авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

рублей. «Срок ввода в действие центрального отопления сорван. Строительство склада формовочных материалов ведется неудовлетворительно». Ответственность за сложившуюся ситуацию возложили на главного инженера, который не проявил требовательности к ответственным исполнителям, не разработал четкий график проведения работ. Отдел материально-технического снабжения не проявил оперативности в обеспечении объектов необходимыми материалами. Отдел главного механика неудовлетворительно занимался производством работ на этих участках 110. Брак был в литейном цехе, поскольку была ручная формовка и была технология отсталая: вагранки.

Чугун не могли разогреть, как следует, и что позволяло трещину давать, брак и прочее, прочее Несмотря на то, что за год на механизацию отдельных видов работ в литейном цехе было израсходовано 75,3 тыс. рублей 111, так и не удалось полностью механизировать процесс приготовления и подачи земли из землеприготовительного отделения в цех из-за отсутствия листового металла112.

Начальник литейного цеха В. М. Рядинских, подводя итоги работы за год, отмечал на партсобрании в январе 1962 г.: «Коллектив цеха сработал неплохо, производственный план выполнен на 104%. Однако год прошел в очень тяжелой материально-технической обеспеченности исходными материалами, свежими чугунами и чугунной ломью. Отдел снабжения и его службы находили, изыскивали чугун, но марки его не обеспечивали условий качества, из-за чего повысился годовой выход брака до 30%. Коллектив часто имел простои из-за нехватки исходных материалов, особенно в самое плодотворное время года для литейного цеха – зимой113.

Не были изжиты проблемы с состоянием заводского оборудования. Главный инженер Н. Д. Грудницкий и начальник механосборочного цеха №4 Г. А. Ульянов ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 4, 5, 7, 10.

Там же. Л. 48-49.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 265. Л. 101.

ГАТО. Ф. 1724. Оп. 4. Д. 217. Л. 127.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 105.

обращали внимание на то, что рабочие станки не убирают от стружки и грязи, своевременно не смазывают их. И у нас так заведено, что оборудование чистят только два раза в год по большим праздникам. Периодичность осмотра оборудования не производится. ОТК не касается этого к этому вопросу, не следят за качеством работы оборудования. Ремонтные службы не обеспечивают и не имеют плана ремонта оборудования. Запасные части не готовятся и не имеются в запасе. Капитальный и средний ремонт на заводе не производился или почти не производился в течение трех лет»114.

Как вспоминал начальник кузнечно-заготовительного цеха А. М. Пушников:

«когда я пришел в цех, это еще был цех времен Машарова. Стояли горны, вручную была работа, но в течение вот нескольких лет, когда я работал, тут же все горны убрали, поставили печи, которые нагревались уже на солярке, поставили новые молота, штампы изготовили и производительность труда, конечно, резко возросла. Внедрялись новые технологии, в 6 цехе был поставлен конвейер по сборке деревообрабатывающих станков.

Станки постоянно новые устанавливались, с числовым механизмом.115.

На заводе было распространено рационализаторское движение, которое способствовало повышению уровня механизации. Ежемесячно премировались рабочие, внесшие полезные предложения. В январе 1961 г. за разработку чертежей и изготовление опытного образца прирезного станка с гусеничной подачей модели ЦДК-5 было премировано 133 человека в размере от 10 до 50 рублей 116. Продолжали организовываться курсы по технике безопасности. Например, в марте 1961 г. были организованы занятия с грузчиками транспортного участка117. Но созданные в прошлом году курсы повышения квалификации станочников распались из-за того, что рабочие перестали их посещать118.

16 ноября 1961 г. врачом Тюменской ГорСЭС Чулановой и эпидемиологом Дерябиной было проведено обследование санитарного состояния завода. При обследовании были обнаружены серьезные санитарные нарушения: в литейном и инструментальном цехах вытяжная вентиляция не эффективно работала, в заточном отделении вентиляция была неисправна Рабочие трудились в прорезиненных рукавицах – вместо брезентовых. В механосборочном цехе №4 не были утеплены двери, освещенность была недостаточная. Защитная электроаппаратура не везде установлена.119.

В 1961 г. Совнархоз и Облсовпроф отметили хорошую работу завода только в четвертом квартале. Итоговые показатели оказались менее успешными по сравнению с предыдущими годами: по валовой продукции план был выполнен на 100,6%, по товарной продукции на 99,2%, было недодано 266 станков, производительность труда составила 102,5%, убытки от брака составили 38,7 тыс. рублей120, причем 80% брака пришлось на литейный цех, в котором было забраковано 360 тонн литья. Не был выполнен план по снижению себестоимости продукции, план по прибылям был выполнен только на 94,3% 121. Себестоимости всей выпущенной продукции была завышена на 34 тыс.

рублей122.

В 1962 г. имеющиеся трудности только усугубились. Неритмичность в работе являлась уже неотъемлемой частью производственной повседневности рабочих: в первую декаду выпускалось 14,8% продукции, во вторую – 29%, в третью – 56,2%. На одном из партсобраний мастер С. П. Толмачев отмечал: «Ко мне как к мастеру рабочие часто ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 108.

Воспоминания А.М. Пушникова (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 590. Л. 4.

Там же. Л. 117.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 101.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 590. Л. 409.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 110.

Там же. Д. 17. Л. 21.

Там же. Л. 19.

обращаются с вопросом, когда, наконец, цех №4 начнет работать нормально и кончится эта всем надоевшая штурмовщина. Мы почти всю месячную программу выполняем за последние три дня третьей декады. Работаем в эти дни до глубокой ночи 123.

Как вспоминал мастер кузнечно-заготовительного цеха А. М. Пушников:

«Приходилось работать сверхурочно по субботам, реже по воскресеньям»124.

Продолжали всячески бороться с браком. По воспоминаниям модельщика С. И.

Калаева, «за брак не платили, это в первую очередь, стимул рублем. На вид ставили, в заводской газетке или ещ где-то, только попробуйте сделать брак. Если в процессе работы брак попадался, то старались ликвидировать»125.

Техническое состояние оборудования было неудовлетворительным так как, капитальный и средний ремонт на заводе не производился в течение 3-х лет. План по ремонту оборудования составлялся без учта нужд производства» 126. Соответственно, много станков простаивало по неисправности.

Как заметил начальник механосборочного цеха №4 И. Г. Самохвалов на одном из партсобраний, «нас тянет назад состояние оборудования, оно часто выходит из строя, а ремонт длится очень долго. У нас по несколько единиц оборудования выходит из строя в день и токарных, и сверлильных станков»127.

Из-за неполной загруженности заводского оборудования рабочим приходилось простаивать в конце смены. Сбои в работе станков приводили к излишней нервозности:

«В начале месяца случается так, что оборудование не работает, оборудование работает – нет инструмента, инструмент есть – нет кондукторов. Поэтому приходится ежемесячно неделю работать в две смены – штурмовать»128.

Определенные недостатки сохранялись в расходовании инструмента и приспособлений: «Основной режущий и материальный инструмент выдается цехам на основе созданных на заводе опытных норм расхода, которые в 4-5 раз превышают расчтные. Однако и эти завышенные нормы расхода в цехах значительно перерасходуются»129.

Несмотря на то, что вопросами механизации на заводе занимались довольно основательно, однако планы организационно-технических мероприятий, направленные на внедрение новой техники и повышения производительности труда, механизацию трудоемких процессов, снижение потерь от брака и улучшения качества продукции, увеличение стойкости инструмента и уменьшение его расхода, выполнялись частично130.

Так, за 1962 г., было пущено в эксплуатацию 17 единиц нового оборудования:

металлорежущего – 7, для литейного производства – 9, кузнечно-прессового – 1131. В I квартале 1962 г. в инструментальном цехе было установлено новое оборудование: станок для заточки червячных фрез и груглошлифовальный станок 132. На улучшение условий труда, техники безопасности и промсанитарии за год было израсходовано 38,6 тыс.

рублей133.

Но, несмотря на все усилия заводской администрации, по воспоминаниям модельщика С. И. Калаева, «ручной труд больше присутствовал. В смысле транспортных средств – поднять, протащить, подвезти это только вручную было. Грузили станки на вагоны вручную по три тонны, по четыре. Собирались мужиков 15-12 грузчиков и ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 7.

Воспоминания А.М. Пушникова (запись беседы).

Воспоминания С.И. Калаева (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 16. Л. 108.

Там же. Д. 18. Л. 14.

Там же. Д. 21. Л. 8.

Там же. Д. 17. Л. 21.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 623. Л. 1.

Там же. Д. 612. Л. 49.

Там же. Д. 599. Л. 159.

Там же. Д. 612. Л. 54.

тащили, вот вам и условия труда. Вс время так было почти. Ну, механизировали там, механизировали, а что трос протянут, лебедку поставят и вс. И спина вот болит сейчас.

Все больше приходилось вручную, таскать руками, на хребте как говорится»134.

Продолжали организовываться всевозможные курсы, так, в феврале 1962 г. были организованы курсы по повышению теоретических знаний электромонтеров 135, в апреле – курсы техминимума для повышения технических знаний и квалификации станочников инструментального цеха136.

Литейный цех продолжал систематически не выполнять план. По данным на январь 1962 г., в цехе работало 237 человек, из них 206 человек рабочих, в том числе женщин. Цех работал в три смены: в первую – 60% рабочих, во вторую- 31%, в третью – 9%137.

В январе 1962 г. состоялось обследование цеха комиссией Совета народного хозяйства на предмет приготовления его к дальнейшей эксплуатации. По результатам работы был составлен акт, который лег в основу постановления Президиума Тюменского областного совета профсоюзов в феврале 1962 г. о неудовлетворительных условиях работы в литейном цехе завода «Механик». Был поставлен вопрос о закрытии цеха как не отвечающего правилам техники безопасности и промсанитарии, но этого так и не произошло.

В постановлении отмечалось, что условия работы в литейном цехе не отвечают нормальным и безопасным условиям труда. Основной корпус цеха построен в 1924 г., уровень пола – ниже отметки здания на 1 метр, стены имеют трещины, на колоннах, несущих перекрытие, укреплены подкранные пути. Перекрытия представляют собой комбинированные конструкции из деревянных балок, обшитых стальным листом и стальным стяжем.

Цех захламлен, грязный, с недостаточной освещенностью. Доступ к техническому оборудованию затруднен из-за захламленности рабочих мест землей, опоками и литьем. В среднем на каждого рабочего в цехе приходится свободной площади 1,5-2 м2 – вместо м2, предусмотренных нормами. Объем механизированных работ составляет 20%. Краны плохо освещены, не защищены от воздействия влаги во время дождя, из-за ветхости крыши цеха. В цехе имеет место большая загазованность и запыленность. По лабораторным анализам содержание окиси углерода во много раз превышает предельно допустимые нормы.

Для рабочих не создано надлежащих удобств, нет комнаты отдыха и приема пищи, комнаты личной гигиены женщины. С 1959 по 1961 гг. в цехе произошел 51 несчастный случай, из них 33 случая ушибов, 14 – ожогов и 4 – засорения глаз. Заболеваемость превышает общую заболеваемость по заводу138.

По воспоминаниям модельщика С. И. Калаева, «в литейном цехе невозможно было работать, там запахи, гарь, почвенное литье – это представляете, в земле сделают форму и здесь же заливают, а металл горит, запахи знаете какие. Там ужасные условия были.

Страшно вспомнить»139.

Цех продолжал страдать от несвоевременных поставок чугуна, процент брака был самый высокий по заводу, в среднем держался на уровне 12 %. Попытки снизить процент брака давали лишь временный эффект. Основные причины виделись в следующем:

слабость технической службы цеха;

низкое качество исходных материалов – кокс, сульфат;

отсутствие теоретической подготовки рабочих;

необходимость технического Воспоминания С. И. Калаева (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 599. Л. 22.

Там же. Л. 106.

ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 265. Л. 97.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 622. Л. 16-18.

Воспоминания С.И. Калаева (запись беседы).

учета;

не решен вопрос исправления брака;

недостаток инженерных кадров 140. В 1962 г.

план цехом был выполнен на 98,6%, потери от брака составили 376 тонн (39 тыс.

рублей)141.

Таким образом, за истекшие три года положение в цехе нисколько не улучшилось, а наоборот, принимало угрожающее состояние. Как следствие, завод не работал на полную мощность, и поэтому ни разу не занял призовое место в соревновании между предприятиями совнархоза.

План 1962 г. по валовой продукции был выполнен на 105,1%, по товарной – 105,1%, было получено 208 тыс. рублей сверхприбыли, 55 станков было выпущено сверх плана, производительность труда – 104,8%, убытки от брака составили 39 тыс. рублей142.

Текучесть рабочей силы увеличилась в два раза: было принято 494 человека, а уволено – 488143.

Несмотря на все заводские трудности, за четыре года семилетки выпуск продукции увеличился на 93%, производительность труда возросла на 55%144.

1963 г. открылся на заводе заседанием партбюро 10 января, на котором рассматривался вопрос о состоянии и мерах улучшения ремонта заводского оборудования: «Имеют место частые поломки оборудования, виновники поломок не наказываются. В цехах слабо производится работа среди рабочих по уходу и сохранению оборудования. За три последние года было капитально отремонтировано по цехам №4, 5, 6 токарных станков – 7, фрезерных – 3, строгальных – 2. Контроль за качеством ремонтных работ фактически отсутствовал»145.

Чаще всего оборудование простаивало по следующим причинам: с разрешения администрации, отсутствие инструмента и оснастки, ремонт оборудования, отсутствие заготовок, раннее окончание работы в конце смены, ожидание крана, раннее окончание перед обедом, позднее начало после обеда, нет рабочих у станков и частые разговоры146.

Завод продолжал неритмично работать, в первую декаду выпускалось 10,6% продукции, во вторую – 31,3%, в третью – 58,1%. Отдел снабжения работал в уже привычном для него режиме: «Упаковщики сидят в начале месяца, потому что отдел снабжения завозит нам пиломатериал только 15 числа каждого месяца, никаких переходящих запасов пиломатериала на следующий месяц не бывает»147.

Вопрос снабжения завода необходимым сырьем стоял на предприятии настолько остро, что в дело пришлось вмешаться первому секретарю горкома КПСС Ю. К.

Меркулову (который раньше являлся директором завода – Н. В.). Он обратился к председателю Средне-Уральского совнархоза С. А. Степанову: «На протяжении нескольких лет на тюменском заводе «Механик» план производства не имеет чткой увязки с планом материально-технического снабжения. Это является одной из главных причин неритмичной работы завода в течение месяца, а в отдельных случаях приводит к срыву выполнения госплана. Прошу вас поручить Управлению материально-технического снабжения и сбыта совнархоза пересмотреть план материально-технического снабжения тюменского завода «Механик» на 1963 год и при разработке и утверждении плана материально-технического снабжения на 1964 год предусмотреть необходимые переходящие остатки против плана производства, особенно по электротехническим материалам и электрооборудованию»148.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 6.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. 51.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 105.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 31.

Там же. Л. 46.

Там же. Л. 168.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 18.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 619. Л.44.

Штурмовщина по-прежнему оставалась характерной особенностью работы завода.

На профсоюзной конференции 23 апреля 1963 г. заливщик Клементьев указывал на необходимость пересмотра работы формовщиков, так как они формуют целую смену, и формы на заливку собирают только к концу смены: «Вот поэтому у нас и брак из-за холодного металла. С утра до обеда заливщики почти стоят, так как нечего лить, кроме мелкого литья, поэтому и получается мелкий металл. А во второй половине дня получается штурмовщина»149.

По мере необходимости администрация завода прибегала к использованию сверхурочных часов. Увеличение количества сверхурочных часов наблюдалось в осенний период, когда часть рабочих отвлекалась на сельскохозяйственные работы. Особенно ситуация обострилась в 1963 г., в связи с переходом в новый совнархоз, когда завком разрешил администрации использовать 2000 сверхурочных часов в апреле. Несмотря на заявление о том, что впредь завком не будет рассматривать подобные ходатайства150, уже в мае завкому пришлось разрешить использовать 1920 сверхурочных часов.

В мае 1963 г. на заводе была создана комиссия по качеству продукции в соответствии с постановлением Совета министров СССР от 13 июля 1962 г. «Об улучшении организационно-технического контроля за качеством промышленной продукции»151.

До сих пор не было определено место для складирования материалов, в результате материалы хранились в хаотическом состоянии в местах затрудненных для их доставки к месту потребления. Металл не укладывался, хранился навалом, не разобранный по профилям, маркам и размерам. Пиломатериалы, лес, дрова, готовая продукция не укладывались в штабеля, а разваливались на территории завода. Демонтированное оборудование и новое неустановленное хранились в хаотическом состоянии, плохо законсервировано, зачастую неупакованное152.

В июле 1963 г. были внесены коррективы в график работы завода: вторая смена трудилась с 16.00 до 23.30 с тридцатиминутным перерывом, а третья смена с 23.30 и до 7.00. В предпраздничные и предвыходные дни первая смена работала с 8.00 до 14.00, вторая – с 14.00 до 20.00, третья – с 20.00 до 02.00153.

Каждый год вводили в производство новые механизмы: внедряли режущий инструмент, потом начали появляться станки комбинатно-расточные, абразивные материалы для заточки режущих инструментов, новые токарные станки 16-16, 1к-62, новые строгальные станки154.

Но планы организационно-технических мероприятий полностью никогда не выполнялись, например, за I квартал 1963 г. из запланированных 28 мероприятий фактически было выполнено 19155.

Поэтому уровень механизации оставался недостаточным. По данным на май г. он составлял 27,2 %, в том числе в литейном цехе – 14,6 %;

кузнечно-прессовом – 40%;

механосборочном – 35,3%;

по вспомогательным цехам – 20,5%156.

Продолжали всячески стимулировать рационализаторское движение. На заводе существовало бюро рационализации и изобретательства, которое рассматривало предложения рабочих157. По воспоминаниям заместителя начальника механосборочного ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. 39.

Там же. Д. 608. Л. 85.

Там же. Д. 613. Л. 197.

Там же. Л. 96-97.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 612. Л. 249.

Воспоминания А.А. Гаврилкина, Е.П. Ушакова (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 622. Л. 42.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 161.

Воспоминания Ю.К. Меркулова (запись беседы).

цеха А. А. Гаврилкина, активного рационализатора, «премии в 100-150 рублей – это большие для нас в то время деньги были»158.

Мало что изменилось в литейном цехе: «Крыши протекают, все формы плавают после дождя. Тесно, грязно, загазованность. Железо прогнило до того, что скоро повалится на головы рабочих». Не лучше были условия и в соседних механосборочных цехах: «Крыша дырявая, рам нет, нет тепловых завес. Сквозняки ходят кругом. В малярном отделении нет отопления»159.

Подобные условия труда вызывали рост числа заболеваний среди рабочих. По мнению медсестры завода Н. М. Савкиной, основная причина заболеваемости была связана с неблагоустроенностью цехов, особенно литейного, когда не соблюдаются элементарные правила. «Санузел в литейном цехе – всегда в антисанитарном состоянии. В кузнице никогда не соблюдаются питьевые режимы»160.

Наиболее распространенными болезнями являлись грипп и заболевания верхних дыхательных путей, желудочно-кишечные заболевания, которыми страдали, в основном, рабочие литейного и механосборочных цехов. В меньшей степени были распространены следующие болезни: ангина, туберкулез, болезни сердца, нервный радикулит, воспаление легких, бронхиты161.

Заводское руководство старалось снизить производственный травматизм и заболеваемость среди рабочих. Для этого, например, в ноябре 1963 г. по приказу директора была создана комиссия, которая должна была 1 раз в месяц проверять состояние охраны труда и культуры производства, результаты проверок обсуждать на специальных ежемесячных совещаниях начальников цехов;

еженедельно разбирать несчастные случаи;

ежемесячно утверждать планы работы в области охраны труда по каждому цеху, участку;

2 раза в год проверять состояние зданий, сооружений и оборудования;

проверять состояние техники безопасности и промышленной санитарии162.

За 8 месяцев 1963 г. на технику безопасности было истрачено 72,9 тыс. рублей, на вентиляцию – 1,5 тыс. рублей, на санитарно-бытовые устройства – 14,8 тыс. рублей163.

За год завод не сорвал ни одного месячного плана, неплохо работал литейный цех, годовой план был выполнен к 27 декабря со следующими показателями: выпуск товарной продукции – 102,6%, рост составил 8,2%, была получена сверприбыль 118 тыс.

рублей, было выпущено 46 станков сверх плана, производительность труда составила 101,8%, убытки от брака уменьшились до 3 тыс. рублей165. За 9 месяцев было принято человека, а уволено – 318166.

В начале следующего года директор В. Я. Гопало на закрытом партсобрании января 1964 г. озвучил знакомые проблемы: «Неритмичная работа – это болезнь завода, узкие участки, среди которых первое место занимают технические службы, отдел снабжения, серьезным недостатком является беспорядок, грязь»167.

Неритмичность в работе сохранялась благодаря тому, что детали получали цеха не с первого числа, а с середины месяца. «Получается: полмесяца ходим, а потом – вечеруем»168. Этот год завод работал следующим образом: в первой декаде выпускалось 7% продукции, во второй – 18,1%, в третьей – 74,9%169.

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 598. Л. 197, 212.

Там же. Д. 589. Л. 127.

Там же. Д. 625. Л. 2.

Там же. Д. 613. Л. 487.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 625. Л. 1.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 19. Л. 84.

Там же. Д. 20. Л. 54.

Там же. Д. 19. Л. Там же. Л. 29.

Там же. Д. 21. Л. 8.

Там же. Л. 47.

Это было связано с тем, что в первую и вторую декады не всегда были в наличии нужные детали, поэтому не удавалось изжить штурмовщину. 12 февраля 1964 г. на партсобрании рабочий Суслов жаловался: «В январе не было упоров, в феврале то же самое. Снова приходится вечеровать. Нет столов в начале дня, дают в конце дня. Не могли собрать 42 станка из-за отсутствия саней. Нет электроаппаратуры. Вечером снова отрывают людей от домашних работ»170.

1964 г. оказался еще более напряженным в связи с тем, что осуществлялся переход на выпуск вариаторов и электролизеров для комплектации химического оборудования, поэтому были не выполнены плановые задания за три месяца. В частности, был не выполнен план июня и I полугодия, по причине «неудовлетворительной технической подготовки в производство вариаторов РВБ-1, ВТ и ВБ, а также плохой организации производства, материально-технического обеспечения. Серьезной причиной срыва плана явилась нехватка рабочей силы – токарей, расточников, зубофрезеровщиков. В результате этого в июне месяце не выпустили ни одного вариатора ВТ и ВБ. Вариаторов РВБ-1, вместо 25 штук, было собрано только 7»171.

План августа месяца также был не выполнен из-за плохой организации производства в цехах и несвоевременного обеспечения их заготовками»172.

Оказавшись в таком сложном положении, в связи с большой номенклатурой новых изделий и нехваткой рабочей силы, в основном, токарей, администрации пришлось в очередной раз обратиться в Управление машиностроения с просьбой о частичном снятии плана с четвертого квартала, чтобы ликвидировать упущенное отставание и выполнить годовой план173.

Ответственность за неудовлетворительные результаты в работе возложили на главного инженера, заместителя директора, начальников цехов и отделов, которые не приняли надлежащих мер для своевременной подготовки производства новой продукции по утвержденному плану. Тем самым завод не выполнил семилетний план за 5,5 лет»174.

Следовательно, как всегда, подвели отдел снабжения и плохая организаторская работа всех ответственных лиц.

Для борьбы за качество продукции постепенно стали использовать саратовский метод бездефектной сдачи ОТК с первого предъявления: «За качество продукции ответственен непосредственно работник, мастер. При внедрении этой системы была проведена большая подготовительная работа, проведен технико-экономический совет, в цехах беседы, собрания, в экономических школах поставлена отдельная тема о бездефектной сдаче ОТК, для изучения разработаны инструкции. 18% рабочих получило право на самоконтроль. Создан штаб общественной инспекции по заводу. Внедрена она пока в цехах № 4, 5, кузнице. Рабочие хорошо восприняли, но возрос брак. Если рабочий честно сдает свою продукцию, то для этой категории рабочих мы уменьшаем процент удержания за брак»175.

Подводя итоги работы за год, начальник ОТК А. А. Брускин отмечал:

«Конференция по качеству продукции прошла, но эффекта от этого никакого. Новая система бездефектной приемки деталей далась с большим трудом. Сегодня отдельные начальники цехов извращают эту систему. ОТК цехов плохо работает. Мы иногда делаем такие запчасти, которые не нужны потребителю»176.

Как воспоминал токарь Е. П. Ушаков: «Брака у меня почти не было, редко, редко было. В начале рабочего дня получал наряд, в котором было отмечено время на каждую ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 51.

Там же. Л. 136.

Там же. Л. 179.

Там же. Д. 21. Л. 10.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 220.

Там же. Д. 19. Л. 202.

Там же. Д. 21. Л. 21.

деталь и расценки, например, там 40 копеек деталь или 30 копеек, 50 копеек. Потом готовую деталь проверяли контролеры. На крупные детали ставил контролер сво клеймо, что он принял эти детали, забирал наряд. Тогда в день 6-7 рублей хороший заработок был.

А потом пошло такое новшество: стали выдавать личное клеймо. Личное клеймо, кто хорошо без брака работает, и без всяких перегибов. Уже ты контролера не вызываешь, а ставишь свое клеймо на каждой детали. Уже не проверяли, ты уже сам больше так сказать брак уже не пускаешь. Там еще проверяют, перепроверяют, если найдут, зачем, позорить себя177.

Продолжала сохраняться сложная обстановка в литейном цехе, так, 27 августа механик М. В. Курмильцев отмечал на открытом партсобрании: «В литейном цехе много делаем, но, кажется, все идет не в пользу. Литье по-прежнему идет с большим браком и дорогое, дороже, чем на других заводах. На землеприготовительное отделение затрачено много средств, но все идет по-прежнему. Нет надзора и контроля на этом участке.

Транспортер для подачи земли забросили. Сделали установку для сушки песка и опять забросили»178.

В ноябре начальник литейного цеха В. М. Рядинских на закрытом партсобрании констатировал: «Невыполнение плана по электролизерам создало тяжелое финансовое положение на заводе. Литейный цех выполнил план, но очень много трудностей, плохо работает оборудование, особенно бегуны, которые вышли из строя, а новые монтируются в течение трех месяцев. Вся формовочная смесь готовится вручную. Реконструкция идет плохо. С большим трудом Меркулов в Москве добился средств, а они слабо осваиваются179.

Эффективно работать механосборочному цеху продолжали мешать не только отдел снабжения, но и другие участки производства: «Сдерживают нас и конструктора с технологами, кузнечно-заготовительный участок. Сегодня уже 13-е число, а в цехе на сборке пусто, отгрузку сдерживает кузница»180.

Количество травм находилось на уровне предыдущего года, но повысился «коэффициент тяжести». Если в 1963 г. он составлял 14%, то в 1964 г. – 17,2%. Особенно неблагоприятное положение наблюдалось в литейном цехе – 14 несчастных случаев с потерей 136 человеко-дней и механосборочном №4 – 11 несчастных случаев с потерей человеко-дней. Самыми распространенными травмы являлись: ушибы, колотые и резаные рана, ожоги. Всего за год произошло 48 несчастных случаев181.

Для уменьшения производственного травматизма и повышения производительности труда с 11 февраля 1964 г. была введена производственная гимнастика или физкультурная пауза, которая проводилась в цехах среду работающих, занятых однообразным физическим и умственным трудом продолжительностью 5- минут182.

В октябре 1964 г. комиссия под руководством главного инженера В. И. Шевченко провела проверку состояния охраны труда, техники безопасности и промсанитарии в цехах и участках. В ходе, которой выяснилось, что во всех без исключения цехах грязно, станки, как правило, не очищаются от грязи. В механосборочных и литейном цехах был обнаружен ряд станков без заземления, электропроводка местами была не закреплена183.

Большое внимание уделялось обучению рабочих, вновь были организованы курсы по повышению квалификации электромонтеров, кузнецов, молотобойцев, резчиков, Воспоминания Е.П. Ушакова (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 164.

Там же. Л. 202.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 635. Л. 236-238.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л. 25.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 627. Л. 55.

Там же. Л. 487.

штамповщиков184. Как вспоминал заместитель начальника механосборочного цеха А. А.

Гаврилкин: «Очень серьезно учили, в обязательном порядке проходили курсы, постоянно аттестовали. Можно было самообразованием заниматься или на курсах внутри предприятия или ещ где-то. Меня, например, работая, заставили учиться в университете марксизма-ленинизма. Три года я там учился, и получил диплом по профессии хозяйственный руководитель, горком партии подписывал. Этот диплом приравнивался к высшему образованию. Потом на разные курсы вс время отправляли, все время учился. А токарей, слесарей постоянно заставляли учиться. Выше разряд – выше зарплата. По третьему разряду работать или по шестому, у него в два раза зарплата выше будет, поэтому стремился повысить разряд, повысить разряд. На заводе специальный ответственный был за обучение при отделе кадров, класс был для обучения»185.

Чтобы получить разряд, не обязательно было где-то специально учиться:

«начальство смотрело, как ты работаешь, как ты выполняешь план, всякие работы выполняешь. И вот подходишь к начальнику и идешь сдавать к ним экзамен. Они назначали день, час, собирался там мастер, начальник, инженер или два. И вот каждый тебе вопрос, захотят тебе дадут разряд, захотят не дадут»186.

Хранение материалов продолжало оставаться неорганизованным: навалом хранились электродвигатели, металл, пиломатериал 187. Только в 1964 г. была создана комиссия по массовой проверке состояния учета хранения и использования металла 188.

План по выпуску продукции был выполнен на 100,6%. Были перевыполнены задания по выпуску деревообрабатывающих станков и кооперированным поставкам, по реализации товарной продукции. Производительность труда составила всего 98,7%, не были выполнены задания по новой технике, так за 10 месяцев из 29 мероприятий было выполнено только 16189. Текучесть кадров снова возросла: было принято 376 человек, а уволено 357190.

В завершающий год семилетки было решено обеспечить непрерывное материально-техническое снабжение с условием создания переходящего запаса.

Председатель завкома В. К. Третьяченко задавался все теми же вопросами: «А что делать со сверхурочными часами? В начале месяца рабочие почти не работают. Уже два года хотим наладить ритмичную работу. В конце месяца работаем в полную силу все, если бы с начала месяца так работать, не было бы сверхурочных часов»191.

Ввиду ухудшения положения на производстве, 25 февраля 1965 г. было проведено открытое партсобрание, на котором рассматривался вопрос об улучшении ритмичной работы завода.

В ходе дискуссии определили три необходимых условия ритмичной работы:

материально-техническое снабжение, дисциплина на производстве, задел необходимых материалов. «Снабжение неудовлетворительное, и оно не всегда зависит от снабженцев.

Планирование ведется без материально-технической основы. Технические отделы работают неудовлетворительно, опаздывают с составление норм и документации. Цехам тоже надо улучшить работу и не всегда сваливать на снабженцев»192.

Проблема литейного цеха обсуждалась на протяжении всего периода, из года в год к ней возвращались, но это не способствовало завершению реконструкции цеха, который продолжал тормозить работу завода.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 627. Л. 208, 269.

Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

Воспоминания Е.П. Ушакова (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л. 11.

Там же. Д. 20. Л. 224.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л. 24-25.

Там же. Л. Там же. Л. 32.

Там же. Л. 43-45.

17 июня 1965 г. было проведено специальное заседание партбюро, посвященное вопросам улучшении работы литейного цеха. А. И. Гавриловский выделил следующие причины неудовлетворительной работы цеха: «Строительство литейного цеха идт очень медленно. Литейный цех уже несколько месяцев не выполняет план. Основная причина:

брак, который достиг 12%. Брак происходит из-за отсутствия чугунной ломи. Ломь приходит на завод вместе со сталью, разделывать е приходится вручную. Администрация плохо помогает транспортом. Трудовая дисциплина в цехе плохая. В цехе большая текучесть кадров потому, что на протяжении нескольких лет цеху не выделялось квартир».

В. М. Рядинских видел основную проблему в нарушениях дисциплины: «Основа плохой работы литейного цеха – это трудовая и производственная дисциплина, а особенно техническая. Нарушение технической дисциплины приводит к браку, и литейный брак садит наши механические цеха. Цех ежемесячно не укладывается в фонд зарплаты. 12% брак – это небывалый брак в истории завода».

И. Г. Самохвалов предлагал усилить административный надзор: «По литейному цеху положение тревожное, у нас в цехе нет задела литья. Администрации надо взять литейку под особый контроль и повседневно спрашивать с руководства цеха, как за программу, а также и за культуру производства. Руководство цеха мало находится у рабочих мест. Бездефектная сдача продукции формальна».

Начальник литейного цеха В. Д. Лепешкин спешил оправдаться: «Брак 12%.

Нехватка рабочей силы, в основном, формовщиков. Пришлось вести перестановку из подсобника учить формовщика. Это, конечно, сказалось на качестве литья. Оборудование в цехе работает плохо, могу привести ряд примеров: 2 июня с 22 часов до 6 утра простоял кран по техническим неисправностям, 7 июня скиповой подъмник не работал весь день, июня стояли два крана. Из-за отсутствия транспорта часто не обеспечиваем вторую смену формовочной смесью. Брак – это отсутствие квалифицированных формовщиков.

Администрация завода плохо помогает в подборе квалифицированных кадров в литейный цех. Отдел кадров, делая объявление через газету, не указывал, что требуются формовщики».

Председатель партбюро А. Г. Ульянов, обобщая предшествующие выступления, отмечал: «Неудовлетворительная работа литейного цеха, в первую очередь, зависит от руководства цеха. Самая плохая трудовая дисциплина, прогульщики, нет народной дружины. Собрания проводятся за 20 минут в обеденный перерыв. Самая слабая подготовка кадров литейщиков и воспитание их в литейном цехе. Соцобязательства принимаются формально от случая к случаю. Итоги соревнования не подводятся»193.

Из приведенного материала отчетливо видно, что руководство цеха и администрация предприятия перекладывали ответственность за сложившуюся ситуацию друг на друга. В итоге всю вину возложили на начальника цеха В. Д. Лепешкина, которому 25 августа 1965 г. был объявлен выговор без занесения за то, что он не принял мер по выполнению решений партсобрания от 22 июня 1965 г. о мерах улучшения работы литейного цеха. «Было установлено, что утвержденные мероприятия на собрании в цехе не выполняются, сроки выполнения все прошли. Начальник цеха не принимает мер по их выполнению»194. Начальник цеха с решением партбюро был не согласен, заявив, что все взвалили на руководство цеха, а партбюро со своей стороны не помогло.

По воспоминаниям мастера кузнечно-заготовительного цеха А. М. Пушникова, в литейном цехе продолжали стоять чугунные вагранки, формовка шла ручная. «Как негры рабочие были, так как постоянно задымленность от печей, от вагранок, от металла, от меди, от всего шла»195.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л.103-107.

Там же. Оп. 4. Д. 1. Л. 30.

Воспоминания А.М. Пушникова (запись беседы).

Напряженная обстановка наблюдалась в механосборочных цехах, так начальник цеха №5 И. Г. Самохвалов объяснял ситуацию следующим: «Более 50% всех причин невыполнения плана, причины, не зависящие от цеха. Мы до сих пор не можем освоить станок ЦР-4, так как завод в целом не подготовился к запуску. По станку ЦМР- конструкторами было сделано небольшое изменение, а цех от этого сильно пострадал. По вине литейного цеха мы выбрасываем детали целыми партиями. По станку ЦР-4 мы не могли обработать ни одной каретки – вс брак. Коллектив цеха сильный, способный решить важные задачи, но нам нужна помощь»196.

И концу семилетки мало что изменилось, и на одном из партсобраний председатель завкома В. К. Третьяченко констатировал: «В начале месяца рабочие почти не работают.

Уже два года на заводе хотим наладить ритмичную работу. В конце месяца работаем в полную силу все, если бы с начала месяца так работали, не было бы сверхурочных часов»197.

Неритмичность являлась привычным явлением, как для рядовых тружеников, так и для руководства, с которым смирились. За 9 месяцев 1965 г. в первую декаду выпускалось 4,2% продукции, во вторую – 19%, в третью – 76,1%198.

Сохранялись проблемы и с хранением материалов: «Планирование и учт на заводе хромает, плохое хранение материалов, теряется до 200 тонн литья. Кооперация между цехами не налажена, нет учта прима и сдачи деталей, детали теряются»199.

Время от времени, как и прежде, происходили несчастные случаи. По словам председателя завкома В. К. Третьяченко, «в первом квартале этого года у нас были несчастные случаи, но мы наметили ряд мероприятий и травматизм снизился во втором и третьем кварталах. В четвертом квартале травм резко увеличилось. В одном пятом цехе в октябре имелось пять несчастных случаев. Мы ослабили контроль над этим вопросом.

Руководители цехов вместо того, чтобы срочно принять меры, оформить правильно документы, скрывают факт травмы»200.

Основные причины такого положения заводское руководство видело в то, что мастера, начальники цехов не уделяют должного внимания вопросу травматизма 201. К концу семилетки стало меньше простудных заболеваний, но увеличилось число больных туберкулзом. По-прежнему лидерами по числу заболеваний были литейный и механосборочные цеха. Медицинские работники обращали внимание администрации на беспорядок на рабочих местах, на грязные станки и умывальники, на отсутствие мыла и полотенец, вентиляции в цехах202.

За 9 месяцев завод не справился с выполнением плана по всем технико экономическим показателям, по выпуску товарной продукции – 96,6%, недодано продукции на 130 тыс. рублей. Себестоимость была завышена на 14 тыс. рублей. Потери от брака составили 42 тыс. рублей, брак по литью возрос до 7,9%, 324 тонны было отправлено на переплавку. Произошло 28 несчастных случаев. 86 % продукции сдавалось с первого предъявления, 34 человека работали с личным клеймом. Текучесть кадров осталась на уровне прошлого года: 327 человек было принято, 318 – уволено Таким образом, на протяжении семилетки главная задача рабочих состояла в успешном выполнении плановых заданий. Производственная повседневность рабочих из года в год протекала в малокомфортной окружающей обстановке, в условиях неритмичной работы завода, штурмовщины, сверхурочной работы, ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 1. Л. 60.

Там же. Оп. 3. Д. 21. Л. 32.

Там же. Оп. 4. Д. 1. Л. 81.

Там же. Л. 136.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 1. Л. 61.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 635. Л. 102.

Там же. Д. 625. Л. 3.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 1. Л. 75.

неудовлетворительного состояния оборудования. Несмотря на усилия заводского руководства, полностью разрешить данные проблемы так и не удалось.

ГЛАВА 2. ДВИЖЕНИЕ ЗА КОММУНИСТИЧЕСОЕ ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ В преддверии XXI съезда КПСС, с конца ноября 1958 года, на территории всей страны развернулось движение за коммунистическое отношение к труду, представленное как инициатива снизу. На съезде был декларирован вывод о «полной и окончательной победе социализма в СССР» и объявлено о начале «развернутого строительства коммунизма». Построение коммунизма, в частности, связывалось с развитием коммунистических общественных отношений и воспитанием нового человека 204.

Инициаторами движения были труженики роликого цеха депо Москва Сортировочная, выступившие с лозунгами сочетания борьбы за высокопроизводительный труд, повышения общеобразовательных и технических знаний с укреплением социалистического коллективизма, воспитанием коммунистической морали 205. 21 ноября 1958 г. этот почин был поддержан МГК КПСС, одобрен ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ и начал быстро распространяться по стране.

По воспоминаниям мастера механосборочного цеха №4 А. А. Гаврилкина, у движения был такой девиз: «сегодня работать лучше, чем вчера, завтра лучше, чем сегодня». Кроме того, был разработан моральный кодекс ударника коммунистического труда, где было написано, что нужно работать, не только производительно, но и качественно206.

Вскоре движение за коммунистическое отношение к труду достигло Тюмени.

Литейщики завода стали «застрельщиками создания бригад коммунистического труда»207 в Тюменской области.

Скорее всего, это произошло не случайно. 20 ноября 1958 г. в «Тюменской правде»

появилась заметка «Заверяем партию», подписанная председателем завкома завода В. М.

Рядинских. В ней рассказывалось, как «радостно встретил коллектив завода Механик тезисы доклада товарища Н.С. Хрущева на XXI съезде КПСС Контрольные цифры развития народного хозяйства СССР на 1959-1965 годы». Если верить автору заметки, ноября, в обеденный перерыв, сотни заводчан собрались на митинг и пообещали выполнить годовой план к 20 декабря208.

21 ноября 1958 г. – в день перепечатки в «Тюменской правде» передовицы из «Правды» о рождении «нового славного патриотического почина» – на заседании заводского партбюро был заслушан доклад секретаря комсомольской организации литейного цеха Н. С. Ердаковой о создании в ее цехе бригад, борющихся за звание бригады коммунистического труда.

После этого бюро постановило: «1. Одобрить инициативу комсомольской организации литейного цеха, выступившей инициатором на заводе за создание бригад коммунистического труда. 2. Обязать комитет комсомола (т. Солонина), секретарей цеховых парторганизаций и партгруппоргов широко подхватить это патриотическое начинание на заводе. 3. Обязать начальников цехов, партгруппоргов создать все необходимые условия для работы бригад коммунистического труда. 4. Обязать редактора стенной газеты «Станкостроитель» т. Брускина организовать показ в стенной печати работу бригад коммунистического труда и обмен опытом в их работе. 5. Обязать завком профсоюза (т. Рядинских) организовать соревнование между бригадами, борющимися за 204 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1989–1971). Т. 9. 1956–1960. М., 1986. С. 178.

205 Гершберг С.Р. Поиск продолжается. (О движении за коммунистический труд). М., 1967. С. 7.

206 Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

207 Тюменская правда. 1958. 25 ноября.

208 Тюменская правда. 1958. 20 ноября.

высокое звание бригад коммунистического труда, организовать широкий показ их работы.

6. До 1 декабря провести совещание с членами бригад по обмену опытом в их работе»209.

На следующий день в «Тюменской правде» под заголовком «Выше знамя коммунистического соревнования за достойную встречу XXI съезда КПСС! Подхватим великий почин!» были опубликованы обязательства бригады формовщиков литейного цеха, возглавляемой Г. В. Мошкиным. Пятеро рабочих заявляли, что они «решили последовать примеру комсомольцев депо Москва-Сортировочная, выступивших в числе первых зачинателей нового движения – коммунистического соревнования. Будем бороться за звание бригады коммунистического труда. Наша бригада обязуется систематически повышать производительность труда и выполнять свое сменное задание за семь часов. Мы будем постоянно добиваться внедрения передовой технологии, снизим брак в работе на три процента. Чтобы заслужить и оправдать звание бригады коммунистического труда, мы будем не только честно трудиться сами, но и всячески помогать своим товарищам по работе. Члены бригады полны решимости бороться с такими пороками, как пьянство, хулиганство, сквернословие, быть образцом на производстве, в учении и в быту. Призываем весь коллектив завода и тружеников других предприятий города и области последовать нашему примеру и вступить в коммунистическое соревнование»210.

Г. В. Мошкин проработал к этому времени на заводе более 25 лет и за безупречную долголетнюю работу был награжден орденом Nрудового Rрасного Pнамени211.

Три дня спустя «Тюменская правда» сообщала, что на заводе «Механик» «уже организовано восемь бригад, которые борются за право называться бригадами коммунистического труда» 212. 6 декабря 1958 г. в областном драматическом театре состоялся первый городской слет бригад коммунистического труда, в котором приняло участие около тысячи человек. В приветственной речи первого секретаря обкома КПСС В.

В. Косова прозвучали слова: «Первыми вступили в соревнование за звание бригад коммунистического труда формовщики литейного цеха завода «Механик» Григорий Мошкин, Алексей Гущин, Николай Сергеев и Тимофей Моисеев»213.

13 декабря 1958 г. –– через 25 дней после первого сообщения о создании коммунистических бригад –– на XXV Тюменской городской партийной конференции первый секретарь горкома КПСС С.К. Пацко заявил в отчетном докладе: «По примеру передовых коллективов страны в городе широко развернулось социалистическое соревнование за звание бригад коммунистического труда. Инициаторами этого движения у нас выступили рабочие завода Механик.

Начальник управления машиностроительной промышленности Тюменского совнархоза С. П. Афанасьев рапортовал: «Еще шире развернулось социалистическое соревнование после опубликования тезисов доклада тов. Хрущева за достойную встречу XXI съезда КПСС. Уже сейчас за звание бригад коммунистического труда борется свыше 100 бригад».

209 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 13–14.

210 Тюменская правда. 1958. 22 ноября.

211 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 10. Л. 84.

212 Тюменская правда. 1958. 25 ноября. Согласно справке Тюменского совнархоза от 12 февраля 1959 г., «на 1 декабря среди предприятий совнархоза за звание бригад коммунистического труда соревновалось 18 бригад с охватом 142 человека». Таким образом, 8 из 18 бригад трудились на заводе «Механик». В свете этого понятны причины, вызвавшие постановление тюменского совнархоза № 17 от 6 февраля г. «О работе бригад коммунистического труда на заводе Механик». См.: ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 791.

Л. 9, 24.

213 Тюменская правда. 1958. 8 декабря.

Первый секретарь горкома ВЛКСМ В. С. Смирнов информировал делегатов конференции о том, что за «в среде молодежи нашел широкий отклик и одобрение призыв о завоевании звания бригад коммунистического труда… Уже сейчас за право называться бригадами коммунистического труда борются 60 комсомольско-молодежных бригад… За более успешное выполнение обязательств бюро обкома и горкома комсомола 5 лучшим бригадам присвоили высокое звание бригад коммунистического труда». В состав этой пятерки вошла «комсомольская бригада завода Механик», которая, «вступив в соревнование за звание коммунистической бригады, приняла следующие заповеди:

работать высокопроизводительно, внедрять в производство все новое, передовое, повышать общеобразовательный и культурный уровень, быть примером в быту, поведении, в отношении к общественному долгу. В честь XXI съезда партии они обязались выполнять дневные нормы на 200-250 %. За это борются сейчас все члены бригады и выполняют задания на 270-300 %. Все успешно учатся в общеобразовательных школах и политических кружках»214.

Фамилия бригадира в выступлении не прозвучала, однако нет никаких сомнений, что речь шла о бригаде формовщиков литейного цеха, возглавляемой комсомольцем Г.В.

Шестаковым. В датированной 12 февраля 1959 г. справке Тюменского совнархоза можно прочитать: «В декабре звание бригады коммунистического труда присвоено бригаде Трусова М.В. сетевязальной фабрики и бригаде формовщиков Шестакова Г.В. завода Механик… Бригада формовщиков литейного цеха завода Механик, возглавляемая товарищем Шестаковым Г.В., в количестве 5 человек, организована еще в октябре. В основу ее обязательств приняты три заповеди бригад коммунистического труда. В декабре бригада выполнила норму выработки на 202, а бригадир – на 314 процентов. В январе соответственно: бригада – на 173, а бригадир – на 261 процент (завод осваивал новую продукцию). Три члена бригады учились в вечерней школе, два – в сети партпросвещения»215.


Справка, скорее всего, рисовала излишне оптимистическую картину. 23 февраля 1959 г. Г.В. Шестаков жаловался участникам заводской профсоюзной конференции:

«Работа со стороны начальника цеха идет плохо – косится, злится, относится к рабочему плохо, работу дает плохую, а мы бригадой коммунистического труда взяли обязательство выполнять 250 % норм. По-моему, криком подходить нельзя, это бьет по рукам. Нужно поговорить по-деловому. К рабочему должен быть культурный подход»216.

Доля правды в словах рабочего была – в течение 1959 г. начальник литейного цеха, 26-летний кандидат в члены КПСС М.Ф. Шешуков не раз критиковался на партийных собраниях и заседаниях партбюро «за проявления грубости в отношении рабочих, мастеров»217, однако в данном случае его ответ был вполне убедительным: «По-моему, в вопросе присвоения звания бригады коммунистического труда тов. Шестакову допущена поспешность. Бригада должна делать любую работу, не разграничивая ее на хорошую и плохую»218.

214 ГАСПИТО. Ф. 7. Оп. 20. Д. 6. Л. 55, 69, 134. Коммунисты завода «Механик» поначалу не выразили особого энтузиазма по поводу авангардной роли своего предприятия. Во всяком случае, 10 декабря г. – на открытом партийном собрании, посвященном итогам ноябрьского пленума ЦК КПСС – все участников прений ни разу не вспомнили о движении. Впрочем, в постановлении собрания появился пункт: «Шире распространить на заводе великий почин по созданию бригад коммунистического труда»

(Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л.17-21).

215 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 791. Л. 9-10.

216 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 118-119.

217 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 53, 147, 162.

218 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 121.

Среди заводских документов сохранились два списка бригад, борющихся за звание коммунистических, по состоянию на 6 апреля и 7 мая 1959 г. Содержание этих списков можно свести в таблицу219:

№ ФИО бригадира № К % выполнения норм бригады п це ол-во фе м а ха членов враль арт прель.

бригады Видякин В.С.

1 2 6 266 304 Канев В.И.

2 2 2 204 207 Морозов Н.А.

3 2 6 256 267 Мошкин Г.В.

4 2 6 293 276 Парфентьева М.И.

5 2 5 174 177 Потехина В.А.

6 2 6 177 154 Ульянов А.А.

7 2 1 258 288 Шабашова Е.Г.

8 2 4 197 235 Шестаков Г.Н.

9 2 6 162 185 Казанцев А.П.

1 4 5 230 278 Колесов Н.П.

0 4 6 240 250 Чумляков А.А.

1 4 6 158 248 Шашахметова 1 4 6 221 285 С.Я.

1 5 5 238 299 Перевалов Г.П.

2 6 2 285 312 Елисеев В.И.

1 Итого по всем 87 230 247 бригадам Как видно из таблицы, бригады были сформированы в механосборочных цехах № и № 5, небольшом инструментальном цехе (№ 6), а во главе движения по-прежнему оставались рабочие литейного цеха (№ 2). В девяти бригадах литейщиков трудились человек – примерно четверть работников цеха, которые перевыполняли производственные задания в 2-2,5 раза. При этом весной 1959 г. коллектив литейного цеха выполнял месячные планы только на 102-103 %, выпуская «много… некачественной продукции по корпусным деталям». Из-за этого в мае 1959 г. механосборочный цех № 4 выполнил план на 90,3 %, а цех № 5 – всего лишь на 66,8 %220.

Все бригады сохранялись вплоть до конца года. Так, в октябре секретарь партбюро И.Г. Самохвалов докладывал заводскому отчетно-выборному собранию: «На заводе бригад борются за высокое звание Бригада коммунистического труда. Наряду с бригадами, 15 рабочих борются за звание Ударник коммунистического труда. Хорошо работает бригада, которую возглавляет кандидат партии т. Казанцев. Эта бригада подняла производительность труда за 8 месяцев на 40 %»221. Однако председатель завкома В.М.

Рядинских еще в июне 1959 г. сетовал: «Мы перестали заниматься бригадами, которые 219 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 552. Л. 12, 19.

220 Там же. Л. 20.

221 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 189.

борются за звание бригад коммунистического труда. Отдельные бригады распались. Нам необходимо этим участком работы заняться вплотную»222.

15 декабря 1959 г. недавно избранный председателем завкома Д. Д. Ермаков заявил, что «необходимо доукомплектовать, а в некоторых цехах, как в литейном, механосборочных № 4 и 5, создать новые бригады, борющиеся за звание бригад коммунистического труда»223. Вскоре такие бригады были созданы, и с февраля 1960 г.

стали составляться ежемесячные справки о выполнении бригадами производственных норм.

Наибольшее распространение имело моральное поощрение победителей. Особо отличившихся рабочих награждали значками «Отличник соцсоревнования», например, в 1959 г. шесть рабочих завода были удостоены этой награды: слесарь-сборщик А. В.

Шешин, модельщик Н. К. Рыбалов, строгальщик В. К. Третьяченко, кузнец И. М.

Репринцев, формовщик П. Д. Токарев, старший мастер С. И. Куликов224.

Как вспоминал мастер механосборочного цеха №4 А. А. Гаврилкин: в это время стали зарплату выдавать без кассира: «Например, в кузнечно-заготовительном цехе было просто: на стол ложили, люди подходили, расписывались. Так шло шесть месяцев, на седьмой месяц не досчитались одного оклада, одной зарплаты. И вс прекратили это дело.

А у нас в цехе определили Митинскую Тамару Ивановну ответственную за выдачу заработной платы, она сумку с собой, мы ей двух человек в охрану. Она шла по цеху и каждому рабочему вручала на рабочем месте зарплату, расписывается, продолжает работать. Движение отличалось моральным духом людей, конечно»225.

15 января 1960 г. во Дворце пионеров состоялся второй городской слет ударников и бригад коммунистического труда. На слете было отмечено, что в коммунистическом соревновании в городе участвует 307 бригад, смен и участков и более 560 отдельных рабочих. 38 лучшим коллективам присвоено почетное звание бригады коммунистического труда и 50 рабочим звание ударника коммунистического труда 226.

После перехода на 7-часовой рабочий день и снижения норм бригады уже не выполняли план на 250-300 %, однако, как правило, неплохо трудились. Хуже обстояло дело с другими показателями. Не случайно мастер цеха № 4 А. А. Гаврилкин говорил марта 1960 г. на партийном собрании, что «из 22 бригад, борющихся за звание бригад коммунистического труда, ни одной бригаде нельзя присвоить звание бригады коммунистического труда». На том же собрании прозвучала критика в адрес вступавшего в ряды КПСС 23-летнего токаря А. П. Казанцева – бригадира одной из шести уцелевших с 1959 г. бригад. Начальник механосборочного цеха № 4 Г. А. Ульянов, в котором трудился молодой коммунист, говорил с раздражением: «Тов. Казанцев руководит бригадой за звание коммунистического труда, так пусть он добивается, чтобы в бригаде не было не выполняющих норм выработки». А по словам директора завода Ю. К. Меркулова, «бригада тов. Казанцева была передовой, в настоящее время в бригаде не все в порядке, члены бригады бросили учиться, не выполняют нормы выработки»227.

Согласно представленной в совнархоз заводской справке, в марте «было проведено общее собрание членов бригад завода, на котором обсуждались итоги работы по выполнению принятых ими обязательств, а также о задачах по досрочному выполнению 222 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 121.

223 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 40. См. также: Л. 47.

224 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 8. Л. 139.

225 Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

226 Тюменская правда. 1960. 21 января.

227 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 57-58, 62-63.

второго года семилетки. В апреле месяце был проведен вечер членов бригад коммунистического труда, посвященный обмену опытом228.

В преддверии празднования 90-й годовщины со дня рождения В. И. Ленина заводское руководство явно искало новых кандидатов на почетное звание. И 11 апреля 1960 г. на заседании завкома было решено присвоить «звание коммунистического труда»

бригаде А. П. Казанцева: «Бригада организована и существует с ноября 1958 г., социалистические обязательства ежемесячно систематически перевыполняет. Постоянно совершенствует техническое производство, активно участвует в рационализации и изобретательстве на заводе. Неустанно повышает свой общеобразовательный, технический, культурный уровень. Бригадир А. П. Казанцев учился в машиностроительном техникуме на третьем курсе. Токарь С. Чумляков оканчивал машиностроительный техникум, фрезеровщик Р. Костылев учился в 6 классе школы рабочей молодежи, токарь В. Янчук учился в 8 классе школы рабочей молодежи, сверловщица П. Мичурова училась на подготовительном отделении 229.

машиностроительного техникума Принимает активное участие в общественной жизни завода. Бригада является примером в быту и на работе. Все члены бригады помогают друг другу в работе, часто собираются и обсуждают результаты работы. Члены бригады берут шефство над другими рабочими, не входящими в состав бригады. Член бригады Мичурова Любовь помогла освоить вторую профессию токарю Кокшаровой Надежде (профессию сверловщицы).

Администрация цеха оказывает помощь бригаде в своевременном обеспечении материалами, полуфабрикатами и инструментом. Принятые обязательства бригада успешно выполняет. Выполнение норм выработки за апрель месяц с.г. составило %»230.

20 мая была отправлена справка о бригаде в Управление машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности Тюменского совнархоза, в которой была дана столь лестная характеристика бригады А. П. Казанцева, что она целиком вошла в текст справки самого Управления, адресованной в вышестоящую инстанцию, как наиболее яркий пример коллектива нового типа231.


Следует помнить, что к концу апреля 1960 г. на 13 предприятиях Управления было всего 10 бригад коммунистического труда: по две – на заводах «Механик», пластмасс, АТЭ и аккумуляторном и по одной – на заводах строительных машин и механических прессов.

17 августа 1960 г. на заводе «Механик» появились первые три ударника коммунистического труда: «1. Рыбалов Н.К., родился в 1905 г. в г. Тюмени в семье рабочего. Отец работал у купцов Дунаевых, умер в 1912 г. Мать работала медицинским работником до 1941 г. После окончания начальной школы поступил в 1920 г. на завод в качестве ученика модельщика в модельно-столярный цех. С 1927 по 1930 гг. находился в рядах Красной Армии рядовым красноармейцем. Вернувшись, начал работать мастером цеха, а с 1932 г. модельщиком до 1943 г. Потом был назначен старшим мастером модельного цеха, а с 1952 г. снова работал модельщиком. В октябре 1940 г. вступил в ряды КПСС, в 1946 г. правительством был награжден орденом «Знак почета»232. Являлся высококвалифицированным рабочим. Дисциплинирован, норму выполняет ежемесячно на 120% и более. Принимает активное участие в общественной жизни завода, избран членом 228 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 815. Л. 189.

229 Там же. Оп. 4. Д. 61. Л. 62.

230 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 72.

231 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 815. Л. 196-197;

Оп. 4. Д. 61. Л. 92-92 об.

232 ГАТО. Ф. 1960. Оп. 3. Д. 1. Л. 1.

партбюро, член комиссии партконтроля. Систематически повышает свой идейно политический уровень, учится в сети партийного просвещения, достойно ведет себя в быту»233.

2. Третьяченко В.К., работает строгальщиком с 1935 г., имеет семилетнее образование, кандидат в члены КПСС. Депутат областного совета депутатов трудящихся, учится в сети партийного просвещения, член завкома профсоюза. Дисциплинирован, пользуется авторитетом среди рабочих, сменное задание выполняет на 250-300 %, обслуживая два строгальных станка. Имел ряд внедренных ценных рацпредложений. За высокие показатели в работе неоднократно присваивалось звание лучшего строгальщика области, заносился на городскую и заводскую доску почета и книгу почета завода. 234 Он первым внедрил в производство и распространил метод скоростной обработки деталей235.

Его отец работал на заводе с дореволюционных времен, в годы советской власти стал мастером и трудился на предприятии до ухода на пенсию. В.К. Третьяченко пришел на завод 14-летним подростком, в конце 1960 г. он станет членом завкома, в 1961 г. – мастером, а в 1963 г. сменит Д. Д. Ермакова на посту председателя завкома236.

3. Калечкин И.Н., работает на заводе строгальщиком с 1956 г., член КПСС, член заводского комитета, член цехового комитета. К работе относится добросовестно, сменное задание выполняет на 150-180 %, учится в школе рабочей молодежи. Дисциплинирован.

Достойно ведет себя в быту»237.

В сентябре 1960 г. «в борьбу за звание участка коммунистического труда» вступил небольшой (30 чел.) коллектив кузнечно-заготовительного участка 238. Важность этого события определялась тем, что участок считался отдельным цехом (№ 3), и теперь завод получал формальное право бороться за звание коллектива коммунистического труда.

К октябрю на заводе действовало «25 бригад и участков с общим охватом человек, борющихся за почетное звание коммунистических. Двум бригадам, которыми руководят тт. Казанцев и Шестаков, присвоено это высокое звание. Наряду с бригадами, 96 рабочих борется за звание ударника коммунистического труда. Тов. Третьяченко, Рыбалову и Каличкину присвоено это почетное звание»239.

Но были и недостатки. Как отмечал секретарь партбюро И. Г. Самохвалов: «В основном все сводится к тому, чтобы принять соцобязательство, а организовать систематический показ, каких именно результатов добился в ходе соревнования тот или иной участок, систематически подводить итоги соревнования непосредственно в сменах, бригадах – вот этого у нас нет». В конце доклада высказал мнение, «что коллектив завода должен и обязан включиться в коммунистическое соревнование и добиться этого почетного звания»240.

Инициативу поддержал присутствовавший на заводском партсобрании секретарь горкома КПСС Н. И. Попов, и «в день празднования 43-й годовщины Октябрьской 233 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 206.

234 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 1. Д. 815. Л. 72.

235 Тюменская правда. 1960. 24 апреля.

236 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 58-59;

Д. 15. Л. 74.

237 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 206.

238 Там же. Д. 588. Л. 67-67 об.

239 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 194. См. также: Ф. 7. Оп. 28. Д. 3. Л. 36.

240 Там же. Оп. 4. Д. 1. Л. 222.

революции коллектив завода целиком включился в соревнование за звание предприятия коммунистического труда»241.

27-30 мая 1960 г. в Кремле состоялось Первое Всесоюзное совещание передовиков соревнования бригад и ударников коммунистического труда, после которого в борьбу стали включаться целые предприятия страны. Это событие ознаменовало собой начало нового этапа в движении за коммунистический труд. На XXVII городской партконференции отмечалось: «Сейчас за это почетное звание борются рабочие и служащие заводов: Механик, пластмасс, аккумуляторного, судоремонтного, ТЭЦстроя, вагонного и локомотивного депо ст. Тюмень, 4-го дорстройучастка, 500 бригад, смен и участков с общим числом работающих 12 тысяч человек. 1500 рабочих борются за звание ударников ком. Труда. Звание коммунистических уже завоевали 72 бригады и смены, рабочих удостоены звания ударника ком. труда»242. Завод «Механик» непосредственно включился в борьбу только с ноября 1960 г.

На начальном этапе движения за коммунистическое отношение к труду, с ноября 1958 по октябрь 1960 г., наблюдался рост количественных показателей, появились первые бригады коммунистического труда и ударники. Данный вопрос не систематически затрагивался на заседаниях заводского руководства. Уже с самого начала в организации движения было много недоработок. Новое движение мало чем изменило привычные будни рабочих, не привело к улучшению производственной ситуации. Рабочие не были заинтересованы в перевыполнении норм, так как это вело к снижению расценок. Из чего следует, что новый почин, несмотря на старания партийных функционеров, не смог овладеть умами всех тружеников предприятия.

Справедливости ради следует сказать, что и председатель завкома, и секретарь партбюро трезво оценивали достигнутые успехи. 12 декабря 1960 г., на расширенном заседании завкома, Д. Д. Ермаков констатировал: «Бригады коммунистического труда на заводе только на бумаге записаны, а на самом деле их нет, что это за бригада по одному человеку… Ими никто не занимается – ни начальники цехов, участков;

сами бригадиры и члены бригад коммунистического труда в кружках не участвуют, не учатся, лекции не посещают, не ходят на пленумы завкома». По мнению Д. Д. Ермакова, только кузнечно заготовительный участок «действительно заслуживает звания коммунистического. Они получают заработную плату без кассира, участвуют в общественной жизни, помогают в быту, ходят к членам бригады домой, распиливают дрова, делают постройки надворные, участвуют в спорте».

И. Г. Самохвалов обратил внимание на то, что «многие бригадиры бригад коммунистического труда не соответствуют звания бригадира, так, например, Рычкова Г., Лихачева Е., Трушко и т.д. Они не учатся, ведут в быту не так, как положено, и членам их бригад взять пример хороший не с кого»243.

С наступлением 1961 г. и завком, и партбюро, не рассчитывая на увеличение количества бригад коммунистического труда, сделали ставку на рост числа ударников.

В январе 1961 г. состоялось присвоение 11 рабочим литейного цеха звания ударника коммунистического труда. Уже на открытом партийном собрании 22 февраля 1961 г., с докладом «О состоянии и мерах улучшения соревнования на звание предприятия коммунистического труда» выступил секретарь парторганизации И.Г. Самохвалов.

Мастер цеха № 5 П. Г. Полянский информировал: «Наш цех и хвалят и ругают. А ведь в цехе созданы бригады, борющиеся за звание коммунистического труда, передовым участкам, рабочим вручаются вымпела. В настоящее время проведена работа по наведению порядка, в цехе стало немного чище. Нам необходимо поправить в цехе 241 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 186;

Д. 15. Л. 54.

242 ГАСПИТО. Ф. 7. Оп. 28. Д. 3. Л. 105.

243 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 231-232.

агитационную работу, больше проводить среди рабочих квалифицированных бесед, лекций».

Начальник механосборочного цеха № 4 Г. А. Ульянов должен был признать, что «критика в адрес нашего цеха совершенно правильная. Вопросами соревнования за звание бригад и ударников коммунистического труда мы занимаемся очень плохо»244.

Начальник литейного цеха В. М. Рядинских делал акцент на том, что «соревнованием за коммунистический труд мы занимаемся пока ещ слабо. Необходимо резко улучшить наглядную агитацию, более красочно оформлять соцобязательства.

Звание ударника коммунистического труда нужно присвоить только тем, кто действительно это заслужил. Кому присваивается это почтное звание, должен учиться, быть отличным производственником, активным общественником»245.

Выступление секретаря комитета ВЛКСМ В. З. Бурштейна сводилось к тому, что плохо поставлена работа с бригадами и ударниками в механосборочном цехе № 4: «В этом цехе не блещет агитационно-массовая, не проводится воспитательная работы. Кроме формализма, в этом цехе ничего нет»246.

Начальник ОТК А. А Брускин остановился на обмене опытом в работе передовиков производства, обобщении и пропагандировании их опыта, отметив, что одним из главных вопросов этого соревнования – выпуск продукции отличного качества.

Председатель завкома Д. Д. Ермаков считал, что необходимо поднять весь коллектив завода на борьбу за почтное звание коммунистического труда, и чтобы каждый рабочий учился жить и работать по-коммунистически.

Можно сделать вывод, что выступающие в прениях видели основную проблему недостаточного развития движения в отсутствии агитационной и воспитательной работы.

К февралю 1961 г. за почтное звание бригад и ударников коммунистического труда боролось 29 бригад, 1 цех и 97 рабочих с общим охватом 430 человек. Две бригады и 15 рабочих имели это почтное звание: модельщик Н. К. Рыбалов, строгальщик В. К.

Третьяченко, токарь Меньшиков, формовщица А. В. Рябова и другие.

«Коллектив кузнечного участка ежемесячно выполняет установленный план и взятые обязательства. Рабочие имеют несколько специальностей. Каждый третий является рационализатором»247.

Но «нерегулярно подводятся итоги соревнований бригад и ударников. В 1960 г.

проведн всего один вечер участников за звание коммунистического труда, не проводится обмен опытом в их работе. У некоторых бригад, участков, ударников нет конкретных обязательств. Недостаточно проводят среди коллектива завода воспитательную работу, в результате чего имеют случаи нарушения трудовой дисциплины: прогулов, попадания в медвытрезвитель»248.

Если говорить о привилегиях, которые имели ударники перед другими рабочими, то, к примеру, 22 марта 1961 г. завком рассматривал заявления на поездку по турпутевкам в ГДР, и все 14 человек, как отмечалось, «являются передовиками производства и стоят в первых рядах соревнующихся за почетное звание коллектива коммунистического труда. Морально устойчивы, принимают активное участие в общественной жизни завода – пользуются заслуженным авторитетом среди товарищей в 244 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 51.

245 Там же. Л. 52.

246 Там же.

247 Там же. Л. 53.

248 Там же. Л. 54.

быту и на производстве»249. Стоит заметить, что подобный случай нами был выявлен единственный.

Преимуществ у ударников не было, нормально работали, зарплата у них была повыше, бригады следили друг за другом 250. «Если у одного что-то не идет, то всей бригадой помогают ему, воспитывали его, подучивали его, в результате продукции выдавали больше. Из-за этого и зарплата была повыше. Бригадная работа влияла на производственные показатели, помогали. На них опирались, и потом когда какая-то трудность была, бригады и ударники день и ночь пахали»251.

Можно сделать вывод, что положение передовиков производства не особо отличалось от остальных рабочих, что также не стимулировало к борьбе за повышенные производственные показатели.

Встречались случаи, когда звания ударника могли не присвоить, например, «не присваивать звания ударника коммунистического труда расточнику Перевалову Г. за неудовлетворительную общественную работу председателем цехового комитета и маляру Костяеву И. Н. за некачественную покраску деталей станка ЦА-2»252, но они являлись единичными.

Лишение звания тоже было редким явлением: к примеру, на заседании завкома апреля 1964 г. был лишен звания ударника Пластинин – за коллективную пьянку в рабочее время253.

Процедура присвоения звания происходила следующим образом: сначала на цеховом собрании выдвигали кандидатуры на звание ударника, которые потом утверждал завком с привлечением ИТР 254. Главное, чтобы человек справлялся с плановыми заданиями и не нарушал трудовую дисциплину.

Лучшим цехам вручали красное знамя, а бригадам и участкам переходящий вымпел255. В марте 1961 г. звания ударника коммунистического труда было присвоено рабочим цеха №5, 12 апреля 1961 г. – 13 рабочим литейного цеха, 24 октября 1963 г. – рабочим цеха №4.

Иногда использовали систему премирования: например, за вторую половину г. 16 человек получили почетные грамоты, трое – 7 руб. 50 коп, восемь - 5 руб., двое - руб., двое - 15 руб. Всего 32 человека.

Как вспоминал мастер кузнечно-заготовительного цеха А. М. Пушников:

«материально небольшие были премии, но все равно было приятно, что тебя замечают.

Была всегда доска почета, книги заводские почета, грамоты. Относились всегда с уважением к таким людям на заводе, в рабочей среде это всегда учитывалось»256. «Все таки главное для рабочего было побольше заработать, а не получить какое-то звание»257.

Несмотря на все усилия, ситуация не улучшалась, и в мае 1961г. на открытом партсобрании председатель завкома Д. Д. Ермаков отмечал: «отдельные бригады коммунистического труда не являются примером в работе, как, например, т. Казанцев.

Начальники цехов и мастера членов бригад переводят по другим сменам, бригады 249 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 609. Л. 92.

250 Воспоминания А.А. Гаврилкина, А.М. Пушникова, Е.П. Ушакова, Ю.К. Меркулова (запись беседы).

251 Воспоминания А.А. Гаврилкина (запись беседы).

252 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 253 Там же. Д. 635. Л.72.

254 Воспоминания Ю. К. Меркулова (запись беседы).

255 Воспоминания А.А. Гаврилкина, А.М. Пушникова (запись беседы).

256 Воспоминания А.М. Пушникова, С.И. Калаева (запись беседы).

257 Воспоминания Е. П. Ушакова (запись беседы).

распадаются. В цехе №5, по сути дела, нет бригад, борющихся за звание коммунистического труда. Бригадиры бригад тт. Казанцев и Перевалов неправильно ведут себя в быту»258.

Количественные показатели продолжали увеличиваться, и к июлю 1961 г. на заводе было уже 2 бригады (10 человек) коммунистического труда и 34 ударника. Борьбой было охвачено 867 человек259.

Заседание партбюро 10 июля 1961 г., рассматривая вопрос «О коммунистическом воспитании коллектива в борьбе за звание коллектива коммунистического труда», заслушало доклад начальника цеха №5 А. Ф. Логачва и в постановлении отметило: «в цехе в декабре 1960 г. были созданы бригады, борющиеся за звание коллектива коммунистического труда, в которых насчитывалось 9 бригад или 50 человек. Но в настоящее время работу совершенно ослабили, т.к. из 9 бригад сейчас существует 5, часть распалась, а некоторые бригады из них вообще не созданы (бригады Феоктистовой, Королва, Горчакова). Соцобязательства по бригадам не оформлены, итоги между бригадами подводятся от случая к случаю. Воспитательной работой среди членов бригад, как в самих бригадах, так и со стороны администрации производится редко и нецеленаправленно. Обязать всех начальников цехов и секретарей парторганизаций и парторгов систематически работать с бригадами коммунистического труда»260.

К августу число соревнующихся достигло 696 человек (3 цеха, 2 участка, 19 бригад и 102 рабочих). 3 бригадам и 51 рабочему было присвоено это почтное звание.

Как видно, количественные показатели не отражали реального положения в борьбе за коммунистический труд. Борьба за звание предприятия коммунистического труда не улучшила положение на заводе с борьбой за коммунистический труд, не сумев найти ожидаемого отклика у тружеников завода, приобретая рутинный характер.

Выступая 22 августа 1961 г. на общезаводском отчтно-выборном партийном собрании, главный инженер завода В. Я Гопало отмечал, что партийная и профсоюзная организации подходят к соцсоревнованию формально»261.

Только в 1962 г. были определены основные условия соревнования при подведении итогов для бригад, борющихся за звание коммунистического труда:

1. Выполнение плана бригадой в целом за месяц.

2. Выполнение плана отдельными членами бригады.

3. Участие в общественной жизни бригады в цехе (заводе).

4. Учба членов бригады.

5. Моральное поведение членов бригады в общественных местах, семейные взаимоотношения.

6. Качество выпускаемой продукции, культура на производстве.

7. Случаи нарушения трудовой дисциплины.

8. Случаи нарушения охраны труда и техники безопасности.

Поощрения, занявшим первое место:

1. Вручается переходящий вымпел завкома и комитета ВЛКСМ.

2. Бригада в течение 3 месяцев, удерживающая 1 место премируется денежной премией262.

Стоит отметить, что чаще всего итоги соревнования подводились не по всем вышеизложенным показателям, на первом месте стояло выполнение плановых заданий, 258 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 98.

259 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 4. Д. 61. Л. 9.

260 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 15. Л. 118.

261 Там же. Д. 16. Л.3.

262 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 604. Л.6.

как правило каждый месяц первые места занимали разные бригады, что уменьшало роль материальной заинтересованности.

В последующем началась «погоня за цифрами»: к январю 1962 г. каждый десятый рабочий имел звание ударника коммунистического труда 263.

И постепенно работа по борьбе за звание коллектива коммунистического труда начинала ослабевать. На заседании партбюро 22 февраля председатель завкома Д.Д.

Ермаков акцентировал внимание на том, что «коммунистические бригады у нас числятся только на бумаге. Например, многие бригады имеют по одному человеку, другие неукомплектованные, а мы их считаемой бригадой. Не подводятся итоги работ бригад, не проверяются взятые обязательства, не производится совещаний»264.

К этому времени коллектив завода уже два года участвовал в соревнование, но сдвиги в этом направлении были очень незначительные. «За последнее время на заседаниях завкома при подведении итогов работы завода не обсуждалась работа цехов, участков, бригад, борющихся за звание коммунистического труда» 265. За год не был организован слт ударников коммунистического труда266.

Но отдельные рабочие завода продолжали удостаиваться высоких наград, так, в апреле К. В. Кремлев, В. Г, Дымов, П. Г. Мещеряков были награждены значком «Отличник соцсоревнования», грамотой Совнархоза – С. В. Вальковская, Н. И. Сизикова, на доску почета была занесена Н. Ф. Хохрякова267. А в ноябре трое рабочих: токарь Н. П.

Ушаков, формовщик Е. И. Ермолин, токарь В. Р. Цангер были награждены значком «Отличник соцсоревнования РСФСР».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.