авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«П.В. Агапов, А.Г. Хлебушкин ОРГАНИЗАЦИЯ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЕ В НЕМ: ПОЛИТИКО ПРАВОВОЙ, ...»

-- [ Страница 2 ] --

По утверждению В.В. Мальцева, вооруженные формирования, действующие под вывеской всякого рода охранно сыскных агентств и контор, представляют угрозу основам общественной безопасно сти57. В.С. Комиссаров также считает, что к незаконным вооружен ным формированиям можно отнести не только структуры, имею щие военную организацию, но и гражданские объединения (в час тности, охранные и детективные агентства)58.

По официальным данным, лицензированный персонал част ных охранных структур и служб безопасности использует около 60 тыс. единиц огнестрельного и газового оружия, в том числе 23 тыс.

пистолетов и револьверов. С 1993 по 2000 г. количество частных охранных предприятий возросло более чем в четыре раза, служб безопасности юридических лиц – в два раза. Общая численность лицензированного персонала достигла 245 тыс. человек, ими исполь зуется 89 тыс. единиц огнестрельного и газового оружия. По более См.: Мальцев В. Ответственность за организацию или участие в незакон ных вооруженных формированиях // Российская юстиция. 1995. № 9. С. 35.

См.: Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие правила безо пасности (понятие, система, общая характеристика): Дис.... докт. юрид. наук.

М., 1997. С. 114.

поздним данным, в службах безопасности России работает 1 млн.

человек, из них 300 тыс. имеют лицензии на огнестрельное оружие59.

Статья 21 Закона РФ от 11 марта 1992 г. № 2487 1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»

(в ред. Федеральных законов от 21 марта 2002 г. № 31 ФЗ, от 10 января 2003 г. № 15 ФЗ, от 6 июня 2005 г. № 59 ФЗ)60 устанавливает, что со здание или деятельность частных детективных и охранных предприя тий (объединений, ассоциаций), служб безопасности, не предусмот ренных законом, влекут за собой ответственность в соответствии с за конодательством Российской Федерации. Однако речь в данном слу чае вряд ли может идти об уголовной ответственности. Скорее, это действия не преступного, а административно деликтного характера.

Следует отметить, что предупредительные меры, связанные с пресечением организации и функционирования незаконных воо руженных формирований, закрепляются в ряде законодательных актов. Так, согласно ч. 2 ст. 20.16 Кодекса РФ об административ ных правонарушениях, наказывается создание в организации служ бы безопасности без специального разрешения (лицензии). В со ответствии с дополнениями, внесенными 25 июля 2002 г. (№ ФЗ)61 в ст. 24 Закона «Об оружии», лицам, владеющим на законном основании оружием, запрещается иметь его при себе во время уча стия в собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетиро вании или иных массовых акциях62.

Августовские события 1999 г. в Республике Дагестан показыва ют, что создание вооруженных формирований может происходить в условиях крайней необходимости и необходимой обороны в це лях защиты суверенитета субъекта РФ и помощи правоохранитель ным органам63. Госсовет Дагестана разрешил тогда ополченцам но См.: Корецкий Д. Оружие и безопасность общества // Профессионал. 2003.

№ 5. С. 21–23.

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верхов ного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 888;

СЗ РФ. 2002. № 12.

Ст. 1093;

2003. № 2. Ст. 167;

2005. № 24. Ст. 2313.

СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3029.

Подробнее меры предупреждения организации незаконного вооруженно го формирования или участия в нем будут рассмотрены в следующей главе настоящей работы.

См.: Павлинов А. Чем незаконное вооруженное формирование отличается от банды // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 45–46.

шение оружия, которое должно было быть зарегистрировано в орга нах внутренних дел республики. В Указе «Об утверждении Поло жения об отрядах самообороны Республики Дагестан» закрепля лось, что отряды самообороны, формируемые из добровольно всту пивших в них граждан, привлекаются к охране важных объектов, административных границ и обеспечению правопорядка. При этом направление членов отрядов самообороны для выполнения задач непосредственно в зоне военных действий допускалось только по решению Совета безопасности Республики Дагестан.

Бывший министр внутренних дел РФ В. Рушайло предлагал ре шить проблему поддержания общественного порядка и безопасно сти на административной границе Ставрополья с Чечней летом – осенью 1999 г. путем привлечения казачества, их вооружения в оп ределенной законом форме, а именно, через вступление в охотни чьи общества64. Естественно, об уголовной ответственности опол ченцев речь даже и не шла, так как они действовали в условиях край ней необходимости и необходимой обороны (хотя и с нарушением условий правомерности указанных обстоятельств). Конечно, это были временные, экстраординарные меры, поскольку очевидно, что функционирование вооруженных формирований (отрядов само обороны, казачьих дружин и т. п.) даже при четком правовом регу лировании этого вопроса несет в себе скрытую опасность. Не слу чайно, в Заявлении от 23 января 1997 г. № 27 СФ «О ситуации на Северном Кавказе»65 Совет Федерации Федерального Собрания РФ обратился к Президенту РФ, Председателю Правительства РФ, ру ководителям всех федеральных органов исполнительной власти, ответственных за обеспечение безопасности и правопорядка на Северном Кавказе, с требованием пресекать любые попытки (от кого бы они ни исходили) вооружения каких бы то ни было групп гражданского населения.

В подтверждение опасности вооружения гражданского населе ния приведем следующий пример. В 2000 г. в Краснодарском крае вом суде состоялся процесс над бандой Доманина, орудовавшей в крае под видом казачьей дружины. «Казаки» сорганизовались под благовидным предлогом помощи правоохранительным органам в См.: Бондаренко М., Шаповалов А. Рушайло за вооружение казачества // Независимая газета. 1999. 15 июля.

СЗ РФ. 1997. № 5. Ст. 630.

охране общественного порядка, хотя на самом деле ничего общего с истинными целями возрождения кубанского казачества эта пре ступная группировка не имела. Как свидетельствуют материалы уголовного дела, казачьему сотнику Сергею Доманину на основе Тимашевской сотни 1 го Кавказского казачьего полка удалось сфор мировать хорошо вооруженную банду с жесткой дисциплиной, со вершавшую нападения на предпринимателей66. К сожалению, это далеко не единственный пример преступной деятельности предста вителей казачьего сообщества67.

Однако даже в таких случаях нет необходимости применять ст. 208 УК РФ. Если незаконное вооруженное формирование со здается в целях совершения преступных посягательств, например, для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, нападе ний на граждан или организации, или в целях свержения, насиль ственного изменения конституционного строя либо нарушения тер риториальной целостности Российской Федерации, содеянное сле дует квалифицировать по другим статьям уголовного закона (соот ветственно ст. 210, 209, 279 УК РФ).

Правовое регулирование деятельности казачьих обществ в на стоящее время осуществляется в рамках Указа Президента РФ от 16 апреля 1996 г. № 563 «О порядке привлечения членов казачьих об ществ к государственной и иной службе» (с изменениями от 11 декаб ря 1996 г., 21 марта 2005 г.)68. Согласно утвержденному данным Ука зом Положению о привлечении членов казачьих обществ к госу дарственной и иной службе, казаки могут нести военную службу в порядке, установленном федеральным законодательством;

привле Архив Краснодарского краевого суда. Дело № 2 13/2000 за 2000 г. См. также:

Янченков В. Бандит в красных лампасах // Российская газета. 1995. 28 апреля.

А.В. Дмитренко констатирует, что отсутствие четкой и гласной государствен ной позиции в урегулировании проблем возрождения казачества приводит к возникновению военизированных казачьих формирований, несанкциониро ванному участию боевых подразделений российских казаков в вооруженных конфликтах, присвоению ими функций охраны общественного порядка, борь бы с правонарушениями и т. п. При этом акции некоторых объединений ка заков нередко не только не становятся фактором стабильности, а, напротив, усиливают напряженность на границах и в самих регионах со взрывоопасной обстановкой. См.: Дмитренко А.В. Уголовно правовой и криминологичес кий аспекты организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем: Дис.... канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2003. С. 105.

СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1954;

2005. № 13. Ст. 1135.

каться к охране Государственной границы Российской Федерации в составе общественных формирований;

охране общественного порядка и т. д. Здесь же определяется возможность создания (на добровольной либо договорной основе) общественных объедине ний правоохранительной направленности из членов казачьих об ществ, которые по своим деловым и моральным качествам способ ны оказать помощь органам внутренних дел Российской Федера ции в укреплении правопорядка, а также охранных предприятий для обеспечения правопорядка, охраны имущества, защиты жизни и здоровья граждан в соответствии с Законом Российской Федера ции «О частной детективной и охранной деятельности в Россий ской Федерации».

Мы не утверждаем, что приведенный выше пример (по банде Доманина) свидетельствует о необходимости пересмотра государ ственной политики в отношении казачьих обществ в сторону умень шения круга возможностей последних. Однако подобная ситуация все таки заставляет всерьез задуматься о том, насколько наше го сударство и общество действительно нуждается в подобного рода добровольной помощи с учетом потенциально возможных откло нений от социально полезных целей.

Как известно, попытка легализации «национальных» воору женных формирований в Чеченской Республике, создания на их основе вооруженных сил Чеченской Республики Ичкерия успехом не увенчалась, хотя федеральные власти были в принципе не про тив этого (по крайней мере, после хасавюртовских мирных согла шений). После 1999 г. российское государство вновь предприни мает все возможные меры по ликвидации незаконных вооружен ных формирований в Чечне и привлечению их участников к уго ловной ответственности. Так, в начале 1997 г. возле с. Сержень Юрт Шалинского района Республики Ичкерия полевыми командира ми незаконных вооруженных формирований Шамилем Басаевым и Хаттабом, вопреки интересам общественной безопасности Рос сийской Федерации, частью которой является Республика Ичке рия, был образован так называемый учебный центр «Кавказ», со здание, организация, существование и деятельность которого не предусмотрена и не урегулирована федеральными законами. Центр «Кавказ» являлся военной организацией, имел на вооружении раз личные системы стрелкового оружия, военную технику, в нем пре дусматривалось прохождение военной службы и поддерживалась воинская дисциплина. Целью создания «Кавказа» было изучение учащимися центра военной техники и практических навыков ди версионно террористической подготовки, а также фундаменталь ного течения ислама – ваххабизма. Данным военизированным фор мированием управляли иностранные граждане – арабы, которым подчинялись учащиеся центра. Структурно «Кавказ» состоял из:

преподавательского состава;

учащихся, распределенных для учебы по нескольким группам;

лиц, осуществляющих постоянную воо руженную охрану лагеря;

хозяйственного персонала. В указанном вооруженном формировании были определены функции и обязан ности каждого участника, ограничено движение по огороженной и охраняемой территории учебного центра. Центр «Кавказ» являлся учебной базой незаконных вооруженных формирований, ведущих боевые действия на протяжении нескольких лет путем совершения террористических актов, вооруженных нападений на органы мест ной и федеральной власти России, восстанавливающих конститу ционный порядок на территории Чечни. Суд признал центр «Кав каз» незаконным вооруженным формированием, а действия его участников квалифицировал по ч. 2 ст. 208 УК РФ69.

Как видно из вышеуказанного примера, организация незакон ного вооруженного формирования может выступать в качестве ста дии приготовления к иным групповым преступлениям, представ ляющим гораздо большую общественную опасность, – бандитизм, организация преступного сообщества (преступной организации).

Характерной в этом отношении является юридическая оценка дей ствий Ахмеда Закаева. В первоначальном постановлении о привле чении в качестве обвиняемого Закаеву инкриминировалась орга низация незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК РФ). Однако впоследствии обвинение эмиссару чеченских сепара тистов было изменено. Следственные органы Генеральной проку ратуры РФ в постановлении, направленном властям Дании в каче стве обоснования требования о выдаче Закаева, указали, что он принял активное участие в организации устойчивых вооруженных групп (банд), после чего возглавил одну из них под наименованием «Юго Западный фронт», численностью в разные периоды времени от 300 до 1500 вооруженных людей. Изменение политико право вой оценки было вполне закономерно. Действительно, осуществ Архив Верховного суда Республики Татарстан. Дело № 02п01/29 – 2001 г.

ляя руководство «Юго Западным фронтом», Закаев совершил ряд тяжких и особо тяжких преступлений против личности, государ ственной власти, общественной безопасности и порядка, направ ленных на насильственное нарушение территориальной целостно сти и изменение конституционного строя Российской Федерации70.

Поэтому квалификация содеянного по ч. 1 ст. 209 УК РФ (как бан дитизм) бесспорно точнее, чем организация незаконного вооружен ного формирования.

Сказанное выше приводит нас к выводу, что создание незакон ных вооруженных формирований может осуществляться лишь в це лях последующего совершения преступлений. Речь, в первую оче редь, идет о криминальных структурах экстремистско религиозно националистического толка, формируемых в целях противодействия федеральным силам, выполняющим задачи по восстановлению кон ституционного порядка на территории Чеченской Республики.

Как отмечается в методическом пособии «Некоторые вопросы организации и тактики действий незаконных вооруженных форми рований Чеченской Республики»71, в Северо Кавказском регионе фе деральным войскам противостоит хорошо подготовленный в опера тивно тактическом плане, оснащенный новейшими образцами стрелкового вооружения, жестокий и бескомпромиссный противник, использующий для достижения своих экстремистских целей комп лекс диверсионно террористических методов и элементов тактики общевойскового боя. Ожесточенность вооруженного противоборства показала, что вторжению бандформирований в Дагестан предшество вала длительная и тщательная подготовка, осуществлявшаяся при активной помощи и участии как специальных служб, экстремист ских международных исламских организаций, так и незаконных во оруженных формирований, полулегально действующих на террито рии Чечни. Неотъемлемым компонентом тактики бандформирова ний по прежнему остается терроризм, включающий применение взрывных устройств, убийства, похищение людей, нанесение теле сных повреждения, пытки, шантаж и угрозы.

См.: http://vip. lenta. ru/doc/2002/11/20/zakaev/ Данное пособие подготовлено на основе добытых оригиналов документов по обучению диверсионно террористических групп на территории Чечни, а также опыта ведения боевых действий с чеченскими бандформированиями в августе–октябре 1999 г. См.: www.vrazvedka. ru/main/learning/last–confl/ metodika–01_01.shtml Опыт пресечения бандитской деятельности исламских экстре мистов в ходе контртеррористической операции в Северо Кавказ ском регионе свидетельствует о том, что тактика действий незакон ных вооруженных формирований, противостоящих федеральным войскам, претерпела существенные изменения. В настоящее вре мя, наряду с традиционными формами, она включает в себя также широкомасштабные наступательные и оборонительные действия по захвату и удержанию важных стратегических объектов, характе ризуется широким спектром преступных проявлений: от террори стических акций до открытых вооруженных выступлений мелки ми (15–20 чел.) и крупными (до 500 чел. и более) группами. Вместе с тем по прежнему основополагающими принципами тактики дей ствий указанных преступных структур выступают внезапность, ре шительность, дерзость и кратковременность налетов.

Важнейшим фактором, определяющим специфику действий незаконных вооруженных формирований, является проведение систематических «беспокоящих» действий, которые вынуждают войска прибегать к оборонительной тактике, как это было на про тяжении практически двух месяцев в приграничных с Чечней рай онах Дагестана. Более того, они создают впечатление о способно сти боевиков наносить удары в любом месте, подчас совсем нео жиданном. «Беспокоящие» и «изматывающие» операции состав ляют основу тактики действий незаконных вооруженных форми рований, стремящихся, как правило, уклониться от прямого стол кновения с крупными силами федеральных войск. В основе их действий в данном случае лежит упреждение в открытии огня, который ведется метко и преимущественно с коротких дистанций.

Вместе с тем, как показал опыт чеченской кампании, и особенно события в Дагестане, в отдельных случаях, при достижении так тического преимущества, боевики делают попытки захвата и дли тельного удержания важного в тактическом плане или в плане жиз необеспечения населения объекта. Это свидетельствует о новом этапе развития тактики вооруженного противоборства сепарати стов с федеральными войсками и ставке руководителей незакон ных вооруженных формирований на долговременное и ожесто ченное сопротивление.

При этом глубокую озабоченность вызывает обозначившаяся в последние несколько лет тенденция становления религиозно эк стремистских групп террористической направленности (джамаатов) в других субъектах Российской Федерации. Так, одно из таких вах хабитских подпольев было обезврежено летом 2003 г. в городе Уль яновске. Экстремистская организация («Джамаат») была хорошо вооружена, отличалась жесткой внутренней дисциплиной и высо ким уровнем организации. Члены «Джамаат» проповедовали идеи радикальной исламской идеологии (ваххабизма), в специально обо рудованной под мечеть квартире проводили религиозные обряды, церемонии и занятия, на которых публично возбуждали ненависть и вражду к «иноверцам». В ходе обысков сотрудниками правоохра нительных органов было обнаружено большое количество специа лизированной ваххабитской литературы, видеоматериалы и элект ронные носители, которые содержали унизительные характерис тики и негативные установки в отношении религиозных конфес сий иудеев и христиан, а также мусульман, не являющихся привер женцами данной радикальной идеологии. В планы «Джамаат» вхо дила организация исламского правления: лидеры подполья в Улья новске пропагандировали отказ от исполнения гражданских прав и обязанностей до тех пор, пока в стране не появится социально политическое устройство, основанное на верховенстве духовной власти и шариатского права72.

Уяснение общеправового содержания ст. 208 УК РФ требует об ращения к другим нормативным правовым актам – Федеральному закону от 25 июля 1998 г. № 130 ФЗ «О борьбе с терроризмом» (в ред.

Федеральных законов от 7 августа 2000 г. № 122 ФЗ, от 21 ноября 2002 г. № 144 ФЗ, от 30 июня 2003 г. № 86 ФЗ, от 22 августа 2004 г.

№ 122 ФЗ, от 7 марта 2005 г. № 15 ФЗ)73 и уже указанному Феде ральному закону от 25 июля 2002 г. № 114 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», так как и тот, и другой содержат ука зание на организацию незаконного вооруженного формирования.

В соответствии со ст. 3 Закона «О борьбе с терроризмом» организа ция незаконного вооруженного формирования для террористической акции, а равно участие в такой акции признается террористической де ятельностью, а деяние, предусмотренное ст. 208 УК РФ, – преступле нием террористического характера. Федеральным законом от 24 июля См.: Белый М. Государственный переворот готовился в Ульяновске // Рус ский курьер. 2004. 16 ноября.

СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3808;

2000. № 33. Ст. 3348;

2002. № 47. Ст. 4634;

2003.

№ 27 (часть I). Ст. 2700;

2004. № 35. Ст. 3607;

2005. № 10. Ст. 763.

2002 г. (№ 103 ФЗ)74 в Уголовный кодекс РФ введена ст. 2051, устано вившая ответственность за вовлечение в совершение преступлений тер рористического характера (в том числе, в организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем). В ст. 2051 УК РФ так же признается преступным вооружение и обучение лиц в целях совер шения преступлений террористического характера. По смыслу данной статьи вооружение предполагает снабжение лиц, участвующих в осу ществлении террористической деятельности, всеми видами оружия, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами. Обучение под разумевает прохождение военной, диверсионной подготовки, необхо димых для осуществления преступных акций, требующих специальных навыков (в частности, обучение стрельбе из всех видов оружия, под рывному делу, тактике боев в горах и нападений на блокпосты и т. д.).

Следует отметить, что указанные действия характерны и для соверше ния организации незаконного вооруженного формирования или учас тия в нем. В этом отношении следует констатировать возникновение излишней конкуренции норм (ст. 2051 и ст. 208 УК РФ) – явления отри цательного и нежелательного, вызванного причинами не столько объек тивного, сколько субъективного свойства75. В конечном счете это мо жет ввести правоприменительные органы в замешательство при опре делении приоритетности уголовно правовых средств.

Как уже отмечалось, на основании ст. 1 Закона «О противодей ствии экстремистской деятельности» создание незаконных воору женных формирований признается одним из проявлений экстре мизма76. Введение в уголовный закон статьи об ответственности за СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3020.

Л.В. Иногамова Хегай к субъективным причинам возникновения конку ренции норм относит несовершенство законодательной техники, норматив ное излишество, введение понятия без учета его обязательного системного изложения, отсутствие четко обоснованной уголовной политики, концепции построения уголовного закона. См. подробнее: Иногамова Хегай Л.В. Кон куренция уголовно правовых норм при квалификации преступлений: Учеб ное пособие. М.: Инфра–М, 2002. С. 12–14.

По мнению Генерального прокурора РФ В.В. Устинова, выделение в качестве одной из форм экстремистской деятельности создания незаконных вооруженных формирований явно излишне, поскольку такие действия, с одной стороны, явля ются лишь средством реализации политических целей экстремистов, а с другой – могут использоваться обычными преступниками для достижения, например, ко рыстных целей. См.: Устинов В. Создать общегосударственную систему предуп реждения и пресечения экстремизма // Российская юстиция. 2003. № 1. С. 52.

создание и руководство экстремистским сообществом, то есть орга низованной группы лиц для подготовки или совершения по моти вам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды в отношении какой либо со циальной группы преступлений экстремистской направленности (ст. 2821 УК РФ), как и статьи о вовлечении в совершение преступ лений террористического характера или ином содействии их совер шению (ст. 2051 УК РФ)77, существенно ограничивает сферу дей ствия нормы об организации незаконного вооруженного форми рования или участии в нем.

Между тем анализ судебно следственной практики наводит на мысль о том, что норма об организации незаконного вооруженно го формирования или участии в нем в том виде, в каком она суще ствует сегодня, – это удобный инструмент для привлечения к от ветственности чеченских боевиков, которых задерживают с оружи ем в руках (или даже, по свидетельству первого заместителя Гене рального прокурора РФ Ю.С. Бирюкова, без оружия в момент за держания78), при отсутствии доказательств фактов совершения ими конкретных преступлений (убийств, терроризма и т. д.). Такая прак тика получила достаточно широкое распространение в Северо Кав казском регионе, хотя очевидна ее опасность, поскольку, по сути дела, создаются предпосылки для объективного вменения. Не слу чайно, после дагестанских событий 1999 г. и последующих воен ных действий (антитеррористических операций) произошло рез кое увеличение числа зарегистрированных случаев участия в неза конных вооруженных формированиях. Это обстоятельство объяс няется и тем, что дела в отношении задержанных боевиков, как правило, выделяются в отдельное производство.

Авторы категорически выступают против данных законодательных нова ций (см.: Агапов П.В. Уголовная ответственность за вовлечение в соверше ние преступлений террористического характера или иное содействие их со вершению: Учебное пособие. Саратов: СЮИ МВД России, 2004;

Агапов П.В.

, Хлебушкин А.Г. Организация экстремистского сообщества: критический анализ статьи 2821 УК РФ // Преступность и коррупция: современные рос сийские реалии: Сборник научных трудов / Под ред. д. ю. н., проф. Н.А. Ло пашенко. Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организо ванной преступности и коррупции, 2003. С. 401–406), однако не ставят сво ей задачей рассмотрение этих важных вопросов в рамках настоящей работы.

См.: Бирюков Ю.С. Расследование уголовных дел о незаконных вооружен ных формированиях. Ульяновск, 2002. С. 62.

Не исключена возможность выполнения рассматриваемой нормой еще одной функции. На волне антиэкстремистской кам пании она (вкупе с нормами об ответственности за экстремистс кую деятельность) может стать действенным орудием борьбы с по литическими противниками в лице партий и движений с «нетра диционными» воззрениями и программными лозунгами. Это, в частности, показал недавний процесс над Эдуардом Савенко (Ли моновым) и его соратниками. Правда, обвинение в организации незаконного вооруженного формирования (ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 208 УК РФ), так же как и в публичных призывах к насиль ственному захвату власти и насильственному изменению консти туционного строя Российской Федерации (ч. 1 ст. 280 УК РФ), организации приготовления к терроризму (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 205 УК РФ), в суде не нашло своего подтверждения79. Но стремление заинтересованных лиц обозначить действия вождя Национал большевистской партии не просто как «банальное»

приобретение, хранение и т. д. огнестрельного оружия и боепри пасов, а как организацию незаконного вооруженного формиро вания само по себе говорит о многом.

Значительный интерес в рамках настоящего исследования представляет уголовное дело в отношении организаторов и участ ников общественной организации «ПОРТОС». Кратко изложим его суть. Московским областным судом 3 февраля 2004 г. Давыдов ос вобожден от уголовной ответственности за совершение в состоя нии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотрен ных ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 239, ч. 3 ст. 127, пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа;

Привалов освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости обще ственно опасного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде По версии следственных органов и стороны обвинения, в 2000–2001 гг.

Савенко Э.В. и Аксенов С.А. (учредитель газеты «Лимонка»), осуществляя подготовку к вооруженному вторжению на территорию Республики Казах стан, предприняли организационные меры по созданию из числа членов партии НБП незаконного вооруженного формирования под названием «На ционал большевистская армия» (НБА). Архив Саратовского областного суда.

Дело № 2 1/03 за 2003 г.

принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа. Давыдов совместно с Дергузовой в период примерно с 1990 г.

пропагандировали и развивали так называемую «теорию обще ственного счастья», согласно которой современное общество нуж дается в усовершенствовании путем воспитания нового поколения людей не с помощью старого поколения, а с помощью специально разработанных новых воспитательных методов, которые будут ис пользовать избранные люди воспитатели. Пропагандируя свои идеи, Давыдов и Дергузова приехали в г. Калугу, познакомились с Приваловым и впоследствии из собравшихся вокруг них едино мышленников создали общественную организацию «Б.К.Н.Л.

«ПОРТОС» (братство кандидатов в настоящие люди поэтизирован ного объединения разработки теории общественного счастья). Ус тав организации зарегистрирован управлением юстиции Калужс кой области в ноябре 1993 г. Целью создания организации явилось воспитание нового поколения людей в соответствии с названной теорией. При этом Давыдов и Дергузова приняли на себя роль из бранных воспитателей. Организация имела сеть незарегистриро ванных подразделений на территории России и Украины. В конце 1999 – начале 2000 г. «избранные воспитатели» и другие лица арен довали территорию бывшей базы завода «Салют» и постоянно про живали в расположенных там складских помещениях, члены их организации поставили ограду и охрану.

Для охраны своей территории Давыдов и его сторонники со здали из членов своей организации вооруженное формирование, в состав которого вошли также Привалов и другие лица, и руководи ли им. Вооруженное формирование было снабжено приобретенным на законных основаниях огнестрельным оружием (ружья, писто леты), а также иным оружием (пневматическое и газовое оружие).

Огороженная территория базы охранялась не только людьми, но и собаками. Выход по собственной инициативе за пределы террито рии несовершеннолетним был запрещен под страхом применения физических наказаний. Передвигаться за пределами охраняемой территории они могли лишь в сопровождении членов формирова ния. Телефонные разговоры контролировались, письма проверя лись. Насильно удерживая несовершеннолетних на территории базы, Давыдов и другие лица принуждали их к тяжелой работе, при меняли унижающие достоинство физические наказания за нару шение требований.

В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов Давыдова просил определение отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что подсудимый не создавал незаконного вооруженного формиро вания. Созданная им «Организация помощи инвалидам, ветеранам и пенсионерам» носила коммерческий характер, оружие приобре талось частными лицами для личного пользования. Организация «ПОРТОС» была создана не Давыдовым, он в нее не входил, при меняемое насилие к несовершеннолетним являлось личной ини циативой отдельных лиц.

В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов Привало ва просил определение отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что судом не установлено, каким образом Привалов участвовал в вооруженном формировании, в показаниях всех свидетелей нет сведений о его конкретных действиях.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 марта 2004 г. определение оставила без изменения, а кассацион ные жалобы без удовлетворения по следующим основаниям. Дово ды кассационных жалоб о том, что Давыдов создал не вооруженное формирование, а коммерческую организацию, опровергаются об наружением и изъятием на территории Машковской базы, где Да выдов, Привалов и другие члены организации «ПОРТОС» посто янно проживали, большого количества огнестрельного и газового оружия, которое согласно показаниям потерпевших и свидетелей использовалось для охраны территории базы и для поддержания установленного на ней порядка. Из показаний потерпевших и сви детелей видно также, что Давыдов, Привалов и другие члены орга низации «ПОРТОС», к которым, в частности, относились и осуж денные приговором суда присяжных Московского областного суда Дергузова и Ломакина, постоянно носили оружие на территории базы, здесь же проводились занятия по обращению с оружием и учебные стрельбы. В связи с этим утверждения авторов кассацион ных жалоб о том, что действия, связанные с оружием, носили не групповой, а обособленный характер каждого из проживающих на территории базы, необоснованны. Неубедительной является и ссылка адвокатов в кассационных жалобах на законность приобре тения оружия как на основание исключения ответственности по ч. 1 ст. 208 УК РФ, поскольку, как правильно указал суд в определе нии, оружие использовалось не в соответствии со своим назначе нием (например, охотничьи ружья), умысел был направлен на со здание вооруженной организации. К тому же для личной самообо роны не было необходимости в приобретении такого количества оружия, которое было обнаружено при осмотре территории Маш ковской базы.

С учетом вышеизложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильными выводы суда о том, что на территории Машковской базы создано вооруженное формирование, состоящее из отдельных членов «ПОРТОСа», име ющих оружие: «данное формирование не было зарегистрировано как вооруженная организация и, следовательно, незаконно»80.

Как видно, в рассматриваемой ситуации речь идет о формиро вании, включающем в себя лиц, в распоряжении которых было при обретенное на законном основании огнестрельное (ружья, писто леты), а также иное (пневматическое и газовое) оружие. Прямых преступных целей перед данным вооруженным формированием не стояло. Вследствие этого нельзя однозначно согласиться с вывода ми судебных органов о том, что подобное формирование обладает той общественной опасностью, которая необходима для призна ния наличия в действиях его членов признаков состава преступле ния, предусмотренного ст. 208 УК РФ.

Складывается впечатление, что на ст. 208 УК РФ в данном уго ловном деле была возложена функция «на всякий случай» (так назы ваемая квалификация «с запасом»), так как ст. 222 УК РФ приме нить не представлялось возможным, а на факт наличия оружия у орга низованной группы лиц отреагировать было нужно (об устойчивос ти организации «ПОРТОС», как указал суд, свидетельствует четкая структура, основанная на жесткой дисциплине, и безусловное под чинение рядовых членов и наемных рабочих ее руководителям).

Кроме того, подобная квалификация свидетельствует о чрез мерно широкой трактовке понятия незаконного вооруженного фор мирования. Получается, что незаконным вооруженным формиро ванием, с одной стороны, признаются и сотни боевиков, вооружен ные самым современным оружием, вплоть до артиллерии, которые осуществляют направленную на захват власти преступную деятель ность, совершают убийства, оказывают ожесточенное сопротивле ние федеральным силам и т. п. С другой стороны, таким же неза конным вооруженным формированием признается группа без ка Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 12. С. 19–21.

ких либо прямых преступных целей, состоящая из лиц, владеющих на законном основании охотничьим, газовым и пневматическим оружием, созданная для обеспечения перевоспитания «трудных»

подростков (хотя, очевидно, и противоправными методами).

Думается, что подобная ситуация не может быть признана нор мальной. Она, на наш взгляд, является следствием редакционного несовершенства ст. 208 УК РФ, которое позволяет применять ее практически в любой ситуации, где фигурируют группа лиц и ору жие. При этом игнорируется специфический характер и степень общественной опасности деяний, предусмотренных соответствую щей нормой. Между тем аксиоматично, что пределы преступного и наказуемого должны быть обозначены в уголовном законодатель стве четко, а не пунктиром.

Таким образом, следует констатировать, что криминализация организации и участия в незаконных вооруженных формированиях, хоть и выглядит социально обусловленной, однако при системном ана лизе уголовного законодательства представляется противоречивой и достаточно проблемной. Это является следствием игнорирования оп ределенных требований к криминализации, которые достаточно хо рошо известны. Еще в середине прошлого века М.Д. Шаргородский выделил ряд основных правил, которых необходимо придерживаться при составлении статей Уголовного кодекса, в частности:

1) каждая статья должна быть изложена так, чтобы состав, ко торый ею предусматривается, был четко отграничен от составов, предусмотренных другими статьями;

2) формулировки должны быть полными;

3) формулировки должны быть четкими и ясными, они не дол жны давать повод для различного понимания, а тем более понима ния, противоречащего воле законодателя;

4) новый уголовный закон должен быть введен в Уголовный ко декс на определенное место81.

Думается, соблюдение подобных общепризнанных истин по зволило бы избежать тех существенных недостатков, которые в на стоящее время присущи ст. 208 УК РФ.

Следует отдельно остановиться на проблеме применения ра дикально репрессивных мер, направленных на борьбу с рассмат См.: Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб.:

Издательство «Юридический Центр Пресс», 2003. С. 164–166.

риваемым видом преступности. Сразу обозначим терминологичес кое отличие понятий «борьба» и «противодействие» организации и функционированию незаконных вооруженных формирований.

На наш взгляд, под борьбой с незаконными вооруженными формированиями следует понимать деятельность уполномоченных федеральных органов исполнительной власти, осуществляемую с использованием разведывательных, контрразведывательных, опе ративно розыскных, войсковых и иных специальных операций и мероприятий и направленную на выявление, предупреждение, пре сечение, расследование преступлений, связанных с деятельностью незаконных вооруженных формирований и минимизацию послед ствий от такой деятельности.

Противодействие предполагает деятельность, осуществляемую посредством общего противодействия рассматриваемому социаль ноопасному явлению, которая включает в себя систему мер поли тического, социально экономического, информационно пропа гандистского, организационного, правового, специального и ино го характера, направленных на выявление, предупреждение и уст ранение причин и условий, порождающих и способствующих орга низации и функционированию незаконных вооруженных форми рований, осуществляемых государственными органами, органами местного самоуправления, общественными объединениями и ины ми организациями, а также борьбу с такими формированиями.

Таким образом, термин «противодействие» шире по объему тер мина «борьба». Различие в значениях этих понятий находит, в час тности, отражение в современном законотворчестве82.

События на Северном Кавказе создают достаточные предпо сылки для внесудебной репрессии. Как известно, для России такая модель уголовной политики не является новой. Одно из главных ее направлений – физическое уничтожение (ликвидация) преступни ков. Д.А. Корецкий и С.Ф. Милюков справедливо отмечают, что термин «внесудебная репрессия» был скомпрометирован массовы ми расправами с невиновными людьми в 20–40 х годах прошлого века и поэтому вызывает неприятие и осуждение. Однако в совре менных условиях внесудебную репрессию следует рассматривать как основанную на законе карательную меру, применяемую вне См., например: проект Федерального закона № 115259 4 «О противодей ствии терроризму».

рамок уголовного процесса: не только до вынесения судебного при говора, но даже до возбуждения уголовного дела83.

Разумеется, в нашем случае речь идет именно о современном понимании внесудебной репрессии. При этом мы подчеркиваем за конный характер этих мер, ибо мировой практике известны доста точно неоднозначные меры по борьбе с незаконными вооружен ными формированиями. Во многих странах (Индия, Пакистан, Шри Ланка, Ирак, Чад, Эфиопия, Ангола, Мозамбик и др. ) в ходе боевых операций правительственными силовыми структурами не редко вопреки принципам международного гуманитарного права использовались такие антигуманные методы, как взятие заложни ков, депортация населения, массовые казни сторонников незакон ных вооруженных формирований, заключение в концлагеря и пыт ки подозреваемых и др. Рассмотрим отдельные аспекты данной проблемы примени тельно к организаторам и участникам незаконных вооруженных формирований, тем более что на практике такие ситуации в после днее время имеют место довольно часто85. Как уже отмечалось, орга низация незаконного вооруженного формирования или участие в нем является одной из форм экстремизма. Следует согласиться с В.В. Устиновым в том, что определять основные принципы, мето ды и правовые основы противодействия экстремизму необходимо на концептуальном уровне, с учетом его военной составляющей как формы разрешения вооруженных конфликтов86. Верным следует признать и утверждение, что военно силовые и репрессивно уго ловные средства необходимо использовать дозированно и в исклю чительных случаях, только на определенном этапе этнорелигиоз ного конфликта. Об этом свидетельствует не только российский, См.: Корецкий Д.А., Милюков С.Ф. Внесудебная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112.

См.: Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: про блемы, решения. Учебное пособие. М.: Издательство «Щит М», 2004. С. 330.

См., например: Павлова Е. «Обойдемся без штурма» – сказали силовики и разнесли боевиков в клочья // Московский комсомолец. 2005. 23 февраля – 2 марта;

Петровский О. «Американец» отлеживался в душном тайнике // http:www.utro.ru/articles/2005/03/24/420760.shtml См.: Устинов В. Правовое регулирование и механизмы противодействия терроризму и экстремизму в Российской Федерации: действующая норма тивно правовая база и перспективы ее совершенствования // Государство и право. 2002. № 7. С. 45.

но и международный опыт87. К середине 90 х годов прошлого века такой этнорелигиозный конфликт на территории нашей страны достиг своей критической точки и до настоящего момента характе ризуется особой остротой и крайне опасными криминальными про явлениями.

Политические аспекты.

Власть характеризуется силой принуждения. При прочих рав ных условиях в глазах обывателя более авторитетным выглядит тот президент, который является сторонником жестких, силовых, реши тельных мер противодействия преступности. Не случайно, в 1999 г.

в период начала второй чеченской кампании, сопровождавшейся успешными силовыми операциями и уничтожением значительного числа боевиков, отмечался рост рейтинга Президента РФ В.В. Пу тина. Такой подход находит поддержку и в органах законодатель ной власти. Так, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации в уже указанном постановлении «О ситуа ции в Республике Дагестан, первоочередных мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации и борьбе с тер роризмом» отметила, что «поддерживает осуществляемые в Респуб лике Дагестан меры по уничтожению незаконных вооруженных формирований…» Конечно, в Концепции национальной безопас ности Российской Федерации указано, что в предотвращении войн и вооруженных конфликтов Российская Федерация отдает пред почтение политическим, дипломатическим, экономическим и дру гим невоенным средствам. Но когда неэффективность данных средств налицо, необходимо прибегать к иным, более результатив ным, радикальным мерам.

Очевидно, что уголовная политика должна быть эффектив ной и обеспечивать реальную защиту личности, общества и го сударства от преступных посягательств. При предъявлении та кого высокого требования к власти необходимо признать за ней право на использование соответствующих мер, которые способ ствовали бы его полноценному выполнению. В таких условиях и с учетом той степени опасности, которую несет современная организованная вооруженная преступность, лишение преступ См.: Новиков Д.В. Правовые и законодательные средства обеспечения ре гиональной безопасности // Философия права. 2003. № 2. С. 93.

ников жизни выглядит вполне обоснованно. Естественно, это касается лишь определенной категории преступников и впол не конкретных ситуаций, при которых происходит ликвидация.

В нашем случае это физическое уничтожение наиболее одиоз ных и непримиримых организаторов и участников незаконных вооруженных формирований, оказывающих, как правило, оже сточенное вооруженное сопротивление 88.

Особый резонанс вызывают известия о гибели лидеров чечен ских боевиков (полевых командиров). Приведем краткую хроно логическую справку, в основу которой положены материалы про граммы «Военная тайна» (13 марта 2005 г., канал REN TV).

Джохар Дудаев – убит в апреле 1996 г. Спецслужбам удалось запеленговать сигнал его спутникового телефона, и по этому месту был нанесен ракетный удар с самолета. Закрытым Указом бывшего Президента РФ Б.Н. Ельцина нескольким военным летчикам было присвоено звание Герой России.

Салман Радуев – задержан в марте 2000 г. 25 декабря 2001 г. Вер ховный суд Республики Дагестан признал его виновным в совер шении целого ряда преступлений и приговорил к пожизненному лишению свободы. 14 декабря 2002 г. Радуев умер в соликамской колонии «Белый лебедь» в результате обширного кровоизлияния и поражения легких, почек и других органов.

Эмир Хаттаб – ликвидирован в марте 2002 г. Есть версия, что он был отравлен одним из доверенных лиц в результате успешной операции российских спецслужб. Однако труп осмотрен не был, и юридического подтверждения смерти Хаттаба нет.

Руслан Гелаев – убит в марте 2004 г. в перестрелке с погранич ным нарядом в горах Дагестана. В городе Махачкале была проведе на экспертиза трупа, которая подтвердила личность погибшего.

Т.М С. Магомедов признает необходимым (наряду с оперативными мероп риятиями спецслужб) проведение общевойсковых операций регулярных ча стей МО РФ и внутренних войск МВД РФ по блокированию и уничтожению крупных незаконных вооруженных формирований, нанесению по их базам и местам дислокаций превентивных силовых ударов с привлечением авиации и использованием современного высокоточного оружия, не исключая тер ритории зарубежных стран. См.: Магомедов Т.М С. Уголовно правовые и кри минологические проблемы незаконных вооруженных формирований (по ма териалам Республики Дагестан): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Махачка ла, 2004. С. 10.

Зелимхан Яндарбиев – убит 13 февраля 2004 г. В Катаре была взорвана машина, в которой ехал Яндарбиев. О российском следе этого убийства спецслужбы Катара заговорили сразу и по подозре нию в его совершении задержали троих сотрудников российского посольства (одного из них позже освободили). Двое других были признаны катарским судом виновными и приговорены к пожиз ненному лишению свободы. По утверждению катарской стороны, приказ о ликвидации Яндарбиева исходил от первых лиц Россий ской Федерации, от чего последняя, естественно, отказалась.

Аслан Масхадов – убит 8 марта 2005 г. в процессе проведения операции в поселке Толстой Юрт сотрудниками Центра специаль ного назначения ФСБ РФ.

В рамках социологического исследования общественного мне ния о терроризме, которое проводилось Саратовским центром по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, респондентам был задан вопрос «Как вы отнеслись к ликвидации А. Масхадова?» Были получены следующие результаты.

19,8% опрошенных ответили, что смерть лидера мятежников Мас хадова – это самый большой успех Москвы в Чечне за последние годы.

2% респондентов указали, что с убийством Масхадова теракты на территории России прекратятся.

По мнению 37,7% участвовавших в анкетировании, смерть Масхадова может создать новые проблемы для Кремля, так как у чеченских боевиков появятся новые лидеры, более жестокие, чем Масхадов, чья гибель усилит позиции радикально настроенных полевых командиров, таких, как Шамиль Басаев.

3,6% опрошенных убеждены, что с гибелью Масхадова на по литической сцене больше не осталось ни одного игрока, заинтере сованного в переговорах с Россией.

6,9% респондентов заявили, что с убийством Масхадова рух нули и без того хрупкие надежды на мирное урегулирование 10 лет него конфликта.

4,5% участвовавших в анкетировании прогнозируют, что отны не ситуация на Кавказе и в Чечне грозит стать неуправляемой.

10,1% опрошенных считают, что уничтожение Масхадова – это переломный момент в войне на Кавказе.

6,5% респондентов утверждают, что ликвидация Масхадова ли шит сепаратистское движение в Чечне широкой международной поддержки.

И, наконец, 16,2% участвовавших в анкетировании, в графе «иное» указали, что после ликвидации Масхадова ничего не изме нится и террористические акты не прекратятся89.

Физическая ликвидация активных участников незаконных во оруженных формирований в целом выглядит эффективным и по литически оправданным средством борьбы с этим опасным прояв лением преступности.

Превентивные аспекты.

Проблема действенного предупреждения преступлений – одна из главных составляющих противодействия преступности в целом.

Можно с уверенностью утверждать, что лишение жизни преступ ников является самым эффективным способом предупреждения, дающим стопроцентную гарантию. Даже пожизненное лишение свободы не способно на это, тем более что доведенный до абсурда своей гуманностью Уголовный кодекс РФ допускает возможность условно досрочного освобождения лиц, осужденных к пожизнен ному лишению свободы (ч. 5 ст. 79 УК РФ). Прав в этом отноше нии В.Н. Кудрявцев, утверждающий, что «эффективность (резуль тативность) стратегии истребления с точки зрения специальной превенции абсолютна»90.

Моральные аспекты.

Одно из первоочередных значений уголовной ответственнос ти – восстановление социальной справедливости. С этих позиций лишение жизни членов незаконных вооруженных формирований как никакая другая мера способствует ее восстановлению с наиболь шей полнотой. Так, в своей речи на судебном процессе по делу Сал мана Радуева и его соучастников, Генеральный прокурор РФ В.В.

Устинов подчеркнул, что «дагестанский народ уже вынес свой при говор Радуеву и другим бандитам, и этот приговор однозначный – он не совместим с жизнью этих людей»91. Между тем не стоит сво дить данные меры к такой форме социальной защиты, как «око за око, зуб за зуб» – принципу талиона. Позволим себе утверждать, См.: www.sartraccc.sgap.ru См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М.: Юристъ, 2003.


С. 143.

См.: Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М.: Олма Пресс, 2002. С. 168.

что лица, сорганизовавшиеся для того, чтобы лишать жизни дру гих людей, априори не имеют права на жизнь, так как сами созна тельно стали на противоположную ей сторону.

Процессуальные аспекты.

Процесс привлечения членов незаконных вооруженных фор мирований к уголовной ответственности сопряжен с огромными затратами времени, сил и средств. Кроме того, нередко их пре ступная деятельность продолжается длительное время, что вызы вает необходимость формирования большой доказательственной базы, собрать которую в силу известных причин зачастую очень сложно, а порой и просто невозможно. Физическое уничтожение участников незаконных вооруженных формирований в результа те спецоперации одномоментно, просто и эффективно решает все эти проблемы.

Достаточно категорично по рассматриваемой проблеме выс казывается С.Ф. Милюков: «С учетом прогрессирующей апатии следственных и судебных органов, скованных, что называется, «по рукам и ногам» новым, весьма ущербным уголовно процес суальным законодательством, это наиболее эффективный путь борьбы со многими особо опасными преступлениями, прежде всего с терроризмом, бандитизмом, захватом заложников, воо руженным мятежом, а также наемными убийствами. Речь идет, прежде всего, о ликвидации вооруженных преступных группи ровок в ходе заранее спланированных операций (в том числе вой сковых) или (и) выборочного уничтожения главарей и наиболее активных исполнителей террористических (в самом широком смысле этого слова) акций»92.

Конечно, мы отдаем себе отчет в том, что обозначенные реп рессивные меры носят вынужденный и временный характер. Оче видна правильность суждений В.Н. Кудрявцева о том, что страте гия истребления преступников и устрашения населения в настоя щее время изжила себя и не может входить в число мер, применяе мых государством93. Д.А. Корецкий и С.Ф. Милюков также кон См.: Милюков С.Ф. Борьба с преступностью: поиск новых решений // www.sartraccc.sgap.ru. См. также: Корецкий Д.А., Милюков С.Ф. Внесудеб ная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112.

См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М.: Юристъ, 2003. С. 144.

статируют, что внесудебная репрессия не может быть основным инструментом борьбы с преступностью, даже в чрезвычайной си туации, в коей сегодня находится страна. По их обоснованному мнению, необходимо шире использовать оперативные, следствен ные, прокурорские и судебные возможности, а главное – устранить глубинные причины, вызвавшие нынешний социально политичес кий кризис и его криминальные последствия. А самое главное – необходима государственная воля, направленная на перелом кри минальной ситуации94.

Еще раз подчеркнем, что рассматриваемая нами проблема сво дится к исключительно опасной разновидности преступности, свя занной с террористической деятельностью незаконных вооружен ных формирований. Вследствие этого считаем возможным приме нение радикальных репрессивных мер для эффективного обеспе чения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств такого рода преступных структур.

См.: Корецкий Д.А., Милюков С.Ф. Внесудебная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112.

2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И НЕКОТОРЫЕ МЕРЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ОРГАНИЗАЦИИ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЯ В НЕМ 2.1. Криминологическая характеристика организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем Необходимость выработки криминологических характери стик отдельных видов преступлений, а также личности преступ ника очевидна. В особенности важны криминологические ис следования организованной криминальной деятельности. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности.

Знание криминологических особенностей организации и учас тия в незаконных вооруженных формированиях, своеобразия лиц, входящих в их состав, способствует определению основ ных детерминант данного преступления, и, соответственно, направлений предупреждения и конкретных мер общей и ин дивидуальной профилактики.

Анализируя состояние и тенденции организации незаконно го вооруженного формирования или участия в нем в общей струк туре преступлений, нельзя констатировать какое либо постоян ство и стабильность данного вида преступности (см. таблицу 1).

Вместе с тем исторический опыт российского государства, а так же опыт борьбы с повстанческими движениями зарубежных стран подтверждает, что увеличение числа вооруженных форми рований, соответственно, активизация их деятельности, напря мую зависит от экономического благополучия и политической стабильности государственной власти. Характерной особеннос тью групповой вооруженной преступности является тенденция увеличиваться в количественном составе в периоды наиболее сложные и тяжелые для государства.

Как уже отмечалось, причины создания незаконных воору женных формирований связаны, в первую очередь, с обостре нием межнациональных отношений и иных конфликтов, рели гиозной нетерпимостью и другими негативными социальными явлениями. В целом можно согласиться с Ю.М. Антоняном и М.Д. Давитадзе, которые считают, что возникновение незакон ных вооруженных формирований обусловлено теми же причи нами, что и межнациональные конфликты, т. е. серьезными со циально политическими, экономическими, религиозными, ра совыми конфликтами и иными причинами95.

На конфликты в сфере национально государственных (межна циональных, этнических, религиозных) отношений, а также в со циально политической сфере, как основные причины организации и деятельности незаконных вооруженных формирований, указы вает и Т.М С. Магомедов. В качестве условий, способствующих их организации и деятельности, автор называет политическую неста бильность в стране, социальную напряженность, необустроенность многих граждан, низкий уровень культуры и правосознания зна чительной части населения. Заметным инициирующим фактором данного преступления, по его мнению, является появившаяся у граждан в последние десять лет возможность свободного доступа к огнестрельному оружию96.

На наш взгляд, есть еще одно условие, способствующее орга низации и функционированию незаконных вооруженных форми рований. Это недостаточная эффективность (а в большинстве слу чаев просто безразличие, аморфность) деятельности государствен ных, в первую очередь правоохранительных, органов и обществен ных организаций по защите прав граждан и, как, следствие, сни жение авторитета власти и закона.

В уже указанном методическом пособии, подготовленном на основе добытых оригиналов документов по обучению диверсион но террористических групп на территории Чечни, а также опыта ведения боевых действий с чеченскими бандформированиями в августе–октябре 1999 г., отмечается, что вооруженное формирова ние – это крупное военизированное соединение, руководимое ав торитетным политическим или военным лидером, созданное для силовой защиты интересов определенной финансово экономичес кой и политической (религиозной) структуры.

Вооруженное формирование, как правило, включает предста вителей одного или нескольких родственных тейпов (джамаатов).

Организационно оно состоит из командира (командующего), шта ба и двух группировок (на период боевых действий до 500 чел. каж См.: Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: про блемы, решения: Учебное пособие. М.: Издательство «Щит М», 2004. С. 328.

См.: Магомедов Т.М С. Уголовно правовые и криминологические пробле мы незаконных вооруженных формирований (по материалам Республики Да гестан): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 20.

Таблица Состояние и тенденции организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК РФ) дая). Группировки, в свою очередь, подразделяются на боевую – предназначенную для непосредственного проведения операции в указанном районе, и резервную – предназначенную для наращи вания усилий и плановой (как правило, через неделю) замены воюю щих боевиков. Группировка делится на пять–шесть отрядов (по 100 чел.

и более), которыми руководят амиры (полевые командиры).

Отряд, как правило, состоит из трех групп. Первая – централь ная группа (до 100 чел. ), которая постоянно находится с амиром в боевом состоянии и не имеет постоянного места дислокации.

Вторая группа (количество зависит от размера территории и может составлять до 20 чел. ) находится в населенном пункте. Эта группа под чиняется, контролируется и имеет связь только с амиром. Члены груп пы проходят обучение в специальных учебных центрах и специализи руются на минировании, снайперской стрельбе и диверсионно разве дывательной деятельности. Боевики второй группы глубоко законспи рированы и занимаются легальной общественной деятельностью.

Третья группа – группа «помощников». Это единомышленни ки и сторонники амира, проживающие у себя дома. С целью эко номии финансовых средств эта группа не находится постоянно с отрядом. В случае приказа амира они являются к нему и выполня ют задание, затем снова возвращаются домой и занимаются обыч ным делом или действуют самостоятельно, с согласия амира.

Центральная группа является основным формированием отря да и состоит из трех взводов по три отделения в каждом. На воору жении группы имеется только легкое в переноске оружие, так как она постоянно находится в движении, совершает нападение и ухо дит. Время, место и цель нападения назначаются амиром.


В большинстве случаев деятельность незаконных вооруженных формирований финансируется за счет «внутренних» источников (имеются в виду криминальные способы самофинансирования).

В частности, денежные средства и материально техническая по мощь поступает от этнических преступных группировок, осуществ ляющих свою деятельность на территории Российской Федерации.

Чеченский криминал, по словам Б. Грызлова, буквально «оседлал»

нефтепромышленный комплекс Южного федерального округа и уводит огромные суммы в террористический «общак»97. Таким об См.: Баранец В. Сколько платят бандитам за теракт // Комсомольская прав да. 2004. 3 сентября.

разом, криминальная деятельность выступает основным источни ком самофинансирования незаконных вооруженных формирова ний. Основным, но не единственным. Следует отметить, что в пос леднее время происходит их серьезная финансовая подпитка из легальных источников. Диапазон таких источников довольно ши рок: доходы законно действующих коммерческих предприятий, принадлежащих как непосредственно участникам криминальных структур, так и симпатизирующим им деловым людям;

пожерт вования населения, общественных и религиозных организаций (центров) и т. д.

«Внешний» канал финансирования деятельности незаконных вооруженных формирований связан с поступлением средств от раз личных иностранных коммерческих и общественных организаций, представителей национальных диаспор, находящихся за рубежом.

Финансирование из за рубежа осуществляется под видом гумани тарной и благотворительной помощи через созданные и активно функционирующие на юге России мусульманские религиозные организации, а также через представительства многочисленных европейских, американских и ближневосточных организаций и международных фондов98.

В качестве иллюстрации к сказанному можно привести следу ющий пример. Летом 2002 г. в горах Чечни спецподразделение Ми нистерства обороны разгромило хорошо вооруженное и экипиро ванное бандформирование. В процессе боевой операции были зах вачены документы штаба «Президента Ичкерии Аслана Масхадо ва». Документы красноречиво подтверждают тесную связь ныне покойного Масхадова с международными террористами и помога ющими им финансовыми структурами. В бухгалтерской книге было отмечено, сколько денег давали на поддержку экстремистов раз личные поддерживающие их организации. Так, в разделе «приход»

значились: «Общество Катар» – 815 518 долларов, «Кавказский чеченский комитет в Анкаре» – 902 000 долларов, «Чеченский ко митет в Иордании» – 116 000 долларов, «от граждан Турции» – 780 000 долларов. Были зафиксированы взносы и от отдельных ино См. подробнее: Воронин М.Ю., Мазеин В.Т., Покаместов А.А. Проблемы пресечения подразделениями криминальной милиции МВД России финан сирования незаконных вооруженных формирований // Организованный тер роризм и организованная преступность / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.:

Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 116–125.

странных граждан. Например, некий турецкий преподаватель по жертвовал 10 000 долларов, а находившийся в международном ро зыске Зелимхан Яндарбиев выделил на террористическую деятель ность 50 000 долларов. В графе «расход» были указаны лица, кото рые получали эти деньги на конкретные террористические акции99.

Одним из основных источников вооружения незаконных воо руженных формирований является его захват у сил правопорядка, армейских частей и подразделений;

реже – изъятие оружия у раз ного рода охранных структур и населения. Участники незаконных вооруженных формирований стремятся вооружиться системами оружия, которые находятся у противостоящих им сил100.

В целом, давая криминологическую характеристику незакон ных вооруженных формирований, функционирующих сегодня в Северо Кавказском регионе, необходимо отметить:

– большую численность участников боевиков (до несколько сот человек);

– наличие в их структуре обладающих относительной самостоя тельностью подразделений (отрядов, отделений, батальонов и т. п.) во главе с руководителями (полевыми командирами);

– относительную устойчивость, проявляющуюся, в первую оче редь, в более или менее длительном сроке существования, и спло ченность их членов;

– специальную военную подготовку боевиков в учебных лаге рях (центрах), организованных как на территории Чеченской Рес публики, так и за рубежом, под руководством опытных инструкто ров (как правило, иностранцев);

– идеологическую подготовку, в основе которой – экстремист ское религиозное течение «ваххабизм»;

– международные связи с экстремистскими, террористически ми зарубежными организациями, оказание такими организация ми финансовой и иной помощи «чеченским борцам за свободу и независимость»;

– многонациональный состав, благодаря вербовке значительного числа наемников и добровольцев, прибывших из за границы, дру гих регионов Российской Федерации, а также местных жителей;

См.: Бабакин А. Масхадову пути нет // Российская газета. 2002. 26 июня.

См.: Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. М.: СГУ, 2004.

С. 254.

– организацию широкомасштабной террористической деятель ности, включая захват заложников, нападения на населенные пун кты, воинские гарнизоны, экономические и военные объекты, го сударственные учреждения, посягательства на сотрудников право охранительных органов, военнослужащих и высокопоставленных должностных лиц и т. д.

Подавляющее большинство участников незаконных вооружен ных формирований – лица мужского пола. В основном это моло дые люди (средний возраст – 27,5 лет), с низким образовательным уровнем (во многих случаях отсутствует даже полное среднее обра зование), как правило, нигде не работающие101. Соответственно, их участие в преступных структурах детерминировано желанием за работать деньги для себя и своей семьи;

многие члены незаконных вооруженных формирований – это лица женатые и имеющие на иждивении детей. Еще один элемент социально демографической характеристики участников незаконных вооруженных формирова ний – это национальность. Обратим внимание на тот факт, что в подавляющем большинстве случаев ими являются лица чеченской национальности (см. таблицу 2).

Авторы обращают внимание на крайне ограниченную информацию, со держащуюся в уголовных делах по преступлениям рассматриваемой катего рии, в связи с чем дать комплексную, репрезентативную криминологичес кую характеристику личности организаторов и участников незаконных воо руженных формирований довольно проблематично.

Таблица Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Окончание таблицы В настоящее время для всей российской преступности характер но преобладание корыстной мотивации. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности. Практика показывает, что члены незаконных вооруженных формирований – это, как правило, одновременно и участники преступлений террористического харак тера, каждое из которых хорошо оплачивается организаторами и ру ководителями. Это позволяет сделать вывод о преобладании корыс тно преступного типа личности преступника. В качестве примера можно привести уголовное дело в отношении Мантагова, который, являясь участником незаконного вооруженного формирования (ша риатской гвардии), а затем банды, неоднократно за вознаграждение участвовал в совершении террористических актов в отношении гла вы администрации города Махачкалы С.Д. Амирова102.

Между тем позволим себе утверждать, что корыстные сообра жения лишь внешне выглядят единственными мотивами указан ной категории преступников. Зачастую под ними, пусть и на бес сознательном уровне, проявляются и другие, не менее сильные по буждения, что детерминирует осуществление тяжких и особо тяж ких преступных посягательств.

Психологами обращается внимание на то, что мотив – не статич ное свойство, а динамическая система, которая подкрепляется после каждого действия (поступка) и может модифицироваться не только в ходе спонтанного развития, но и при направленном формировании103.

Характеризуя личность преступника – участника незаконного вооруженного формирования, можно выделить и социально дефор мированный тип. Он характеризуется резко отрицательным отноше нием к социально политическому устройству современного россий ского общества и его институтам, устойчивостью и убежденностью в своих идеях, иногда доходящих до фанатизма. Это про них Ю.М. Ан тонян написал следующие строки: «Жизненные банкроты... путем самого жестокого насилия намерены озлобить людей и поднять их на гражданскую войну, чтобы уничтожить всю «прогнившую циви лизацию» или «прогнившее общество» в данной стране, которые в первую очередь виноваты в том, что в них не нашлось им места»104.

Архив Верховного суда Республики Дагестан. Дело №2 16/01 г.

См.: Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность / Под. ред. Б.М. Величковс кого. Т. 1. М.: Педагогика, 1986. С. 6.

См.: Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно правовое исследование. М.: Изд во «Щит М», 1998. С. 19.

Среди данной категории преступников встречаются лица с устойчи выми антисоциальными установками, уже имевшие криминальный опыт (ранее судимые, амнистированные).

Опыт контртеррористических операций в Северо Кавказском регионе показал, что участникам незаконных вооруженных фор мирований свойственны такие криминологически значимые чер ты, как исключительная жестокость, доведенный до абсурда фана тизм, ненависть к своим врагам (иноверцам), пренебрежение все ми правовыми и социальными нормами (отсутствие страха перед наказанием, осознанное или бессознательное стремление к смер ти). Так, по свидетельству командующего войсками Северо Кав казского округа МВД РФ М.И. Лабунца, во время проведения круп номасштабной специальной операции в с. Комсомольское Урус Мартановского района Чеченской Республики участники незакон ного вооруженного формирования под руководством Руслана Ге лаева оказывали ожесточенное сопротивление федеральным силам.

С первых же дней войсковой операции по громкой связи, несколь ко раз в день боевикам предлагали сдаваться, но никто из них доб ровольно не сдавался. Тех же боевиков, которых захватили в плен, приходилось просто «выкуривать» из подвалов и других убежищ.

Они предпринимали не менее 10 попыток прорваться из окруже ния, на одних только минных полях их полегло около 200 человек (всего в процессе данной антитеррористической операции было уничтожено более 1000 боевиков). Когда боевиков брали в плен, они до последнего сопротивлялись и кричали «Аллах акбар!»105.

В специальной литературе выделяют и такой мотив участни ков незаконных вооруженных формирований, как самоутвержде ние себя в ближайшей среде. Б.Ш. Бейбулатов предположил так же, что боевиками движет некая всепоглощающая, фанатичная идея, которой они безмерно преданы, например, коренной пере стройки общества и даже всего мира и «спасения» своей нации»106.

Женщин – участников, и тем более организаторов, незакон ных вооруженных формирований – значительно меньше. Но фун кциональная значимость «представительниц слабого пола» доволь См.: Бирюков Ю.С. Расследование уголовных дел о незаконных вооружен ных формированиях. Ульяновск, 2002. С. 96–98.

См.: Бейбулатов Б.Ш. Уголовно правовые и криминологические аспекты организации и участия в незаконных вооруженных формированиях: Дис....

канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 70.

но часто бывает нисколько не меньше, чем мужчин. Достаточно вспомнить хотя бы «черных вдов» (родственниц погибших боеви ков, мстящих за смерть своих близких), о которых в последнее вре мя нередко упоминается в средствах массовой информации. Ос новное их предназначение – стать шахидами, ценой собственной жизни совершить самоподрыв при акте терроризма. По данным федеральных оперативных служб, в горных районах Чечни функ ционируют специальные лагеря по подготовке смертников. Основ ной контингент в них – женщины в возрасте от 14 до 25 лет. Логи ка, которой руководствуются лидеры незаконных вооруженных формирований, проста: женщина вызывает меньше подозрений, чем мужчина;

боевая ценность женского пола незначительна по сравнению с мужчинами, которых выгоднее задействовать в каче стве боевиков «многоразового использования»;

самоподрывы жен щин смертниц вызывают больший резонанс.

Между тем женщины – участницы незаконных вооруженных формирований – могут выполнять и иные функции, о чем, в ча стности, свидетельствуют материалы уголовного дела в отноше нии Тагировой, признанной виновной приговором от 6 апреля 2005 г. судом Наурского района Чеченской Республики в совер шении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208, ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 222 УК РФ. Как установил суд, участие осужденной в во оруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, мотивировалось желанием отомстить за погибшего бра та. По этой причине в мае 1998 г. Тагирова пошла учиться в «шко лу Хужар» – лагерь смертниц в г. Шали. Там ее обучали фунда ментальному течению ислама (ваххабизму), арабскому языку, молитвам. Тагировой постоянно внушали, что она должна уме реть, как «шахидка», и попасть в рай, но для этого ей необходи мо убить хотя бы одного «неверного». В школе было несколько ступеней подготовки. Тагирова обучалась только на первой сту пени. Тех же, кто перешел на следующие, обучали обращаться с оружием, гранатами, изготовлять взрывные устройства, но до этих ступеней Тагирова не дошла. В августе 2000 г., став участни цей незаконного вооруженного формирования под руководством Исы Сакаева, Тагирова занималась хозяйственными работами:

закупала продукты питания, готовила еду, стирала военное об мундирование боевиков и т. д. Летом 2001 г. она укрывала по ме сту своего жительства участников незаконного вооруженного формирования, скрывавшихся от правоохранительных органов.

Впоследствии, став участницей другого вооруженного формиро вания под руководством Тимура Абубакарова, Тагирова знако милась с сотрудниками милиции и военнослужащими и выве дывала у них информацию о функционировании ПВД (пунктов временной дислокации), их численном составе, вооружении, времени передвижения транспорта и несения службы на КПП в соответствующих силовых подразделениях. Кроме того, как ус тановил суд, Тагирова хранила у себя дома взрывное устройство (кустарно изготовленную осколочно фугасную гранату).

Организаторы и руководители незаконных вооруженных фор мирований, как правило, – лица, более старшего по сравнению с другими участниками возраста. Большинство из них имеют выс шее образование и в свое время проходили службу в органах внут ренних дел, армии и даже были руководителями среднего и выс шего звена107. За спиной многих – активное участие в боевых дей ствиях, вооруженных конфликтах108. Специфические мотивы и цели заставили многих лидеров незаконных вооруженных формирова ний (например, Шамиля Басаева) самостоятельно изучать теорию военного дела. Среди них много одиозных и даже харизматичных личностей. Как отмечает А.В. Покаместов, организация совмест ной деятельности, прежде всего, возможна на основе определен ного превосходства (доминирования) организатора над другими ее На данное обстоятельство также указывают и другие авторы. Так, Ф.А. Уз беков пишет о том, что в истории России, особенно начиная с конца 80 х годов ХХ века, имеются яркие примеры того, как отдельные высокопостав ленные лица создавали, руководили и оказывали содействие функционирова нию незаконных вооруженных формирований (например, Д. Дудаев, А. Мас хадов и другие). См.: Узбеков Ф.А. Уголовно правовые аспекты ответствен ности за организацию незаконного вооруженного формирования или учас тие в нем: Дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 145.

Данные о социально демографических характеристиках лидеров незакон ных вооруженных формирований, принимавших участие в противоправных действиях на территории Северного Кавказа, подтверждаются и исследовани ями других ученых. Так, по сведениям А.В. Павлинова, это лица мужского пола;

их средний возраст – 39 лет;

около 90% из них имеют высшее образование;

95% состоят или состояли в браке;

более 50% из них проходили службу в орга нах внутренних дел, 25% – профессиональные военные, 8% – представители других профессий и 17% – нигде не работали. См.: Павлинов А.В. Уголовно правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного форми рования или участием в нем: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 16.

участниками. В силу своих внутренних способностей или возмож ностей своего статуса организатор оказывает определяющее воздей ствие на субъектов преступной деятельности, устанавливает общие внутригрупповые нормы поведения, создает условия обязательно го подчинения групповой дисциплине и выполнения приказов, обеспечивает взаимную согласованность и целеустремленность дей ствий участников при осуществлении преступных посягательств109.

Обращает на себя внимание, что в большинстве случаев – по левые командиры – организаторы и руководители незаконных во оруженных формирований в Чеченской Республике – это, по сво ей сути, обычные авантюристы, для которых своеобразный при мер – жизнь революционера Че Гевары (в частности, в этом при знался Шамиль Басаев). Кроме того, это лица с ярко выраженны ми нарциссическими наклонностями, характеризующиеся патоло гической жаждой самоутверждения и власти. Именно стремление к власти толкает многих лиц, уже добившихся определенного по ложения в обществе, материального благополучия, к противоправ ным действиям, связанным с организацией незаконного вооружен ного формирования, причем иррациональное в их поступках чаще берет верх над рациональным. Не останавливает их даже смерть, поскольку умереть в бою, по их убеждению, наилучший исход для воина (моджахеда).

Приведем основные биографические данные некоторых лиде ров незаконных вооруженных формирований, которые представ ляют научный интерес в познании криминологически значимых особенностей данной категории преступников.

Басаев Шамиль Салманович Шамиль Басаев родился в 1965 г. в селе Ведено Веденского рай она Чечено Ингушской АССР.

В 1982 г. окончил среднюю школу, после чего три раза поступал на юридический факультет Московского государственного универ ситета (МГУ), но не проходил по итогам конкурсных экзаменов.

В 1987 г. поступил в Московский институт инженеров землеустрой ства, но в 1988 г. был отчислен со второго курса за неуспеваемость.

См.: Покаместов А.В. Ответственность за организацию преступной дея тельности: Монография / Под науч. ред. проф. В.П. Ревина. М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 28–29.

Проходил срочную службу в Военно воздушных силах СССР.

В начале 1991 г. вступил в войска Конфедерации Народов Кав каза (КНК).

В августе 1991 г. принимал участие в обороне Белого дома.

В октябре 1991 г. выдвигал свою кандидатуру на пост Прези дента Республики Чечни.

9 ноября 1991 г. участвовал в угоне пассажирского самолета Ту из аэропорта Минеральные Воды в Турцию. В Турции захватчики сдались местным властям и после переговоров добились переправ ки в Чечню.

В 1992 г. был назначен командующим войсками Конфедерации Народов Кавказа. С августа 1992 г. принимал активное участие в военных действиях в Абхазии. Был командующим гагринским фронтом и заместителем министра обороны Абхазии. Командовал отрядом чеченских добровольцев, впоследствии получившим на звание «абхазский батальон».

Летом 1994 г., с началом гражданской войны в Чечне, Басаев вступил в боевые действия на стороне Джохара Дудаева.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.