XIX века, после революции и гражданской войны, к тем, кто уехал в советскую эпоху, покинув страну. Но он совершенно неприменим к тем, кто оказался на превратившейся одномоментно в иностранную территорию в 1991 году. Очень интересно предложение Роджерса Брубейкера, который использует в таком случае термин «accidental diasporas» («нечаянные диаспоры») и проводит различие между по нятиями «movement of peoples across borders» и «movements of borders across peoples» («движение народов через границы» и «движение гра ниц сквозь народы»).85 Это интересно, образно, художественно, но вряд ли применимо в качестве научной дефиниции. Во всех известных случаях попыток дать точное определение этим уникальным общно стям в бывших советских республиках из поля зрения исследователей Социология: Энциклопедия/ Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соко лова, О.В. Терещенко. – М., 2003.

Ларюэль, Марлен. «Русская диаспора» и «российские соотечественники»// Демократия вер тикали: (сб. статей). – М., 2006. – С. 197-198.

Брубейкер, Роджерс. Диаспоры катаклизма в Центральной и Восточной Европе и их от ношения с родинами // Диаспоры. М., 2000. – № 3. См. также: Brubaker Rogers. Nationalism Reframed. Nationhood and the National Question in the New Europe. – Cambrigde: Cambrigde University Press, 1996, 2004.

Векторы и парадигмы киргизской независимости выпадает еще одна дефиниция, достойная быть примененной хотя бы экспериментально к рассматриваемому уникальному явлению.

Речь о понятии «ирредента» и о явлении ирредентизма. В отличие от диаспоры, члены ирреденты рассеянно проживают на террито рии удаленных от их исторической родины государств, они, как пра вило, компактно расселены в государствах, граничащих с их истори ческой Родиной, особенно высока их концентрация в приграничных, сопредельных территориях.


Известны и примеры различий между диаспорой и ирредентой: поляки в Литве (ирредента) – поляки в Ка захстане (диаспора), русские на Украине или в Казахстане (ирреден та) – русские в США (диаспора), армяне во Франции или США (ди аспора) – армяне в России и странах бывшего СССР (ирредента) и так далее. На уровне президента и парламента принимались основополагающие документы, гарантирующие права этнических групп на сохранение сво ей самобытности. Наиболее ярким показателем направленности политики властей был официально провозглашенный принцип первого президента Аскара Акаева «Киргизстан – наш общий дом». На внутриреспубликанском уровне поддерживался климат толерантности. Беспокойство у националь ных меньшинств вызывали два момента: незнание государственного кир гизского языка и трудности в трудоустройстве по национальному призна ку. Данные проблемы не создавали системных проблем, а влияли на жизнь представителей национальных меньшинств эпизодически. Все равно они имели возможность устроиться на другую работу, где руководитель под бирал персонал не по национальному или регионально-клановому прин ципам, а исходя из профессионализма работника. Относительно языка так же не было системного стеснения, т.к. практически все, либо большинство государственных органов, каналов телевидения, газет дублировали инфор мацию на государственном киргизском и официальном русском языках.

При этом государство тратило на развитие киргизского языка миллионы, но в республике так и не было создано ни одного образовательного центра, в котором бы на бесплатной основе желающие могли бы изучить киргиз ский язык. Относительно представленности в госорганах можно отметить, что было отчетливо видно насколько мало количество представителей нац меньшинств в органах внутренних дел, государственных организациях. Не пропорционально этническому составу населения. Особо это было заметно Вероятно, глубокий анализ применимости данного термина к ситуациям на пространстве бывшего СССР покажет не стопроцентную эффективность. Но представляется, что он более уместен, нежели широко присутствующая в информационном пространстве «диаспора», от чуждающая русскоязычных от территории проживания и одновременно позиционирующая русский язык как привнесенный извне, что – при более глубоком анализе – представляется вовсе не так.

Векторы и парадигмы киргизской независимости в Оше и Ошской области, где узбеки составляют около половины населе ния. Несмотря на это, в силовых ведомствах и госструктурах узбеков было очень мало. С одной стороны, сказался национализм, клановость, а с дру гой, ограничителем было незнание государственного киргизского языка.

Осознавая опасность роста национальных конфликтов, руководство Киргизстана предпринимало определенные усилия для их предотвращения.

Благодаря этому, ярко выраженный поначалу пафосный национализм нача ла 1990-х приобрел скорее латентный характер. Законодательные акты Кир гизской Республики устанавливали равноправие граждан независимо от их происхождения и национальности. В 1994 году была создана Ассамблея на рода Киргизстана, в 2000-м году русскому языку придан статус официаль ного, на 4-м Курултае народа Киргизстана (2004 год) принята «Концепция этнического развития». После работы группы по этнической интеграции посредством образования, в Министерстве образования был сформирован отдел по поликультурному образованию, на республиканском уровне су ществовало 30 национальных центров, в областях функционировало еще 72 культурных центра. В то же время, начиная с 1998 года, в парламенте не принимался проект Закона «О национальных меньшинствах», принятие которого тормозилось именно в силу того, что в нем четко и ясно были про писаны разного рода права и гарантии для этнической самоидентификации национальных меньшинств.

Таким образом, можно сделать вывод, что государственная политика в период 1991-2005 гг. в целом была направлена на сохранение межнацио нального согласия. Стремление внедрить государственный язык в мульти культурную среду проходило крайне неэффективно. Национализм же раз вивался на уровне отдельных личностей, отдельных ситуаций. На юге ре спублики имела место системная дискриминация при поступлении на гос службу, органы внутренних дел, прокуратуру, суды. Итогом этого продол жительного противоречивого и неустойчивого состояния стало формирова ние этнократической политической и государственной системы.

Этнократия (от греч. ethnos – народ, племя, kratos – власть) – фор ма политической власти, при которой управление экономическими, политическими, социальными и духовными процессами осуществля ется с позиций примата национальных интересов доминирующей эт нической группы в ущерб интересам других этносов. Суть этнокра тии – в целенаправленном выпячивании этнического интереса этноса в ущерб интересам и правам личности, которые не могут зависеть от ее этнической и религиозной принадлежности.

Одним из важнейших факторов препятствования и политике Аскара Акаева в межэтнической сфере, и всем другим реформам и преобразова ниям стала кланово-региональная структура киргизского этноса, актуали Векторы и парадигмы киргизской независимости зация которой началась сразу после развала административной советской системы. Одной из важнейших черт этнократии является «их клановость в осуществлении властных полномочий, оживление и возрождение амби ций и претензий различных племен, тейпов, джузов и других родоплемен ных образований. Факты клановости этнократий характерны практиче ски для всех средне- и малочисленных народов и составляют основу (ино гда тщательно скрываемую) противостояния различных этнополитических групп».87 Этнополитические силы являются источником «идей» о «чисто те нации» и исключительных правах «титульных» народов, о приоритете «родного языка», этнической культуры и этнических верований. «Эти пар тии и движения обычно крикливы и агрессивны. Поэтому их влияние на общественное сознание значительнее, чем кажется, ибо ничто так не зараз ительно, как идеи реванша, приоритета и исключительности».88 Эта среда, особенно оказываясь не у дел (в оппозиции к правящей группе), подпиты вает радикалистские националистические движения и образует известные в политике и науке группы давления, концентрирующие в своей деятель ности не столько общенациональные, сколько групповые и корпоративные интересы.

Конституция или Санжыра89?

Клановая оппозиция Аскара Акаева Среди актуализировавшихся после развала СССР традиционных ка честв было особенно характерно усиление трайбалистских и клано вых отношений, произошедшее в результате «регенерации» феодально патриархальных, родоплеменных, номадных отношений, особенно в сель ских местностях.90 Клан, как известно, – это группа людей объединенных родовой (родственной) или территориальной общностью происхождения.

Связи или конфликты внутри клана или между кланами непосредственно затрагивают определенный слой людей, располагающих доступом к вла сти, материальным ценностям, собственности. Остальная масса населения вовлекается в клановые отношения вольно или невольно по мере необходи мости. Принадлежность к клану позволяет рассчитывать на продвижение по службе, получение каких-либо благ, улучшение материального положе Тощенко Жан. Этнократия// Татарский мир. – 2004, № 17. – URL: http://www.tatworld.ru/ article.shtml?article=619§ion=0&heading= Тощенко Жан. Этнократия// Татарский мир. – 2004, № 17. – URL: http://www.tatworld.ru/ article.shtml?article=619§ion=0&heading= Санжыра – генеалогическое древо, список киргизских племен и родов. См.: Турдалиева Чолпон. Родоплеменное деление киргизов по материалам Ч.Валиханова. – URL: http://www.

history.kz/public/sholpon1.htm, см. также по URL: http://sanjyra.ru/sanjyra33.html и http://www.

kyrgyz.ru/?page= Эти отношения уже фактически легализованы во всех без исключения государствах Цен тральной Азии. См.: Акишев А.П. Центральная Азия: новое средневековье?// Тамыр. – Алма Ата, 2000. – № 1 (2). – С. 13-23.

Векторы и парадигмы киргизской независимости ния, решение собственных проблем. Ядро клана в городе составляет груп па родственников по крови и браку, однокашников и личных друзей лиде ра, независимо от их родоплеменной принадлежности, а временами и даже национальности, объединенных продолжительной совместной деятельно стью в определенном регионе (области).

Несмотря на социальные потрясения, вызванные крушением россий ской империи и образованием СССР, кланы сохранились и продолжали оставаться важнейшим фактором внутренней политики. Их влияние уси лилось в 1950-1970 гг., когда представители национальной технической, творческой и научной интеллигенции стали привлекаться к управлению ре спубликой. В СССР в обстановке постоянного дефицита бюрократическая прослойка, занимающаяся распределением благ и ресурсов, всегда играла особо важную роль в жизни общества, являясь особым социальным клас сом. Внутри самой номенклатуры на протяжении всех лет советской вла сти шла латентная борьба за власть между различными элитными груп пировками. В Центральной Азии по своей сущности советская номенкла тура во многом осталась традиционной восточной элитой, сформирован ной по принципу родоплеменной или (и) региональной принадлежности. В этой среде всегда действовали вертикальные отношения «патронажа», су ществование и процветание подобных элит напрямую зависело от того, на сколько близко они подобрались к ключевым позициям в системе распре деления. Ретрадиционализация, затронувшая в той или иной мере все го сударства Центральной Азии, имела неоднозначные последствия. «Укре пление клановых, семейных, махаллинских (общинных, соседских), зем ляческих связей было вызвано не столько поисками идентичности, сколь ко социально-экономическими причинами – они поддерживают большие семьи, дают возможность поднять детей при отсутствии заработков, сгла дить последствия неизбежного изменения ролевых функций в семье, смяг чить тяжелейший психологический удар для мужчин, привыкших кормить и обеспечивать своих близких. В то же время традиционные связи означа ют существенное снижение роли личности, доминирование коллективных ценностей и коллективного здравого смысла, безусловное подчинение ав торитету старших с их большим, но порой безнадежно устаревшим житей ским опытом». В Киргизии в советский период произошла консервация родоплемен ных отношений, которые в 1990-е гг. в условиях экономической и полити ческой либерализации получили свое дальнейшее развитие. После развала СССР не только в Киргизии произошло возрождение полуфеодальной си стемы общественных отношений, поднявшее роль родоплеменного факто ра на новую высоту.92 Деление по родам приобрело для людей новую важ Звягельская И. Бунт или революция// Независимая газета. – М., 2005. – № 100 (3496), 23 мая. – С. 11.


До 2005 года это происходило в латентной форме, приобретя в период президентства Векторы и парадигмы киргизской независимости ность, став фактором неформальных социальных гарантий. Наличие в со ставе клана или рода высокого начальника автоматически укрепляло пози ции всего рода, а его поражение снижает статус клана.

Новый киргизский клан это не какая-то влиятельная семья или груп па семей. Это скорее региональное объединение, опираясь на которое и действуя в его интересах, тот или иной политик участвует в политической борьбе и претендует на долю во власти.93 Эта система отношений обяза тельно включает в себя характерные для всех азиатских республик отноше ния «патронажа», когда во всей пирамиде власти принято подбирать себе окружение из числа родственников или земляков, обеспечивая их работой и защитой. Эти отношения пронизывают общество сверху донизу. К приме ру, в случае возникновения личных неприятностей у кого-то из представи телей рода быстро организовать волнения с участием нескольких тысяч че ловек не составляет особого труда. От этой кланово-семейной картины от личался лишь Бишкек, в целом же, эта специфика местной политической культуры дает замечательную возможность массовой мобилизации в поли тических целях.

Занимавший основные позиции в структурах власти в период до го сударственного переворота 24 марта 2005 года так называемый «чуй кеминский клан» был представлен, в основном, выходцами из рода «са рыбагыш». Исторически представители этого рода проживают в восточ ной части Чуйской долины, а также в Нарынской области. Представите ли этого рода занимали руководящие посты в республике почти весь совет ский и весь постсоветский периоды. До 1991 г. наиболее известным сары багышем (нарынская ветвь) был Турдакун Усубалиев, возглавлявший Со ветскую Киргизию почти четверть века. В разные годы в ближайшем окру жении Аскара Акаева выходцами из рода сарыбагыш являлись, например, заместитель секретаря Совета безопасности Болот Джанузаков;

глава МЧС Темирбек Акматалиев, председатель Конституционного Суда Чолпон Бае кова. К этому клану примыкают и представители других чуйских родов, в частности, тынай и солто.

Из не менее влиятельных региональных кланов можно отметить также «таласский», представленный в основном родами кушчу и сару. Наиболее ярким представителем таласцев был писатель Чингиз Айтматов. Влиятель ной фигурой из рода кушчу является супруга президента Майрам Акае ва. Среди известных киргизских политиков из рода кушчу происходят экс губернатор Таласской, Иссык-Кульской, затем Чуйской областей, глава ад министрации президента Тойчубек Касымов;

экс-председатель Националь ного банка Кемельбек Нанаев;

экс-президент предприятия «Киргизалтын»

Дастан Сарыгулов и экс-председатель Фонда госимущества Аскар Сарыгу К. Бакиева особую остроту и превратившись в решающий фактор всего политического про цесса и экономических отношений.

Акимбеков С. По линии разлома// Континент. – Алма-Ата, 2005. – № 7 (134), 6-19 апреля.

Векторы и парадигмы киргизской независимости лов;

экс-глава президентской администрации и экс-президент националь ной телерадиокомпании Аманбек Карыпкулов;

экс-спикер верхней палаты парламента Алтай Борубаев и некоторые другие.

К другим северным кланам относятся иссык-кульцы, которые в струк турах власти в большинстве своем были представлены родом бугу (юго восток Иссык-Кульской области, Тюпский, Ак-Суйский, Джеты-Огузский и Тонский районы). Выходцы из рода бугу значительно представлены в ря дах интеллигенции, в науке, культуре и искусстве. Среди них – экс-министр иностранных дел Муратбек Иманалиев, экс-губернатор Джалал-Абадской области Султан Урманаев, председатель ЦИК Сулайман Иманбаев. Пред ставители рода саяк проживают на северо-западе Иссык-Кульской области, а также в Акталинском и Джумгальском районах Нарынской области, в не больших количествах в Чуйской, а также в Ошской и Джалал-Абадской об ластях. В высших эшелонах власти они всегда были представлены незначи тельно, но в средних слоях общества их позиции очень стабильны. Представители южных регионов делятся на две группы с самоназвани ем ичкилики и отуз уул. Ичкилики проживают на территории Ошской и Баткенской областей, частично в Джалал-Абадской области, выходцы из рода отуз уул – преимущественно на территории Джалал-Абадской области и частично на территории Ошской. Род «отуз уул» традиционно пассивен в общественно-политической жизни, к ичкиликам же относится подавляю щее большинство лидеров оппозиции Аскару Акаеву конца 1990-х – нача ла 2000-х гг. Хотя среди тех же ичкиликов было и несколько заметных сто ронников Акаева – экс-спикер верхней палаты парламента Абдыганы Эрке баев, экс-премьер-министр, экс-министр телекоммуникаций и транспорта и экс-губернатор Джалал-Абадской области Кубанычбек Жумалиев. По сути, деактуализация компартии и создание института президент ства, вкупе с избранием первым президентом Аскара Акаева, были возвра щением к власти группы преимущественно северной политической эли ты, занимавшей бльшую часть основных руководящих позиций в совет ский период. Эксперимент по приходу к власти южан во главе с Абсама том Масалиевым оказался неудачным. Еще ранее Советская Киргизия име ла опыт, когда первыми лицами были выходцы с юга. Это были Абдукадыр Орозбеков – председатель ЦИК Киргизской АССР в 1927-1937 гг.,96 и Ис См.: Князев А.А. Государственный переворот 24 марта 2005 года в Киргизии. Изд.3-е. – Биш кек: Раритет, 2007. – С. 50-52.

См.: Киргиз санжырасы. – Бишкек, 1991. См. также: Джамгерчинов Б.Д. Очерк политиче ской истории Киргизии XIX века. – Фрунзе, 1966.

Абдукадыр Орозбеков (1889-1938) родился в селе Охна Кызыл-Кийского района, член РКП (б) с 1918 г. В 1912 г. А. Орозбеков переехал в г. Коканд и работал до 1915 г. булочником, затем в г. Андижан, где продолжал работать в качестве мастера в турецко-греческой пекарне. В дни Февральской революции А.Орозбеков вел в г. Фергане работу по созданию профсоюзных сек ций пекарей, ремесленников, шахтеров и т.д., во время борьбы против Временного правитель ства Союза мастеровых рабочих и служащих А. Орозбеков был избран в Ферганский област Векторы и парадигмы киргизской независимости хак Раззаков – первый секретарь ЦК Компартии Киргизии в 1950-1961 гг., оба фактически с детства проживавшие, получавшие образование и форми ровавшиеся как политические лидеры за пределами собственно Киргизии, и в силу как личностных качеств, так и тогдашних условий работы «под присмотром» союзного центра, не опиравшиеся на трайбалистский фактор в своей руководящей деятельности. Позже, к примеру, первый секретарь ЦК Компартии Киргизии в 1961-1985 гг., северянин Турдакун Усубалиев, бывший типичным руководителем советской школы, не прощал управлен ческих ошибок даже в семейных делах. Когда в конце 1970-х гг. сын пред седателя фрунзенского горисполкома совершил уголовное преступление, снятие отца с поста было очевидным следствием. Приход к власти Абсама та Масалиева в 1985 году повлек за собой выдвижение кадров по принципу землячества со всеми дальнейшими последствиями.

Можно отметить, что межрегиональный баланс в кадровой сфере изна чально стремился соблюдать и Аскар Акаев, не случайным было, например, ной Совет солдатских и рабочих депутатов, а также в Президиум Маргеланского уездного и городского исполкома. Активный участник борьбы против басмачества, с 1920 г., находясь на постах председателя Чемионского ревкома, заместителя председателя Уч-Курганского райи сполкома, председателя Мархоматского райисполкома, руководил боевыми операциями про тив басмаческих отрядов. В 1924 г. А. Орозбеков назначается заведующим земельным отде лом Ошского окружного революционного комитета, а в марте 1925 г. на окружной конферен ции был избран ответственным секретарем окружкома ВКП (б), на 1-м окружном съезде – чле ном президиума окрисполкома. На первом областном съезде Советов Киргизской Автоном ной области он избирается председателем облисполкома и делегатом на Всероссийский съезд Советов, где избирается членом ЦИК ССР, членом Союзного Совета и Бюджетной Комиссии.

На первом Всекиргизском съезде Советов в 1927 г. А. Орозбеков были избран председателем ЦИК Киргизской АССР. На этом посту он проработал десять лет. В сентябре 1937 г. А. Ороз беков был выведен из состава ЦК и исключен из рядов партии, в 1938 г. осужден Военной кол легией Верховного суда. В 1956 г. Верховным судом СССР реабилитирован за отсутствием со става преступления и постановлением КПК при ЦК КПСС реабилитирован в партийном от ношении (посмертно).

Исхак Раззакович Раззаков (1910-1961) родился в с. Хоросан Бокса Ферганской области.

Окончив в 1931 году в Ташкенте Институт просвещения, Раззаков работал преподавателем, за тем был направлен в Москву на учебу в Институт Госплана СССР, который он окончил в году. С 1936 года находился на государственной и партийной работе: 1939-1940 гг. – председа тель Госплана при Совете Народных Комиссаров Узбекской ССР, 1940-1944 гг. – заместитель председателя Совета Народных Комиссаров Узбекской ССР, 1941-1944 гг. – нарком просве щения Узбекской ССР. В 1944-1945 гг. – секретарь ЦК КП(б) Узбекистана. Только в 1945 году назначается председателем Совета Министров Киргизской ССР, в 1950-1961 гг. – первый се кретарь ЦК КП Киргизской ССР, после освобождения от должности работал и жил в Москве.

Турдакун Усубалиевич Усубалиев родился 6 ноября 1919 года в с. Кочкорка Нарынской обла сти. Окончил Киргизский учительский институт в 1941 году, ВПШ при ЦК ВКП(б) в 1945 году, Московский педагогический институт им. В. И. Ленина в 1965 году (заочно). Работал в шко ле, с 1941 года – член КПСС. В 1941-1945 гг. – зам. заведующего отделом райкома, инструк тор ЦК КП Киргизии, с 1945 по 1955 гг. – инструктор ЦК КПСС. В 1955-1956 гг. – редактор республиканской газеты «Советтик Киргизстан», затем заведующий отделом ЦК КП Кирги зии, с 1958 по 1961 год – 1-й секретарь Фрунзенского горкома КП Киргизии. С 9 мая 1961 года по 2 ноября 1985 года – 1-й секретарь ЦК КП Киргизии. Член ЦК КПСС с 1961 по 1986 год.

С 1985 года – на пенсии. Являлся депутатом Собрания народных представителей ЖК Киргиз ской Республики, был председателем Комитета по депутатским полномочиям, этике, связям с общественными объединениями и средствами массовой информации.

Векторы и парадигмы киргизской независимости назначение премьер-министром южанина Насирдина Исанова в 1991 году, южанина Кубанычбека Жумалиева в 1998 году, южанина Курманбека Ба киева в 2000 году, в целом представители юга постоянно присутствовали в руководстве парламента, на ключевых должностях в правительстве, мини стерствах и ведомствах (как, кстати, пусть и в недостаточной пропорции, и представители национальных меньшинств).

Кланово-региональная раздробленность киргизской политической эли ты стала в итоге одним из главных внутристрановых факторов демонтажа государственности, начавшегося после 2005 года. Национальные меньшин ства, способные играть роль демпфера межклановых противоречий ока зались сведены до статуса статистов, лишенных какого-либо влияния на основные процессы. Происходившее далее только подтверждает выводы о том, что «в чистом виде этнос-ядро никогда не существует. Он непремен но имеет свою «оболочку» в виде среды, которую составляют как социаль ные, так и природные факторы. В первом случае в такой роли выступает прежде всего так называемый социальный организм (как племенного, так и государственного характера), во втором – ландшафт. Оба эти фактора яв ляются не только средой существования этноса, но и важнейшим услови ем его возникновения». Чтобы этносу конституироваться, «требуется дли тельная политическая стабильность, тем более продолжительная, чем бо лее велик народ». В таких условиях Аскар Акаев, будучи вынужден учитывать интересы регионально-племенных кланов, искать пути достижения баланса между «восстановлением» положения титульной нации в стране и необходимо стью защитить интересы национальных меньшинств, начинал реформиро вание республики.

Пространство институциональных преобразований (1990-2005 гг.) Внутренняя стабильность в любой стране зависит от того, насколько су ществующий расклад власти отражает реальную расстановку сил в стране, имеют ли все основные элиты (то есть основные политические партии, дви жения, регионы и этнические группы и меньшинства) равное пропорцио нальное представительство в структурах власти и распределения внутрен них и внешних ресурсов. В ситуации, когда элита раздроблена на кланы и группы, соблюдение подобного баланса оказывается трудноосуществимо, а то и невозможно, по определению. Этот вывод идеально иллюстрирует ся ходом политического процесса в Киргизии, хотя внешне все и было по хоже на реальное партийное строительство и становление так называемо го «гражданского общества». «В киргизском обществе идентификация про исходила (и во многом происходит и сейчас) не по партийным, а по родо Leroi-Gourhan A. Evolution et Technique. – Paris, v. 11, 1943, P. 326-327.

Векторы и парадигмы киргизской независимости вым основаниям. Отсюда появление чисто киргизского феномена – поли тических партий, костяк которых составляют родственники, члены одной родовой группы, выходцы с одной территории. Анализ состава политиче ских партий, возглавляемых выраженными лидерами, хорошо подтвержда ет этот феномен… И в общественном сознании происходит четкая иден тификация региональной принадлежности партий в зависимости от регио нального происхождения их лидеров. Причем это не зависит от того, что в руководящей группе есть и представители других регионов». Политические партии являются одним из основных акторов любого внутристранового политического процесса. Первые политические партии в Киргизстане сформировались и начали свою деятельность после указа президента Киргизской Республики от 21 августа 1991 г. № 276 о примене нии Закона Киргизской Республики «Об общественных объединениях». июня 1999 г. был принят Закон «О политических партиях», на основе ко торого министерство юстиции 5 апреля 2001 г. приняло постановление «О вопросах перерегистрации средств массовой информации и политических партий».

Анализ программных документов партий, созданных в рассматривае мый период, показывает скорее отсутствие таковых, в лучших случаях это более или менее грамотная компиляция российских и европейских доку ментов. Изучение программных документов политических партий позволя ет произвести их идеологическую дифференциацию, что на деле вовсе не означает ни следования этим программам, ни формирования состава пар тий по программному критерию. Формально, на политическом поле Кир гизии уже к концу 1990-х гг. присутствовал весь спектр позиций и мнений:

от левых и левоцентристских до крайне правых. Негативно влияет на раз витие партийной системы Киргизии и пассивность населения, отсутствие у него желания реально поддерживать ту или иную политическую структу ру. Можно предположить, что отчасти это вызвано слабой информирован ностью общества о деятельности партий, низкой эффективностью их рабо ты по улучшению жизни страны, конъюнктурностью лидеров. Кроме того, весьма часто такое отношение вызвано еще и тем, что у самих партий от сутствует четкая идеология. Слабым местом политических партий Кирги зии является и то, что содержание политико-идеологических доктрин, а, тем более, различия между ними, если они и есть, практически не извест ны широкой общественности и даже не всегда осознаются рядовыми чле нами партий.

Богатырев В. Место и роль политических партий в киргизском обществе// Политические партии в Киргизстане. – Бишкек: Институт общественной политики, 2006. – С. 8. Соглашаясь с этой оценкой в целом, можно поспорить относительно «чисто киргизского феномена», по скольку точно такая же матрица политического процесса работает в Таджикистане, во мно гом – в Казахстане, да и не только на постсоветском пространстве.

Векторы и парадигмы киргизской независимости Таким образом, очевидно, что по прошествии двадцати лет многопар тийной де-юре ситуации процесс становления партийной системы в ре спублике находится на самой начальной стадии, а ведущие политические силы – в истинном значении этого определения – во многих смыслах еще не сформировались. Политические партии в Киргизии не соответствуют ни одной из существующих в политической теории классификаций.101 «Наибо лее распространенный в Киргизстане тип партии – это партии харизмати ческого лидера. Эти партии строились также не на идеологии, а на привле кательности своего вождя»,102 или, другими словами, это не партии в под линном значении этого понятия.

*** Как и любой руководитель, Аскар Акаев начал с формирования своей команды. Одним из факторов кадровой политики Аскара Акаева в началь ный период его президентства стала опора на часть партийной номенкла туры, покинувшей ряды компартии и в ряде случаев еще до событий августа 1991 г., а особенно сразу после них, поддержавшую первого пре зидента. Этот фактор можно оценивать скорее положительно, значитель но хуже была бы ситуация опоры на непрофессиональное неформальное движение, что имело место во многих союзных республиках сразу после развала СССР, когда в социально-экономической сфере руководителями становились художники, композиторы, режиссеры или писатели. Еще од ним кадровым резервом были единомышленники, работавшие в различных сферах, и не всегда имевшие управленческий или иной опыт государствен ной работы.

Премьер-министром, оставшимся с 1986 г., работал Апас Джумагулов, 22 января 1991 г. вместо него на пост премьер-министра Аскар Акаев пред ложил Насирдина Исанова.103 Предложение об отставке Джумагулова вы звало возмущение ряда депутатов, однако сам он не стал сопротивляться инициативе Акаева. 29 ноября 1991 г. Насирдин Исанов погиб в автоката См., например: Duverger, Maurice. Les partis politiques. – Paris, 1951, 5 d. – P., 196.

Богатырев В. Место и роль политических партий в киргизском обществе// Политические партии в Киргизстане. – Бишкек: Институт общественной политики, 2006. – С. 30.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.