авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«Рабочая версия ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ АКТОВ В ГРАЖДАНСКОМ, АРБИТРАЖНОМ И УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ (АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР И КОММЕНТАРИИ ...»

-- [ Страница 7 ] --

немотивированных решений по результатам рассмотрения надзорной жалобы». (Определение КС РФ от 16 февраля 2012 г. № 363-О-О) 49. «Установленный ч. 2 ст. 405 УПК РФ годичный срок для пересмотра в порядке надзора судебных решений относится к числу пресекательных сроков. В основании его установления лежит главенствующий публичный интерес, состоящий в обеспечении стабильности и окончательности судебных решений и сложившихся на их основе правоотношений (res judicata). Если бы соблюдение срока, установленного для пересмотра судебных актов в порядке надзора, было обусловлено не моментом принятия судом надзорной инстанции своего итогового решения, а моментом обращения заинтересованных лиц с надзорными жалобой или представлением, пресекательный характер данного срока фактически утрачивался бы, поскольку все дальнейшие действия судов по пересмотру решений, а также новому рассмотрению дела в случаях отмены первоначального приговора суда или определения суда кассационной инстанции могли бы осуществляться за пределами этого срока в течение неопределенно длительного времени». (Определение КС РФ от 8 декабря 2011 г. № 1616-О-О) 50. «Федеральным законом от 31 марта 2005 года N 25-ФЗ ст. 292 АПК РФ, определяющая круг лиц, имеющих право оспорить судебный акт в порядке надзора, а также предельный срок подачи соответствующего заявления в ВАС РФ, была дополнена ч. 4, согласно которой срок подачи заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с таким заявлением, по ходатайству заявителя может быть восстановлен судьей ВАС РФ при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в законную силу последнего оспариваемого судебного акта или, если ходатайство подано лицом, указанным в ст. 42 данного Кодекса, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом.

Хотя ч. 4 ст. 292 АПК РФ не отсылает непосредственно к его статье 117, закрепляющей общие правила восстановления процессуальных сроков, включая оговорку о том, что эти общие правила действуют, если иное не предусмотрено данным Кодексом, содержащиеся в указанных статьях нормативные положения находятся в системной связи и, как отметил КС РФ в Определении от 15 ноября 2007 года N 744-О-О, выступают дополнительной процессуальной гарантией права на судебную защиту для лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял оспариваемый судебный акт, и сами по себе не могут нарушать какие-либо права участников процесса.

Вместе с тем … реализация лицами, указанными в ст. 42 АПК РФ, права на судебную защиту, обеспечиваемого особым порядком исчисления срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора (с момента, когда лицу становится известно о нарушении его прав данным судебным актом), не должна приводить к необоснованному восстановлению пропущенного процессуального срока и тем самым - к нарушению принципа правовой определенности, что предполагает наличие соответствующих гарантий. Произвольное восстановление процессуальных сроков противоречило бы целям их установления.

В соответствии с предусмотренным АПК РФ порядком надзорного производства - в отличие от других стадий арбитражного судопроизводства, в которых соответствующие жалобы и заявления принимаются к производству тем же арбитражным судом, который затем выносит решение по существу дела (апелляционное и кассационное производство, пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам), - судья ВАС РФ единолично выносит определение о принятии заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора.

Это определение, которым также восстанавливается пропущенный процессуальный срок, передается согласно статье 299 АПК РФ на рассмотрение коллегиального состава судей ВАС РФ, решающего в режиме судебного заседания в предварительной процедуре вопрос о приемлемости заявления и определяющего, исходя из оценки изложенных в нем доводов, а также из содержания оспариваемого судебного акта, наличие или отсутствие оснований для его пересмотра в порядке надзора;

при необходимости суд может истребовать дело из арбитражного суда.

Рассмотрение заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора коллегиальным составом судей является вторым обязательным этапом, обеспечивающим обоснованность передачи дел на рассмотрение Президиума ВАС РФ. В случае если при рассмотрении заявления будет установлено, что предусмотренные ст. 304 АПК РФ основания для пересмотра дела в порядке надзора отсутствуют, но имеются иные основания для проверки правильности применения норм материального или процессуального права, коллегиальный состав судей ВАС РФ может направить дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции при условии, что данный судебный акт не пересматривался в порядке кассационного производства (ч. 6 ст. 299 АПК РФ). Направление дела на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции (учитывая, что цели кассационного производства в таких случаях не могут расходиться с общими целями кассационного производства, закрепленными в главе 35 АПК РФ) допустимо только в случае подтверждения коллегиальным составом судей ВАС РФ отсутствия оснований, предусмотренных ст. 304 АПК РФ, что исключает проверочную деятельность Президиума ВАС РФ как надзорной инстанции.

Поскольку судья ВАС РФ принимает решение о восстановлении пропущенного срока, основываясь на доводах, изложенных в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора, и на представленных заявителем документах (копиях оспариваемого и других принятых по делу судебных актов), без исследования всех иных необходимых доказательств и без заслушивания других участников процесса, из предмета проверки, осуществляемой коллегиально в ВАС РФ, - при наличии отзыва лица, участвующего в деле, на заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора, в котором содержатся соответствующие возражения, - не должна исключаться обоснованность восстановления судьей ВАС РФ срока для подачи такого заявления.

Это означает как необходимость подтверждения уважительных причин для восстановления срока соответствующими доказательствами, так и предоставление участвующим в деле лицам возможности довести свою позицию по делу до суда и быть выслушанными судом, что корреспондирует предписанию ч. 7 ст. 299 АПК РФ о направлении участвующим в деле лицам, в случае восстановления в надзорном порядке срока на обжалование, копии определения коллегиального состава судей ВАС РФ о передаче дела в арбитражный суд кассационной инстанции. В условиях действующего правового регулирования восстановление пропущенного срока должно подвергаться контролю как при рассмотрении коллегиальным составом судей ВАС РФ соответствующего заявления, так и при разрешении дела по существу, что позволит обеспечить обоснованный (мотивированный) характер решений о восстановлении пропущенных процессуальных сроков в надзорном производстве.

Таким образом, взаимосвязанные положения ст. 117, ч. 4 ст. 292 и ч. ст. 299 АПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, данном КС РФ исходя из конституционных целей правосудия, презумпции конституционности закона и в соответствии с конституционно значимыми принципами процессуального права, не противоречат Конституции РФ, поскольку предполагают обязательность оценки компетентными арбитражными судами - как при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, так и после его восстановления при последующем рассмотрении дела в соответствующей инстанции - обоснованности доводов лица, настаивавшего на таком восстановлении, и не исключают возможность прекращения начатого производства по делу, если в процессе его рассмотрения будет установлено, что основания для восстановления срока отсутствовали.

Ст. 127 Конституции РФ наделяет ВАС РФ полномочием давать разъяснения арбитражным судам по вопросам судебной практики, включая толкование процессуальных норм с учетом конституционных и общих правовых принципов. Соответственно, процедуры проверки уважительности причин для восстановления пропущенного процессуального срока - как установленные законом, так и сложившиеся в правоприменительной практике - могут быть разъяснены высшим судебным органом в системе арбитражных судов с тем, чтобы были единообразно определены осуществляющие этот контроль судебные органы и их полномочия по проверке обоснованности восстановления пропущенного процессуального срока». (Постановление КС РФ от 17.03.2010г. № 6-П) Несогласие с общим выводом, содержащимся в Постановлении КС РФ по данному делу, изложено в особых мнениях судей:

«Осуществление такого рода проверочных действий судом кассационной инстанции, как и прекращение им производства по делу (что означает, по существу, отказ в принятии жалобы к рассмотрению), вряд ли может рассматриваться как нарушение принципа инстанционности арбитражного процесса, поскольку «судья ВАС РФ принимает решение о восстановлении пропущенного срока, основываясь на доводах, изложенных в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора, и представленных заявителем документах (копиях оспариваемого и других принятых по делу судебных актов), без исследования всех иных необходимых доказательств и без заслушивания других участников процесса» (абз. 4 п. 3. мотивировочной части). Поэтому вопрос обоснованности восстановления пропущенного срока (как непосредственно влияющий на судьбу производства по делу) не может быть исключен из предмета проверки суда кассационной инстанции». (Судья Н.С. Бондарь, особое мнение к Постановлению № 6-П от 17 марта 2010 года) «Если лицо направило в ВАСуд РФ заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора с требованием об отмене судебного акта, вынесенного о его правах и обязанностях без привлечения к участию в деле, то есть выразило волю на пересмотр дела именно в порядке надзора ВАС РФ, его заявление по смыслу приведенных положений АПК РФ, а также правовых позиций КС РФ может и не направляться в суд кассационной инстанции.

Основная нагрузка в области проверки обоснованности восстановления пропущенного срока судьей ВАС Р должна ложиться на коллегиальный состав судей ВАС РФ. В соответствии с ч. 8 ст. 299 АПК РФ в рамках имеющихся полномочий по принятию определения об отказе в передаче дела для пересмотра судебного акта в порядке надзора в Президиум ВАС РФ коллегия судей ВАС РФ прекращает производство по делу, если в процессе его рассмотрения будет установлено, что основания для восстановления срока отсутствовали» (Особое мнение судей Г.А. Гаджиева и Ю.Д. Рудкина к Постановлению КС № 6-П от 17 марта 2010 года) 51. «Ч. 2 ст. 376 ГПК РФ - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального законодательства с учетом сохраняющих свою силу правовых позиций КС Р Ф - не предполагает возвращение судом надзорной инстанции без рассмотрения по существу надзорной жалобы лица, не принимавшего участия в деле, чьи права нарушены вступившим в законную силу постановлением мирового судьи, по мотиву несоблюдения апелляционного порядка обжалования этого постановления. Иное приводило бы к лишению этих лиц права на обращение в суд надзорной инстанции». (Определение КС РФ от 4 июня 2009 г. № 848-О-П) 52. «… из ч. 2 ст. 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» вытекает обязательность последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан, а также публичных интересов. КС РФ неоднократно подчеркивал, что правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал не соответствующее Конституции РФ истолкование, т.е. расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, впоследствии выявленным КС РФ, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией КС РФ в установленном законом порядке. Отказывая в таком пересмотре, суды общей юрисдикции и арбитражные суды фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, т.е. не соответствующий Конституции РФ, и тем самым преодолевали бы решение КС РФ, чего они в силу ст.ст. 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции РФ делать не вправе.

…решение КС РФ, которым в результате выявления конституционно правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в КС РФ, т.е. имеет те же последствия, что и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции Р Ф. Дела этих заявителей во всяком случае подлежат пересмотру компетентными органами безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от того, предусмотрены ли соответствующие основания для пересмотра дела в иных, помимо Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», актах.

Отсутствие непосредственно в ГПК РФ такого основания для пересмотра дела, как выявление КС РФ конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре. Иное - вопреки требованиям и предназначению ст. 125 (чч. 4 и 6) Конституции РФ, а также ст. 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» - приводило бы к невозможности исполнения решения КС РФ и потому лишало бы смысла обращение заявителей в КС РФ, делая иллюзорным предоставленный гражданам и их объединениям способ защиты своих прав с помощью конституционного правосудия.

Ссылка в решении КС РФ на ч. 2 ст. 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» означает, что содержащееся в ней предписание о пересмотре дел заявителей подлежит исполнению, в том числе - при отсутствии в ГПК РФ специально предусмотренных адекватных процедур на основе процессуальной аналогии». (Определение КС РФ от 11 ноября 2008г. № 556-О-Р) 53. «Отказ же в рассмотрении и оценке обоснованности доводов защиты, изложенных в жалобах на судебные решения, в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные (Определение от 25 января 2005 года N 42-О). Соответственно, предусматривая возможность обжалования в надзорной инстанции вступившего в законную силу решения суда, законодатель предполагает, что в случае установления незаконности действий, повлиявших на правильность этого решения, оно подлежит отмене или изменению». (Определение от 21 октября 2008г. № 510-О-О) 54. «Предусмотренное ст. 379.1 ГПК РФ возвращение надзорной жалобы без рассмотрения по существу не препятствует заинтересованному в пересмотре судебного постановления в порядке надзора лицу подать повторную надзорную жалобу в суд надзорной инстанции после устранения выявленных недостатков. Следовательно, названная статья не может рассматриваться как нарушающая право заявительницы на судебную защиту». (Определение КС РФ от 21 октября 2008г. № 577-О-О) 55. «Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 ч. 1), не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания - они определяются федеральными законами, к числу которых относится ГПК РФ.

Сама по себе ст. 392 ГПК РФ, устанавливающая основания для особой процедуры проверки судебных постановлений - пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы заявительниц. Для исправления же судебных ошибок, допущенных, по их мнению, вследствие нарушения или неправильного применения судьей суда надзорной инстанции норм права, законодательство предусматривает право лица, заинтересованного в пересмотре судебного постановления в порядке надзора и не согласного с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, подать повторную жалобу в вышестоящий суд надзорной инстанции в соответствии с установленной ст. 377 ГПК РФ подсудностью». (Определение КС РФ от 21 октября 2008г. № 583-О-О) 56. «В предусмотренных ст.ст. 295 и 299 АПК РФ процедурах судьи суда надзорной инстанции, не рассматривая дело по существу, решают лишь вопросы о принятии заявления или представления к производству и о наличии оснований для передачи дела в Президиум ВАС РФ. Реализация ими полномочия по истребованию дела не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных ст. 304 АПК РФ оснований это право становится их обязанностью. Закрепление подобного права судей ВАС РФ в нормах АПК РФ вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия». (Определение КС РФ от марта 2008г. № 150-О-О) 57. «… ст. 292 АПК РФ не регламентирует порядок принятия заявлений о пересмотре судебного акта в порядке надзора и его возвращения судьей ВАС РФ. Прямо предусматривая право лица, не привлеченного к участию в деле, о правах и об обязанностях которого принят судебный акт, обратиться с соответствующим заявлением в суд надзорной инстанции, данная статья не может считаться нарушающей конституционные права заявительницы.

… ст. 292 АПК РФ не ставит возможность осуществления права на обращение в суд надзорной инстанции в зависимость от наличия какого-либо самостоятельного порядка защиты своих прав. Из ч. 3 ст. 16 АПК РФ во взаимосвязи со ст. 65 и ч. 2 ст. 69 того же Кодекса следует, что лица, не участвовавшие в деле, вправе не только обжаловать принятый по этому делу судебный акт при наличии обстоятельств, указанных в ст. 42, но также доказывать в другом процессе факты, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений, поскольку законная сила судебного решения на лицо, не участвовавшее в деле, не распространяется».

(Определение КС РФ от 21 февраля 2008г. № 78-О-О) «По смыслу ст.ст. 292 и 293 АПК РФ объектом пересмотра в 58.

порядке надзора являются судебные акты, вынесенные в ходе рассмотрения дела по существу. Определения ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора принятых по делу постановлений арбитражных судов выносятся в процедуре предварительного рассмотрения заявления, представления, в которой коллегиальный состав суда, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для передачи дела в Президиум ВАС РФ. Какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, и потому подлежащее самостоятельному обжалованию в суд, при этом не выносится». (Определение КС РФ от 24 января 2008г. № 15-О-О) 59. «Глава 41 ГПК РФ, регулирующая производство в суде надзорной инстанции, предусматривает в ст.ст. 381 - 383 предварительное рассмотрение надзорных жалоб (представлений) судьей. На этом этапе надзорного производства, представляющем собой процедуру допуска (фильтрации) надзорных жалоб (представлений), решается вопрос о передаче дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Введение данной предварительной процедуры, на которую не распространяются некоторые обязательные для иных судебных процедур процессуальные правила - об извещении и вызове сторон, о проведении судебного заседания и др., обусловлено целью обеспечить баланс публичного и частного интересов, не допустить превращение суда надзорной инстанции в обычную (ординарную) судебную инстанцию и исключить явно необоснованные обращения, что корреспондирует прецедентной практике ЕСПЧ, признающего возможность ограничения права на доступ к суду, в частности в связи с определением приемлемости жалобы, но при условии, что это право не будет ограничено таким образом или до такой степени, чтобы оказалась затронутой сама его сущность;

допустимые ограничения данного права должны иметь законную цель, а между используемыми средствами и поставленной целью должна существовать разумная соразмерность.

Само по себе введение предварительной процедуры рассмотрения надзорных жалоб (представлений), в рамках которой определяются правовые основания для дальнейшего движения дела (истребования дела, передачи его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции) исходя из доводов, изложенных в жалобе (представлении), и содержания обжалуемых судебных постановлений (материалов истребованного дела), отвечает правовой природе и предназначению надзорного производства и не может расцениваться как не совместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, при том что при рассмотрении дела по существу судом надзорной инстанции в отношении сторон и иных участвующих в нем лиц обеспечивается соблюдение основных процессуальных принципов и гарантий. Кроме того, по смыслу ст.ст. 381 383 ГПК РФ, во всяком случае - как при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для истребования дела, так и при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для передачи дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу - необходимо вынесение мотивированного определения.

Положения чч. 2 и 3 ст. 381 и ч. 2 ст. 382 ГПК РФ предусматривающие предварительное рассмотрение надзорной жалобы (представления) судьей единолично, во взаимосвязи с ч. 1 ст. 376, ч. 2 ст. 378, ст.ст. 379 и данного Кодекса не предполагают возможность принятия им произвольных решений, судья обязан проанализировать обжалуемые судебные постановления и изложенные в жалобе (представлении) доводы о допущенных нарушениях закона и во всяком случае истребовать дело, если на основе изучения представленных материалов у него возникли сомнения в правомерности вынесенного решения, а по результатам рассмотрения истребованного дела, если он полагает, что имеют место предусмотренные законом основания для отмены или изменения обжалуемого судебного акта в порядке надзора, - передать дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Единоличное рассмотрение судьей надзорной жалобы (представления), истребованного дела не противоречит конституционным принципам правосудия, не ограничивает и не нарушает конституционное право на судебную защиту, тем более что, как неоднократно указывал КС РФ, на стадии предварительного рассмотрения судьей надзорных жалоб (представлений) какое-либо новое решение, по-новому определяющее права и обязанности сторон, не выносится.Вместе с тем не исключается право федерального законодателя предусмотреть коллегиальный порядок рассмотрения вопроса о наличии оснований для передачи дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, как это закреплено в АПК РФ (ч. 1 ст. 299)». (Определение КС РФ от 19 июня 2007 г. N 455-О О) 60. «В правовой системе РФ институт пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора основан на положениях Конституции РФ, а именно ст. 46, которая во взаимосвязи со ст.ст. 15 и 17 предполагает общепринятую в правовом государстве возможность в случаях допущенных фундаментальных ошибок пересматривать вступившие в законную силу судебные акты, а также ст. 126, согласно которой ВС РФ как высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет судебный надзор за их деятельностью в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах и дает разъяснения по вопросам судебной практики». (Постановление КС РФ от 05 февраля 2007г. № 2-П) 61. «Пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта… Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительный способ обеспечения правосудности судебных постановлений предполагает возможность его использования только в случае, если заинтересованным лицом были исчерпаны все обычные способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу. Отказ от использования указанных способов заинтересованным лицом должен являться, по мнению ЕСПЧ, препятствием для обжалования судебного акта в порядке надзора.

Проверка вступивших в законную силу судебных актов означает возможность преодоления окончательности этих судебных актов, законодатель должен устанавливать такие институциональные и процедурные условия их пересмотра в порядке надзора, которые отвечали бы требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, исключали бы возможность затягивания или необоснованного возобновления судебного разбирательства и тем самым обеспечивали бы справедливость судебного решения и вместе с тем - правовую определенность, включая признание законной силы судебных решений, их неопровержимости без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов».

(Постановление КС РФ от 05 февраля 2007г. № 2-П) 62. «Само по себе введение предварительной процедуры рассмотрения надзорных жалоб (представлений), в рамках которой определяются правовые основания для дальнейшего движения дела (истребования дела, передачи его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции) исходя из доводов, изложенных в жалобе (представлении), и содержания обжалуемых судебных постановлений (материалов истребованного дела), отвечает правовой природе и предназначению надзорного производства и не может расцениваться как не совместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, при том, что при рассмотрении дела по существу судом надзорной инстанции в отношении сторон и иных участвующих в нем лиц обеспечивается соблюдение основных процессуальных принципов и гарантий … по смыслу ст.ст. 381 - 383 ГПК РФ, во всяком случае - как при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для истребования дела, так и при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для передачи дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу - необходимо вынесение мотивированного определения.

Установление иной предварительной процедуры рассмотрения надзорных жалоб (представлений) - с проведением судебного заседания, обеспечением присутствия лиц, участвующих в деле, заслушиванием их доводов и возражений - привело бы к существенному увеличению срока прохождения жалоб (представлений) на этом этапе их проверки, целью которого является лишь исключение явно необоснованных обращений из сферы рассмотрения судом надзорной инстанции…., исходя из конституционного требования равенства в праве на судебную защиту и с учетом права не обращавшихся с надзорной жалобой (представлением) лиц правомерно полагать, что вступившее в законную силу судебное постановление действует, должно обеспечиваться обязательное извещение указанных лиц об обжаловании судебного постановления и о передаче дела для рассмотрения в суднадзорной инстанции по существу». (Постановление КС РФ от 05 февраля 2007г. № 2-П) «Единоличное рассмотрение судьей надзорной жалобы 63.

(представления), истребованного дела не противоречит конституционным принципам правосудия, не ограничивает и не нарушает конституционное право на судебную защиту, тем более что, как неоднократно указывал КС РФ, на стадии предварительного рассмотрения судьей надзорных жалоб (представлений) какое-либо новое решение, по-новому определяющее права и обязанности сторон, не выносится. Вместе с тем не исключается право законодателя предусмотреть коллегиальный порядок рассмотрения вопроса о наличии оснований для передачи дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, как это закреплено в АПК РФ. Вместе с тем обращение к указанным должностным лицам после вынесения судьей определения об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела в суд надзорной инстанции не может считаться обязательным условием для дальнейшего обжалования судебных постановлений в вышестоящую надзорную инстанцию. Иное повлекло бы безосновательное увеличение числа надзорных инстанций и не соответствовало бы принципу правовой определенности и предназначению надзорного производства как дополнительного средства обеспечения правосудности судебных постановлений». (Постановление КС РФ от 05 февраля 2007г. № 2-П) 64. «Ст. 389 ГПК РФ, предусматривающая правомочие Председателя ВС РФ или заместителя Председателя ВС РФ внести в Президиум ВС РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности, вводит особую процедуру инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора дополнительно к существующему общему регулированию предварительного производства в надзорной инстанции, установленного ст.ст. 381-383 данного Кодекса. Эта процедура предназначена исключительно для случаев, когда без устранения допущенных нижестоящими судами существенных нарушений норм материального или процессуального права невозможно обеспечение Имеется в виду председатель и заместитель председателя суда надзорной инстанции. – Прим. авт.

верховенства и единообразного применения закона в соответствии с требованиями Конституции РФ.

В то же время внесением указанными должностными лицами ВС РФ представлений о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора затрагиваются права лиц, участвующих в деле, как они определены этими судебными постановлениями. Между тем из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности следует, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом. При этом предполагается такое построение судопроизводства, при котором функция суда по разрешению дела отделена от функций спорящих перед судом сторон:

осуществляя правосудие как свою исключительную функцию (ст. 118, ч. 1), Конституции РФ), суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам, равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций144. Такой подход нашел отражение и в носящих рекомендательный характер Процедурах эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов (приняты 24 мая 1989 года Экономическим и Социальным Советом ООН, резолюция 1989/60), согласно которым ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом. Председатель ВС РФ или заместитель Председателя ВС РФ, будучи судьями, не могут вносить представления о пересмотре судебных Постановления КС РФ от 14 февраля 2002 года № 4-П и от 28 ноября 1996 года № 19-П, Определение от июня 2002 года № 166-О.

Данная правовая позиция была выражена ещё в Определении от 13 июня 2002г. № 166-О и практически полностью воспроизведена в данном Постановлении КС РФ.

постановлений в порядке надзора по собственной инициативе. Иное приводило бы к искажению природы правосудия, принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства (ст. 123, ч. 3, Конституции РФ), а также конкретизирующего его принципа диспозитивности в гражданском процессе. В случаях, когда Председатель ВС РФ либо заместитель Председателя ВС РФ по обращениям заинтересованных лиц вносят соответствующее представление, основанное на сложившемся у них убеждении о нарушении вынесенными судебными постановлениями единства судебной практики и законности, они в дальнейшем не могут входить в состав суда, рассматривающего дело по существу. Их участие в рассмотрении дела Президиумом ВС РФ ставило бы под сомнение беспристрастность суда и противоречило бы принципу независимости судей.

Аналогичная позиция сформулирована ЕСПЧ, который в п. постановления от 9 ноября 2004 года по делу «Светлана Науменко против Украины» указал, что практика, в соответствии с которой заместитель председателя суда в качестве члена президиума и заместителя председателя президиума рассматривает внесенный им же в президиум суда протест, несовместима с беспристрастностью судьи, рассматривающего конкретное дело, т.к. никто не может быть одновременно истцом и судьей в собственном деле.

…исходя из конституционных принципов гражданского судопроизводства Председатель ВС РФ или заместитель Председателя ВС РФ могут осуществлять закрепленное за ними ст. 389 ГПК РФ правомочие только при наличии обращения заинтересованных лиц (включая тех, которые по своему статусу в соответствии с законом обладают правом обращаться в защиту публичных интересов), с соблюдением общих правил, предусмотренных Аналогичная позиция касательно уголовного судопроизводства: п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от января 2007 г. № 1 «О применении судами норм главы 48 УПК РФ, регламентирующих производство в надзорной инстанции»

главой 41 данного Кодекса, в т.ч. в пределах установленных ч. 2 ст. 376, ч.

1 ст. 381 и ч. 1 ст. 382 сроков для обжалования судебных постановлений в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам рассмотрения истребованного дела. При этом Председатель ВС РФ или заместитель Председателя ВС РФ, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении Президиумом ВС РФ соответствующего дела по существу.

Иное истолкование ст. 389 ГПК РФ приводило бы к произвольному ее применению и к неопределенности в спорных материальных правоотношениях и возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях, к неограниченному пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений, нарушающему как принцип справедливого судебного разбирательства, так и принцип правовой определенности, и тем самым - к неправомерному ограничению конституционного права на судебную защиту, что противоречит требованиям ст.ст. 19 (чч. 1 и 2), 46 (чч.

1 и 2), 55 (ч. 3), 118 (ч. 1) и 123 (ч. 3) Конституции РФ.

Исходя из того, что производство в порядке надзора в существующей системе судебных инстанций может рассматриваться как необходимое для обеспечения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как справедливость и стабильность судебных актов, лишь на переходный к новому регулированию период, федеральному законодателю надлежит, принимая во внимание правовые позиции ЕСПЧ и резолюцию Комитета Министров Совета Европы от 8 февраля 2006 года ResDH (2006), в разумные сроки установить процедуры, реально обеспечивающие своевременное выявление и пересмотр ошибочных судебных постановлений до их вступления в законную силу, и привести правовое регулирование надзорного производства - на основе Конституции РФ и с учетом настоящего Постановления - в соответствие с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами». (Постановление КС РФ от февраля 2007г. № 2-П) 65. «КС РФ постановил:

1. Признать ч. 1 ст. 376 ГПК РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку предусмотренное ею право обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений в суд надзорной инстанции, предоставленное лицам, участвующим в деле, и другим лицам, права и законные интересы которых нарушены этими судебными постановлениями, в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства выступает в качестве дополнительной гарантии обеспечения правосудности судебных постановлений, если исчерпаны все имеющиеся возможности их проверки в обычных (ординарных) судебных процедурах.

2. Признать п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ в части, не допускающей обращение с надзорной жалобой (представлением) на вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей и суда апелляционной инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ, не противоречащим Конституции РФ, постольку, поскольку в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства сужение возможностей надзорного обжалования указанных судебных постановлений связано с особенностями гражданских дел, отнесенных к подсудности мировых судей, и наличием апелляционных процедур проверки выносимых ими решений, и при том, что законодателем должно обеспечиваться соблюдение социально-обоснованных критериев отнесения гражданских дел к подсудности мировых судей.

3. Признать взаимосвязанные положения чч. 2 и 3 ст. 381 и ч. 2 ст.

382 ГПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку в силу конституционных принципов гражданского судопроизводства они не допускают произвольный отказ судьи, рассматривающего надзорную жалобу (представление), в истребовании дела и передаче его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, обязывают судью, во всяком случае, передать его в суд надзорной инстанции при наличии предусмотренных законом оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления и исключают вынесение им немотивированных решений по результатам рассмотрения надзорной жалобы (представления) и истребованного дела.

4. Признать положения ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства предполагается, что в соответствии с этими законоположениями председатель верховного суда республики, краевого, областного или равного ему суда, Председатель ВС РФ, заместитель Председателя ВС РФ принимают решения об истребовании дела и его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции только при наличии обращения лица, подававшего надзорную жалобу (представление), в такой же процедуре, в те же сроки и исходя из тех же оснований, которые установлены для решения соответствующих вопросов судьей при рассмотрении надзорной жалобы (представления), истребованного дела.

5. Признать ст. 387 ГПК РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства предполагается, что в качестве существенных нарушений норм материального или процессуального права как предусмотренных данной статьей оснований для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

6. Признать ст. 389 ГПК РФ не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой предусмотренное ею правомочие Председателя ВС РФ, заместителя Председателя ВС РФ внести в Президиум ВС РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, по общим правилам главы 41 данного Кодекса, в т.ч. в пределах установленных ч. 2 ст. 376, ч. 1 ст. 381 и ч. 1 ст. 382 сроков для обжалования в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам его рассмотрения, при том, что Председатель ВС РФ или заместитель Председателя ВС РФ, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом ВС РФ.

Законодателю при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме ВС РФ, надлежит - исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией РФ и настоящим Постановлением - конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного ст. 389 ГПК РФ.

8. В настоящем деле КС РФ воздерживается от признания не соответствующими Конституции РФ ч. 1 ст. 376, п. 3 ч. 2 ст. 377, чч. 2, и 6 ст. 381, ч. 2 ст. 382, ч. 2 ст. 383, ст.ст. 387 и 389 ГПК РФ в той мере, в какой ими предопределяются множественность надзорных инстанций, возможность чрезмерно протяженных по времени процедур обжалования и пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, другие отступления от принципа правовой определенности. Этим с законодателя не снимается обязанность - исходя из требований Конституции РФ и с учетом настоящего Постановления - в разумные сроки установить процедуры, реально обеспечивающие своевременное выявление и пересмотр ошибочных судебных постановлений до их вступления в законную силу, и привести правовое регулирование надзорного производства в соответствие с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

(Постановление КС РФ от 05 февраля 2007г. № 2-П) 66. «Вступивший в законную силу приговор может быть приведён в соответствие с новым уголовным законом и путём его пересмотра в надзорном порядке … не исключает УПК РФ и возможность приведения приговора и иных принятых по уголовному делу судебных решений в соответствие с новым уголовным законом в процедуре возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств вышестоящим судом на основании представления Председателя ВС РФ или заключения прокурора». (Постановление КС РФ от 20 апреля 2006г. № 4 П) 67. «В своей жалобе заявительницы утверждают, что взаимосвязанные положения ст.ст. 299 и 304 АПК РФ не предусматривают обжалования вынесенных коллегиальным составом ВАС РФ определений об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ и тем самым ограничивают закреплённое в Конституции РФ право на судебную защиту.

Между тем по смыслу ст.ст. 292 и 293 АПК РФ объектом пересмотра в порядке надзора являются окончательные судебные решения, вынесенные по итогам рассмотрения дела по существу. Указанные же определения ВАС РФ выносятся в процедуре предварительного рассмотрения заявления, представления в порядке надзора, в которой коллегиальный состав суда, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для передачи дела в Президиум ВАС РФ. Какое-либо иное решение, по новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, и потому подлежащие самостоятельному обжалованию в суд, при этом не выносится.

Следовательно, нельзя признать, что ст.ст. 299 и 304 АПК РФ нарушаются конституционное право на судебную защиту». (Определение КС РФ от 18 апреля 2006г. № 105-О) См. Раздел Производство по вновь открывшимся обстоятельствам.

68. «Проверка в порядке надзора судебных актов по делу об административном правонарушении не может быть осуществлена в тех же пределах, что и на предыдущих стадиях. Суд надзорной инстанции может проверить только законность судебных актов, не вдаваясь при этом в вопросы факта, а потому на данной стадии процесса недопустимо применение по аналогии положений ст. 30.6 КоАП РФ148… ….впредь до внесения в КоАП РФ соответствующих дополнений пределы и основания проверки, полномочия судей надзорной инстанции, сроки для обжалования вступившего в законную силу судебного акта и порядок рассмотрения жалобы в суде надзорной инстанции могут определяться судами общей юрисдикции на основании норм главы 36 АПК РФ». (Определение КС РФ от 04 апреля 2006г. № 113-О) 69. «Такой подход находит отражение и в практике ЕСПЧ, по мнению которого действие принципа правовой определенности предполагает стабильность судебных актов, вступивших в законную силу, что, в свою очередь, обусловливает перенос основного бремени пересмотра решений судов на ординарные судебные инстанции - апелляционную и кассационную с соблюдением в качестве основополагающих принципов окончательности и стабильности решений, вступивших в законную силу;

отступления от указанных принципов возможны только по обстоятельствам существенного и неопровержимого характера в целях исправления судебной ошибки149…..

… Присущий гражданскому судопроизводству принцип диспозитивности, в полной мере распространяющийся на надзорное производство, позволяет указанным лицам по своему усмотрению решать вопрос, воспользоваться ли правом на его инициирование. Между тем лица, не участвовавшие в деле, а потому не знавшие (и не имевшие возможности Статья 30.6 КоАП регулирует рассмотрение жалобы на постановление по делу об административном правонарушении. - Прим. авт.

Постановления от 28 октября 1999 года по делу "Брумареску против Румынии", от 24 июля 2003 года по делу "Рябых против Российской Федерации", от 20 июля 2004 года по делу "Никитин против России".

узнать) о нарушении своих прав состоявшимся судебным актом, и лица, участвовавшие в деле, в процедуре надзорного производства оказываются в неодинаковых временных условиях. Учитывая, что пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен судом лишь в случае признания причины пропуска уважительной (ч. 1 ст. 112 ГПК РФ), это существенно уменьшает степень правового обеспечения реализации права на судебную защиту для данной категории лиц, их права на доступ к правосудию.

Само по себе наличие у лица, в отношении прав и обязанностей которого суд первой инстанции разрешил вопрос без его привлечения к делу, права подачи надзорной жалобы не во всех случаях является достаточным для обеспечения реальной защиты нарушенных прав, поскольку после исполнения вступившего в законную силу судебного акта могут иметь место препятствия фактического или юридического характера, исключающие возможность восстановления первоначального (в том числе имущественного) положения такого лица, в частности, если не допускается поворот исполнения решения суда (ч. 3 ст. 445 ГПК РФ)». (Постановление КС РФ от 20 февраля 2006г. № 1-П) 70. «Правоприменительные решения, основанные на признанном неконституционным акте, по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях... Такой пересмотр, однако, не может производиться без надлежащего волеизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого законодательства.

Наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра основанных на неконституционных актах решений (например, в связи с истечением срока исковой давности либо пропуском срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) подлежат установлению в связи с заявлением гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Признание акта неконституционным влечет пересмотр (изменение или отмену) вступившего к этому времени в законную силу и не исполненного или частично исполненного решения суда…, основанного на акте, признанном неконституционным, если заявление лица, не являвшегося участником конституционного судопроизводства, о пересмотре такого судебного решения подано им с соблюдением закрепленных законодательством процессуальных норм, а в Постановлении КС РФ не указан момент, с которого признанный неконституционным нормативный акт утрачивает силу. То же относится и к решениям иных, кроме судов, правоприменительных органов».150 (Определение КС РФ от 09 июня 2005г.

№ 220-О, Определение КС РФ от 11 мая 2005г. № 233-О, Определение КС РФ от 14 октября 2004г. № 290-О, Определение КС РФ от 14 января 1999г. № 4-О) 71. «Конституционно-правовая природа надзорного производства как правового института, предназначенного для исправления судебных ошибок, выявлена в ряде решений КС РФ, в том числе в Постановлении от 11 мая 2005 года № 5-П по делу о проверке конституционности ст. 405 УПК РФ.

Согласно выраженной КС РФ применительно к уголовному судопроизводству правовой позиции пересмотр вступивших в законную силу актов суда в порядке надзора по своему содержанию и предназначению является дополнительным способом обеспечения правосудности судебных решений, который, имея резервное значение, используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты, с тем чтобы - исходя из принципа справедливости - гарантировать Данная правовая позиция имеет значение и для пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу. – Прим.

авт.

закрепленное Конституцией РФ право на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Приведенная правовая позиция в полной мере распространяется и на пересмотр в порядке надзора актов арбитражных судов, который служит тем же целям обеспечения правосудности судебных решений». (Постановление КС РФ от 17 ноября 2005 г. № 11-П) 72. «Однако если до истечения срока, установленного ч. 3 ст. 292 АПК РФ, эти лица не узнали о принятом в отношении их прав и обязанностей судебном акте, они теряли возможность реализовать свое право, поскольку указанная норма по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, - не допускала восстановления срока на инициирование надзорного производства лицами, которые пропустили его по уважительной причине. Тем самым для них исключалась возможность исправления судебной ошибки, которая повлекла существенные нарушения прав и свобод, прежде всего, права на справедливое судебное разбирательство, и гарантий эффективного восстановления нарушенных прав.

Отсутствует возможность исправления такого рода нарушений и в производстве по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, - как следует из ст. 311 АПК РФ, судебная ошибка, даже фундаментальная, предопределившая исход дела, не является основанием для такого пересмотра… Таким образом, ч. 3 ст. 292 АПК РФ (в редакции от 24 июля 2002 года), как не допускавшая - по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, - возможность восстановления предусмотренного ею срока на обращение о пересмотре в порядке надзора акта арбитражного суда, не соответствует Конституции РФ, ее ст.ст. 17 (чч. 1 и 2), 18, 45 (ч. 1), 46 (чч. 1 и 2), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3), и не согласуется с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод». (Постановление КС РФ от 17 ноября 2005 г.


№ 11-П) 73. «…пересмотр в порядке надзора должен осуществляться в надлежащей процессуальной процедуре, обеспечивающее процессуальные права лиц, в отношении которых ведётся производство по делу об административном правонарушении, в соответствии с конституционными принципами правосудия, одним из которых является принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Это означает, что на разных стадиях административного судопроизводства, в т.ч.

в надзорной инстанции, прокурор и лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, должны обладать равными правами. Реализации данного конституционного принципа предполагает обязанность суда надзорной инстанции известить лицо, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, о факте принесения протеста прокурором, предоставить возможность ознакомления с протестом и представить свои возражения на него.

Ч. 3 ст. 30.11 КоАП РФ в нормативном единстве с чч. 1 и 2, устанавливающими полномочия прокурора по принесению надзорного протеста, направлена на обеспечение возможности пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, решений по результатам рассмотрения жалоб и протестов. Применяя указанную норму, суды обязаны соблюдать ряд процессуальных правил, в своей совокупности создающих максимально благоприятные условия, при которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества, и способствующих вынесению справедливого судебного решения. Иное являлось бы отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон и ограничением права на защиту, что недопустимо». (Определение КС РФ от 12 мая 2005г. № 145-О).

74. «Выявляя конституционно-правовую природу института пересмотра приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу151…, и в связи с этим - критерии допустимости поворота к худшему при надзора152…, пересмотре судебного решения в порядке КС РФ сформулировал следующие правовые позиции.

Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда и новое рассмотрение дела по своему содержанию и предназначению являются дополнительным способом обеспечения правосудности судебных решений, который,… используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты.

Конституция РФ, закрепляя право на судебную защиту, не исключает, а предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством признается окончательным в том смысле, что в обычной процедуре это решение не может быть изменено. Надзорное производство по уголовным делам, по смыслу ст.ст. 17 (ч. 3), 46, 50 (ч. 3), 52, 55 (ч. 3), 118 и 126 Конституции РФ, призвано обеспечить исправление судебных ошибок путем пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений, с тем чтобы - исходя из принципов справедливости, соразмерности и правовой безопасности - гарантировать эффективную защиту конституционных ценностей, прежде всего, прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии со ст. 50 (ч. 1) Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Этому конституционному положению корреспондируют предписания международных договоров, участницей которых является РФ, - Международного пакта о гражданских и Постановления от 2 февраля 1996 года № 4-П, от 6 июля 1998 года № 21-П, от 14 февраля 2000 года № 2-П.

Определения от 3 июля 1997 года № 87-О, от 8 февраля 2001 года № 78-О, Постановление от 17 июля 2002 года № 13-П.

политических правах, предусматривающего, что никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно процессуальным правом страны, и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющей, что никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно процессуальными нормами этого государства.

Данный запрет, являющийся, конкретизацией принципа справедливости и направленный на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности, нашел отражение в УК РФ: согласно его статье 6 наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е.

соответствовать характеру и степени опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного;

никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

По смыслу указанных положений Конституции РФ и международно правовых актов, произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесен окончательный приговор, невозможно поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу приговора, как общее правило, недопустим».

(Постановление КС РФ от 11 мая 2005г. № 5-П) 75. «В предусмотренной ст. 381 ГПК РФ процедуре судья суда надзорной инстанции, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для истребования дела. При этом реализация полномочия по принятию судьей решения об истребовании дела по надзорной жалобе заинтересованного лица не носит произвольный характер:

при наличии предусмотренных оснований это право должностного лица суда надзорной инстанции становится его обязанностью. Кроме того, как указывал КС РФ, отказ в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных постановлений сам по себе нельзя рассматривать как нарушение права на судебную защиту». (Определение КС РФ от марта 2005г. № 106-О) «Сама по себе процедура рассмотрения заявления или 76.

представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, предусматривающая однократность обращения того же лица по тем же основаниям с соответствующим заявлением или представлением, обусловливает обязательность мотивированного обоснования отказа в таком пересмотре и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе». (Определение КС РФ от декабря 2004 г. № 408-О) 77. «Ст. 304 АПК РФ, определяя основания для изменения или отмены в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, сама по себе не исключает возможность исправления судебной ошибки, допущенной нижестоящими инстанциями, поскольку ошибочное судебное решение нарушает единообразие судебной практики, и в этом смысле оспариваемая норма, предусматривающая, что судебные акты, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если оспариваемый судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, направлена на исправление подобных решений. Отказ же в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных решений, как неоднократно указывал Конституционный суд РФ, сам по себе нельзя рассматривать как нарушение предусмотренного ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту. Кроме того, реализация полномочий по принятию заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных законом оснований это право должностных лиц суда становится их обязанностью».

(Определение КС РФ от 18 июня 2004г. № 260-О) 78. «…пересмотр и отмена окончательного приговора в надзорном порядке, если это влечет ухудшение положения осужденного (даже когда приговор отменяется вследствие того, что суд не присоединил неотбытую часть наказания по предыдущему приговору), должны быть - в силу вытекающих из ст.ст. 19 (ч. 2) и 55 (ч. 3) Конституции РФ принципов правовой стабильности и правовой безопасности - обусловлены достаточно кратким сроком. Положение ст. 373 УПК РСФСР о возможности пересмотра в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, лишь в течение года по вступлении его в законную силу направлено на то, чтобы исключить долговременную угрозу пересмотра приговора, и как таковое не нарушает баланс конституционно защищаемых ценностей (ст. 17, ч. 3;

ст. 50, ч. 1;

ст. 55, ч. 3, Конституции РФ).

…находящиеся в нормативном единстве положения ст. 41 УК РСФСР, ст. 373, ч. 3 ст. 380 и ч. 2 ст. 382 УПК РСФСР в части, наделяющей надзорную инстанцию правомочием в течение года после вступления в законную силу обвинительного приговора отменить его в связи с неприсоединением неотбытой части наказания по предыдущему приговору, направить дело на новое рассмотрение для исправления данного нарушения судом первой инстанции, как преследующие цель исправления существенной очевидной ошибки, связанной с назначением наказания, - не противоречат критериям допустимости отмены окончательных приговоров, вытекающим из Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод». (Постановление КС РФ от 17 июля 2002 г. № 13-П) 79. «УПК РСФСР, как это вытекает из его ст. 379 во взаимосвязи со ст.ст. 342 - 345, предусматривает одни и те же основания к отмене или изменению приговора и в надзорной и в кассационной инстанциях, не учитывая, таким образом, принципиальное отличие пересмотра судебного решения, вступившего в законную силу, т.е. окончательного, исполняемого или исполненного (такой пересмотр осуществляется в исключительных случаях, тем более в отношении оправдательного приговора), от кассационной проверки судебного решения, которое законную силу еще не приобрело … это привело к искажению конституционно - правовой природы надзорного производства и обусловленных ею критериев допустимости пересмотра и отмены окончательных приговоров». (Постановление КС РФ от 17 июля 2002г. № 13-П) 80. «…законодатель не установил запрет для судьи, принимавшего участие в надзорном пересмотре дела, на участие в новом рассмотрении того же дела по надзорному протесту на решения нижестоящих судов, вынесенные после отмены предыдущих, поскольку в стадии надзорного пересмотра не определяются по-новому права и обязанности, не выносится какое-либо новое решение, кроме случаев исправления ошибки в применении и толковании норм материального права;


в случае же необходимости по-новому определить права и обязанности участников процесса дело направляется в нижестоящею инстанцию. Кроме того, для обеспечения объективного и справедливого разбирательства дело может быть передано в другой суд.

Таким образом, решение вопросов о надлежащем составе суда для рассмотрения конкретного дела, об отводах судей, о возможности передачи дела в другой суд связано с установлением фактических обстоятельств и находятся в компетенции судов общей юрисдикции разрешающих спор».

(Определение КС РФ от 16 октября 2001г. № 221-О) 81. «… положения ч. 1 ст. 325 ГПК РСФСР в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции в случае извещения о судебном заседании одной из сторон или другого лица, участвующего в деле (в том числе прокурора), рассмотреть дело без предоставления другой стороне или другим лицам, участвующим в деле, равных возможностей участвовать в судебном разбирательстве, а также позволяют суду надзорной инстанции определить в конкретном деле объем прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано судами нижестоящих инстанций, не предоставляя лицам, участвующим в деле, права быть выслушанными судом надзорной инстанции, не соответствуют Конституции РФ, ее ст.ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 123 (ч. 3).

Исходя из изложенного … КС РФ постановил:

Признать не соответствующими Конституции РФ, ее ст.ст. 19 (ч. 1), (ч. 1) и 123 (ч. 3), положения ч. 1 ст. 325 ГПК РСФСР в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции в случае извещения о судебном заседании одной из сторон или другого лица, участвующего в деле, рассмотреть дело без предоставления другой стороне или другим лицам, участвующим в деле, равных возможностей участвовать в судебном разбирательстве, а также позволяют суду надзорной инстанции определить в конкретном деле объем прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано судами нижестоящих инстанций, не предоставляя лицам, участвующим в деле, права быть выслушанными судом надзорной инстанции».

(Постановление КС РФ от 14 апреля 1999 г. № 6-П) 82. «… Наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесён такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Для защиты прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры.

Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам… К таким основаниям относится и признание применимой судом нормы не соответствующей Конституции РФ, что, как указано в первом из названных постановлений КС РФ, во всех случаях обеспечивает защиту права, нарушенного неконституционными правовыми актами, и пересмотр основанных на них решений судов». (Определение КС РФ о 14 января 1999г.

№ 4-О) 83. «… решения межгосударственных органов могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами РФ, и, следовательно, открывает дорогу для полномочий последних по повторному рассмотрению дела в целях изменения ранее состоявшихся по нему решений, в т.ч.

принятых высшей внутригосударственной судебной инстанцией. Было бы нелогично отрицать указанные полномочия в случаях, когда необходимость изменения судебных решений может быть выявлена без подключения межгосударственных органов. Тем более что в соответствии со своими международными обязательствами РФ согласно п. 2. ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах должна обеспечивать принятие “законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте”».

(Постановление КС РФ от 02 февраля 1996г. № 4-П) Отказ в пересмотре дел по жалобам и представлениям в порядке надзора 84. «Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в т.ч. судебной, непосредственно не устанавливает какой-либо определённый порядок судебной проверки решений арбитражных судов по жалобам заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина, организации по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, - они определяются законами на основе Конституции РФ. Это относится и к пересмотру решений арбитражных судов, включая окончательные… Сам по себе отказ в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов нельзя рассматривать как нарушение права на судебную защиту, поскольку в предусмотренной статьей 299 АПК РФ процедуре происходит лишь предварительное рассмотрение заявления или представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора коллегиальным составом ВАС РФ, который, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для пересмотра судебного акта в порядке надзора Президиумом ВАС РФ. Какое-либо новое решение, по-иному определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, составом судей при этом не выносится». (Определение КС РФ от апреля 2005г. № 160-О) «Сама по себе процедура рассмотрения заявления или 85.

представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, предусматривающая однократность обращения того же лица по тем же основаниям с соответствующим заявлением или представлением, обусловливает обязательность мотивированного обоснования отказа в таком пересмотре и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права». (Определение КС РФ от 21 декабря 2004г. № 408-О) 86. «Отказ в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных решений, как неоднократно указывал КС РФ, сам по себе нельзя рассматривать как нарушение права на судебную защиту. Кроме того, реализация должностными лицами суда полномочий по принятию заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных законом оснований это право становится их обязанностью». (Определение КС РФ от 21 декабря 2004г. № 455-О;

от 14 октября 2004г. № 289-О;

от 15 июля 2004г. № 274-О;

от июня 2004г. № 260-О Определение КС РФ от 12 июля 2005г. № 317-О) 87. «Гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту предполагает возможность исправления судебных ошибок, и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решения которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным. Ст. 304 АПК РФ … сама по себе не исключает возможности исправления судебной ошибки, поскольку ошибочное судебное решение нарушает единообразие судебной практики». (Определение КС РФ от 21 декабря 2004г. № 439-О) Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам законоположения 88. «Оспариваемые заявителем в системе действующего правового регулирования не исключают возможности возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств на основании соображений Комитета по правам человека, принятых по результатам изучения индивидуальных сообщений и содержащих адресованное Российской Федерации предложение о проведении повторного судебного разбирательства, и в силу этого не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя» (Определение от 28 июня 2012 года № 1248-О) 89. «По смыслу ч. 3 ст. 413 УПК РФ, вновь открывшиеся обстоятельства - это обстоятельства, свидетельствующие о порочности оснований судебного Ст.ст. 403 (п.5), 413 (ч.4), 415 (ч. 1 и 5) УПК РФ.

акта и связанные с преступными злоупотреблениями участников судопроизводства, не известными правосудию на момент вынесения судебного акта. В отличие от вновь открывшихся, новые обстоятельства (ч. ст. 413 УПК РФ) не свидетельствуют о порочности состоявшегося судебного акта, поскольку они не связаны с чьими-либо преступными злоупотреблениями. Возобновляя производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, суд обеспечивает не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность исследования тех фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не входили в предмет исследования по уголовному делу, так как не могли быть обнаружены исходя из имевшихся на тот момент в распоряжении суда материалов дела». (Определение КС РФ от 29 сентября 2011 г. N 1185-О-О) 90. «Закрепляя на основе Конституции РФ порядок судебной проверки решений судов по жалобам заинтересованных лиц, федеральный законодатель, пределы усмотрения которого при установлении системы судебных инстанций, последовательности и процедуры обжалования, оснований для отмены или изменения судебных постановлений вышестоящими судами, полномочий судов вышестоящих инстанций достаточно широки, должен осуществлять соответствующее регулирование исходя из конституционных целей и ценностей, общепризнанных принципов и норм международного права и международных обязательств РФ.

Реализуя указанные дискреционные полномочия, …федеральный законодатель предусмотрел в ГПК РФ способы пересмотра судебных постановлений: производство в суде апелляционной и кассационной инстанций - для не вступивших в законную силу судебных постановлений (главы 39 и 40), а также производство в суде надзорной инстанции и пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу (главы 41 и 42).

Поскольку вторжение в сферу действия принципа стабильности судебного решения, вступившего в законную силу, может повлечь существенное изменение правового положения сторон, уже определенного таким решением, в том числе в сторону его ухудшения, закрепление в законе экстраординарных, чрезвычайных по своему характеру способов обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений требует установления специальной процедуры открытия соответствующего производства, ограниченного перечня оснований для отмены таких судебных постановлений, которые не могут совпадать с основаниями для отмены судебных постановлений в ординарном порядке, а также закрепления особых процессуальных гарантий для защиты как частных, так и публичных интересов от их необоснованной отмены.

Такой подход корреспондирует пониманию ЕСПЧ права на справедливое судебное разбирательство. Согласно практике ЕСПЧ отступление от принципа правовой определенности может быть оправдано только обстоятельствами существенного и непреодолимого характера.

Введение федеральным законодателем пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в качестве способа их проверки направлено на предоставление дополнительных процессуальных гарантий лицам, участвующим в деле, что не устраняет необходимости распространения на данную процедуру общего правила о соблюдении баланса конституционно значимых ценностей. С учетом особых последствий, которые порождает в таких случаях для лиц, участвующих в деле, отмена вступившего в законную силу судебного постановления, в процессуальном законодательстве должны предусматриваться средства защиты от необоснованной отмены судебных постановлений в данной процедуре и возможность исправления судебной ошибки, допущенной при ее применении.

Непринятие своевременных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод, особенно в тех случаях, когда в дальнейшем их восстановление оказывается невозможным, должно расцениваться как невыполнение государством и его органами своей конституционной обязанности обеспечивать соблюдение прав и свобод человека и гражданина.

Отказывая Определением от 19 февраля 2004 года N 121-О в принятии к рассмотрению жалобы, в которой оспаривалась конституционность ч. 2 ст.

397 ГПК РФ, КС РФ исходил, в частности, из того, что невозможность самостоятельного обжалования судебных определений о пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам не препятствует заинтересованным лицам отстаивать свою позицию при пересмотре дела в суде, не лишает лиц, участвующих в деле, гарантированного им ст. 396 ГПК РФ права на извещение о времени и месте судебного заседания и на участие в заседании суда, рассматривающего заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, в случае удовлетворения такого заявления - защищать свои права и законные интересы в новом судебном заседании, а после завершения пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам и вынесения нового решения включать доводы о незаконности или необоснованности соответствующего определения в апелляционную или кассационную жалобу (ч. 2 ст. 331, ч. 2 ст.

371 ГПК РФ), а также обжаловать состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора (глава 41 ГПК РФ).

… КС РФ сослался на правовую позицию, выраженную в Постановлении от 2 июля 1998 года N 20-П, в соответствии с которой сама по себе отсрочка в рассмотрении жалоб на решения и действия суда не является недопустимой, однако в тех случаях, когда определения или постановления суда первой инстанции порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных правоотношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности и причиняя им вред, восполнение которого в дальнейшем может оказаться неосуществимым, отсроченный контроль за законностью и обоснованностью таких судебных решений не является достаточной гарантией прав и свобод человека и гражданина и не может быть признан соответствующим ст.ст. 21 (ч. 1), 22 (ч. 1), 45 (ч. 2) и 46 (ч.ч. 1 и 2) Конституции РФ.

Применительно к осуществлению гражданского судопроизводства приведенная правовая позиция КС РФ означает, что определение об удовлетворении заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, приводящее к отмене вступившего в законную силу судебного постановления и тем самым - к отступлению от принципа правовой определенности как неотъемлемого элемента права на суд по смыслу ст. 46 Конституции РФ и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, порождает последствия, выходящие за рамки гражданских процессуальных правоотношений;

такое определение, в результате принятия которого полностью меняется итог судебного разбирательства (отменяется вынесенное и вступившее в законную силу судебное постановление, возможен также поворот исполнения уже исполненного судебного постановления), - исходя из целей обеспечения фундаментальных процессуальных гарантий участникам гражданского судопроизводства - не должно рассматриваться как промежуточное судебное постановление, обжалование которого может быть перенесено на стадию после рассмотрения дела по существу и вынесения нового решения.

Возможность такого обжалования не восполняет недостатки существующего гражданского процессуального регулирования и не является эффективным средством защиты нарушенных прав лица, судебное решение в пользу которого было необоснованно (неправомерно) отменено в процедуре, предусмотренной главой 42 ГПК РФ, в том числе и потому, что в этом случае объектом обжалования будет новое судебное постановление, вынесенное по итогам рассмотрения дела по существу на основе всей совокупности как уже известных, так и вновь открывшихся обстоятельств, а не правомерность отмены ранее вынесенного окончательного судебного постановления.

Кроме того, отмену судебного постановления, уже вступившего в законную силу, а зачастую и исполненного, может повлечь сам факт обращения заинтересованного лица с заявлением о его пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, при том, что при рассмотрении такого рода заявлений не исключена вероятность судебной ошибки, обусловленная оценочным характером закрепленного в п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ основания для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам (существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю).

Следует также учитывать, что использование пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в качестве средства правовой защиты означает необходимость нового прохождения всех стадий судопроизводства, что в случае неправомерного возобновления производства по делу влечет противоречащее принципу процессуальной экономии и требованию эффективности судопроизводства неоправданное и лишенное смысла использование временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для нового рассмотрения дела, а для сторон по делу, в том числе той из них, в пользу которой состоялось судебное решение, порождает необоснованное состояние неопределенности относительно ее правового положения, установленного отмененным судебным решением.

Таким образом, ч. 2 ст. 397 ГПК РФ, исключая возможность кассационной (апелляционной) проверки законности и обоснованности определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам и, соответственно, об отмене данного судебного постановления и не предусматривая адекватных средств исправления незаконных и необоснованных решений, нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, закрепленное в ст. 46 (ч.ч. 1 и 2) Конституции РФ.

Удовлетворение заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам и, соответственно, отмена данного судебного постановления не предопределяют итоговое решение суда по делу, которое в таких случаях, как требует ч. 3 ст. 397 ГПК РФ, рассматривается по правилам, установленным данным Кодексом (проводится новое судебное разбирательство, заново исследуются доказательства, стороны вправе представить новые доказательства, в процесс могут быть привлечены новые участники).



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.