авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«И.В. Шутов ВЕХИ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ Санкт-Петербург Издательство Политехнического университета ...»

-- [ Страница 4 ] --

Странное получилось совещание в Сыктывкаре. При его объ явленном названии профессиональных лесоводов туда не пусти ли и слушать не захотели. Только один человек, сам президент России, дважды выступивший на совещании, озабоченно говорил о состоянии лесов страны, об их важном экологическом и эконо мическом значении и еще о том, что для воспроизводства лесов должны применяться современные «высокие» технологии, адек ватные по своей созидательной силе современным индустриаль ным способам проведения разрушительных лесосводных работ.

Для меня и, я уверен, для других лесоводов, слова президента были как целебный бальзам и еще – как надежда на возрождение правильного (и высокодоходного!) лесного хозяйства России.

При всём вышесказанном не переставало (и не перестает!) му чить сомнение: почему то, о чем говорил президент, оказалось вне поля интересов других высокопоставленных участников со вещания? Не было замечено в их выступлениях ответственности и даже любопытства к состоянию живых лесов России, к имею щим место в обжитых регионах страны угрожающим самому благополучию людей массовым изменениям характеристик лесов (их породного состава, продуктивности, средообразующей и коммерческой ценности) и даже к современным и будущим вели чинам лесного дохода государства как собственника всех лесов.

Зато в избытке было сказано и показано, как превращают живые деревья в мертвые, а также как их разделывают. Без этого, понят но, те, кто имеет дело с мертвой древесиной, не могут обойтись.

Однако ведь нельзя же при проведении подобных совещаний по взаимосвязанным проблемам, например, по животноводству и мясоперерабатывающей промышленности, сводить все и вся к обсуждению новых технологий и перспектив работы мясокомби натов! Ведь эти перспективы могут оказаться весьма и весьма ус ловными, если будет забыто животноводство. В последнем слу чае, при наличии запаса валюты, страна может в течение какого то времени оставаться на плаву за счет продолжаемого импорта мяса, масла, сухого молока и других продуктов питания. Указан ное, горько признать, уже давно имеет место в России, которая 123    всего 100 лет назад была не импортером, а мощным экспортером продукции своего сельского хозяйства. Теперь страна ввозит не только продукты питания, но и ряд наиболее валютоемких изде лий из древесины, которые Россия могла бы производить сама, если бы, по примеру послевоенной Финляндии, у руководящих инстанций нашей страны хватило мудрости и политической воли для того, чтобы остановить экспорт дешевого «кругляка», найти нужные кредиты за счет других статей экспорта и вынудить на ших предпринимателей к форсированному строительству в Рос сии современных предприятий по глубокой переработке древеси ны.

На совещании в Сыктывкаре президент четко сформулировал названную стратегическую задачу лесного комплекса России.

Чтобы приблизить ее решение, президент сообщил о принятом решении увеличить вывозные пошлины на «кругляк», придав им сначала ограничивающую функцию, а затем (после 01.01.2009 г.) – превратить их во всеобъемлющий государствен ный рычаг, позволяющих остановить, т. е. сделать для предпри нимателей невыгодным вывозку «кругляка» за границу.

Тогда в Сыктывкаре и сразу после совещания разные публич ные деятели и официальные лица говорили (и писали!) о предло жении президента как о давно назревшей необходимости. Однако в более близкое нам время в разных СМИ всё чаще стали встре чаться выступления своих и зарубежных официальных и иных лиц с откровенными или замаскированными предложениями, ориентированными на то, чтобы помешать или затормозить вы полнение поставленной тогда президентом задачи. Опасность та кой оппозиции, по моему мнению, обусловлена двумя главными причинами:

1) немалым числом ее участников, имеющих личный ин терес (или следующих по курсу интересов зарубежных перераба тывающих древесину фирм) в продолжении экспорта нашего «кругляка»;

2) относительной простотой «коротких» коммерческих операций с «кругляком» по сравнению с долговременными инве стициями денег и профессиональных знаний в «глубокую» пере работку древесины.

124    В защиту намерения продолжать экспорт из страны дешевого «кругляка» обычно приводились названные ниже аргументы.

1. Возможное сокращение числа рабочих мест (и уменьшение материального достатка!) у тех наших людей, кто занят работой на лесосеках и всем тем, что имеет отношение к вывозке «круг ляка» за границу. Это – серьезный аргумент. Его масштабы (и значение) не могут быть оставлены в пренебрежении.

Возможные (и необходимые!) меры к тому, чтобы преодолеть вышеназванные негативные следствия:

увеличить поставки «кругляка» действующим в России деревоперерабатывающим предприятиям (ДП), по примеру Финляндии и других стран незамедлитель но приступить к строительству многих новых ДП;

осуществить переподготовку части работоспособного населения, чтобы привлечь его к работам по строительству новых ДП, их производственной и социальной инфраструктуры в сфере обслуживания населения и, непременно, в структурах восстанав ливаемого лесохозяйственного производства. Последнее, под черкну, теперь особенно важно как главного условия преодоле ния возрастающего дефицита ценной древесины и негативной трансформации важнейших характеристик лесов на территориях, где возможна рентабельная предпринимательская деятельность.

2. Многократно повторяемые в средствах массовой информа ции рассуждения разных авторов о том, что в доступных для то пора лесах России имеются обширные площади спелых и пере стойных древостоев, которые, если их незамедлительно не сру бить, якобы теряют свои защитные биосферные функции, а также коммерческую ценность.

Подобные рассуждения являют собой смесь толики правды (она относится к лесам, испорченным пожарами, вредителями, ураганами, а также определенными «хозяйственными» опера циями) и изобретенных страшилок, которыми пугают не только неосведомленных людей, но и тех, кто управляет страной. Дан ное обстоятельство обязывает хотя бы коротко сказать о том, «что есть что» в самих подходах к определению возрастов рубок главного пользования лесом.

125    2.1. Возрасты рубок главного пользования являются очень важным и широко варьирующим по своим параметрам нормати вом. Численные значения этого норматива должны не задаваться в общем виде чиновниками, а определяться (рассчитываться!) не закомплексованными лесоустроителями для конкретных терри торий в зависимости от ряда факторов, условий и целей ведения хозяйства. Наиболее значимые из этих целей: 1) обеспечение по стоянства пользования лесом в границах каждой хоздачи с од нородными лесорастительными и социально-экономическими условиями и 2) максимизация дохода государства как собствен ника лесов. Вторая из названных целей обязывает брать в расчет изменение параметров деревьев во времени, а также ожидаемую динамику цен на разные сортименты древесины на лесных рын ках. Главные исходные данные для расчетов – известные или специально определенные численные значения количественной, хозяйственной и биологической спелости древостоев.

Количественная спелость. По усредненным данным, приве денным в книге проф. М.М. Орлова («Лесоустройство», 1927, т. 1, с. 171), возрасты наступления количественной спелости можно характеризовать для насаждений разных пород и типов лесорастительных условий следующим образом:

осина 30-50 лет береза 40-60 лет сосна 60-80 лет ель 70-90 лет.

В возрасте количественной спелости, исчисленный по массе или объёму средний прирост древостоев «выходит» на макси мально возможный уровень. Сказанное – общее правило. В ре альных условиях возраст, при котором наступает этот максимум, зависит не только от породного состава древостоев, но и от дру гих обстоятельств, например, от полноты и густоты, от социаль ных рангов деревьев в господствующей и подчиненной частях насаждений, от типов условий местообитания.

Хозяйственная спелость. По М.М. Орлову (там же, с. 197), это тот возраст древостоев, при котором их сплошная рубка позволяет собственнику лесов получить наивысший доход.

126    В принципе возможна экономическая ситуация, при которой названный результат может быть достигнут при реализации по выгодным ценам всей выращенной массы древесины, независимо от размеров стволов деревьев. В этом случае возрасты хозяйст венной и количественной спелости оказываются равны друг дру гу. Однако такая ситуация бывает не часто. Как правило, на лес ных рынках крупная деловая древесина имеет более высокую це ну, чем мелкая, что проф. М.М. Орлов иллюстрировал данными, приведёнными в таблице.

Изменение размеров, объёмов ствола, прироста и рыночной цены ствола среднего дерева сосны в господствующей части древостоя II класса бонитета Возраст, лет Показатели 80 100 120 140 160 180 200 Диаметр на высоте груди, см 30 34 37 40 41 42 Высота, м 22 24 26 27 28 29 Объем ствола, м 2, 0,7 1,0 1,3 1,7 1,8 1,9 2, Ср. прирост, м3 0,009 0,010 0,011 0,012 0,011 0,011 0,010 0, Цена ствола, руб. 12, 2,9 4,3 5,9 8,4 9,7 11,4 12, Средний ежегодный 0,036 0,043 0,049 0,060 0,061 0,063 0,060 0, доход, руб.

В приведенном примере количественная спелость деревьев в господствующей части древостоя наступила в 140 лет, а хозяйст венная – в 180 лет.

В принципе, возраст хозяйственной спелости и возраст глав ной рубки древостоя не могут иметь значительных различий. Оба показателя должны быть теснейшим образом «привязаны» к дре востоям определенного состава, бонитета, ТУМ, а также к такти ке достижения поставленной в хозяйстве цели. Так, в принципе, должно быть. Однако в реальных условиях в России имеет место другое. Всего за 80 последних лет возрасты главной рубки в на ших сосняках и ельниках (в крупнотоварных хозяйствах) были снижены со 140 до 80 лет. Указанное объясняли разными не под дающимися анализу обстоятельствами, в том числе большой площадью лесов России и «неисчерпаемыми» запасами древесно 127    го сырья. В действительности за такими рассуждениями стояла зачем-то скрываемая вполне конкретная цель: не допустить паде ния объемов заготавливаемой древесины в уже истощенных пе рерубами доступных для эксплуатации лесах европейско уральской части страны. Концентрированные рубки леса, к кото рым успели привыкнуть заготовители древесины, были разреше ны тогда (и теперь!) только в спелых и перестойных древостоях.

В связи с этим и была проведена административная пересортица:

приспевающие древостои зачислили в спелые, а спелые – в пере стойные. И теперь, спустя десятилетия, многие нелесоводы и да же лесоводы уже привыкли воспринимать такие, якобы пере стойные древостои, в буквальном смысле этого слова, как нечто, уже находящееся в процессе массового превращения в сухостой и валеж.

Биологическая спелость. Обычно ее связывают с хорошо из вестной по учебникам дендрологии продолжительностью жизни деревьев разных пород и возрастами, при которых начинается распад старых одновозрастных древостоев.

В отношении разновозрастных древостоев (т. е. таких, в кото рых постоянно присутствуют, по определению проф.

Н.В. Третьякова, элементы леса разного возраста) понятие «био логическая спелость» вообще применять нельзя. В масштабе жизни людей такие леса, по сути, являются вечными, если они, конечно, не станут объектами неких форс-мажорных обстоя тельств.

В названных лесах (их часто называют еще «девственными» и «старовозрастными») величины запаса древесины, ее прироста и отпада сохраняются на стабильном уровне. Это имеет место при широком варьировании деревьев по возрасту, размерам и срокам вступления в фазу плодоношения. Здесь непрерывно идут про цессы возобновления древостоев и отмирания деревьев, которые достигли предела времени своей жизни и должны, уступая место тем, кто моложе, упасть, стать пищей для других живых существ биоты, а в конечном счете – превратиться в самое ценное, что есть в почве – в ее гумус.

По сравнению с другими странами, Россия располагает боль шой площадью (миллионами гектаров) девственных разновозра 128    стных лесов, Для них, расположенных в высоких широтах евро пейской части страны и на обширных территориях к востоку от Урала, типичны удивительно высокая выживаемость в жесто чайших условиях среды, постоянно низкие запасы и низкий при рост древесины и уникальное биологическое разнообразие. В их биоте (в том числе в телах живых и мертвых деревьев, в почве и напочвенном покрове) аккумулировано глобально значимое ко личество углерода – максимум того, что они, как наполненные до краев сосуды, могут постоянно в себе удерживать.

Далее скажу об опасности планетарного масштаба, могущей в нашей тайге стать реальностью в связи с тем, что в официальных справочниках разновозрастные леса России оказались – по какой то странной причине – зачисленными в категорию перестойных, т. е. таких, которые нуждаются в срочной вырубке. Это не могло не привести к извращению не только лесной статистики, но и лесной политики. Кому и зачем такое понадобилось? Может быть тем, кто намерен и впредь повторять широко тиражируемую ложь о неисчерпаемых лесосырьевых богатствах России? Или, может быть, тем, кто надеется получить у Федерального собра ния миллиарды рублей, чтобы в труднейших условиях вечной мерзлоты построить, по существу, одноразовые, т. е. не исполь зуемые впоследствии лесовозные дороги, при наличии которых можно будет вырубить и продать какую-то часть деревьев в крайне низкопродуктивных девственных разновозрастных лесах?

На вложение своих средств в такую заведомо сверхубыточную акцию предприниматели, конечно, не пойдут, но они могут это сделать за счет налогоплательщиков. По поводу таких, иногда гласно высказываемых намерений нельзя не сказать, что их реа лизация сопряжена не только с нерентабельным для государства расходом миллиардов рублей, но еще – главное – с ликвидацией того, что уже не будет восстановлено (никогда!) и что обязатель но вызовет мощный дополнительный вброс углекислого газа в атмосферу Земли. Может ли кто-то во всеуслышание сказать, что это нужно России?

** * 129    Подводя итог вышесказанному, необходимо подчеркнуть сле дующее.

1. При очевидном сходстве Брестского и Беловежского дого воров, тогда и теперь Россия в целях своего выживания должна сделать то, что ранее предлагал проф. Э.Э. Керн, а ныне В.В. Путин. Поставленная тогда и теперь цель отвечает интере сам государства и не может быть подменена или скомпрометиро вана. Уже в ближайшей перспективе наша промышленность должна поставлять на внешний и внутренний рынки изделия из переработанной древесины, а не дешевый «кругляк». Для этого, понятно, государство должно эффективно способствовать подъе му нашего лесного хозяйства, деревоперерабатывающей про мышленности вообще и «глубокой» переработке древесины осо бенно. Сделать последнее страна, очевидно, просто не сможет, если не будет защищать интересы тех, кто занимается переработ кой древесины, надлежащими пошлинами на вывоз «кругляка» и на ввоз в страну товаров из переработанной древесины.

2. Контрпродуктивность организуемых в СМИ и на разных этажах исполнительной власти решений о предоставлении опре деленным фирмам экономических льгот и привилегий в сфере покупки древесины на корню и при ее использовании. Раздача таких льгот и привилегий находится в очевидном противоречии с интересами других предпринимателей и страны в целом.

3. Мотивы высказываемых другими государствами протестов по поводу того, что Россия увеличивает пошлины на вывоз из страны необработанной древесины, понять можно. Но сами про тесты и обиды нельзя признать обоснованными. Как все другие страны, Россия имеет право защищать свои интересы на между народных рынках. Около полувека тому назад Финляндия пере стала экспортировать свой «круглый лес». Благодаря, главным образом, этому уровень жизни граждан Финляндии (не имеющей, заметим, кроме леса, других значимых природных ресурсов) дос тиг уровня жизни населения в наиболее развитых странах. Мы вправе стремиться к этому же, для чего в нашей лесной политике непременно должен возобладать путь строительства и развития высокорентабельных деревоперерабатывающих предприятий и 130    аналогичных хозяйств (предприятий) по интенсивному производ ству древесины как сырья для этих предприятий.

4. Категорическое «нет» должно быть произнесено по поводу псевдоэкологических и псевдолесоводственных рассуждений и по строенных на их основе выводов о том, что невырубка якобы спе лых лесов оказывает отрицательное влияние на газовый состав ат мосферы, а именно на соотношение масс поглощаемого СО2 и вы деляемого О2. По этому поводу, сославшись, в частности, на иссле дования, проведенные в СПбНИИЛХ Б.Н. Рябининым, считаю не обходимым со всей определенностью сказать о том, что на сплош ных вырубках соотношение поглощаемых и выделяемых газов в сильнейшей мере зависит не только от того, что происходит при фо тосинтезе в зеленых частях растений, но еще от деятельности мно жества микроорганизмов, использующих в качестве своего пищево го ресурса весьма значительную массу ранее накопленных органи ческих веществ, сохранившихся после вырубки древостоев в почве, мертвом напочвенном покрове, в валежных и брошенных деревьях и в порубочных остатках. Вызываемые вырубкой древостоев изме нения условий синтеза и распада органических веществ имеют сво им многолетним результатом уменьшение количества выделяе мого О2 и мощный вброс в атмосферу СО2. Указанное, замечу, про исходит не на каких-то особых объектах, а в типичных ельниках и березняках южной тайги после их сплошной вырубки.

5. Ослабить вышеназванное и не единственное негативное следствие сплошных рубок леса можно только одним способом – незамедлительным возобновлением леса на вырубленных площа дях и действенным уходом за древостоями новых поколений. При всем том, понятно, чтобы получать нужную древесину, лес нель зя не рубить. Однако рубить его обязательно надо в меру. И эта мера (количество и качество отводимых в рубку древостоев) должна лимитироваться не только результатами традиционных расчетов, но еще и фактическими потребностями окрестного на селения и деревоперерабатывающей промышленности России.

Если, вопреки вышесказанному, правительство позволит пред принимателям и впредь, под тем или иным предлогом, «гнать» за границу «кругляк», это, по своей сути, явится продолжением обо 131    значенной в Брестском мире политики кайзера Вильгельма II в отношении будущего России.

2008 г.

132    ПОСЕССИОННОЕ ПРАВО КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЛЕСАХ Используемые термины и понятия:

Права(о) – совокупность устанавливаемых и охраняемых го сударством норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе (С.И. Ожегов. Словарь русского языка, 1975. 847 с.).

Право собственности – право физических и юридических лиц осуществлять по своему усмотрению (но в разрешенных за коном пределах!) распоряжение, владение и пользование принад лежащим им имуществом (Юридический энциклопедический словарь. Гл. ред. А.Я. Сухарев. М.: Сов. энциклопедия, 1987, с. 353.).

Право владения – право вышеназванных лиц обладать имуще ством и использовать это имущество на основе договора с собст венником. Это же право имеет, как понятно, собственник имуще ства.

Право пользования предоставляется физическим и юридиче ским лицам по договору с собственником имущества.

При наличии выданных собственником полномочий анало гичный договор может быть заключен между пользователем и владельцем имущества.

Посессионный – от латинских слов possessio – владение и possessor – владелец.

1. Поcессионное право (англ. possession low) –право част ного владения землей, лесом, предприятиями и другим недвижи мым имуществом, при котором объекты владения не отчуждают ся от государства как их единственного собственника (см. книги и статьи (В.А. Удинцев. Посессионное право. Киев, 1896. 238 с., А.Н. Митинский. Посессионное право. СПб: Тип. П.П. Сойкина, 1911. 137 с., В.И. Синайский. Русское гражданское право. Киев, 1917, 258 с. и др.).

Посессионное владение и пользование полученным имущест вом (в нашем случае таким имуществом является лес) осуществ ляется на основе договора, заключенного между собственником 133    (государством) и будущим владельцем (посессионером). В дого воре оговаривают многие условия. В их числе могут быть сле дующие:

1. Перечень того, что, как и при каких условиях может, дол жен или не должен делать посессионер в границах передаваемых ему лесов, а также его ответственность перед государством при нанесении ущерба этому имуществу.

2. Оговоренные меры контроля и вмешательства (или не вмешательства) собственника в те или иные виды деятельности посессионера.

3. Бессрочный характер договора, а также условия и причи ны, в силу которых полученный в посессионное владение лес и другое имущество должны быть возвращены собственнику, а сам договор признан утратившим силу.

4. Сохранение «права соседей» (сервитутного права физиче ских и юридических лиц), заинтересованных в продолжении ог раниченного использования данного имущества уже после его передачи в посессионное владение. В части, касающейся лесов, это может означать, например, сохранение права у других физи ческих лиц на использование лесов в рекреационных целях, права на проезд по имеющимся дорогам, права на охоту, сбор грибов, ягод и т. п.

5. Неделимость (недробление) полученного в посессионное владение имущества между физическими и юридическими лица ми.

6. Неиспользование данного имущества при проведении банковских операций, в результате которых у него мог бы поя виться другой владелец.

7. Возможность завещания права на владение данным иму ществом только одному из законных наследников посессионера.

Как можно видеть, сказанное выше четко ориентировано на то, чтобы не допустить умаления ценности и целостности имуще ства, передаваемого государством во владение конкретным по сессионерам.

Как официальное юридическое понятие термин посессия в России стали использовать с 1797 года (Удинцев В.А. Посесси онное право. Киев, 1896, 238 с.). Однако многое из того, о чём 134    там было рассказано, возникло у нас значительно раньше, а именно – в XVI веке и продолжалось до 1917 года. Началось все это на Урале (в Соли Вычегодской, что на реке Вычегда, ныне – это город Сольвычегодск) и было связано с конкретным челове ком – Григорием Строгановым, которому, по его прошению, царь и великий князь Иван Васильевич (Грозный) пожаловал во вла дение (но не в собственность!) обширные земли с лесами, водами и недрами для разных видов предпринимательской деятельности (в том числе для солеварения, литейного, оружейного и иного де ла), а также для «бережения от ногайских и иных орд».

Наиболее весомой частью в предпринимательских делах Стро гановых, Демидовых, Шуваловых и других посессионных вла дельцев государственного имущества были металлургические за воды, рудники, а первоначально – соляные варницы, где получа ли совершенно необходимую для населения и очень дорогую то гда поваренную соль. Для выварки соли из обнаруженных естест венных рассолов нужны были дрова. Для металлургических заво дов – древесный уголь. Данное обстоятельство явилось главной причиной, в силу которой обширные площади уральских лесов оказались в составе крупных посессионных владений. К заводам приписывались и работные люди чье социально-правовое поло жение мало чем отличалось от статуса крепостных крестьян.

Произведенная в 1861 году отмена крепостного права косну лась и заводских работных людей. Однако заводы и иные посес сионные предприятия не прекратили своей деятельности. Так в 1868 году во владении 15 предпринимателей-посессионеров на ходилось 4,4 млн га государственных земель и лесов. В конце XIX-начале ХХ в. созданные на основе посессионного права предприятия разного профиля действовали не только на Урале, но также на Кавказе, в окрестностях Тулы, Риги, Костромы и да же Москвы.

Примерно в то же время в составе Лесного Департамента была образована и функционировала структура, ведавшая положением дел и состоянием переданных посессионерам казенных лесов.

В числе других значимых особенностей организации предпри нимательской деятельности в государственных лесах на основе посессионного права можно назвать следующие:

135    1) эта деятельность носит комплексный характер. Соответст венно посессионер отвечает перед государством за все, что он или кто-то другой делает в полученных им во владение лесах, а также за происходящие изменения их характеристик;

2) в связи с тем, что договор заключается на неопределенно длительный срок и в нем предусмотрена возможность передачи права владения наследнику (правопреемнику), посессионер ока зывается в ситуации, при которой ему невыгодно вести такие рубки леса (по объемам и способам), при которых происходит истощение имеющихся запасов высокоценной товарной древеси ны. Если таковые рубки имеют место, они – в череде лет – не мо гут не вызвать уменьшение получаемых доходов и прибыли. По той же причине посессионер оказывается экономически заинте ресованным в проведении в своих владениях тех или иных акций, увеличивающих продуктивность и коммерческую ценность ле сов;

3) передача лесов предпринимателям в посессионное владение освобождает государство от необходимости проведения много трудной работы по организации купли-продажи отведенных в рубку древостоев. Вместо выплаты тех или иных попённых цен, в данном случае посессионер – в дополнение к общепринятым на логам – выплачивает государству как собственнику лесов, а так же местным муниципальным органам власти оговоренную в до говоре часть общей прибыли своего предприятия. Таким образом, создается и поддерживается совокупная заинтересованность уча стников «лесных» отношений в том, чтобы осуществляемая предпринимательская деятельность в лесах не входила бы в про тиворечие с принципами постоянного и неубывающего лесополь зования в аспектах не только его объемных, но и экономических показателей;

4) в нашем прошлом (не только в России, но и в других стра нах) имели и продолжают иметь место разного масштаба нега тивные следствия, вызванные некорректным использованием ле сов, вод и недр Земли. Возможно, поэтому в умах людей России сложилась уверенность в том, что последнее слова в сфере орга низаций пользования названными природными ресурсами долж но принадлежать государству. Посессионное право данному тре 136    бованию отвечает. Это обстоятельство у нас издавна восприни малось как весьма важное. Так еще в 1558 г. в письме царя Ивана Васильевича на имя, очевидно, первого посессионера России Григория Строганова было сказано с исчерпывающей определен ностью: «А что будет Григорий не по сей грамоте (договору – И. Ш.) ходить или учнет воровать, и ся моя грамота не в грамо ту».

* * * Опираясь на исторический опыт России, уместно сказать о том, что в наши дни, как и раньше, рачительная хозяйственная деятельность в государственных лесах, переданных в бессрочное посессионное владение предпринимателям, в принципе может отвечать интересам, как собственника, так и посессионеров. Ска занное имеет очевидное практическое значение. Вместе с тем, это не должно восприниматься как призыв к некой всеобщей унифи кации, похожей, например, на нынешнюю повсеместную сдачу лесов в убыточную для государства псевдоаренду, которая уже превратилась в бюрократическое прокрустово ложе, с присущи ми ему опаснейшими следствиями не только для лесного хозяй ства, но и для всей России.

Накопленные беды имеют политические корни. Они не вызва ны объективными причинами. Их обязательно надо преодолеть.

Путь к этому можно увидеть в известной аксиоме профессора Г.Ф. Морозова: лес – явление географическое. Как аксиому ее обычно не оспаривают. Однако при обсуждении и решении про блем управления лесным хозяйством страны часто просто забы вают о том, что слово «географическое» имеет отношение не только к физическим характеристикам конкретных ланд шафтов (и их лесному покрову), но и к социально экономическим особенностям конкретных территорий, на которых имеет место неодинаковая по содержанию хозяйствен ная деятельность, и где проживают люди разных национально стей, с теми или иными присущими им этническими особенно стями и укладом жизни.

137    * * * Благодаря стараниям и трудам дедов и прадедов мы получили от них Россию в виде обширной евроазиатской территории (мож но сказать, континента) с широко варьирующими характеристи ками буквально по всем разделам географической науки. В такой ситуации обязательно нужны диверсифицированные решения не только в области самого лесовыращивания, но и в сферах управ ления и организации лесохозяйственной деятельности. При всем том разные варианты искомых решений непременно должны приближать нас к созданию того, что в нашем недавнем прошлом называли правильным лесным хозяйством России. О его главных особенностях рассказано в последней главе книги. В данном же случае я только скажу, что трудность решения задач такой слож ности нельзя, более того – опасно приуменьшать. Их нельзя ре шать по принципу «чего изволит начальство» или способом «франко-потолок», как это сделали разработчики проекта по следнего Лесного кодекса и проголосовавшие за него депутаты Федерального собрания, пытающиеся теперь исправить содеян ное множеством поправок документа, с помощью которого пу щено в распыл уникальное 200-летнее «здание» государственного лесного хозяйства России. Со своей стороны, еще замечу, что множеством костылей-поправок данный дефектный закон сего дня исправить нельзя уже потому, что он не только выполнил роль мины, взорванной в самом основании лесного хозяйства России, но еще и потому, что в его развитие появляются такого же уровня подзаконные документы. Один из них – нелепейшая во всей истории России новая Лесоустроительная инструкция (ут верждена приказом МПР за № 31 от 06.02.2008), в которой тщет но искать определение, что есть лесное хозяйство, и каковы зада чи лесоустройства. Последние просто подменены в этом доку менте неполным перечнем выполняемых работ. Читая эту инст рукцию, я, признаюсь, порадовался тому, что профессор М.М. Орлов умер, не узнав, во что оказались превращены соз данные им учение и практика русского лесоустройства.

138    Исходной базой сложнейших решений в сфере восстановления и оптимизации управления лесным хозяйством страны могут быть только результаты накопленного и широко проверенного на практике опыта. Такой опыт в России был и есть. То, что им пре небрегли – свидетельствует, очевидно, о дефиците знаний у за действованных лиц. Вместе с тем замечу, что для восстановления и развития лесного хозяйства России надо не только знать свою историю и опираться на результаты накопленного и проверенно го опыта, но и смотреть вперед, т. е. вести разработку принципи ально новых решений. Выполнить такого уровня сложности зада чи могут только полноценные структуры лесохозяйственной нау ки, владеющие (в буквальном смысле этого слова) своими экспе риментальными базами. В качестве таковых, как понятно лесо водам, должны быть не отдельные участки леса, пригодные разве что для деляночных опытов (такое было предложено ученым в приказе по МПР за № 137 от 28.05.2007), но обязательно (!) цело стные крупные хозяйственные структуры (т. е. лесничества), в границах которых можно было бы реализовать разные варианты хозяйственной деятельности и управления такой деятельностью, а также провести – по истечении ряда лет – сравнение результа тов сопоставляемых вариантов.

Главной управляющей структурой научно-исследовательских институтов лесного хозяйства и их экспериментальных баз долж ны быть ученые советы, в составе которых представлены лесово ды самой высокой квалификации, и действующие от имени уче ных советов руководители научно-исследовательских учрежде ний. В принципе такие функции нельзя доверять служащим ис полнительной власти, имеющим, как правило, неполное пред ставление о том, что есть лес, лесное хозяйство, и чем отличают ся друг от друга цели, задачи и методики научных исследований.

Далее назову актуальные, по моему мнению, для тех или иных территорий страны направления исследований по разработке и развитию решений в области управления и экономической орга низации лесохозяйственного производства и связанных с ними разными видами организации лесопользования.

Первый вариант. Государственный лесничий отвечает во вверенных ему лесах (в границах своего лесничества) за всё, в 139    том числе за состояние древостоев, изменение их характеристик на каждом участке (выделе) и за результаты всей совокупности осуществляемых здесь хозяйственных акций. В числе таких ак ций – все виды рубок. Они выполняются силами персонала лес ничества или привлеченных на конкурсной основе коммерческих структур. Заготовленная древесина вывозится к дорогам, где она продолжает находиться в собственности государства вплоть до момента ее реализации потребителям на организуемых лесничим открытых торгах (аукционах). Основное руководство для дейст вий лесничего – составленный лесоустроителями долгосрочный план ведения хозяйства. Как государственное предприятие (а не бюрократическое учреждение!) лесничество функционирует за счет доходов, получаемых от реализации своей продукции и ока занных услуг. При недостаточных доходах могут оказаться необ ходимыми дотации со стороны собственника лесов и иных заин тересованных структур. Хозяйственная деятельность лесничего (в том числе в части изменения характеристик лесов и движения денежных средств) оценивается независимым лесоустройством и ревизионной службой собственника лесов.

Второй вариант. Отличается от первого, главным образом, тем, что лесничий не ведет рубки леса, в результате которых по лучают древесину, имеющую коммерческую (рыночную) цен ность. Такие отдельные деревья и отведенные для разных видов рубок древостои лесничий продает на корню. При реализации от веденных в рубку лесосек их продажа происходит (обязательно!) в условиях открытых аукционов. Возобновление (восстановле ние) леса на вырубке – обязанность того, кто приобрел древостой в рубку. Это обязательство он подтверждает внесением лесокуль турного залога. Залог возвращается заготовителю древесины в случае, если он выполнил свое обязательство. Все другие лесохо зяйственные работы лесничество выполняет за счет доходов, по лучаемых от реализации древостоев в рубку и платы за оказан ные услуги.

Третий вариант. Суть его – в создании лесных концессий (от лат. слова concessio – согласие). В данном случае государствен ный лесничий (или иной уполномоченный собственника) прода ет на аукционах накопленные запасы древесины на корню пред 140    принимателям-концессионерам, оговаривая при этом условия за готовки древесины (площади, объемы, способы, сроки и др.), а также – в определенных случаях – объемы и содержание работ по возобновлению леса на вырубках. Организацию лесных концес сий оформляют в виде договоров, заключаемых на определенное число лет. За пределами оговоренного календарного срока кон цессионер уже не несет ответственности за то, что происходит на месте вырубленных им древостоев. С моей точки зрения, данное обстоятельство нельзя рассматривать как позитивное.

Обширный опыт по организации хозяйственной деятельности в лесах путем создания лесных концессий накоплен в Канаде.

В этой стране (почти как у нас!) 90% лесов находится в собствен ности государства (точнее – в собственности десяти ее провин ций). В зависимости от тех или иных условий, содержание дого воров о лесных концессиях в Канаде (и в других странах) широко варьирует. Это позволяет учитывать местную специфику. Тем не менее, известна точка зрения авторитетного специалиста о том, что лесные концессии как форма организации предприниматель ской деятельности в лесах не избавляет заинтересованные сторо ны от серьезных проблем (Грей Дж. Формы и опыт концессион ного владения лесами в Канаде и ряде других стран. Институцио нальные преобразования в управлении лесами. Опыт стран с пе реходной экономикой. М.: Изд-во «Алекс», 2003. С. 53-90).

Четвертый вариант. Это организация комплексной хозяйст венной деятельности в государственных лесах путем передачи их предпринимателям в бессрочное посессионное владение по дого ворам, выполнение которых контролируется государством как собственником этих лесов. О том, что это такое, уже говорилось выше. В дополнение уместно сказать о следующем:

В нашем прошлом данный вариант организации хозяйствен ной деятельности в лесах был связан с металлургическими заво дами, потреблявшими огромное количество древесины в виде древесного угля. Ныне такие заводы не нуждаются в древесном угле. Однако потребности промышленности в древесине не уменьшились, поскольку появились другие крупные предпри ятия, самим условием работы которых является наличие больших объемов древесины в качестве исходного сырья. По условиям по 141    литической и экономической необходимости такие заводы долж ны работать, а их число – расти. По сути, сегодня мы имеем всё ту же ситуацию, что и раньше, когда в России появились первые предприниматели, которым государство для их общеполезной деятельности предоставляло свои земли, леса, воды и недра не в собственность, а в контролируемое посессионное владение. С мо ей точки зрения, и в наше время есть смысл продолжить такую практику (например, в опытно-производственном порядке) по ор ганизации комплексной хозяйственной деятельности в государст венных лесах, передаваемых для этого в посессионное бессроч ное владение крупным деревоперерабатывающим предприятиям.

По моему мнению, при данном варианте организации в государ ственных лесах предпринимательской деятельности у ответст венных владельцев-посессионеров может появиться – как это бы ло у Строгановых – обусловленная внутренней логикой мотива ция к ведению на вверенной им территории правильного лесного хозяйства, а также заинтересованность в приглашении к себе для этого высококвалифицированных лесоводов.

* * * При ознакомлении с вышесказанным, у читателей, возможно, возникнет вопрос: какой из вышеназванных вариантов организа ции лесохозяйственного производства и заготовок древесины в государственных лесах может оказаться предпочтительным? От вечая, скажу еще раз: тот, который в наибольшей степени соот ветствует данным природным и социально-экономическим усло виям. Это – общее правило. Чтобы превратить его в конкретные рекомендации и нормативы должны быть задействованы восста новленные лесохозяйственная наука и, конечно, наше классиче ское государственное лесоустройство, способное решать, под черкну, непростые экономические и другие задачи, которые были заданы ему еще проф. М.М. Орловым.

В заключение еще раз скажу, что в приведенный выше пере чень вариантов организации хозяйственной деятельности в госу дарственных лесах сознательно не включена широко практикуе 142    мая теперь в России сдача лесов в так называемую аренду. Это сделано с учетом того, что по общепринятым юридическим кано нам передача имущества (любого!) в аренду может иметь место лишь в том случае, если арендатор может вернуть это имущество арендодателю в целости и сохранности в оговоренный календар ный срок. В силу очевидных физических причин, арендатор не может вернуть государству (арендодателю) вырубленные им дре востои и реализованную древесину. Поэтому в нашем случае предложенный в Лесном кодексе способ экономической органи зации работ по заготовке древесины путем сдачи лесов в аренду есть фикция, в результате которой:

а) замедляется внедрение в лесное хозяйство страны нормаль ных рыночных отношений;

б) сохраняется (увеличивается) объем коррупционного про странства, что способствует широкому распространению хищни ческих псевдозаконных и просто незаконных рубок, в том числе там, где коммерческие рубки леса вообще не должны иметь мес та;

в) генерируются неоправданные надежды на то, что времен щики-арендаторы будут вести эффективную лесохозяйственную деятельность, результаты которой могут быть обнаружены и должным образом оценены, как правило, уже за пределами сро ков действия арендных договоров и самой жизни арендаторов;

г) оказывается (уже оказалось!) многократно заниженной ве личина получаемого государством лесного дохода, о чем я гово рил еще в 2001 году (И.В. Шутов. Реформы в управлении лесным хозяйством России. Труды СПбНИИЛХ, 2001. СПб, 2001.

Вып. 4(8). С. 234-255).

В развитых странах сдача государственных лесов в аренду для осуществления там доходной предпринимательской деятельно сти, связанной с заготовкой древесины, не практикуется. Не было ее и в казенных лесничествах Лесного департамента Рос сии. Кроме одного случая. Тогда – более 150 лет тому назад – сдачу лесов в аренду испытали в двух лесничествах в Орловской и Калужской губерниях. Получили результат: убыток казне и урон лесам. Об этом знали и долго помнили. Однако, очевидно, 143    не те, кто в последние годы явочным порядком присвоил себе право быть архитекторами реформ в лесном хозяйстве России.

2010 г.

144    О НЕОБХОДИМОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ ПРИ КОНСТРУИРОВАНИИ НОВОЙ КЛАССИФИКАЦИИ ЛЕСОВ ПО ИХ ЦЕЛЕВОМУ НАЗНАЧЕНИЮ Как элементы земных ландшафтов – наши леса не только об ширны, но и бесконечно разнообразны. Нужен был титанический труд лесоводов-лесоустроителей, географов и ботаников, чтобы привести их в известность и организовать то, что мы до сих пор, уже по традиции, называем лесным хозяйством страны. И все это делалось, напомню, в те годы, когда главным средством пере движения в лесах были собственные ноги, лошади и лодки, а главным стимулом – понимание своего гражданского долга. По клон и благодарность нашим былым лесо- и землепроходцам. Это именно им мы обязаны накопленными знаниями о лесах разных почвенно-климатических зон, гор и обширных равнин.

В наши дни, благодаря созданию и использованию современ ных приборов, летательных аппаратов и спутников Земли, мы умножили свои знания о лесах. Однако, как раньше, так и теперь, сохраняются трудности, связанные с обоснованием разделения лесов по их целевому назначению.

Названные трудности не случайны. Леса разного целевого на значения у нас начали выделять очень давно. Естественно, что это делали в привязке к интересам общества и государства. Во времени эти интересы не могли не изменяться, и в соответствии с ними, как правило, с опозданием, происходило переобозначение целей хозяйственной активности в тех или иных лесах.

С моей точки зрения, наиболее яркими событиями в нашей ис тории в сфере целеуказания хозяйственной деятельности в лесах России были:

Выделение лесов обороны (засек), что происходило около 1000 лет тому назад, в период становления России как государства.

Выделение в начале 18 в. в особую категорию наиболее ценных корабельных лесов.

Объявление в нашем первом Лесном Уставе (1802 г.) пе речня целей ведения лесного хозяйства.

145    Издание в 1888 г. особого закона («Положения о сбереже нии лесов»), в соответствии с которым в лесах всех видов собст венности стали выделять защитные леса, сохранение которых от вечает особым целям (интересам) общества и государства.

Происшедшее сразу после революций 1917 г. упразднение былых целей, регламентов и самой экономической организации хозяйственной деятельности в лесах.

Придание в 1936 г. правительством СССР особой водоох раной роли лесам, расположенным на берегах 19 рек в европей ской части России;

образование здесь водоохранной зоны, в гра ницах которой (в пределах 20-километровых полос по обоим бе регам рек) запрещались сплошные рубки леса. За нарушение ви новным грозила уголовная ответственность.

Принятое в 1943 г. правительством решение о разделении лесов страны на три группы с разными объявленными целями хо зяйственной деятельности. В соответствии с ними к таким груп пам были «привязаны» леса с заданными различиями в интенсив ности и жесткости разрешенных технологических нормативов проведения лесосечных работ. Указанное, заметим, было сделано в очень трудное для страны время (вскоре после разгрома армии Паулюса на Волге). В данном акте государства нельзя не увидеть намерение защитить от истребительных рубок хотя бы часть ле сов страны. Соответственно с этим в лесах I группы (заповедных и защитных) сплошные рубки главного пользования запреща лись. В лесах II группы (в малолесных и среднелесных районах) объемы и способы рубок устанавливались таким образом, чтобы не допустить истощения имеющихся запасов древесины. К III группе были отнесены все остальные леса. На их долю пришлось около 90% площади лесного фонда СССР. Здесь преобладали концентрированные сплошные и условно сплошные рубки, а их объемы задавались без учета требования постоянства лесополь зования. Все это, как понятно, вело (и ведет!) к разрушительным следствиям в состоянии лесов III группы, но при всем том позво лило сохранить леса первой и, отчасти, леса второй группы.

В более близкие нам годы в стране сохранялось деление лесов на три группы, а также, в основном, объявленные там ранее до минирующие цели хозяйственной деятельности. Параллельно 146    происходило умножение числа целей, что делало необходимым появление уже «внутри групп» дополнительных категорий лесов разного назначения.

Вышесказанное имело место в СССР, т. е. в стране с жесткой централизованной плановой экономикой и административно командной системой управления народным хозяйством.

Сегодня мы живем в России, занятой, как было обещано, соз данием (воссозданием) социально ориентированной рыночной экономики с присущими ей товарно-денежными отношениями.

Данное обстоятельство определяет очень многое, в том числе не обходимость появления новой классификации лесов, в самой конструкции которой были бы задействованы не только задавае мые цели, но и необходимая экономическая информация, помо гающая «привязывать» эти цели по месту к определенным лесам.

* * * Работа над проектом новой классификации лесов была начата в 2001 г. Она выполнялась по плану Минпромнауки РФ (ком плексный проект 2.01 – «Многоресурсное управление и модели устойчивого развития лесного сектора в условиях рыночной эко номики»). Кроме автора этой статьи, в ней участвовали акад.

РАСХН проф. Н.А. Моисеев (руководитель) и проф.

В.С. Чуенков. В итоге были подготовлены: проект «Классифика ции лесов по целевому назначению (методические аспекты)», объяснительная записка «О классификации лесов по целевому назначению и режиму пользования» и статья «Проект: хозяйст венная классификация лесов», опубликованная в «Российской лесной газете» (2003, № 12).

Предполагалось, что названные документы будут использова ны при разработке ныне действующего Лесного кодекса. Однако его анонимные составители обошлись без подсказок со стороны лесоводов.

В последовавшие годы автор продолжил эту работу. Ее ре зультат – нижеизложенный проект новой классификации лесов.

147    КЛАССИФИКАЦИЯ ЛЕСОВ ПО ЦЕЛЕВЫМ И ЭКОНОМИЧЕСКИМ КРИТЕРИЯМ I группа. Леса специального назначения Выделяются на территориях, где сырьевая ценность лесов признается государством менее важной, чем выполняемые ими другие функции.

Включает в себя следующие подгруппы.

Подгруппа I-A. Заповедные леса. Предназначены для полного и надежного сохранения биологического (генетического, видово го и эколого-фенотипического) разнообразия лесов на конкрет ных территориях, а также для изучения естественного хода дина мики лесных экосистем, освобожденных от пресса разных видов деятельности людей. К числу заповедных должны быть также от несены участки леса, представляющие особую ценность как при родные и рукотворные памятники.

Заповедные леса должны быть выведены из хозяйственного оборота. Соответственно необходимая организационно-охранная и научная деятельность здесь осуществляется за счет ассигнова ний из государственного бюджета.

Подгруппа I-В. Защитные леса особо охраняемых террито рий и объектов. Их выделяют для защиты сельскохозяйственных земель, дорог, населенных пунктов и иных объектов, где им уг рожает ветровая и водная эрозия, а также снежные заносы и ла вины, оползни, камнепады и наползания песков. В этой же под группе (или в особой) находятся водоохранные леса, выделяемые по берегам рек, озер, болот и вокруг водоисточников.

В лесах подгруппы I-В осуществляют хозяйственные акции, помогающие сохранить и усилить защитные функции лесов. Пе речень и интенсивность таких акций определяются не имеющими свой интерес заготовителями древесины и чиновниками на мес тах, но обязательно независимыми от них структурами государ ственного лесоустройства с учетом специфики территорий и объ ектов. Здесь не допускаются сплошные рубки, но может иметь место рубка больных и повреждённых деревьев по санитарным 148    показаниям с незамедлительной ликвидацией образовавшихся прогалин путем посадки саженцев определенных пород.

Намеченные хозяйственные акции финансируют те ведомства, организации и административные структуры, которые непосред ственно заинтересованы в самих защитных функциях данных ле сов. В какой-то доле эти внешние источники денежных средств могут дополняться за счет собственных доходов лесничеств.

Подгруппа I-С. Рекреационные леса. Их выделяют и исполь зуют главным образом в интересах восстановления сил, здоровья людей, а также для повышения уровня комфорта нашей жизни.

Это «зеленая архитектура» городов, лесопарки, «зеленые зоны»


вокруг городов, населенных пунктов и лечебно-оздоровительных учреждений. В лесах этой подгруппы могут проводиться только назначенные государственным лесоустройством хозяйственные акции, которые способствуют сохранению и увеличению их рек реационной и эстетической ценности, а также санитарно эпидемиологическому благополучию объектов.

Здесь не допускаются сплошные рубки деревьев, а также ис пользование технологий и машин разного назначения, снижаю щих рекреационную ценность ландшафтов.

Источники финансирования: бюджеты городов и населенных пунктов, органы власти которых озабочены здоровьем своих граждан, а также доходы лесничеств на местах.

Подгруппа I-D. Леса обороны и государственного резерва.

Предназначены для использования структурами МО и МЧС при возникновении чрезвычайных политических ситуаций и разного рода катастроф в качестве постоянно сохраняемого и всегда дос тупного ресурса деловой древесины, а также для рассредоточения населения и воинских подразделений. Здесь разрешены разные виды хозяйственной деятельности, если они не противоречат обозначенным выше целям.

Источники финансирования: бюджеты Министерства оборо ны, Министерства чрезвычайных ситуаций и собственные дохо ды лесничеств на местах.

Подгруппа I-E. Леса научно-исследовательских и учебных учреждений. Здесь могут иметь место все виды деятельности, соответствующие учебным планам и планам работы научно 149    исследовательских учреждений. Решающее слово о том, что можно (нужно) или нельзя делать в этих лесах, принадлежит уче ным советам тех учреждений, в чьем ведении находятся данные опытные и учебные хозяйства.

Источники финансирования: бюджеты соответствующих на учно-исследовательских и учебных учреждений, а также собст венные доходы лесничеств.

II группа. Леса с доминирующей сырьевой функцией Выделяются для получения древесины как сырья главным об разом для реализации ее промышленным предприятиям в системе многократных циклов (оборотов рубки). Расположенные здесь лесничества являются главными производителями древесины как товарной продукции лесного хозяйства. Соответственно в этих лесничествах формируется большая часть лесного дохода страны.

Чтобы названный доход не уменьшался, а увеличивался, в лесах II группы должно происходить: незамедлительное (в течение чет ко указанных сроков) восстановление на вырубках древостоев коренных типов леса, сохранение (или увеличение) плодородия почвы, продуктивности и потенциальной коммерческой ценности будущих лесов, их исходного биологического разнообразия, не убывающих объемов лесопользования в границах непременно каждой хозяйственной части лесничества с однородными лесо растительными и социально-экономическими условиями.

Главное требование к лесам II группы: высокая или (как ми нимум) достаточная экономическая доступность в сферах лесо выращивания и проведения работ по заготовке древесины. При всем том, как должно быть понятно, в лесах II группы не могут не присутствовать участки леса, в границах которых неизбежны разные уровни рентабельности работы структур, занятых заго товкой древесины. Это – реальность, которая не может не влиять на экономические показатели работы не только заготовителей древесины, но и лесохозяйственных структур.

С учетом вышесказанного предлагается выделять в лесах II группы еще четыре подгруппы с разными средними величинами 150    показателя рентабельности работы заготовителей древесины (со кращенно СПР). В числе таких категорий лесов могут быть:

подгруппа II-А – при величине СПР до 10%;

подгруппа II-В – при величине СПР от 11 до 20%;

подгруппа II-С – при величине СПР от 21 до 30%;

подгруппа II-D – при величине СПР более 31%.

В принципе могут быть использованы и другие диапазоны ве личин показателя СПР. Но в любых случаях важны:

а) стабильные границы подгрупп на местности и лесных пла нах;

б) использование вышеназванных особенностей подгрупп при обосновании величин расчетных (стартовых) цен на древесину на корню.

Основной источник финансирования лесничеств в лесах II группы – средства от реализации отведенных в рубку древостоев на корню. За счет этого источника, напомню, должен формиро ваться основной объем всего Лесного дохода РФ. Его согласо ванные части направляются: Министерству финансов РФ, мест ным органам власти (чтобы стимулировать их интерес к работе государственных лесничеств), Федеральному центру нашей от расли, а также конкретным лесничествам, чтобы они могли не только функционировать, но и развиваться как хозяйствующие субъекты.

III группа. Леса, в которых по экономическим показаниям невозможна рентабельная предпринимательская деятельность по заготовке древесины для промышленных нужд Леса III группы не могут приносить стране большой лесной доход. Тем не менее, здесь ведутся и должны продолжаться раз ные виды охранной и иной хозяйственной деятельности. Данное обстоятельство является основанием для разделения таких лесов на несколько подгрупп.

Подгруппа III-А. Леса, используемые местным населением в качестве источника древесины для собственных нужд и для заго товки продуктов побочного пользования лесом.

151    Подгруппа III-B. Леса, используемые местным населением преимущественно как источник не древесины, а иных благ, в том числе кедровых орехов (III-В-1), ягод и грибов (III-В-2), в качест ве оленьих пастбищ (III-В-3), как охотоугодья (III-В-4), объекты туризма (III-В-5), для заготовки лекарственного сырья (III-В-6), в качестве площадей медосбора (III-В-7) и т. д.

Подгруппа III-С. Не используемые человеком леса, выпол няющие роль биосферных экологических резерватов.

Источники финансирования хозяйственной (в том числе ох ранной) деятельности в лесах III группы: дотации из государст венного бюджета, собственные доходы, а также гранты, выде ляемые природоохранными фондами других стран.

В политическом плане последний из названных источников де нежных средств представляется вполне логичным, поскольку бльшая часть лесов III группы есть ничто иное, как гигантский биосферный экологический резерват глобального значения. В его сохранении, что должно быть понятно, заинтересована не только Россия, но и весь социум Земли.

* * * Как было сказано выше, в проекте новой классификации лесов сохранено их традиционное деление на три основные группы. Но сами эти группы получили новое содержание и новые названия в соответствии с оговоренным предназначением лесов. Понимая, что названные три группы не могут в себя «вместить» происхо дящее на наших глазах умножение целей хозяйственной деятель ности в лесах, каждая из основных групп разделена еще на под группы. Это способствует более глубокой дифференциации лесов по их целевому предназначению. Всего в трех основных группах лесов выделено 19 подгрупп. Если впоследствии будет признана необходимой более глубокая дифференциация лесов по целям хо зяйственной деятельности и (или) по ее экономической организа ции, число таких подгрупп может быть увеличено.

Обращаю внимание читателей статьи на то, что предлагаемое разделение лесов по целевому предназначению сопряжено с ис 152    пользованием вышеназванной экономической информации.

С моей точки зрения, это необходимо по разным причинам, в том числе из-за неодинаковой доходности лесов разных групп и под групп, рассматриваемых в данном случае в качестве объектов, где производятся (или не производятся) те или иные объемы то варной продукции. Такие различия могут вызвать к жизни разные формы экономической организации хозяйственной деятельности.

Более того, по моему мнению, сама эта деятельность в лесах раз ных групп и подгрупп может (должна) финансироваться из раз ных источников.

* * * В заключение отвечу на ожидаемый вопрос о том, можно ли как-то «соединить» предлагаемую классификацию лесов с дейст вующими Лесным кодексом 2006 г.

Однозначно отвечаю, что по ряду причин такое невозможно, в том числе потому, что в этом ЛК:

1. Отсутствуют грамотные в научном и юридическом отно шении формулировки понятий «лес» и «лесное хозяйство», в си лу чего оказалось неправомерным уже само использование в на звании документа слова «лесной».

2. Утеряно понимание лесного хозяйства как высокодоход ной отрасли, имеющей в числе своих главных задач сохранение и производство комплекса уникальных лесных благ и ежегодного лесного дохода России, бывшего ранее соизмеримым по величи не со многими десятками тонн золота.

3. Не восстановлено понимание того, что:

сохраненные, выращенные и отведенные в рубку древо стои есть главный товар нашей отрасли;

торговать этим товаром (т. е. определенными долями на копленных запасов древесины) надо честно, на открытых аук ционах, при равных условиях и обременениях для всех участни ков торгов, а не в русле задаваемых чиновниками субъективных приоритетов;

процесс реализации нашего главного и реального товара нельзя подменять иррациональными продажами в виде сдачи в 153    псевдоаренду «прав на использование лесов для заготовки древе сины», рядом с которыми стоит не только истребление оставших ся лучших лесов, но еще и умножение коррупционных ниш.

4. Не сформулированы требования к лесничему как к глав ному действующему лицу в лесном хозяйстве страны. В частно сти, не оговорено, что лесничий обязан иметь высококлассное ле сохозяйственное образование;

что он как уполномоченное госу дарством и ответственное перед ним лицо обязан искать и реали зовывать оптимальные решения в сфере охраны и выращивания лесов, производства комплекса лесных благ и формирования лес ного дохода страны;

что оценивать профессиональные достоин ства лесничего можно и должно на основании объективных дан ных о происшедших изменениях характеристик вверенных ему лесов и о величине полученного лесного дохода, а не на основа нии отчетов о проведенных мероприятиях, большинство которых обычно заканчивается на этапе списания израсходованных денег.


5. Показано полное непонимание роли и значения нашего классического лесоустройства как теснейшего симбиоза между периодической инвентаризацией лесов и разработкой на основе ее результатов долгосрочных планов ведения хозяйственной дея тельности в лесничествах, их хозчастях и далее – вплоть до каж дого таксационного выдела. Сегодня, благодаря действующему ЛК, наше лесоустройство приказало долго жить. В итоге все (или почти все), кто работает в лесу, оказались в положении людей с завязанными глазами, вынужденных следовать за поводырями, владеющими информацией о лесах и лесном хозяйстве на том уровне, о котором известный Дерсу Узала (друг и проводник гео графа В.К. Арсеньева) говорил: «глаза есть, а посмотри нету».

6. Отсутствует понимание различий между живыми лесами и мертвыми полезными ископаемыми, что уже привело к широ кому распространению в средствах массовой информации без грамотного словосочетания «освоение лесов» вместо традицион ного «ведение лесного хозяйства». Указанная подмена понятий не представляется мне малозначащей, поскольку при ведении правильного лесного хозяйства истощение лесов не происходит, тогда как освоение залежей полезных ископаемых (а теперь – и лесов) кончается известно чем. Кого из многих миллионов моих 154    сограждан может порадовать такая перспектива? В связи с ней напомню слова мудрейшего лесничего К.Ф. Тюрмера: «Леса бу дут (должны, – И.Ш.) красоваться на Земле и удовлетворять раз ные нужды человека, когда каменного угля и нефти и в помине уже не будет» («Пятьдесят лет лесохозяйственной практики», 1891, М., 182 с.). Как должно быть понятно и известно всему на селению страны, вышесказанное мы сможем иметь только при условии организации в России ее правильного лесного хозяйства.

Перечеркивая сегодня названное условие своим легкомысленным отношением к лесам как к даровой и не требующей заботы халяве мы обязательно потеряем то, о чем говорил Карл Францевич Тюрмер.

* * * Вместо послесловия скажу еще о том, почему именно теперь была написана статья о новой классификации лесов.

Это сделано главным образом потому, что ныне действующий ЛК подобен гомункулусу с врожденным иммунодефицитом. Он не может быть долгожителем даже при поддержке дорогими ле карствами.

Сегодня (и уже давно!) стране крайне необходим новый, осно ванный на логике и знаниях, дееспособный Лесной кодекс (Лес ной Устав России), неотъемлемой частью которого является со ответствующая классификация лесов. Чтобы не опоздать (т. е. не допустить появления нового гомункулуса), уже не менеджеры общего профиля, а Общество лесоводов России, действуя как со юз единомышленников-профессионалов, должно, по моему мне нию, подготовить и направить руководителям всех ветвей власти проект нового лесного закона страны.

1 сентября 2011 г.

155    ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЛЕСНЫХ ДОРОГ Наличие дорог – важнейшее условие самой возможности ак тивной хозяйственной деятельности в лесах. Поэтому в разраба тываемых лесоустройством долгосрочных планах работы лесни честв вопросы строительства и содержания дорог не могут быть опущены, но обязательно должны рассматриваться, как минимум, в виде обоснованных предложений по их размещению, а также по очередности строительства.

Сразу уточним: далее речь пойдет о грунтовых дорогах, про кладываемых в лесах, чтобы сделать их доступными для разных видов деятельности людей. Если дороги предназначены только для вывозки древесины, их проектируют и строят как лесовоз ные, если для систематического использования в разных целях – как лесохозяйственные. Указанное различие в предназначении и в самих названиях дорог имеет принципиальное значение.

В первом случае к дорогам относятся как к временным со оружениям. По аналогии с фронтовыми дорогами военных лет лесовозные дороги строят для использования в течение короткого отрезка времени, обусловленного сроком проведения на данной территории крупномасштабных лесосечных работ. По их завер шению, такие дороги (вкупе с мостами и другими инженерными сооружениями) уже не ремонтируют, они быстро становятся не пригодными для использования, а сама «освоенная» заготовите лями древесины территория – недоступной для проведения лесо хозяйственных и других акций.

Во втором случае, как понятно, построенные дороги должны выполнять свою функцию в течение неопределенно длительного времени, пока в лесах на данной территории имеет место любая хозяйственная деятельность. Поэтому затраты на строительство и ремонт лесохозяйственных дорог могут лишь в какой-то части относиться на себестоимость конкретных объемов транспорти руемой по ним древесины и других видов товарной продукции.

В расчете на единицу площади страны протяженность функ ционирующих лесных и иных автомобильных дорог у нас много кратно меньше, чем в развитых странах. Это обусловлено рядом 156    причин, в том числе низкой плотностью населения, промышлен ных предприятий на Севере и Востоке страны, и еще, конечно, тем, что строительство дорог в условиях широко распространён ных в лесной зоне переувлажнённых и вечномерзлотных грунтов сопряжено с большими расходами материальных ресурсов.

Тем не менее, лесные дороги в России строили, и немалые деньги на это тратили. Так, по данным бывшего заместителя Ми нистра лесного хозяйства РСФСР Р.В. Боброва, перед началом Первой Мировой войны на строительство дорог и пристаней «уходило» около 30% всех денежных сумм, расходуемых Лесным Департаментом на ведение лесного хозяйства. В наше время, как отмечал Р.В. Бобров, названная цифра (доля) расходов на транс портное обустройство лесов имеет место в США (Р.В. Бобров, А.А. Книзе. Леса над Оредежем. Сиверский опытно показательный лесхоз. СПб: СПбНИИЛХ, 2003. с. 127-128).

Со своей стороны замечу, что имевшие место в нашем Лесном Департаменте вложения немалых средств в дорожное обустрой ство лесов не являлись актом благотворительности, но имели экономическое обоснование в виде увеличения корневых цен, объемов реализуемых в рубку древостоев, а также получаемых сумм валового и чистого лесного дохода.

В принципе вышесказанное могло бы быть и в СССР. Как от мечали Р.В. Бобров и другие авторы, в СССР тоже велось интен сивное строительство лесных дорог. Если бы они сохранялись, то немалые площади наших лесов могли бы оказаться по густоте дорог на одном уровне с Финляндией. Однако у нас строили, как правило, не лесохозяйственные, а лесовозные дороги. Они исче зали как миражи вслед за тем, как из предоставленных леспром хозам лесосырьевых баз извлекали имевшиеся там запасы древе сины. В масштабе страны итогом всего этого являлся нулевой прирост лесных дорог, которые в условиях другой лесной поли тики – при организации работы леспромхозов в режиме постоян но действующих, а не кочующих предприятий – могли бы полу чить статус лесохозяйственных (или общехозяйственных) дорог, имеющих непреходящее значение в деле формирования инфра структуры лесных территорий.

157    До того как в лес «пришли» трактора и автомобили, заготов ленную древесину вывозили на берега рек (для сплава) и к иным пунктам реализации – на лошадях. Делали это, как правило, в зимний период, что позволяло обходиться без дорогостоящих до рог с высокой несущей способностью. Данное обстоятельство, замечу, явилось причиной трагических событий, происшедших на территории Сиверского ОЛХ в сентябре 1941 г. Предпринятая тогда попытка нашей воинской части выйти из окружения по лесным дорогам-зимникам имела своим результатом гибель мно гих людей, а также потерю колесной и гусеничной техники. Ее остатки встречались в этих лесах спустя многие годы после окон чания войны.

То, о чем рассказано ниже, взято из самой жизни и работы ЦНИИЛХ и его Сиверского опытного лесхоза.

В конце 1940-х гг. дирекция и ученый совет ЦНИИЛХ (ныне СПбНИИЛХ) взяли курс на то, чтобы превратить свою экспери ментальную базу (в недавнее время она называлась ОЛХ «Сивер ский лес») в образцовое лесохозяйственное предприятие. Постав ленной тогда целью было: задействовать там комплекс научных разработок и за счет этого существенным образом улучшить со став, увеличить продуктивность древостоев и размер пользования древесиной. Чтобы получить такой результат, нужна была сеть лесохозяйственных дорог, позволяющая сделать большинство лесных кварталов (а впоследствии – каждый квартал) нашей тер ритории доступными для проведения задаваемых хозяйственных акций.

Необходимость строительства лесохозяйственных дорог за ставила институт и его ОЛХ искать ответы на следующие пять основополагающих вопросов:

1. Каким минимальным требованиям должны соответство вать лесохозяйственные дороги?

2. Как их строить?

3. Как ремонтировать?

4. Как эксплуатировать?

5. Кто имеет право разрешать (или ограничивать) использо вание лесных дорог разными юридическими и физическими ли 158    цами и кто должен нести бремя ответственности за строительство дорог, их состояние и ремонт?

Найти ответы на перечисленные вопросы оказалось непро стым делом, поскольку они находились (и находятся теперь!) не только в области разработки технологических решений, но и в нормативно-законодательной сфере.

Сведения о том, как создавали дороги в ОЛХ «Сиверский лес», можно найти в двух книгах. Одну из них написал П.Л. Далецкий (Рассказы о главном лесничем. Л.: Советский пи сатель, 1961. 177 с.). Авторами второй, уже упоминавшейся выше книги, были Р.В. Бобров и А.А. Книзе. В нашей статье приведены краткие сведения об этой работе, которые, возможно, окажутся полезными для тех, кто будет строить лесохозяйственные дороги.

А делать это, по мнению автора, обязательно придется, поскольку в условиях бездорожья, часто высказываемые разными людьми намерения улучшить управляемость и увеличить интенсивность лесохозяйственного производства, как правило (если не всегда, то очень часто), оказываются в русле мечтаний всем известного персонажа Н.В. Гоголя.

Для удобства читателей, приведенная далее в статье информа ция о строительстве лесохозяйственных дорог сгруппирована в виде ответов на поставленные выше пять вопросов.

1. В нашем ОЛХ была принята установка на строительство грунтовых невысокозатратных дорог, пригодных для того, чтобы по ним зимой (по промерзшему грунту) и летом (по подсохшему дорожному полотну) могли проезжать трактора и сравнительно нетяжелые автомашины разного назначения. В те годы (а также и теперь!) в наших природных условиях и при наших финансовых возможностях мы не фантазировали на тему о строительстве бо лее дорогих и более совершенных типов дорог с твердым покры тием. Соответственно в нашем опытном хозяйстве тогда была принята установка на строительство, по сути дела, простейших лесных дорог, которые, тем не менее, выполняли бы свои функ ции. То что это возможно, было показано и доказано успешным и широким использованием наших дорог вплоть до 1990-х гг., ко гда в результате «прихватизационных» событий, организованных чиновниками МПР и Комитета по природным ресурсам и охране 159    окружающей среды Ленинградской области, ОЛХ «Сиверский лес» сначала перестало быть экспериментальной базой СПбНИ ИЛХ, а затем вообще было ликвидировано как хозяйствующий субъект.

2. Не предполагая саму возможность грядущей разрухи, на ши лесоводы, уверенные в том, что работают на благо страны и ее лесов, увлеченно вели строительство дорог в своем хозяйстве своими силами. При выборе мест для прокладки дорог их стара лись «привязывать» к просекам и остаткам былых троп и дорог.

Цель этого – уменьшить потери продуцирующей лесопокрытой площади и минимизировать расходы денежных средств на раз рубку трасс будущих дорог и корчевку пней.

Там, где было возможно, дороги прокладывали вдоль повы шенных мест с легкими по механическому составу грунтами.

Здесь обходились даже без устройства кюветов;

полотно дороги размечали на местности, а затем формировали его продольный и поперечный профиль. Делали это при помощи таких машин как бульдозеры, скреперы и грейдеры.

На тяжелых (суглинистых) и оторфованных переувлажненных почвах (а они в ОЛХ преобладают) по сторонам строящихся до рог приходилось отрывать кюветы. Делали это с помощью экска ваторов. Извлеченный грунт укладывали вдоль оси будущей до роги. Затем его разравнивали и уплотняли. Таким образом, полу чали тело полотна дороги, имеющее пологие скаты по сторонам для стока воды в кюветы. Воду из кюветов обязательно выводили в естественные водоприемники или в специально проложенные водопроводящие канавы. Их строительство было сопряжено, как правило, с необходимостью устройства трубопереездов. Все это, взятое вместе, было самой затратной частью работ по созданию наших лесных дорог. Чтобы расходуемые средства могли дать больший общехозяйственный эффект, строительство дорог «свя зывали» в единый комплекс с лесоосушительными работами, по зволяющими в наших условиях резко увеличить продуктивность выращиваемых древостоев.

После того, как тело дороги было сформировано, для увеличе ния ее несущей способности на поверхность наносили гравий или щебень. Небольшие запасы гравия были найдены на своей терри 160    тории. Присутствие гравия на поверхности дороги давало желае мый эффект. А от использования щебня, как дорогостоящего ма териала, мы вскоре были вынуждены отказаться. Поступить так пришлось еще и потому, что в наших грунтах, имеющих кислую реакцию, происходило быстрое разрушение известкового щебня.

Не все построенные в ОЛХ дороги из «тяжелого» (глинистого) грунта удалось обеспечить гравийным покрытием. Его отсутст вие вынуждало сокращать календарные сроки эксплуатации до рог, а именно использовать их летом при сухой погоде, а также, конечно, зимой по промерзшему грунту. Тем не менее, даже та кие дороги позволили резко увеличить транспортную доступ ность лесов.

Всего во второй половине прошлого столетия в ОЛХ «Си верский лес» (это 23 тыс. га) было построено около 300 км ле сохозяйственных дорог. Многие из них получили «собственные»

имена – Псковская, Круговая, Манинская, Ольховая, Чащинская, Зеленая и др.

Наличие в нашем ОЛХ сети дорог позволило резко увеличить интенсивность традиционной хозяйственной деятельности (в том числе связанной с разными видами рубок и разными способами лесовосстановления и ухода за лесом). Это же позволило нам увеличить территорию и расширить круг лесорастительных усло вий, в которых стало возможно проводить опытные и опытно производственные работы, а также увеличить их объемы. То и другое было особенно важно, когда речь шла о разработке и ис пытаниях на больших площадях новых технологических решений и новой лесохозяйственной техники.

3. Чтобы сохранять свои дороги в рабочем состоянии, сивер ские лесоводы уделяли много внимания их ремонту, основными элементами которого были:

обработка поверхности дорог грейдерами (для восстанов ления их поперечного профиля и заделки неглубоких колей и ям).

Каждый год такие сравнительно дешевые акции выполняли в те чение безморозного периода несколько раз. Последнее, подчерк нем, было вполне оправдано, поскольку при увеличении интерва лов времени между обработками поверхности дорог грейдерами, 161    затраты средств на уход за дорогами не уменьшались, а увеличи вались;

периодическая заделка (засыпка грунтом) образовавшихся более крупных ям;

эпизодический ремонт кюветов, трубопереездов и водо проводящих канав, а также удаление древесных и кустарниковых растений, поселившихся на обочинах и кюветах, затеняющих до рогу и препятствующих ее продуванию ветром и просыханию.

4. Не только своевременный ремонт, но и соблюдение опреде ленного режима эксплуатации были определены в ОЛХ «Сивер ский лес» как обязательные условия «здоровья» лесных дорог.

Проход по лесным дорогам гусеничных тракторов был сопряжен с относительно небольшим негативным влиянием на их состоя ние. Хуже обстояло дело с колесными движителями. При движе нии по непросохшим дорогам даже таких средних по грузоподъ емности автомашин, как ГАЗ-66 их колеса прорезают глинистый грунт и образуют колеи, в которых накапливается вода. После дующие «проходы» машин углубляют колеи и увеличивают ко личество воды. Это оказывает пагубное влияние на состояние до рожного полотна.

Чтобы помешать въезду автомашин в лес по непросохшим до рогам, в нашем ОЛХ они были оборудованы шлагбаумами. Это помогало. Однако шлагбаумы на дорогах быстро исчезли вместе с ликвидированной лесной охраной и с приходом в лес времен щиков-арендаторов и других «авторитетных» заготовителей дре весины. В объяснение того, как они действовали, приведу сле дующий пример. Когда однажды весной в начале 1990-х гг. ди ректор ОЛХ распорядился закрыть дороги на просушку, очень важный в области чиновник по телефону строго спросил: поче му? На объяснение, что так положено по закону, последовало ка тегоричное указание: закон соблюдай, а вывозке древесины не мешай! Да и как, какими силами можно было помешать разруше нию дорог, если этого фактически требовало высокое начальство и если на расстоянии около 100 км находится морской порт, вблизи которого лесовозы встречали бойкие люди с сумками, в которых находились не только купюры, но и бланки с разными печатями!

162    Де-факто, построенные в ОЛХ лесные дороги оказались не в нашей юрисдикции. Круглогодичное использование здесь тя желых лесовозов очень быстро привело к тому, что дороги оказались раздавленными. Практически все они перестали существовать. Такая же участь постигла оказавшиеся на пути тяжелых лесовозов мелиоративные канавы, что вызвало вторич ное заболачивание, ухудшение санитарного состояния и падение продуктивности ранее осушенных древостоев.

5. В недавние годы руководство СПбНИИЛХ и его ОЛХ «Си верский лес» были уверены в том, что весь комплекс вопросов, касающихся строительства, ремонта и эксплуатации лесных до рог находится в нашей компетенции, т. е. в компетенции вла дельца данной территории лесного фонда, представляющего ин тересы собственника лесов. Теперь такие представления оказа лись утраченными. Чтобы их восстановить, нужны новые обще государственные нормативные юридические акты, регулирую щие разные аспекты строительства лесных дорог (в том числе их размещение в плане, необходимую вырубку деревьев, перевод лесной площади в нелесную), а также ответственность за содер жание (ремонт) дорог и соблюдение всех условий и режимов их эксплуатации разными физическими и юридическими лицами.

Разработка и введение в жизнь вышеназванных нормативных документов – дело не только нужное, но и сложное. Тем не ме нее, поскольку вопрос о строительстве лесных дорог теперь уже обсуждают на правительственном уровне, его нельзя откладывать на потом.

Строительство сети даже простейших дорог в лесах сопряже но с большими затратами денежных средств. Скорее всего, это будут бюджетные деньги, заимствованные у каждого из граждан государства. Соответственно, создаваемые за казённый счет, лес ные дороги обязательно должны быть лесохозяйственными, ориентированными на обслуживание комплексной хозяйственной и социальной деятельности людей на данной территории в тече ние неопределенно длительной перспективы. Если же будет по вторена практика советских лет, когда строились, по сути дела, «одноразовые» лесовозные дороги, мы не улучшим инфраструк туру своих «лесных» регионов. Более того, выделяемые на строи 163    тельство таких дорог деньги немедленно превращаются в скры тую дотацию определенных лесозаготовительных структур, что позволяет им увеличить свою конкурентоспособность на внут реннем и внешнем рынках.

Учитывая вышесказанное, повторю еще раз: за государствен ный счет в наших лесах надо строить не лесовозные, а лесохозяй ственные (общехозяйственные) дороги, которые могли бы функ ционировать в течение длительной перспективы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.