авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«The fairest thing we can experience is the mysterious. It is the fundamental emotion which stands at the cradle of true art and true science. He who knows it not and can no longer wonder, no ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вообще, цитат, которые могут быть интерпретированы как информация о скрытом или охраняемом Знании довольно много. Например, согласно Торе, «когда Адама изгнали из райского сада, Создатель поставил у входа в сад ангелов и вращающийся меч – для охраны дороги “к Дереву жизни”… Но в оригинале написано не “дерех лаэц-ахаим”, а () “дерех эц-ахаим” – “дорога, которая и есть Дерево жизни”».

(Е.Свирский «Тора и психология», ивритский текст в скобках – по оригинальному тексту Торы, Берешит 3:24). Я совершенно не уверен, что моя интерпретация в данном случае верна, но хочу указать, что такая трактовка тоже возможна. Дополнительный аргумент «за» - цитата из «Книги притч соломоновых» (III-18): «Она [мудрость] – древо жизни для тех, которые приобретают ее».

Кстати, забавно, что всю «жизнь» в ее течении мы в окончательной модели тоже представили в виде дерева. Об этом будет в последней итоговой главе.

Современные авторы почти как один пишут о «древнем знании». Например: «К сожалению, у современного человека почти атрофирована способность управлять внешним намерением. Люди умудрились даже начисто забыть о том, что когда-то они владели этой способностью. Неясные упоминания проскальзывают только в древних легендах». (В.Зеланд, «Трансерфинг реальности»).

Также широко известен факт, что некоторые правители прошлого занимались поисками «истинной религии», в которой содержится божественное Знание. Естественно, они ничего в итоге не нашли, потому что, по крайней мере, целиком, Знания нет ни в одной религии.

А вот еще в ту же копилку. Женщина пишет о намеренном изменении реальности с помощью мыслей в состоянии автогипноза:

«Возникает вопрос: неужто раньше люди не додумались до такой элементарной вещи [до такой возможности]? А если додумались, почему мы до сих пор живем так плохо?

Ответы я долго искала в разных умных книгах. И поняла: подобные знания (а ими человечество, безусловно, обладало, и сказанное в этих строчках – лишь крупица) были отняты у людей потому, что цивилизация, нравственность катились в пропасть. Нельзя было оставлять в руках безумцев игрушку, способную стать орудием преступления. Кто сказал, что свои скрытые силы человек обязательно использует на доброе дело?

Значит, можно эти знания вернуть? Конечно. Но я должна предупредить слишком ретивых энтузиастов. На собственном печальном примере (став по своей воле эдаким подопытным кроликом) я убедилась, что нынче нам установлен жесткий предел.

Переходя этот предел, вы подвергаете себя большой опасности». (Р.Брэг «Гипноз.

Самоучитель», а также Д.В. Меланьин «Самоучитель практического гипноза») Единственное, чего я не могу понять, почему я, человек, читающий совсем не мало, не натыкался на все эти цитаты раньше, до того, как сам додумался насчет Вавилонской Башни? Как-то это обидно даже – столько времени потеряно зря.

Начиная с того момента мы запутались окончательно. Разобраться в связи пентаграммы и Вавилонской Башни вместе со Знанием мы не могли.

НЕВПУСКАНИЕ ЖОРЖА Ты не несешь ответственности за то, чего ждут от тебя другие люди. Если от тебя ждут слишком многого, то это их ошибка, а не твоя вина.

Р.Ф.Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»

И теперь, пожалуй, я вам расскажу ту часть истории, от которой у нас Диманом до сих пор едет крыша.

В общем, закончилось все тем, что Жорж вызвался с нами на дачу ликвидировать нашу «черную розетку» с применением каких-нибудь древнеегипетских заклинаний, которые, как мы поняли, Жорж собирался писать кровью.

Ну ладно. Мы, а особенно я, поскольку разговаривал с Жоржем в тот вечер впервые и не привык к его манере говорить (которая и впрямь была очень убедительной), стали основательно сомневаться в своей правоте насчет перевернутого креста и пр., и, короче говоря, договорились встретиться, и пойти втроем на дачу.

Так и произошло. Было утро 7-го января 2005 года. Оттепель, примерно минус один градус, солнечно, замечательнейший день, и, что показательно, Рождество. Мы приехали в Агафоновку к Диману вдвоем с Жоржем. И первое, о чем он спросил, когда мы встретили Димана, и оказались в таком месте, где можно было говорить, не боясь быть услышанными, это: «А вы не проливали на пентаграмму какую-нибудь жидкость?». У нас с Диманом отвисли челюсти – мы тут же вспомнили про пролитое вино, которое так напоминало нам кровь… Жорж сказал, что он сразу об этом подумал, когда Диман ему рассказал о нашей инсталляции, но тогда не стал спрашивать, но, в общем, это – очень плохо.

Мы поднялись по улице до дачи, и тут случилось неожиданное.

Дача Димана окружена высоким (выше человеческого роста) забором, и имеет железные ворота с культурным таким замком, какие обычно врезают в двери квартир. Без особой надобности влезть на нее проблематично, тем более, зимой. Еще раз напоминаю, что была оттепель. Диман вставил ключ в замок, но выяснилось, что ворота не открываются. Замок невозможно было открыть, в нем не поворачивался ключ, хотя все прекрасно работало и когда на улице было минус двадцать. Это произошло в первый раз за всю историю существования дачи. Жорж был прилично одет, и лазать по заборам не собирался. Мы стали думать, что делать. Решили, что Диман перелезет, возьмет на даче какие-нибудь инструменты, и поковыряется с замком. Перелез. Успешно открыл железную дверь на даче, взял инструменты, пришел к воротам, долго возился, потом плюнул, вернул все обратно в дачу, закрыл ее и перелез обратно. Тут я разозлился.

«Ладно, - говорю, - давай ключи. Я перелезу, посмотрю, что можно сделать». Жорж с Диманом с трудом перевалили меня через двухметровый забор, я дошел по сугробам до дома… и тут повторилось то же, что и с воротами – я не смог повернуть ключ в замке, как ни пытался. Перелез обратно. Как потом комментировал Жорж: «И тут вы на меня посмотрели. Нет, дело в том, как вы на меня посмотрели! Должно быть, вы ждали от меня, что я гаркну заклинание на древнеегипетском, и у меня посыплются молнии из глаз и огненные шары из задницы…»

Да. Это был удар ниже пояса, которого мы не ожидали. Впрочем, мы, спускаясь обратно с дачи к маршруткам, уже знали из нашего предыдущего опыта, что замок на самом деле прекрасно работает, и он не сломался. Так и оказалось. На следующий день мы спокойно открыли ворота, а вслед за ними и дачу, без каких-либо усилий.

Перед тем, как мы в тот день разошлись, Жорж дал Диману бумажку с тем заклинанием, которое собирался писать для устранения «темных» с дачи. Он дал ее лично Диману, а мне не показал;

меня это насторожило. Позже я взял ее у Димана и попытался перевести с древнеегипетского. Во-первых, в одном слове я поймал Жоржа на небольшой орфографической ошибке. После того, как я ему об этом сказал, он, кажется, начал слегка меня уважать. Во-вторых, перевод по самой структуре предложений казался мне каким-то сомнительным, и, при желании, мог быть понят как угодно. Я уловил, что там говорилось про Бога и про «врата зла», но не совсем понял глагольную часть, а также вообще связь слов в тексте. Я счел, что текст как раз мог быть совершенно сатанинского толка, и что у Жоржа могло быть намерение не ликвидировать «врата зла», а совсем даже наоборот.

После этого мы перестали Жоржу доверять. Мы с Диманом после всего произошедшего перестали понимать, где Свет, где Тьма, где кто, и кто за кого. Нам стали приходить в голову самые разные идеи вплоть до того, что сатанизм – это, на самом деле Свет, а христианство - на самом деле, замаскированный сатанизм. Это было ужасно. Мы решили в максимальной мере держаться вместе, и не верить ничьим выводам, кроме своих собственных.

ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ – ДЕВУШКИ Ты мне даешь, что выгодно тебе, А от меня ждешь вещи невозможной.

Микеланджело Бонаротти Я уже писал о том, что после того, как мы соорудили нашу инсталляцию на даче, стали исполняться некоторые наши желания, причем самым удивительным образом.

Так, к примеру, у меня не было девушки, и, собственно говоря, девушку иметь хотелось. И, сдается мне, что незадолго до Нового Года я, сидя перед крестом на диване, когда Диман вышел из комнаты по какой-то надобности, чтобы он не слышал, проговорил вслух это желание – хочу, чтобы у меня была, мол, девушка, типа, Высшие Силы, раз вы такие крутые, давайте, блин. Кроме того, я повторил это же желание на бис уже непосредственно в новогоднюю ночь, когда мы стояли у пентаграммы при зажженных свечах и читали «Отче наш» наоборот.

Вообще-то, можно с легкостью списать это на совпадение, но ровно через неделю, седьмого числа, в то же самое Рождество, в которое Жоржа не впустили на дачу, уже под вечер, мы всей нашей обширной честной компанией собрались отпраздновать день рождения Христа у общего товарища – Константина и его очаровательной жены.

Вообще, это длинная история. Дело в том, что мы договорились собраться в определенное время днем, и как раз рассчитали, что мы сгоняем с Жоржем в Агафоновку и обратно, и пойдем к Константину (без Жоржа, он в нашу компанию не входил). Но Константин, как он частенько делал, позвонил и переназначил встречу на через часа четыре. У нас с Диманом была большая и тяжелая сумка, забитая вином и шампанским, и мы ничего умнее не придумали, чем пойти в подъезд к еще одному общему другу, встать там на балконе, и, невзирая на хоть и не очень холодную, но и не летнюю погоду, стоять там три часа и пить то, что у нас с собой было.

Когда мы пришли к Константину, я был уже просто на рогах, а Диман – так ничего себе, держался еще, но ему тоже было хорошо.

И в тот самый вечер я вдруг ни с того ни с сего заметил к себе недвусмысленную симпатию девушки, которую, собственно, знал весьма и весьма давно. Ее имя – Лилия, она училась с нами в одной школе на пару лет младше, и была соседкой Виктора – жила от него через стену. У нее как раз был повод – пожалеть в усмерть пьяного меня.

Потом, спустя несколько дней, она с подругой зашла ко мне на работу, и стала звать в гости. Я согласился. Потом – взял и зашел. Так начался исключительно скандальный для нашей компании роман, который продолжался ровно два месяца.

Впрочем, через два месяца мы расстались, - меня многое не устраивало в наших с Лилей отношениях, и, что самое грустное, я не мог ничего изменить в силу самых разных причин. Мне до сих пор очень жаль, что все так получилось, но… в общем, это все могло бы быть хорошо, но уж больно не вовремя.

Неважно. Я, по понятным причинам полагая, что без Высших Сил во всей этой истории не обошлось, стал им сетовать на эти самые неблагоприятные обстоятельства и, стоя перед пресловутым крестом, говорил что-то в роде: «Да-да. Вы исполнили мое желание в точности по Закону белого унитаза. Хотел девушку – получите, распишитесь.

Но меня это не устраивает все…». И в скором времени, после того, как я это сказал, мы с Лилей расстались. Пожалуй, для меня это было самое легкое расставание в жизни. Я просто взял – и перестал звонить. Потом, спустя примерно полгода, мы продолжили общаться просто как друзья.

Диман, естественно, был уже посвящен в то, что я желание по поводу девушки озвучивал для Высших Сил, и, через какое-то время после расставания с Лилей, мы с Диманом вдвоем уже… нет… это было очень смешно! – мы пили холоднющее пиво из горла, курили, рассказывали анекдоты, чесались, ковырялись в носу, отчаянно матерились, и одновременно перечисляли те качества, которыми должна обладать моя девушка, не забывая и о благоприятных обстоятельствах жизни. Такая, сякая, в общем, чтоб не напрягала, всегда давала, всегда было где и на что, и чтобы никаких детей, и все в таком роде.

Вообще, туго у меня с девушками. Девушка для меня – явление редкое, и бывает только по особому вдохновению. А такая, которая обладает всеми этими качествами… Поэтому на совпадение я это все-таки списать не могу уже никак.

После того, что мы с Диманом наизобретали про мою девушку, Высшие Силы задумались месяца на два-три. Наверно, соображали, где ж такую взять. Но, в итоге, спустя эти самые два-три месяца, я познакомился с Мариной, которая всем перечисленным качествам удовлетворяла просто по списку, хотя этот список в нашем с Диманом исполнении был ох как велик и труден для реализации.

Познакомились в наилучшее время, в наилучшем месте, а со своей предыдущей любовью Марина, как выяснилось, рассталась буквально через несколько дней после того, как мы с Диманом озадачили Высшие Силы моей проблемой. Эти самые пару месяцев Марина потратила на то, чтобы более или менее прийти в чувства после своего расставания.

Вот так.

КРУГ, КОШКИ И ПРОЧЕЕ Галлюцинации часто возникают при острых интоксикациях и инфекционных психозах, при белой горячке.

Гезель. Магия: Нападение и Защита.

В середине января, когда все постепенно начало, будто бы, входить в более или менее привычное русло, на стене соседней с той, где были развешаны наши причиндалы, появился круг. Идеально ровная окружность, выдавленная в цементе таким же непостижимым способом, как и «БУТЬ». Нам было ясно, что от руки его начертить было нельзя. Мы, как истинные экспериментаторы, попробовали, что получится, если об стену ударить дном ведра. Должен вам сказать, что ничего, похожего на ровный круг, ведро на стене не отпечатывало. Кроме того, диаметр этой окружности был совершенно нестандартным. Единственное, что подходило идеально по размеру – это садовая лейка, но вот беда – у нее снизу не было никаких краев, вообще способных оставлять следы.

Смысл этого круга для нас еще более мистичен, чем смысл слова «БУТЬ». Мы установили только лишь то, что нумерологический корень слова «круг» тоже равен единице.

Между прочим, мы с Диманом подсознательно друг другу не доверяли. Наш разум отчаянно цеплялся за любые рациональные объяснения происходящего, и, за неимением альтернатив, мы все-таки пытались свалить эти фокусы друг на друга, хотя и оба представления не имели, как это можно было бы сделать кому-то из нас незаметно от другого. К тому же, сам тот факт, что мы торчали в лютый мороз на совершенно не отапливаемой даче чуть ли не каждый день, говорил сам за себя – ни один нормальный человек, не страдающий особо извращенной формой мазохизма, не стал бы заводить шутку так далеко.

Кончилось это все тем, что мы купили в киоске упаковку из пяти лезвий для безопасной бритвы, порезали себе руки и на крови поклялись… в общем, «…и ничего, кроме правды, и идти вместе до конца». Потом мы резали руки еще три раза. Мы, во первых, возобновляли наши клятвы, а во-вторых, «освящали» кровью крест, пентаграмму, картину, короче, все, что попадалось нам под руку. Мы решили, все-таки, идти до конца своим путем, не слушая никакого Жоржа и иже с ним.

По крайней мере, нам от этого эмоционально стало легче. Доверять друг другу легче, чем не доверять. Не доверять никому больше – проще, чем бороться с постоянным ощущением земли, уходящей из-под ног. Хотя именно с того момента я стал всерьез опасаться за наше психическое здоровье, потому что клятвой на крови мы убили последний шанс спихнуть происходящее на рациональные причины. (Цитата в тему из «Маятника Фуко» Умберто Эко: «Дело в том, что сопричастность Божескому не может продолжаться долго, не потревожив рассудок».) Я стал ловить себя на мысли, что думаю о Высших Силах и всей этой истории двадцать четыре часа в сутки. Мне мистика мерещилась везде, где только можно. Я бредил мечтой о том, чтобы еще что-нибудь произошло в таком же мистическом духе. У Димана начались галлюцинации по ночам. Кто-то открывал дверь-купе (сломанную, и нормально не функционирующую, поэтому, хотя у Димана дома живут кошки, это никак не могли быть они чисто физически), входил к нему в комнату, бродил по ней, потом выходил в коридор и бесследно исчезал. Родители, как выяснялось, мирно спали. Вообще то, после всего, что случилось, я уже ни в чем не уверен. Откуда мне знать? Может и впрямь кто-то бродил… В общем, мы с Диманом стали съезжать по фазе в противоположных направлениях.

Он считал, что с самого начала это было слишком жестко, что, если Высшие Силы заинтересованы в нас, то незачем было так нас пугать, и тихо умолял о том, чтобы «обучение» (мы все-таки приняли гипотезу о том, что высшие силы нас чему-то учат) проходило по возможности без подобных эксцессов.

Я ж напротив, подобно аквалангисту, погрузившемуся слишком глубоко, начал быть полностью уверенным в себе (не понимая, что от психушки меня отделяет уже совсем немного), и высказываться в том духе, что мне мало, хочу еще шоу. Хлеба и зрелищ. Или пива и Высших Сил.

Вообще-то, я не могу сказать, что все, о чем мы говорили на даче имело прямо-таки совсем непосредственное отношение к Высшим Силам. Мы иногда могли просто часа два поговорить о какой-нибудь ерунде, потом ритуально постоять перед крестом и разойтись.

И так в феврале-марте уже было несколько раз подряд. У нас месяца полтора после смерти дяди Сереги не происходило решительно ничего интересного. И как-то раз я сказал: «Что-то Высших Сил давно уже нет!..» Тут раздалось: «Мяу!» Потом еще и еще раз. Вообще, появление на даче у Димана кошек – это редкость даже летом. Поэтому, зачем к нам в минус двадцать по сугробам пришли три кошки - явно хозяйские домашние сытые и лоснящиеся кошки – мы не понимаем. Они пришли через минуту, после того, как я упомянул Высшие Силы.

СМЕРТЬ ДЯДИ СЕРЕГИ …бояться смерти есть не что иное, как думать, что знаешь то, чего не знаешь. Ведь никто же не знает ни того, что такое смерть, ни того, не есть ли она для человека величайшее из благ, а все боятся ее, как будто знают наверное, что она есть величайшее из зол.

Сократ (по «Апологии Сократа» Платона) Этого человека я видел всего один раз в жизни. Но запомнил его очень хорошо.

В первый и в последний раз я видел его в новогоднюю ночь, когда мы с Диманом пришли к ним домой – в дом, соседний с дачей Димана. Маленький, лысый, и тщедушный человек, но совершенно не похожий на своего брата – дядю Мишу. Помню, когда я увидел его тогда, он на меня произвел примерно такое впечатление, какое производит пустота. Изображение, как будто есть, а человека нет. Как у Чеширского Кота из «Алисы в Стране Чудес».

Это у нас семейное – моя мама тоже иногда умеет видеть, если человек скоро умрет.

Это трудно объяснить. Экстрасенсы сказали бы, что у человека пропадает аура. Он становится серым и пустым. Он ничем не отличается от рисунка на обоях. Внешне он такой же, как всегда, но что-то не так. И почти невозможно объяснить, что.

Он умер третьего февраля в четверг.

Я об этом узнал в субботу. Мне позвонил Диман и попросил приехать.

Выяснилось, что дядя Серега умер у Димана на руках от сердечного приступа.

Искусственное дыхание не помогло, и, когда «скорая помощь» приехала, было уже бесполезно что-либо делать.

Хуже всего было то, что Диман полностью выпал из жизни на целый месяц. Первые двое суток он практически не спал. Потом были похороны, на которых меня не было, а я приехал только к поминкам после похорон.

Выпили, рассказывали анекдоты. Потом долго утешали дядю Мишу, которому было, можете мне поверить, очень и очень плохо.

А потом поехали на встречу выпускников в нашу школу. Диман не учился в нашей школе, но в свою школу предпочитал не ходить – ему нечего было там делать. Выпили.

На следующий день встретились, пошли на дачу и начался кошмар для меня и для Димана длиной в месяц.

Вообще, Диман панически боялся гробов, покойников и прочих подобных принадлежностей. Ему постоянно мерещились какие-то ужасы, связанные с этим. Ему очень хотелось помочь дяде Мише, и сделать так, чтобы дядя Серега снова был жив.

Вообще, мне пришлось с Диманом очень тяжело, потому что говорить с совершенно невменяемым человеком об одном и том же каждый день в течение месяца – серьезная нагрузка на психику, тем более, что и тема-то не больно веселая.

Но, все же, в конце концов, эта история имела и свои положительные результаты – в конце концов, Диман перестал так уж бояться гробов и покойников, а мы решили, что в лице дяди Сереги обрели союзника на Том Свете.

Потом Диман рассказывал, что «дядя Серега тоже был магом» - он постоянно интересовался, что же мы на даче делаем?..

ПРО НАШЕ ОТНОШЕНИЕ К ВЫСШИМ СИЛАМ Теории, мысли и намерения любого живого земного человека всегда гораздо чище и лучше его реальных поступков.

Альберт Пайк «Смысл масонства»

Вижу я, что за моими рассказами про фактическую сторону дела теряется наше отношение к Высшим Силам, тем более, что оно видоизменялось со временем.

Постараюсь изложить его вкратце.

Вначале, когда мы сколачивали крест, мы хотели продать душу Сатане в самом буквальном смысле слова. Впрочем, некая проблема заключена в интерпретации. Мы хотели поговорить с ним в нашем, человеческом формате. Мы хотели с ним встретиться, попить пивка, поговорить и подписать контракт. Но штука в том, что в таком буквальном смысле едва ли можно было на это надеяться. Все-таки, мы – здесь, а он – там. Если бы такое существо и было в природе, то подобная встреча состояться бы не могла в любом случае. Поэтому есть проблема в том, что за сделку по продаже души можно принять все, что угодно. Любой «знак свыше», в том числе и наше «БУТЬ» мог быть интерпретирован как то, что контракт заключен.

После долгих и муторных обсуждений вопроса о Дьяволе, в том числе и после разговоров с Жоржем, мы с Диманом дружно пришли к выводу, что, все-таки, то, что с нами «связалось», это не Сатана (пишу вот и смеюсь – это потрясающе интеллектуально для двадцати с лишним летних людей с высшим образованием).

Возникло следующее предположение. Перевернутый крест «сработал» не просто так.

Дело было в том, в каком состоянии мы его вешали. То, что это состояние носило характер абсолютного аффекта, мы прекрасно понимали. Вследствие этого возник вопрос, ответ на который я опять же получил очень нескоро и после долгих преобразований самого вопроса: важны ли символы (в частности, крест и пентаграмма) как таковые, или дело лишь в эмоциональной сфере? Мы пришли к выводу, что символы как таковые не важны. Рассуждения, которые сопутствовали этому, были на уровне детского сада, но они, по-своему, безупречны. Один из аргументов был таков: о’кей, пусть символы имеют силу как таковые. Тогда почему, хотя большая часть народонаселения носит нательные кресты, с ними происходят такие же хорошие и плохие вещи и в тех же пропорциях, как и с теми, кто крестов не носит? И все в таком роде.

В общем, я могу гордиться – кажется, я вполне правильно понял функцию символов.

Это всего лишь атрибут для введения себя в определенное состояние. Как «якорь» в НЛП.

В «Трансерфинге реальности» В.Зеланда, в качестве основной магической силы выступает нечто, что он называет «внешним намерением». Мы позже обсудим эту идею подробнее, но вот, что он пишет о магических ритуалах (которые по своей идее ничем не отличаются от символов):

«Внешнее намерение – вещь, рожденная в импровизации, подобная озарению.

Готовиться к внешнему намерению бесполезно. Все магические ритуалы направлены на то, чтобы вызвать собственно внешнее намерение. Но ритуал – это лишь подготовка к волшебству, театральная прелюдия, декорация».

Именно поэтому мы уничтожили «звезду Давида» - потому что она была единственным символом, который мы нарисовали, «не вложив в него вообще никаких своих эмоций» (мы это понимали в такой формулировке, хотя более правильно было бы сказать «не привязав его ни к каким своим эмоциям»).

Кроме того, после того, что Жорж нам разъяснил по поводу «Серых», мы с Диманом неожиданно поняли, что все наши эмоции и мысли при вешании креста были исключительно «серыми». Я к тому времени уже давно отверг сатанинское учение лаВея, Диман же и вовсе никогда с ним согласен не был, мы отреклись от церкви, и, в общем, согласно Жоржу, силы которые с нами связались, вполне могли быть этими самыми «Серыми». Кроме того, дополнительным аргументом мы сочли случай, когда вдруг к нам на дачу пришли кошки;

мы почему-то считали, что они не могут иметь отношения к Темным силам.

Кстати, мы пытались придумать Высшим Силам имя. Были какие-то варианты, которые я уже и не помню, но, в итоге, ни один из них не прижился, и мы называли их просто «Высшими Силами».

Однако, понять смысл их появления нам так и не удалось. Мы сначала предположили, что для нас это – начало какого-то Пути, и на этом Пути Высшие Силы нас будут чему-то учить. Предпосылки тому были те, что незадолго до появления «БУТЬ» мы рассуждали о том, что было бы неплохо, если бы нас кто-то «научил» всему-всему. И «БУТЬ» мы рассматривали в значении «будь», отнесенному к обучению нас. Потом идея о том, что нас чему-то учат, оторвалась от значения «БУТЬ» и стала совершенно независимой. Вообще, мы потом еще долго ловили за хвосты разные переплетающиеся логические цепи наших построений, и, по сути, эта книга – первая попытка выстроить все более или менее логично от начала до конца.

Наше понимание, однако, было чрезвычайно примитивным. Да, это, пожалуй, было для меня определенным «началом пути», но подобное очеловечивание Высших Сил – это, кажется, все-таки очень некорректно. Они – не воспитатель в детском саду. То, что они нас будут учить, совершенно не означает, что они обязуются и впредь царапать на стенах непонятные слова. Хотя, еще раз повторюсь, нам очень хотелось их «очеловечить» и поговорить любым способом, но именно в форме диалога на русском языке. Я, кстати, регулярно по этому поводу вспоминал сказку «Аленький цветочек» С.Аксакова, где Зверь Лесной – Чудо Морское писал огненными буквами в воздухе.

Возможность вызова Сатаны мы, несмотря на некоторый прогресс в наших воззрениях, не отвергали, и оставили его «на крайний случай», хотя, как мы прочитали в димановской книге по магии, техника подобного вызова требует кое-чего, чего у нас не было и быть не могло (пардон, не буду вдаваться в подробности).

Кроме того, поэкспериментировав с различными ритуалами и заклинаниями самого разного характера, мы убедились в том, что они помогают добиться результата примерно в той же степени, что и ношение нательных крестов. Таким образом, у нас не было совершенно никакой уверенности, что даже если мы и попытаемся Сатану вызвать, из этого что-то получится.

После того, как мы все-таки отказались от идеи напрямую вызывать Сатану, подоспело весьма грустное событие – умер дядя Серега, сосед Димана по даче. Но существует заклинание, которое помогает вызвать с того света покойника.

Это заклинание показалось нам более верным, чем вызов Сатаны по двум причинам:

во-первых, был хоть какой-то шанс достать необходимые ритуальные предметы, во вторых, вся эта затея с вызовом покойника обставляется крайне помпезно, при свете целой кучи свечей, а подготовка к вызову начинается за сорок дней.

То есть, понятно, мы банально решили, что красиво и помпезно – значит, работает, поскольку то, что некрасиво и не помпезно, не работает совершенно.

Пока мы думали что да как, мы от этой идеи отказались, потому что, хотя, все же, мы сами в нее толком не верили, существовало некоторое «а вдруг?», которое если бы произошло, то нас бы и до психушки не довезли.

Вообще, идея была в том, чтобы, вызвав дядю Серегу, попросить его там, на том свете, попросить кого-нибудь связаться с нами, или хотя бы ответить нам на некоторые вопросы.

Примерно в это же время мы с Диманом заключили важное соглашение, которое, правда, так ни разу и не пришлось использовать. Суть его была в том, что если вдруг с нами или на наших глазах произойдет что-то совсем уж сверхъестественное, то мы пишем, что мы увидели, отдельно друг от друга во всех подробностях на бумаге, а потом сравниваем, чтобы избежать «коллективного гипноза» или чего-то в таком духе.

Заключать подобное соглашение ранее не имело смысла, потому что сомневаться в материальности «БУТЬ» не приходилось – это слово до сих пор нацарапано в цементе, но когда собираешься связаться с потусторонним миром, надо быть готовым ко всему.

Далее, мы прочитали сразу в нескольких источниках, что продать душу за то, за что мы хотим, невозможно. Есть всего 4 варианта контракта о продаже души, из которых я помню только два – это продать душу за Знание, или банально за квартиру-машину-дачу.

То есть, акцент был на том, что мешать Знание с чем-то еще нельзя.

Короче говоря, мы со скрипом, во-первых, перестали считать тех, с кем мы связались, «Темными силами», во-вторых, с не меньшим скрипом стали отходить от попсовой интерпретации, навязанной Библией, сказками, картинами разных художников и кинофильмами. Хотите сказать, что это очень просто сделать? Давайте, попробуйте поверить в то, что то, чему вас все общество учило всю вашу жизнь, – это чушь, а я на вас посмотрю… Вот, значит, так. Мы считали эти силы «Серыми» аж до тех пор, пока, в конце концов, много позже, когда мистическая часть уже полностью закончилась, не отвергли троичное (и вообще какое бы то ни было) деление «сил». Белые, черные, серые, да хоть зеленые в горошек – это разные проявления, вернее, даже не разные проявление, это просто энергия, одна и та же по своей природе энергия, которая, в зависимости от определенных чисто количественных параметров классифицируется таким образом. Мы стали считать, что, во-первых, никакой принципиальной разницы между «Высшими Силами», Богом, Сатаной, «Серыми», «Белыми», «Черными» нет (она примерно такая же, как разница между «разведчиком» и «шпионом»), а во-вторых, они – не разумные существа, а просто энергия, причем, которая генерируется самим человеком. Хотя, такой подход абсолютно несостоятелен для объяснений феноменов типа появления «БУТЬ» на стене ниоткуда.

Вообще же, мы до сих пор не можем даже предположить, что это такое с нами было, и кто к нам «пришел» в тот момент, когда мы повесили крест. Мне лично очень жалко, что это все закончилось, хоть я и понимаю, что это, на самом деле, хорошо и, главное, закономерно. Другой вопрос в том, почему это закончилось. На него у меня есть два варианта ответа.

Вариант первый: нельзя поступить в университет, минуя детский сад и школу. Я бы никогда не стал хоть что-то понимать в тех вещах, с которыми мы столкнулись, если б нам не дали поиграть для начала в эти мистические игрушки. То есть «обучение» было, и оно продолжается до сих пор, только оно уже не нуждается в подобных «голливудских постановках».

Вариант второй. Дело в том, что мы с Диманом очень долго и настойчиво пытались понять, что, собственно, происходит. Вот цитата из Ошо. Я, честно говоря, удивился, когда на нее наткнулся, потому что в книге она как бы сама по себе, без смыслового контекста. Я не вполне понял, почему Ошо так сказал: «Вы не должны спрашивать, что происходит, потому что если вы настаиваете на этих вопросах, то все, что происходило, остановится. Эти вопросы вам не друзья». Занятно, правда?

МОРМОНЫ Примером патологии характера, которая проявляется под воздействием психотравмирующей ситуации, может служить полный отказ от собственных убеждений, слепое подчинение мнению авторитетных лиц, необоснованная жестокость, подмена трезвого восприятия действительности субъективным мироощущением, смещенным в сторону фантазий, волевое подавление воспринимаемой информации, которая определяется как травмирующая.

Гезель. Магия: Нападение и Защита.

Итак, вернемся к Жоржу и мормонам. Жорж, кроме функции запугивания меня страшными адскими муками на том свете в качестве платы за договор с Сатаной на этом, выполнял еще одну – интригующую. Он сказал, что у него есть, мол, информация, которую он мне расскажет только после того, как я пройду «шесть бесед» у мормонов, и, кроме того, ее понимание будет требовать от меня изучения древнеегипетского языка.

Разумеется, это только в том случае, если я, пройдя шесть бесед, не приму решения стать мормоном. Мне было интересно, Жорж, в конце концов, и впрямь меня заинтриговал, и я решил, что меня не убудет сделать так, как он говорит.

С целью изучения языка Жорж несколько раз присылал мне по электронной почте огромные архивы с графическими файлами, где были разные иероглифы (их, кстати, очень много – несколько тысяч). Я очень веселился, разглядывая добрых полтора десятка иероглифов, изображающих мужской половой орган в разных, так сказать, состояниях, но, все же, совершенно не видел в этой деятельности по пересылке со стороны Жоржа какого либо смысла.

По поводу «шести бесед» - что это такое? Вообще, мормонская церковь – это организация, в значительной степени, коммерческая. Каждый член мормонской общины платит ей так называемую «десятину» - одну десятую часть всех своих доходов. И, я подозреваю, именно из-за этого мормоны очень и очень заинтересованы в новых людях.

Поэтому процесс становления мормоном довольно прост по сравнению со многими другими религиями – надо пройти шесть бесед по одной беседе в неделю, а потом принять крещение, не имеющее, по ритуальной части, ничего общего, скажем, с православным крещением.

Эти беседы, по сути, – маразм редкостный. Двое молодых бестолковых и крайне плохо говорящих по-русски американцев-миссионеров голосом испорченного магнитофона говорят что-то заученное про Бога и «Книгу Мормона». Сами они, как выясняется по ходу дела, весьма скверно ориентируются в философских основах собственной же религии.

Об этом Жорж меня предупредил сразу, и пообещал, что после того, как на первой беседе миссионеры сделают мне основную «накачку», он ко мне присоединится, и будет присутствовать со мной на остальных беседах, чтобы повысить их эффективность. По сути, моей задачей на первой беседе было получить «Книгу Мормона», которую раздают совершенно безвозмездно, и в грядущую неделю ее почитать.

Так и было.

И было так, что в первый раз, когда мы с Жоржем пришли в мормонскую общину, занимавшую несколько этажей в ничем не примечательном доме почти в самом центре города, мы попали на проповедь. То есть, сначала все сидят в зале, а кто-то с кафедры, установленной на неком подобии небольшой сцены, делает доклад по теме, связанной, как правило, с трактовкой «Книги Мормона». Потом все дружно едят причастие – кусок хлеба и маленький стаканчик воды (я по совету Жоржа не стал его брать), потом – принятие новых членов (в нашем присутствии крестили одного мужика – забавная процедура: его посадили на стул на сцене, мормонские священнослужители обступили его со всех сторон и долго что-то ему говорили), а потом все разбредаются кто куда (кто – на эти «беседы», кто – еще куда-то).

Надо сказать, что, несмотря на мой однозначный стопроцентный скепсис по поводу мормонов, та проповедь произвела на меня сильное впечатление. Тогда я решил, что, скорее всего, дело просто в грамотном освещении сцены, но, после того как я какое-то время расслабленно смотрел на первого докладчика, я вдруг ясно и отчетливо увидел у него над головой сияние. Не в волосах, а именно над ними. Потом то же повторилось со следующей докладчицей, но у нее это сияние было слабее.

Когда я это увидел, я обалдел, встряхнулся, глянул на Жоржа. Он глянул на меня. Он не понял, что я увидел, но взгляд его говорил: «Ну что? Я ж предупреждал!». Да, мормоны и впрямь работают очень грамотно… Но, как выясняется, не я первый, и не я последний. Вот цитата из «Деструктивных психотехник» по поводу секты «Миссия Божественного Света»:

«На одном из собраний присутствовал молодой практикующий психиатр, который считал самообманом и патологией “ощущения”, которые невозможно проверить в ходе независимых наблюдений. Но когда он полностью расслабился, убаюканный плавным течением слов лектора, то неожиданно увидел яркое свечение вокруг фигуры лектора. “Я видел очень яркий свет. Лектор светился, словно религиозный персонаж на иконе. Он был похож на святого. Это был реальный свет, такой же реальный, как свет электрической лампочки. Я начал внимательно прислушиваться к словам, но ничего нового не услышал. Я скептик, который не верит в чудеса. Я решил себя проверить и специально отвернулся. Я полагал, что, взглянув на лектора вновь, уже не увижу этот таинственный ореол, но каково же было мое удивление, когда я вновь отчетливо его увидел. Никто мне не говорил, что такое возможно, так что это не может считаться принятием желаемого за действительное. К тому же мне казалось, что никто, кроме меня, этот ореол не видит. Когда лекция закончилась, я поднялся с места и пошел к двери, наблюдая, как лектор по-прежнему светится. И пока я шел, я вдруг начал осознавать, что со мной произошло нечто важное, нечто такое, от чего я не могу просто так отмахнуться. Это стало началом пересмотра моих представлений о мире. Это стало частью окружающей меня реальности”».

М-да… То же самое, что произошло и со мной. После этого я перепугал некоторых из своих друзей рассказами о мормонах и о «пересмотре моих представлений о мире» (я назвал это теми же самыми словами!) - они тогда не поняли, что именно стало меняться во мне, и что я совершенно не собираюсь становиться членом какой бы то ни было секты.

Добавлю от себя, что, видимо, этот свет не был фокусом, и, если не я один его видел, то, по крайней мере, его видели далеко не все. Позже Жорж сказал, что он «никогда не видел ауру». Этот свет – не объективная реальность.

Потом были, я уж не помню, две или три беседы, которые я прошел с интервалом в неделю. На проповеди я больше не ходил. Сначала миссионеры, как мы и планировали, дали мне «Книгу Мормона» и наговорили кучу всякой тривиальщины про Бога и про эту книгу. Я их молча выслушал, и пошел домой читать. Почитал. Ничего не понял. Потом была вторая беседа.

Вот на этой беседе я при помощи Жоржа и еще какого-то типа из мормонов, который постоянно заглядывал в комнату, и даже принимал участие в дискуссии, уяснил следующее.

У мормонов есть не одна священная книга, а две. Первую – «Книгу Мормона» они получают сразу. Вторую – только через год после крещения. То есть, они всегда покупают «кота в мешке», и не знают, во что вляпались, очень долго. В этой, второй книге, написано-таки об их доктрине. Доктрина мормонов в схематичном виде выглядит очень красиво, и, на самом деле, походит на полностью логически завершенное христианство.

Вот она.

Ада нет. Есть только рай. Загробный мир делится на 3 ступени, каждая из них делится еще на три, но, в общем, ни в одной из них никому не плохо. А если человек особо хорошо себя вел на этом свете, то он, попав на высшую ступень высшей ступени на том свете, проходит своеобразные курсы (сродни ПТУ) «Как быть Богом», имея преподавателем и завучем текущего Бога, и после получает право создать свое мироздание, свое творение, и быть в нем Богом. Богов, таким образом, может быть, в принципе, во Вселенной бесконечное множество.

Согласитесь, красиво. И вот всю эту красоту я постигал со слов Жоржа, ловя обалдевшие взгляды миссионеров, которые совершенно не рассчитывали на такой поворот событий. Они, бедные, сидели, молчали, и, явно не понимая, о чем мы говорим, смотрели то на меня, то на Жоржа, то на меня, то на Жоржа… Короче говоря, после того, как это мне рассказали, я долго орал, что мормоны – козлы, что я не хочу этого больше видеть и слышать, и все – с меня хватит! Жорж под моим напором не выдержал, «зачел» мне остальные беседы, и сказал, что, ладно уж, скоро он мне все расскажет, что знает, а я могу к мормонам больше не ходить.

Я был в восторге.

Ну так вот. То, что мне рассказал Жорж, отчасти вы уже знаете. Он сказал мне, что древние евреи на самом деле были в Америке. Он сказал, что в Америке существует специальный институт, а также закрытый музей археологии, где есть все доказательства этого, после чего стал говорить что-то в духе уже упомянутого мной здесь как-то агента Малдера. Правительство… скрывает… и т.д. Сказал, что написал в этот институт письмо, на которое они ответили примерно так (я почему-то запомнил почти дословно): «We have it as a point not to work with private revelations». Это можно перевести как «У нас принцип не работать с частными открытиями». Что ж… пожалуй, я могу их понять.

Потом он дал мне небольшой текст (ксерокопию), из-за которого, во многом, и был весь сыр-бор. Этот документ называется «Копия Энтона». Вот как Жорж объяснил мне в электронном письме, что это такое:

«Копия Энтона» – листок бумаги, хранящийся ныне в Храмовой библиотеке Храма Community of Christ в славном городе Индепенденс, штат Миссури. Считается, что это образей оригинальных иероглифов из Книги мормона – её фрагмент на языке оригинала.

«Копия» не была как-то найдена;

в поле зрения она уверенно попадает с 90-х годов XIX века. До этого в 1840х был опубликован в виде листовки, тисненной золотом по черной бумаге, ещё один образец иероглифов – близко повторяющий «Копию Энтона», но не тождественный ей. То есть она известна в нескольких вариантах. То, что в Индепенденсе, предположительно происходит из личного архива Оливера Каудери, помощника и писца Смита, раздерганного и растерянного после его смерти в 1850 гг.

Название «Копия Энтона» дано в память Чарлза Энтона, профессора древних языков Нью-Йоркского университета, которого посещал Мартин Харрис (спонсор первого издания Книги Мормона) с образцом иероглифов из неё. О результате встречи есть два взаимоисключающих рассказа – самого Энтона и Харриса: subj mustdie и subj rulezz соответственно. Описание Энтоном того, что показал ему Харрис, на документ из Индепенденса не подходит – похоже, что профессору показали другой образец и название «Копия Энтона» дано неудачно.

В копии содержится около сорока разновидностей символов, из которых примерно десяток можно соотнести с египетской иератикой, причем несколько – с полной уверенностью. У того, кто её срисовывал, перед глазами было нечто подлинно египетское.

Как я понял, смысл деятельности Жоржа во многом и состоял в расшифровке этого текста. Надо сказать, что я до сих пор считаю эту затею крайне сомнительной по той простой причине, что текст этот – довольно короткий, и общие закономерности искать не приходится. Это известный криптографический парадокс – чем короче шифрованное послание, тем труднее разгадать его смысл.

Но Жорж в свои силы верил. Вернее, наверно, он не очень в них верил, потому что решил призвать в соучастники меня.

А еще он сказал, что теперь, когда я отрекся от Света, есть надежда, что, если я буду хорошо себя вести и учить древнеегипетский, то Серые Силы меня «подхватят», все само станет идти в руки, и будет мне счастливая и интересная жизнь, полная мистики. Ну, конечно, он не буквально так говорил, но я просто передал общий смысл.

Я, в отличие от Жоржа, считал, что такое «подхватывание» уже однажды состоялось у Димана на даче, и что я уже не только «подхвачен», но и «несом». Отсутствие мистических проявлений на даче меня смущало, конечно, но я не верил, что вся эта мистика однажды началась, чтобы вдруг взять – и закончиться, я ждал продолжения. Но Жоржу я этого не говорил.

Таким образом, мне было сделано заманчивое предложение поучаствовать в разгадывании историко-лингвистической загадки со сверхъестественным подтекстом.

Вслух я согласился. Про себя я практически сразу отказался.

По сути, тут-то наши с Жоржем отношения и прекратились.

Я помусолил какое-то время эту ксеро-«Копию», ничего не придумал в отношении нее, и стал жить себе спокойно так, как сам считал нужным.

СОБРАНИЕ У ЖОРЖА Людям нравится находить подтверждения их заранее установленным (и предубежденным) представлениям.

Тимоти Лири «Деструктивные психотехники»

Самая феноменальная и дурацкая клоунада, в которой я принимал участие, произошла у Жоржа дома.

Однажды, где-то между кусками архивов с картинками из учебника по древнеегипетскому языку за авторством Гардинера, Жорж мне прислал электронное письмо примерно такого содержания: поздно, мол, пить «Боржоми», когда печень отвалилась, потому, что, кажется, она отвалилась. И в срочном порядке назначил партсобрание у себя дома.

На том собрании присутствовали: Жорж, мы с Диманом, Константин и некто, чьего имени я не помню, назовем его Андреем.

Надо, кажется, дать необходимые разъяснения по поводу двух новых в нашей истории действующих лиц.

Константин - это наш с Виктором и Диманом общий друг. На описываемый момент он уже женился, и вел, в принципе, весьма благополучную обывательскую жизнь.

Наверно, так о друзьях говорить нехорошо, но особой интеллектуальностью Константин не отличался никогда, хотя и был в некоторой степени не чужд духовного поиска. Этот его поиск можно охарактеризовать примерно так: у него были некоторые ощущения, которые, правда, он был не в состоянии объяснить кому-либо еще. Кроме того, он – богобоязненный христианин, который любую мою критику в адрес Церкви воспринимал так, будто я за нее непременно буду жариться голой задницей на большой сковородке в страшном аду. На вопросы о сути его убеждений, при этом, он не отвечал. Когда я говорил что-то, что он считал неверным, он говорил, что так говорить нехорошо, потому что очень плохо, если слишком много, а так, в принципе, не следует так делать, потому что – ну есть такая штука!.. Подобными формулировками он готов был сыпать сколько угодно, я от этого тихо стервенел, но еще больше я стервенел от того, что Диман и Жорж почему-то были готовы с Константином таким образом общаться.

Кроме того, Константин верил в энергетику рук и пытался ее демонстрировать самыми разными способами – начиная от медицинских применений, кончая просто ощущением позитивной или негативной энергии. В общем, в конечно счете, он меня убедил, что что-то в таком роде, пожалуй, может быть, и то не факт. Но в большинстве случаев его упражнения выглядели просто смешно.

И вот, как-то раз, наш Константин повстречался с Жоржем. Быстренько сделав руками несколько странных пассов и облапав всю его ауру, Константин заключил, что от Жоржа поднимается большой и ослепительно белый столб энергии в небо. А люди ж на лесть падки. Вот Жорж и купился на это, решил, что Константин и впрямь много чего понимает, стал с ним иногда общаться, а в тот вечер, о котором я говорю, позвал его тоже за компанию. Учитесь! Хотите показаться человеку умным – просто похвалите его!

А этот самый господин по имени Андрей – мормон. Пришел, как и положено мормонам, со своим чаем (они не пьют ни чая, ни кофе, поэтому приходят в гости, как правило, со своим травяным чаем для себя). Я его вспомнил – он мелькнул пару раз, когда я ходил в мормонскую общину. Жорж был о нем крайне и чрезвычайно высокого мнения.

Впрочем, я так и не смог проверить, заслуженно или нет, потому что Андрей весь вечер просидел в кресле и промолчал. Вообще, он сам себя, не без помощи Жоржа, поставил в положение стороннего наблюдателя сродни убеленному сединами академику, который наблюдает за возней детишек в песочнице. Ясно, что меня это очень раздражало, потому что если Жорж казался психом, а Константин просто делал что-то смешное, то этого кадра меня так и подмывало спросить: «А ты, собственно, что здесь сидишь?!».

Итак, мы все расселись вкруг стола, жена Жоржа принесла чай с печеньками, Андрей сел в сторонке в кресло, и Жорж постепенно, медленно и торжественно, рассказал что-то, как я теперь вижу, очень забавное.

В городе Черновцы проживает, по словам Жоржа, очень крутой человек, знающий гипноз, НЛП и много чего еще, который, в придачу, еще и мормонский епископ. Вот, стало быть, этот человек Жоржу как-то позвонил и спросил: «Что у вас там в городе происходит?».

Вообще-то, дорогой читатель, если Вы искушены в русской языковой стилистике, то уже можете легко понять, в чем быта суть происходящего.

Жорж рассудил, что этот вопрос – реакция на то, что происходило у нас с Диманом на даче. Он подумал, что этот епископ узнал об этом каким-то мистическим образом, и решил поинтересоваться, чем вызваны, так сказать, колебания ментальных сфер, исходящие из нашего города.

На самом деле, учитывая еще гипнотичность личности Жоржа, я тогда ему почти поверил. «Почти» - потому что уже к тому моменту я постепенно стал понимать ограниченность Жоржа и его склонность все интерпретировать только лишь так, как нужно ему. Я не нашел в тот вечер никаких аргументов против, я не был хозяином положения, но я уже относился к Жоржу скептически, и чувствовал, что что-то здесь не то. К тому же, мне на пользу играла еще и клятва с Диманом о том, что, в любом случае, мы не меняем нашего курса. Таким образом, тот вечер на наше с Диманом дальнейшее поведение никак не повлиял.

Тем не менее, Жорж сделал все, чтобы нас напугать. Он сказал, что надо немедленно ликвидировать дачную «инсталляцию», и хорошо, если «не придется принимать крещение».

Под последней фразой разумелось, что церковь (вообще говоря, любая, но Жорж имел ввиду мормонскую) помимо всяких прочих своих функций, выполняет функцию своеобразного бомбоубежища от происков всяких нежелательных сил. И он считал, что чтобы, так сказать, спасти наши с Диманом души или задницы, нам может быть необходимо принять мормонскую веру.

В тот момент я понял, что всё. Настал своеобразный момент истины, и если Жорж вместе с Андреем сейчас, в этой максимально критической с их точки зрения ситуации, не объяснят мне популярно и внятно, что они фактически знают и думают про всякое разное сверхъестественное, то можно считать, что они ничего не знают.

Я стал что-то говорить про Высшие Силы такое, что стало провоцировать Жоржа.

Он, не возражая мне ничего по сути, стал говорить что-то в духе: «Вы не представляете, насколько смешно то, что Вы сейчас говорите! Вот Андрей подтвердит! Вы выглядите как первоклассник перед академиком!». Тут я сменил позицию: «Да!» - стал кричать я – «Я ничего не понимаю! Я ТУПОЙ! Так объясните мне, черт возьми, что происходит!».

Никаких объяснений я не получил.

Потом Константин вместе с Жоржем разыграли довольно странный фарс с этими энергиями от рук – они эту энергию буквально швыряли по всей комнате, цветисто комментируя свое состояние от ее воздействий. Вообще, Константин был сильно нетрезв, поэтому неудивительно что ему постоянно становилось то хорошо, то плохо. А зачем ему подыгрывал Жорж, я плохо понимаю.


Потом мы разошлись… И все кончилось.

Вскоре мы с Диманом объявили Жоржу, что убрали все на даче, поссорились, и перестали там собираться. Это было неправдой. Был еще, примерно, март, и мы продолжали наши эксперименты до лета. Но Жорж успокоился, мормонский епископ больше не звонил, и, в общем, таким вот нехитрым образом мы установили, что информация о событиях на даче никакими трансцендентными способами никуда не просачивается. А если и просачивается, то только с помощью какого-нибудь чрезмерно болтливого индивида.

И, наверно, я на самом деле тупой, потому что смысл того, что сказал Жоржу этот мормонский епископ из Черновцов, я понял лишь спустя несколько месяцев. Фраза «Что у вас там в городе происходит?» может иметь, и, скорее всего, имеет совершенно другой смысл – это то же самое, что спросить «Как дела?». Эта фраза совсем не обязательно предполагает фактическое знание говорящего о том, что что-то происходит. Вот вам и лингвистика… ЦЕРКОВЬ Наверное – нужно жить по заповедям – это беспроигрышно при любом подходе – допуская Бога или отвергая.

Н.М.Амосов «Мое мировоззрение»

А еще однажды мы с Диманом придумали церковь. После наших экспериментов с рамками и выдвижения гипотезы о том, что земля под дачей сама по себе обладает какой то силой, мы очень долго фантазировали на тему того, чем эта земля могла быть раньше.

Перво-наперво, мы пошли к дяде Мише – соседу по даче, и задали ему этот вопрос.

Он почесал бороду, и сказал, что, мол, нет, ничего не было. До пятидесятых годов там был пустырь, и больше ничего.

Потом, как-то раз, совсем по другому поводу, Диман мне похвастался, что у него дома есть старая серебряная монета царского периода, которую он нашел во время сезонных сельхозработ на дачном участке. У меня это мгновенно соединилось вместе. Я воскликнул: «Откуда? Тут же был пустырь!»

После этого наши фантазии приняли и вовсе крутой оборот, и мы почему-то вообразили, что эта земля имела какое-то отношение к церкви. И Диман мне рассказал историю, смысл которой был в следующем. Он попал в какую-то забавную ситуацию, где их, не то на курсах английского, не то еще где-то, попросили нарисовать якобы детские рисунки – кому-то нужны были для отчета. Он, не долго думая, взял и нарисовал церковь на вершине холма. По бокам – еще два холма, уже ближе, а на одном из них – кладбище.

Диман воспроизвел эскиз этого рисунка на клочке бумаги, и попросил меня эту картинку нарисовать по-нормальному. Из меня, конечно, довольно специфический художник, скорее, от слова «худо», но из Димана художник и вовсе никакой. Я, придя домой, взял лист белого картона формата A4 и нарисовал то, что просил Диман. Довольно небрежно, просто черным маркером.

Дальше, если мне не изменяет память, а она может изменять, мы сразу повесили эту картинку на ту же стену на даче – в правой части. Таким образом, слева был крест, в центре – «БУТЬ», а справа – эта картинка. Потом, когда начало происходить то, что начало, мы повесили ее прямо поверх «БУТЬ».

Эта картинка, которую Диман придумал безо всякой связи с Агафоновкой, и то обстоятельство, что дача Димана находилась на холме, так или иначе, привело нас ко вполне состоятельной гипотезе, что в Агафоновке должна была быть церковь. Хотя бы просто исходя из общей логики, что в любом дореволюционном селе должна была быть церковь. Хотя, строго говоря, это зависело от размеров села и от многих других причин, но мы решили, что должна.

Троицкий собор в нашем городе находится в непосредственной близости от краеведческого музея. И еще в тот период, когда мы ходили отрекаться от церкви (это была ранняя осень), мы с Диманом просто так, по приколу, договорились о том, чтобы в этот музей сходить. Никто из нас там не был, по крайней мере, с начальных классов школы.

И вот, зимой мы об этой идее вспомнили, и, признаться, подивились тому обстоятельству, что договаривались сходить-то еще осенью, когда о церкви и не думали.

Пока мы кочевряжились с походом в музей, мы спрашивали всех, кто мог знать, не было ли в Агафоновке церкви. Все отвечали отрицательно. Я полез в Интернет, обыскал там все, но не нашел никакой информации.

Пошли в музей. Мы очень внимательно обошли в нем все (кстати, за какие-то копейки – нас приняли за студентов (ну да, где это видано, чтобы два здоровых и относительно трезвых лба просто так шлялись по краеведческим музеям в неслабый мороз?)), просмотрели все фотографии в экспозиции, все старые карты и планы города, но нигде не нашли того, что искали. Мы ушли из музея разочарованные, и, искренне думая, что это был наш последний шанс, пошли в «Кубанские вина» и напились в стельку.

Через несколько дней, где-то через неделю после моих первых попыток найти что-то в Сети, я полез туда еще раз. Искал, причем, через те же системы поиска и по тем же ключевым ловам. Вот, что я там нашел. Это – фрагмент выдержки из газеты «Православная вера» за ноябрь 2004 (то есть, на тот момент, очень свеженькая):

Почти сто лет назад, в 1912 году, в одном из предместий нашего города на средства купеческой вдовы Ксении Агафоновой выстроили храм в честь Благовещения Божией Матери. Церковь была двухэтажная. На одном из этажей устроили храм, на другом — школу для детей, живших здесь, в поселке Агафоновка.

Потом была социальная революция. "Военный коммунизм" породил явление, не изжитое Россией и до сих пор,- коммуналку. Любое сколь-нибудь просторное здание разгораживалось фанерными перегородками на утлые конурки, и в каждую поселялись жильцы. В городе и теперь есть дом, выстроенный в 1920-е годы и воплощающий коммунистическую мечту о "новом быте". В нем на двадцать три проходные комнаты приходится один санузел.

В Благовещенском храме в Агафоновке тоже сделали коммуналку. Сначала, видимо, церковь хотели сломать, и отчасти успели уже это сделать: храм лишился верхнего этажа и колокольни. Но потом, как видно, оказалось, что "поделить на всех" дает результаты весьма скромные, и даже вызывает жилищный кризис. Краснокирпичное здание обезобразили надстройкой из белого силикатного кирпича и поселили жильцов.

…Но до этого "общественному мнению" почему-то нет никакого дела.

P. S. Благовещенский храм посещали представители власти и пообещали до ноября этого года жителей расселить, а здание передать православной общине. Сейчас - ноябрь.

2004 год, ноябрь, №21.

Так… В течении недели с того момента, как мы стали разрабатывать гипотезу церкви и повесили на дачу картинку, в Интернете из ниоткуда появилась такая вот информация. Что я могу сказать? Совпадение?

Пока мы кочевряжились и думали, искать ли нам, и, если искать, то как, этот дом в Агафоновке, в Интернете появилась очередная информация о том, что это здание увенчано куполом, и в нем, начиная с какого-то числа, будут проводиться службы в субботу и в воскресенье. Эта церковь стала функционировать просто с самые рекордные сроки – прошел от силы месяц-полтора от того момента, когда это был просто жилой дом.

Когда появилась информация о том, что идет восстановление церкви, и на нее водрузили купол, мы с Диманом решили, что искать ее будет проще, но это оказалось не так. Церковь никак не желала находиться сама по себе, и нам пришлось поступить более умным образом – пойти в ближайшую известную нам церковь где-то в двадцати минутах ходьбы от Агафоновки, и спросить там.

Нам указали место. Не совсем на холме, а всего лишь на подъеме на холм, в пяти маленьких квартальчиках частного сектора от димановской дачи. Десять минут ходу, в общем.

Мы дошли до этой церкви. Первое, что произвело впечатление, это отчаянно картонно-фанерный купол на подставке в виде колоколенки с нарисованными окнами.

Прочие аспекты экстерьера здания не несли на себе следов какого-либо благотворного воздействия. Бумажка на дверях ясно говорила о том, что службы в церкви проводятся по субботам и воскресеньям с девяти утра. Мы с Диманом договорились пойти на службу в ближайшую субботу.

Не помню, пошли мы в субботу, или нет. Потому что в пятницу мы наверняка пили, и вставать рано утром на следующий день было очень тяжело. Но, так или иначе, каким-то дурацким утром мы с Диманом, с трудом продрав глаза (Диман еще, вдобавок, любитель посидеть за компьютером допоздна), встретились, и пошли в церковь, захватив для пущей святости по бутылочке легкого пива.

Пришли, постояли на перекрестке, допили пиво. Возле церкви стояла чья-то неплохая машина. Судя по всему, священника. Мы зашли внутрь.

Спустя десять минут мы вышли, и дружно и громко захохотали. То, что мы увидели внутри – это просто чудо. Очень скучный священник, лет двадцати пяти от силы, с рыжеватыми волосками на подбородке, символизирующими бороду, и в каком-то нелепом одеянии, читающий что им там полагается читать. Подсвечники, согнутые из дешевого дюраля, репродукции икон вдоль чистых беленых стен, хор из трех голосов, принадлежащих, видимо, женщинам, не имеющим какого-либо намека на музыкальный слух, и бабушки с серьезными лицами, которые стояли небольшим рассредоточенным стадцем и на все это дело смотрели. Священник спустя минут пять после нашего с Диманом появления сделал Диману знак снять солнцезащитные очки. Диман не послушался, а священник оставил его в покое.

Вот так вот. Такой дурацкой церкви я в жизни своей не видел. Как мы потом шутили (у нас вполне прижилась формулировка о том, что «мы придумали церковь»), какие авторы, такое и произведение… Нам было обидно и досадно. Вообще, все подобные чудеса мы рассматривали как определенные этапы нашего Пути, и во всем искали какой-то смысл. Нам отчаянно хотелось, чтобы в церкви оказался какой-нибудь старый-престарый священник, который бы страшным хриплым голосом сказал нам: «Аааа… вас-то я и ждал!», повел бы нас в потайную комнату в большом и темном подвале с пауками величиной с собаку, и вручил бы нам какую-нибудь древнюю книгу на забытом языке и инструкцию по пользованию ей.


Но ничего подобного не происходило.

Но эти все размышления крепко меня зацепили. Спустя чуть меньше года после описываемых событий (то есть в октябре 2005 года), я снял квартиру недалеко от дома Димана, и, соответственно, недалеко и от той церкви. И даже тогда, когда вся мистика уже давно закончилась, я как-то по страшнейшей пьяни один ходил в эту церковь в полночь и пытался открыть дверь. Наверно, мне казалось, что в полночь она превращается в тайный сатанинский храм, или что-то в этом роде. Но, что странно, дверь была заперта.

Кстати, то, как я снял квартиру – это само по себе нагляднейшая иллюстрация к Октябрьской Конвенции. Когда я познакомился со своей девушкой, Мариной, нам была нужна, так сказать, квартира для встреч. Сначала мне давал ключи от своей пустующей квартиры один мой друг, но потом, естественно, халява кончилась, о чем он предупредил меня заранее. Таким образом, мне надо было срочно отыскать какое-нибудь другое такое жилье по карману, что было практически нереально, потому что самая минимальная месячная плата за съемную квартиру по стандартным расценкам нашего города равнялась моей зарплате в не самый плохой месяц. И я, на этот раз уже с полным осознанием того, что делаю, твердо решив цинично применить на практике весь арсенал средств «Октябрьской Конвенции» и нашей с Диманом «магии», стал заниматься чем-то не менее глупым, чем строгание бревна для гитары – я стал бродить по частному сектору, разглядывая дома, ища, может, кто где что сдает. Я старался максимально сосредоточиться на этом процессе. Но, естественно, я ничего не нашел.

И, в итоге, через день после этого брожения какая-то однокурсница Марины, с которой она, собственно, даже дружна-то не была, совершенно ни с того ни с сего предложила Марине квартиру за совершенно смешные деньги (ну, не за самые смешные на свете, но за более чем приемлемые – примерно треть от минимальной цены по городу).

Мы с радостью эту квартиру сняли, причем ключи от нее мы получили в тот же день, когда я вернул ключи от квартиры своего друга. Совпадение?

ТРАНСЕРФИНГ После того, как Высшие Силы нас с Диманом оставили, мы, тем не менее, уже нечасто, но продолжали собираться на даче с целью просто попить пивка и побеседовать о жизни.

По итогам наших мистических экзерсисов выявился тот факт, что Диман на меня обижен (вернее было б сказать, он ревнует Высшие Силы ко мне). Он решил, причем небезосновательно, что я от Высших Сил получил все, что хотел, а он, хоть и просил о целой куче вещей начиная от владения магией, кончая решением семейных неурядиц, не получил ничего. Поэтому Диман скис, и его бешеное рвение в погоне за Знанием несколько притухло. Я же, напротив, был ободрен, хоть и несколько обескуражен, и был уверен, что все еще только начинается, что мы, пройдя детский сад в виде всех этих «БУТЬ» и всего остального, наконец-то перешли на ступень выше, и обрели возможность более серьезно и пристально исследовать интересующие нас вопросы.

Хотя была определенная проблема вот какого свойства. Единственной возможностью как-то дальше двигаться, я видел чтение. Из нашей трактовки истории про Вавилонскую Башню однозначно вытекало, что нам (вернее, на описываемый момент, мне одному) следовало бы по крайней мере прочитать все священные книги древности. Если наша трактовка верна, то, в принципе, прочитав их, чисто теоретически, можно бы было собрать обратно воедино это самое вожделенное Знание.

Не я первый это придумал. Вот цитата, которая, хоть и громоздко, но говорит о том же самом. Пусть вам не кажется, что это всего лишь повторение идей про Вавилонскую Башню. Вывод о том, что для постижения Знания надо читать в самом обыкновенном понимании этого слова, в общем-то, совершенно нетривиален (хотя, ясно, чтение это лишь необходимое условие, но не достаточное). И я еще раз отмечаю, что сначала я это придумал, а только потом нашел эту цитату.

«Мир, как лоскутное одеяло, сшит из разнородных кусочков, которые в целом создают единую структуру.

Если воспринимать только один лоскут, и быть уверенным, что и весь мир - такой, то это далеко от того, что может называться истиной. Истина - это нить, золотая нить, которая соединяет все эти кусочки в единое целое. Поэтому истину можно найти абсолютно везде и во всём. Человек с обострённым чувством правды, и умеющий отличать её от лжи, способен обнаружить золотую нить истины. Но следует помнить, что как и при взгляде на шитьё с одной стороны, мы не сможем увидеть саму нить, а лишь разрозненные стежки, так и истина кажется раздробленной на маленькие кусочки при одностороннем взгляде. Прочитал Библию, - прочти и Коран и будь подобен мудрому рыбаку, который поймал в свои сети много рыбы, но маленькую рыбу отпустил, а большую оставил себе.»

(Аватар Калки, «Книга жизни»).

Список я наметил примерно следующий: «Махабхарата», «Библия» (имея ввиду иудейский вариант – «Тора», «Пророки», «Писания»), «Авеста». И начал потихоньку это все почитывать, хоть и не особо торопясь. Причина неторопливости была простой. В этой истории явно не хватало чего-то еще. Я не первый, кто додумался до того, что хорошо бы прочитать как можно больше древних книг. Но, даже прочитай я их, у меня бы все равно не было алгоритма сборки Знания. Я бы не смог выделить «ключи мироздания» из остального текста. Для такой работы нужен был учитель, или дополнительные книги. Я это прекрасно понимал. С другой стороны, «Октябрьская Конвенция» настаивала на том, чтобы делать хотя бы что-нибудь в этом направлении. Ну, я и делал потихоньку.

Я излагал Диману все эти аргументы, и он, в принципе, был со мной согласен. Он на самом деле считал, что путь «книжного червя», на который я собираюсь встать, вполне может к чему-нибудь привести.

Впрочем, я откровенно не знал, с какой стороны подойти к проблеме выбора дополнительной литературы. Известно, что книг на темы эзотерики величайшее множество, и большинство из них не могут претендовать ни на какую серьезность.

Получить доступ к древним архивам было также нереально, а если и реально, то какой от них прок? Я ведь не знаю в совершенстве ни одного древнего языка!

Можно, конечно, было бы тут же садиться, и начинать читать все подряд без разбору, авось, мол, что путное и попадется.

Но зачем? Поступить так мне было бы все равно, что раввину на глазах у всей изумленной паствы слопать целого кабана! У нас к тому моменту ведь было уже достаточно наработанных принципов, которые отнюдь не советовали этого делать.

Во-первых, с мистической точки зрения, если «нас чему-то учат», то обеспечить учеников списком литературы плюс методическим пособием – это святая обязанность учителя. Я был уверен, что если гипотеза «обучения» верна, то нужная литература рано или поздно у меня появится, причем сама собой.

Во-вторых, с точки зрения «Октябрьской Конвенции», я хотел Знаний, и я кое-что для этого делал. Поэтому по всей нашей логике рано или поздно, пусть, для начала, и криво (по «Закону белого унитаза»), литература все равно должна была бы появиться, и все равно – сама собой.

И, наконец, она появилась. Сама собой.

В «Октябрьской Конвенции», помимо всего, о чем я уже успел рассказать, была так называемая «концепция жертвы». Ее так назвал Виктор, он же был единственным из нас, кто понимал, что это такое, и чем это принципиально отличается просто от того, чтобы «делать что угодно ради чего угодно». Впрочем, он пытался мне это объяснить, но из его слов разница мне не была ясна.

В конце концов, я на примере поисков толковой литературы по магии понял и прочувствовал этот принцип примерно так: Для получения желаемого бывает достаточно просто избавиться от каких-то вещей, людей, привычек, общения, и т.д.

Разница с основными положениями «Октябрьской Конвенции» лишь в том, что в этом случае ты не знаешь заранее, ради чего ты это делаешь. Не знаю, так ли понимал это Виктор, но я это понял так. Короче говоря, это всего лишь старый, банальный прикладной принцип а-ля «выбрасывать из дому старье полезно», который знает каждый, но, почему то не каждый ему следует (чего стоит общероссийская традиция старые вещи не выбрасывать, а увозить на дачу, или класть в гараж или сарай).

Короче говоря, успешно проваляв дурака все лето и осень 2005 года, а также и большую часть зимы (я уже писал, что в октябре снял квартиру в том же районе, где живет Диман, и зимой мы собирались уже у меня, тем более что мерзнуть на даче интереса больше не было), мы с Диманом разругались вдрызг. И, видно, эта ссора стала своего рода «жертвой», потому что я неожиданно ощутил себя на каком-то совершенно новом уровне свободы. Увы, я не могу этого более внятно объяснить.

Потом, правда, клятва на крови произвела свое благотворное действие, и спустя три месяца мы помирились, но доминирующая тема Высших Сил и всего сопутствующего из наших отношений ушла безвозвратно.

Так вот, спустя два дня после того, как мы с Диманом разругались, мой отец (человек, который никогда не интересовался мистикой ни в каком виде, который о моих исканиях практически ничего не знал, а что знал – на то ему было, в общем-то, плевать) дал мне ни с того ни с сего интернетную ссылку на книгу В.Зеланда «Трансерфинг реальности». Причем, сам отец ее толком даже не начал читать. Поэтому, почему он мне дал эту ссылку – загадка природы.

Как тут не вспомнить еще раз любимое высказывание Жоржа: «Зачем Б-гу чудеса, когда у него есть совпадения?».

Я начал читать «Трансерфинг», и обалдел. Книга, написанная, в общем-то, для народа, без особых теоретизирований, но и не бездоказательно, в которой я четко увидел тот каркас, которого не хватало «Октябрьской Конвенции».

Надо сказать, что поначалу я перехвалил «Трансерфинг». Я радовался, как дитя, и переписывал эту вещь всем своим друзьям во главе с Виктором. Первоначальный поросячий восторг от чтения, пожалуй, все же не был оправдан по той простой причине, что при явной недостаточности фундаментальной теории Зеланд описал очень много довольно частных случаев.

Я не буду заниматься здесь художественным изложением, но суть идей Зеланда во многом напомнила мне то, что мы уже сами придумали. В чем-то его идеи более глубокие, но за глубиной во многом теряется четкость, и текст изобилует, все же, классической эзотерической терминологией типа «единства души и разума», чтобы дойти до смысла которой, надо уже самостоятельно проделать некоторый путь. Этот самостоятельный путь у меня за плечами был, и, что называется, книга «в меня попала». Я полагаю, что из нее я извлек максимально возможную пользу, и именно поэтому считаю ее основой для всей последней стадии развития «Октябрьского конвенционализма».

Расскажу только о центральном понятии Трансерфинга.

Ситуация, когда ты идешь в своей цели своим путем (то есть путем, который ты сам считаешь правильным), характеризуется твоим «внутренним намерением». Такой путь бывает труден, и, более того, не всегда приводит к желаемому результату. А если же ты полностью доверишься миру, и, просто держа цель перед глазами, не навязывая никаких своих методов и путей, будешь двигаться туда, куда тебя ведут, это называется «внешним намерением», и работает гораздо эффективней. Вот об этом «внешнем намерении»

Трансерфинг и есть.

Такова основная идея, и она во многом делала более ясными основные положения «Октябрьской Конвенции». Однако сама книга «Трансерфинг реальности» чрезвычайно длинна, многословна, и ее содержание само по себе нуждалось в обобщении и разъяснении.

Первый шаг, который был сделан, это «модель якоря», которую я придумал вместо крайне пространных и путаных рассуждений Зеланда на тему «движения по линиям жизни против мира или вместе с миром» или чего-то такого.

Кстати, не путайте наш «якорь» с «якорем» из НЛП. Это совершенно разные понятия, не имеющие ничего общего.

Итак, модель приобрела такой вид: пусть у нас есть цель. Мы «цепляемся за нее» при помощи воображаемого «якоря», (я себе это представил так: пусть мы ведем собачку, символизирующую цель, на длинном поводке;

собачка повернула за угол дома и скрылась из поля нашего зрения, а мы еще не повернули). Если мы будем пытаться достичь цели так и только так, как сами хотим, то мы вполне можем ее не достигнуть (в аналогии с собачкой нам никто не запрещает захотеть, скажем, дойти до нее по прямой, по кратчайшему расстоянию – носом в стену дома). Поэтому единственный способ – перебирать руками по веревке, и идти так, как она тебя ведет.

Я делился этими соображениями с Виктором, и он со мной долго спорил на этот счет. В частности, потому что на том этапе осмысления мы не могли сделать из «модели якоря» никаких выводов, кроме совершенно тривиальных, вроде того, что если хочешь что-то сделать, нужно это делать так, чтобы оно сделалось.

Таким образом, «модель якоря» осталась на моем личном попечении аж до нашего финального «опыта с бусинкой», о котором будет ниже, и который не без помощи дополнительной литературы, прочитанной к тому времени, привнес новые дополнения к интерпретации этого «якоря» вместе с его «веревкой».

Возможно, читатель, Вам трудно понять причины этого, но, хотя идея «якоря»

появилась в связи с прочтением «Трансерфинга», я не ассоциировал ее напрямую с «внешним» и «внутренним» намерениями, о которых писал Зеланд. На то были причины, которые Вы можете понять, только прочитав Зеланда.

ИУДАИЗМ Вот вам в качестве эпиграфа цитата (чтобы жизнь медом не казалась):

«Как мы обозначаем итлабшут и авиют? Отсчет идет от мира Эйн Соф, когда малхут (авиют далет) была целиком наполнена всеми видами соответствующего ей света (итлабшут далет), т.е. характеристика этой наполненной светом малхут - далет де-далет (малхут дэ малхут).

Следующий парцуф уже имеет информацию о том, что может наполнить своим светом только желание с авиютом гимел. И так далее: каждый последующий парцуф все более и более снижает возможности наполнять светом свой гуф ради Творца. Всего таких парцуфим сверху вниз - 25. И когда выйдет последний из них, то его нижняя часть пересечет разделительную линию шлагбаум (махсом) между духовным миром и нашим и будет светить в нашем мире. Наш мир является таким состоянием малхут, при котором она совсем не имеет над собой антиэгоистического экрана». (Михаил Лайтман, «10 лекций о каббале») В комментариях Торы сказано, что по каббалистической трактовке Ветхого Завета, люди, которые знали на тот момент только один язык – священный язык, на котором Б-г общался еще с первыми людьми, пытались объединять буквы в слова – «кирпичи» и управлять духовными силами Вселенной. Это относится и к кирпичам, из которых была сложена Вавилонская башня. Если это так, то Башня – это явная метафора «знания», которым владели люди. И это так же намек на то, что люди сами могут ее построить.

Если принять такую трактовку, Башня становится чем-то очень образным. Первое, что можно увидеть, это то, что Башня-то, на самом деле, довольно большая была. И слов кирпичей в ней было много. Поэтому можно воспринимать так, то Знание, все же, это не буддистско-дзэнское что-то такое сжатое до неимоверности, а вполне основательное учение, которое одной фразой никак не выразишь. А второе – тот факт, что башня сложена из кирпичей, вполне может олицетворять аксиоматичность системы Знания. То есть, все же, у него есть основные элементарные понятия, а все остальное строится и выводится из них.

Иудеи считают иврит божественным языком, слова которого наиболее точно и полно соответствуют самой сути понятий. Забавно то, что индуисты то же самое считают по поводу санскрита. Не могу никак прокомментировать, и оставляю на исследование людям, вроде Жоржа.

ОПЫТ С БУСИНКОЙ Когда мне исполнилось тридцать пять лет, то со мной повстречалась мысль.

Порфирий Иванов Последний опыт, призванный поставить точку в вопросе об интенсивности усилий и о том, действительно ли можно делать что угодно для достижения любого конкретного результата, состоялся уже в 2006-м году.

Первоначально мы поняли идею о том, что надо «держать цель перед глазами» и добиться «единства души и разума» несколько превратно. Нам казалось, что все дело в том, чтобы на какое-то время забыть обо всем, кроме цели. Более того, идея была в следующем (и она, в принципе, неплохо вписывалась во всю теорию – и в концепцию «потенциала», и в Трансерфинг). Если на какое-то время, пусть на мгновение, удастся достигнуть состояния абсолютного сосредоточения на цели, то она осуществится. Вполне логично – когда в голове всего одна мысль, то нет никакого контроля, никакой критичности и предвзятости;

в таком состоянии можно допустить любой поворот событий. Это, по сути, было новым взглядом, новой попыткой объединения тех бредовых идей про «потенциал» и появление кадиллака в гараже, которые у нас были насколько лет назад, с основами «Октябрьской Конвенции» и принципами Трансерфинга.

Обдумав эти идеи хорошенько, я предложил испробовать автогипноз для достижения такого сосредоточенного состояния.

Потом (как всегда – сначала идея, потом подтверждение) я прочитал книгу по гипнозу (автор - Р.Брэг), и, конечно же, нашел в ней подтверждение этой идее. Кроме того, многие весьма авторитетные эзотерики высказывались в том же ключе. Например:

«…нужно добиваться, чтобы, если вы думаете о коробке спичек, для вас не было бы в мире ничего, кроме этой коробки и вашего я». (Е.П.Блаватская).

И, конечно, это выходило из анализа нашего опыта. Я точно помню, насколько я был сосредоточен, когда, например, искал квартиру, или когда мы строгали бревно.

Это вселяло оптимизм. Я попытался поучиться автогипнозу, но у меня совершенно ничего не вышло. Тем не менее, мы с Виктором решили провести эксперимент так, как есть.

Мы с Виктором, два великовозрастных придурка, засели у меня дома, поставили на стол высокий стеклянный стакан, чтобы исключить движения воздуха, а сверху накрыли его полиэтиленовой крышкой из-под майонеза, к центру которой была прикреплена нитка с бусинкой на конце. Таким образом, получилось что-то вроде маятника, полностью изолированного от окружающей среды. Мы сели на табуретки, и принялись на эту бусинку смотреть, дабы силой мысли или еще чего-нибудь она качнулась.

Но она не качалась. Как мы не старались. Мы, конечно, очень удивились такому итогу и расстроились.

Таким образом, вышло, что вся наша теория не работает начиная с самого основополагающего утверждения. Не знаю, как Виктор, а я был очень удручен. То, во что я верил 8 лет, оказалось… вернее, могло оказаться полной ерундой. Если бы Виктор не сказал фразу, которая надолго засела у меня в голове. Он сказал: «На самом деле наиболее энергетически выгодно было бы качнуть эту бусинку рукой…».

Вообще говоря, у меня до сих пор не выходит из головы эта мысль об использовании автогипноза в «магических» целях. Идея определенно витает в воздухе. Например, согласно некоторым статьям, например, Akiva Tatz «Buddhism&Judaism» с сайта SimpleToRemember.com, многие современные иудеи-раввины начинают заниматься буддизмом, медитациями, чтобы, научившись медитировать, «готовиться» с помощью медитаций к молитве. По смыслу эти идеи очень похожи.

Но… пока я не научусь автогипнозу, проверить я ничего не смогу… МОИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ Сколь бы ни был ничтожен человек, ему надлежит высказывать ясные воззрения, а не болтать вздор.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.