авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«АКАДЕМИИ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ 75 ЛЕТ ВОСПОМИНАНИЯ ВЫПУСКНИКОВ РАЗНЫХ ЛЕТ Под общей редакцией кандидата психологических наук, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Главк под руководством Михаила Измаиловича Земского, а затем сменившего его Федора Василье вича Обухова много работал над созданием норма тивно-технической базы, организацией пожаротуше ния, применением новых, более эффективных средств и методов борьбы с огнем. В ту пору в главке работало много хорошо подготовленных руководите лей, инициативных специалистов: заместители нача льника главка Николай Семенович Герасимов, Алек сей Иосифович Томашев;

начальники отделов Петр Степанович Савельев (госпожнадзор), Нестор Алек сандрович Викторов (отдел техники). В 1970 г. отдел службы и подготовки ГУПО МВД СССР закончил работу над новым Боевым уставом и Уставом служ бы пожарной охраны (взамен действовавших с 1953г.). Они ознаменовали полную переработку до кументов, регламентирующих организацию службы в частях и тушение пожаров с учетом современного уровня развития пожарной тактики и техники. В эту работу Игорь Фотиевич вложил весь свой практичес кий опыт, свое понимание решения тех задач, кото рые стояли перед руководимым им отделом главка.

Впрочем, это не совсем так, потому что, вер ный своему принципу – перенимать все лучшее, что создано на местах, Кимстач обобщил и дал до рогу в жизнь многим передовым взглядам на реше ние проблем пожаротушения, вызревшим и опро бованным в регионах.

Да, у таких начальников УПО как Борис Ивано вич Кончаев (Ленинград), Евгений Петрович Савков (Свердловск), Михаил Павлович Крайнев (Башки рия), Василий Афанасьевич Газетов (Пермь), Васи лий Терентьевич Широков (Московская область) и других многому можно было научиться.

Так, в Свердловске в середине 60-х годов были сконструированы первые ручные генераторы высо кократной пены (по сегодняшней классификации это пена средней кратности) и проведены успеш ные опыты по тушению пожаров. Игорь Фотиевич был одним из первых в пожарной охране страны, кто понял и высоко оценил опыт свердловчан. Он увидел огромные перспективы использования вы сокократной пены при тушении пожаров нефтеп родуктов. На основе серии опытных учений в Но вокуйбышевске и Альметьевске была подготовлена специальная инструкция для пожарных по ликви дации пожаров в резервуарных парках. Вскоре ре зультаты, достигнутые опытным путем, нашли свое полное подтверждение на практике.

В 1971 г. произошли три крупнейших пожара в резервуарных парках нефтеперерабатывающих за водов в Рязани, Ангарске и Баку, в тушении кото рых участвовал и Кимстач. Наиболее показатель ным и сложным был пожар на Рязанском НПЗ.

От удара молнии загорелись два подземных же лезобетонных резервуара. К прибытию Обухова и Кимстача в Рязань горело уже 7 подземных ре зервуаров с нефтью и газовым конденсатом. Реше ние И. Кимстача, возглавившего всю работу по ор ганизации тушения, было однозначным – тушить высокократной пеной, готовить пенную атаку. Од нако случилось неожиданное – из одного из горев ших резервуаров произошел выброс: пламя взмет нулось вверх на добрую сотню метров. Теперь в ог не оказались уже 8 из 24 резервуаров. А невдалеке – еще одно хранилище: емкости с сжиженным про пан-бутаном. Во время выброса горящего нефтепро дукта пожарные подразделения потеряли множество уже проложенных рукавных линий, один пожарный автомобиль. Но люди не пострадали.

В историю эта битва с огнем вошла как первое в практике пожарной охраны страны широкомасш табное применение пены высокой кратности. Впер вые было доставлено к месту пожара и эффективно использовано громадное количество пенообразова теля – 170 т. Длина только магистральных рукав ных линий превысила 20 км.

Вот таким выдалось это гигантское сражение с огнем, где одной из главных фигур был И. Кимстач.

А только что вышедшая в свет его инструкция о действиях пожарных подразделений при тушении резервуаров была применена на реальном пожаре самим автором.

Уже значительно позже, выйдя в отставку, гене рал-майор внутренней службы Игорь Фотиевич Ки мстач скажет и о таком факте из своей огневой био графии: на тех пожарах, где он был РТП (а это наи более сложные и крупные пожары в стране), не был потерян (не погиб) ни один из участников тушения.

Рассказывая об Игоре Фотиевиче, никак нельзя обойти и его участие в тушении и ликвидации газо нефтяных фонтанов. Этому сложнейшему искусству Кимстач учился у легендарного фонтанщика Гразда на Мамиконянца, именно его советы, его опыт помо гли молодому командиру достигнуть высочайшего уровня квалификации, который необходим для ук рощения фонтанов. Как в свое время Мамиконянцу, ему верили те, кто работает у горящего фонтана, не сомневались в его умении обезопасить боевые расче ты пожарных и фонтанщиков. Кимстач пользовался и у тех и у других безграничным доверием.

Небольшой эпизод. О нем когда-то рассказал мне начальник отдела службы и подготовки УПО УВД Тюменской области Алексей Максимович Столяров, один из лучших "тушил" среди специа листов пожарной охраны 70-80-х годов. В крупном нефтехранилище на территории Тюменской облас ти воспламенился резервуар-двадцатитысячник.

Крыша его была частично оторвана и опустилась внутрь резервуара, из образовавшихся многочис ленных "карманов" в верхней части резервуара вы бивалось пламя. Готовили пенную атаку, но опа сались возможного выброса горящей нефти. Из-за этого тушение затягивалось, и угроза развития по жара на соседние резервуары все увеличивалась.

И тут – звонок из Москвы. У телефона Игорь Фотиевич. Выслушав доклад Столярова, сказал:

– Ты вот, что, Алексей. Бери надежных ребят, поднимись на резервуар, положите на его крышу несколько генераторов и быстро спускайтесь. Пена сама найдет дорогу в горящие карманы. Действуй!

– Так ведь, говорю, риск большой. Людей могу потерять!

– Вот пока разговариваешь, время теряешь – все и может случиться. А сейчас еще есть шанс.

Повторяю, действуй!

– Ну поднялись мы с огромным трудом на кры шу резервуара. Кругом – как в аду: все гудит, огонь и раскаленный металл. Установили пеногенераторы, спустились вниз, дали пену. Прав оказался Игорь Фотиевич — пена сама прошла в "карманы" и за давила огонь. Резервуар и весь парк были спасены.

– Но честное слово, – завершил рассказ Столя ров, – если бы не Кимстач, а кто-то другой посове товал мне проделать подобный маневр, – ни за что бы не стал так рисковать. А Игорю Фотиевичу – верю!

Декабрь 1968г. Воспламенение газонефтяного фонтана в Венгерской Народной Республике.

И.Кимстач с опытными отечественными специали стами и нашей пожарной техникой прибыл на место аварии. Советские пожарные сработали хорошо – горящий фонтан с помощью автомобиля газоводя ного тушения АГВТ-100 потушили быстро. Но вот с заменой устьевого оборудования для «усмирения»

фонтанирующей скважины было много проблем.

Дело в том, что это оборудование находилось не над поверхностью земли, как, например, у скважин в нашей стране, а в метровом колодце. Кроме того, фонтанирующая парафинистая нефть, оседая вокруг устьевого оборудования, тут же застывала, покрывая нефтяным «студнем» окружающие строения и тер риторию. Пришлось подогнать паровоз и паровые передвижные установки нефтяников, проложить па ропроводы и отводить разогретую нефть. Но самое главное — нужно было обезопасить работу фонтан щиков у устьевого оборудования. Они находились в колодце в загазованной среде. Малейшая искра и...

Каждого фонтанщика даже обвязывали веревкой, чтобы в случае чего можно было бы вырвать его из колодца... Но, к счастью, этого делать не пришлось.

Пожарные сумели обезопасить работу у скважины.

Она была успешно заглушена.

Еще раз декабрь, 1978 год. Север Тюменской области, месторождение "Медвежье". В результате аварии воспламенился мощный газовый фонтан, была приостановлена добыча на ряде соседних скважин. В самое холодное время уменьшился по ток газа в центр страны. Требование "сверху" – ликвидировать аварию как можно быстрее.

До прибытия И. Кимстача и его испытанного помощника и ученика в тушении пожаров нефти и нефтепродуктов Н. Клепоносова уже две попытки потушить огромный факел оказались неудачными.

Из пяти турбореактивных установок три вышли из строя. И немудрено: температура воздуха в бес крайней снежной пустыне – минус 47°. Насосные станции замерзали. Людям было не легче. Многие из участников тушения болели. Но пере группировка сил, четкое разграничение обязаннос тей между пожарными газовщиками и точный рас чет РТП помогли решить и эту сложную задачу.

Через 2 дня огненный фонтан был потушен. За умелую организацию тушения этого пожара и от личие на других пожарах января 1979 г. Игорь Фо тиевич был награжден орденом Красной Звезды.

А потом был и еще один орден – Трудового Красного Знамени. Это уже за участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в начале мая 1986 го да, где один из главных принципов И. Кимстача, те перь уже первого заместителя начальника главка, ге нерал-майора внутренней службы – беречь под чиненных, разумно рисковать их и своей жизнью, нашел, пожалуй, самое яркое и полное выражение.

Именно во время его работы на ЧАЭС в боевых расчетах пожарных был налажен строжайший дози метрический контроль, упорядочено несение службы по обеспечению мер безопасности. Для доставки бо евых расчетов в наиболее опасные участки стал при меняться бронетранспортер (броня неплохо за щищала от радиации). Кто сейчас может сказать, сколько пожарных обязаны ему своим здоровьем, а может, и самой жизнью? Бесспорно одно – многие.

Среди других наград Игорь Фотиевич особо дорожит тремя медалями "За отвагу на пожаре".

Думаю, что работникам пожарной охраны они го ворят о многом...

Для И.Кимстача любая работа, за которую он брался, была важной и значимой. Будь это написан ные им книги – о тушении пожаров в подвалах, об организации тушения пожаров в городах и населен ных пунктах, то ли созданный в соавторстве пре красный учебник для огнеборцев – "Пожарная так тика". Или статьи в журнале "Пожарное дело". По листайте подшивки (особенно за 70-е годы) и вы увидите, сколь велико было стремление этого класс ного специалиста передать свой опыт тем, кто стре мится сегодня работать лучше, чем вчера.

Как член редколлегии журнала (а Игорь Фоти евич выполнял эту общественную обязанность бо лее 20 лет) он стремился научить и нас, журналис тов, собирать в подразделениях крупицы опыта и через журнал передавать его своим читателям. За поверхностный подход к теме жестко критиковал, за полезную, содержательную статью от души хва лил. Мне, как бывшему начальнику отдела службы, подготовки, пожаротушения в редакции журнала "Пожарное дело" это особенно памятно.

Один пример. В начале 70-х годов я написал статью о том, как в свердловском гарнизоне пожа рной охраны расширены функции ЦППС. Теперь, руководствуясь данными оперативных планов и карточек, диспетчеры сообщали руководителю в пути следования к месту пожара некоторые так тические особенности горящего объекта.

Многие в главке скептически отнеслись к это му нововведению, кое-кто откровенно смеялся:

дожили – диспетчеры дают указания РТП!

И только И. Кимстач, чего я, признаться, сов сем не ожидал, высказал совершенно другое мне ние. – Хорошая статья, – сказал он мне, – сумел за глянуть в будущее.

В будущее заглянул, конечно, не я – туда, как всегда, смотрел начальник УПО УВД Свердловс кой области Евгений Петрович Савков. Но похвалу Игоря Фотиевича помню и сейчас.

В свои 70 лет он по-прежнему в работе, бодр и энергичен. Хотя, конечно же, давно в отставке.

Выросли дети. Дочь – доктор химических наук, сын осуществляет свои жизненные замыслы. Вот и внук уже взрослый. Что ж – все как положено, то варищ генерал.

Но лично в моей памяти вы остаетесь несколь ко другим. Таким, каким я впервые увидел вас лет назад там, в пустыне, близ поселка Урта-Булак.

В видавшем виды брезентовом плаще с капюшо ном, надетым на телогрейку, кирзовых сапогах и обожженной пожаром шапке-ушанке. На фоне не давно потушенного газонефтяного фонтана.

В.Карпов Ярмак Дмитрий Данилович, генерал-майор, заместитель начальника Главного Квартирно эксплуатационного Управления Министерства обороны СССР, затем МО РФ, выпускник училища 1956 года.

Учеба в ХПТУ была организована на высоком идейном и теоретическом уровне. Материальная база циклов и учебных кабинетов способствовала полу чению глубоких знаний пожарного дела. Это самое замечательное время в моей жизни, где я получил хорошую теоретическую подготовку и практические навыки для дальнейшей работы в пожарной охране (хотя она была непродолжительной с 1953-1958 гг.) и службы в войсках Вооруженных Сил СССР и РФ.

Преподавание пожарной профилактики у нас проводил т. Каменев, противопожарной техники и оборудования - корифей пожарной охраны т. Гру зинский А.К. Выезды по тревоге на пожары в пе риод дежурства группы в учебной пожарной части запомнились мне на всю жизнь.

Быт, досуг, воспитательная работа в дивизио не (группе) были организованы достаточно хоро шо, что сказывалось положительно и на учебе, и на достижениях в спорте, и на участии в художест венной самодеятельности, и лучшем прохождении училища на военных парадах в гарнизоне.

Начальник училища п-к Метелев, заместитель п-к Харченко, начальник политотдела Капустянский, командиры дивизиона – п/п-к Горбань, к-н Зозуля, замполит В.Феденко, курсовой командир В.Шандыба были грамотными и умелыми воспита телями для курсантов, с них многие из нас брали пример.

С теплотой вспоминаю совместную службу в ХПТУ (последние 1,5 года я был курсовым офице ром) в дивизионе с офицерами Бронишевским Б., Халиным Н.

После сокращения в 1959 году курсовых офи церов, мне пришлось служить в войсках МПВО МВД, а затем и в Вооруженных Силах СССР и РФ (после упразднения МВД СССР в 1960 г. войска МПВО были переданы в состав ВС СССР).

Будучи еще курсовым офицером, я поступил в ХИСИ и в 1962 г. закончил его, получил диплом инженера-строителя.

В дальнейшем моя служба проходила на раз личных командно-инженерных должностях в стро ительно-квартирных органах МО СССР и РФ.

В разное время занимал должности: главный инженер СМУ;

командир в/г п/п 61895 в ГСВГ (экс плуатационная часть);

начальник отдела в Квартир но-эксплуатационном управлении ОдВО;

начальник Квартирно-эксплуатационной службы Центральной Группы войск;

начальник Квартирно-эксплуатаци онного Управления ЛенВО;

начальник Квартирно эксплуатационного Управления ОдВО;

в 1988- годах был Заместителем начальника Главного Квар тирно-эксплуатационного Управления МО СССР, за тем МО РФ. Воинское звание - генерал-майор.

Награжден: орденом Знак почета, орденом за службу Родине 3-й степени, 16 медалями.

В 1993 г. по достижении предельного возраста, ушел с военной службы в отставку и занимаюсь общественной работой. Возглавляю Совет ветера нов (избран председателем Совета) работников Квартирно-эксплуатационной службы МО РФ.

Поваляшко Виктор Семнович, полковник внутренней службы - выпускник училища 1956 г.

1967 – 1972гг. – начальник отдела ГПН, 1972– 1973гг. – начальник УПО, 1973 – 1987гг. – замести тель начальника УВД Крымской обл., 1987– годы – работник Представительства МВД СССР при МВД Афганистана.

Детство и юношеские годы мои прошли на Сумщине, куда я вместе с матерью и двумя мень шими братьями приехал в августе 1941 года из г.Новороссийска Краснодарского края, где родился 1 января 1936 года.

Хорошо помню ужасы начала войны, бомбежки гитлеровской авиацией города и постоянные, по не сколько раз в сутки, пробежки в бомбоубежище с ма мой и бабушкой, приехавшей к нам в гости 19 июня.

Отец, после окончания Харьковского силикат ного техникума, работавший на цементном заводе, с первых дней войны был мобилизован на фронт. А вот его мама, наша бабушка, и увезла нас через Ро стов и Харьков к себе на родину.

Бедное и голодное детство на оккупированной фашистами территории, расстрелы односельчан за связь с партизанами, горящие хаты и постоянный страх, что и в наш дом скоро придут немцы и мадь яры и всех уничтожат.

На нашей улице несколько семей, в том числе и нашу, за оказание помощи партизанам дважды выво зили на расстрел. Но смелые и внезапные атаки пар тизанских отрядов спасали нам жизнь. А в 1943 году удирали немцы, бросая технику, убитых и раненых через наше село Мар-Буда Ямпольского района.

Такой запомнилась мне на всю жизнь моя пер вая война - наша Великая Отечественная.

С детства увлекался фото- и радиоделом и, ко нечно же, после окончания школы поступал в Ха рьковский политехнический институт на радио технический факультет. Все вступительные экза мены (а их тогда было около 10) сдал на хорошо и отлично, но по конкурсу не прошел. В тот 1953 год на факультете конкурс был 10 человек на 1 место.

Как-то на прогулке с моими новыми друзьями по поступлению в институт Ильей Беспалым, Се меном Гадырем и другими мы увидели большое красивое здание и в окнах - молодых людей в воен ной форме. Кто-то из нас сказал, что это пожарно техническое училище.

Решение было принято единогласно - всей группой поступаем в него. В учебном отделе обна дежили нас - больше экзаменов сдавать не будем, предоставив экзаменационные ведомости с оцен ками при поступлении в институт. Так, в сентябре мы все стали кандидатами в курсанты ХПТУ. Мне в то время не было и 17 лет.

При очередном утреннем построении нам объ явили, что будем сдавать вступительные экзамены и развели нас по аудиториям. Я был шокирован сколько же их можно еще сдавать? В школе -10, в институте столько же. И вот снова экзамены.

Получил я свои первые пятерки по русскому языку и химии и до окончания других оценок в училище не получал, за некоторым исключением.

Учеба давалась нелегко, но постепенно, позна вая дело, которым придется заниматься в будущем, твердо решил к занятиям относиться серьезно, отда вая все силы по овладению профессией пожарного.

Были среди нас разговоры о непрестижности профессии, небольшой зарплате, тяжелой службе.

С этими факторами мне, да и всем практическим работникам приходилось в жизни часто сталки ваться. Но всегда следовал твердому правилу - взя лся за дело - доведи его до конца.

До поступления в училище не знал, что есть такая профессия - пожарный, есть мощная служба противопожарная, но свои первые пожары начал тушить, еще будучи школьником.

Лето 1953 года выдалось грозовое, частые по жары в селе от ударов молнии и гибель людей дер жали в напряжении односельчан. Однажды ночью, проснувшись от страшного громового раската, увидел зарево пожара и бросился к горящей избе.

Люди метались в панике, не зная, что делать. А под деревом у избы лежал убитый молнией человек.

Я тоже не знал что делать, но увидел неболь шую речушку рядом и сразу же созрело решение.

Жители стали в цепочку и ведрами передавали воду к пожару. Вскоре раздавшиеся взрывы на чердаке горящего дома разогнали всех. С небольшой групп кой людей, в страхе, мы продолжали, как могли, тушить пожар. Рвались на чердаке патроны, остав шиеся там со времен войны. А через несколько дней после этого с забинтованными от ожогов па льцами рук, мне пришлось писать сочинение по русскому языку на выпускных экзаменах.

Не веря в судьбу и предназначение я не мог се бе представить, что через каких-то 5-10 лет буду участником тушения сложных пожаров на подвод ной лодке, кораблях-сухогрузах, нефтебазе, горных лесных массивов.

Но в жизни получилось именно так, а мы про должали учебу в училище. Наш 3-й дивизион всег да был во всем первым: в учебе, огневой подготов ке, на хозяйственных работах, в общественной жи зни. Самое большое количество курсантов дивизи она принимало участие в художественной самодея тельности училища. С большим успехом про ходили наши концерты (я пел в хоре) на предприя тиях г. Харькова.

Курсанты жили дружной семьей, помогая друг другу, и в большинстве своем к учебе относились серьезно. Хотя бедность и здесь не покидала нас.

Скромное обмундирование, скудное денежное до вольствие, а новое стрелковое оружие мы получили последними из всех училищ Харьковского гарнизо на. Но при всей сложной общей жизни был у нас в училище штатный духовой оркестр, и мы этим очень гордились. Жизнь курсанта, вообще человека в военной форме, трудно себе представить без духо вого оркестра. Помню, с каким чувством ответст венности мы готовились к своему первому военному параду, первому и для курсантов дивизиона, и во обще для училища. Потом это стало привычным, хо тя и требующим большого труда и выносливости. А тогда это было для нас делом новым. Музыканты оркестра хорошо знали, что мы будем на военном параде защищать честь училища и старались изо всех сил. Волнение и тревога не покидали нас, кур сантов, и, в первую очередь, командование училища.

Мы шли на параде с винтовками старого образца, но прошли четко и красиво и получили высокую оцен ку командующего парадом. Гордостью и высоким чувством удовлетворения были заполнены наши сердца.

В училище изучались очень интересные пред меты, и я тщательно конспектировал лекции. Конс пекты здорово помогали при подготовке к экзаме нам. Но я особенно любил дисциплины: пожарная профилактика в строительстве и технологии, в эле ктротехнических установках, радио- и автодело.

Занятия по пожарной профилактике вел всеми на ми уважаемый преподаватель Каменев. Как-то, по лучив очередную отличную оценку по его предме ту, на какое-то время стал меньше уделять внима ния этой дисциплине, готовясь к другим. А тут, вдруг, к нам на открытый урок заходит делегация пожарных специалистов из Польской Народной Ре спублики. От неожиданности все притихли и каж дый думал о том, чтобы не его вызвали к доске.

Еще до команды преподавателя: "Курсант Поваля шко, к доске!" я почувствовал, что вызовут именно меня. Нужно же было такому случиться, что я ни чего не знал по теме, и что-то забормотал у плака тов сельхозмашины. Это сразу почувствовал пре подаватель, и мы поняли, что ни ему, ни, тем более, мне отступать некуда. Нельзя было сорвать откры тый урок, а ведь он надеялся на меня, как на отлич ника. Завязалась беседа, поступила масса наводя щих вопросов, чего он никогда не делал в обычной ситуации. Мои товарищи по группе с удивлением смотрели на меня, видели как мне жарко у доски, но я старался поддержать беседу, главное, не мол чать, а говорить, делая вид, что все понимаешь.

Внешне все получилось, и наши гости ничего не поняли, поблагодарив курсантов за активность на занятиях. Впервые в жизни мне было невыносимо стыдно, и в перерыве я подошел к преподавателю с извинениями. Косо смотрю в журнал, где против моей фамилии должна была стоять жирная двойка.

Удивлению моему не было предела и на вопрос: "За что же мне поставили пятерку?" последовал ответ:

"За храбрость!". С тех пор я больше никогда не по зволял себе расслабиться, готовясь к занятиям.

Курсантам часто приходилось принимать учас тие в тушении пожаров на объектах и в жилых до мах города Харькова. Так вышло и в ту зимнюю ночь, когда нас всех подняли по тревоге на туше ние пожара огромной базы госматрезервов. Горели помещения, где хранился натуральный каучук в тюках. Мы вытаскивали этот каучук из горящих помещений, задыхаясь от удушливого дыма и вы сокой температуры. В один из моментов в горящее помещение вбежал кто-то из руководителей туше ния и приказал нам срочно покинуть помещение.

Мы хотели вытащить наружу еще несколько десят ков оставшихся тюков, но поступил еще более ка тегоричный приказ покинуть помещение. Через не сколько минут на наших глазах рухнуло перекры тие склада и мне показалось, что моя шапка под нимается от вздыбленных от ужаса волос на голо ве. Мы были обязаны жизнью этому опытному специалисту. Нас не только направили в горящее здание на эвакуацию каучука, но и постоянно вели разведку, оценивая обстановку, и в критический момент было принято единственно правильное ре шение - покинуть помещение. Этот урок по тактике пожаротушения я запомнил на всю жизнь.

В стенах училища приобретались друзья, рож далась настоящая мужская дружба. Радости, победы и неудачи, горе переживали вместе. Особенно дове рительные отношения сложились у меня с Ильей Беспалым, впоследствии ставшим одним из руково дителей УВД Харьковского облисполкома, с Влади миром Палюхом, позже возглавившим УПО УВД Харьковской области, затем – институт пожарной безопасности МВД Украины. Любили и уважали все за его доброту и порядочность, скромность и удиви тельную улыбку. Многим из нас, особенно мне, дос тавалось от него, когда он, с улыбкой на лице, под трунивал над нами за какие-то оплошности. Этой дружбой я дорожу и сегодня. Мы редко встречаемся, и тем радостнее наши встречи, особенно в Крыму, куда он изредка прибывает на отдых.

Мне особенно приятно, что мой друг и това рищ Николай Тараканов стал генералом, занимал высокие посты в штабе гражданской обороны страны, был активным участником ликвидации по следствий Чернобыльской катастрофы. А тогда, став сержантом и старшиной курса, был строгим, но справедливым для нас командиром.

Мы все уважали как старшего из нас, Николая Шилова, заслушивались его рассказами и анекдо тами, которых он знал огромное количество. Он одним из первых нашего выпуска стал крупным специалистом пожарного дела, возглавив пожар ную охрану Белгородской области.

Бережно храню фотографию, где вместе с ко мандованием и преподавателями, запечатлены до рогие мне лица 95 выпускников училища 1956 го да. И очень горько и обидно, что на этой фотогра фии нет моего однокашника, друга детства и юнос ти Бориса Замеса, трагически погибшего в 1955 го ду. Будучи в увольнении, провожал знакомых де вушек-студенток из мединститута, уезжавших до мой после зимней сессии, и попал под маневровый паровоз в районе железнодорожного вокзала.

Командование и преподаватели училища поль зовались у нас огромным авторитетом. Сколько сил и энергии вложили они, доведя нас до выпуска.

Были среди них и очень строгие, которых мы боя лись, были и такие, над которыми мы могли любя подшучивать. Не знаю, был ли инженер-майор Те рещенко охотником, но о нем и его охотничьей со баке Трезоре ходил очень смешной анекдот. Уже будучи и сам охотником, я часто на заячьей охоте рассказывал этот анекдот своим друзьям, и он им очень нравился.

Нашим первым наставникам, классным специ алистам, давшим нам путевку в жизнь, огромное спасибо и глубокое уважение. К сожалению, мно гих из них уже нет среди нас, но память о них на всегда сохранится в наших сердцах. Они были для нас примером для подражания и восхищения.

На комиссии по распределению мест дальней шего прохождения службы мне отказали в направ лении в город Волгоград или Новороссийск из-за отсутствия вакансий. И тогда наш "батя" Петр Ан дреевич Метелев говорит: "Поезжай-ка ты, сынок, в Крым, в г. Симферополь, а мы к тебе будем в гос ти на отдых приезжать". И под общее оживление членов комиссии, взволнованный я вышел из каби нета с направлением на службу в совершенно мне незнакомый и загадочный Крым. Всю свою жизнь я благодарен был Петру Андреевичу за добрый и по следний совет, который он дал мне - выпускнику училища. И я так и не узнал, приезжал ли он на от дых в Крым, как обещал.

1 ноября 1956 года вступил в должность инст руктора пожарной профилактики военизированной пожарной команды №1 ОПО города-героя Севас тополя, охранявшей крупнейший судостроитель ный и ремонтный завод. И вот тут-то все и нача лось. Через несколько дней начальник команды за крепляет за мной один объект - плавучий океан ский завод китобойной флотилии "Слава", стоящий на ремонте. Многое мы изучали в училище, а вот о морских судах, устройстве и пожарной опасности судов - ни слова. Совершенно незнакомая терми нология, громадина-плавбаза с огромным количес твом помещений, кубриков, отсеков. Сотни однов ременно проводимых огнеопасных работ довели меня почти до отчаяния: справлюсь ли я с двумя помощниками инструктора профилактики с поста вленной задачей - не допустить пожаров и загора ний на объекте. Пришлось изучать новые для меня инструкции, знакомиться со специальной литера турой, изучать в общих чертах устройство судов.

Оказали помощь и опытные помощники инст руктора профилактики. Смело пошел на контакт с ведущими специалистами-кораблестроителями, на чальниками цехов, участков, которые помогли ра зобраться в ситуации. И когда, в дальнейшем, за мной закрепляли ремонтируемые военные крейсе ры, эсминцы, подводные лодки, я чувствовал себя уже более уверенно.

А уже в январе 1957 года я - инспектор пожар ной охраны УВД Ялтинского горисполкома. И опять своя специфика в работе: противопожарное обследование санаториев, домов отдыха, предприя тий винодельческой промышленности.

Моим первым наставником в этот период ра боты был начальник инспекции Рвачев Владимир Васильевич. Это он учил меня преодолевать чувст во неуверенности в себе, если хотите, боязни при встрече с крупными хозяйственными руководите лями, тем более, если речь шла о привлечении их к административной ответственности.

Один из начальников санатория, силового, как теперь принято говорить, министерства, на протя жении ряда лет игнорировал требования пожарной безопасности. Необходимо было провести очеред ное пожарно-техническое обследование санатория и подвергнуть его начальника денежному штрафу.

И вот мне, неопытному лейтенанту, поручено сос тавить протокол на начальника санатория, полков ника, авторитетного в городе человека. На мой те лефонный звонок, что завтра начнем обследование санатория, последовала его реплика: "Так что, к вашему приходу оркестр заказывать?" Лично меня не принял, через секретаря сообщил, что оркестра не успел разыскать и поручил сопровождать меня второстепенному по должности сотруднику.

Это оскорбило меня как человека и представителя го сударственного надзора. Пять дней я обследовал сложное хозяйство санатория. Конечно, ему докла дывали о вскрываемых грубых нарушениях норм и правил пожарной безопасности. А я старался изо всех сил, обнаруживал все до мельчайших отступ лений, как учил нас Каменев в училище. Убедил я начальника санатория в его неправоте и доложил начальнику инспекции о выполнении поставленной задачи. Со временем все мероприятия, предложен ные предписанием пожарного надзора, были выпо лнены, а с начальником санатория достигнуто пол ное взаимопонимание, хотя сумму штрафа ему все же пришлось внести в отделение Госбанка.

В дальнейшем мне очень часто приходилось сталкиваться с подобными ситуациями, но, как правило, действовал силой убеждения, доказа тельств, а это всегда было труднее, чем подвергать человека денежному штрафу.

Самые лучшие и теплые воспоминания о периоде работы в г. Ялте, жемчужине Южного берега Крыма.

Кто не мечтал хотя бы раз побывать в Ялте? А я жил и работал в этом городе. Здесь я познакомился со сво ей будущей женой Валентиной Григорьевной.

Вспоминается и такой житейский случай. Мой путь на работу пролегал по набережной Ялты. Жа рким июльским утром я иду на службу, и вдруг ме ня со всех сторон начали фотографировать какие то люди, ехидно улыбаясь и разговаривая на инос транном языке. Опомнившись спустя некоторое время, понял, чем привлек внимание иностранных туристов. Я был одет в форму, выданную мне в училище: в хромовых сапогах, суконных темно синих брюках-галифе, кителе с закрытым воротни ком и в фуражке с васильковым верхом. Конечно, такая одежда не прибавляла нам авторитета, и я бы тоже как страстный фотограф-любитель не пропус тил бы такого кадра.

На этой же набережной я неожиданно как-то встретил своего однокурсника Геннадия Пуричко, к сожалению отчисленного из училища на 3-м кур се за нарушение дисциплины. После сдачи госэк заменов он ушел в самоволку. Тогда он стал артис том кино, снимался на Мосфильме в кинофильме "Сержанты". С его помощью я впервые познакоми лся с интересными людьми кино, узнал, как сложна и богата их жизнь.

В апреле 1958 года назначен инспектором об ластного отдела пожарной охраны. Частые поездки в командировки помогли мне изучить мой родной Крым, познакомиться со многими работниками пожарной охраны.

В этот период я попытался издать брошюру о правилах пожарной безопасности в жилых домах.

Ее напечатали в типографии УВД, и я с гордостью направил один экземпляр в УПО МВД Украины. А в ответ получил фельетон в республиканской газете "Тревога" под заглавием: "В огороде бузина, а в Киеве дядько". После такого удара надолго отпала охота что-либо издавать.

В декабре 1958 года пришлось пережить тяже лейшее испытание. Шло общее сокращение чис ленности управленческого аппарата, и я как самый молодой сотрудник попал под него. Опять в Севас тополь, но уже начальником караула СВПЧ-1 по охране одного из районов города.

Выделил мне тогдашний начальник ОПО гру зовик ЗИС-5 (другого транспорта не было), и я, те перь уже с женой и родившейся дочерью, вернулся домой, в Севастополь родной, где и продолжалась моя служба в течение последующих восьми лет.

Это были годы приобретения опыта работы в пожарных частях, пришлось испытать и пережить многое. Вспоминается один из сложных пожаров, в котором я участвовал, будучи заместителем нача льника части. Горел океанский корабль-сухогруз в Камышовой бухте, несколько дней тому назад при бывший из далекого рейса. Загорелся мазут, скопи вшийся в отстойниках у котлов машинного отделе ния. До нашего прибытия никто не смог провести разведку из-за сильного задымления и высокой те мпературы. Вода подавалась в трюмы по дыму.

Прибывший пожарный катер вел охлаждение кор пуса судна и тоже подавал воду наугад. От огром ного количества воды, попавшей в трюмы, судно сильно накренилось и оно могло перевернуться в любую минуту. А на палубе огромное количество рабочих порта, инженерно-технических работни ков, пытавшихся как-то укротить огонь.

В считанные минуты, но с большим трудом, удалось всех увести с корабля. По приказу началь ника части я возглавил звено газодымозащитной службы, и мы начали спуск в трюм по металличес кому трапу.

Не было тогда теплоотражательных костюмов на вооружении, и, буквально, через несколько ми нут мы вынуждены были подняться на палубу. А на причале масса народа, крупные военачальники, и все с надеждой смотрели на нас. Нам не приказы вали спускаться в это пекло, но мы поняли, что кроме нас никто больше не сможет обнаружить очаг и спасти корабль. Отдышавшись, снова вклю чились в аппараты и начали спуск. Замена звена не производилась, к сожалению, но мы с каждым спу ском запоминали путь движения. Уже по несколько раз сменили нам кислородные баллончики, а до браться к очагу и узнать, что же горит, не можем.

Не знаю, что думали мои товарищи по разведке, но я с очередным спуском мысленно прощался с род ными и близкими. Рядом со мной находился муже ственный человек, более опытный командир отде ления сержант Богачевский Иван Павлович, спорт смен-разрядник по пожарно-прикладному спорту, потушивший до этого не один десяток сложных пожаров. Он-то и помог нам, наконец, добраться к очагу, протащив на себе несколько десятков метров пожарных рукавов по сложнейшему лабиринту.

А когда из трюмов вместо едкого черного ды ма повалил пар, на поверхности все облегченно вздохнули.

В 1961 году поступил на заочное отделение фа культета инженеров противопожарной техники и безопасности Высшей школы МВД в г. Москве, где, к великой радости, встретил впервые, после окон чания училища Владимира Григорьевича Палюха, учившегося тогда на стационаре. Вскоре, после окончания факультета, в январе 1967 года, с долж ности заместителя начальника части был назначен начальником отдела государственного пожарного надзора УПО и с семьей - женой, дочерью и сыном снова оказался в Симферополе. За шесть лет работы в этой должности удалось многое сделать по даль нейшему укреплению противопожарной защиты объектов народного хозяйства Крыма, совершенст вованию работы отдела ГПН, да и в целом вновь со зданного управления пожарной охраны, которое пополнилось многими новыми сотрудниками.

Петр Степанович Бойко, возглавлявший управ ление, его заместитель Николай Иванович Матю лин, начинавший свою службу в Севастополе, без заветно преданные своему делу специалисты, мно го сил и энергии вложили в становление и воспита ние молодого коллектива, повышение авторитета пожарной охраны. Под их руководством и непос редственном участии создавались военизирован ные пожарные части в крупных городах, велось их оснащение техникой, строились новые здания по жарных частей. Конечно, не все получалось так, как планировалось. Были просчеты в работе орга нов Госпожнадзора на местах, в организации пожа рно-тактической подготовки, подборе кадров. Воз никало много крупных пожаров на промышленных предприятиях и в жилых домах.

За один такой пожар я как начальник отдела госпожнадзора получил свое первое взыскание.

Приказом начальника УВД мне был объявлен стро гий выговор. Загорелся телевизор на прогоне в но чную смену. Рабочие и ИТР растерялись, пожар ную часть вовремя не вызвали, в результате чего сгорел термопрогонный конвейер с телевизорами.

Пожаром причинен большой материальный ущерб.

Непосредственные виновники пожара и должност ные лица завода к ответственности не были прив лечены. И тут я в очередной раз столкнулся с несо вершенством в оценке работы сотрудников госпо жнадзора. Хозяйственные руководители, виновные в возникновении пожаров, как правило, искали все гда защиты в партийно-советских инстанциях и очень часто уходили от ответственности. А если и подвергались денежному штрафу, то это никак не соизмерялось с ущербом, причиненным пожаром.

Работники пожарного надзора всегда наказыва лись, мол они не доглядели.

Второе и последнее взыскание - строгий выго вор я получил по приказу Министра внутренних дел Украины, уже будучи заместителем начальника УВД за то, что не доглядел, как два водителя ответственных сотрудников управления самоволь но выехали из гаража, взяли своих знакомых деву шек и уехали купаться на море. Распили там спир тные напитки, на обратном пути не справились с управлением и врезались в дерево. Все они погиб ли в этой катастрофе.

Серьезной проблемой для Крыма была, и сей час она остается - это проблема предупреждения и тушения лесных пожаров. Ликвидация таких пожа ров, а это, как правило, заповедные леса, требует привлечения огромного количества личного соста ва пожарных частей, военнослужащих, формирова ний гражданской обороны, населения городов.

Применение традиционных методов и средств бо рьбы в этих условиях невозможно из-за отсутствия дорог, крутых склонов и просто недоступных мест.

Затрачиваются огромные средства на горючее, дос тавку техники и людей, питание участников туше ния. Как правило, эти пожары длятся десять и бо лее суток.

Но самая большая и долго непоправимая беда в том, что гибнут на большой площади вековые леса хвойных пород, без которых целебный климат Бо льшой Ялты просто невозможен.

Несколько слов об одном таком пожаре, участ ником ликвидации которого я был в качестве сот рудника, организованного штаба пожаротушения.

Возглавлял тогда штаб начальник УВД генерал За харов Виталий Федорович.

Пожар возник в недоступных массивах над го рой Ай-Петри в районе г. Алупки в ночь на первое мая. Сильный порывистый ветер достигал скорости 20-25 метров в секунду, в результате чего низовой пожар через молодой сосновый подрост перерос в верховой. Огонь буквально в считанные минуты пожирал огромные 100-летние деревья крымской сосны и кедра.

Справедливости ради, отмечу, что в первые ча сы по прибытии на место беды мы все были охва чены чувством растерянности. Не было никакого опыта тушения таких пожаров, отсутствовали чет кая радиосвязь и планы привлечения сил и средств.

А пожар приобретал угрожающие размеры, быстро распространялся в сторону города Алупки, где в любой момент могла возникнуть паника среди на селения. Оценив по внешним признакам обстанов ку, мы все поняли, что без привлечения воинских частей и населения остановить огонь не удастся.

Последовал доклад В.Ф. Захарова и начальника управления лесного хозяйства в высокие инстан ции с просьбой связаться с командованием Черно морского Флота, так как из г. Севастополя быстрее всего можно направить воинские части.

Через четыре часа начали прибывать первые подразделения морских пехотинцев, мужествен ных, физически крепких воинов, которых после краткого инструктажа, проведенного работниками лесной охраны, сразу направляли пешим строем в горы. Всего их, воинов-черноморцев прибыло тог да более тысячи человек.

Вместе с работниками милиции, лесхозов, по жарной охраны, формирований ГО, населения го родов и райцентров Крыма в тушении пожара уча ствовало более шести тысяч человек. Но имея в ру ках лопаты, грабли, ведра, ранцевые опрыскивате ли в ограниченном количестве, остановить верхо вой пожар не удавалось, и огонь по кронам могу чих деревьев приближался к окраинным домам го рода. Из-за невозможности провести разведку в условиях сильно пересеченной местности и задым ления не могли установить площади горения и в каком направлении распространяется огонь. К ис ходу дня было принято решение направить дирек тора Ялтинского горно-лесного заповедника Коле жука Виталия Кирилловича и меня на гору Ай Петри, и с этой самой высокой горы Крыма прове сти разведку и уточнить обстановку.

В последующие годы мы вместе с Виталием Кирилловичем принимали участие в организации тушения не одного десятка лесных пожаров, и я всегда с глубоким уважением относился к этому скромному и очень мужественному человеку, спе циалисту высочайшего класса. Был он награжден медалью "За отвагу на пожаре".

Если будете подъезжать к Бахчисараю и Сева стополю, то увидите огромные лесные массивы крымской сосны. Знайте, что это дело рук Виталия Кирилловича, работавшего в свое время в этих лес хозах.

По дороге Ялта - Ай-Петри мы на старом "га зике" начали с ним подъем в горы. Я никогда не видел такого бегства лесных обитателей, спасав шихся от беды. В свете фар (была уже ночь) мы видели, как через дорогу неслись олени, косули, зайцы и даже белки. У подножья горы, где бушевал ветер со скоростью более 25 метров в секунду, мы обвязывались веревочными тросами и готовились к спуску на нижерасположенное плато, чтобы оттуда провести разведку. Нас страховали, но легче от этого не было. Ночью по крутым склонам мы нача ли спуск, и, как и тогда, ведя разведку в трюмах сухогруза, я думал, что уже не выберусь из этой ситуации. С плато хорошо просматривалась пло щадь, охваченная огнем, и мы собрали все необхо димые данные для доклада в штаб, куда возврати лись к утру 2 мая.

На боевых участках люди смело вступили в схватку с огнем, проявляя мужество и героизм. Сил хватало только на то, чтобы удержать огонь, не дать ему распространиться на соседние участки. На обращение по радио Ялтинского горисполкома от дыхающие санаториев и домов отдыха бросились на помощь. К сожалению, не обошлось без жертв.

Инженер с Урала, отдыхавший в доме отдыха, не сколько часов с помощью подручных средств сби вал пламя, затаптывал его ногами. Он увидел, как загорелся сосновый подрост, и бросился к нему. От высокой температуры молодые сосенки вспыхнули мгновенно, и море огня поглотило его.

Ценой огромных усилий нескольких тысяч че ловек огонь на шестые сутки удалось остановить, спасти лесные массивы, защитить город и его насе ление.

О масштабности массового тушения участни ков тушения пожара свидетельствует тот факт, что 39 человек из числа воинов-черноморцев, работни ков милиции, пожарной и лесной охраны, населения были награждены медалью "За отвагу на пожаре".

Всего же мною наградные материалы были подго товлены на 50 человек, но в инстанциях почему-то посчитали, что достаточно и первой цифры. А мы все, в том числе и руководители УПО и УВД, сми рились с этим, и я об этом сожалею до сих пор.

Этот пожар многому нас научил и все ведомс тва извлекли из него соответствующие уроки. В дальнейшем были разработаны планы привлечения сил и средств для тушения лесных пожаров. Реше нием облисполкома создана чрезвычайная комис сия по борьбе с ними. Бессменным руководителем тушения пожаров был назначен начальник управ ления лесного хозяйства и лесозаготовок Исаенко Олег Борисович, а я – его заместителем.

Будучи на пенсии, иногда проезжаю по дороге Симферополь – Ялта – Севастополь и вижу в горах следы тех страшных лесных пожаров до сих пор, в том числе и того пожара, унесшего жизнь двух ку рсантов Симферопольского высшего политическо го военно-строительного училища. В составе роты они вступили тогда в схватку с огненной стихией.

На одном из участков лавина огня отрезала им путь к отходу. Спасая курсантов, командир роты броси лся с ними навстречу бушующему пламени, словно в атаку, повел своих солдат. Все остались живы, а двое молодых людей, курсанты первого курса, по гибли, буквально не добежав несколько метров до безопасной зоны. Они посмертно были награждены орденом Красной Звезды.

Работники лесхозов высадили новые леса, они подрастают, и уже не видно в горах тех голых уча стков, что появлялись после вырубки погибших де ревьев. Вижу и тот участок в районе г. Алупки, где я тушил свой первый лесной пожар. Новым деревь ям там уже лет под тридцать, но этот лес будет та ким, как тот, погибший, только в 2071 году, и я его уже не увижу.

В ноябре 1972 года мы проводили на заслу женный отдых ветерана пожарной охраны началь ника управления Петра Степановича Бойко, и, по его рекомендации и с согласия руководства УВД, приказом Министра внутренних дел Украины я был назначен начальником УПО Крыма. Согласил ся я на эту должность с некоторым опасением, так как хорошо знал, какая ответственность и объем работ будут возложены на меня. Но я очень был благодарен Петру Степановичу за оказанное дове рие и ту помощь, которую он мне постоянно ока зывал. Работая в госпожнадзоре, я одновременно по его поручениям выполнял любую работу: возг лавлял инспекторские проверки гарнизонов пожар ной охраны, занимался подбором кадров, решал вопросы строительства и материально-техни ческого обеспечения. Особое внимание уделял противопожарной службе гражданской обороны, любил эту работу и не допускал никаких условнос тей. Он как бы стажировал меня и готовил для бу дущей работы. Хотя об этом я не думал тогда и не догадывался до последних дней, что он выставит мою кандидатуру на эту должность. Служба в ор ганах пожарной охраны закалила меня и подгото вила для более серьезных испытаний, которые ожидали меня в недалеком будущем.

Вдохновленный доверием, вынашивая боль шие планы и идеи по дальнейшему укреплению пожарной охраны области, я приступил к исполне нию обязанностей начальника.

Ярким воспоминанием остался в памяти мой первый доклад в качестве начальника Министру внутренних дел генерал-полковнику Головченко Ивану Харитоновичу о ходе подготовки к убороч ной кампании. Всех начальников УПО, ОПО южных областей Украины вызвали к нему на оперативное совещание. А так как Крым начинает уборку пер вым, то и совещание начали с моей информации.

Конечно, сильно волновался, в полутора метрах от меня внимательно слушает мое сообщение Ми нистр, изучающие взгляды уже опытных начальни ков ОПО, УПО - мол "Кто это еще объявился?". По реакции Министра я понял, что он моим сообщени ем остался доволен и я облегченно вздохнул.

Мы все любили и уважали нашего Министра за его душевность, доступность, высокий профессио нализм и его героическое прошлое.

В разгар уборочной кампании 1973 года, когда я находился в командировке, меня по радиостанции срочно вызвал к себе начальник УВД генерал майор милиции Жорич Анатолий Петрович, прора ботавший уже год в этой должности. Почувствовал, что-то неладное и спешным порядком прибыл к нему. Буквально с порога, на мой изумленный и вопросительный взгляд, спрашивает: "Где твой ди плом об окончании вуза?" Я ответил, что дома.

"Срочно вези и жди меня в кабинете, пока не вер нусь из обкома партии".

Считал себя неробким, но тут мне стало не по себе и этого часового ожидания в его кабинете я не забуду никогда. "Так вот, вопрос этот согласован в инстанциях, и я предлагаю тебе должность моего заместителя," - сказал он по возвращении. Это пре дложение буквально сразило меня. Стал умолять его оставить меня на прежней работе, что не справ люсь в новом качестве. И я действительно боялся нового назначения, доказывал, что молод еще для этой должности. Но решительность Анатолия Пет ровича, его убедительные доводы в необходимости такого назначения, сломили меня, и я согласился.

Им формировалась новая команда руководя щих работников УВД и, как показало время, он умел это делать профессионально. Так, в возрасте 37 лет, в звании подполковника я стал заместите лем начальника УВД Крымского облисполкома.

Проработал в этом качестве 14 лет, побив по про должительности пребывания в этой должности все рекорды нашего управления.

Управление пожарной охраны я передал Вла димиру Алексеевичу Лободе, впоследствии став шему начальником Черкасского пожарно-техни ческого училища.

Это были самые насыщенные, самые продук тивные и самые напряженные годы моей службы в органах внутренних дел.

В сфере моего влияния как куратора появилась совершенно новая для меня служба - исправитель но-трудовых учреждений, и мне пришлось осваи вать ее в порядке самообразования. По функциона льным обязанностям за мной, естественно, было закреплено управление пожарной охраны, а также строительное управление и отдел капитального строительства, хозяйственный отдел и автотранс портная служба, отделы связи и финансов, отдел по исполнению наказаний, не связанных с лишением свободы, и даже медицинская служба.


Совершенно разные задачи стоят перед этими службами и мне необходимо было во всем разоб раться и, самое главное, совершенствовать систему управления, успешно продолжать дело, начатое моими предшественниками на этом посту полков ником Катанцевым Сергеем Георгиевичем и пол ковником Марковским Дмитрием Романовичем.

Осваивать службу исправительно-трудовых уч реждений мне помогал начальник колонии общего режима Вилен Иванович Сенченко, который много сделал в свое время для развития промышленного производства на базе колонии и трудозанятости осужденных. С ним же непосредственно пришлось пережить и массу неприятных моментов в связи с побегами из колонии осужденных (и такое было) и ликвидации массовых беспорядков - как самых страшных трагических и непредсказуемых чрезвы чайных происшествий в системе ИТУ. Надо же бы ло случиться, что через шесть месяцев после моего назначения в Симферопольской колонии возникли массовые беспорядки среди осужденных, выразив шиеся в полном неповиновении администрации и массовом невыходе на работу. А спустя еще шесть месяцев в этой же колонии группа отрицательно на строенных осужденных забаррикадировала в одно этажном общежитии 90 человек из числа рабочих строителей, используемых на строительстве жилого дома за пределами колонии. Ночью общежитие с деревянным чердачным перекрытием было подо жжено.

Выслушав доклад об обстановке, вместе с Ви леном Ивановичем направился к горящему зданию, по неопытности совершенно не учитывая, что там столкнулись две группировки разъяренных людей (до трехсот человек, причем отрицательно настро енных), и даже не надев каску. В горящем здании в панике метались осужденные, на ходу разбирали и разрывали, к моему изумлению, металлические кровати и вооружались, чем кто мог. На окнах установлены прочные металлические решетки и я в отчаянии подумал, зачем же в закрытом учрежде нии одноэтажного здания нужны эти решетки. В открытый единственный дверной проем беспреры вно со свистом летят камни, булыжники, металли ческие прутья и нет никакой возможности кому либо выскочить из горящего здания. Попытался обратиться к осужденным, но в ответ прозвучали угрозы забить нас камнями. Тогда мы с начальни ком колонии бросились к одному из оконных про емов с противоположной стороны и увидели, что рушится деревянное перекрытие, а люди начали задыхаться в дыму. Зная, чем это кончится, ведь угарного газа в закрытом горящем объеме предос таточно, и что через несколько минут все там без дыханно будут лежать на полу. Преодолевая крики и вопли обреченных, приказал им навалиться на решетку с внутренней стороны. Боясь расправы, отказались выходить из здания и в безумстве про должали метаться по комнатам люди. В этот мо мент совершенно на другом участке группа осуж денных подожгла ящики под воздушным электро кабелем, питающим жилую зону, и вся колония по грузилась во тьму.

К счастью, многие осужденные узнали меня, ведь я на стройке почти ежедневно встречался с ними, а бригадиров из их числа даже приглашал на проводимые мною планерки. Они поверили нам, что будут в безопасности, и мы совместными уси лиями взломали решетку на окне. В нарушение уставных требований их вывели в запретную зону (другого пути не было) и построили под вышкой часового. Приказал им "разоружиться" и перед строем выросла гора металлических прутьев, па лок, деталей от кроватей. Часовому громко, чтобы слышала и другая враждующая сторона, приказал открыть огонь на поражение в случае нападения.

Хотя этого я не имел права делать. Но мы знали, что в случае нападения, нам живыми оттуда не вы браться. Вскоре мы услышали шум приближающе гося к нам, введенного в зону батальона солдат внутренних войск. Первым ко мне подбежал Юрий Григорьевич Иванов, в прошлом работник пожар ной охраны, а тогда начальник отдела исправите льно-трудовых учреждений и надел на меня каску.

Это он настоял на вводе в зону солдат, когда узнал, что мы вдвоем с начальником колонии оказались отрезанными от всех, и никто не знал, что с нами происходит. Согласовывать вопрос ввода солдат с вышестоящим начальством не было времени.

Повторно и неоднократно обратился к осуж денным разойтись по общежитиям и утром выйти на работу, в случае неповиновения вынужден при менить оружие. В ответ послышалось: "Не имеете права!" Повторил, что в силу чрезвычайного поло жения вынужден отдать этот приказ. Одновремен но сообщил, что в случае подчинения никто к ответственности привлекаться не будет, так как, к счастью, обошлось без жертв. Осужденные начали расходиться, и мы все помчались к телефонам для докладов руководству, в том числе и в главк МВД Украины. В ответ я услышал голос начальника гла вка: "Спасибо, сынок, а то я уже тут собирался в аэропорт ехать для вылета к вам". Для меня эти те плые и простые слова доброго и уже немолодого человека, были самой высокой похвалой.

В обоих случаях при ликвидации массовых бе спорядков сотрудники колонии, вольнонаемный состав, командование батальона внутренних войск, солдаты проявили выдержку, стойкость и профес сионализм. Нет никакой возможности сейчас расс казать о каждом из них, но всем им я бесконечно благодарен за это. Я же прошел такой курс по знания службы, какой ни в какой академии препо давать не смогут. Дома же заметили, что у меня на голове прибавилось седых волос.

На протяжении всей моей службы мне всегда везло на наставников и начальников. На этот раз моим начальником стал Анатолий Петрович Жорич - удивительный человек, мужественный, строгий и требовательный командир. Он всегда уважительно относился к своим подчиненным, пользовался, да и сейчас пользуется огромным авторитетом у лично го состава органов внутренних дел Крыма за его исключительное трудолюбие, высокий профессио нализм и решительность в отстаивании интересов органов внутренних дел. По деловым качествам и умению работать с личным составом подобрал ко манду своих заместителей, начальников управле ний, отделов. Очень рад, что мне довелось работать вместе со своими коллегами, опытнейшими из нас, полковником Деевым Анатолием Николаевичем заместителем по кадрам, Гамиевым Николаем Ива новичем, ставшим затем начальником УВД, полко вником Шульгой Николаем Павловичем, полков ником Скульским Владимиром Родионовичем, полковником Баранчуком Леонидом Трофимови чем. Много внимания Анатолий Петрович, с соот ветствующими службами, уделял созданию мате риально-технической базы органов внутренних дел.

Юрист по образованию, удивительно профес сионально разбирался в градостроительстве и ар хитектуре. В семидесятые и восьмидесятые годы, при его непосредственном участии, были разрабо таны два пятилетних плана экономического и со циального развития органов внутренних дел. Все мы были заражены его энтузиазмом в деле строи тельства жилья, детских садов, санаториев и домов отдыха, военных городков, школы милиции, зда ний милиции и пожарных частей в городах и рай центрах, спортивных сооружений и объектов здра воохранения. Нами построен спортивный комплекс "Динамо" с плавательным бассейном олимпийско го стандарта. Ощущая острый недостаток в детских дошкольных учреждениях, приняли решение - пос троить второй детский сад в областном центре.

Мне выпала честь возглавить оперативный штаб по строительству этого сада. За девять месяцев он был построен и оснащен самой современной мебелью и оборудованием. При сдаче госкомиссии объекта возникли споры: одни - за оценку "отлично", дру гие - за "хорошо". Неофициальным арбитром в этом споре выступил тогдашний 1-й секретарь гор кома партии Покровский Эрик Константинович, который после осмотра на заглавном листе акта го скомиссии написал: "Я за оценку "отлично". Так в Симферополе еще никто не строил". Прибывший тогда в Крым председатель Госстроя Украины, по дтвердил оценку "отлично". И назвали мы наш са дик "Сказкой", а возглавляла его на протяжении более двадцати лет Рогачева Валентина Всеволодо вна, заслуженный учитель УССР. К сожалению, после тяжелой болезни она недавно ушла из жизни, оставив после себя добрые дела и светлую память о себе в сердцах воспитанников и их родителей.

На протяжении нескольких лет детский сад "Сказка" был участником ВДНХ СССР в г. Москве.

А тридцатилетние ливанские кедры для зеленого сада на территории комплекса выделил тот самый Колежук Виталий Кириллович - директор Ялтинс кого горно-лесного заповедника. С помощью рабо тников пожарной охраны Ялтинского гарнизона, работников ГАИ, военнослужащих внутренних войск они бережно были выкопаны в лесу и из Ял ты перевезены в Симферополь. Все прижились, им уже более пятидесяти лет и шумят они своими мо гучими ветвями на радость детям и нам всем, учас тникам тех событий.

Гордились мы и вновь построенным пионерс ким лагерем в г. Евпатории, где отдыхали дети сот рудников органов внутренних дел области. Сейчас это детский санаторий МВД Украины.

А сколько радости принес тот день, когда но вое здание поликлиники на 500 посещений в день распахнуло свои двери и приняло первых своих по сетителей - сотрудников и членов их семей. На этом объекте вместе со строителями трудились все:

работники пожарной охраны, ГАИ, весь личный состав областного аппарата, сотрудники исправи тельно-трудовых учреждений.

Начальник медслужбы полковник Курильский Аркадий Алексеевич, начальник поликлиники Ска кун Валентина Васильевна удивляли нас тогда своей неутомимой энергией и напористостью, требуя от строителей устранения мельчайших недоделок. Мно го сил и энергии вложил впоследствии для оснаще ния поликлиники современным медицинским обору дованием, в становление дружного коллектива меди цинских работников полковник Яценко Анатолий Николаевич, ныне начальник медицинской службы.

И сейчас, при встречах слышишь слова благо дарности от ветеранов и всех сотрудников в адрес руководства УВД и, прежде всего, Анатолия Пет ровича Жорича. Ведь это его была идея - построить современное медицинское учреждение, также как и идея ввода в эксплуатацию прекрасного дома от дыха "Дружба" в г. Алуште. Теперь многим не по карману путевки в эту здравницу, а тогда все же лающие сотрудники и члены их семей ежегодно поправляли в ней свое здоровье.


Многие из работников пожарной охраны Ук раины отдыхали да и будут отдыхать всегда в доме отдыха "Буревестник" в г. Евпатории и санатории "Сокол" в г. Судаке. Эти здравницы также реконст руированы, а спальные корпуса и клубы заново по строены строителями управления внутренних дел.

Нам повезло, что долгие годы возглавлял отдел капитального строительства Киседобрев Геннадий Петрович, его главный инженер - ныне начальник ОКСа Зельцер Валерий Юрьевич. В строительном управлении много сил и энергии отдал любимому делу Гинш Александр Львович, его главный инже нер Якунькин Владимир Владимирович и ныне ра ботающий там же.

Их добрые традиции продолжает сегодня ма йор Урсин Виктор Владимирович - начальник строительного управления. О масштабе строитель ства жилья силами УВД только в г. Симферополе говорят цифры: за 10 лет построено и введено в эк сплуатацию 15жилых домов.

Были периоды, когда мы ежегодно вводили в эксплуатацию по одному 100 квартирному дому.

Не отставали в этом деле и работники пожарной охраны. Начальник УПО полковник Криворучко Александр Александрович построил здание УПО и спортивный комплекс при нем, ряд пожарных депо в областном центре и городах.

Не могу не отметить трудолюбие и энтузиазм одного из ветеранов пожарной охраны подполковни ка Грачева Анатолия Владимировича, долгие годы возглавляющего пожарную охрану Большой Ялты.

Он учился в нашем училище, когда я уже работал в его родном городе, и впервые познакомился заочно со мной по моей фотографии на Доске отличников выпускников. Он сумел привлечь силы и средства здравниц, строительных организаций и построить здания пожарных частей во всех крупных городах.

Появились современные служебные здания го родских и районных отделов милиции, позволив ших значительно улучшить условия службы сотрудников. В г. Алупке введено в эксплуатацию здание горотдела его начальником Колобановым Владимиром Александровичем, ставшим затем на чальником хозяйственного отдела.

В г. Саки, без малейшей помощи со стороны УВД, лично по инициативе и с пробивной способ ностью начальника Плюты Александра Никифоро вича, было построено прекрасное здание горотдела и зажжен Вечный Огонь в честь погибших сотруд ников отдела. В дальнейшем он стал министром внутренних дел, образованной Республики Крым, генерал-майор милиции, сейчас является ректором училища милиции в г. Симферополе. И таких при меров множество.

Конечно, без активной помощи, а в ряде случа ев и непосредственном руководстве со стороны центрального аппарата МВД Украины, мы не смог ли бы добиться таких результатов.

Наряду с другими обязанностями, по-прежнему, много сил и внимания отдавал пожарной охране, ведь это был мой родной дом и там несли свою неле гкую службу мои друзья и товарищи по работе.

Не снималась с меня ответственность одним из первых от руководства прибывать на крупные по жары и выполнять роль руководителя тушения. Так вышло и в тот мартовский день 1974 года, когда из г. Феодосии поступило тревожное сообщение о пожаре на нефтебазе. Я находился на больничном, но телефонный звонок и просьба Анатолия Петро вича, не смотря ни на что, выехать к месту проис шествия, подняли меня с постели. Еще со стороны г. Старый Крым, что в тридцати километрах от Фе одосии, мы с водителем, моим другом Павлом Фе доровичем Гончаренко, увидели огромное облако черного дыма, застилавшего все небо. Горела насо сная станция по перекачке нефтепродуктов. В не посредственной близости от насосной на сливо наливночной эстакаде стояло несколько железно дорожных цистерн с авиационным бензином.

Огромное количество людей скопилось на всей те рритории нефтебазы, мешая пожарным. Горючее уже растекалось по прилегающей территории и все вокруг было объято пламенем. Мне показалось, что многие были охвачены паникой, так как первая по пытка погасить пламя пеной, незначительными си лами пожарных частей города, не принесла успеха.

Немедленно последовало распоряжение подать тепловоз и отогнать цистерны с бензином в безопа сное место. С помощью сотрудников милиции сро чно освобождена от посторонних территория неф тебазы и установлен строгий пропускной режим.

Штаб пожаротушения накапливал силы и средства для проведения очередной пенной атаки. У всех участников тушения, руководства горисполкома и крупных военачальников, прибывших к месту про исшествия, появилась уверенность в успехе. Хотя ожидать прибытие частей, расположенных на расс тоянии десятков и сотен километров, когда вокруг бушует пламя, а рядом резервуары - десятитысяч ники с топливом, дело очень неприятное.

Силы и средства были брошены на охлаждение резервуаров и оборудования насосной станции.

Мужество и стойкость проявил на этом пожаре Виктор Иванович Тимофеев, в то время - начальник отдела службы и подготовки, выпускник ХПТУ. Он одним из первых от руководства прибыл к месту происшествия и организовал тушение на первом эта пе. С группой бойцов в теплоотражательных костю мах и с пеногенераторами в руках он с яростью на брасывался на бушующее пламя. В одно мгновение нам показалось, что огонь покорен, но бензин, разли вшийся на большой площади, снова вспыхнул. Вик тор Иванович и его товарищи оказались в море огня.

Сознаюсь, мне стало не по себе, но он к изумлению всех, вышел сам и вывел остальных из этого ада.

Виктор Иванович сейчас один из старейших работников пожарной охраны, полковник, актив ный участник ликвидации аварии на Чернобыльс кой АЭС, принимал участие в тушении, практичес ки, всех крупных пожаров, возникавших в Крыму.

Ему поручались самые тяжелые участки при туше нии лесных пожаров. Находясь неделями на глав ных боевых направлениях, умело руководил при данными силами, проявляя при этом отвагу и огро мную физическую выносливость.

Это он, в свое время, вместе с начальником УПО Криворучко А.А. остановил огненный вал вер хового пожара и спас от уничтожения уникальное здание - дворец Александра Ш в районе г. Ялта.

Дважды награжден медалью "За отвагу на пожаре".

Пожар на нефтебазе, после тщательно подго товленной пенной атаки, нам удалось ликвидиро вать, за что мы получили большую благодарность от руководства горисполкома. На второй день огромная перевалочная нефтебаза начала заполнять топливом океанские танкеры, стоящие на Феодо сийском рейде.

За организацию тушения этого пожара я был награжден медалью "За отвагу на пожаре".

Время, как и вся наша жизнь, стремительно не слось вперед и пришел тот день, когда мы прово дили А.П. Жорича в Москву для прохождения да льнейшей службы в центральном аппарате МВД. К нам прибыл новый начальник генерал-майор мили ции Руснак Филипп Гаврилович, а мне вскоре пре дстояли тяжелейшие годы новых испытаний, но уже далеко от Родины.

В тяжелом и тревожном положении оказалась вся моя семья. Зять - военный, был направлен в да лекий Мозамбик, сын Олег учился в Высшей школе в Москве, а единственному мужчине, оставшемуся дома, моему внуку, не исполнилось еще и года.

Дали мне на сборы четыре дня для прибытия в Москву, и 7 сентября 1987 года наш самолет ТУ 154 приземлился в аэропорту Кабул. Прибыло новое пополнение сотрудников МВД для оказания совет нической помощи МВД Республики Афганистан.

Шел седьмой год войны на этой многострада льной земле и я, теперь уже будучи зрелым челове ком, в возрасте 51 года, встретился с ней, с войной, во второй раз.

В качестве заместителя руководителя Предста вительства МВД СССР при МВД РА прибыл генерал Алексеев Геннадий Александрович, в прошлом ми нистр внутренних дел Чечено-Ингушской АССР, а затем заместитель начальника Главного управления уголовного розыска центрального аппарата. С ним, а также с другими боевыми друзьями, мы в течение трех лет пребывания в Афганистане успели многое сделать и пройти через все лишения, порой совер шенно невыполнимые, и смертельную опасность.

Сейчас дана всякая оценка афганской войне, сделаны соответствующие выводы, но тогда, выполняя инте рнациональный долг, сотни тысяч советских людей от военных до гражданских всевозможных профес сий, вдали от родных и близких старались помочь афганскому народу и были уверены в своей правоте.

Начинал я свою службу в Афганистане операти вным сотрудником по оказанию советнической по мощи пожарной охране страны, отрядам защитников революции и самообороны. Однако, в последствии, в условиях постоянно меняющейся военно политической и оперативной обстановки, пришлось решать дополнительно многие задачи. Был назначен начальником отдела по безопасности и спецработе, а с февраля 1989 года по 14 сентября 1990 года в связи с неукомплектованностью штаба Представительства, исполнял обязанности заместителя руководителя.

Оказывал помощь кадровому и политическому аппаратам министерства, управлениям: ГАИ, УПО, исправительно-трудовых учреждений, гражданских вооруженных сил, управления учета и регистрации населения, паспортной службе. Участвовал в разра ботке плана обороны г. Кабула и обеспечения охра ны общественного порядка в столице;

в создании пе хотной дивизии МВД и принятию мер к повышению ее боеготовности, а также в создании спецподразде лений по ликвидации массовых беспорядков. В тя желых условиях военного времени приходилось про являть особую настойчивость в направлении военно служащих для обучения в учебных заведениях МВД СССР и подготовки младших военных специалистов:

экипажей танков, орудийных расчетов и огнемтчи ков. Неоднократно принимал участие в заседании Ставки Верховного Главнокомандующего воору женными силами страны.

Не забыть никогда первых впечатлений и ощущений, когда мы спускались с трапа самолета, и впервые ступили на землю Афганистана. Яркое солнце, голубое небо без единого облачка на нем и обжигающая жара, как в парной сауны. Выжжен ные солнцем серо-рыжие сопки, и на них как скво речники, ярусами расположились жилые строения.

На улицах много женщин в парандже и детей.

Внешне все казалось таким непривычным и одно временно спокойным и тихим, а о войне напоминало только большое количество вооруженных военных, наличие бронетехники на улицах и площадях. Но чью, спасаясь от жары, мы с Геннадием Александ ровичем обливали водой из крана стены здания, про гретые насквозь безжалостным солнцем.

На второй или третий день пребывания в стране, еще не успев получить и одеть форму офицера цара ндоя, был направлен со всеми на полигон, где предс тояло сдать зачеты по огневой подготовке. Стреляли из пистолета, автомата и пулемета. Все упражнения выполнил на "отлично" и сразу почувствовал к себе уважение со стороны товарищей, которые присталь но следили за каждым вновь прибывшим. Там, на войне, крайне необходимо было знать, с кем имеешь дело и можно ли положиться на него в случае опас ности. Послышалась непонятная тогда для меня фра за: "С этим седым я в командировку полечу".

С удивлением и опаской за их жизнь я смотрел на некоторых сотрудников, которые не попали из пистолета даже в щит. Были, к сожалению, и такие.

Мне же вспоминалась служба в Севастопольском гарнизоне пожарной охраны, когда мы планово за нимались огневой подготовкой, регулярно органи зовывали соревнования по стрельбе из пистолета и карабина. Не был спортсменом высокого класса, но имею до десяти грамот за призовые места в этих соревнованиях. И в дальнейшем я систематически, при малейшей возможности, стрелял, практически, из всех видов стрелкового оружия. И как же это пригодилось мне теперь!

У каждого, кто побывал в Афганистане, остался в памяти свой Афганистан. Свой - это не обязатель но отличный от всего, что видели и пережили, рас сказали или написали о нем другие. Разница может быть небольшая. Однако любой человек в той об становке видит, чувствует и поступает по-своему.

Вскоре мне самому пришлось увидеть немало такого, о чем не так-то просто вспоминать.

В первую свою командировку по выполнению поставленной задачи я выехал на автомашине КамАЗ в составе автоколонны, следующей по маршруту Ка бул - Хайратон - речной порт и промышленный узел на р. Аму-Дарья на границе с Узбекистаном. Автоко лонна шла в Хайратон за боеприпасами и продукта ми питания. Каждый выезд или вылет на задание со трудников Представительства держался в строжай шей тайне по условиям безопасности. Глубокой но чью нас с полковником Флотским Геннадием Алек еевичем на бронетранспортере доставили в услов ленное место и мы должны были с ним на ходу (ав токолонна в сопровождении бронетехники и горно зенитных установок не останавливалась, а лишь то лько уменьшила скорость движения), вскочить в ка бину. Делать это было не просто, если учесть, что в руках снаряженный автомат, на поясе гранаты, запа сные магазины, пистолет, а за спиной - рюкзак с про дуктами питания и запасом патронов.

Геннадий Алексеевич - москвич, сотрудник центрального аппарата МВД, уже второй год слу жил в Афганистане, побывал во многих провинци ях, и именно с ним мне разрешили выехать на за дание. Как оказалось, это он тогда на полигоне при сдаче зачетов по огневой бросил ту фразу. Я беско нечно благодарен этому мужественному и доброму человеку, моему другу и боевому товарищу, кото рый был первым моим наставником в Афганистане и всегда помогал мне в критических ситуациях.

Расстояние в пятьсот с лишним километров мы прошли за два световых дня, а на половине пути я узнал, что такое горный перевал Саланг. Все наши солдаты и офицеры, кто обслуживал и охранял пе ревал, считали его, особенно зимой, "самым рас проклятым местом на земле". Тоннель с галереями длиной в 4,5 километра постоянно заносит снегом на шесть-семь метров высотой. И все это на высоте более пяти тысяч метров над уровнем моря. Прек ратить же движение нельзя - это значит, оставить детей без хлеба, солдат - без патронов.

Увиденное потрясло меня. По обеим сторонам дороги, сколько видит глаз, уничтоженные и за брошенные виноградники, сады, разрушенные ки шлаки. От Хинджана до Джабаль-ус-Сараджа до рога проходит по узкому ущелью, с крутыми пово ротами, нависшими над дорогой скалами - идеаль ное место для засад. Именно здесь силы оппози ции, душманы, как их тогда называли, чаще всего в этих местах устраивали завалы, совершали неожи данные нападения на проходившие колонны. По всем дугам крутых поворотов десятки и сотни сожженных бензовозов-наливников с пробоинами разного калибра от автомата до гранатомета, под битые бронетранспортеры и автомашины. Здесь когда-то горела земля, горели скалы, вспыхивали факелами живые деревья и виноградники, погибали наши и афганские солдаты.

В одном из населенных пунктов мы инспекти ровали роту охраны и посетили ряд постов безопа сности афганских подразделений МВД в горах. На одном из них я увидел солдата царандоя с автома том в руках, совсем еще мальчика лет двенадцати.

Спросил, почему он здесь. Он ответил, что являет ся солдатом царандоя (милиции) первого года слу жбы и находится здесь, чтобы прокормить семью.

Его отца, троих старших братьев убили на войне, а мать и еще двое меньших братьев голодают.

На протяжении службы в течение трех долгих лет в условиях необычной войны приходилось бы вать во всяких переплетах. Перевал Саланг я еще пять раз преодолевал. Привык, как и все, к автома тным и пулеметным очередям, бесконечным ракет ным обстрелам (в 1989 году по г. Кабулу было вы пущено 2215 реактивных снарядов). Но совершен но невозможно привыкнуть к горю и страданиям людей, особенно детей. Грязные, оборванные, го лодные, в зимнее время, практически босые, ходят они по улицам, роются в мусорных ящиках в поис ках чего-нибудь съедобного. В холодное время жи лье, практически, не отапливается, дров купить (они в Кабуле продавались на килограммы) не за что, и умирало детей от холода и болезней больше, чем от ракетных обстрелов. У Константина Симо нова есть такие строчки: "Чужого горя не бывает.

Кто это подтвердить боится, наверное, или убивает, или готовится в убийцы".

Можно ли остаться равнодушным после всего увиденного, пройти мимо? Нет. Для честного чело века чужим горе не бывает.

Можно ли остаться равнодушным, когда в бес сильной злобе бандформирования начиняют легко вой автомобиль пластиковой взрывчаткой, остав ляют его в людном месте, и с помощью часового механизма взрывают. Выезжая вместе с афгански ми сотрудниками в места таких трагедий, видишь море крови, десятки убитых и сотни искалеченных ни в чем не повинных женщин, детей, стариков.

У меня есть хроникальные кадры тех дней, за снятые нашим телекорреспондентом Александром Шкирандо, где запечатлена жуткая картина одного из таких взрывов. Столичный пожарный, тоже сов сем еще мальчик, в длинном плаще и непомерно большой каске тушит горящую "Тойоту" и водой из пожарного ствола смывает кровь с асфальта. За тем он в ужасе смотрит на оторванную чью-то но гу, на мгновение застыл в своих движениях. Придя в себя, быстро берет и прячет под какую-то накид ку, спасая, видимо, живых от невыносимых психо логических травм.

Генералы, офицеры, солдаты вооруженных сил, министерства внутренних дел видели, в каких тяжелых условиях, в том числе и климатических, приходилось нам всем работать, уважительно от носились к нам, а мы у них пользовались большим авторитетом. С нашей стороны не было ни одного случая растерянности, проявления трусости, ухода от решения тяжелых проблем.

Вспоминаю эпизод, имевший место в провин ции Джелалабад, когда мы с одним из высоких до лжностных лиц МВД принимали полк душманов, перешедших на сторону госвласти, в населенном пункте на границе с Пакистаном. Разведка непри миримых, видимо, установила, что прибыли боль шие начальники, и "духи" начали минометный об стрел дороги, по которой мы должны были прое хать в расположение полка. Желая проверить мою реакцию на создавшуюся ситуацию или опасаясь за свою жизнь, не могу сказать, но генерал спросил меня, что будем делать. Может быть лучше вер нуться и переждать. Нужно было принимать реше ние мгновенно, обстрел усиливался. Вернуться, значит струсить, подорвать авторитет не только свой, но и своих товарищей. И мы все бросились к бронетранспортеру. Целой вечностью показались минуты преодоления на полном ходу полутораки лометрового простреливаемого участка дороги, а дальше, за поворотом, нас защитили горы.

Выполняя Женевские соглашения по Афганис тану, наши войска покидали страну. С последним самолетом в начале февраля 1989 года проводили мы своих товарищей и нашего глубокоуважаемого руководителя генерал-лейтенанта Егорова Влади мира Демьяновича, его заместителя генерал-майора Фомченкова Анатолия Тимофеевича как закончи вших свой срок службы.

Мы же, шесть человек: один генерал, трое офицеров, переводчик и водитель, руководством МВД СССР были оставлены в составе оперативной группы для дальнейшей работы.

Наши же товарищи, улетевшие последним рей сом, с борта самолета смотрели на нас, оставшихся на взлетной полосе аэродрома, мысленно проща лись, как они потом писали, с нами навсегда. Ведь все знали, что с нами может произойти самое страшное, так как оставались одни, в том числе, в небольшом составе сотрудники Посольства и других ведомств.

Нам никто не приказывал, я мог бы этим же рейсом улететь на Родину. Но мы остались. В пер вой половине февраля 1989 года торжественно про водили из Кабула последние части наших войск во главе с командующим 40-й Армии генералом Гро мовым.

Началась еще более напряженная и опасная работа мужественных сотрудников Посольства во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Пастуховым Борисом Николаевичем и небольших групп специалистов некоторых ведомств.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.