авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Содержание О циклических волнах в развитии экономики США и России (вопросы методологии и анализа) Автор: А. Клепач, Г. Куранов....................................... 2 Либеральная ...»

-- [ Страница 5 ] --

Как следует из рисунков 3 и 4, наиболее приоритетна функция представления интересов, как с точки зрения субъективно воспринимаемых целей организации (50%), так и с точки зрения объективно отражаемого времени (46%) сотрудников, затраченного на выполнение этой функции. Функции формирования сообщества и оказания услуг менее приоритетны по сравнению с представительской функцией, но взятые в совокупности они равнозначны ей. Дополнительно проведенный корреляционный анализ показал, что между функциями, выраженными в целях и во времени, существует значимая, хотя и не очень сильная, положительная корреляция. Это свидетельствует о наличии взаимосвязи между значениями функций, измеренными с помощью двух различных шкал. Учитывая, что два способа измерения относительной значимости функций показали схожие тенденции, можно утверждать, что полученные результаты носят устойчивый характер.

Относительная значимость функций РПО, выраженная в целях организации (в %) Примечание. Оценки представлены средним значением степени приоритетности цели по каждой функции, N = 210.

Рис. Относительная значимость функций РПО, выраженная в распределении временной нагрузки сотрудников (в %) Примечание. Оценки представлены средним значением временной нагрузки сотрудников для каждой функции, N = 210.

Рис. стр. Типология российских профессиональных объединений В настоящее время можно уверенно говорить о существовании трех типов российских профессиональных объединений - бизнес-ассоциаций, посреднических объединений и творческих профессиональных сообществ. Эта типология, представленная в таблице 2, составлена по результатам настоящего исследования методом двухэтапного кластерного анализа на основе количественных (возраст организации и численность штата сотрудников) и категориальных (форма и тип членства, род объединения, структура управления, сфера деятельности и территориальный охват) переменных. Вся совокупность участников исследования была разделена на кластеры, имеющие близкие характеристики, которые не выходят за рамки некоего порога, отделяющего один кластер от другого.

Подбирая различные сочетания показателей, мы установили, что оптимальное количество выделенных кластеров равняется трем. С одной стороны, это обеспечило достаточную дифференциацию массива и различие кластеров по характеристикам попавших в них респондентов, с другой - была обеспечена адекватная наполняемость кластеров. В кластер бизнес-ассоциаций попало 48% общего числа кластеризированных респондентов, в кластер творческих профессиональных сообществ - 30, а в кластер посреднических объединений - 22%3. Особенность сформированных кластеров в том, что они имеют центроиды по количественным переменным и частоты - по категориальным, которые отражают доминирующие черты каждого кластера. В каждом кластере имеется "периферия", где эти черты представлены в ослабленном виде.

Таблица Типология российских профессиональных объединений Признак/тип Творческие Посреднические профессиональн Бизнесассоциации профессиональ объединения ого объединения ные сообщества Сфера Реальный сектор и сфера Поддержка бизнеса и Культура, деятельности услуг предпринимательства здравоохранени е, наука и образование Род Отраслевая Межотраслевое Профессиональ объединения ассоциация/профессиональ объединение ное сообщество ное сообщество Возраст Молодой Взрослый Зрелый Аппарат Небольшой Средний Небольшой сотрудников Форма членства Добровольная/обязательная Добровольная Добровольная Тип членства Преимущественно Преимущественно Преимуществен коллективное коллективное но индивидуально е Структура Автономная/централизован Автономная/Централизова Централизован управления ная нная ная Территориальны Межрегиональный/федерал Региональный Региональный й охват ьный Поскольку не все 215 респондентов смогли ответить на все вопросы анкеты, ответы 40 респондентов были исключены из кластерного анализа.

стр. Остановимся подробнее на представленных в таблице 2 доминантных характеристиках каждого из трех кластеров, соответствующих выделенным типам профессиональных объединений.

Бизнес-ассоциации объединяют в своих рядах представителей реального сектора экономики и сферы профессиональных услуг, что нашло выражение в двойственной самоидентификации этих объединений. Так, практически все организации, попавшие в кластер бизнес-ассоциаций (97%), относят себя к числу отраслевых ассоциаций, но почти половина из них (46%) считают себя профессиональным сообществом. Из трех выделенных типов профессиональных объединений это самые молодые: средний возраст организаций не превышает 10 лет. Штат сотрудников бизнес-ассоциаций также невелик: в среднем для этой категории исследованных организаций он составляет 13 человек. Это единственный тип профессионального объединения, в котором присутствует как традиционное и все еще доминирующее добровольное членство (76% общего количества обследованных бизнес-ассоциаций), так и набирающее обороты обязательное членство4.

Последнее получило импульс к развитию после введения в действие в 2007 г.

федерального закона о саморегулируемых организациях в таких сферах деятельности, как строительство, проектирование, оценка и аудит (в дополнение к адвокатской практике, изначально основанной на обязательном членстве). По типу членства в бизнес ассоциациях преобладает коллективное членство (77% общего количества обследованных бизнес-ассоциаций), хотя доля индивидуального членства5 также велика и встречается примерно у половины (53%) принявших участие в опросе бизнес-ассоциаций. Для бизнес ассоциаций характерны высокая автономность и централизованность структуры управления, о чем свидетельствует тот факт, что практически половина (47%) этого типа профессиональных объединений организованы как автономная организация без региональных подразделений, 40% представляют собой центральную головную организацию. В совокупности более половины опрошенных бизнес-ассоциаций работают в национальном масштабе - либо на федеральном (36%), либо на межрегиональном уровне (26%), лишь чуть более четверти (27%) присутствует только на региональном уровне.

К посредническим объединениям относятся "зонтичные" ассоциации, все они однозначно относят себя к числу межотраслевых объединений, призванных содействовать развитию бизнеса и предпринимательства в стране. Средний возраст организаций этого типа составляет 15 лет, хотя некоторые региональные ТПП декларируют возраст 49 лет. (Это говорит о том, что они рассматривают себя Поскольку по формальным признакам некоммерческой организации (Salamon, Hems, Chinnock, 2000: 4) наличие "обязательного членства" противоречит признаку добровольности, такого рода объединения автоматически исключаются из категории некоммерческих организаций. Однако мы руководствовались тем, что согласно российскому законодательству саморегулируемые организации (СРО) являются типом некоммерческой организации. Членство в СРО обязательное, но члены имеют право выбирать, в какой СРО они хотят состоять, то есть элемент добровольности присутствует.

В основе коллективного членства лежит объединение юридических лиц, а индивидуальное членство представляет собой объединение физических лиц.

стр. в качестве прямых преемников системы внешнеторговых представительств СССР.) По численности бюрократического аппарата, насчитывающего в среднем 20 человек, опрошенные посреднические организации занимают лидирующее положение по сравнению с другими типами профессиональных объединений. Членство в посреднических ассоциациях всецело добровольное, при этом среди опрошенных посреднических объединений преобладает коллективное членство (86%), но широко распространено индивидуальное (63%), а также чаще, чем в других видах ассоциаций, встречается ассоциированное членство6 (37%). С точки зрения структуры управления, для изученных посреднических объединений характерно сочетание централизованных и автономных структур. Так, среди этой категории участников опроса наиболее часто встречаются региональные отделения (51%), далее идут автономные организации (28%), а замыкают список центральные головные организации (21%). По территориальному охвату 67% опрошенных посреднических ассоциаций считают свою деятельность региональной.

Творческие профессиональные сообщества объединяют деятелей культуры, здравоохранения, науки и образования. В эти ассоциации с однозначной самоидентификацией профессиональных сообществ (95%) входят представители "свободных" профессий, большинство которых одновременно относится к категории бюджетников. Это наиболее зрелые организации (средний возраст составляет 34 года, а отдельные структуры отсчитывают свой возраст еще с царских времен). Штатных сотрудников у этих организаций либо нет вовсе, либо их очень мало (в среднем, по данным проведенного опроса, штат насчитывает 3 человека), однако эта нехватка персонала компенсируется привлечением в среднем до 8 волонтеров в месяц. Членство в творческих сообществах исключительно добровольное. Эта категория профессиональных объединений имеет отличительную особенность - в них преобладает индивидуальное членство (96%). Среди творческих профессиональных сообществ доминирует централизованная структура управления, о чем свидетельствует тот факт, что 68% объединений организованы как региональные отделения. Творческие профессиональные сообщества наиболее широко представлены в регионах (69%).

Распределение функций по типам российских профессиональных объединений После определения типов существующих профессиональных ассоциаций проанализируем, какие их трех основных функций общественных организаций наиболее значимы для каждого типа объединений.

Как следует из таблицы 3, для принявших участие в опросе бизнес-ассоциаций и посреднических объединений наиболее приоритетной Ассоциированное членство - промежуточная стадия до полного членства в организации - накладывает определенного рода ограничения на такую категорию членов, например, они могут не иметь права участвовать в процедурах выборов.

стр. Таблица Распределение относительной значимости функций российских профессиональных объединений по их типам (в %) Представление Оказание Формирование Тип объединения интересов услуг сообщества Итого /Функция РПО цели* время** цели время цели время Бизнес- 58 19 23 ассоциации 48 30 22 Посреднические 52 24 24 объединения 54 27 19 Творческие 39 19 42 профессиональные 40 30 30 сообщества Примечание. * Цели - распределение относительной значимости функций РПО, выраженных в целях организации. ** Время - распределение относительной значимости функций РПО, выраженных в распределении временной нагрузки сотрудников.

остается осуществляемая посредством вертикально направленных коммуникаций функция представления интересов членов. Это подтверждается с точки зрения как выражения представительской функции при формулировании организационных целей, так и временных затрат. Для творческих профессиональных сообществ наиболее приоритетной функцией, осуществляемой посредством горизонтальных коммуникаций, является (с точки зрения целей) формирование сообществ, а с точки зрения времени, затрачиваемого на выполнение этой функции, для этого вида объединений приоритетна представительская функция. Среди всех выделенных типов профессиональных объединений они более всего сосредоточены на функции формирования сообществ, как с точки зрения целей (42%), так и по объему времени (30%) на выполнение этой функции. В целом функция представления интересов наиболее приоритетна для всех типов объединений, но особенно ярко она выражена в случае бизнес-ориентированных объединений, а в деятельности творческих профессиональных организаций больше уклон в сторону формирования сообществ.

*** Современная модель российского профессионального объединения формируется под воздействием множества историко-культурных, экономических, общественных и международных факторов, среди которых главным остается деятельность государства, играющего важнейшую роль в структурировании игроков в организационном поле некоммерческих общественных организаций, основанных на членстве и по профессиональному признаку. Проведенное исследование, основанное на качественных и количественных эмпирических данных, продемонстрировало, что в целом для российских профессиональных объединений характерно выполнение присущего любой общественной организации комплекса из трех ключевых функций - представление интересов, формирование сообществ и оказание услуг. При этом стр. наиболее приоритетна функция представления интересов, а деятельность, направленная на формирование сообществ и оказание услуг, в совокупности эквивалентна по значимости первой функции. Это свидетельствует о том, что государство выступает основной целевой аудиторией профессиональных объединений.

По итогам количественного этапа исследования были выделены три типа российских профессиональных объединений. К первому типу относятся бизнес-ассоциации, выражающие интересы реального сектора и сферы профессиональных услуг, которых по совокупности признаков можно охарактеризовать как проводников общественного развития. Профессиональные объединения, действующие в рамках выданного им государством мандата по поддержке бизнеса и предпринимательства, выступают при этом в роли стражей стабильности. Третий тип сообществ - творческие профессиональные объединения деятелей культуры, здравоохранения, науки и образования - в публичной сфере (Habermas, 1990) скорее выполняют роль статистов.

Главное различие между тремя типами профессиональных объединений связано с составом выполняемых ими функций. Для бизнес-ориентированных профессиональных объединений наиболее ярко выраженный приоритет - представительская функция, а в деятельности творческих объединений доминирует функция формирования сообществ (ср. Мерсиянова, Чешкова, Краснопольская, 2011).

Выявленное распределение функций профессиональных объединений для трех различных типов профессиональных ассоциаций имеет существенное значение для исследования гражданского общества в России. Одно из ограничений данной работы связано с тем, что принятая методика составления выборки методом списков не позволяет распространить результаты на все российские профессиональные объединения, приходится ограничиваться лишь реально действующими и наиболее открытыми. Тем не менее мы представили первый опыт изучения современных российских профессиональных объединений с позиций неоинституционального подхода и теории функций общественных организаций. Представляется целесообразным продолжить изучение отдельных типов объединений, исследуя их в исторической перспективе.

Список литературы Зудин А. (2006). Государством бизнес в России: эволюция модели взаимоотношений // Неприкосновенный запас. N 6. С. 200 - 212. [Zudin A. (2006). State and Business in Russia:

Evolution of the Model of Interaction // Neprikosnovenny Zapas. No 6. P. 200 - 212.] Иванов С. (2005). Социальное партнерство как феномен цивилизации // Журнал социологии и социальной антропологии. Т. 8, N 3. С. 79 - 99. [Ivanov S. (2005). Social Partnership as a Phenomenon of Civilization // Zhurnal Sotsiologii i Sotsialnoy Antropologii.

Vol. 8, No 3. P. 79 - 99.] Мерсиянова И., Чешкова А., Краснопольская И. (2011). Самоорганизация и проблемы формирования профессиональных сообществ. М.: ВШЭ. [Mersiyanova I., Cheshkova A., Krasnopolskaya I. (2011). Self-organization and Problems of the Occupational Societies Development. Moscow: HSE Publ.] стр. Семененко И. (1998). Институционализация процесса согласования интересов: к вопросу о перспективах социального партнерства в России и опыте Запада.

http://ecsocman.hse.ru/data/848/679/1219/017Semenenko.pdf. [Semenenko I. (1998).

Institutionalization of the Interests' Alignment Process: Revisited Perspectives of Social Partnership in Russia and Experience of the West.] Чечель И., Марков А. (2013). Опасные элиты // Гефтер: [Интернет-журнал]. 25 февраля, http://gefter.ru/archive/7763. [Chechel I., Markov A. (2013). Dangerous Elites // Gefter: internet journal. February 25.] Якимец В., Никовская Л., Коновалова Л. (2004). Теория и практика межсекторного социального партнерства в России. М.: ГУУ. [Yakimets V., Nikovskaya L., Konovalova L.

(2004). Theory and Practice of Intersectoral Social Partnership in Russia. Moscow: GUU Publ.] Яковлев А., Зудин А., Голикова В., Говорун А., Астафьева Е., Гарифуллина Г. (2010).

Бизнес-ассоциации в России: внутренняя структура, эволюция отношений с государством, роль в модернизации экономики. М.: Московский общественный научный фонд.

[Yakovlev A., Zudin A., Golikova V., Govorun A., Astafieva E., Garifullina G. (2010).

Business-Associations in Russia: Internal Structure, Evolution of Relations with the State, Role in Modernization of the Economy. Moscow: Moskovskiy Obshchestvenniy Nauchniy Fond.] Яковлев А., Говорун А. (2011). Бизнес-ассоциации как инструмент взаимодействия между правительством и предпринимателями: результаты эмпирического анализа // Журнал новой экономической ассоциации. N 9. С. 98 - 127. [Yakovlev A., Govorun A. (2011).

Business-Associations as an Interaction Mechanism between the Government and Entrepreneurs:

Findings of the Empirical Study // Journal of the New Economic Association. No 9. P. 98 - 127.] DiMaggio P., Powell W. (1983). The Iron Cage Revisited: Institutional Isomorphism and Collective Rationality in Organizational Fields // American Sociological Review. Vol. 48, No 2.

P. 147 - 160.

Duvanova D. (2007). Interest Groups in Post-Communist Countries: a Comparative Analysis of Business and Employer Associations. Dissertation. Columbus, OH: The Ohio State University.

Duvanova D. (2011). Firm Lobbying versus Sectoral Organization: The Analysis of Business State Relations in Post-communist Russia // Post-Soviet Affairs. Vol. 27, No 4. P. 387 - 409.

Frumkin P. (2005). On Being Nonprofit: a Conceptual and Policy Primer. Cambrigde, MA:

Harvard University Press.

Giddens A. (1979). Central Problems in Social Theory: Action, Structure and Contradictions in Social Analysis. Berkeley: University of California Press.

Gronbjerg K. (2002). Evaluating Nonprofit Databases // American Behavioral Scientist. Vol. 45, No 11. P. 1741 - 1777.

Gronbjerg K., Liu H., Pollak T. (2010). Incorporated but Not IRS-Registered: Exploring the (Dark) Grey Fringes of the Nonprofit Universe // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. Vol.

39, No 5. P. 925 - 945.

Habermas J. (1990). Strukturwandel der Offentlichkeit. Untersuchungen zu einer Kategorie der biirgerlichen Gesellschaft. Frankfurt a. M.: Suhrkamp.

Hedlund S. (2005). Russian Path Dependence: A People with a Troubled History. L.;

N.Y:

Routledge.

Howard M. (2003). The Weakness of Civil Society in Post-Communist Europe. Cambridge:

Cambridge University Press.

Inozemtsev V. (2009). The 'Resource Curse' and Russia's Economic Crisis / Roundtable in Chatham House's Russia-Eurasia Programme, 10 March, London, Chatham House.

Kendall J. (2003). The Voluntary Sector. Comparative Perspectives in the UK. L.;

N. Y:

Routledge.

Kerlin J. (2013). Defining Social Enterprise Across Different Contexts: A Conceptual Framework Based on Institutional Factors // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. Vol. 42, No 1. P. 84 - 108.

стр. Krippendorff K. (2004). Content Analysis: an Introduction to its Methodology. Thousand Oaks, CA: Sage.

Luhmann N. (1984). Soziale Systeme. GrundriB einer allgemeinen Theorie. Frankfurt a. M.:

Suhrkamp.

Luhmann N. (1998). Der Staat des politischen Systems. Perspektiven der Weltgesellschaft.

Frankfurt a. M.: Suhrkamp.

Markus S. (2007). Capitalists of All Russia, Unite! Business Mobilization Under Debilitated Dirigisme // Polity. Vol. 39, No 3. P. 277 - 304.

Meyer J., Rowan B. (1977). Institutionalized Organizations: Formal Structure as Myth and Ceremony // American Journal of Sociology. Vol. 83, No 2. P. 340 - 363.

Neumayr M., Meyer M. (2010). In Search of Civicness: an Empirical Investigation of Service Delivery, Public Advocacy, and Community Building by Civil Society Organizations // Brandsen T., Dekker P., Evers A. (eds.). Civicness in the Governance and Delivery of Social Services. Baden-Baden: Nomos. P. 201 - 226.

Neumayr M., Meyer M., Pospisil M., Schneider U., Maly I. (2009). The Role of Civil Society Organizations in Different Nonprofit Regimes: Evidence from Austria and the Czech Republic // Enjolras B., Sivesind K. H. (eds.). Civil Society in Comparative Perspective. Bingley: Emerald.

P. 167 - 196.

Olson M. (1982). The Rise and Decline of Nations: Economic Growth, Stagflation, and Social Rigidities. New Haven: Yale University Press.

Powell W., DiMaggio P. (1991). The New Institutionalism in Organizational Analysis. Chicago:

University of Chicago Press.

Putnam R. (1994). Making Democracy Work. Civic Traditions in Modern Italy. Princeton:

Princeton University Press.

Putnam R. (2000). Bowling Alone: The Collapse and Revival of American Democracy. N. Y.:

Simon and Shuchter.

Pyle W. (2006). Collective Action and Post-Communist Enterprise: The Economic Logic of Russia's Business Associations // Europe-Asia Studies. Vol. 58, No 4. P. 491 - 521.

Pyle W. (2011). Organized Business, Political Competition, and Property Rights: Evidence from the Russian Federation // Journal of Law, Economics, and Organization. Vol. 27, No 1. P. 2 - 31.

Salamon L., Hems L., Chinnock K. (2000). The Nonprofit Sector: For What and For Whom? // Working Papers of the Johns Hopkins Comparative Nonprofit Sector Project. No 37. Baltimore, MD: Johns Hopkins Center for Civil Society Studies.

Schofer E., Longhofer W. (2011). The Structural Sources of Association // American Journal of Sociology. Vol. 117, No 2. P. 539 - 585.

Schwab K. (2012). The Global Competitiveness Report 2012 - 2013. Geneva: World Economic Forum. Scott W. (2001). Institutions and Organizations. Thousand Oaks, CA: Sage.

Scott W., Meyer J. (1991). The Organization of Societal Sectors: Propositions and Early Evidence // Powell W. W., DiMaggio P. J. (eds.). The New Institutionalism in Organizational Analysis. Chicago: University of Chicago Press. P. 108 - 142.

Shaw S., Allen J. (2009). To be a Business and to Keep our Humanity // Nonprofit Management and Leadership. Vol. 20, No 1. P. 83 - 96.

Spencer S. (2011). Culture as Structure in Emerging Civic Organizations in Russia // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. Vol. 40, No 6. P. 1073 - 1091.

Then V., Kehl K. (2011). Social Investment: A Conceptual Outline / 40th ARNOVA Annual Conference, November 17 - 19. Toronto: ARNOVA.

Then V., Kehl K. (2012). Soziale Investitionen. Ein konzeptioneller Entwurf // Anheier H. K., Schroer A., Then V (eds.). Soziale Investitionen: Interdisziplinare Perspektiven. Wiesbaden: VS Verlag fur Sozialwissenschaften. S. 39 - 86.

Unger B., Waarden F. van (1999). Interest Associations and Economic Growth: A Critique of Mancur Olson's "Rise and Decline of Nations" // Review of International Political Economy.

Vol. 6, No 4. P. 425 - 467.

Warren M. (2001). Democracy and Association. Princeton: Princeton University Press.

стр. Yakobson L., Mersiyanova I., Kononykhina O., Benevolenski V., Pamfilova E., Proskuryakova L., Tumanova A., Anderson T., Firmin A., Nowottny M. (2011). Civil Society in Modernising Russia. Analytical Report Prepared by the Centre for Studies of Civil Society and the Non-Profit Sector. Moscow: HSE Publ.

Zucker L. (1977). The Role of Institutionalization in Cultural Persistence // American Sociological Review. Vol. 42, No 5. P. 726 - 743.

Russian Professional Associations: Sleeping Beauties, Guardians of Stability or Facilitators of Societal Development?

Ekaterina Ivanova Author affiliation: Vienna University of Economics and Business (Vienna, Austria). Email:

ekaterina.ivanova@wu.ac.at.

The relationships between state, business and society in contemporary Russia are illustrated drawing on the example of the Russian professional associations. The empirical evidence for the present study has been collected by expert interviews and a survey of the executives of the membership-based professional associations conducted by the author in 2011 - 2013. In the present work the particularities of the Russian context, which shaped formation of these organizations have been outlined, the key functions that professional associations fulfil have been identified and the typology of this kind of nonprofit organizations has been proposed.

Keywords: Russian professional organizations, membership-based organizations, civil society, NGO.

JEL: D71, L31, O17.

стр. Наукометрические параметры российской экономической науки: общее Заглавие статьи остояние и оценка диссертационных советов Автор(ы) Н. Куракова, Л. Цветкова, О. Еремченко Источник Вопросы экономики, № 11, Ноябрь 2013, C. 129- Место издания Москва, Россия Объем 99.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Наукометрические параметры российской экономической науки:

общее остояние и оценка диссертационных советов Автор: Н.

Куракова, Л. Цветкова, О. Еремченко В статье представлены результаты анализа национального публикационного потока по экономическим дисциплинам, проиндексированного в Web of Science и РИНЦ. Анализ выявил ограниченную применимость библиометрических показателей в качестве критериев оценки научного уровня потенциальных членов экспертных и диссертационных советов по экономическим специальностям. Предложены подходы к повышению значений наукометрических показателей российской экономической науки в международных базах данных.

Ключевые слова: библиометрия, публикации по экономике, РИНЦ, российская экономическая наука.

JEL: A11, A19.

Интеграция национальной науки в глобальную стала сегодня главным вектором научно технической политики РФ. При этом одним из наиболее часто употребляемых в отечественном политическом лексиконе индикаторов, имеющим прямое отношение к методам измерения интернационализации отечественной науки, становится показатель удельного веса (или доли) российских публикаций в мировом публикационном потоке, индексируемом в международной информационно-аналитической системе по научному цитированию Web of Science (WoS). Долевой показатель встречается в "Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г."1, указе Президента РФ "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки"2, Куракова Наталия Глебовна (idmz@mednet.ru), д. б. н., директор Центра научно-технологической экспертизы РАНХиГС при Президенте РФ (Москва);

Цветкова Лилия Анатольевна, к. б.н., старший научный сотрудник Центра научно-технологической экспертизы РАНХиГС;

Еремченко Ольга Андреевна, научный сотрудник Центра научно-технологической экспертизы РАНХиГС.

Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. (Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. N 2227-р). М., 2011.

http://government.ru/media/2011/12/21/46988/file/2227-pril.doc.

Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 599 "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки".

стр. Государственной программе РФ "Развитие науки и технологий" на 2013 - 2020 гг. В настоящее время обсуждается проект нового Типового положения о комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций. В раздел "Результативность и востребованность научных исследований" включены только те публикации сотрудников, которые проиндексированы в WoS и Scopus4, а для оценки квалификации исследователей предложен показатель "средний импакт-фактор журналов по данным международных информационно-аналитических систем по научному цитированию"5. Показатели публикационной активности планируется включить в ближайшее время и в перечень требований, предъявляемых к квалификации научных и научно-педагогических кадров.

Одновременно началась паспортизация диссертационных советов, предусматривающая установление новых требований к результативности научной деятельности членов экспертных советов ВАК и диссертационных советов, а также организаций, на базе которых создаются советы по защите диссертаций на соискание ученых степеней, и ведущих (оппонирующих) организаций.

При формировании новых критериев оценки научного уровня потенциальных членов экспертных и диссертационных советов крайне важна методология их определения. В настоящее время среди прочих предполагается использовать индекс Хирша6 ученого в WoS;

цитируемость ученого за последние семь лет в журналах, индексируемых в WoS (обсуждается абсолютное значение показателя);

суммарный импакт-фактор журналов, индексируемых в WoS, в которых опубликованы работы ученого за последние семь лет.

Организации, на базе которых создаются диссертационные советы и открываются аспирантуры и докторантуры, должны соответствовать следующим критериям: за последние семь лет в организации должно быть подготовлено не менее X научных статей в журналах, индексируемых в WoS;

суммарный импакт-фактор журналов, в которых опубликованы эти статьи, должен быть выше Y;

за последние семь лет суммарная цитируемость статей, подготовленных в организации, должна быть не менее Z.

Абсолютные значения показателей будут обсуждаться до конца 2013 г.

За последние годы были выполнены исследования, показывающие как преимущества и информативность библиометрических данных Государственная программа Российской Федерации "Развитие науки и технологий" на 2013 - 2020 годы (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 декабря 2012 г. N 2433-р).

Крупнейшая в мире единая реферативная база данных, которая индексирует более 18 000 наименований научно технических и медицинских журналов примерно 5000 международных издательств, http://www.scopus.com/.

Проект приказа Минобрнауки России "О внесении изменений в типовую методику и типовое положение утвержденных приказом Минобрнауки России от 14 октября 2009 г. N 406".

Индекс Хирша - количественная характеристика продуктивности ученого, основана на количестве его публикаций и количестве их цитирований. Ученый имеет индекс h, если h из его N статей цитируются как минимум h раз каждая, a (N - K) статей цитируются не более чем h раз каждая.

стр. (Гохберг, Сагиева, 2007), так и ограниченную применимость отдельных показателей (Бредихин, Кузнецов, 2012;

Савельева, Полетаев, 2009).

В частности, была обоснована целесообразность совмещения показателей WoS и Российского индекса научного цитирования (РИНЦ)7 при оценке результативности деятельности научных организаций, и сделан вывод, что "для исчерпывающего наукометрического анализа НИИ недостаточно библиометрических параметров двух рассмотренных ресурсов" (Шабурова, 2010. С. 105). Проблемы, возникающие при включении наукометрических показателей в перечень требований к членам диссертационных советов по медицинским специальностям, проанализированы И.

Кураковой и др. (2013).

Целью настоящего исследования был анализ новых тенденций в научной политике в России. Мы, в частности, исследуем возможность использовать наукометрические показатели публикаций российских экономистов, проиндексированных в базах данных WoS и РИНЦ, в качестве критериев оценки научного уровня потенциальных членов экспертных и диссертационных советов по экономическим специальностям. Также представлялось важным обсудить возможные пути повышения значений наукометрических показателей национального публикационного потока по экономическим дисциплинам в международных базах данных.

Наукометрические показатели WoS как критерий оценки научного уровня членов диссертационных советов В качестве аналитического инструментария и источника сводных отчетов мы использовали систему InCites, относительно новый продукт компании Thomson Reuters8.

InCites - аналитическое приложение к WoS - позволяет получать готовые статистические выборки за регулируемые временные интервалы по набору различных библиометрических параметров. В InCites используется одноуровневая предметная классификация Standard Fields, насчитывающая 22 предметные области, одной из которых является "экономика и бизнес" (Economics&Business). Расширенный вариант этого классификатора - Deluxe Fields - включает 313 предметных областей. Из них 8 относятся к предметной области "Экономика и бизнес": экономика (economics), математические методы в социальных науках (social sciences, mathematical methods), менеджмент (management), бизнес и финансы (business, finance), бизнес (business), история социальных наук (history of social sciences), индустриальные отношения и труд (industrial relations & labor), сельскохозяйственная экономика и политика (agricultural economics & policy). Предметное строение науки в классификации Deluxe Fields представлено более детально, дисциплинарный "микроскоп" настроен точнее. В настоящей работе РИНЦ - национальная информационно-аналитическая система, аккумулирующая более 4,7 млн. публикаций российских авторов, а также информацию о цитировании этих публикаций примерно из 4000 российских журналов. URL: http://elibrary.ru/projects/citation/cit_index.asp.

http://incites.isiknowledge.com/ стр. основными классификационными схемами служили Standard Fields и Deluxe Fields. В качестве "окна цитирования" взят заданный в критериях период: "за последние семь лет", понятый нами как период 2005 - 2011 гг., поскольку обработка публикационного потока в WoS за 2012 г. производится до середины 2013 г.

Для оценки применимости критерия "количество публикаций в журналах, индексируемых в WoS" к членам диссертационных советов, мы определили число российских публикаций в WoS за 2005 - 2011 гг. по отдельным предметным областям (табл. 1).

Таблица Число публикаций, проиндексированных в WoS по предметным областям экономических наук в 2005 - 2011 гг. (по данным Indies на 10.04.2013 г.) Количество Предметная область по классификатору Количество российских полученных ссылок Deluxe Fields публикаций Экономика 277 Математические методы в социальных 86 науках Менеджмент 72 Бизнес и финансы 35 Бизнес 27 История социальных наук 9 Индустриальные отношения и труд 4 Сельскохозяйственная экономика и 1 политика Как следует из представленных данных, только в одной из восьми предметных областей количество статей, проиндексированных в WoS за последние семь лет, превышает 100, а в трех предметных областях опубликовано менее 10 статей. При этом разброс в количестве национальных публикаций по отдельным предметным областям, проиндексированных в WoS за 2005 - 2011 гг., составляет два порядка: 277 статей по экономике и 1 - по сельскохозяйственной экономике и политике. Такого количества публикаций отечественных экономистов явно недостаточно для укомплектования диссертационных советов по экономическим наукам учеными, имеющими хотя бы одну публикацию, проиндексированную в WoS за указанный период. Из-за недостаточного объема публикаций отечественных экономистов в WoS за последние семь лет для оценки научного уровня потенциальных членов ВАК не может быть применен и критерий "суммарный импактфактор журналов, индексируемых в WoS, в которых опубликованы работы ученого".

Однако полученные нами данные позволяют согласиться с мнением, что "российские исследователи все же пишут некоторое количество работ, привлекающих внимание западных экономистов" (Полетаев, 2008. С. 21). По данным InCites, актуальным на апрель 2013 г., более половины российских статей в предметной области "экономика", проиндексированных в WoS за последние семь лет, не получили ни одной ссылки, и только 4,64% статей отечественных авторов собрали более 10 ссылок (рис. 1).

Общее количество ссылок на статьи российских ученых в WoS за 2005 - 2011 гг. по различным предметным областям экономической стр. Распределение ссылок на публикации отечественных авторов в предметной области "Economics" за 2005 - 2011 гг. (по данным Indies на 11.04.2013 г., в %) Рис. науки составляет от 448 ссылок по "экономике" до полного отсутствия ссылок на публикации отечественных авторов в таких областях, как "индустриальные отношения и труд", "сельскохозяйственная экономика и политика" (табл. 1).

Наряду с критерием "потенциальные члены экспертных советов ВАК при Минобрнауки России должны иметь цитируемость ученого в WoS за последние 7 лет не ниже У" предполагалось использовать еще один показатель цитируемости - индекс Хирша. Однако многие особенности применения этого показателя мешают точной оценке продуктивности авторов: индекс Хирша не учитывает количество соавторов цитируемых работ и тип документа, на который приводится ссылка, а также исключает показатели цитируемости самых успешных публикаций автора (Бредихин, Кузнецов, 2012).

По состоянию на апрель 2013 г., в базе данных WoS содержалась информация только о 269 экономистах, указавших аффилиацию с Россией, у которых индекс Хирша равен или больше 1 (см. табл. 2), а у 77,28% отечественных экономистов индекс Хирша равен нулю.

Таким образом, метрики, связанные с публикационной продуктивностью и цитируемостью российских экономистов в международной библиометрической базе данных WoS, следует признать ограниченно применимыми для оценки научного уровня членов диссертационных советов по экономическим дисциплинам.

Таблица Индекс Хирша российских экономистов в WoS за 2005 - 2011 гг. (по данным Indies на 10.03 - 2013 г.) Значение Количество ученых, Доля авторов, имеющих индекса имеющих указанный индекс указанный индекс, % 5 1 0, 4 1 0, 3 3 0, 2 26 2, 1 238 20, стр. Наукометрические показатели РИНЦ как критерий оценки научного уровня членов диссертационных советов По природе предметов и объектов своих исследований общественные науки зачастую ориентированы на решение сугубо национальных проблем и могут представлять ограниченный интерес для международной научной общественности.

Так, по мнению А. Юревича, "большая часть наших статей в области социогуманитарных наук не годятся для международных журналов, но не в силу своих содержательных недостатков, а вследствие национальных особенностей своей тематики. Приблизить же свои исследования к тематике международных журналов и соответственно удалиться от наиболее злободневных проблем нашей страны означало бы для отечественных социогуманитариев вызвать в нашем обществе массовое ощущение, что деньги налогоплательщиков тратятся учеными впустую" (Юревич, 2012. С. 50).

В российской экономической науке, таким образом, преобладают направления, которые можно отнести к тематике "региональных исследований" (Дежина, Дашкеев, 2008;

Елисеева, 2011).

Для библиометрического анализа в ряде стран в качестве инструмента, дополняющего исследования публикационной активности в международных базах данных, используются национальные индексы цитирования, например в Китае - China Scientific and Technical Papers and Citations, Chinese Science Citation Database (Zhou, Leydesdorff, 2007), в Японии Citation Database for Japanese Papers (Negishi et al., 2004). Поэтому в качестве альтернативных способов оценки научного уровня членов диссертационных и экспертных советов логичнее использовать метрики РИНЦ, например, суммарный импакт-фактор журналов, в которых опубликованы работы ученого за последние семь лет, или усредненное значение импакт-фактора журналов, в которых публикуются ученые.

Для обоснования такой альтернативы мы оценили долю отечественных экономических журналов в РИНЦ, имеющих отличный от нуля импакт-фактор (ИФ). Общее количество российских журналов в категории "Экономика. Экономические науки", индексируемых в РИНЦ, на апрель 2013 г. составляло 551 журнал, в том числе 227 изданий, входящих в список ВАК. При этом импакт-фактор, отличный от нуля, был присвоен 207 журналам, то есть 37,6% отечественных экономических журналов нельзя использовать для расчета этого критерия (рис. 2).

Массив статей 207 отечественных журналов, индексируемых в РИНЦ и имеющих отличный от нуля импакт-фактор, следует признать достаточным и нормированным для расчета критерия публикационной продуктивности членов диссертационных советов по экономическим дисциплинам. Однако эти данные не всегда позволяют оценивать авторитетность публикаций на основании показателей их цитируемости. В таблице приведено распределение ссылок на работы российских авторов в категории "Экономика.

Экономические науки" за весь период обработки журналов в национальном индексе.

Более 1/3 из почти 19 000 российских экономистов, чьи статьи проиндексированы РИНЦ, не получили ни одной ссылки!

стр. Импакт-фактор российских экономических журналов, индексируемых в РИНЦ (данные РИНЦ на 17.04.2013 г.) Рис. Таблица Распределение ссылок на статьи российских авторов в РИНЦ в категории "Экономика. Экономические науки" (данные РИНЦ на 08.05.2013 г.) Количество авторов публикаций, получивших указанное число Количество ссылок ссылок Более 3000 2000 - 2999 1000 - 1999 500 - 999 100 - 499 50 - 99 2 - 49 1 0 Вследствие неравномерного распределения полученных ссылок на публикации отечественных экономистов для оценки научного уровня членов экспертных советов ВАК невозможно использовать индекс Хирша, рассчитываемый по данным РИНЦ: у 6968 из 921 автора статей индекс равен нулю, у 2303 - 1.

Таким образом, библиометрические показатели как национального (РИНЦ), так и международного (WoS) индексов цитирования следует признать ограниченно применимыми для оценки научного уровня членов диссертационных советов по экономическим специальностям.

Как повысить значения наукометрических показателей отечественных публикаций?

Поскольку введение наукометрических показателей для оценки результативности научных организаций и отдельных ученых стало стр. неотъемлемой частью новой государственной политики в сфере науки и образования, сообщество отечественных экономистов, на долю которого приходится 15,6% общей численности аспирантов и 11,2% докторантов9, нельзя не учитывать при обсуждении принимаемых нормативных документов. Поэтому представляется необходимым обсудить возможные модели действий, направленных на повышение абсолютных значений наукометрических показателей и характеризующих публикационный поток по экономическим наукам, прежде всего в библиометрической базе данных WoS. Это могут быть включение российских экономических журналов в WoS, формирование исследовательских стратегий в соответствии с трендами глобальной экономической науки, увеличение доли англоязычных статей.

Включение российских экономических журналов в WoS В проекте соответствующего распоряжения правительства РФ10 в целях продвижения российских научных изданий в международную информационно-аналитическую систему WoS предусмотрена разработка системы критериев и отбор российских научных журналов для получения государственной финансовой поддержки. Для прогнозирования результативности такой меры, как включение отечественных экономических научных изданий в WoS, мы проанализировали наукометрические показатели журналов раздела "Economics", отраженных в базе данных JournalCitationReports (JCR).

По состоянию на май 2013 г., в JCR к разделу "Economics" был отнесен 321 журнал из стран. Из них 284 (88%) издаются на английском языке, причем на долю журналов трех стран (США, Великобритания, Нидерланды) приходится 71% индексируемых в WoS периодических изданий экономической тематики (см. табл. 4). "Высокая доля американских изданий отражает доминирующие позиции США как в экономике, так и в науке, в том числе и в социально-гуманитарных дисциплинах, а большое число журналов, публикуемых в Великобритании и в Нидерландах, связано с тем, что в этих странах базируются крупнейшие издательства (из так называемой "большой семерки" Wiley/Blackwell, Elsevier, Springer/Kluwer, Taylor&Francis/Routledge, SAGE, Cambridge University Press, Oxford University Press)" (Савельева, Полетаев, 2009. С. 7).

Отсутствие российских журналов в этом перечне во многом объясняет тот факт, что в конце 2011 г. доля российских публикаций в предметной области "Economics", проиндексированных в WoS, в общемировом публикационном потоке составила 0,39%, что соответствует 30-му месту в мире (рис. 3). По этому показателю Россия усту Данные Федеральной службы государственной статистики на конец 2012 г. http:// www.gks.ru/bgd/regl/bl3_ll/IssWWW.exe/Stg/d2/22 - 04.htm;

http://www.gks.ru/bgd/ regl/b13_ll/IssWWW.exe/Stg/d2/22 - 06.htm.

Проект распоряжения Правительства РФ от 27.02.2013 "О комплексе мероприятий, направленных на увеличение к 2015 г. доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (Web of Science) до 2,44%".

стр. Таблица Географическое и языковое распределения журналов раздела "Economics" в БД JCR (по данным JCR на 16.05.2013 г.) Количество Количество журналов Из них журналов Из них Страна экономическо неанглоязычны Страна экономическо неанглоязычны й тематики в е й тематики в е JCR JCR США Польша 106 - 2 Великобритани 77 Франция 2 я Нидерланды Хорватия 46 2 Германия Южная 15 3 2 Африка Австралия Южная 9 - 2 Корея Испания Аргентин 6 5 а Япония Венгрия 6 1 Швейцария Венесуэл 5 1 а Китай Ирландия 4 - Литва Латвия 4 - Австрия Новая 3 2 Зеландия Мексика Сербия 3 2 Румыния Сингапур 3 1 Чешская Респ. 3 Словакия 2 Чили Турция 3 2 Бельгия Украина 2 1 Италия Швеция 2 1 Канада 2 пила таким странам, как Тайвань, Турция, Греция, Чехия, Бразилия, Норвегия.

Ежегодно Thomson Scientific рассматривает более 2000 новых журналов для возможного введения в число индексируемых WoS. В ходе экспертизы оцениваются базовые стандарты публикаций, содержание журнала, географическое разнообразие стран, с которыми аффилированы авторы и редакторы, показатели по цитированию (Testa, 2012).

Перечисленные требования выполнимы для ряда российских журналов, издатели которых поддерживают качественное рецензирование, публикуют параллельно с российскими статьи и переводы зарубежных авторов, строго придерживаются заданной периодичности выпусков номеров. Включение нескольких отечественных журналов экономической тематики в WoS, имеющих периодичность 6 - 12 выпусков в год, позволило бы заметно увеличить ежегодное число индексируемых отечественных публикаций с 63 статей в г. до нескольких сотен.

Вместе с тем, как показывают результаты нашего анализа, введение в WoS отечественных экономических журналов скорее всего не решит проблему повышения цитируемости статей российских экономистов. Сделать такое предположение нам позволяет следующее наблюдение. В первую сотню рейтинга международных журналов экономической тематики по величине импакт-фактора входят всего два неанглоязычных журнала: мультиязычный австралийский журнал, занимающий 71-ю позицию рейтинга, и мультиязычный журнал, издаваемый в Нидерландах, занимающий 88-ю позицию.

Примечательно, что у обоих журналов зафиксирован высокий уровень самоцитирования, стр. Доля российских публикаций в предметной области "Economics" в WoS в 2011 г. (по данным Indies на 05.11.2012 г.) Рис. например в австралийском журнале он составляет 57%! Во вторую сотню рейтинга входят уже 7 мультиязычных журналов и 1 журнал на румынском языке (165-я позиция рейтинга, ИФ = 0,76). В третью сотню попали 17 неанглоязычных журналов, из которых 5 мультиязычные, а из них самый высокий ИФ (0,55) имеет журнал на итальянском языке, уровень самоцитирования которого равен 91%! Наконец, 301 -321-ю позиции рейтинга занимают И журналов на национальных языках.

Для оценки влиятельности новых, относительно недавно введенных в WoS журналов неанглоязычных стран (Китай, Украина, Япония, Литва, Турция) мы проанализировали наукометрические показатели их англоязычных изданий (см. табл. 5). Большинство этих журналов попали только в третью сотню рейтинга JCR, то есть публикации в них имеют низкую ожидаемую цитируемость. Единственным исключением стал успех журналов из Литвы, объявленной компанией Thomson Reuters в 2011 г. "восходящей звездой" в области экономических исследований11.

ScienceWatch. Rising Stars. January 2011. http://archive.sciencewatch.com/dr/rs/lljan-rs.

стр. Таблица Импакт-фактор и показатель самоцитирования журналов неанглоязычных стран в предметной области "Economics" в БД JCR (по данным JCR на 16.05.2013 г.) Ранг Импакт- Показатель JCR по Название Страна Язык фактор самоцитирования, ISSN импакт- журнала JCR % фактору Китай Англ. Рас Econ Rev 1361 - 0, 200 374X Китай Англ.

205 China World 1671 - 0,519 Econ Китай Англ.

222 Ann Econ 1529 - 0,471 Financ Китай Англ. Asia-Рас J 312 1608 - 0,091 Account E Литва Англ.

12 Technol Econ 1392 - 3,235 Dev Eco Литва Англ.

26 J Bus Econ 1611 - 2,388 Manag Литва Англ.

69 Inz Ekon 1392 - 1,468 Литва Англ.

129 Transform 1648 - 0,991 Bus Econ Польша Польский Ekonomista 301 0013 - 0,141 Польша Англ.

307 Argum Oecon 1233 - 0,118 Турция Турецкий Iktisat Islet 271 1300 - 0,273 Finans 610X Украина Русский 317 Actual Probl 1993 - 0,039 Econ Япония Англ.

233 Asian Econ 1832 - 0,423 Policy R Япония Англ.

243 Int J Econ 1742 - 0,383 Theory Япония Англ.

264 Asian Econ J 1351 - 0,297 Япония Англ.

275 Jpn Econ Rev 1352 - 0,266 Япония Англ.

298 Dev Econ 0012 - 0,152 Япония Мульти 316 Hitotsub J 0018 - 0,042 Econ 280X Франция Франц.

314 Rev Econ 0373 - 0,060 Polit Франция Франц.

318 Rev Etud 0338 - 0,038 Comp Est-O Однако уже в 2012 г. новозеландскиее специалисты в области наукометрии выявили факт искусственного увеличения импакт-фактора этих журналов (Gibson et al., 2012), механизм которого подробно описан А. Муравьевым (2012. С. 13).

Данные таблицы 5 подтверждают наше предположение о том, что сам по себе факт включения англоязычных журналов экономической тематики в список индексируемых WoS не гарантирует быстрого увеличения цитируемости их публикаций. Во многих из них зафиксирован высокий показатель самоцитирования, в ряде случаев превышающий 70%.


Наш прогноз о том, что у российских экономических журналов немного шансов достигнуть высоких рейтингов в JCR, согласуется с результатами А. Муравьева (2011).

Автор сделал попытку определить место лучших российских экономических журналов в международной системе координат, сопоставив рейтинги РИНЦ, RePEc12 и JCR, и предложил коэффициент для пересчета импакт-факторов РИНЦ в импакт-факторы WoS.

По данным этого исследования, чтобы спрогнозировать возможное место российских журналов в рейтинге JCR, необходимо в 60 раз понизить импакт-фактор журнала в РИНЦ.

Research Papers in Economics (RePEc) - база данных, представляющая собой электронную библиотеку научных докладов (препринтов) и журнальных статей по экономике, причем не обязательно на английском языке.

стр. Формирование исследовательских стратегий с учетом мировых фронтов предметной области Непосредственно в самой системе WoS достаточно трудно выявлять наиболее значимые работы, отражающие передовой край научных исследований и разработок. Для этих целей предпочтительнее использовать аналитическую базу данных Essential Science Indicators (ESI) компании Thomson Reuters13. В ESI представлены, в частности, аналитические отчеты по высокоцитируемым публикациям и исследовательским фронтам, которые отражают передовые исследования мирового уровня. В интерпретации Ю. Гарфилда, который ссылается на традиционное обоснование понятия "research fronts", сделанное Д.

Прайсом (De Solla Price, 1965), исследовательский фронт - это кластер высокоцитируемых статей, который формируется на основе библиометрического анализа ко-цитирования и семантического анализа по метаданным статей (ключевые слова в заголовках статей, аннотациях и авторские ключевые слова, отражающие содержание работы) (Garfield, 1994). Кластер отражает содержание исследований в научных статьях, которые опубликованы в течение последних полных пяти лет, получают устойчивое высокое цитирование (выше среднего уровня, определенного для каждой области знаний за каждый год пятилетнего периода), объединены единой исследовательской темой и высоким уровнем ко-цитирования. Число активных исследовательских фронтов, соотнесенных с предметной структурой общемирового массива научных публикаций, показывает уровень развития дисциплинарных областей, к которым приписаны эти исследовательские кластеры, а также насколько передовые актуальные исследования представлены в той или иной научной области.

По предсказанию Прайса, "метод ко-цитирования будет революционным в своих последствиях, поскольку можно будет выводить на экран дисплея не только естественное место каждой статьи в пространстве знания, но также степень и природу последствий, вытекающих из такого вклада в науку" (цит. по: Маршакова-Шайкевич, 2009).

В таблице 6 приведены первые десять фронтов исследований в области экономики и бизнеса, ранжированных по средней цитируемое™ статей. Выполненный нами анализ всех 165 исследовательских фронтов позволил выделить 15 основных направлений исследований, формирующих главные проблемные поля в области "Экономика и бизнес".

Отнесение фронта к отдельному направлению исследований осуществлялось с учетом тематики статей, формирующих его. Ранжирование этих укрупненных кластеров проводилось на основании показателя общего количества ссылок, набранного всей совокупностью фронтов одной тематики (см. табл. 7).

С усилением интеграционных факторов в науке, разделением одних дисциплин, слиянием или объединением других все труднее становится однозначно идентифицировать предметное поле. Отличительной особенностью фронтов исследования в области экономики является сильная конвергенция экономических исследований с экологией, http://www.webofknowledge.com (version updated as of April 1, 2012).

стр. Таблица Первые десять фронтов исследований в области "Экономика и бизнес", ранжированных по средней цитируемости статей (по данным ESI на 01.11.2012 г.) Количество Средний Количество Количество ссылок на Характеристика фронта возраст N публикаций ссылок одну статьи* публикацию 1 Теория социальных сетей 5 968 193,60 2007, 2 Экспериментальные 2 252 126,00 2007, исследования общественно ориентированных предпочтений и альтруизма 3 Теория двусторонних 2 220 110,00 2007, рынков 4 Отношенческие контракты 2 216 108,00 2006, и производительность труда 5 Отношенческий маркетинг 3 308 102,67 2006, и теория поведения потребителя 6 Социальные нормы 2 204 102,00 2007, 7 Климатические изменения 9 843 93,67 2008, 8 Проблематика 2 176 88,00 2007, дифференциации заработной платы 9 Исследования настроений 2 167 83,50 2006, 10 Межкультурные 3 241 80,33 2007, исследования организационного поведения * Определяется как среднее арифметическое года выпуска статей, образовавших фронт.

Таблица Ключевые направления исследований в предметной области "Экономика и бизнес", публикации по которым получили максимальное количество ссылок (по данным ESI на 01.11.2012 г.) Количество Средний Количество Количество N Направление исследований собранных возраст фронтов публикаций ссылок статьи 1 Корпоративное и 7 145 7509 2008, организационное управление 2 Экономика окружающей 12 150 5771 2009, среды 3 Человеческий капитал как 15 94 4846 2009, главный фактор развития экономики знаний 4 Социальная 7 43 4038 2008, ответственность бизнеса и индивида 5 Государственные финансы 5 50 3167 2009, 6 Математические методы и 11 95 3030 2009, модели в экономике 7 Экономика сетей и графов 7 48 2712 2009, 8 Экономика сельского 4 69 2622 2009, хозяйства 9 Семейный бизнес 2 46 2191 2008, 10 Теоретические и 8 43 2130 2008, прикладные аспекты функционирования фондовых рынков 11 Рынки труда 9 41 1940 2008, 12 Экономика энергетики 4 70 1855 2009, 13 Поведенческая экономика 9 32 1624 2009, 14 Международные 3 28 1522 2008, экономические отношения 15 Инновационная экономика 6 51 1427 2010, и предпринимательство стр. математикой, психологией, энергетикой, сельским хозяйством и т. д. Например, в исследовательский кластер "urban green house gas emissions inventories", отнесенный к области "Экономика и бизнес", входят 46 высокоцитируемых статей, в том числе 14 работ по социальным наукам, 14 по экономике и бизнесу, 12 по математике, 5 по экологии и охране окружающей среды и 1 работа по техническим наукам.

Увеличение доли англоязычных публикаций Рост доли национальных публикаций, написанных на английском языке, выступает одним из ключевых факторов интернационализации исследовательской деятельности. Как отметил М. Коцемир, без выполнения этого условия для авторов из неанглоязычных стран "показатели публикационной активности оказываются искусственно заниженными" (Коцемир, 2012. С. 16). Поэтому представляло интерес сопоставление динамики роста публикаций стран без учета показателей двух лидеров в предметной области "Экономика и бизнес" - США и Великобритания. Обращает на себя внимание тот факт, что с начала 2000-х годов наблюдается резкий рост публикационной активности экономистов из Германии, Нидерландов, Франции, Италии, Южной Кореи, Швейцарии, Японии, Китая и Литвы, то есть профессиональных сообществ неанглоязычных стран. При этом большая часть публикаций этих стран, проиндексированных WoS в 1981 - 2011 гг., была написана на английском языке, а удельный вес статей на национальном языке не превышал 16,57% (см. рис. 4, табл. 8).

Эти данные в полной мере подтверждают тезис об укреплении позиций английского языка в качестве lingua franca международной науки (Kirtchik, 2012) и необходимость перехода к публикациям на Динамика публикационных потоков неанглоязычных стран в предметной области WoS "Экономика и бизнес" (данные Indies на 26.10.2012 г.) Рис. стр. Таблица Языковая структура публикационного потока неанглоязычных стран в 1981 - гг. (по данным WoS на 13.08.2013 г.) Доля статей, проиндексированных в WoS за 1981 - 2011 гг., % Язык Южн публикации Япон Герман Лит Итал ая Швейцар Кита Франц Нидерлан Росс ия ия ва ия ия й ия ды ия Корея Английский 96,98 86,218 90,7 97,55 98,89 92,669 93,6 83,082 98,755 85, 9 2 6 9 98 Французски 0,035 0,12 0,14 0,341 0,021 1,792 0,02 16,571 0,164 0, й 4 Немецкий 0,033 13,466 0,39 0,141 0,024 5,352 0,02 0,138 0,382 0, 8 Русский 0,012 0,064 4,43 0,02 0,006 0,029 0,00 0,031 0,022 14, 4 8 Китайский 0,050 0,011 0,004 0,042 6,19 0,015 0,005 0, Литовский 4, Японский 2,868 0,037 0, Итальянски 0,008 0,01 1,806 0,033 0,023 0, й Корейский 0,002 0,964 0, Голландски 0, й Испанский 0,005 0,050 0,102 0,002 0,068 0,00 0,11 0,045 0, Хорватский 0,011 0,12 0, Польский 0,04 0, Португальс 0,008 0,005 0,018 0, кий Словенский 0,02 0, Венгерский 0,014 0,009 0, Чешский 0,012 0,005 0, Украинский 0, Словацкий 0,01 0, Румынский 0,001 0,001 0,00 0,004 0, Эстонский 0,001 0,002 0,00 0, английском языке, отмеченные в ряде работ (Ханин, 2009;

Айвазян, Пересецкий, 2011;

Елисеева, 2011).

Авторитетность международного сотрудничества оказывает заметное влияние на показатель цитируемости отечественных научных статей по экономическим дисциплинам.

В качестве иллюстрации приведем данные о российских статьях, вошедших в TopPapers в предметной области "Экономика и бизнес". Согласно методологии WoS, к категории так называемых высокоцитируемых публикаций (Highly Cited Papers или Top Papers) относится 1% наиболее часто цитируемых публикаций в данной предметной области, изданных за период, включающий последние 10 лет и прошедший интервал текущего года. В раздел Top Papers за 2002 - 2012 гг. попала всего одна статья по экономике, имеющая аффилиацию с Россией, при этом она написана коллективом авторов из пяти стран (Minbaeva et al., 2003).

*** Показатели мирового признания отечественных экономистов, выраженные в цитируемости их публикаций, свидетельствуют о том, стр. что результаты научной деятельности многочисленного корпуса отечественных исследователей, которые входят в диссертационные советы и публикуются в профессиональных научно-периодических журналах, остаются практически неизвестными миру и мало оцененными. Поэтому можно говорить о национальной самоизоляции профессионального сообщества отечественного обществоведения.


Предлагаемое правительством в качестве одного из решений обозначенной проблемы увеличение числа переводимых на английский язык журналов для последующего их индексирования в международных библиографических базах данных, вероятно, будет способствовать увеличению доли национальных публикаций в общемировом потоке, анализируемом в WoS, однако, скорее всего, мало скажется на повышении авторитетности российских исследований в области экономики и бизнеса. Это связано с тем, что новые экономические журналы, вводимые в WoS, долгие годы имеют низкие импакт-факторы.

Более действенной представляется реализация следующего комплекса мер: увеличение доли междисциплинарных исследований, формирование исследовательских стратегий с учетом мировых фронтов предметной области "Экономика и бизнес", участие в международных проектах и увеличение доли публикаций на английском языке. Только такая стратегия, с нашей точки зрения, позволит в короткий срок добиться существенного улучшения всех наукометрических показателей сегмента публикаций российских экономистов, проиндексированных в WoS. Но пока этого не произошло, использование в качестве критериев оценки научного уровня членов экспертных и диссертационных советов ВАК по экономическим специальностям показателей цитирования как в международных, так и в национальном индексах следует признать преждевременным и невозможным.

Список литературы Айвазян С. А., Пересецкий А. А. (2011). Проблемы международной значимости российского экономического журнала // Журнал Новой экономической ассоциации. N 12.

С. 161 - 164. [Aivazyan S. A., Peresetsky А. А. (2011). International Importance Issues of a Russian Economic Journal // Journal of the New Economic Association. No 12. P. 161 - 164.] Бредихин С. В., Кузнецов А. Ю. (2012). Методы библиометрии и рынок электронной научной периодики. Новосибирск: ИВМиМГ СО РАН;

НЭИКОН. [Bredikhin S. V., Kuznetsov A. Yu. (2012). Bibliometrics Methods and Market for Scientific Periodicals.

Novosibirsk: ICM&MGSBRAS Publ., NEIKON Publ.] Гохберг Л. М., Сагиева Г. С. (2007). Российская наука: библиометрические индикаторы // Форсайт. N 1. С. 44 - 53. [Gokhberg L. M., Sagieva G. S. (2007). Russian Science: Bibliometric Indicators //Foresight. Vol. 1, No 1. P. 44 - 53.] Дежина И. Г., Дашкеев В. В. (2008). Есть ли в России ведущие экономисты и кто они? М.:

ИЭПП. [Dezhina I. G., Dashkeev V. V. (2008). Are There in Russia Leading Economists and Who They Are? Moscow: IEP Publ.] Елисеева И. И. (2011). Неюбилейные заметки о российских экономических журналах // Журнал Новой экономической ассоциации. N 12. С. 169 - 170. [Eliseeva I. I. (2011). Non anniversary Notes about the Russian Economic Journals // Journal of the New Economic Association. No 12. P. 169 - 170.] стр. Коцемир М. Н. (2012). Публикационная активность российских ученых в ведущих мировых журналах // Acta Naturae. Т. 4, N 2. С. 15 - 35. [Kotsemir M. N. (2012). Publication Activity of Russian Researches in Leading International Scientific Journals // Acta Naturae. Vol.

4, No 2. P. 15 - 35.] Куракова Н. Г., Цветкова Л. И., Колин С. К. (2013). Проблемы оптимизации сети диссертационных советов по медицинским специальностям // Менеджер здравоохранения.

N 7. С. 41 - 48. [Kurakova N. G., Tsvetkova L. I., Kolin S. K. (2013). Problems Related to Optimization of the Dissertation Committees in Medical Professions // Manager Zdravoochranenia. No 7. P. 41 - 48.] Маршакова-Шайкевич И. В. (2009). Картографирование науки. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: Канон+;

РООИ "Реабилитация". [Marshakova Shaikevich I. V. (2009). The Maps of Science. Encyclopedia of an Epistemologiya and Science Philosophy. Moscow: Kanon+, RPOD "Reabilitaciya".] Муравьев А. А. (2011). О российской экономической науке сквозь призму публикаций российских ученых в отечественных и зарубежных журналах за 2000 - 2009 гг. // Экономический журнал ВШЭ. Т. 15, N 2. С. 237 - 264. [Muravyev А. А. (2011). Economic Science in Russia through the Lens of Publications of Russian Economists in National and International Journals over 2000 - 2009 // HSE Economic Journal. Vol. 15, No 2. P. 237 - 264].

Муравьев А. А. (2012). К вопросу о классификации российских журналов по экономике и смежным дисциплинам // Научные доклады. N 14 (R)-2012. СПб.: ВШМ СПбГУ.

[Muravyev А. А. (2012). On Classification of Russian Journals in Economics and Related Fields // Working Paper No 14 (R)-2012. St. Petersburg: Graduate School of Management, St.

Petersburg State University Publ.] Полетаев А. В. (2008). Присутствие и отсутствие России в мировой экономической науке.

Препринт WP6/2008/05. М.: ГУ ВШЭ. [Poletayev A. V (2008). Presence and Absence of Russia in the World Economic Science. Working Paper WP6/2008/05. Moscow: HSE Publ.] Савельева И. М., Полетаев А. В. (2009). Публикации российских авторов в зарубежных журналах по общественным и гуманитарным дисциплинам в 1993 - 2008 гг.:

количественные показатели и качественные характеристики. Препринт WP6/2009/02. М.:

Изд. дом ГУ ВШЭ. [Savelieva I. M., Poletayev A. V (2009). Publications of Russian Authors in Foreign Journals in Social Sciences and Humanities in 1993 - 2008: Quantity and Quality.

Working Paper WP6/2009/02. Moscow: HSE Publ] Ханин Г. И. (2009). Почему в России мало хороших экономистов? // ЭКО. N 8. С. 83 - 114.

[Hanin G. I. (2009). Why Is There in Russia Few Good Economists? // EKO. No 8. P. 83 - 114.] Шабурова Н. Н. (2010). Библиометрический анализ научных достижений НИИ СО РАН // Современные исследования социальных проблем. N 3. С. 101 - 105. [Shaburova N. N.

(2010). Bibliometric Analysis of Scientific Achievements of Institutes of Siberian Branch of the RAS // Sovremennye Issledovanija Socialnykh Problem. No 3. P. 101 - 105.] Юревич А. В. (2012). Вносить или выносить? К проблеме оценки вклада российской социогуманитарной науки в мировую // Науковедческие исследования / Под ред. А. И.

Ракитова. М.: ИНИОН. С. 45 - 64. [Yurevich А. V (2012). То Bring in or to Carry Out? How to Appraise Russian Social Science and Humanities Contribution to the World Ones // Rakitov A. I. (ed.). Naukovedcheskie Issledovanija. Moscow: INION Publ. P. 45 - 64.] De Solla Price D. J. (1965). Networks of Scientific Papers // Science. Vol. 149, No 3683. P. - 515.

Garfield E. (1994). Research Fronts // Current Contents. No 41. October 10. P. 3 - 7.

Gibson J., Anderson D. L., Tressler J. (2012). Which Journal Rankings Best Explain Academic Salaries? Evidence from the University of California // Working Paper in Economics. No 10/12 / University of Waikato.

стр. Kirtchik О. I. (2012). Limits and Strategies for the Internationalization of Russian Economic Science: Sociological Interpretation of Bibliometric Data // Laboratorium: Russian Review of Social Research. Vol. 4, No 1. P. 19 - 44.

Negishi M., Sun Y., Shigi K. (2004). Citation Database for Japanese Papers: A New Bibliometric Tool for Japanese Academic Society // Scientometrics. Vol. 60, No 3. P. 333 - 351.

Minbaeva D., Pedersen T., Bjorkman L, Fey C. F., Park H. J. (2003). MNC Knowledge Transfer, Subsidiary Absorptive Capacity, and HRM // Journal of International Business Studies.

Vol. 34, No 6. P. 586 - 599.

Zhou P., Leydesdorff L. (2007). A Comparison between the China Scientific and Technical Papers and Citations Database and the Science Citation Index in Terms of Journal Hierarchies and Inter-journal Citation Relations // Journal of the American Society for Information Science and Technology. Vol. 58, No 2. P. 223 - 236.

Testa J. (2012). The Thomson Reuters Journal Selection Process / Thomson Reuters.

http://wokinfo.com/essays/journal-selection-process/.

Scientometric Parameters of Russian Economic Science: General State and the Evaluation of Thesis Boards Natalya Kurakova*, Liliya Tsvetkova, Olga Eremchenko Authors affiliation: Centre for Scientific and Technological Expertise, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (Moscow, Russia). * Corresponding author, email: idmz@mednet.ru.

The paper analyses the publications of Russian authors in various fields of economics indexed in Web of Science and Russian Science Citation Index. The authors claim that the scientometric parameters are only in a limited way applicable in evaluating the performance of expert and thesis boards in economics in Russia. The authors also put forward the approaches in order to improve Russia's positions in the international citations indexes in economics.

Keywords: scientometrics, economics publications, Russian Science Citation Index, economics in Russia.

JEL: A11, A19.

стр. Мир-системный анализ как основа учебника по экономической истории.

Заглавие статьи (О книге Г. Д. Гловели "Экономическая история: учебник для бакалавров.

Углубленный курс") Автор(ы) К. Фурсов Источник Вопросы экономики, № 11, Ноябрь 2013, C. 147- РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД КНИГОЙ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 23.3 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Мир-системный анализ как основа учебника по экономической истории. (О книге Г. Д. Гловели "Экономическая история: учебник для бакалавров. Углубленный курс") Автор: К. Фурсов В статье рассматривается проблема мир-системного анализа как методологической основы для подготовки учебника по всемирной экономической истории для вузов, обсуждается, каким должен быть учебник на такой основе, выделены сильные и слабые стороны этого научного подхода. Сделан вывод, что автор рассматриваемого учебника успешно выполнил свою задачу - представить панораму экономической истории с древности до начала XXI в. при последовательном применении мир-системного анализа.

Ключевые слова: мир-системный анализ, экономическая история, мировая экономика, капитализм.

JEL: N01, N90.

Книга Г. Д. Гловели - первая попытка представить в учебном пособии для вузов панораму всемирной экономической истории через призму мир-системного анализа в версии его основоположника И. Валлерстайна. Мир-системный анализ {world-system analysis) возник в 1970-е годы в США на стыке неомарксизма и французской исторической школы "Анналов", главным образом в лице Ф. Броделя. Базовой единицей анализа в этом подходе служат мир-системы - крупные автономные социальные и территориальные исторические целостности, системы, каждая из которых есть целый мир (этим она отличается от мини системы). Валлерстайн выделяет два типа мир-систем: мир-экономики и мир-империи.

Мир-экономики (от броделевского термина economie-monde) - это длинные и неравномерные цепи производственных структур, то есть регионы, скрепленные торговыми связями;

мир-империи - это обширные властные образования, иными словами регионы, интегрированные военно-политическим путем. Согласно Валлерстайну, на протяжении большей части истории мир-империи были сильнее мир-экономик, но в XVI в. одна конкретная мир-экономика - возникающая европейская капиталистическая одолела мир-империю Габсбургов, стала расширяться и постепенно поглотила как все прочие мир-экономики, так и все современные ей мир Фурсов Кирилл Андреевич (rabhasa79@gmail.com), к. и. н., старший научный сотрудник Института экономики РАН, старший научный сотрудник Института стран Азии и Африки МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва).

стр. империи, став к концу XIX в. единственной - современной мир-системой {modern world system).

В учебнике по экономической истории, написанном в русле мир-системного анализа, мировая история должна быть разделена на три хронологических периода: эпоху существования мир-систем с древности до возникновения капиталистической мир экономики, которая в мир-системном анализе занимает центральное место (то есть до XV в.);

эпоху становления и территориальной экспансии этой мир-экономики к моменту охвата ею всего мира;

эпоху развития единой современной мир-системы, в которую капиталистическая мир-экономика превратилась к XX в. Задача такого учебника показать существование в докапиталистическом мире разных мир-империй и мир экономик и объяснить, почему и каким образом внешние по отношению к капиталистической мир-экономике зоны постепенно становились ее периферией и полупериферией, почему и как сменялись державы - гегемоны мир-системы капитализма (теория трех гегемонии Валлерстайна), какие противоречия характерны для капиталистической мир-экономики и как она пыталась их решать. Гловели посвятил каждому из указанных периодов отдельную часть книги, а в четвертой рассматривает экономическую историю с 1970-х годов (критерий выделения - начало глобализации).

Периоду мировой истории до наступления "долгого XVI века" (термин Броделя, около 1450 - 1650 гг.), то есть эпохе, с конца которой Валлерстайн начинает излагать свою историческую схему, посвящены главы 1 - 7 книги. В известном смысле это попытка дописать за Валлерстайна (конечно, в форме учебника) то, что он не написал, вписать в мир-системный анализ большую часть мировой истории, оставшуюся за рамками внимания его основоположника. Гловели, с одной стороны, прослеживает череду крупных политий Востока и Запада как мир-империй, с другой - пытается выделить мир экономические зоны в древнем мире и средневековой Европе. О концептуальной последовательности учебника свидетельствуют названия параграфов: "Китайская мир империя и Великий шелковый путь" (4.2), "Религиозное освящение сословного строя в мир-империях Ирана и Индии" (4.3), "Халифат: арабо-мусульманская мир-империя" (4.4), "Византия: православная Восточно-средиземноморская мир-империя" (4.5). Уделено внимание Карфагену и греческим полисам как агентам экономики, ориентированной на рынок, прослежена диверсификация рыночных институтов в средневековых Италии и Нидерландах.

"Долгий XVI век" хронологически завершает часть 1 книги, на том основании, что глобальную экспансию капиталистической мир-системы (которой посвящена часть 2) Гловели отсчитывает с промышленной революции в Великобритании, то есть с появления производственной основы капитализма. Проанализированы воздействие Великих географических открытий на европейскую экономику, формирование трех (по выражению автора) "ярусов" капиталистической мир-экономики в XVI-XVII вв. (ядро, полупериферия и периферия) и историческое поражение мир-империи Габсбургов. Подробно рассмотрены факторы становления и упадка голландской и британской гегемонии в капиталистической мир-системе, соперничество держав в периоды упадка гегемонии, процессы и механизмы вовлечения в территориально расширяющуюся капиталистическую мир-экономику современных ей мир-систем, начало подъема американской гегемонии. Строго придерживаясь валлерстайновской методологии, автор акцентировал роль государства в процессе накопления капитала и становления держав гегемонов капиталистической мир-экономики.

стр. Султанаты Османов и Сефевидов трактуются в учебнике как мир-империи (Гловели, 2014.

С. 240). Так же трактуются Могольская держава в Индии и империи Мин и Цин в Китае.

Их взаимодействие с агентами европейской экспансии автор последовательно истолковывает в свете столкновения (капиталистической) мир-экономики с мир империями (Гловели, 2014. С. 152).

Большое внимание в учебнике уделено истории экономики России. По мнению автора, в результате постепенного включения в мировой рынок к началу XIX в. она стала частью полупериферии капиталистической мир-экономики, а в середине XIX в. начала скатываться к периферии (Гловели, 2014. §14.2).

На основе принципов мир-системного анализа рассмотрены события и процессы XX начала XXI в., которым посвящены части 3 - 4: экономические кризисы 1920 -1930-х годов, гегемония США после Второй мировой войны, проблемы послевоенного экономического развития полупериферии и периферии (в том числе колониальных и постколониальных стран) и т. д.

Автор учебника успешно справился со своей задачей и изложил историю мировой экономики через категории мир-системного анализа. Но насколько плодотворен этот подход? Как у любого научного подхода, у него есть преимущества и недостатки.

К преимуществам мир-системного подхода, безусловно, относится принципиально новая базовая единица анализа - мир-система, которая для периода экспансии капиталистической мир-экономики означает практически мир в целом. Ранее единицами анализа выступали: в экономике - рынок, в социологии - гражданское общество, в политологии - политика и государство, в исторической науке - отдельные страны/иолитии/народы. Валлерстайн пытался преодолеть как страновой подход, так и членение европейского обществоведения на три дисциплины, адекватное лишь для развитого капиталистического общества Запада. Главное достоинство мир-системного анализа - целостный подход к исторической реальности, прежде всего капитализму, унаследованный от "тотальной истории" Броделя и получивший новую интерпретацию. К числу достоинств мир-системного анализа относятся не только внимание к центру и окраинам (в терминологии данного подхода - ядру и периферии) капиталистической системы, но и выделение в ней полупериферии, а также внимание к роли государства в экономике.

Автор учебника, применяя мир-системный подход, смог избежать определенных теоретических "ловушек", в которые постоянно попадали советские ученые при трактовке социальных институтов доколониального Востока и Руси. Важна в этом отношении позиция Гловели по проблеме "восточного" и "русского" феодализма. Большинство советских ученых (и многие российские), придерживаясь пятичленной формационной модели, относили общества "средневекового" Востока и "средневековой" Руси к феодальной формации, для чего были вынуждены искусственно подгонять факты под схему. (Термин "средневековый" взят в кавычки, так как его употребление по отношению к неевропейским обществам второй половины I - первой половины II тысячелетия грешит европоцентризмом.) Тем более приятно видеть, что автор учебника трактует, например, ключевой для аграрных обществ исламского Востока институт икта не как феодальный бенефиций, а как пожалование вельможе сбора налогов с определенной территории (Гловели, 2014. С. 108). В Халифате и политиях - его преемницах именно это составляло суть данного пожалования, правитель не входил с представителем знати в отношения сюзерен-вассал, тот выступал чиновником-военачальником правителя (не стр. говоря уже о неприменимости термина "феодализм" к социально-экономической составляющей общественных отношений на Востоке).

Отсутствие узкоформационного подхода позволило Гловели взвешенно подойти к теоретической трактовке Киевской Руси, отметив, что классики русской исторической мысли XIX в. - С. М. Соловьев и его ученик В. О. Ключевский - назвали такой строй властных отношений удельно-вечевым, не считая возможным определять его как феодальный. В XX в. М. П. Павлов-Сильванский и затем советские историки-марксисты обосновали концепцию "русского феодализма", однако многие исследователи его отвергали (Гловели, 2014. С. 176 - 177).

Впрочем, мир-системный анализ в его валлерстайновской версии имеет много недостатков. Внешние критики к наиболее серьезным относят обменоцентричность акцент на процессах обмена, то есть на торговле и финансах, пренебрежение производством и производственными отношениями (Р. Бреннер), недостаточное внимание к факторам деятельности государства и геополитики (А. Золберг, Г. Моделски, Т.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.