авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

1

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК

КАФЕДРА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

студентки V курса Володиной Натальи Николаевны ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ РАБОЧИХ ТЮМЕНСКОГО ЗАВОДА «МЕХАНИК» В ГОДЫ СЕМИЛЕТКИ (1959–1965 гг.) Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Пашин Сергей Станиславович Тюмень СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ....................................................................................................................................... ГЛАВА 1. БОРЬБА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ПЛАНА................................................................. ГЛАВА 2. ДВИЖЕНИЕ ЗА КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ.......................................................................................................................................... ГЛАВА 3. БОРЬБА С НАРУШЕНИЯМИ ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ............................................................................................................................ ЗАКЛЮЧЕНИЕ........................................................................................................................... СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ........................................................................................................................ ВВЕДЕНИЕ В последние десятилетия в отечественной исторической науке отчетливо наметилась тенденция к переосмыслению советского прошлого на основе новых теоретико-методологических подходов. На первый план выдвигается необходимость изучения проблем социальной истории и истории повседневности. Интерес к истории повседневности обусловлен тем, что из подробностей и мелочей быта, образа жизни складывается устойчивая типологическая определенность, своеобразное «лицо» общества как такового1. В неразрывной связи с социальной историей и историей повседневности находится микроистория, которая призвана придать плодотворный импульс как развитию социально-исторических направлений, так и способствовать лучшему пониманию макропроцессов. В данных условиях становится актуальным изучение различных аспектов повседневной жизни разных социальных слоев населения.

Исследование производственной повседневности рабочих тюменского завода «Механик» позволяет представить одну из сторон повседневной жизни рабочих провинциального сибирского города периода конца 50-х-середины 60-х гг. XX века.

Историографию исследуемой проблемы целесообразно разделить по проблемно хронологическому принципу. В первую группу включаются работы общетеоретического характера по истории повседневности. Возникновение истории повседневности как самостоятельной отрасли изучения прошлого произошло в конце 60-х гг. XX века в рамках историко-антропологического поворота в мировом гуманитарном знании2.

Впервые антропологический подход был использован в изучении прошлого французскими историками М. Блоком 3 и Л. Февром, которые рассматривали реконструкцию повседневности как элемент воссоздания истории в ее целостности 4. Их сторонники группировались в 1950-е гг. вокруг журнала «Анналы».

Продолжатели традиции первых двух поколений школы «Анналов» ставят в центр своих исследований общую реконструкцию «картины мира» определенной эпохи, социума, группы. Приверженцы данного направления пытаются проникнуть в сознание людей, их внутреннюю, духовную жизнь, и поэтому история как наука приобретает новое измерение, которое условно можно назвать «историей изнутри»5.

По мнению А. Я. Гуревича, историк в состоянии завязать диалог с людьми иной культуры и эпохи, пытаясь проникнуть в строй их мыслей и чувств, в тайны их сознания6.

Для нашего исследования особую значимость имеет микроисторическое направление в истории повседневности. Зарождение микроистории относится к концу 70 х гг. XX столетия. Данный подход получил распространение в германской и итальянской историографии. У истоков микроистории стояли такие историки как Карло Гинзбург, Эдуардо Гренди, Карло Пони и другие. Исследователи «призывали молодое поколение переориентировать научные труды и обратить все силы на изучение микроисторий 1 Бабаева А.В. Проблемы повседневности в исторической науке // http: anthropology. ru/ ru/ texts/babaeva/everhist.html 2 Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности // Этнографическое обозрение. 2004.

№ 5. С. 3.

3 Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М., 1986.

4 Вамбольдт Н.В., Шубина М.П. Повседневность в истории // Электронный научный журнал. Вестник Омского государственного педагогического университета. Выпуск 2006 // http: www. omsk.

edu/volume/2006/human/ 5 Гуревич А.Я. История ментальностей и социальная история // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1999. № 3. С. 97.

6 Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории. 1991. № 2–3. С. 26.

отдельных рядовых людей или их групп, носителей повседневных интересов, а также проблем культуры как способа понимания и обобщения повседневной жизни и поведения в ней»7.

Новое понимание прошлого родилось как история снизу, дав голос «маленькому человеку», сделав интересным для потомков его поведение и жизненные ориентиры. В 1980-1990-е гг. германо-итальянская школа микроисториков расширилась. Е пополнили американские исследователи, сторонники новой культурной истории, также некоторые представители третьего поколения школы «Анналов» (Ж. Ле Гофф, Р. Шартье).

С этим влиятельным направлением мировой исторической науки российская научная общественность познакомилась только в середине 1990-х гг. На русский язык были переведены программные статьи крупных теоретиков и практиков: К. Гинзбурга, Д.

Леви, Э. Гренди, Х. Медика, Ж. Ревеля. Большая заслуга в популяризации микроанализа в исторических исследованиях принадлежит Ю. Л. Бессмертному, который в течение ряда лет руководил семинаром по истории частной жизни в Институте всеобщей истории РАН.

С 1997 г. он и его коллеги стали выпускать альманах «Казус: индивидуальное и уникальное в истории»8.

Следует отметить, что микроистория как самостоятельное направление исследований и метод реконструкции прошлого еще находится в стадии становления. Для нее характерна неопределенность понятийных формулировок, дискуссии в отношении предмета, сферы применения микроанализа, о соотношении микро – и макроподходов.

К примеру, ученые по-разному понимают сущность микроподхода, Н. Б. Лебина полагает, что микроисследование – это, прежде всего метод, в котором главное выбрать типичный объект, а в дальнейшем экстрапалировать полученные на микроуровне выводы на совокупность макроявлений. Для Дж. Леви микроистория означает «не разглядывание мелочей, а рассмотрение в подробностях». А, по мнению, И. М. Савельевой и А. В.

Полетаева, микроистория изучает мелкие объекты, не занимаясь рассмотрением явлений в подробностях9.

Именно историки повседневности сделали изучение каждодневных обстоятельств работы, мотивации труда, отношений работников между собой и их взаимодействий с представителями администрации темой «новой рабочей истории» и новой истории труда, ставших впоследствии самостоятельными «историями»10.

Предметом исследования историков стали не ключевые исторические события или великие идеи, а повседневная жизнь простых людей, изменения в их жизни и изменения в них самих вместе со временем. Речь идт о «маленьких людях», безымянных участниках исторического действия, не всегда творящих историю, но испытывающих на себе сокрушительную силу е колеса11.

Таким образом, в мировой науке существовать два понимания истории повседневности: как реконструкция ментального макроконтекста событийной истории, и как реализация приемов микроисторического анализа.

Вторую группу историографии составляют исследования советских специалистов по социально-экономической истории СССР 12, в своих работах ученые на большом 7 Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности. С. 7.

8 Шлюмбом Ю., Кром М., Зоколл Т. Микроистория: большие вопросы в малом масштабе // Прошлое – крупным планом: Современные исследования по микроистории. СПб., 2003. С. 21.

9 Савельева И.М., Полетаев А.В. Микроистория и опыт социальных наук // Социальная история. Ежегодник.

1998/ 99. М., 1999. С. 114.

10 Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности. С. 12.

11 Оболенская С.В. «История повседневности» в современной историографии ФРГ // Одиссей: Человек в истории. М., 1990. С. 184.

12 Бромлей Н.Я. Уровень жизни в СССР (1950–1965 гг) // Вопросы истории. 1966. №7. С. 3–17;

Королев количестве фактического материала показали основные изменения в социально экономической сфере страны, повлиявшие на положение рабочего класса.

Значительное место занимают специальные исследования по истории рабочего класса СССР 13. Советские историки уделяли значительное внимание изучению положения рабочего класса. Но специфика методологии и партийный диктат приводили к тому, что официальная история рабочего класса приходила в противоречие с реалиями настоящего. Стержнем истории советского рабочего класса считалось его неуклонное поступательное движение к социализму и коммунизму14.

Основное внимание исследователей было направлено на рассмотрение источников пополнения рабочего класса, на количественные и качественные изменения в его рядах (повышение образовательного уровня и профессиональной подготовки, культурный и духовный рост, улучшение уровня жизни). Источниковую базу исследований составляли документы высших партийных и государственных органов власти, статистические источники.

Важно отметить, что в каждом исследовании давался достаточно подробный историографический обзор. Наряду с этим, выходили специальные работы, посвященные непосредственно историографии рабочего класса15.

Кроме монографических исследований, было опубликовано большое количество специальных статей, освещавших проблемы образования, технического творчества и охраны труда рабочих16.

А.И. Государственная власть и рабочий класс СССР. История и современность. Ленинград, 1980. 186 с.;

Лельчук В.С., Бейлина Е.Э. Промышленность и рабочий класс СССР в условиях НТР. М., 1982. 192 с.;

Селунская В.М. Социальная структура советского общества: история и современность. М., 1987. 288 с.;

Сенявский С.Л. Социальная структура советского общества в условиях развитого социализма (1961–1980 гг).

М.: Наука, 1982. 351 с.;

Сенявский С.Л. Изменения в социальной структуре советского общества (1938– гг.). М.: Наука, 1973. 447 с.;

Социальное развитие рабочего класса СССР. М., 1977. 287 с.;

Социальная политика советского государства: укрепление ведущей роли рабочего класса в социалистическом строительстве. М., 1985. 333 с.;

История социалистической экономики СССР. В 7 тт. Т. 6–7. М., 1980.

13Гапоненко Л.С., Тельпуховский В.Б. Ведущая роль рабочего класса СССР в строительстве коммунизма // Вопросы истории. 1972. № 4. С. 17–31;

Клопов Э.В. Рабочий класс СССР (Тенденции развития в 60–70-е гг.). М., 1985. 336 с.;

Краткая история советского рабочего класса. 1917–1967 гг. М., 1968. 430 с.;

Ким М.П., Сенявский С Л. Рост рабочего класса СССР в 1953–1961 гг // Вопросы истории. 1963. №3. С. 3–21;

Кучеренко М.М. Молодое поколение рабочего класса СССР: процесс формирования и воспитания. 1917– 1979 г. М., 1979. 189 с.;

Митрофанова А.В. Развитие рабочего класса СССР в период завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму (1938–1961 гг.) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 55–71;

Рабочий класс СССР и его ведущая роль в строительстве коммунизма. М., 1975. 568 с.;

Советский рабочий класс. Краткий исторический очерк (1917–1973 гг.). М., 1975. 576 с.;

Смирнов А.В. Главный источник нашей силы: рабочие промышленности СССР 1945 –1970 гг. М., 1984. 200 с.;

Смирнов И.П. Советский рабочий: Формирование творческой личности. М., 1987. 171 с.;

История советского рабочего класса. В 6-ти тт. Т. 4. Рабочий класс СССР в годы упрочения и развития социалистического общества (1945–1960 гг.). М., 1987. 519 с.;

История советского рабочего класса. В 6-ти тт. Т. 5 Рабочий класс СССР на новом этапе развития социалистического общества (1961–1970 гг.). М., 1987. 430 с.

14 Соколов А.К. Перспективы изучения рабочей истории в современной России. С. 135.

15 Ворожейкин И.Е. Очерк историографии рабочего класса СССР. М., 1975. 288 с.;

Дадыкин Р.П. Состояние и задачи изучения проблемы формирования и развития советского рабочего класса (историография проблемы) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964.

С. 5–21.

16 Ежов В.А. Рост культурного уровня рабочего класса СССР в период перехода к коммунизму // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 147–156;

Казанцев Б.Н. О некоторых вопросах истории охраны труда рабочих промышленности СССР (1946–1965 гг.) // Из истории рабочего класса СССР (материалы VIII межвузовской научной конференции). Т. 71. Иваново, 1970.

С. 139–151;

Остапенко И.П. Рабочий класс СССР и техническое творчество (1959–1967 гг.) // Там же. С.

172–181;

Рогачевская Л.С. Образовательный уровень рабочего класса СССР накануне развернутого строительства коммунизма // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст.

Весомый пласт историографии представляют региональные исследования 17, в которых на основе большого количества архивных материалов рассматривались вопросы численности, повышения уровня образования и технических знаний, уровня жизни рабочих.

На наш взгляд, стоит отдельно остановиться на специальных исследованиях, посвященных движению за коммунистическое отношение к труду18. Советские историки, конечно, больше писали о положительных моментах в развитии движения за М., 1964. С. 130–146;

Сенявский С.Л. Подготовка и повышение квалификации и индустриальных рабочих кадров СССР в 1953–1961 гг. // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст.

М., 1964. С. 187–196;

17 Бриеде А. Ю. О численности и квалификации промышленных рабочих Латвийской ССР в 1940–1961 гг. // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 305–316;

Букин С.С. Жизненный уровень рабочей семьи в Сибири (1946-1960 гг.). Новосибирск, 1984. 270 с.;

Говердовский В.А. О некоторых формах привлечения шахтеров Кузбасса к рационализации производства в годы семилетки // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 225–244;

Ефимкин М.М.

Социальное развитие рабочего класса Сибири. 1959–1980 гг. Новосибирск, 1989. 273 с.;

Ефимкин М.М.

Рабочие Сибири. Конец 50-х–середина 80-х годов. Новосибирск, 1990. 222 с.;

Жаворонков Т.Н. Борьба органов народного контроля за снижение себестоимости Кузбасского угля (1963–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 245–259;

Жаворонков Т.Н. Помощь органов народного контроля промышленным предприятиям Кузбасса в выполнении производственного плана (1962–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 153–164;

Заболотская К.А. К вопросу о формировании рабочих кадров угольной промышленности в 30–60-е гг // Там же. С. 48–54;

Каплан И.И. О некоторых новых явлениях в жизни и труде шахтеров Донбасса в связи с техническим прогрессом // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 355–362.;

Карпенко З.Г. Изменения численности и состава кадров угольной промышленности Кузбасса в 40–60-х годах // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 183–193;

Карпенко З.Г. Подготовка молодой смены рабочего класса в Кузбассе // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С.

133–144;

Марченко И.Е. Рост и изменения в составе рабочего класса БССР в послевоенные годы (1945– гг.) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 329–346;

Мельник С.М. Изменения в профессиональном составе шахтеров Донбасса (1959–1965 гг.) // Рабочий класс и индустриальное развитие СССР. М., 19975. С. 388–394;

Оборин Н.П. Руководство партийных организаций Кузбасса работой по повышению электровооруженности труда шахтеров (1956–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 194–204;

Рабочий класс Сибири. 1961–1980 гг.

Новосибирск, 1986. 358 с.;

Романов В.П. Пути повышения производительности труда рабочих на шахтах Кузбасса // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 260–267;

Романцов В.Е. Рост рабочего класса Украинской СССР в 1946–1970 гг. // Рабочий класс и индустриальное развитие СССР. М., 1975. С. 372–379;

Черноброд И.М. Роль химических предприятий Западной Сибири в подготовке рабочих кадров и повышении производственно-технической квалификации трудящихся в 1958–1963 гг // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 121–132;

Шириязданов Ш.Х. Сдвиги в численности и составе рабочего класса промышленности Киргизии в послевоенные годы (1946–1960 гг.) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 347–354;

Шуранова В.П. О некоторых формах работы по воспитанию социалистической дисциплины труда у шахтеров Кузбасса в годы семилетки (1959 – 1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 145–152;

Хватова В.А. Автоматизация производства и развитие личности советского рабочего (По материалам Свердловской области). // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 230–246.

18 Бейлина Е.Э. О влиянии движения за коммунистический труд на состав рабочего класса // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 172–186.;

Бейлина Е.Э. Рабочий класс и новые формы соревнования. (1959-1965 гг.). М., 1970. 302 с.;

Гершберг С.Р. Трудовой подъем рабочего класса СССР в великое десятилетие (1953-1963 гг.) // Вопросы истории. 1964. № 6. С. 27–42;

Гершберг С.Р. О некоторых качественных изменениях в рабочем классе СССР (В свете движения за коммунистический труд) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М., 1964. С. 157–171;

Гершберг С.Р. Поиск продолжается. (О движении за коммунистический труд). М., 1967.

112 с.;

Лаптин М.Н., Прутский А.А. Движение новаторов производства (1958 – 1963 гг) // Вопросы истории.

1963. №11. С. 3–16;

Рогачевская Л.С. Социалистическое соревнование в СССР. Исторические очерки. 1917– 1970 гг. М., 1977. 350 с.;

Тернова О.И., Мочалова Р.С. Некоторые вопросы партийного руководства социалистическим соревнованием (1959–1965 гг.) // Из истории рабочего класса СССР (материалы VIII межвузовской научной конференции). Иваново, 1970. Т. 71. С. 152–162.

коммунистический труд, но многие исследователи отмечали и недостатки: такие как погоня за массовостью, формализм в присвоении званий, недостаточное внимание к повышению культурно-технического уровня, к воспитанию людей в духе коммунистической морали. Наиболее полный историографический обзор проблемы был дан в монографии Е.Э. Бейлиной19.

Монография Б. А. Грушина 20 отличалась тем, что выводы автора строились на основе опроса 500 лучших коллективов коммунистического труда, проведенного в августе-ноябре 1961 г. Автором были сделаны важные выводы о характере движения за коммунистический труд и особенностях массового сознания того времени.

Данным вопросом активно занимались и региональные исследователи, уделявшие основное внимание роли партии в развитии соцсоревнования21.

Крушение официальной истории рабочего класса произошло в период перестройки и гласности. Исследователи начали отмечать низкую производительность труда, безразличие к производственным обязанностям, безынициативность, отклонения в трудовой этике, растущее пьянство в рабочей среде. Прежняя история рабочего класса стала считаться реликтом советского прошлого. Какие-либо разработки в той области из престижных превратились в крайне не популярные22.

В третью группу историографии включаются работы, написанные в постсоветское время. Определенное место в постсоветской историографии занимают исследования по политической и социально-экономической истории СССР, в которых затрагиваются вопросы реформирования хозяйственной системы страны, влияющие на положение рабочих23.

Детальный анализ социально-экономических процессов середины 50-х– 60-х гг.

был дан в монографии В. А. Шестакова24. По мнению автора, этот период, несмотря на то, что не столь драматичен и ярок как революционные и военные годы, по своей значимости не менее важен для судеб советской системы, для понимания ее реальной динамики.

После изучения большого количества документов высших партийных и государственных органов, статистических документов, периодической печати, мемуаров, автор авторитетно заявлял, о том, что это был «золотой век» советской системы, когда раскрылся практически весь заложенный в ней потенциал, и она дала максимум того, на 19 Бейлина Е.Э. Рабочий класс и новые формы соревнования (1959–1965 гг.). М., 1970. 302 с.

20 Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времн Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь 1-я. Эпоха Хрущева. М., 2001. 624 с.

21 Сивкова Г.А. Партийное руководство соцсоревнованием в промышленности Тюменской и Курганской областей в 1959–1965 гг. // Организаторская и идеологическая работа партийных организаций Урала и Западной Сибири в период строительства социализма и коммунизма. Тюмень, 1979. С. 106–115;

Шуранова В.П. Руководство партийных организаций движением за коммунистический труд среди шахтеров Кузбасса в годы семилетки (1959–1965гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 205–224;

Шуранова В.П. О некоторых формах работы по воспитанию социалистической дисциплины труда у шахтеров Кузбасса в годы семилетки (1959–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4.

Кемерово, 1972. С. 145–152.

22 Соколов А.К. Перспективы изучения рабочей истории в современной России. С. 135.

23 Синявский А.Д. Основы советской цивилизации. М., 2001. 464 с.;

Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945–1991 гг. Новосибирск, 2000. 684 с.;

Пыжиков А.В. Хрущевская «оттепель». М., 2002. 511 с.;

Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга вторая. От Великой Победы до наших дней. М., 2002. 688 с.

24Шестаков В.А. Социально-экономическая политика советского государства в 50-е-середине 60-х годов.

М., 2006. 296 с.

что была способна. Экономический рост достигался главным образом за счет экстенсивных методов, научно-технический прогресс носил характер заимствования.

В ходе исследования ученый пришел к выводу о том, что советская система была не способна к реформированию, так как не обладала внутренними ресурсами для адаптации к новым, идущим из постиндустриального мира, технологическим и социальным вызовам. Следовательно, в системе хозяйствования, лишенной гибкости и импульсов саморазвития, власть не могла осуществить структурную перестройку экономики, обеспечить в меняющихся условиях ее высокую эффективность и социальную направленность.

На наш взгляд, ряд выводов автора отличается противоречивостью. С одной стороны, автор отмечает, что в это время сложился благоприятный фон для давно назревших глубоких реформ в экономической и социальной сферах жизни советского общества. С другой стороны, называет реформы вынужденными, имевшими целью придать системе большую динамику и эффективность, ответить на многочисленные внутренние и внешние вызовы.

Только на основе макроисторических исследований невозможно понять все причины тех или иных явлений и процессов. Поэтому многие современные историки применяют новые подходы, основанные на методах исторической антропологии, микроистории, которые все более вытесняют прежние методики. Ряд исследователей подчеркивает особую важность именно микроисторических исследований, которые отличаются наибольшей глубиной и детальностью проникновения в сущность социальных процессов и реальную жизнь людей, помогая тем самым осмыслить глубинные явления эпохи25.

Именно микроистория, по мнению С. В. Журавлева, является той лакмусовой бумажкой, которая проверяет степень адекватности общетеоретических построений и моделей исторического развития26.

К примеру, удачными примерами микроисследований являются основательные труды по истории двух московских заводов 27. Авторы первой монографии: С. В.

Журавлев, М. Ю. Мухин – на основе изучения повседневности конкретного коллектива исследовали проблемы эффективности трудовой активности и мотивации индивидуального труда: вознаграждения, побуждения и принуждения.

В монографии А. М. Маркевича и А. К. Соколова была отражена более чем столетняя история московского завода «Серп и молот». Авторы сделали акцент на изучении эволюции индустриального труда и его мотивации, рассмотрев эти проблемы на фоне происходивших в новейшей истории страны социальных трансформаций. Историки сделали ряд важных выводов и по изучаемым нами аспектам: дали общую характеристику движению за коммунистическое отношение к труду, выявили основные причины нарушений трудовой дисциплины, раскрыли особенности организации трудового процесса. Многие выводы авторов оказались полезными для нашего исследования, но некоторые выводы показались нам слишком односторонними. К примеру, рост числа нарушений трудовой дисциплины авторы связывали только со снижением стимулирующей роли заработной платы по причине сокращения различий в оплате 25 Пушкарева И.М., Пушкарева Н.Л. «Новая рабочая история» в зарубежной историографии // Социальная история. Ежегодник. 2001/2002. М., 2004. С. 53–54.

26 Журавлев С.В. Иностранная колония московского электрозавода в начале 1930-х годов: опыт микроисследования // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М., 1999. С. 366.

27 Журавлев С.В., Мухин М.Ю. «Крепость социализма»: Повседневность и мотивация труда на социалистическом предприятии. 1928–1938 гг. М., 2004. 240 с.;

Маркевич А.М., Соколов А.К. «Магнитка близ Садового кольца»: Стимулы к работе на Московском заводе «Серп и молот», 1883–2001 гг. М., 2005.

368 с.

квалифицированного и неквалифицированного труда, а также с уравнительным распределением премий.

Следует отметить ряд работ по истории тюменских заводов, имеющих больше публицистический характер28.

Кроме монографических исследований в последнее время стали появляться статьи, посвященные различным вопросам рабочей истории. В основном внимание исследователей сосредоточено на изучении 20-30-х гг29.

В своих работах авторы рассматривают проблемы в рамках истории повседневности, связанные с особенностями психологии, мотивации труда рабочих, по новому рассматривается вопрос рабочего движения.

Постепенно стали появляться исследования по более поздним периодам отечественной истории 30. В статьях Р. Е. Романова 31 рассматривается положение рабочей молодежи в годы Великой Отечественной войны. Значительный вклад в изучение периода 40-х годов внес историк из Екатеринбурга М. А. Фельдман 32, который на 28 Д. О. К. История тюменского деревообрабатывающего комбината «Красный Октябрь». Тюмень, 2003.

200 с.;

Горбачев В.С. Флагман: книга о тюменских моторостроителях. Книга первая. Тюмень, 2003. 216 с.;

Горбачев В.С. Флагман: книга о тюменских моторостроителях. Книга вторая. Тюмень: Мандрика, 2003. с.

29 Бехтерева Л.Н. Опыт реконструкции психологии рабочих Ижевских заводов Удмуртии 1920-х годов // Отечественная история. 2000. № 2. С. 170–177;

Гоголевский А.В. Революция и психология. Политические настроения рабочих Петрограда в условиях большевисткой монополии на власть. 1918–1920 гг. Спб., 2005.

219 с.;

Журавлев С.В. Иностранная колония московского электрозавода в начале 1930-х годов: опыт микроисследования // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М., 1999. С. 366–408;

Окольская Л.А.

Российская формула труда: исторический экскурс // Человек. 2006. №4. С. 16–30;

Лозбенев И.Н.

Особенности рабочего движения в центральном промышленном районе России в 1920-е гг. // Отечественная история. 2005. № 5. С. 141–147;

Левина Н.Б. Рабочая молодежь и антиалкогольное движение 1920-х гг. // http: www. gumer.info/bibliotek_Buks/History. phd ;

Мирясов А.В. К вопросу о мотивации труда рабочих России в 1920-е гг. (на примере промышленных предприятий Пензенской губернии) // Отечественная история. 2005. № 5. С. 131–140. Лютова Л.Н. Настроения рабочих провинции в годы нэпа // Отечественная история. № 4. С. 6–74;

Миндолин В.А. О социально-психологических характеристиках рабочих 20-х гг. // Вопросы истории Сибири XX века. Межвуз. сб науч. тр. Новосибирск, 1996. С. 43–52;

Тимошенко А.И., Исаев В.И. Условия и механизмы формирования «индустриального менталитета» строителей Урало кузнецкого комбината // Гуманитарные науки в Сибири. 2006. № 2. С. 26–31;

Тяжельникова В.С., Соколов А.К. Отношение к труду: факторы изменения и консервации традиционной трудовой этики рабочих в советский период // Социальная история. Ежегодник. 2001/2002. М., 2004. С. 69–115;

Юдина Т.В.

Отечественные рабочие на концессионных предприятиях СССР в 1920-е гг. // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. № 4. 2007. С. 81–84.

30 Букин С.С. Бюджеты рабочих семей в Сибири в годы Вов // Социально-демографическое развитие Сибири в XXстолетии. Вып. 1. Новосибирск: институт истории СО РАН, 2003. С. 104–129;

Долголюк А.А.

Принудительный труд на сибирских стройках в первое послевоенное десятилетие // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. № 2. 2007. С. 56–60.

31 Романов Р.Е. Рабочая молодежь завода № 635 в военные годы // Гуманитарные науки в Сибири. 2005. № 2. С. 36–39;

Романов Р.Е. Формирование молодежных рабочих кадров оборонной промышленности Новосибирской области в военные годы (1941–1945 гг.) // Гуманитарные науки в Сибири. 2006. № 2. С. 100– 103;

Романов Р.Е. Социальный облик рабочей молодежи оборонной промышленности Западной Сибири в годы Вов (1941–1945 гг.) // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. № 2. 2007. С. 98– 102;

Романов Р.Е. Влияние повседневности на трудовую этику рабочей молодежи оборонных предприятий Западной Сибири в военные годы (1941–1945) // http://history.nsc.ru/snm/romanov.htm;

Романов Р.Е.

Производственная социализация рабочей молодежи оборонной промышленности в Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941–1945) // http://history.nsc.ru/snm/romanov.htm.

32 Фельдман М. А. Рабочий класс Урала в контексте модернизации в 1900–1940 гг. // Уральский исторический вестник. № 9. (Модернизация: факторы, модели развития, последствия изменений).

Екатеринбург, 2000. С. 352–360;

Фельдман М.А. Власть и труд: теоретические споры в верхнем эшелоне большевиков по рабочему вопросу (осень 1927 г.) // Уральский исторический вестник. № 10–11. (Власть и общество в российской провинции). Екатеринбург, 2005. С. 136–144.;

Фельдман М.А. Рабочие промышленности Урала между переписями 1897 и 1926 гг: вопросы численности и состава // Уральский материалах Урала изучил проблемы численности, образовательного и профессионального уровня рабочего класса.

Период 50-60-х гг. XX века только начинает изучаться историками33.

В той или иной степени, изучаемые нами аспекты, получили освещение в работах, раскрывающих историю Тюменской области34, а также в трудах по истории Тюмени35. В этих работах представлены отдельные сведения по исследуемой нами проблеме в контексте изучения прошлого нашей области и города.

Непосредственно тюменскому заводу «Механик» посвящено несколько публикаций. В рамках изучения истории предприятия, в работах был рассмотрен ряд проблем, перекликающихся с задачами нашего исследования. К примеру, достаточно подробно были освящены вопросы материально-технической база, промышленного производства, кадрового состава предприятия36.

Таким образом, обзор историографии показал, что данное направление исследований еще не получило широкого распространения и является новым полем для изучения. Историки только начинают двигаться в направлении пересмотра советских концепций и схем, используя последние достижения исторической науки.

Микроисторических исследований, описывающих производственную повседневность рабочих разных регионов нашей страны, опубликовано еще немного.

Объектом исследования выступают рабочие тюменского завода «Механик» в 1959–1965 гг. Предметом – производственная повседневность рабочих завода в годы семилетки.

Тюменский завод «Механик» являлся одним из старейших промышленных предприятий г. Тюмени, ведущим свою историю с 1899 года. С 1957 г. завод находился в ведении Управления машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности Совета народного хозяйства Тюменского административно-экономического района. С февраля 1963 г. был передан в подчинение Управления машиностроения Совнархоза Средне-Уральского административно-экономического района.

исторический вестник. № 7. (Историческая наука на рубеже II и III тысячелетий: итоги и перспективы).

Екатеринбург, 2001. С. 318–332.;

Фельдман М.А. Рабочие черной металлургии Урала в 1913–1940 гг.:

динамика численности и социальная структура // Уральский исторический вестник. № 9. (Проблемы экономической истории России: региональное измерение). Екатеринбург, 2003. С. 182–194. Фельдман М.А.

Советское решение рабочего вопроса на Урале (1929–1941гг.) // Вопросы истории. 2002. №12. С. 123–132;

Фельдман М. А. Уровень образования промышленных рабочих России и СССР в 1900–1941 гг. // Вопросы истории. № 10. 2007. С. 13–30;

Фельдман М.А. Формирование трудового коллектива Уралмашзавода в 30-е гг.XX века. http://hist.usu.ru/dais/articles/4/Feldman.doc.

33 Гилалова А.М. Борьба с пьянством на Тюменском заводе пластмасс в годы VIII пятилетки // Историк и его эпоха: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Данилова (24–25 апреля 2007, Тюмень). Тюмень, 2007. С. 258–260;

Мельник С.И. Тюмень рубежа 50 60-х годов XX века: будни движения за коммунистическое отношение к труду // Там же. С. 304–306;

Пашин С.С. Борьба с нарушениями трудовой дисциплины на Тюменском заводе пластмасс в годы семилетки // Там же. С. 309– 310;

Пашин С. С. Несколько эпизодов из жизни тюменского завода вспомогательного кузнечно прессового оборудования (1962-1963 гг.) // Словцовские чтения-2007: Материалы XIX Всероссийской научной краеведческой конференции. Тюмень, 2007. С. 113–115;

Прищепа А.И. Забастовки на Урале в 1940–1960 годах // Вопросы истории. 1998. № 6. С. 135–137;

Казанцев Б.Н. «Неизвестная» статистика уровня жизни рабочего класса // Социологические исследования. № 4. 1993. С. 3–14.;

Митупов К.Б. Рабочий класс в социальной структуре Бурятии (конец 1930-х–1970-е гг. ): Автореф. дис. … д.и.н. Иркутск, 2002. с.

34 Очерки истории Тюменской области. Тюмень, 1994. 271 с.;

Большая тюменская энциклопедия. Т. 3.

Тюмень, 2004. С. 281.

35 Кружинов В.М. Тюмень: вехи истории. Екатеринбург, 1994;

Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. Тюмень, 2004. 368 с.;

Миненко Н.А. Тюмень: летопись четырх столетий. СПб., 2004;

Тюмень: путеводитель, справочник. Свердловск, 1974.

36 Тюменский станкостроительный завод. 100 лет со дня основания. Тюмень, 1999;

Заякина М.С. История тюменского завода «Механик» (1945–1965 гг.): выпускная квалификационная работа. Тюмень, 2008. 63 с.

Цель исследования – изучить производственную повседневность рабочих завода «Механик» в 1959–1965 гг.

В исторической науке существуют различные трактовки понятия «повседневность». Наиболее значимые концепции повседневности хотя и различаются между собой, но все же имеют много сходного в понимании этой проблемы. Все исследователи, так или иначе, согласны с тем, что повседневность представляет собой особую сферу опыта, которая формируется на основе практической деятельности людей 37. В нашем исследовании «производственная повседневность» рассматривается как определенная сфера человеческой обыденности, включающая в себя события и процессы, которые изо дня в день повторялись в действиях рабочих, а также связанные с этим формы поведения, создававшие фундамент их жизни и деятельности38.

Для выполнения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– Охарактеризовать факторы, влиявшие на выполнение производственного плана рабочими;

– Исследовать процесс развития движения за коммунистическое отношение к труду;

– Проанализировать отношение заводского руководства и рабочих к нарушителям трудовой дисциплины.

Хронологические рамки исследования охватывают своеобразный период отечественной истории – 1959–1965 гг. – это первый опыт семилетнего планированию народного хозяйства СССР, в это время происходили значительные изменения во многих сферах жизни советского общества, в том числе широкомасштабные реформы в экономике, повлиявшие на дальнейшую историю страны.

Методологической основой исследования было выбрано несколько подходов, которые позволяют наиболее полно раскрыть изучаемую проблему. С помощью микроисторического подхода, коллектив завода рассматривается в виде «микросоциума», существующего в конкретных исторических обстоятельствах и являющегося частью общего социального организма, что дает возможность реконструировать события через судьбы обычных рядовых тружеников, через жизнь и поступки конкретного человека, через реальные жизненные ситуации.

Использование антропологического подхода позволяет проанализировать отношение рабочих к различным производственным проблемам и событиям.

Микроисторическое исследование в русле истории повседневности и социальной истории органично сочетается с родственным ему антропологически ориентированным подходом, известным как «устная история». Работа с устными свидетельствами дает возможность изучить поставленные задачи не со стороны власти, а со стороны самих участников исторического процесса, какими они видели себя, как оценивал происходившие события, какие видели недостатки и проблемы, и как объясняли их причины.

Исследование основывается на принципе историзма, выражающемся в рассмотрении исторических явлений в процессе развития и взаимосвязи с учетом конкретно-исторических условий их возникновения, на основе широкого круга источников.

Также используется ряд специально-исторических методов: конкретно исторический, позволяющий путм изучения различных источников, определить основные составляющие повседневности рабочих завода. Сравнительно-исторический метод позволяет сопоставить разновременные состояния предмета.

37 Шубина М.Н. О понятии и природе повседневности // http:proceedings.usu.ru 38 Савельева И.М., Полетаев А.В. История как знание о социальном мире // Социальная история.

Ежегодник. 2001/2002. М., 2004. С. 21.

Таким образом, комплексное использование данных методов и подходов способствует более полному освещению объекта и предмета исследования.

Источниковая база исследования представлена несколькими группами источников.

Во-первых, это документы высших органов государственной власти и правящей партии.

К ним относятся материалы Съездов партии, постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР 39, в этих документах содержится информация о разрабатываемых партией и правительством социально-экономических мероприятиях, направленных на улучшение положения рабочих. Большое значение для исследования представляют материалы XXI и XXII съездов партии, постановление ЦК КПСС и Совета Министров «О переводе на семичасовой рабочий день, повышении и упорядочении заработной платы работников предприятий машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности» (от 9 апреля 1959 г.) и др.

Во-вторых, это делопроизводственная документация региональных органов власти и правящей партии. Данный вид источника представлен протоколами ежегодных городских партийных конференций, на которых звучали мнения, как высокопоставленных партийных функционеров, так и рядовых коммунистов завода40.

Определенное значение при раскрытии темы имели всевозможные справки, списки, отчеты о ходе соцсоревнования на предприятии, отложившиеся в фондах Тюменского совнархоза41 и Тюменского областного совета профсоюзов42.

В-третьих, это делопроизводственная документация первичной партийной организации и профсоюзного комитета завода. Эти архивные материалы сохранились в фондах Государственного архива Тюменской области (ГУТО ГАТО) и Государственного архива социально-политической истории Тюменской области (ГУТО ГАСПИТО).

Некоторые из документов являются малоизученными и привлекаются для исторического анализа впервые.

Делопроизводственная документация, образовавшаяся в результате деятельности завода в изучаемый период, является одним из самых многочисленных видов исторических источников по исследуемой теме.

Микроисторический подход способствует решительной переоценке в отношении к документам регионального уровня, так как эти документы обладают важным преимуществом первичности. Будучи ближе к жизни, обладая более выраженной персонификацией, они намного фактологичны, в сравнительно меньшей степени подвергались искажениям и зачастую достовернее отражают сложность и противоречивость советской действительности.

Основной массив документов профсоюзной организации составляют протоколы заседаний заводского комитета профсоюза (завкома). Обычно завкомы проводили 3- заседания в месяц. На этих заседаниях, как представители заводской администрации, так и рядовые труженики достаточно открыто говорили о волнующих их проблемах, называли причины, мешающие успешной работе завода или цеха.

В контексте первого аспекта нашего исследования особое значение имеют заседания завкомов (как правило, расширенные), посвященные итогам работы завода за прошедший месяц. Используя сведения данного вида источника, мы можем частично (так 39 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1989-1971). Т. 8. 1959–1965. М., 1972. 567 с.;

Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1989-1971). Т. 9. 1956–1960. М., 1986. с.;

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. В 5-ти тт. Т. 4. (1953– гг.). М., 1968. 784 с.;

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. В 5-ти тт. Т. 5. (1962–1965 гг.). М., 1968. 751 с.

40 ГАСПИТО. Ф. 7. Оп. 20. Д. 6;

Оп. 23. Д. 1;

Оп. 28. Д. 3;

Оп. 32. Д. 1.

41 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 791, 815;

Оп. 4. Д. 60-61, 84, 113-114, 142.

42 ГАСПИТО. Ф. 1809. Оп. 1. Д. 323, 340;

Ф. 3911. Оп. 1. Д. 164, 178, 201-202, 227, 340.

как не сохранились документы за 1962 и 1965 гг.) представить, как протекал процесс выполнения государственного плана, выделить основные факторы, влиявшие на его выполнение, определить действия завкома в данном направлении.

Стоит заметить, что данный вопрос, по сравнению с протоколами заседаний парторганизации завода, освещался менее подробно. Только в 1964 г. завком стал обращать больше внимания на данную проблему. Скорее всего, это было связано с осложнением ситуации на производстве.

Протоколы заседаний завкомов позволяют проследить ход обсуждения ударников и бригад коммунистического труда и присвоения «почетных званий», а также составить представление об отношении рабочих и служащих к движению за коммунистический труд.

Трудно переоценить значение протоколов и при изучении борьбы с нарушениями производственной дисциплины, причем интерес представляют как результаты рассмотрения (подчас неоднократного) персональных дел конкретных нарушителей трудовой дисциплины, так и озвученные на заседаниях завкомов различные оценки масштабов и причин такого положения. Только из данных источников мы узнаем о функционировании не заводе товарищеского суда, занимавшегося вопросами соблюдения рабочими правил трудовой дисциплины, хотя упоминаний о нем встретилось немного.

Можно выявить основные меры, предпринимаемые по линии завкома для борьбы с нарушителями, и их эффективность.

Важным дополнением к завкомовским документам являются материалы общезаводских профсоюзных конференций (как правило, отчетно-выборных, реже – по проверке коллективных договоров): отчетные доклады завкома, прения по ним, постановления конференций. Имеющаяся в них информация характеризует более длительные периоды работы завода (обычно год).

Третья группа связанных с завкомами источников – это материалы по организации соцсоревнования. К этой категории относятся всевозможные социалистические обязательства (как завода, так и отдельных цехов), справки об их выполнении (годовые, квартальные);

списки бригад и ударников коммунистического труда;

подготовленные завкомом для передачи в вышестоящие органы справки о развитии на заводе движения за коммунистический труд и характеристики передовиков производства;

справки о работе завода за месяц, квартал, год и т.п.

Резюмируя вышеизложенное, следует признать, что протоколы заседаний завкома, общезаводских профсоюзных конференций, а также материалы об итогах соцсоревнования раскрывают различные аспекты жизни рабочих: от проблем с выполнением плана до личных проблем рабочих.

Следующая группа источников представлена документами первичной партийной организации КПСС – это отчетные доклады секретарей партбюро, протоколы партийных собраний и принимавшиеся по их итогам решения и постановления, а также протоколы заседаний партбюро. На заводе ежемесячно проводились закрытые (реже – открытые) партийные собрания и два-три заседания партийного бюро. Сохранившиеся в фонде заводской партийной организации источники В отличие от профсоюзных документов, партийные документы сохранились в полном объеме, осветив весь семилетний период исследования. Используя данные документы, мы имеем возможность дополнить уже имеющиеся сведения и факты по рассматриваемым аспектам и восстановить основные события за 1962 и 1965 гг.

Информация, почерпнутая из документов заводских «первичек», нередко повторяет сведения профсоюзных организаций, так как большинство членов завкома были партийными активистами, а председатель завкома, как правило, избирался членами партбюро. Впрочем, высказанные на партийных собраниях и заседаниях партбюро оценочные суждения помогают лучше понять отношение коммунистов к рассматриваемым нами проблемам. В целом же протоколы партсобраний и партбюро не оставляют сомнений в том, что именно партийные организации определяли направление деятельности завкомов.

Из анализа протоколов заседаний партбюро и партийных собраний видно, что парторганизация более пристально следила за выполнением производственного плана на заводе. Протоколы заседаний партсобраний и партбюро являются более информативными по сравнению с протоколами заседаний завкома. В них больше приводится статистических сведений, более подробно описываются основные производственные проблемы, мешающие нормальной работе завода.

Кроме того, из постановлений мы узнаем, какие меры принимала администрация для улучшения положения на производстве, на что в большей степени делался акцент, что характеризует особенность советской модели управления. Можем проследить изменения плановых показателей по годам.

Используя данный вид источников, можно судить о темпах движения за коммунистическое отношение к труду, об основных этапах, об отношении самих рабочих к новому почину, его реализации на практике, определить долю участия руководства завода и простых тружеников в его осуществлении.

Вопросы трудовой дисциплины также нашли свое отражение в исследуемых протоколах. На их основе мы можем определить количественные показатели, выявить основные виды нарушений, отношение заводского руководства и простых тружеников к нарушителям.

Менее информативными являются протоколы заседаний партбюро, посвященные постановлениям по конкретным производственным вопросам, либо разбору персональных дел несознательных коммунистов. В отличие от них, протоколы заседаний партсобраний, характеризуются большим охватом рассматриваемых вопросов.

Четвертая группа источников включает в себя статистические материалы, которые представлены также архивными материалами из статистического отдела завода.

К следующей группе источников относятся материалы местной периодической печати – областной газеты «Тюменская правда». На страницах газеты периодически появлялись заметки, статьи о важных событиях в жизни завода, а также о лучших рабочих предприятия.


Привлечение устных источников, то есть воспоминаний респондентов, позволило существенно скорректировать и дополнить архивные источники. «Устные свидетельства, превращая «объекты» исследования в «субъектов», позволяют создавать не только более богатую, яркую и захватывающую, но и более достоверную историю»43.

Обратимся к краткой характеристике респондентов – людей работавших в 1959– 1965 гг. на заводе «Механик». Гаврилкин Анатолий Александрович (1936 г. р.) родился в д. Черепаново Нижнетавдинского района. Окончил машиностроительный техникум.

После службы на Тихоокеанском флоте в 1955 г. устроился работать на завод в качестве токаря, потом четыре года работал мастером, затем заместителем начальника механосборочного цеха.

Калаев Семен Игнатьевич (1927 г. р.) родился недалеко от Тюмени в слободе Тура, с 7 лет начал жить в городе. В 1941 г. четырнадцатилетним мальчиком пошл работать на завод, сначала был учеником, потом подсобным рабочим. С 1944 по 1966 гг. работал модельщиком.

Меркулов Юрий Константинович (1929 г. р.) родился в г. Куйбышеве, после окончания Куйбышевского индустриального института в 1952 г. по специальности инженер-механик, был направлен на Средневолжский станкостроительный завод, где работал старшим инженером по ремонту оборудования. В 1953–1956 гг. работал заместителем начальника цеха Средневолжского станкостроительного завода. В 1956 г.

был переведен в г. Тюмень, заняв должность главного инженера тюменского завода 43 Томпсон П. Голос прошлого. Устная история. М., 2003. С. 145.

«Механик»44. В 1957 г. стал членом КПСС. 5 сентября 1958 г. был назначен директором завода. Являлся членом партийного бюро, был депутатом Тюменского городского Совета депутатов трудящихся. С сентября 1961 г. занимал должность первого секретаря Тюменского Горкома КПСС.

Пушников Аркадий Михайлович (1938 г. р.) родился в г. Тюмени, после окончания машиностроительного техникума в 1958 г., по специальности холодная обработка металлов, пошел работать на завод, так как он находился недалеко от его дома. Недолго проработал в механосборочном цехе № 4 токарем, после чего был переведен в кузнечно заготовительную мастерскую на должность мастера, где и проработал до 1963 года.

Ушаков Евгений Павлович (1940 г. р.) родился в Тюмени, в 1956 г. в возрасте лет пошл работать на завод, на котором уже работал его дядя. Вначале работал в качестве ученика токаря, вскоре начал работать самостоятельно в механосборочном цехе № 4, где и проработал до 1963 г.

Опрошенные люди в годы семилетки занимали разное социальное положение:

директор завода (партийный функционер) и простые рабочие. Поэтому материалы, полученные в ходе бесед, разнообразны, и дают возможность посмотреть на изучаемые проблемы с разных позиций. Обобщение и критический анализ широкого круга источников позволяют сделать необходимые выводы по теме исследования.

ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 154. Л. 2 об.

ГЛАВА 1. БОРЬБА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ПЛАНА Тюменский завод «Механик» являлся одним из ведущих предприятий СССР по производству деревообрабатывающих станков. В месяц выпускалось около 600 станков, которые расходились среди предприятий не только города Тюмени и Тюменской области, но и всего СССР45. Продукция завода поставлялись и за границу — в социалистические страны: Польшу, Чехословакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, позднее в Китай, Вьетнам. Затем стали поставлять станки на Кубу, во Францию и Германию, даже были заказы в Америку и Африку. На заводе была специальная карта, на которой показывалось куда направлялись станки. Коллектив предприятия гордился тем, что выпускаемые ими продукция работала по всему миру 46.

Важнейшей составляющей производственной повседневности рабочих было выполнение государственного плана, от успешной работы зависело снабжение и финансирование предприятия, выделение дополнительных средств. Поэтому на это направлялись все силы не только заводской администрации, но и трудящихся.

К началу семилетки завод подошел с невыполненным планом 1958 г.: было недодано государству 220 станков, допущено убытков на 273 тыс. рублей. По основным показателям – таким как выпуск валовой и товарной продукции, план был выполнен соответственно на 96,1% и 95,2%. Потери от брака составили 237 тыс. рублей, из них по литейному цеху – 208 тыс. рублей и механосборочному – 29 тыс. рублей47.

Основные причины столь тяжелого положения виделись руководству предприятия в неоперативной работе отдела снабжения, нехватке квалифицированных токарей, строгальщиков. Кроме того, основные цеха завода – литейный и механосборочный – страдали от перерасхода сырья и выпуска большого количества бракованной продукции.

Например, литейный цех перерасходовал в 1958 г. 300 тонн чугунной ломи48.

Рядовые рабочие, в свою очередь, жаловались на отсутствие необходимых материалов для работы. Например, рабочий слесарного участка Новопашин на открытом партсобрании в декабре 1958 г. отмечал: «Мы не обеспечены самым элементарным инструментом, нет молотков, воротков, за дрелью мы вынуждены бегать в другой цех».

Его коллега из инструментального цеха Мальцев говорил о необходимости заменить устаревшее оборудование на новое: «Особенно изношены у нас сверлильные станки, мы на них не можем производить точные инструментальные работы». В механосборочном цехе, по словам рабочего Колесова, «многие рабочие не загружены работой, имеют место массовые простои из-за недостатка инструмента и заготовок. Я сам просиживал много времени, так как не загружен работой»49.

Таким образом, приступая к выполнению плановых заданий семилетки, заводу предстояло решить немало насущных производственных проблем, чтобы исправить сложившееся положение и добиться высоких показателей.

По данным на 1 января 1959 г., на заводе числилось 874 рабочих, из которых было 327 женщин. Законченное среднее образование имело 92 человека, из них 61 женщина, неполное среднее – 272, из них 94 женщины и профессионально-техническое – 61, из них 9 женщин50.

На протяжении первого года семилетки завод работал неритмично: более 50% продукции выпускалось в третьей декаде месяца, по причине неоперативного материально-технического снабжения завода необходимыми материалами и Воспоминания А.А. Гаврилкина, С.И. Калаева, Е.П. Ушакова, А.М. Пушникова (запись беседы).

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 39.

Там же. Л. 36.

Там же. Л. 18.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 573. Л. 44.

комплектующими изделиями. В первую декаду выпускалось 18,2% продукции, во вторую декаду – 32,3%, в третью декаду – 49,5 %51.

Подобная организация трудового процесса приводила к штурмовщине, снижению качества выпускаемой продукции, литья, механической обработки, применению сверхурочных часов. За год было забраковано 23 тонны чугуна и 6 тонн стали52.

Штурмовщина была постоянно, так как не укладывались в график работ, и только 4-5-го числа выполняли план предыдущего месяца 53. Как вспоминал заместитель начальника механосборочного цеха А. А. Гаврилкин: «Вот я лично как руководитель последние три дня уже не выходил из цеха, домой не ходил, работал на заводе. Давление было выдать план, и план выдавали. Работали, все знали – если продукции не будет выдано, значит, зарплату не вовремя получишь. Работа была напряженной»54.

С другой стороны, практически все заводские цеха страдали от перерасхода исходных материалов. «Литейный цех бесхозяйственно расходует материалы, много металла выбрасывается с формовочной землей. В механосборочном цехе отсутствует учет. Кузнечный цех неправильно расходует кокс. С инструментом у нас относятся безобразно, много ломают, учета не ведут»55.

Нередко бесхозяйственное отношение к хранению и учету сырья приводило не просто к его перерасходу, а к простою целых цехов. Подобный случай произошел в апреле 1959 г. в литейном цехе, который не функционировал на протяжении трех смен. За что партбюро объявило выговор без занесения в личное дело директору завода Ю. К.

Меркулову и заместителю директора А. В. Маргушину56.

Несмотря на множество производственных трудностей, руководство предприятия в феврале приняло повышенное обязательство выполнить семилетний план за 5,5 лет57.

Наиболее отсталым участком производства являлся литейный цех. «Литейный цех – это ручной труд. Невыносимые условия труда, отсутствие вентиляции. Поработать восемь часов в условиях, когда не хватает воздуха, когда не хватает условий, чтобы потообмен был на теле. Столько пыли, и какой пыли – это же наждак. Труд был тяжелый, сплошная пыль, просто в пыли человек находился» 58. «Грязные как черти там ходили, одни зубы сверкали»59.

«Крыша над цехом проржавела, и во время дождя сюда льются потоки воды.

Дежурные слесари и электромонтеры ютятся в уголке, верстака для них нет, запасные части разбросаны в беспорядке, так как положить их некуда. Наждачницы работают на устаревших станках без предохранительного щита. Многие рабочие трудятся с переносными наждаками и с пневматическими молотками без предохранительных сеток и даже без очков. Даже расплавленный металл от вагранок заливщики носят по цеху в маленьких ковшах, напоминающих обычные ведра»60.

На протяжении 1959 г. цех не справлялся с плановыми заданиями, вследствие чего не смог обеспечить литьем два механосборочных цеха, что привело к недодаче станков61.

Партийные органы видели основную причину сложившегося положения в слабом руководстве начальника цеха, неудовлетворительном состоянии партийно ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 592. Л. 106.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 88.

Воспоминания А.М. Пушникова, А.А. Гаврилкина (запись беседы).

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 36.

Там же. Л. 85.

Там же. Л. 67.

Воспоминания Ю.К. Меркулова (запись беседы).


Воспоминания Е.П. Ушакова (запись беседы).

Тюменская правда. 1959. 8 сентября.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 174-175.

производственной работы, низкой трудовой дисциплине. Немалую роль играл и тот факт, что цех находился на реконструкции.

Формовщик литейного цеха Чегисов на профсоюзной конференции 15 октября 1959 г. так описывал обстановку в цехе: «Условий для работы нет. Место захламленное, краны не работают. Процент брака огромный. Всю вину перекладывают на рабочих. До сих пор не сменена земля в цехе, не выполнена постройка площадок под кокс и уголь».

Его коллега по цеху обрубщик Багаев добавлял: «Кругом большие завалы.

Подготовка к зиме проходит крайне плохо. Окна побитые, кругом сквозняки, частые случаи простудных заболеваний. Из-за недостатка воздуха большой брак на формовке.

Загрузка и погрузка деталей в печь обжига производится вручную, тельфер не работает, имеющуюся кран-балку никто не смазывает, работать с ней трудно»62.

И в механосборочных цехах имелись случаи массового брака при обработке деталей. Кроме того, в цехах была сильная загазованность, вентиляторы работали плохо 63.

Рабочий Колесов на открытом партсобрании 18 февраля 1959 г. обращал внимание партийной организации на то, что «уличные двери плохие и не закрываются, что является первым источником заболевания рабочих. Санузлы, рукомойники грязные, вода в бочках плохая»64.

На заводе сохранялось много немеханизированных работ, в частности, на участке приготовления формовочной смеси, которая готовилась вручную и доставлялась к рабочим местам формовщиков и стерженщиц на носилках;

формовка, литье, выбивка форм и множество других операций производилось с помощью ручной силы. Из шести формовочных машин, находящихся в литейном цехе, работало только две, а остальные нуждались в ремонте65.

Слесари сборочного участка не имели дрелей для сверловки отверстий и нарезки резьбы. Не был механизирован труд маляров по окраске станков. Причины недостаточной механизации виделись партийному руководству в неоперативной работе, неудовлетворительном материально-техническом обеспечении, неукомплектованности отдельных служб рабочей силой, отсутствии должного контроля и требовательности со стороны администрации, партийной и профсоюзной организаций66.

Для увеличения уровня механизации заводская администрация ежегодно разрабатывала планы организационно-технических мероприятий, в 1959 г. из запланированных мероприятий по новой технике было выполнено только 2567, например, была внедрена сушка литых форм отработанными ваграночными газами68.

За разработку и внедрение новой техники работников премировали в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 23 июня 1956 г. Так, в декабре 1959 г. было премировано пять рабочих в размере 100 рублей за участие в изготовлении многопильного станка модели ЦМР-169.

Существующая производственная обстановка способствовала распространению травматизма среди рабочих, росту числа несчастных случаев. Особенно большой коэффициент тяжести и потерь рабочих дней падал на литейный и механосборочные цеха.

Например, только за 9 месяцев 1959 г. было зарегистрировано 57 травм, половина из них пришлась на литейный цех – 26 случаев ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 14-15.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 7-8.

Там же. Д. 13. Л. 55-56.

Тюменская правда. 1959. 8 сентября.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 108-109.

ГАТО. Ф. 1724. Оп. 4. Д. 290. Л. 65.

Там же. Д. 166. Л. 7.

Там же. Ф. 293. Оп. 1. Д. 562. Л. 5.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 220.

В ноябре 1959 г. завод был обследован техническим инспектором Облпрофсовета, в ходе проверки были выявлены нарушения правил охраны труда и техники безопасности, приводившие к повышенному травматизму. После этого вышел приказ директора, содержащий следующие указания: запретить работу без очков станочников;

ликвидировать захламленность в цехах;

установить строгий контроль за складированием деталей;

запретить выдавать неисправный инструмент;

обеспечить нормальную освещенность помещений;

в санузлах проводить ежедневную уборку, умывальники обеспечить горячей водой, снабдить рабочих шкафами индивидуального пользования;

оборудовать вытяжную вентиляцию71.

Заводской врач Савкина, анализируя причины заболеваемости на заводе за месяцев 1959 г., отмечала, что основной причиной являлось нарушение элементарных правил в цехах: «В литейном цехе до сего времени не решен вопрос с питьевой водой, не работает сатураторная установка, в цехе не ликвидированы сквозняки, санузел загрязнен, нет вентиляции, окна не остеклены и не промазаны. Особенно высока заболеваемость (грипп, желудочно-кишечные заболевания, травмы) в литейном и механосборочном № цехах»72.

С 1 декабря 1959 г., в соответствии с постановлением Совета народного хозяйства и Облпрофсовета от 27 ноября 1959 г. на заводе вводился семичасовой рабочий день.

Завод работал круглосуточно, в три смены, в которых было задействовано от 30 до человек 73. В первую смену заводское оборудование было загружено полностью. Во вторую смену – на 60%, в третью смену – где-то на 30-40%74. Первая смена работала с 8.00 до 16.00 с обеденным перерывом с 11.00 до 12.00;

вторая – с 16.30 до 20.00 с обеденным перерывом с 19.30 до 20.00;

третья – с 0.30 до 7.45 с перерывом с 3.00 до 3.15.

В связи с этим на заводе провели упорядочение заработной платы и тарифной сетки, для чего пересмотрели нормы и разряды. По словам главного инженера В. Я.

Гопало, «в большинстве своем аттестационно-квалификационная комиссия решила вопросы правильно. Претензий по присвоению разрядов очень мало»75.

Но были и недовольные, например, рабочий Созонов жаловался: «При пересмотре норм и разрядов руководство нашего цеха к целому ряду рабочих подошло неправильно.

Рабочие имеют большой стаж, опыт работы, а им установили второй разряд или третий.

Многие не зарабатывают того, что зарабатывали раньше». Другой рабочий, Юдин, отмечал: «Мне присвоили первый разряд, а работаю на заводе более десяти лет»76.

Несмотря на то, что официально рабочий день длился семь часов, на практике его продолжительность была меньше. Рабочие опаздывали на работу, раньше на 15-20 минут уходили на обед, чтобы успеть занять место в очереди. А рабочие второй и третьей смен уходили домой раньше на 30-40 минут, боясь опоздать на автобус. Имели место и скрытые потери рабочего времени: хождение по цеху, курение77.

Все вышеперечисленные заводские проблемы, а также необеспеченность жильем, не способствовали закреплению новых кадров на производстве. За 9 месяцев 1959 г. на завод было принято 170 человек, а уволено 220 человек 78. Преимущественное право на получение заводской жилплощади имели рабочие, ИТР и служащие – передовики производства, кадровые рабочие, инвалиды войны и труда, семьи погибших воинов и многодетные рабочие79.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 562. Л. 44-45.

Там же. Д. 575. Л. 31.

Воспоминания А.М. Пушникова (запись беседы).

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 9.

Там же. Л. 9-10.

ГАТО. Ф. 293. Оп.1 Д. 570. Л. 12.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 194.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 589. Л. 62.

В годы семилетки завод занимался строительством, но вводимого в эксплуатацию жилья постоянно не хватало. Например, в октябре 1959 г. было сдано в эксплуатацию два четырех квартирных дома 80. Текучесть кадров не способствовала улучшению производственных показателей завода.

Первый год семилетки оказался более успешным, по сравнению с 1958 г.: по валовой продукции план был выполнен на 101,7%, по товарной – 103,4%, рост по валовой и товарной продукции составил соответственно 35,5% и 35,3%, была получена сверхприбыль на 277 тыс. рублей, производительность труда составила 101,1% 81.

В 1960 г. сохранялись те же трудности в работе заводских рабочих:

несвоевременный завоз материалов, что способствовало неритмичной работе: в первую декаду выпускалось 17,3% продукции, во вторую – 27,2%, в третью – 55%82. «Не вовремя поставили одно, второе, третье. Из Сталина не пришли две электродрели, из Харькова – двухскоростные двигатели. Не поступил нужный прокат металла, не получили электротехническое оборудование. Материально-техническое снабжение было одним из главных дел, которое тормозило процесс, причем постоянно»83.

С середины 1960 г. администрация завода начинает постоянно использовать сверхурочные часы, во избежание срыва месячных планов. Например, в июне 1960 г.

завком разрешил использовать на сборочных и малярных работах в механосборочных цехах 360 сверхурочных часов на протяжении 9 дней84. Частенько приходилось работать сверхурочно (по субботам, вечерами), так как план горел каждый месяц85.

За счет штурмовщины месячные планы выполнялись, выводился средний показатель его выполнения за месяц. То же самое повторялось, но с большей интенсивностью, в конце квартала, а затем и года, чтобы плановые цифры были в порядке и даже несколько превышали 100% процентов86.

Остро стоял вопрос качества продукции. Мастер литейного цеха А. И.

Гавриловский, выступая на профсоюзном собрании по проверке колдоговора за первое полугодие, так объяснял наличие брака: «При разгрузке весь кокс перемешивается с землей, дробится на мелкие части и становится некачественным. А с литейщиков требуют качественный металл, тогда как такой кокс загрузить в вагранку совсем нельзя. Сушило нужно капитально ремонтировать, круглый год стоит там вода. Сушить стержни и формы столов очень плохо. Формы при заливке кипят, потому что очень часто формы и стержни не просыхают»87.

Уровень механизации продолжал оставаться недостаточным: «конструкция большинства приспособлений отстает от современного уровня и вызывает значительные потери времени на вспомогательные работы по установке и креплению деталей. На ряде промышленных участков до настоящего времени отсутствует механизация и трудоемкие работы, как формовка, землеприготовление, выбивка стержней и литья, малярные работы – выполняются вручную»88.

Не улучшилось положение с хранением материалов, как отмечалось на одном из партсобраний в августе 1960 г.: прокат черных металлов не укладывается в стеллажах по маркам и профилям, пиломатериалы и электродвигатели хранятся по всей территории, подвергаясь порче89.

Воспоминания А.А. Гаврилкина, Ю.К. Меркулова (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 47.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. 49.

Воспоминания Ю.К. Меркулова (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп.1. Д. 575. Л. 64.

Воспоминания Е.П. Ушакова (запись беседы).

Маркевич А. М., Соколов А. К. «Магнитка близ Садового кольца»: Стимулы к работе на Московском заводе «Серп и молот», 1883-2001 гг. М., 2005. С. 219.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. 18.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 16.

Там же. Д. 13. Л. 139.

Несмотря на это, за год завод трижды завоевывал призовое место в соцсоревновании между предприятиями города, только во втором квартале за невыполнение плана по новой технике не был удостоен никакого места 90. И в июле заводское руководство приняло обязательство выполнить семилетку уже за 4,5 года 91.

С 1 марта 1960 г. вводилась премиально-повременная система оплата труда. По воспоминаниям модельщика С. И. Калаева: «80, 100, 120 рублей получали. 120 рублей – это хороший работник зарабатывал, специалист, который 6 разряд имел»92.

С 22 сентября 1960 г. завод приступил к перерасчету тарифных ставок, сдельных расценок, окладов, премий в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 4 июля 1960 г. «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами». Непосредственно новые должностные оклады вводились с 1 января 1961 г. 93.

Заводское руководство старалось обеспечить рабочим безопасные и комфортные условия труда, так, за год было израсходовано 158 тыс. рублей на мероприятия по технике безопасности и промсанитарии. В том числе на вентиляцию 45,6 тыс. рублей, технику безопасности – 40,9 тыс. рублей, на санитарно-бытовые устройства – 137,3 тыс. рублей.

Все эти мероприятия способствовали снижению травматизма до 49 случаев. Но коэффициент тяжести продолжал оставаться высоким – 8,9. В механосборочном цехе № произошло 20 случаев травматизма, большинство из которых явились следствием ушибов, порезов, происшедших в результате неудовлетворительного содержания рабочего места, инструмента. В литейном цехе имело место 19 травм. Основная причина – загроможденность и захламленность производственных участков, нарушения правил ношения спецодежды94.

Для повышения технических знаний рабочих организовывались курсы повышения квалификации, например, в октябре 1960 г. были организованы курсы для станочников механосборочных и инструментального цехов95. Инспектором по технике безопасности А.

И. Сеньковым были организованы курсы техминимума, проходившие два раза в неделю 96.

18 ноября 1960 г. врачом Тюменской ГорСЭС Борисенко было проведено обследование санитарного состояния завода. При обследовании, как и в прошлом году, было отмечено антисанитарное состояние ряда участков. Так, захламленность и грязь на участке радиально-сверлильных станков в цехе №5 и в помещении котельной, одновременно с этим отмечено отсутствие пылеулавливающих устройств у станков заточного отделения инструментального цеха и ремонтной мастерской. В большинстве цехов и мастерских не стирается пыль с окон, стен, станков и другого производственного оборудования97.

На плохие условия труда жаловались и сами рабочие. Прессовщица кузнечного цеха Август на февральской профсоюзной конференции обращала внимание на то, что «рабочие кузницы не имеют места, где раздеться, умыться, поэтому они вынуждены в морозы бегать из одного корпуса в другой. Во время разжигания горен в кузнице нечем дышать.

Стерженщицу Диеву волновали «плохие условия работы в стержневом отделении – сквозняки, теснота. В сушилах теснота, мелкие стержня перегорают, крупные не высыхают, сушило нужно расширить. У нас много вечерок»98.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 178, Д. 15. Л. 35.

Там же. Л. 121.

Воспоминания С.И. Калаева (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 577. Л. 324, 396.

Там же. Д. 590. Л. 30-31.

Там же. Д. 577. Л. 342.

Там же. Л. 275.

Там же. Л. 422.

Там же. Д. 575. Л. 118, 122, 124.

Тон высказываний рабочих не сменился и к концу года, так, слесарь механосборочного цеха №4 П. М. Юдин говорил на партсобрании в октябре: «Они (руководители – Н. В.), когда приходят в цех, то их интересует только план, а какие условия созданы для выполнения этого плана их меньше беспокоит. Санитарное состояние завода и жилого фонда очень плохое». Расточник механосборочного цеха № Перевалов добавлял: «в нашем цехе нестерпимые условия для работы: двери не закрываются и в прошлом году не закрывались они и в этом году»99.

В 1960 г. завод уже трижды стал призером в соцсоревновании, в первом квартале занял второе место, в третьем – третье и в четвертом – снова второе место. Заводской коллектив получил денежные премии – за второе место 5250 рублей, за третье – рублей100.

Текучесть кадров увеличилась: за год был уволен 261 человек, а принято 260101.

Хотя в 1960 г. было построено общежитие на 180 мест, в сентябре был сдан в эксплуатацию шестнадцатиквартирный дом и перестроено общежитие под восемь квартир Годовой план 1960 г. был выполнен с неплохими показателями: по валовой продукции – на 103,4%, по товарной продукции – на 103,9%, рост по валовой продукции составил 15,1%, рост по товарной продукции – 13,8%, была получена сверхприбыль на 413 тыс. рублей, сверх плана было выпущено 185 станков, производительность труда составила 103,2%, правда, убытки от брака увеличились до 392 тыс. рублей 103.

В 1961 г. обстановка с выполнением плана стала напряженнее: в ежемесячных, квартальных и полугодовых отчетах говорилось о невыполнении плана, недодаче станков, неритмичной работе, завышенной себестоимости: затраты на рубль товарной продукции составили 87,6 коп. при плане 86,7 коп. 104, как и прежде, основными виновниками назывались снабженцы105.

Продолжал сохраняться повышенный уровень брака: в литейном цехе, по данным на июль, процент брака составлял 6%, не лучше было положение в механосборочных цехах. Главный инженер завода Н. Д. Грудницкий на профсоюзной конференции 11 июля возмущался: «почему на сборку попадают недоделанные детали, сказывается плохая работа ОТК, работников сборки, которые допускают халтуру в работе, ссылаясь на штурмовщину»106.

И это притом, что к качеству продукции относились достаточно серьезно. В это время начали клеймить изделия государственным знаком качества. «Клейма доверяли работникам. Если у станка поймают, что неправильно изготовил продукцию, то отберут это клеймо с позором. Затем отдел технического контроля контролировал»107.

Имелись определенные трудности в снабжении рабочих спецодеждой, так на профсоюзной конференции 13 февраля заливщик литейного цеха Шестаков говорил о том, что «валенки выдают на год, а уже через полмесяца они требуют ремонта. Брюки получил в субботу, а сегодня уже на них появилась дырка».

Заместитель начальника литейного цеха А. И. Гавриловский также обращал внимание на то, что «рабочим землеприготовительного отделения необходимы ботинки.

Недопустима работа в этом отделении в тапочках и другой обуви, как им сейчас приходится работать»108.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 173-174.

ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 814. Л. 47.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 120.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 589. Л. 7.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 39.

Там же. Д. 17. Л. 12.

Там же. Д. 15. Л. 66, 134, 137, 143. Д. 16. Л. 73, 79.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 598. Л. 44.

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 598. Л. 109.

Расширенное обсуждение заводских проблем состоялось 22 августа. Начальник ОТК А. А. Брускин информировал о том, что была проведена конференция по качеству продукции, на которой демонстрировались экспонаты брака и хорошего качества. Слабая борьба еще ведется с бракоделами. Результатом штурмовщины цеха №5 явился возврат покупателем станка ЦА-2, в цехе не работал контрольный пункт ОТК, ввиду отсутствия рабочего места.

Заместитель начальника цеха №5 С. И. Куликов отмечал, что «коллектив не имеет морального удовлетворения от своей работы, так как, несмотря на свои старания, производственный план не выполнен по независящим от цеха причинам. В течение всего полугодия цех не обеспечивался полностью электродвигателями и барабанниками на выпускаемый станок ЦА-2».

Начальник механосборочного цеха №4 Г. А. Ульянов также считал, что большим тормозом в выполнении плана является несвоевременное обеспечение материалами и комплектующими изделиями, что ведет к неритмичной работе и штурмовщине.

Главный инженер В. Я. Гопало видел основную причину в неиспользовании имеющихся резервов. В цехе №4 94 человека выполняют норму на 150% и выше, а 31 – норму не выполняют. Если бы они выполняли норму на 110%, то план был бы выполнен.

На заводе плохо с техническим прогрессом – из 15 мероприятий выполнено только 9»109.

Из анализа выступлений становится ясно, что на заводе продолжали сохраняться те же производственные проблемы, было много критики, разговоров на протяжении уже трех лет, а результат оставался тем же.

Неудовлетворительно протекали работы по реконструкции литейного цеха. Так, из отпущенных средств на 1961 г., в сумме 37 тыс. рублей, было освоено на 1 октября 13 тыс.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.