авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Ушаков Николай Петрович, 1933 г. р., имел семилетнее образование, поступил на завод в качестве токаря в 1950 г. после окончания тюменского ремесленного училища.

Систематически перевыполнял сменное задание и выпускал продукцию отличного качества, являлся членом народной дружины по охране общественного порядка.

Ермолин Евграф Иосифович, 1926 г. р., закончил семь классов школы, начал работать на заводе с 1955 г. в качестве формовщика литейного цеха. Выполнял нормы выработки на 140 %, был членом цехового и заводского комитетов профсоюза, входил в состав народной дружины.

Цангер Виктор Робертович, 1929 г. р., имел шестилетнее образование, поступил на завод в 1942 г. в качестве ученика токаря, освоил профессию токаря-инструментальщика разряда. Систематически перевыполнял нормы выработки на 120–130%, выпускал продукцию только отличного качества, был народным дружинником, ударником коммунистического труда.

Тогда же почетной грамотой Совнархоза и Облсофпрофа была награждена токарь Главацкая Серафима Николаевна, 1928 г. р. Она закончила 6 классов, в 1953 г. пришла работать на завод в качестве токаря механосборочного цеха №4, систематически перевыполняла нормы выработки до 130% и выпускала продукцию хорошего качества, избрана в цехком профсоюза268.

Как следствие, при подведении итогов работы за 1962 г. было отмечено, что «в 1962 году плохо велась работа по проведению соцсоревнования. Завод борется за звание 263 ГАСПИТО.Ф. 260. Оп. 3. Д. 16.Л. 111.

264 Там же. Л. 126.

265 Там же. Д. 17. Л. 132.

266 Там же. Л. 68.

267 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 29. Л. 1.

268 ГАТО. Ф. 1724. Оп. 3. Д. 28. Л. 1, 30, 97, 98, 99.

предприятия коммунистического труда, но и здесь ничего не делается, с бригадами коммунистического труда работы не ведтся»269.

К январю 1963 г. на заводе уже действовало 18 бригад, 7 участков, 2 смены, 3 цеха, которые боролись за звание коммунистических 270. И партийная и профсоюзная организации стали все меньше уделять внимание им. «Бригады и участки существуют только на бумаге. Совершенно никакой работы с бригадами и участками, борющимися за звание коммунистического труда, в цехах и на заводе не ведтся»271.

Итоги работы если и подводились, то не учитывались такие факторы, как учба людей, их поведение на производстве и в быту, участие в общественно-политической жизни – заповеди коммунистического труда. Как следствие такого отношения, «многие бригады разукомплектованы, в некоторых насчитывается по 2-3 человека. Многие не имеют бригадиров. Бригада Казанцева, которой присвоено звание коммунистического труда, состоит сейчас уже из 2 человек»272.

Поэтому в марте состоялось обсуждение этих проблем на открытом партсобрании.

Первым выступил мастер Ю. Г. Решетников, который информировал: «Первыми инициаторами в борьбе за звание бригад коммунистического труда был литейный цех, первые бригады возглавляли Шестаков, Мошкин. Везде их хвалили и до того перехвалили, что вс развалилось. Т. Шестаков уволился, а т. Мошкин ушл на пенсию.

Членов бригад не пополняли, не собирали»273.

Следующий выступающий, Коркин, также отмечал, что с бригадами работы не велось, и предложил создавать небольшие бригады, не целые участки274.

Пенсионер Чегисов критично отмечал: «Разговору много было о наших бригадах коммунистического труда, а впоследствии оказалось, разговор был пустой. У администрации не хватает пороху поддержать бригады коммунистического труда. Надо бывших членов бригады заменить другими. Коммунистов стало больше, а борьбы за звание бригад коммунистического труда нет»275. По его мнению, работа была запущена не только в 1962 г., но и в 1961 г.

Бригадир бригады коммунистического труда Виноградов жаловался: «со мной администрация цеха не считается, вливают в нашу бригаду нового члена и даже не предупредят меня;

или за какое нарушение разбирает начальник цеха одного из бригады, я снова вне курса дело и выходит, что это вс формально на бумаге, а не на деле»276.

Мастер С. И. Куликов отмечал: «в нашем цехе № 5 было первоначально 7 бригад коммунистического труда, а в настоящее время осталось 6. И только бригада электромонтров оправдывает звание коммунистического труда»277.

Одним из последних выступал главный инженер Н. Д. Грудницкий, который, подвергнув критике начальников цехов и отделов, заявил о том, что они потеряли совесть:

«Могу прямо назвать начальников-формалистов, это т. Щекин, т. Каракин, которые бессовестно могут что угодно сказать, обещать».

269 ГАСПИТО.Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 103.

270 Там же. Л. 84.

271 Там же. Л. 85.

272 Там же.

273 Там же. Л. 120.

274 Там же. Л. 121.

275 Там же. Л. 122.

276 Там же. Л. 123.

277 ГАСПИТО.Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 103.

Постановление по итогам прений отличалось противоречивостью: с одной стороны, отмечалось что, учиться жить и работать по-коммунистически стало законом для большинства бригад и участков. А с другой что, «дело в этом вопросе принимает формальный характер и созданные бригады, участки, смены на сегодня в большинстве цехов существую только на бумаге. Нет конкретных обязательств. В механосборочном цехе № 4 имеется 12 бригад и участков с охватом 90 человек, у которых до сего времени не принято годовых обязательств. В кузнечно-заготовительном участке сведено на нет достижения коллектива в прошлом в борьбе за звание коллектива коммунистического труда, в результате резко ухудшилась трудовая дисциплина и это является тормозом в обеспечении цехов заготовками»278.

Были предложены следующие меры для улучшения положения: «производить обмен опытом, проводить собрания, вечера, оформить стенд, с 1 апреля 1963 г. учредить переходящий вымпел лучшей бригаде, участку, вывешивать лозунги и плакаты с призывом по досрочному выполнению соцобязательств, вести решительную борьбу с нарушителями»279.

Через месяц директор завода В. Я. Гопало вынужден был признать, что: «Слабо производится работа по улучшению соревнования за коммунистический труд. Партбюро не приняло должных мер по реализации принятых решений по развитию соревнования за коммунистический труд от 26 марта 1963 г.» 280. То есть все усилия по борьбе за коммунистический труд оказывались тщетными, за принятыми постановлениями не следовало реальных действий.

В феврале 1963 г. вышли постановления Президиума Тюменского облсовпрофа о дальнейшем развитии движения за коммунистический труд и о мерах по усилению руководства соревнованием, содержащее призывы добиваться массовости этого патриотического начинания. В постановлениях отмечалось, что значительная часть рабочих в коллективах, борющихся за звание коммунистических, не имеют индивидуальных обязательств. Упускаются такие важные вопросы как внедрение передового опыта, оказание товарищеской взаимопомощи отстающим, повышение культурно-технического и общеобразовательного уровня и соблюдение принципов морального кодекса строителей коммунизма. Прогулы и нарушения трудовой дисциплины, текучесть кадров не только не уменьшились, а значительно выросли. В соревновании участвует только 23–25 % общего числа рабочих, что говорит о слабой организаторской работе по руководству соревнованием. В присвоении звания нередко допускается поспешность и формализм281.

В апреле было выбрано 20 человек для участия в Областном слете ударников коммунистического труда и членов бригад коммунистического труда, 25–27 апреля проходило Второе Всесоюзное совещание передовиков движения за коммунистический труд.

В мае 1963 г. вышло очередное постановление Президиума тюменского облсовпрофа, где отмечалось, что завком профсоюза имеет серьезные недостатки в работе с коллективами, борющимися за звание коммунистического труда. Подведение итогов соревнования носит формальный характер, не практикуется проведение собраний, вечеров, встреч с ударниками и бригадами коммунистического труда, а также не проводится с ними обмен опытом работы. Результаты социалистического соревнования и 278 ГАСПИТО.Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 131.

279 Там же. Л. 133.

280 Там же. Л. 152.

281 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 622. Л. 21.

соревнования за коммунистический труд не находят отражения на заводских досках показателей, витринах, а также в печати и радио282.

Основные меры, принимаемые заводским руководством для более широкого распространения движения за коммунистический труд, сводились к директивным постановлениям по улучшению воспитательной и организаторской работы: «Обязать партбюро и завком улучшить соревнование за коммунистический труд, в основу разъяснительной работы положить воспитание у всех трудящихся понимания необходимости повышения производительности труда. Считать долгом каждого коммуниста стать во главе соревнования за коммунистический труд» 283. Причем их исполнение зачастую не контролировалось.

К июлю 1963 г. на заводе числились 22 бригады, 2 смены, 7 участков, 4 цеха, которые боролись за звание, но имели его 5 бригад и 245 ударников 284. К концу года звание уже получили 6 бригад и 279 ударников 285. Из 279 ударников 45 являются коммунистами. В разных цехах ситуация обстояла по-разному, например, в цехе № 4 был всего один ударник-коммунист, бригады не созданы, из трх коммунистов ни один не принял индивидуальных соцобязательств;

в цехе № 5 из 14 коммунистов 8 имели соцобязательства;

в цехе № 6 все 7 коммунистов взяли соцобязательства. Формально все цеха были охвачены соревнованием, исключая только стройгруппы, ОГМ и цех № 9 286.

Как следствие, ситуация с коммунистическим движением не приняла должного размаха, ни один цех или участок не был удостоен этого звания. По воспоминаниям мастера механосборочного цеха №4 А. А. Гаврилкина, «получить звание предприятия коммунистического труда было практически невозможно, поскольку надо было, чтобы все цеха имели бригады коммунистического труда, и не по одной, а по две, по три бригады.

Но в движение все верили, мы знали, что у нас впереди что-то есть, пусть это заоблачно, но что-то ждали. Сначала называли социализм, потом социализм с открытым лицом, в конечном итоге коммунизм. Я, например, в это верил»287.

Директор Ю. К. Меркулов так объяснял неполучение звания предприятия коммунистического труда: «надо умыться сначала. Чтобы было все, как положено:

покрашено, побелено, ничего не валяется, не разбросано. Вот и в результате, думаем: ну да работаем хорошо, вс у нас в порядке, но это то нет. Лоска нет»288.

Как вспоминал мастера кузнечно-заготовительного участка А. М. Пушников: «мы были воспитаны на политике и пропаганде и партии, и правительства, и все СМИ и все газеты только в одном направлении. И, конечно, мы верили в это, чего там греха таить»289.

Партбюро постоянно приказывала завкому с его председателем В. К. Третьяченко ежемесячно проводить итоги соревнования, шире практиковать обмен опытом между борющимися коллективами.

И на следующий год председатель завкома попытался задать новый импульс движению, выступив с докладом о дальнейшем соревновании за коммунистический труд на заседании партбюро 3 февраля. В итоге партбюро постановило: «1. Обязать треугольники цехов, участков и отделов в течение февраля месяца подвести итоги и 282 ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 622. Л. 43.

283 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 19. Л. 44.

284 Там же. Л. 41.

285 Там же. Л. 97.

286 Там же. Л. 117.

287 Воспоминания А. А. Гаврилкина (запись беседы).

288 Воспоминания Ю. К. Меркулова (запись беседы).

289 Воспоминания А. М. Пушникова (запись беседы).

принять новые обязательства среди коллективов, борющихся за звание коммунистического труда. 2. Обязать завком профсоюза и треугольники цехов и участков, отделов с января месяца подводить итоги соревнования среди коллективов, борющихся за звание коммунистического труда. 3. Развернуть работу и произвести охват индивидуальным соревнованием не менее 50–60 % рабочих, служащих завода. 4. Обязать завком и треугольники цехов и участков улучшить наглядную агитацию, показывающую работу и жизнь коллективов, борющихся за звание коммунистического труда. 5. Шире практиковать встречи, вечера с ударниками коммунистического труда, а также обмен опытом с другими цехами по соревнованию за коммунистический труд»290.

Спустя 10 дней последовала новая директива со стороны партийной организации:

«Обязать председателя завкома профсоюза В. К. Третьяченко организовать в марте месяце слт ударников и бригад коммунистического труда для обмена опытом их работы и добиться на этой основе дальнейшего улучшения соревнования за коммунистический труд»291.

К марту на заводе все цеха и участки боролись за звание коммунистических, человека являлись ударниками коммунистического труда, 6 бригадам было присвоено звание коллективов коммунистического труда292.

Все это дало свои результаты и в апреле появился первый цех коммунистического труда – инструментальный. Как отмечалось, «цех является самым надежным, несмотря на то, что выпускает не совсем качественную продукцию».

Примечательно, что парторганизация не могла должным образом повлиять даже на коммунистов: «из 347 ударников коммунистического труда – 58 членов и кандидатов КПСС, 70 коммунистов имеют свои личные обязательства. Не во всех парторганизациях и партгруппах коммунисты имеют личные обязательства. В парторганизации механосборочного цеха № 5 из 13 членов КПСС обязательства имеют только 3 человека, в партгруппе кузнечного участка из 5 коммунистов ни один не имеет обязательств. В литейном цехе и энергоцехе все члены и кандидаты индивидуально борются за звание ударника коммунистического труда»293.

Следовательно новый почин за пять лет не получил должной поддержки даже у большинства членов партии, не говоря уже о беспартийных. «Это больше на бумаге писалось, чем в реальности говорилось. До рабочего то меньше доходило, больше пропаганды было294.

Как вспоминал токарь механосборочного цеха №4 Е. П. Ушаков: «Да, оно как-то потом ушло, как-то так тихо, вот было, и его не стало. Оно как бы ни к чему, ничего не имело, ни давало ничего. Движение вот пошло, ударник, ударник, вот эти книжки давали и все, а потом раз, раз и забыли, все. Вроде как по началу было какой-то интерес, подъем, что-то новое, что будет там295.

В последний год семилетки упоминания о движении стали ограничиваться сухими фразами о количестве на заводе бригад и ударников. Как, например, 15 января на партсобрании: «На заводе получило дальнейшее развитие соревнование за коммунистический труд, в настоящее время 390 передовикам производства присвоено звание ударников коммунистического труда, 6 бригадам и инструментальному цеху 290 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 41.

291 Там же. Л. 58.

292 Там же. Л. 78.

293 Там же. Л. 244.

294 Воспоминания С. И. Калаева (запись беседы).

295 Воспоминания Е. П. Ушакова (запись беседы).

присвоено звание коллективов коммунистического труда с общим числом рабочих человека»296.

Либо в постановлении закрытого партсобрания 27 января: «Обязать партбюро и завком, цеховые парторганизации улучшить работу по развитию соревнования за коммунистический труд и сроком до 15 февраля провести комплектование и принятие обязательств коллективов, борющихся за коммунистический труд, обратив серьзное внимание на взятие индивидуальных обязательств всеми коллективами»297.

К концу семилетки в движении за коммунистический труд участвовали 3 цеха, отдела, 7 участков, 25 бригад и 2 смены. 6 бригад и цех № 6 являлись коллективами коммунистического труда, каждый третий труженик завода являлся ударником коммунистического труда.

Инициированное «сверху» движение за коммунистический труд на деле не привело к ожидаемому результату. К концу семилетки предприятие не смогло добиться этого звания. На протяжении данного периода партийная и профсоюзная организации неоднократно пытались активизировать работу в данном направлении, но на практике не получали ожидаемого результата, продолжало сохраняться много недоработок. Движение за коммунистический труд не могло улучшить положение на производстве. Единственно чем могло гордиться руководство предприятия, так это количественными показателями, которые из года в год увеличивались.

296 ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л. 25.

297 Там же. Л. 36.

ГЛАВА 3. БОРЬБА С НАРУШЕНИЯМИ ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ На протяжении исследуемого периода жизнь тюменского завода «Механик» была связана не только с выполнением плановых заданий, но и с борьбой с нарушениями производственной дисциплины, которая считалась одной из важнейших задач партийной и профсоюзной организаций.

В годы семилетки уже не действовали чрезвычайные законы 40-х годов, по которым следовало уголовное наказание за прогулы, опоздания свыше 20 минут, самовольный уход с работы. Администрация и заводские организации должны были сами воспитывать нарушителей трудовой дисциплины, без четких указаний сверху298.

Следует отметить, что под нарушениями трудовой дисциплины чаще всего подразумевалось пьянство, то есть выход на работу с похмелья, либо распитие водки прямо на рабочем месте. С пьянством, в свою очередь, были связаны практически все прогулы.

Например, за 9 месяцев 1959 г. только в основных цехах было совершено прогула, из которых в механосборочном цехе № 4 – 74, литейном – 38, механосборочном № 5 – 32, в модельно-столярной мастерской – 10 и на транспортном участке – 5. Кроме того, 36 человек побывало в медвытрезвителе, и 10 человек отбывали заключение за мелкое хулиганство299. Общее количество прогулов за год составило 217300. Для сравнения — в следующем году этот показатель сократился до 131 случая 301. За 9 месяцев 1960 г.

было совершено 102 прогула с потерей 213 чел/дней: в механосборочном цехе №4 – 25, в литейном – 23, механосборочном №5 — 23, инструментальном – 4 302. 17 человек побывало в медвытрезвителе303.

Следует учитывать, что далеко не все случаи прогулов фиксировались заводской статистикой304. Приведем несколько типичных примеров: «Токарь цеха № 5 Лопарев Г. августа 1959 г., выйдя на работу во вторую смену, напился пьяным и мастером смены от работы был отстранен. Случаи нарушения трудовой дисциплины были и ранее, вынесен строгий выговор»305.

«Токарь механосборочного цеха С. И. Перепилицин 14 июля 1960 г. за 20 минут ушел раньше времени с работы. 19 июля не вышел на работу во вторую смену без уважительной причины. 25 июля появился на работе в нетрезвом виде и был отстранен от работы. За данные нарушения дисциплины ему был вынесен строгий выговор»306.

Намного реже случались случаи краж заводского имущества. За два первых года семилетки в партийных и профсоюзных документах был зафиксирован всего один случай данного вида нарушений: «7 июля 1960 г. член КПСС А. И. Недокушев во время рабочего времени напился, а 8 июля совершил прогул. Кроме этого, 7 июля провл на завод Маркевич А. М., Соколов А. К. «Магнитка близ садового кольца»: стимулы к работе на московском заводе «Серп и молот». 1883-2001 гг. М., 2005. С. 273.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 13. Л. 191, 193.

Там же. Д. 14. Л. 48.

Там же. Д. 15. Л. 40.

Там же. Д. 14. Л. 201.

Там же. Л. 218.

Воспоминания А. А. Гаврилкина, Ю. К. Меркулова, Е. П. Ушакова, А. М. Пушникова. (запись беседы).

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 562. Л. 195.

Там же. Д. 589. Л. 258.

неизвестного человека и совершил хищения около 8 кг олифы, которую вынес с территории завода через забор. Наказанием послужил строгий выговор с занесением в личное дело»307.

Представители заводской администрации осознавали всю серьезность данного положения и констатировали 10 апреля 1959 г. на закрытом партсобрании: «мы слабо боремся с нарушителями трудовой дисциплины. Надо вести воспитательную работу с нарушителями и не оставлять ни одного случая не разобранным»308.

В 1961 г. количество прогулов увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 28 случаев с общей потерей 366 чел/дней 309, 59 человек попало в медвытрезвитель 310.

Среди попавших в медвытрезвитель был и член партии: «9 мая 1961 г. Ю. Г. Решетников был доставлен дружинниками в пьяном виде в медвытрезвитель, о чм поступило сообщение в партбюро. 10 и 26 мая приходил домой поздно ночью в пьяном виде, устраивал скандал, избил жену, тещу, дочь, вел себя недостойно как коммунист. За появление в пьяном виде в общественных местах неоднократно обсуждался в первичной парторганизации цеха». За неоднократные нарушения дисциплины на закрытом партийном собрании ему был вынесен выговор с занесением в личное дело311.

Кроме прогулов и попаданий в медвытрезвитель, в декабре 1961 г. в механосборочном цехе №4 была обнаружена кража инструмента со взломом инструментальных ящиков у отдельных работников. Были похищены 3 пистолета, сверлильных патрона, 2 щупа. Аналогичные кражи имели место и ранее в механосборочном цехе № 4 и № 5, модельном участке312.

Из анализа архивных документов и воспоминаний респондентов, видно, что данные виды нарушений трудовой дисциплины не были широко распространены на заводе313.

В 1962 г. количество прогулов увеличилось на 52 случая по сравнению с предшествующим годом 314. Как и в прошлые годы, лидирующие позиции по прогулам занимал механосборочный цех №4, в котором произошло 54 прогула (в литейном цехе – 30, механосборочном №5 – 18, на энергоучастке – 20) 315. Число попавших в медвытрезвитель возросло на 5 человек316.

17 мая 1962 г. впервые на заводе было проведено закрытое партсобрание, на котором рассматривался вопрос о задачах партийной организации по дальнейшему усилению борьбы с нарушителями общественного порядка, трудовой и производственной дисциплины.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 14. Л. 112.

Там же. Д. 13. Л. 89.

Там же. Д. 16. Л. 132.

Там же. Л. 132.

Там же. Д. 15. Л. 115.

Там же. Д. 16. Л. 85.

Воспоминания А. А. Гаврилкина, С. И. Калаева, Ю. К., Меркулова, А. М. Пушникова, Е. П. Ушакова (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 107.

ГАТО. Ф. 293. Оп.1. Д. 589. Л. 162.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 18. Л. 83.

Заместитель директора А. В. Маргушин отмечал: «У нас много хищений на заводе, несут вс: краску, известь, провод, бензин. Вс это стоит не так дорого, но это же ведь заводское».

Председатель завкома Д. Д. Ермаков обращал внимание на то, что обсуждение прогульщиков задерживается. После обсуждения докладные отдаются директору, где они лежат по полмесяца, в результате вся острота момента теряется, а прогульщик спокойно работает. На цеховых собраниях обсуждение прогульщиков идет пассивно. За 4 месяца на заводе совершено 97 прогулов с потерей 193 чел/дня, что на 39 прогулов больше, чем за месяца 1961 г., 15 человек побывало в медвытрезвителе или осуждено за мелкое хулиганство на 10-15 суток.

Директор завода В. Я. Гопало, в свою очередь, сообщал: «На заводе фактов крупного хищения нет, но мелкие — есть. В этом замешаны старые и новые рабочие. В цехе оборудовано малярное отделение, там пропало 15 метров шланга».

Начальник механосборочного цеха №4 А. Г. Ульянов добавлял: «В нашем цехе вскрывают верстаки, воруют вс, но мы не можем поймать. Тащат вс, что попадается под руку»317.

На наш взгляд, интерес представляют не только количественные данные и их динамика по годам, но и отношение на заводе к нарушениям трудовой дисциплины и поиски путей борьбы с этой серьезной проблемой.

Отношение рядовых тружеников и руководства предприятия к нарушителям в целом было отрицательное. На проходящих партсобраниях выступающие говорили о недостаточной борьбе с нарушителями трудовой дисциплины, призывая к более решительным мерам.

Рабочий Мочалов 15 июня 1962 г. на заседании партийно-хозяйственного актива отмечал следующее: «В нашем цехе рабочий Попов нарушил дисциплину – ругался и даже дрался с рабочими. Мы его обсудили в своем коллективе и вынесли такое решение:

просить администрацию перевести его из нашего цеха, но дело так и затихло. Наша докладная записка пролежала у директора, очевидно, без внимания. И ровно через месяц он повторил подобный случай, даже хуже того, пришл на работу в пьяном виде и также безобразничал – нарушал трудовую дисциплину. Мы своевременно не принимаем резкие меры, не обсуждаем в широких кругах, вс проходит безнаказанно»318.

Подобной позиции придерживались и представители заводской администрации.

Председатель завкома Д. Д. Ермаков в ноябре 1962 г. на отчетно-выборном собрании обращал внимание на то, что «администрация проявляет мягкотелость с нарушителями трудовой дисциплины. Коллективы цехов решают уволить по 47-й статье, а директор увольняет по собственному желанию. У директора завода находятся докладные о нарушителях, но по ним по месяцу не принимаются меры»319.

Для улучшения дисциплины партийные и профсоюзные органы принимали ряд мер. При появлении нарушения комсомольская организация, если нарушитель являлся ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 17. Л. 34-35.

Там же. Л. 41.

Там же. Л. 97.

комсомольцем, профсоюзная организация, если членом профсоюза, партийная организация, если членом партии, собирали собрания320.

По воспоминаниям мастера кузнечно-заготовительного цеха А. М. Пушникова, сначала все случаи нарушений разбирали на цеховом собрании: «Я сам, в своем, пусть и маленьком, коллективе наводил порядок, и чтобы выносить это наверх в дирекцию, да это на уровне цехового собрания мы решали в коллективе»321.

Партбюро рассматривало персональные дела коммунистов. Если член партии совершал нарушение впервые, то его только предупреждали – партийные активисты до последнего сохраняли веру в возможность перевоспитания человека. Чаще всего следовали подобные формулировки: думаю, что товарищ больше не повторит такой поступок, оправдает наше доверие и наказывать его строго не нужно322.

Например, 12 марта 1962 г. на заседании партбюро рассматривалось персональное дело Петра Георгиевича Полянского, который 9 марта 1962 г. организовал пьянку с рабочими цеха, после чего ушел с работы домой. Объяснил он свое поведение следующим: «С рабочими цеха я выпил 150 грамм водки в рабочее время. Я виновен в этом деле и признаю свою ошибку. Больше подобного никогда не повторится». В качестве наказания ему был вынесен выговор с занесением в учетную карточку323.

За неоднократное нарушение следовал строгий выговор без занесения, а впоследствии с занесением в личное дело: все зависело от степени раскаяния нарушителя и заверения, что в дальнейшем он подобного не допустит. В данном случае наблюдается своего рода патернализм со стороны заводского руководства. Например, фрезеровщица механосборочного цеха А. Д. Перминова на протяжении ряда лет систематически нарушала трудовую дисциплину, совершала прогулы без уважительных причин и опоздания на работу, допускала грубость в общении с мастерами и рабочими., была неоднократно наказана. Ее поведение обсуждалось на заседаниях цехового и заводского комитетов профсоюза. Проживая временно в заводском общежитии одиночек вечером августа 1962 г. устроила гулянку с распитием спиртных напитков, с 28 по 30 августа не выходила на работу, не имея на это оправдательных документов. За систематическое нарушение трудовой дисциплины она подлежала увольнению с завода, но, директор, при определении меры наказания, учел ее тяжелое материальное и семейное положение и вынес ей строгий выговор с предупреждением324.

Меры административного воздействия имели больше порицательный характер, так как за ними не стояло ничего, что наносило бы существенный ущерб прогульщикам 325.

Наказания, преимущественно, ограничивались выговорами, которые фактически никак не влияли на самих нарушителей. Напротив, фактическая безнаказанность не приводила к искоренению пьянства на заводе.

В 1963 г., несмотря на усилия заводской администрации, партийной и профсоюзной организаций, ситуация с прогулами не улучшилась, количество нарушений возросло до 227 326 : в механосборочном №4 было зафиксировано 68 случаев, Воспоминания. А. А. Гаврилкина, С. И. Калаева, Ю. К. Меркулова (запись беседы).

Воспоминания А. М. Пушникова. (запись беседы).

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 1. Л. 139.

Там же. Оп. 3. Д. 17. Л. 7.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 599. Л. 231.

Маркевич А. М., Соколов А. К. Указ соч. С. 281.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 20. Л. 56.

механосборочном №5 – 26, литейном – 14, на энергоучастке – 20, на ремонтно механическом участке – 19 327. За 10 месяцев 1963 г. 39 человек попало в медвытрезвитель328.

Стоит отметить, что, спустя определенное время после вынесения административного наказания, его могли снять по просьбе нарушителя или по ходатайству цехкома. Например, в апреле 1963 г. Ю. Г. Решетникову был объявлен строгий выговор с занесением в учтную карточку за появление в общественном месте в нетрезвом виде, однако уже в июне 1964 г., практически через год, строгий выговор был снят, так как Ю. Г. Решетников заверил, что свою вину он осознал, и более за ним подобных случаев не повторится.

Но уже 6 августа 1964 г. партбюро снова пришлось рассматривать его новое персональное дело. По словам Ю. Г. Решетникова, он «2 августа сего года был за городом на гулянье, там выпил, приехал домой, еще добавил с другом, утром 3 августа, придя на завод, не смог работать, так как был с глубокого похмелья, взял и ушел домой. Решил подлечиться и опять напился, и 4 августа опять не вышел на работу» 329. Так как провинившийся признал свою вину, ему был вынесен строгий выговор с занесением, хотя на партсобрании звучали предложения об увольнении и исключении из рядов партии330.

Данный пример доказывает, что упор на разъяснительно-воспитательную работу, проводимую партийными активистами, на деле оказывался недейственным и не мог покончить с нарушениями.

Имели место и производственные кражи, так 22 марта 1963 г. рабочий ремстройучастка В. П. Андрианов похитил деловой пиломатериал, оставшийся от разбора лесов около завода. 26 марта того же года упаковщики модельно-столярного участка Задираченко и Богомолов, работая во вторую смену, напились, взломали верстак рабочего модельщика Пластинина и похитили инструмент331.

Иногда заводское руководство в качестве метода материального воздействия использовало перевод нарушителя на нижеоплачиваемую работу, чаще всего, в другой цех. По законодательству перевод мог осуществляться на срок до 3 месяцев 332. К примеру, подобная мера наказания была применена в октябре 1963 г. к Тепляковой за то, что она занимается систематически пьянством, имела много прогулов. Больничного листа не имеет. Имела много предупреждений, даже приказ по заводу333.

По воспоминаниям А. М. Пушникова, он, как мастер кузнечно- заготовительного цеха, наказывал нарушителей еще и «рублем»: «человек работал, а заработки у него резко снижались, и он понимал, что его наказывают за такое поведение. После получки, конечно, выпивали, но на завтра, если только я замечал, что кто-то пахнет или как, то просто станок выключал и заканчивал на этом всю работу»334.

ГАТО. Ф. 293. Оп.1. Д. 589. Л. 226.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 19. Л. 123.

Там же. Д. 20. Л. 159.

Там же. Л. 170-172.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 613. Л. 121.

Маркевич А. М., Соколов А. К. Указ соч. С. 278.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 608. Л. 249.

Воспоминания А. М. Пушникова (запись беседы).

И только в самом крайнем случае следовало увольнение. Но и оно, чаще всего, происходило не по ст. 47, а по собственному желанию. Например, 25 января 1960 г. на расширенном заседании завкома рассматривался вопрос с рабочим Сидневым. Завком пришел к заключению о необходимости его уволить за вызывающее поведение.

Вот как высказывались о нем его товарищи: начальник АХО Козин пояснил, что «т.

Сиднев безобразно ведет себя в общежитии, неоднократно позволял себе употребление спиртных напитков и появление в нетрезвом виде. Курит там, где не положено – прямо в комнате, оскорбляет коменданта, меня, техничек. В комнате всегда грязно, накурено, на кровати лежит в верхней одежде. К проживающим относится грубо, вызывающе. января 1960 г. устроил скандал и драку у девушек в комнате, будучи опять в нетрезвом виде. Я с ним неоднократно беседовал, внушал, предупреждал о его недостойном поведении, но т. Сиднев относился к этому без внимания. Поэтому прошу завком т.

Сиднева с завода уволить и выселить из общежития, т. к его пребывание в общежитии невыносимо».

Главный энергетик Кузнецов заявлял: «Т. Сиднев работает в цехе электромонтером, авторитетом среди рабочих не пользуется. Грубил с мастерами, неоднократно отказывался выполнять распоряжения. Т. Сиднев дважды обсуждался у главного механика т. Курмильцева и участков среди электромонтеров, но т. Сиднев на эти замечания рабочих, мастеров и лично главного механика не обращал никакого внимания».

Директор завода Ю. К. Меркулов информировал: «На т. Сиднева я имел докладную главного механика т. Курмильцева, но приказа по заводу решил не издавать, а приказал т.

Курмильцеву обсудить его в цехе или на участке, что и было сделано. Но когда т. Сиднев и в общежитии позволил себе грубейшее нарушение – учинил драку, я вынужден был пригласить т. Сиднева к себе в кабинет для вынесения решения. Т. Сиднев не захотел даже разговаривать, заявив прямо: «Это мои личные интересы, и вам дела нет до меня».

На торжественном вечере коллектива в доме офицеров т. Сиднев в пьяном виде бил себя в грудь, выкрикивая разные грубости, не обращая внимания на мои замечания и других товарищей»335.

14 августа 1961 г. на заседании завкома рассматривалось ходатайство администрации завода об увольнении за систематические прогулы электромонтера цеха №5 Архипова. «Обсудив данный вопрос и учтя, что т. Архипов позволял себе и ранее нарушения дисциплины на заводе прогулы по пьянке и нарушение общественного порядка в городе. Два сообщения из медвытрезвителя. Заседание завкома постановило дать согласие на увольнение т. Архипова с завода за систематическое нарушение трудовой дисциплины»336.

Следовательно, увольнению подлежали те рабочие, которые систематически нарушали трудовую дисциплину, с которыми были проведены все воспитательные мероприятия, то есть злостные нарушители.

Одной из мер «общественного воздействия» на протяжении семилетки оставались товарищеские суды, которые подчинялись профсоюзным комитетам. Товарищеские суды являлись выборными общественными органами, которые были призваны содействовать воспитанию граждан в духе коммунистического отношения к труду, способствовать развитию у людей чувства коллективизма и товарищеской взаимопомощи. В первую ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 575. Л. 51-52.

Там же. Д. 598. Л. 62.

очередь, их деятельность была направлена на предупреждение правонарушений и поступков, наносящих вред обществу, воспитание людей путем убеждения и общественного воздействия, создавая обстановку нетерпимости к любым антиобщественным поступкам337.

Руководители низшего и среднего звена должны были действовать согласованно с ними. Правила работы товарищеских судов были установлены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1954 г., призванным положить конец самодеятельности профсоюзных организаций в этом вопросе и определить единый порядок их работы по всей стране338.

Товарищеские суды создавались по решению общего собрания коллектива, избирались на год, отчитывались перед собранием коллектива за проделанную работу. В них должны были рассматриваться дела в срок до 15 дней с момента их поступления339.

Необходимо был организовать заседание, собрать рабочих, готовить выступающих должны были профорги в свободное от работы время. После работы должно было проходить и само заседание. При сменном графике работы, прохладном отношении рабочих к самой идее товарищеских судов, уложиться в отведенный законом срок было крайне трудно. Нарушение сроков рассмотрения случая прогула было достаточным основанием для обжалования в народном суде. Сатирическая стенная печать, карикатуры на прогульщиков и пьяниц редко давали эффект и никогда не применялись систематически340.

Поэтому на заводе заседания товарищеских судов проходили не часто: «С декабря 1960 г. по 15 мая 1963 г. товарищеский суд рассмотрел 14 дел. Решение товарищеского суда оказывало сво положительное воздействие на нарушителей трудовой дисциплины. Например, И. И. Вихарев, В. Ф. Шишов нарушали трудовую дисциплину, после разбора их дел и вынесения им товарищеским судом соответствующих мер воздействия, указанные товарищи улучшили свою трудовую дисциплину и замечаний по работе не имеют. Отдельные начальники цехов и отделов смирились с нарушителями трудовой дисциплины, скрывают эти нарушения от общественности, не передают дела для рассмотрения в товарищеские суды и ограничиваются вынесением административных взысканий. Завком не проводит соответствующей разъяснительной работы среди рабочих по укреплению трудовой дисциплины, а в тех случаях, когда разбираются дела о нарушителях, не обеспечивает явку общественности и зачастую сами не присутствуют на разборе дел»341.

Данные органы использовали следующие меры воздействия: заставляли нарушителя публично извиниться, предупреждали, порицали, выносили выговор, могли наложить штраф до 10 рублей, могли перевести или понизить в должности, выселить из заводского жилья. Данные наказания действовали год, но по ходатайству могли быть сняты раньше342.

Следовательно, товарищеский суд не играл большой роли в борьбе за трудовую дисциплину, являясь второстепенным, вспомогательным органом.

Тюменская правда. 1961. 26 августа.

Маркевич А. М., Соколов А. К. Указ соч. С. 277-278.

Тюменская правда. 1961. 26 августа.

Маркевич А. М., Соколов А. К. Указ соч. С. 289.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 608. Л. 117.

Тюменская правда. 1961. 26 августа.

В 1964 г. ситуация с нарушения трудовой дисциплины улучшилась, количество прогулов сократилось до 149 случаев 343, число попавших в медвытрезвитель — до человек344.

В январе на закрытом партсобрании заместитель директора А. В. Маргушин снова обратился к данной проблеме, заметив: «Надо не только хорошо работать, надо и резко улучшить партийно-трудовую дисциплину. Нарушение трудовой дисциплины по заводу увеличилось в два раза. К прогульщикам нужно применять более жесткие меры, вплоть до выселения их из заводской квартиры, за каждый день прогула сокращать отпуск» 345.

Через восемь месяцев на повестке собрания актива завода стоял вопрос о состоянии и мерах по улучшению трудовой дисциплины.

Главный механик завода Курмильцев отмечал: «В прошлом году на таком же активе мы резко осудили пьяниц, прогульщиков, а каковы результаты. Часть работников систематически опаздывает на работу на 5-10 минут. Начальники цехов иногда скрывают прогулы. В прошлом году мы решали прогульщиков не увольнять по собственному желанию, если случаи прогула повторятся».

М. А. Щекин обращал внимание на то, какие огромные потери дают пьяницы, прогульщики и другие нарушители трудовой дисциплины.

В. К. Третьяченко, согласившись, заметил: «Такие люди подводят в самый тяжлый момент».

Рабочий Кузьмин добавлял: «В литейном цехе обед с 12 часов, а многие к 12 уже отобедают. Иногда около проходной собирается по 15-20 человек. Опоздания на работу частые».

В том же ключе высказался и В. М. Рядинских: «Прогульщики, пьяницы являются большим злом для производства, а также для семьи».

Последний выступающий, А. А. Брускин, предложил: «В цехах необходимо ввести дачу звонка на обед и окончание работы»346.

Из вышеизложенного видно, что выступающие в прениях, в основном, критиковали сложившуюся обстановку, не предлагая конструктивных мер по разрешению этой насущной проблемы.

К концу исследуемого периода заводская администрация стала практиковать такой метод борьбы, с нарушителями трудовой дисциплины, как лишение места в очереди на заводскую квартиру, который был оговорен в коллективном договоре. Еще в 1963 г.

подобное наказание получили слесарь Ю. И. Сидоров и Т. В. Мальчихин. Но в ноябре 1964 г. цехком пересмотрел решение завкома, решив оставить выделенную ранее квартиру. «Цехком пришл к такому выводу, исходя из того, что т. Сидоров является старейшим кадровым рабочим нашего коллектива, отдает заводу свои знания и здоровье, не имел за весь период работы ни одного официального взыскания, неоднократно ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 3. Д. 21. Л. 25.

Там же. Л. Там же. Д. 20. Л. 32.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 635. Л. 214.

поощрялся за трудовую доблесть, в текущем году был занесн на заводскую доску почта.

Цехком, учитывая особенности совершенного Сидоровым прогула, считает, что лишение его квартиры за это будет неправильно»347.

В данном случае мы снова сталкиваемся с патернализмом, но на этот раз на уровне цехкома. Следовательно, нарушитель всегда мог надеяться на то, что если не партбюро, то товарищи по цеху обязательно за него замолвят словечко.

В энергоучастке в июне 1964 г. рассматривался схожий случай с электромонтером В. В. Батяновым, совершившим прогул по пьянке. За данное нарушение завком лишил его места в очереди на квартиру. Коллектив цеха попросил дать ему при первой возможности неблагоустроенную квартиру: «Ввиду того, что электромонтр сделал впервые прогул 13 14 мая 1964 года, просим лишить его благоустроенной квартиры, но учесть его честное признание, тяжлое жилищное положение на основании акта заводской комиссии»348.

Мнения рядовых рабочих по данному делу представляют большой интерес:

электромонтер Г. Г. Кузнецов отмечал: «Батянов пришел к нам в цех пять лет тому назад, можно сказать, учеником, плохо разбирался в аппаратуре, в течение всего времени работы на заводе Батянов учился, рос, стал квалифицированным рабочим, разбирается в сложной аппаратуре не хуже, чем старые рабочие. В течение всего времени, сколько я знаю Батянова, плохого ничего не знаю, знаю только с хорошей стороны. Батянов имеет ряд благодарностей, поощрений. Мое мнение: Батянова с завода не увольнять, просить администрацию завода восстановить на очередность квартиры. Кадры нужно беречь».

Ему вторил слесарь Гуло: «Я полностью поддерживаю мнение т. Кузнецова считаю, что завком поступил не правильно, не пригласив даже начальника цеха для решения сложного вопроса».

Член завкома И. И. Лаевский поддержал выступивших рабочих: «В договоре есть пункт, в котором говорится, что если рабочий сделал прогул по пьянке, то его лишат очередности на квартиру. Кадры нужно сохранять, коллектив полностью отвечает за кадры, вот и боритесь за Батянова, я поддержу коллектив, чтобы Батянова восстановили на очередность квартиры».

Сам В. В. Батянов заявил: «Я признаю себя виновным за прогул, скандал в семье произошел на почве неурядицы с жилищными условиями. Договор, который упомянул член завкома, я не имею»349.

Данную меру можно оценить как более эффективную, так как жилищный вопрос в изучаемый период стоял достаточно остро 350, но, как было отмечено ранее, решение завкома могло пересматриваться, и нарушитель мог надеяться либо на восстановление в очереди, либо на получение другого вида жилья.

В октябре 1964 г. на общезаводском собрании коллектива были озвучены меры, которые следует применять к прогульщикам, пьяницам, хулиганам: «Не предоставлять очередной отпуск в летнее время;

жилплощадь и места в общежитии, даже если стоит в очереди;

места в детсаде, яслях, пионерлагерях;

путвок на курорты, дома отдыха;

не ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 609. Л. 4.

Там же. Л. 45.

Там же. Л. 44.

Воспоминания А. А. Гаврилкина, С. И. Калаева, Ю. К. Меркулова, А. М. Пушникова, Е. П. Ушакова (запись беседы).

предоставлять отпуск без содержания;

материальную и другие виды помощи;

транспорт для личных нужд;

внеочередной аванс;

справок для покупки вещей в кредит. Зарплату выдавать в отдельном месте и, в последнюю очередь, сообщать семье и родственникам» 351. Последующие события показали, что эти меры так и не нашли практического применения, оставшись только на бумаге.

В последний год семилетки количество нарушений возросло и только за 9 месяцев составило 173 случая прогулов352, 20 человек попало в медвытрезвитель353.

И в 1965 г. с трибуны партийных собраний продолжали звучать знакомые слова:

«За последнее время пошатнулась партийная дисциплина. Плохо мы наказываем. В группе механизации пьют. Главный механик товарищ Колесников часто приходит на работу с «великого похмелья», это можно сказать и о товарище Кузнецове»354.

Таким образом, на протяжении семилетки ситуация с трудовой дисциплиной на заводе оставалась напряженной, продолжая являться одним из элементов производственной повседневности рабочих. Количество прогулов каждый год изменялось, ежегодно 30-40 человек попадало в медвытревитель.

Администрация завода, партийная и профсоюзная организации принимали ряд мер для сокращения числа нарушений: использовали методы административного, материального и общественного воздействия. Главное внимание уделялось воспитательной работе с оступившимися товарищами, то их эффективность была незначительной.

Поэтому мы можем согласиться с выводом московских исследователей о том, что стройной, а главное, эффективной системы наказаний за прогулы и опоздания, соответствующей более либеральным отношениям на производстве, в то время так и не сложилось355.

ГАТО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 635. Л. 178.

Там же. Д. 589. Л. 162, 223.

ГАСПИТО. Ф. 260. Оп. 4. Д. 1. Л. 20.

Там же. Л. 61.

Маркевич А. М., Соколов А. К. Указ соч. С. 276.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Применение микроисторического подхода позволило по-новому взглянуть не только на производственную повседневность рабочих тюменского завода «Механик» в годы семилетки, но увидеть изнутри особенности организации индустриального труда в СССР в этот период.

В ходе исследования стало ясно, что деятельность всего заводского коллективов была подчинена одной задаче – выполнению месячных и годовых планов. Забота о выполнении плана заслоняла собой все другие производственные нужды.

Следует выделить два комплекса факторов, влиявших на выполнение плана. Во первых, это техническая составляющая производственного процесса: неритмичность работы заводы из-за неоперативного материально-техническое снабжения завода необходимым сырьем и материалами, как следствие штурмовщина, снижение качества продукции, применение сверхурочных часов, а также низкий уровень механизации производства и проблемы с исправность заводского оборудования.

Во-вторых, человеческий фактор: рабочие были вынуждены работать в тесных, захламленных, пыльных заводских цехах, в которых не хватало питьевой воды, раздевалок, вентиляции. Подобные условия, а также нехватка жилья, невысокая заработная плата отдельных категорий рабочих, не могли способствовать высокой производительности труда и закреплению кадров на производстве.

Руководство предприятия постоянно занималось вышеуказанными проблемами:

периодически собирались партийные и профсоюзные собрания, разрабатывались специальные мероприятия по улучшению положения на производстве, по некоторым направлениям были достигнуты неплохие результаты, но, тем не менее, заводская обстановка на протяжении семилетки продолжала оставаться напряженной.

Движение за коммунистическое отношение к труду зародилось на заводе «Механик» не только в условиях массированной пропагандисткой кампании в средствах массовой информации, но и по прямому указанию сверху. Далее основную роль играли заводские профсоюзные и партийные организации, которые подстегивались необходимостью направлять в вышестоящие инстанции сводки об успехах соревнования.

В распространении движения явно прослеживается идеологическая составляющая, стремление высшего руководства страны повысить роль моральных стимулов к труду при ограниченности мер материального поощрения.

В развитии движения можно выделить два этапа. Первый этап – с ноября 1958 по октябрь 1960 г., характеризующийся появлением первых бригад коммунистического труда, а к концу периода – и первых ударников. Второй период связан с борьбой за звание предприятия коммунистического труда, который отличается количественным ростом бригад и ударников.

Если на первых порах вопрос о движении за коммунистическое отношение к труду часто поднимался на партийных собраниях, то со временем тонус движению приходилось задавать руководству завода.

Партбюро винило завком в плохой организации движения за коммунистический труд, о тот, в свою очередь, сваливал часть вины на плечи цеховых парторганизаций и партгрупп, которые не принимали должных мер по разворачиванию соцсоревнования, не контролировали исполнение принятых решений, не мобилизовали коллектив на выполнение поставленных задач.

Достаточно быстрый спад движения к концу семилетки можно объяснить тем, что постепенно увеличивался разрыв между производственными реалиями и той пропагандой, тем коммунистическим мифом, который насаждался сверху.

Движение за коммунистический труд было обречено на провал хотя бы в силу того, что работа любого предприятия в очень малой степени зависела от количества бригад и ударников коммунистического труда. Следует учитывать, что строгое следование требованиям, предъявляемым к претендентам на «почетные звания», полностью не выполнялось.

Непременными атрибутами производственной повседневности заводских рабочих являлись нарушения трудовой дисциплины. К основным видам нарушений относились пьянство на рабочем месте, прогулы и кражи. Партийные и профсоюзные органы различными способами боролись с нарушителями. Средством административного воздействия служило рассмотрение персональных дел коммунистов на заседаниях парторганизации, дела беспартийных рассматривались на заседаниях заводского комитета профсоюза. В качестве материального наказания использовался перевод нарушителя на нижеоплачиваемую работу, а также лишение места в очереди на заводскую квартиру.


Товарищеские суды были призваны морально воздействовать на нарушителей дисциплины.

Отношение заводского руководства и рядовых работников к проблеме в целом было однозначно негативным. Не случайно в решениях партийных собраний и профсоюзных конференций с завидным постоянством звучали призывы «вести повседневную борьбу с нарушителями трудовой дисциплины, добиваться решительного улучшения на этом участке».

Ввиду того, что количественные показатели нарушений на протяжении исследуемого периода не претерпели существенных изменений, следует сделать вывод, что все мероприятия, направленные на борьбу с нарушениями производственной дисциплины, оказывались малоэффективными.

Скорее всего, это было связано с выбранной тактикой борьбы: упор на воспитательную-разъяснительную работу с несознательными товарищами приводил к тому, что рабочие не боялись наложенных на них наказаний, нарушителям достаточно было признать вину и заверить в желании исправиться, как наказание сразу же смягчалось или могло быть пересмотрено позднее. Патернализм наблюдался на всех уровнях: начиная от цеховой организации и заканчивая руководством предприятия. К тому же среди «оступившихся» порою оказывались и сами потенциальные воспитатели – коммунисты, члены завкома.

Подобное отношение можно объяснить и тем, что заводское руководство было заинтересовано в сохранении кадров, в сплочении трудового коллектива, в уменьшении текучести. Вообще, патернализм являлся характерной чертой советской модели управления.

Изжитию данной проблемы явно не способствовала неритмичная работа завода, когда в первую половину месяца рабочие, получив зарплату, страдали от безделья, не зная, чем заняться.

В итоге это приводило к тому, что рабочие не очень держались за свои места – в конце концов, они могли легко трудоустроиться на любом другом тюменском заводе. Тем более, что только за годы семилетки были построены новые заводы: медоборудования, электромеханический, кузнечно-прессового оборудования, силикатных и железобетонных изделий.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Опубликованные источники 1. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1989–1971). Т. 8. 1959–1965. М.: Политиздат, 1972. 567 с.

2. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. (1989–1971). Т. 9. 1956–1960. М.: Политиздат, 1986. 574 с.

3. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. В 5-ти тт. Т. 4. (1953–1961 гг.). М.: Политиздат, 1968. 784 с.

4. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. В 5-ти тт. Т. 5. (1962–1965 гг.). М.: Политиздат, 1968. 751 с.

Периодическая печать Тюменская правда / Орган Тюменского областного и городского комитетов КПСС.

Областного и городского Советов депутатов трудящихся. Тюмень, 1959–1965.

Архивные источники 1. Государственный архив Тюменской области (ГАТО) Фонд (Ф.) 1724. Совет Народного хозяйства Тюменского экономического административного района и его управления (1957-1963).

Оп. 1. Д. 637-638, 640, 643, 656, 663, 787-791, 812-817, 862-863, 866, 867-870, 874.

Оп. 3. Д. 8-12, 16-19, 24-25, 27- 28, 154, 265-267, 269-270, 272.

Оп. 4. Д. 57-58, 60-61, 84, 110-111, 113-114, 142, 162, 167, 187, 190, 217, 219, 245, 271, 288, 290, 292, 294-296.

Ф. 293. Тюменский станкостроительный завод.

Оп. 1. Д. 552, 562, 564, 569, 570, 573, 575-577, 580-581, 588-590, 592-593, 598-599, 604, 607-610, 612-614, 621-623, 625, 627-628, 634-636, 644.

Ф. 1960. Личный фонд Н. К. Рыбалова.

Оп. 3. Д. 1-2, 4, 15.

2. Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО) Ф. 7. Тюменский городской комитет КПСС.

Оп. 20. Д. 6.

Оп. 23. Д. 1.

Оп. 28. Д. 3.

Оп. 32. Д. 1.

Ф. 1809. Тюменский областной совет профессиональных союзов (Облпрофсовет).

Оп. 1. Д. 323, 340.

Ф. 3911. Тюменский областной совет профсоюзов.

Оп. 1. Д. 164, 178, 201-202, 227, 340.

Ф. 260. Первичная организация КПСС завода «Механик»

(станкостроительный), г. Тюмень.

Оп. 3. Д. 13-21.

Оп. 4. Д. 1.

Устные воспоминания 1. Гаврилкин Анатолий Александрович (1936 г. р.) – мастер, заместитель начальника механосборочного цеха №4, пенсионер (время записи – 25 марта 2007 г.).

2. Калаев Семен Игнатьевич (1927 г. р.) – модельщик модельного участка, пенсионер (время записи – 15 мая 2007 г.) 3. Меркулов Юрий Константинович (1929 г. р.) – с 1958 г. директор завода, с г. – первый секретарь Тюменского Горкома КПСС, пенсионер (время записи – 24 марта 2007 г.).

4. Пушников Аркадий Михайлович (1938 г. р.) – мастер кузнечно заготовительного участка до 1963 г., пенсионер (время записи – 19 июля 2008 г.).

5. Ушаков Евгений Павлович (1940 г. р.) – токарь механосборочного цеха № 4, пенсионер (время записи – 25 мая 2008 г.).

Труды теоретико-методологического характера 1. Берк П. Историческая антропология и новая культурная история // Новое литературное обозрение. 2005. №5. С. 64–91.

2. Бессмертный Ю.Л. Историческая антропология сегодня: французский опыт и российская историографическая ситуация // Историческая антропология: место в системе социальных наук и методы интерпретации: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4–6 февраля 1997. М., 1998. С. 32–34.

3. Бессмертный Ю.Л. Многоликая история. (Проблемы интеграции микро- и макроподходов) // Казус: Индивидуальное и уникальное в истории. Вып. 3. М: РГГУ, 2000. С. 52–59.

4. Блок М. Апология истории или ремесло историка. М.: Наука, 1986. 256 с.

5. Вамбольдт Н.В., Шубина М.П. Повседневность в истории // Электронный научный журнал. Вестник Омского государственного педагогического университета.

Выпуск 2006. http://www.omsk.edu/ volume/2006/human/ 6. Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории.

1991. №2-3. С. 21–36.

7. Гуревич А.Я. Историк конца XX века в поисках метода // Одиссей. Человек в истории. 1996. М.: Coda, 1996. С. 5–10.

8. Гуревич А.Я. «Территория историка» // Одиссей. Человек в истории. 1996. М.:

Coda, 1996. С. 81–109.

9. Гуревич А.Я. Апории современной исторической науки – мнимые и подлинные // Одиссей. Человек в истории. 1997. М.: Наука, 1998. С. 233–250.

10. Гуревич А.Я. История ментальностей и социальная история // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1999. №3. С. 94–101.

11. Гуревич А.Я. История в человеческом измерении // Новое литературное обозрение. 2005. №5. С. 38–63.

12. Давидович В.Е., Золотухина-Аболина Е.В. Повседневность и идеология // Философские науки. 2004. № 3. С. 5–17.

13. Данилевский И.Н. На пути к антропологической истории России // Историческая антропология: место в системе социальных наук и методы интерпретации: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4- февраля 1997. М., 1998. С. 45–48.

14. Заболотный Е.Б., Кондратьева Т.Н. К вопросу о предпосылках методологического кризиса исторической науки // Рубеж веков: проблемы методологии и историографии исторических исследований. Сб. статей. Тюмень: изд-во ТюмГУ, 1999. С.

27–35..

15. Искандеров А.А. Историческая наука на пороге XXI века // Вопросы истории.

1996. №4. С. 3–31.

16. Камынин В.Д. Историческая наука России в конце XX столетия (методологические и концептуальные поиски) // Рубеж веков: проблемы методологии и историографии исторических исследований. Сб. статей. Тюмень: изд-во ТюмГУ, 1999. С.

7–19.

17. Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история.

1995. №1. С. 3–33.

18. Козлова Н.Н. Социально–историческая антропология. М.: Ключ – С, 1998. с.

19. Козлова Н. Социология повседневности: переоценка ценностей // Общественные науки и современность. 1992. № 3. С. 48–56.

20. Кром М.М. Историческая антропология. СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. 168 с.

21. Медушевская О.М. Историческая антропология как феномен гуманитарного знания: перспективы развития // Историческая антропология: место в системе социальных наук и методы интерпретации: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Москва, 4-6 февраля 1997. М., 1998. С. 17–26.

22. Медушевская О.М. Источниковедческая основа исторической антропологии как науки и университетской дисциплины // История в XXI веке: историко антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества. М.: Моск.

об-ный научный фонд, 2001. С. 22–24.

23. Методологический синтез: прошлое, настоящее, возможные перспективы.

Под редакцией Б.Г. Могильницкого, И.Ю. Николаевой. Томск: изд-во Том. Ун-та, 2002.

204 с.

24. Могильницкий Б.Г. «Тотальная история» Ф. Броделя как опыт слияния макро – и микроподходов в историческом исследовании // Социальная история. Ежегодник.

2001/2002. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. С. 37–44.

25. Могильницкий Б.Г. Междисциплинарный синтез: уроки школы «Анналов» // http://klio.tsu.ru/annals.htm 26. Оболенская С.В. «История повседневности» в современной историографии ФРГ // Одиссей: Человек в истории. М., 1990. С. 182–198.

27. Поляков Ю.А. Человек в повседневности (исторические аспекты) // Отечественная история. 2000. № 3. С. 125–132.

28. Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности// Этнографическое обозрение. 2004. №5. С. 3–19.

29. Пушкарева И.М., Пушкарева Н.Л. «Новая рабочая история» в зарубежной историографии // Социальная история. Ежегодник. 2001/2002. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. С. 47–68.


30. Ревель Ж. Микроисторический анализ и конструирование социального // Одиссей. Человек в истории. 1996. М.: Coda, 1996. С. 110–127.

31. Репина Л.П. Смена познавательных ориентаций и метаморфозы социальной истории (Часть II) // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. С. 7–38.

32. Савельева И.М., Полетаев А.В. Микроистория и опыт социальных наук //Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. С. 101–119.

33. Савельева И. М., Полетаев А.В. История как знание о социальном мире // Социальная история. Ежегодник. 2001/2002. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. С. 7–34.

34. Сахаров А.Н. О новых подходах к истории России // Вопросы истории. 2002.

№8. С. 3–20.

35. Селунская Н.Б. Методологическое знание и профессионализм историка // Новая и новейшая история. 2004. №4. С. 24–41.

36. Соколов А.К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.:

Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. С. 39–76.

37. Стрекалова Е.Н. «Устная история» в контексте новой локальной истории // http://www.newlocalhistory.com/ustnaya/1# 38. Тарутина Е.И. Повседневность и е современный социально – философский статус // Вестник Амурского государственного университета. 2003. № 22. С. 23–25.

39. Томпсон П. Голос прошлого. Устная история. М: изд-во «Весь мир», 2003. с.

40. Хвостова К.В., Финн В.К. Проблемы исторического познания в свете современных междисциплинарных исследований. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1997.

256 с.

41. Худенко А.В. Повседневность в лабиринте рациональности // Социологические исследования. 1993. №4. С. 67–74.

42. Шенкман Я. Человек в зеркале повседневности // Знание – сила. 2005. № 2. С.

122–123.

43. Шлюмбом Ю., Кром М., Зоколл Т. Микроистория: большие вопросы в малом масштабе // Прошлое – крупным планом: Современные исследования по микроистории / Под общ. ред. М. Крома. СПб.: Европейский ун-т в Санкт-Петербурге;

Алетейя, 2003.

С. 7–26.

44. Шубина М.П. Исследование проблемы повседневности в феноменологической социологии // Гуманитарные исследования. Омск. гос. пед. ун-т. Вып. 2. Омск, 1997. С.

32–39.

45. Шубина М.Н. О понятии и природе повседневности // http://proceedings.usu.ru 46. Ястребицкая А.Л. Изучение повседневности и материальной культуры в контексте нового взгляда на историю как историческую антропологию, стремящуюся к синтезу социального и культурного // http://www.igh.ru/intellect/conf/conf03/sek4/yastrebitskaya.htm 47. Ястребицкая А.Л. Междисциплинарный диалог и изучение истории повседневности и материальной культуры в Центральной Европе // http://www.igh.ru/intellect/conf/conf03/sek3/yastrebitskaya.htm Исследования 1. Архипов И. История в поисках человека (о новых тенденциях в изучении российской истории) // Звезда. 2002. №3. С. 207–217.

2. Бакулина Т.И. Повседневность как объект изучения историков // Историк и его эпоха: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Данилова (24–25 апреля 2007, Тюмень). Тюмень: Типография Печатник, 2007. С. 228–230.

3. Бейлина Е.Э. О влиянии движения за коммунистический труд на состав рабочего класса // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.:

Наука, 1964. С. 172–186.

4. Бейлина Е.Э. Рабочий класс и новые формы соревнования. (1959–1965 гг.). М.:

Наука, 1970. 302 с.

5. Бехтерева Л.Н. Опыт реконструкции психологии рабочих Ижевских заводов Удмуртии 1920 – х годов // Отечественная история. 2000. №2. С. 170– 177.

6. Бореев Ю.Б. История государства советского в преданиях и анекдотах. М.:

«РИПОЛ», 1995. 256 с.

7. Бромлей Н.Я. Уровень жизни в СССР (1950–1965 гг) // Вопросы истории. 1966.

№7. С. 3–17.

8. Брусиловская Л.Б. Культура повседневности в эпоху «оттепели»

(метаморфозы стиля) // Общественные науки и современность. 2000. № 1. С. 163 – 174.

9. Бриеде А.Ю. О численности и квалификации промышленных рабочих Латвийской ССР в 1940–1961 гг. // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 305–316.

10. Букин С.С., Исаев В.И. Жилищные проблемы в городах Сибири в XX веке // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. № 2. 2007. С. 60-64.

11. Букин С.С. Бюджеты рабочих семей в Сибири в годы Вов // Социально демографическое развитие Сибири в XX столетии. Вып. 1. Новосибирск: институт истории СО РАН, 2003. С. 104–129.

12. Букин С.С. Жизненный уровень рабочей семьи в Сибири (1946– 1960 гг.).

Новосибирск: Наука, 1984. 270 с.

13. Володина Н.Н. «Учиться работать и жить по-коммунистически»: движение за коммунистическое отношение к труду на тюменском заводе «Механик» в годы семилетки // Историк и его эпоха: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В. А. Данилова (24–25 апреля 2007, Тюмень). Тюмень: Типография Печатник, 2007. С. 250–251.

14. Володина Н.Н. Производственные реалии борьбы за выполнение плана на тюменском заводе «Механик» в годы семилетки // Словцовские чтения – 2007:

Материалы XIX Всероссийской научной конференции. Тюмень: издательство Тюменского государственного университета, 2007. С. 66–68.

15. Володина Н.Н. Методы укрепления трудовой дисциплины в годы семилетки (на примере тюменского завода «Мезаник» // Тюменский исторический сборник. Вып.

XI. Тюмень: Вектор Бук, 2008. С. 211–215.

16. Ворожейкин И.Е. Очерк историографии рабочего класса СССР. М:

Политиздат, 1975. 288 с.

17. Гапоненко Л.С., Тельпуховский В.Б. Ведущая роль рабочего класса СССР в строительстве коммунизма // Вопросы истории. 1972. № 4. С. 17–31.

18. Гершберг С.Р. Поиск продолжается. (О движении за коммунистический труд).

М.: Политиздат, 1967. 112 с.

19. Гершберг С.Р. О некоторых качественных изменениях в рабочем классе СССР (В свете движения за коммунистический труд) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 157–171.

20. Говердовский В.А. О некоторых формах привлечения шахтеров Кузбасса к рационализации производства в годы семилетки // Из истории рабочего класса Сибири.

Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 225–244.

21. Гоголевский А.В. Революция и психология. Политические настроения рабочих Петрограда в условиях большевистской монополии на власть. 1918-1920 гг. Спб.: изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. 219 с.

22. Горбачев В.С. Флагман: книга о тюменских моторостроителях. Книга первая.

Тюмень: Мандрика, 2003. 216 с.

23. Горбачев В.С. Флагман: книга о тюменских моторостроителях. Книга вторая.

Тюмень: Мандрика, 2003. 224с.

24. Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения.

Очерки массового сознания россиян времн Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4 х книгах. Жизнь 1-я. Эпоха Хрущева. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 624 с.

25. Дадыкин Р.П. Состояние и задачи изучения проблемы формирования и развития советского рабочего класса (историография проблемы) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 5–21.

26. Долголюк А.А. Принудительный труд на сибирских стройках в первое послевоенное десятилетие // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. № 2. 2007. С. 56–60.

27. Д. О. К. История тюменского деревообрабатывающего комбината «Красный Октябрь». Тюмень: изд-во «Тюменский курьер», 2003. 200 с.

28. Ермакова Ж.В., Яблоков М.С. Об опыте борьбы с «зеленым змием» // Тюменский исторический сборник. Вып. XI. Тюмень: «Вектор Бук», 2008. С.193–196.

29. Ефимкин М.М. Социальное развитие рабочего класса Сибири. 1959 – 1980 гг.

Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние. 1989. 273 с.

30. Ефимкин М.М. Рабочие Сибири. Конец 50-х – середина 80-х годов.

Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990. 222 с.

31. Ежов В.А. Рост культурного уровня рабочего класса СССР в период перехода к коммунизму // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб.

ст. М.: Наука, 1964. С. 147–156.

32. Жаворонков Т.Н. Борьба органов народного контроля за снижение себестоимости Кузбасского угля (1963–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири.

Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 245–259.

33. Жаворонков Т.Н. Помощь органов народного контроля промышленным предприятиям Кузбасса в выполнении производственного плана (1962–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 153–164.

34. Журавлев С.В. Иностранная колония московского электрозавода в начале 1930 х годов: опыт микроисследования // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.:

Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. С. 366–408.

35. Журавлев С.В., Мухин М.Ю. «Крепость социализма»: Повседневность и мотивация труда на социалистическом предприятии. 1928–1938 гг. М.: РОССПЭН, 2004.

240 с.

36. Журавлев С.В. Производственные конфликты с участием иностранных рабочих на советских предприятиях 1930-х гг. // http://www.hist.msu.ru/Labs/Ecohist/OB3/zhuravlv.htm 37. Заболотская К.А. К вопросу о формировании рабочих кадров угольной промышленности в 30-60-е гг // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 48–54.

38. Запарий В.В. Черная металлургия Урала в 70-е гг. XX века. Екатеринбург: изд во УМЦ-УПИ, 2007. 86 с.

39. Запарий В.В. Черная металлургия Урала в 90-х годах XX века. Екатеринбург:

УрЦ РАН, 2002. 256 с.

40. Заякина М.С. История тюменского завода «Механик» (1945–1965 гг.):

выпускная квалификационная работа. Тюмень, 2008. 63 с.

41. История Сибири. Сибирь в период завершения строительства социализма и перехода к коммунизму. Т. 5. Ленинград: Наука, 1969. 470 с.

42. История социалистической экономики. В 7-ми томах. Т. 6. М.: Наука, 1980. с.

43. История советского рабочего класса. В 6-ти томах. Рабочий класс СССР в годы упрочения и развития социалистического общества (1945–1960 гг.) Т. 4. М.: Наука, 1987.

519 с.

44. История советского рабочего класса. В 6-ти томах. Рабочий класс СССР на новом этапе развития социалистического общества (1961–1970 гг.) Т. 5. М.: Наука, 1987.

430 с.

45. Индустриальное освоение Сибири: опыт послевоенных пятилеток. 1946 – гг. Новосибирск: Наука, 1989. 312 с.

46. Исаев В.И. Быт рабочих Сибири. 1926–1937 гг. Новосибирск: Наука, 1988. с.

47. Исаев В.И. Противоречия в развитии сферы быта рабочих в период форсированной индустриализации Сибири // Социально-демографическое развитие Сибири в XX столетии. Вып. 1. Новосибирск: институт истории СО РАН, 2003. С. 89– 145.

48. Карпенко З.Г. Изменения численности и состава кадров угольной промышленности Кузбасса в 40–60-х годах // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3.

Кемерово, 1970. С. 183–193.

49. Карпенко З.Г. Подготовка молодой смены рабочего класса в Кузбассе // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1972. С. 133– 144.

50. Казанцев Б.Н. «Неизвестная» статистика уровня жизни рабочего класса // Социологические исследования. 1993. №4. С. 3–14.

51. Казанцев Б.Н. О некоторых вопросах истории охраны труда рабочих промышленности СССР (1946–1965 гг.) // Из истории рабочего класса СССР (материалы VIII межвузовской научной конференции). Иваново, 1970. Т. 71. С. 139–151.

52. Каплан И.И. О некоторых новых явлениях в жизни и труде шахтеров Донбасса в связи с техническим прогрессом // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 355–362.

53. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга вторая. От Великой победы до наших дней. (Серия: история России. Современный взгляд). М.: Алгоритм, 2002. 688 с.

54. Ким М.П., Сенявский С. Л. Рост рабочего класса СССР в 1953–1961 гг // Вопросы истории. 1963. №3. С. 3–21.

55. Клопов Э.В. Рабочий класс СССР (Тенденции развития в 1960–70-е гг.). М.:

Мысль, 1985. 336 с.

56. Копосов Н.Е. О невозможности микроистории // Казус: Индивидуальное и уникальное в истории. Вып. 3. М: РГГУ, 2000. С. 33–51.

57. Копылов Д.И., Князев В.Ю., Ретунский В.Ф. Тюмень. Свердловск: Средне уральское книжное издательство, 1986. 320 с.

58. Королев А.И. Государственная власть и рабочий класс СССР. История и современность. Ленинград: изд-во Ленинградского университета, 1980. 186 с.

59. Краткая история советского рабочего класса. 1917–1967 гг. М.: Политиздат, 1968. 430 с.

60. Кузнецов И.С. Советский тоталитаризм: очерк психоистории. Новосибирск, 1995. 156 с.

61. Кудров В.М. Советская экономика в ретроспективе: опыт переосмысления.

М.: Наука, 1997. 303 с.

62. Кудюкина М.М. Формирование представлений о трудовой этике в России // История в XXI веке: историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества. М.: Моск. об-ный научный фонд, 2001. С. 174–181.

63. Курьянович А.В. История повседневности: особенности подхода, цели и методы // История в XXI веке: историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества. М.: Моск. об-ный научный фонд, 2001. С. 35-44.

64. Кучеренко М.М. Молодое поколение рабочего класса СССР: процесс формирования и воспитания. 1917–1979 г. М.: Мысль, 1979. 189 с.

65. Лаптин М.Н., Прутский А.А. Движение новаторов производства (1958 – гг) // Вопросы истории. 1963. №11. С. 3–16.

66. Лебина Н.Б. Меню для девушки с веслом. Изобилие по – хрущевски // Родина.

2003. № 8. С. 88–93.

67. Лебина Н.Б. XX век: словарь повседневности // Родина. 2005. № 5. С. 45–49;

№ 6. С. 108–111;

№ 7. С. 93–96;

№ 9. С. 95–99;

2006. № 1. С. 119–122;

№ 2. С. 97–100;

№ 3. С. 90–93;

№ 5. С. 106–109.

68. Лельчук В.С., Бейлина Е.Э. Промышленность и рабочий класс СССР в условиях НТР. М.: Высшая школа, 1982. 192 с.

69. Лозбенев И.Н. Особенности рабочего движения в центральном промышленном районе России в 1920-е гг. // Отечественная история. 2005. № 5. С. 141–147.

70. Людтке А. Что такое история повседневности? Е достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник, 1998 / 1999. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. С. 77–100.

71. Лютова Л.Н. Настроения рабочих провинции в годы нэпа // Отечественная история. №4. С. 65–74.

72. Марченко И.Е. Рост и изменения в составе рабочего класса БССР в послевоенные годы (1945–1961 гг.) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 329–346.

73. Маркевич А.М., Соколов А.К. «Магнитка близ Садового кольца»: Стимулы к работе на Московском заводе «Серп и молот», 1883–2001 гг. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005. 368 с.

74. Марков Б.В. Понимание, объяснение, оценка в философии истории XX века // Клио. 1997. №1. С. 12–19.

75. Мельник С.И. Тюмень рубежа 50-60-х годов XX века: будни движения за коммунистическое отношение к труду // Историк и его эпоха: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Данилова (24–25 апреля 2007, Тюмень). Тюмень: Типография Печатник, 2007. С.

304–306.

76. Мельник С.М. Изменения в профессиональном составе шахтеров Донбасса (1959–1965 гг.) // Рабочий класс и индустриальное развитие СССР. М.: Наука, 1975. С.

388–394.

77. Менщиков В.В. Историческое краеведение в контексте современного гуманитарного знания // Регионология. 2003. №3. С. 293–300.

78. Митупов К.Б. Рабочий класс в социальной структуре Бурятии (конец 1930-х– 1970-е гг. ): Автореф. дис. … д.и.н. Иркутск, 2002. 21 с.

79. Миндолин В.А. О социально-психологических характеристиках рабочих 20-х гг. // Вопросы истории Сибири XX века. Межвуз. сб науч. тр./ Под ред. М. В.

Шиловского. Новосибирск: изд-во Новосиб. ун-т, 1996. С. 43 –52.

80. Мирясов А.В. К вопросу о мотивации труда рабочих России в 1920-е гг. (на примере промышленных предприятий Пензенской губернии) // Отечественная история.

2005. № 5. С. 131–140.

81. Митрофанова А.В. Развитие рабочего класса СССР в период завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму (1938–1961 гг.) // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 55–71.

82. Новиков В.Н. В годы руководства Н. С. Хрущева // Вопросы истории. 1989.

№1. С. 105 – 117. №2. С. 103-117.

83. Оборин Н.П. Руководство партийных организаций Кузбасса работой по повышению электровооруженности труда шахтеров (1956–1965 гг.) // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 194–204.

84. Окольская Л.А. Российская формула труда: исторический экскурс // Человек.

2006. №4. С. 16–30.

85. Остапенко И.П. Рабочий класс СССР и техническое творчество (1959 – 1967 гг.) // Из истории рабочего класса СССР (материалы VIII межвузовской научной конференции). Иваново, 1970. Т. 71. С. 172–181.

86. Пашин С.С. Борьба с нарушениями трудовой дисциплины на Тюменском заводе пластмасс в годы семилетки // Историк и его эпоха: материалы Всероссийской научно практической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Данилова (24– апреля 2007, Тюмень). Тюмень: Типография Печатник, 2007. С. 309– 310.

87. Пашин С.С. Несколько эпизодов из жизни тюменского завода вспомогательного кузнечно-прессового оборудования (1962–1963 гг.) // Словцовские чтения – 2007: Материалы XIX Всероссийской научной конференции. Тюмень:

издательство Тюменского государственного университета, 2007. С. 113–115.

88. Пашин С.С. Борьба с нарушениями трудовой дисциплины на тюменском заводе автотракторного электрооборудования в годы семилетки (1959–1965 гг.) // Тюменский исторический сборник. Вып. XI. Тюмень: «Вектор Бук», 2008. С. 171–176.

89. Пихоя Р.Г. Советский союз: история власти. 1945–1991. Новосибирск:

Сибирский хронограф, 2000. 684 с.

90. Прищепа А.И. Забастовки на Урале в 1940–1960 годах // Вопросы истории.

1998. № 6. С. 135–137.

91. Пыжиков А.В. Истоки доктрины строительства коммунизма в СССР // Вестник Российской академии наук. Т. 74. 2004. №3. С. 246–249.

92. Рабочий класс СССР и его ведущая роль в строительстве коммунизма. М.:

Наука, 1975. 568 с.

93. Рабочий класс Сибири. 1961-1980 гг. Новосибирск: Наука, 1986. 358 с.

94. Рогачевская Л.С. Социалистическое соревнование в СССР. Исторические очерки. 1917–1970 гг. М.: Наука, 1977. 350 с.

95. Рогачевская Л.С. Образовательный уровень рабочего класса СССР накануне развернутого строительства коммунизма // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917–1961 гг.). Сб. ст. М.: Наука, 1964. С. 130–146.

96. Романов В.П. Пути повышения производительности труда рабочих на шахтах Кузбасса // Из истории рабочего класса Сибири. Вып. 3. Кемерово, 1970. С. 260–267.

97. Романов Р.Е. Рабочая молодежь завода № 635 в военные годы // Гуманитарные науки в Сибири. 2005. №2. С. 36–39.

98. Романов Р.Е. Социальный облик рабочей молодежи оборонной промышленности Западной Сибири в годы Вов (1941–1945 гг.) // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. № 2. 2007. С. 98–102.

99. Романов Р. Е. Формирование молодежных рабочих кадров оборонной промышленности Новосибирской области в военные годы (1941–1945 гг.) // Гуманитарные науки в Сибири. 2006. №2. С. 100–103.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.