авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Рабочая версия ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ АКТОВ В ГРАЖДАНСКОМ, АРБИТРАЖНОМ И УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ (АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР И КОММЕНТАРИИ ...»

-- [ Страница 8 ] --

С момента вступления судебного постановления в законную силу и до его отмены проходит, как правило, значительный промежуток времени, в связи с чем лицо, в пользу которого ранее было вынесено решение, далеко не всегда имеет возможность эффективно защищать свои права, а потому особую важность для него приобретает возможность кассационной (апелляционной) проверки выводов суда относительно наличия вновь открывшихся обстоятельств. Отсутствие такой возможности изначально ставит указанных лиц в заведомо неблагоприятное положение по отношению к их процессуальным соперникам, что недопустимо в силу ст. 19 (ч. 1) Конституции РФ.Устанавливая запрет на обжалование в кассационном (апелляционном) порядке определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам и не позволяя тем самым эффективно контролировать обоснованность отмены этого судебного постановления и возобновления рассмотрения дела, ч. 2 ст. 397 ГПК РФ лишает заинтересованных лиц адекватных средств правовой защиты от произвольной отмены судебных постановлений, вступивших в законную силу, что в свою очередь может повлечь на этой стадии гражданского судопроизводства, носящей экстраординарный характер, неоправданные отступления от принципа правовой определенности и стабильности судебных актов. Тем самым нарушаются право на справедливое судебное разбирательство, как оно гарантировано в том числе статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и, соответственно, - вытекающие из ее статьи 13 международные обязательства РФ». (Постановление КС РФ от 19.03.2010г. № 7-П) 91. «Исходя из особенностей полномочий ЕСПЧ, осуществляющего свою деятельность на основе принципа субсидиарности, и специфики рассматриваемых им дел, не всякое его решение, обязывающее государство ответчика выплатить соответствующую денежную компенсацию, обеспечивает тем самым и полное восстановление нарушенного права, ЕСПЧ только констатирует нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении заявителя, но не вправе принять дальнейшие меры, с тем чтобы устранить его, в частности в тех случаях, когда выявленное нарушение носит длящийся характер либо обусловлено допущенными национальным судом существенными нарушениями норм процессуального права. В таких случаях эффективное восстановление нарушенного права может блокироваться вступившим в законную силу национальным судебным актом, в связи с вынесением которого заявитель обратился в ЕСПЧ и который является обязательным на территории соответствующего государства и должен исполняться.

Поскольку национальный судебный акт не подлежит пересмотру в системе международной юрисдикции, принятое государством обязательство исполнять окончательные постановления ЕСПЧ, в том числе констатирующие такие нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, для устранения которых требуется отмена судебных актов, вынесенных в рамках национальной юрисдикции, обусловливает, таким образом, введение в национальном законодательстве механизма восстановления прав заинтересованных лиц в случае, если эти права не могут быть восстановлены путем присуждения и выплаты одной лишь денежной компенсации.

Во всяком случае лицо, по жалобе которого вынесено постановление ЕСПЧ, должно иметь возможность обратиться в компетентный суд с заявлением о пересмотре вынесенных по его делу судебных постановлений и быть уверенным, что его заявление будет рассмотрено. Иное свидетельствовало бы об умалении и ограничении права каждого на судебную защиту, предполагающего конкретные гарантии, которые позволяют реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Учитывая, что апелляционное и кассационное производство в гражданском процессе предназначены для проверки лишь не вступивших в законную силу судебных постановлений, а вступившие в законную силу судебные постановления оспорить в ЕСПЧ в течение срока, предусмотренного для подачи надзорной жалобы, практически невозможно, лица, в отношении которых ЕСПЧ констатировано нарушение прав, установленных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, обращаются в суды общей юрисдикции с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако отсутствие в ч. 2 ст. 392 ГПК РФ соответствующего основания приводит в судебной практике к отказу от рассмотрения этих заявлений и тем самым - вопреки предписанию ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ, согласно которой если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, - к блокированию действия Конвенции о защите прав человека и основных свобод на территории Российской Федерации.

Из принципа юридического равенства применительно к реализации права на судебную защиту вытекает требование, в сил у которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом. Соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях);

любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства.

По смыслу ст. 118 (ч. 2) Конституции РФ, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, во взаимосвязи с ее ст.

126 и 127, гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть сходным для этих судов.

В ГПК РФ в числе предусмотренных ч. 2 ст. 392 (как в первоначальной редакции, так и в ныне действующей редакции) оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам установление ЕСПЧ нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного гражданского дела в суде общей юрисдикции непосредственно не называется, при том что иные перечисленные в ней основания по существу идентичны указанным в АПК РФ.

Установление различного уровня гарантий защиты прав граждан при формулировании перечня оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов в результате принятия ЕСПЧ постановления, констатирующего нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не может быть оправдано спецификой дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции. В такой ситуации для заинтересованных лиц не исключается возможность обращения с соответствующим заявлением в суды общей юрисдикции, которые при рассмотрении таких заявлений - в силу ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, предписывающей им в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, применять норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действовать исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права), - обязаны руководствоваться как п. 7 ст. 311 АПК РФ, так и п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, с тем чтобы обеспечить, насколько это возможно исходя из фактических обстоятельств конкретного дела и характера спорных правоотношений, восстановление нарушенных прав.

Поскольку права и свободы человека и гражданина, признанные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, - это те же по своему существу права и свободы, что закреплены в Конституции РФ, подтверждение их нарушения соответственно ЕСПЧ и КС РФ - в силу общей природы правового статуса этих органов и их предназначения предполагает возможность использования в целях полного восстановления нарушенных прав единого институционального механизма исполнения принимаемых ими решений. Соответственно, исходя из требований Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, положения ст. 392 ГПК РФ должны рассматриваться в системе действующего правового регулирования в непротиворечивом нормативном единстве, в том числе с учетом того, что п. 5 ч. 2 данной статьи относит к вновь открывшимся обстоятельствам признание КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ, и интерпретироваться на основе правовых позиций КС РФ относительно правовых последствий его решений, сформулированных в ряде определений и подтвержденных в Постановлении от 21 января 2010 года № 1-П.

Отсутствие непосредственно в ГПК РФ такого основания для пересмотра дела, как выявление КС РФ конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре судебных постановлений по тем делам, при разрешении которых были допущены нарушения конституционных прав и свобод, выявленные высшей судебной инстанцией, не входящей в систему судов общей юрисдикции или арбитражных судов, а именно КС РФ, в силу его компетенции. Иное приводило бы к невозможности исполнения решения КС РФ и потому лишало бы смысла обращение заявителей в КС РФ, делая иллюзорным предоставленный гражданам и их объединениям способ защиты своих прав с помощью конституционного правосудия.

Отрицание процессуальных возможностей для лиц, по делам которых судами общей юрисдикции были допущены нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выявленные ЕСПЧ и аналогичные нарушениям конституционных прав, означало бы существенное ограничение права на судебную защиту, противоречило бы конституционным принципам равенства, приоритета международных договоров РФ в ее правовой системе, а также конституционным целям гражданского судопроизводства, исключая, в свою очередь, признание его судебных процедур эффективным средством правовой защиты нарушенных прав». (Постановление КС РФ от 26.02.2010г. № 4-П) 92. «Положение ч. 4 ст. 170 АПК РФ предусматривает возможность ссылок в мотивировочной части решения арбитражного суда на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики.

Вытекающее из названного положения право арбитражного суда при вынесении судебного акта сослаться в качестве дополнительного обоснования своего решения на разъяснения по вопросам судебной практики, сформулированные в постановлениях Пленума ВАС РФ, корреспондирует закрепленному ст. 127 Конституции РФ полномочию ВАС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики и не предполагает освобождение арбитражного суда от установленной ст. 120 Конституции РФ обязанности, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, разрешить дело в соответствии с законом.

Правовые позиции КС РФ, раскрывающие содержание конституционного права на законный суд, относятся к определению и компетентного суда, и характера судебной инстанции, и подлежащей применению процедуры пересмотра судебного акта, которые устанавливаются законом и не могут быть произвольно изменены решением правоприменительного органа.

Вытекающее из ст. 127 Конституции РФ правомочие ВАС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы, который основан на предписаниях ст. 15 (ч. 1), 17, 18, 19 и 120 Конституции РФ и реализация которого в процессуальном регулировании обеспечивается установленной законом возможностью отмены судебных актов, в том числе в случае их расхождения с актами высшего суда в системе арбитражных судов РФ, дающими разъяснения по вопросам судебной практики. Осуществление ВАС РФ этого правомочия объективно не может не основываться на вырабатываемых им правовых позициях, содержащих толкование разъясняемых положений законодательства. Отрицание права ВАС РФ давать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие правовые позиции означало бы умаление его конституционных функций и предназначения как высшего суда в системе арбитражных судов, – при том, однако, что он не вправе выходить за пределы своих полномочий, определяемых Конституцией РФ и федеральными конституционными законами, и вторгаться в компетенцию других органов государственной, в том числе судебной, власти.

Как следует из правовой позиции, выраженной в Постановлении КС РФ от 16 июня 1998 года № 19-П, разъяснения, даваемые ВАС РФ по вопросам судебной практики, не могут рассматриваться в качестве официального акта, выявляющего конституционно-правовой смысл закона, т.е. по сути – подтверждающего его конституционность или неконституционность.

Процессуальный механизм, разъясненный в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, позволяет, с одной стороны, повысить эффективность института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, освобождая Президиум ВАС РФ от рассмотрения дел, разрешение которых должно быть основано на уже выработанной ВАС РФ правовой позиции, а с другой стороны – расширяет для лиц, участвующих в деле, возможность, обращаясь к данному ВАС РФ толкованию норм права, добиться защиты своего права или законного интереса в других арбитражных судах.

Такой подход обусловлен предусмотренными в системе действующего арбитражного процессуального регулирования возможностями пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта в связи с утратой правовым актом, на котором он основан, юридической силы. В частности, среди других существенных для дела обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю, ст. АПК РФ к числу оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам отнесены и отмена судебного акта либо постановления другого государственного органа, послуживших основанием для принятия решения арбитражным судом (п. 4), и признание КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ (п. 6).

Из правовых позиций КС РФ, сохраняющих свою силу, следует, что арбитражным судам надлежит пересматривать, в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам, судебные акты, основанные на норме, которой в ходе применения в конкретном деле был придан смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным впоследствии КС РФ. Толкование положений ст. 311 АПК РФ, данное в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, корреспондирует приведенным правовым позициям КС РФ относительно юридической силы его постановлений и определений, в которых выявляется конституционно-правовой смысл тех или иных нормативных положений.

Соответственно, и для арбитражных судов не исключается возможность пересмотра, в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам, судебных актов, основанных на норме, которой ранее в ходе применения в конкретном деле было придано истолкование, расходящееся с ее правовым смыслом, выявленным впоследствии ВАС РФ. Как вытекает из постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, ВАС РФ также допускает в таких случаях пересмотр вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда (притом, как следует из правоприменительной практики арбитражных судов, независимо от его реального исполнения) по вновь открывшимся обстоятельствам.

В российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу, оно фактически – исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов – является обязательным для нижестоящих судов на будущее время. Вместе с тем в качестве правового последствия такого толкования в тех случаях, когда в силу общеправовых и конституционных принципов возможно придание ему обратной силы, допускается пересмотр и отмена вынесенных ранее судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм.

В практике ЕСПЧ также нередки случаи разрешения дел, в том числе по жалобам российских граждан, с учетом ранее выработанных им по делам сходных категорий правовых позиций. Это свидетельствует о том, что ЕСПЧ рассматривает свои правовые позиции как обязывающие к единообразному подходу при оценке однотипных по своему характеру фактических и правовых оснований при разрешении конкретных дел. Данная тенденция находит свое выражение и в практике арбитражных судов, сложившейся в связи с фактическим одобрением в постановлении Пленума ВАС РФ от февраля 2008 года № 14 возможности процедуры пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, которые были приняты до формулирования ВАС РФ правовой позиции, дающей толкование норм, положенных в основу этих судебных актов, отличное от толкования, в котором эти нормы были прежде применены. Таким образом, в результате толкования положений ст. 311 АПК РФ, данного ВАС РФ в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, по сути, дополнительно разъяснена нормативно-правовая основа практики пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в системе арбитражных судов.

Толкование норм права может осуществляться ВАС РФ как в связи с рассмотрением конкретного дела (ad hoc), так и – в целях обеспечения единообразного их понимания и применения арбитражными судами – применительно ко всем делам со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их разрешения. Соответственно, придание толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, – в рамках процедуры, введенной постановлением Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, – допустимо только при наличии специального указания на это, которое должно быть выражено ВАС РФ формально определенным образом, ясно и недвусмысленно. В противном случае вопрос, обладает ли обратной силой толкование, данное в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ по рассмотренному им конкретному делу с учетом сформированной ВАС РФ правовой позиции, в том числе исходя из разъяснений его Пленума, при последующем аналогичном обращении с надзорной жалобой или представлением решался бы коллегиальным составом судей ВАС РФ, выполняющим функцию предварительного рассмотрения заявлений и представлений о пересмотре судебных актов в порядке надзора и не наделенным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Кроме того, отсутствие в таком постановлении указания о его применении с обратной силой порождало бы возможность неоднозначной оценки различными судьями природы и последствий данного ВАС РФ толкования нормы и тем самым приводило бы к нарушению критерия формальной определенности закона, а в конечном счете – к нарушению конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу, на основании положений ст. 311 и 312 АПК РФ в их истолковании постановлением Пленума ВАС РФ от 14 февраля года № 14 предполагает необходимость прямого указания в постановлении Пленума ВАС РФ или постановлении Президиума ВАС РФ на возможность придания приведенному в нем толкованию норм права обратной силы.

Из постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № следует обязанность арбитражных судов исходить из того, что правовые позиции, сформулированные как в порядке абстрактного (по результатам обобщения практики) толкования законодательства Пленумом ВАС РФ, так и в связи с рассмотрением конкретного дела Президиумом ВАС РФ, и рассчитанные на единообразное применение в аналогичных делах со схожими фактическими обстоятельствами, действуют с обратной силой, – при наличии, однако, исключающего произвольное придание истолкованному законоположению обратной силы специального указания ВАС РФ и при условии, что указание, информирующее заявителя о возможности защиты его прав на основании сложившейся практики, не предопределяет решение арбитражного суда в процедуре возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Вместе с тем предполагается, что на применение правовой позиции, сформулированной при толковании норм права в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ и определяющей смысл нормативного регулирования, не могут не распространяться общие принципы действия норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц, в частности вытекающая из ст. 54 (ч. 1) Конституции РФ недопустимость придания обратной силы нормам, ухудшающим положение лиц, на которых распространяется их действие, в том числе при рассмотрении дел в процедуре гл. 37 АПК РФ.

Исходя из конституционного принципа недопустимости придания обратной силы закону, устанавливающему или отягчающему ответственность, и основанных на нем правовых позиций КС РФ – не может иметь обратную силу постановление Пленума ВАС РФ или постановление Президиума ВАС РФ, содержащее толкование нормы права, вследствие которого ухудшается положение лица, привлеченного или привлекаемого к административной ответственности. В результате такого толкования не может ухудшаться (по сравнению с толкованием, ранее устоявшимся в судебной практике) и положение налогоплательщиков, поскольку – в силу ст.

54 и 57 Конституции РФ – недопустимо придание обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе, как указано в Постановлении КС РФ от 8 октября 1997 года № 13-П, в актах официального или иного толкования либо в правоприменительной практике.

Исходя из конституционных принципов равенства и справедливости, а также формальной определенности правовых норм и допустимых пределов придания закону обратной силы положения ст. 311 АПК РФ – в их истолковании ВАС РФ – не могут не предполагать дифференцированный подход к оценке возможности придания обратной силы правовой позиции, содержащейся в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ, – в зависимости от характера спорных правоотношений. Во всяком случае недопустимо придание обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении, – иное означало бы нарушение общих принципов правового регулирования и правоприменения, вытекающих из ст. 19 (ч. 1 и 2), 46, 54 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ. При этом не исключается возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов на основании правовой позиции, впоследствии сформулированной в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ, если это необходимо для восстановления и защиты таких прав и интересов, которые в силу их конституционно-правового значения не допускают сохранение судебного акта в силе, в том числе если в результате такого нового толкования улучшается положение лиц, привлекаемых к налоговой, административной или иной публично-правовой ответственности, а также в исключительных случаях по делам, вытекающим из гражданских правоотношений, если этого требуют – по своему существу публичные – интересы защиты неопределенного круга лиц или заведомо более слабой стороны в правоотношении.

Из решений ЕСПЧ следует, что Суд не отрицает возможность рассматривать изменение толкования законодательства в качестве вновь открывшегося или нового обстоятельства, однако подчеркивает, что изменение правоприменительного толкования не оправдывает отмену судебного решения, вынесенного в пользу заявителя. Недопустимость отмены связывается им не с характером обстоятельств как не существовавших на момент рассмотрения дела, а с тем, что отмена решения, которое еще со времен римского права является «законом для сторон», привела к ухудшению установленного судебным решением положения лица.

Как следует из постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, в определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ указывается на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Соответственно, установление данного обстоятельства производится не арбитражным судом, принявшим оспариваемый судебный акт, а коллегиальным составом судей ВАС РФ, наделенным в силу закона лишь функцией предварительного рассмотрения заявлений о пересмотре судебных актов в порядке надзора и решения вопроса о наличии оснований для передачи дела в Президиум ВАС РФ (судебных перспектив). Хотя какой-либо специальный механизм, позволяющий нижестоящему арбитражному суду, принявшему оспариваемый судебный акт, не согласиться с указанием коллегиального состава судей ВАС РФ, носящим фактически обязательный характер, действующим арбитражным процессуальным законодательством не оговаривается, указание в определении коллегиального состава судей ВАС РФ об отказе в передаче дела в порядке надзора в Президиум ВАС РФ на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не может иметь обязательное значение для арбитражного суда, принявшего оспариваемый судебный акт: поскольку в соответствии со ст. 309 АПК РФ решение о возобновлении производства принимает именно данный арбитражный суд, то придание указанию, сформулированному в определении коллегиального состава судей ВАС РФ, обязательного характера означало бы нарушение конституционных принципов законного суда и независимости судей. Это не лишает коллегиальный состав судей ВАС РФ права указать на возможность такого пересмотра, хотя соответствующее указание не может рассматриваться как носящее обязательный характер для нижестоящего суда, принявшего оспариваемый судебный акт, и не устраняет необходимость соблюдения предусматриваемых гл. 37 АПК РФ требований к процессуальной форме при пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Указание в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14 в целях обеспечения принципа правовой определенности и стабильности гражданского оборота на сроки для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам – только в пределах срока на обжалование судебных актов в порядке надзора (в течение шести месяцев) и в течение трех месяцев с момента получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в порядке надзора в Президиум ВАС РФ – само по себе не может рассматриваться как нарушающее сроки, установленные ст. 312 АПК РФ, предусматривающей подачу заявления в арбитражный суд не позднее трех месяцев со дня обнаружения обстоятельств, являющихся основанием для такого пересмотра (ч. 1), и допускающей восстановление пропущенного срока в течение шести месяцев со дня открытия этих обстоятельств (ч. 2).

Взаимосвязанные положения ст. 311 и 312 АПК РФ – в их истолковании, данном в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14, – не могут рассматриваться как устанавливающие наличие указания коллегии судей ВАС РФ в качестве обязательного условия дальнейшего пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам и не исключают возможность непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре судебного акта, вступившего в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам в соответствии с гл. 37 АПК РФ в установленные ею сроки.

Сформированный на основании положений ст. 311 и 312 АПК РФ в их истолковании ВАС РФ механизм пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам вытекает из полномочий ВАС РФ, закрепленных ст. 127 Конституции РФ, и не может быть признан нарушающим конституционные критерии законного суда и независимости судей исключительно на том основании, что постановлением Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года № 14 дано более широкое толкование этих положений, которое продиктовано актуальными потребностями арбитражного судопроизводства». (Постановление КС РФ от 21.01.2010г.

№ 1-П) Несогласие с общим выводом, содержащимся в Постановлении КС РФ по данному делуизложено в особых мнениях судей:

«Ни по буквальному смыслу, ни в системе действующего правового регулирования п. 1 ст. 311 и ч. 1 ст. 312 АПК РФ не предусматривают пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по правилам судопроизводства, установленным Пленумом ВАС.

Природа правил судопроизводства, установленная Пленумом ВАС РФ в п. 5.1 рассматриваемого постановления, иная, поскольку под видом толкования абсолютно определенных и адекватно вписывающихся в систему процессуального права законодательных норм он вопреки воле законодателя создал еще один, прямо противоречащий закону, процессуальный механизм, предназначенный для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, правильность которых ранее, как правило, уже была проверена в процедурах апелляционного и кассационного обжалования.

После 14 февраля 2008 года (дата принятия пункта 5.1 рассматриваемого Постановления Пленума ВАС) с использованием противоречащего федеральному закону порядка судопроизводства и вопреки правилам о подсудности в том же году рассмотрено 250 дел, а за 10 месяцев 2009 года 222 дела. Эти данные явно указывают на массовое ретроспективное применение правовых позиций ВАС к уже установленным судом правоотношениям вне зависимости от характера и степени нарушения вступившим в законную силу судебным актом прав и интересов лиц, участвующих в деле.

Пленум ВАС РФ ввел соответствующий порядок судопроизводства в систему арбитражного процессуального права с вполне определенной целью - снизить нагрузку на свой Президиум, передав часть его надзорных полномочий нижестоящим судам и обязав их исправлять собственные правоприменительные ошибки. Такой вывод следует не только из отзыва ВАС РФ на жалобы заявителей по настоящему делу, но и из содержания самого этого процессуального механизма. Его практический смысл заключается именно в использовании потенциала нижестоящих арбитражных судов для недифференцированной отмены собственных, вступивших в законную силу, судебных актов по указанию коллегиального состава судей ВАС, осуществляющего проверку в предварительном порядке надзорной жалобы заинтересованного лица.

Природа правил судопроизводства, установленная Пленумом ВАС РФ в п. 5.1 рассматриваемого постановления, иная, поскольку под видом толкования абсолютно определенных и адекватно вписывающихся в систему процессуального права законодательных норм он вопреки воле законодателя создал еще один, прямо противоречащий закону, процессуальный механизм, предназначенный для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, правильность которых ранее, как правило, уже была проверена в процедурах апелляционного и кассационного обжалования.

В этом механизме ошибки в правоприменении по указанию коллегиального состава судей ВАС РФ исправляют сами допустившие их суды в процедуре возобновления нового производства по делу». (Особое мнение судьи КС Г.А. Жилина к Постановлению № 1-П от 21 января года) «Судья («тройка» судей) арбитражного суда, пересматривая свое прежнее дело в соответствующей инстанции по вновь открывшимся обстоятельствам, при вынесении нового решения (постановления) не вправе сослаться в нем на Постановление Президиума ВАС РФ как вынесенного по вопросам судебной практики, так и принятого Президиумом ВАС РФ по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора. Это очевидно, поскольку в процитированной норме не сказано: могут содержаться ссылки на Постановление Президиума ВАС РФ, а это означает, что такие ссылки в новом решении (постановлении) содержаться не могут». (Особое мнение судьи КС М.И. Клеандрова к Постановлению КС № 1-П от 21 января года).

93. «Рассматривая вопрос о возможности судебного обжалования процессуальных решений прокурора, принимаемых в процедуре возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, КС РФ в Постановлении от 16 мая 2007 года N 6 П пришел к выводу, что данная процедура, являясь разновидностью пересмотра вступивших в законную силу судебных решений, образует самостоятельную стадию уголовного судопроизводства, в которой сочетаются элементы как досудебного производства, а именно возбуждение прокурором производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, их расследование или проверку, предполагающие в том числе возможность проведения допросов, осмотров, экспертиз, выемок, иных необходимых следственных действий и последующее направление материалов в суд (ст.ст.

415 и 416 УПК РФ ), так и рассмотрения дела судом, в том числе с учетом установленных в результате проведенных расследования или проверки фактических обстоятельств (ст.ст. 407, 417 и 418 УПК РФ).

Досудебное производство ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств предполагает, что прокурор на основании сообщений граждан, должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления, а также данных, полученных в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел либо отказывает в возбуждении производства по этим основаниям, либо возбуждает производство и проводит проверку или расследование соответствующих обстоятельств (чч. 1 – 4 ст. 415 УПК РФ ), по результатам которых либо направляет уголовное дело со своим заключением, а также с копией приговора и материалами проверки или расследования в суд (ч. 1 ст. 416 УПК РФ), либо прекращает возбужденное им производство (ч. 2 ст. 416 УПК РФ). С учетом особенностей каждого из названных этапов, а также различий в характере вопросов, разрешаемых в принимаемых в ходе этого производства процессуальных актах, в объеме исследованной фактической информации и степени обоснования выводов, формулируемых, в частности, в постановлениях прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и о прекращении такого производства, законодателем может устанавливаться различный порядок проверки и обеспечения законности и обоснованности действий и решений в данной стадии уголовного судопроизводства.

Сами по себе положения УПК РФ, в соответствии с которыми постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств может быть обжаловано в процедуре, установленной ст. 125 УПК РФ, в районный суд, а постановление о прекращении такого производства в соответствии с ч. 3 ст. 416 УПК РФ обжалуется в суд, который правомочен решать вопрос о возобновлении производства по уголовному делу, не могут рассматриваться как ограничивающие конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства, в том числе осужденного. Напротив, они представляют собой дополнительные гарантии для реализации осужденным конституционных прав на судебную защиту и справедливое рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Вопрос о конституционности положений уголовно-процессуального закона, устанавливающих круг новых и вновь открывшихся обстоятельств, служащих основанием для возобновления производства по уголовному делу, включая п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, уже рассматривался КС РФ. В Постановлениях от 2 февраля 1996 года N 4-П и от 16 мая 2007 года N 6-П, а также в Определении от 10 июля 2003 года N 290-О КС РФ пришел к следующим выводам.

Возобновление производства по уголовному делу в отличие от пересмотра судебных решений в порядке надзора осуществляется в связи с выявлением таких обстоятельств, которые либо возникли уже после рассмотрения уголовного дела судом, либо существовали на момент рассмотрения уголовного дела, но не были известны суду и не могли быть им учтены. С учетом этого возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств направлено не на восполнение недостатков предшествующей обвинительной и судебной деятельности, а на обеспечение возможности исследования новых для суда обстоятельств, в том числе таких фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу. Вместе с тем возможно использование механизма пересмотра вступившего в законную силу приговора в процедуре возобновления производства по уголовному делу и в случае, когда после исчерпания возможностей судебного надзора будет выявлена неправосудность приговора, явившаяся результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона.

Конституция РФ, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено. Именно такой вывод вытекает из ст. 46 (ч. 3) Конституции РФ, признающей за каждым право обращаться в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Международные акты, в частности Международный пакт о гражданских и политических правах (п. 6 ст. 14), предусматривающий возможность пересмотра окончательных решений судов, если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, закрепляют более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации. Приведенная международно правовая норма, в силу ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ являющаяся составной частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок.

Ограничение круга оснований для возобновления уголовного дела в целях пересмотра незаконного или необоснованного судебного решения недопустимо, если это делает невозможным обеспечение правосудности судебных актов и восстановление судом прав и законных интересов граждан».

(Определение КС РФ от 4 декабря 2007г. № 962-О-О) 94. «… возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам как разновидность пересмотра вступивших в законную силу судебных решений образует самостоятельную стадию уголовного судопроизводства, в которой сочетаются элементы досудебного производства и непосредственного рассмотрения уголовного дела судом по вновь открывшимся обстоятельствам;

принимаемые прокурором постановления по результатам досудебного производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств является лишь предпосылкой для судебного разрешения вопроса о наличии или отсутствии оснований для пересмотра приговора по уголовному делу, в силу чего они не могут носить окончательный характер и подлежат обжалованию заинтересованными лицами в суд;

только суд вправе делать выводы относительно того, имело ли место, вновь открывшееся обстоятельство и необходимо ли новое рассмотрение дела». (Определение КС РФ от 24 мая 2005г. № 257-О) 95. «…ст. 413 УПК РФ при определении новых и вновь открывшихся обстоятельств как оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов фактически устанавливает их исчерпывающий перечень, что во многих случаях исключает исправление объективно необоснованных и незаконных судебных решений, не подлежащих пересмотру в других процедурах … … Названные нормы, признавая основаниями к возобновлению производства по уголовному делу только такие новые обстоятельства, которые устраняют преступность и наказуемость деяния, исключают тем самым возможность возобновления производства по уголовному делу, если оно может привести к осуждению оправданного или к усилению ответственности, возложенной на осужденного, не позволяя заинтересованным лицам добиваться установления причиненного вреда в полном объеме и в полном же объеме получить моральную и материальную компенсацию этого вреда. Более того, в ситуации, когда общественно опасные последствия преступления наступают после вынесения приговора или иного итогового решения по уголовному делу, они вообще не могут стать предметом проверки и оценки ни со стороны органов, призванных осуществлять уголовное преследование, ни со стороны суда. Таким образом, охраняемые уголовным законом общественные отношения в определенной части оказываются вне сферы защиты со стороны государства, что не соответствует предписаниям ст.ст. 18, 45, 46 (ч. 1) и 52 Конституции РФ.

Выявившиеся после постановления приговора фактические обстоятельства, которые могут свидетельствовать о необходимости изменения положения оправданного или осужденного в худшую для него сторону, по смыслу закона, приводят к возобновлению производства по уголовному делу лишь в том случае, если свидетельствуют о совершенном в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства преступлении против правосудия, которое установлено вступившим в законную силу приговором суда. Учет же иных новых фактических обстоятельств, влияющих на правосудность приговора или иного судебного решения, если они не связаны с допущенными в ходе производства по уголовному делу нарушениями, оказывается невозможным ни в этой процедуре, ни в порядке надзорного производства, в котором, как следует из ст.ст. 379 и 409 УПК РФ и правовой позиции КС РФ, изложенной в Постановлении от 11 мая 2005 года № 5-П, отмена или изменение вступившего в законную силу судебного решения не в пользу осужденного (оправданного) возможны лишь при наличии допущенных в ходе рассмотрения соответствующего уголовного дела существенных (фундаментальных) нарушений закона.

Такое ограничение круга оснований к возобновлению уголовного дела в целях пересмотра ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств незаконного или необоснованного судебного решения, не подлежащего исправлению ни в каком другом порядке, делает невозможными обеспечение правосудности судебных актов и восстановление судом прав и законных интересов граждан, что приводит к нарушению вытекающего из Конституции РФ (ст.ст. 2, 17, 18, 45 и 46), а также из Конвенции о защите прав человека и основных свобод требования о пересмотре судебного решения, если обнаруживается какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство, которое не может не повлиять на существо этого решения.

Отсутствие у суда возможности учесть при пересмотре приговора новые обстоятельства, характеризующие фактическую сторону преступления, применительно к одному и тому же уголовно-правовому запрету создает основу для неравенства при определении пределов ответственности и возмещения вреда в зависимости от того, в какой момент эти обстоятельства возникли и были установлены: если они возникают еще до возбуждения уголовного дела или в ходе досудебного производства, то учитываются при формулировании обвинения и квалификации преступления;

если же эти обстоятельства возникают после направления уголовного дела в суд с обвинительным заключением, а тем более после постановления приговора, то в соответствии с действующим законодательством они уже не могут получить отражение в судебных решениях по данному делу … решение по уголовному делу определяется не деянием и личностью обвиняемого, а фактором, по существу, не связанным с основаниями уголовной ответственности, что не согласуется с закрепленным в ст. 19 Конституции РФ принципом равенства всех перед законом и судом». (Постановление КС РФ от 06 мая 2007 г. № 6-П).

96. «…положения ст. 418 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст.ст. 413 и 237 УПК РФ не позволяют суду в случае выявления новых или вновь открывшихся обстоятельств, влекущих ухудшение положения обвиняемого, принять решение о возобновлении производства по уголовному делу, которое давало бы органам уголовного преследования возможность учесть эти обстоятельства в качестве основы для изменения формулировки обвинения. Тем самым создаются препятствия для реализации судом функции по осуществлению правосудия и, следовательно, для судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, что противоречит ст.ст. 46, и 118 Конституции РФ». (Постановление КС РФ от 06 мая 2007 г. № 6-П) 97. «1. Признать не соответствующими Конституции РФ, ее ст.ст. 18, 19 (ч. 1), 46 (чч. 1 и 2) и 52, взаимосвязанные положения ст. 237, п. 2 ч. 2 и ч.

3 ст. 413 и ст. 418 УПК РФ, как позволяющие отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и пересмотре принятых по нему решений ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления.

2. Федеральному Собранию в течение шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления надлежит внести в уголовно процессуальное законодательство РФ изменения и дополнения, касающиеся порядка возобновления производства по уголовному делу в связи с выявлением новых или вновь открывшихся обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях осужденного или оправданного признаков более тяжкого преступления». (Постановление КС РФ от 06 мая 2007 г. № 6-П) Несогласие с общим выводом, содержащимся в Постановлении КС РФ по данному делу, изложено в следующем особом мнении:

«Институт возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств является частью регламентации процессуальных отношений не между потерпевшим и осужденным, а между государством, которое возлагает на себя уголовное преследование, и гражданами, подвергаемыми такому преследованию в предусмотренных уголовным законом формах и пределах. В связи с этим федеральный законодатель вправе, не пренебрегая своими конституционными полномочиями, отказаться от института возобновления уголовного преследования ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в тех случаях, когда оно влечет изменение положения осужденного (оправданного) в неблагоприятную для него сторону, поскольку полное или частичное освобождение определенных лиц от уголовной ответственности и наказания в данном случае основывается не только на политическом или экономическом расчете, а прежде всего - на вере в добро и справедливость и на социальной обусловленности такого гуманистического регулирования в демократическом правовом государстве (преамбула, статьи 1 и Конституции Российской Федерации).

Таким образом, рассматриваемые положения УПК РФ не умаляют конституционные гарантии потерпевшего от преступления на возмещение ущерба, а также не лишают его прав на доступ к правосудию и на эффективную судебную защиту, включая компенсацию причиненного ущерба, в установленных законом процессуальных формах, не нарушают иных его конституционных прав и, следовательно, не противоречат Конституции РФ … взаимосвязанные положения ст. 237, п. 2 ч. 2 и ч. 3 ст. 413 и ст. УПК РФе нельзя признать не соответствующими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе уголовно правового и уголовно-процессуального регулирования они направлены на защиту признаваемых Конституцией РФ и международно-правовыми нормами прав осужденного (оправданного) и не лишают потерпевшего права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах, а следовательно, не умаляют его достоинство, а также не умаляют принцип независимости судебной власти.

Признанием указанных законоположений не противоречащими Конституции РФ не исключается право законодателя принять дополнительные нормативные решения, с тем чтобы наиболее эффективно гарантировать конституционные права всех участников уголовного судопроизводства, затронутые в результате обнаружения новых или вновь открывшихся обстоятельств». (Особое мнение судьи С.М. Казанцева к Постановлению КС РФ от 06 мая 2007 г. № 6-П) «В отличие от пересмотра судебных решений в порядке надзора 98.

возобновление производства по уголовному делу осуществляется в связи с выявлением таких обстоятельств, которые либо возникли уже после рассмотрения уголовного дела судом, либо существовали на момент рассмотрения уголовного дела, но не были известны суду. Такие обстоятельства, несмотря на то что они не обусловлены какими-либо упущениями со стороны суда либо органов и должностных лиц, осуществлявших предварительное расследование и поддержание обвинения в суде, тем не менее не позволяют в конечном счете оценивать вынесенные по уголовному делу решения как законные, обоснованные и справедливые.

Возобновляя производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, суд обеспечивает не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность исследования тех фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой защиты, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу… В отличие от надзорного производства, заключающегося преимущественно в документальной проверке судом материалов уголовного дела, производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств предусматривает элементы как досудебного производства, а именно возбуждение производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам прокурором, их расследование или проверку, предполагающие в том числе возможность проведения допросов, осмотров, экспертиз, выемок, иных необходимых следственных действий по правилам раздела VIII УПК РФ и последующее направление материалов в суд (ст.ст.

415 и 416 УПК РФ), так и рассмотрения дела судом, в том числе с учетом установленных в результате приведенных расследования или проверки фактических обстоятельств (ст.ст. 407, 417 и 418 УПК РФ)».


(Постановление КС РФ от 06 мая 2007 г. № 6-П) 99. «Ч. 2 ст. 416 УПК РФ не исключает возможность ознакомления с материалами проверки, проводившейся по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, лицом, чьи права и законные интересы были затронуты решением, принятым прокурором по результатам этой проверки».

(Определение КС РФ от 18 января 2005 г. № 39-О) «Невозможность самостоятельного обжалования судебных 100.

определений о пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам не препятствует заинтересованным лицам154 отстаивать свою позицию при пересмотре дела в суде, не лишает лиц, участвующих в деле, права на извещение о времени и месте судебного заседания и на участии в заседании суда, рассматривающего заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. В случае Статья 397 ГПК РФ.

удовлетворения такого заявления участвующим в деле лицам представляется возможность в полном объёме, на основе принципов состязательности и равноправия сторон, защищать свои права и законные интересы в новом судебном заседании. После завершения пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам и вынесения нового судебного решения стороны вправе включить доводы о незаконности и необоснованности соответствующего определения в апелляционную или кассационную жалобы, а также обжаловать состоявшиеся по делу судебные акты в порядке надзора.

Кроме того, …сама по себе отсрочка в рассмотрении жалоб на промежуточные решения и действия суда не является недопустимой».

(Определение КС РФ от 19 февраля 2004г. № 121-О) 101. «Конвенция о защите прав человека и основных свобод, устанавливая в п. 2 ст. 4 Протокола № 7 (в редакции Протокола № 11), что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства было допущено имеющее фундаментальный, принципиальный характер существенное нарушение, повлиявшее на исход дела, проводит различие между повторным обвинением или повторным преданием суду за одно и то же преступление, которые запрещены в п. 1 данной статьи, и возобновлением дела в исключительных случаях». (Постановление КС РФ от 11 мая 2005г. № 5-П) 102. «Ст. 310 и п.1.ч.1. ст. 315 АПК РФ направлены на конкретизацию полномочий арбитражных судов по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам и сами по себе не могут считаться нарушающими конституционные права и свободы». (Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. № 455-О) 103. «… по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой п.

6 ст. 311 АПК РФ, заявления лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, о пересмотре судебных актов, основанных на нормах, признанных неконституционными или примененных судами в смысле, противоречащем конституционно-правовому смыслу нормы, выявленному КС РФ, по вновь открывшимся обстоятельствам не подлежат удовлетворению.

Пересмотру в установленных федеральным законом случаях подлежат как вступившие, но не исполненные или исполненные частично, так и не вступившие в законную силу правоприменительные решения. Такой пересмотр, однако, не может производиться без надлежащего волеизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого законодательства.

Наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра основанных на неконституционных актах решений (например, в связи с истечением срока исковой давности либо пропуском срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) подлежит установлению по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Приведенные правовые позиции в полной мере распространяются на случаи, когда КС РФ, не признавая оспариваемое нормативное положение противоречащим Конституции РФ, выявляет его конституционно-правовой смысл.

Следовательно, если смысл нормативного положения, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой, расходится с его действительным, конституционно-правовым, смыслом, выявленным КС РФ, то это влечет пересмотр (изменение или отмену) основанного на нем решения суда (вступившего в законную силу и не исполненного или частично исполненного либо не вступившего в законную силу), при том что заявление заинтересованного лица, не являвшегося участником конституционного судопроизводства, о пересмотре вынесенного по его делу судебного решения подано с соблюдением закрепленных законодательством процессуальных норм.

…Положение п. 6 ст. 311 АПК РФ - по его конституционно-правовому смыслу, выявленному КС РФ в настоящем Определении на основании правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях КС РФ, - не может рассматриваться как запрещающее пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу и не исполненных или исполненных частично правоприменительных решений, вынесенных до принятия КС РФ решения, в котором выявлен конституционно-правовой смысл положенных в их основу норм… …Правоприменительные решения, основанные на п. 6 ст. 311 АПК РФ в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого не имеется других препятствий».

(Определение КС РФ от 27 мая 2004г. № 211-О) 104. «…представитель стороны по рассмотренному в арбитражном суде делу - неоднократно обращался к должностным лицам ВАС РФ с ходатайствами о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отказывая А.Е. Ефимову в удовлетворении ходатайств, Председатель ВАС РФ и заместитель Председателя того же суда в своих ответах указывали, что согласно п. 13 постановления Пленума ВАС РФ от 15 октября 1998 года No.

17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов» заявления о пересмотре постановлений Президиума ВАС РФ по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с обнаружившейся судебной ошибкой рассматриваются по правилам, установленным для пересмотра судебных актов арбитражных судов в порядке надзора.

…заявитель фактически ставит перед КС РФ вопрос об изменении порядка рассмотрения жалоб (ходатайств) о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов Президиума ВАС РФ в случаях, когда была допущена судебная ошибка, которая не была или не могла быть выявлена ранее.

Рассмотрение таких жалоб (ходатайств) должно осуществляться в соответствии с Постановлением КС РФ о 03 февраля 1998г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 180, 181, п. 1 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК РФ, которым была признана не соответствующей конституции РФ ч. 2 ст. АПК РФ, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений президиума ВАС РФ в тех случаях, когда судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее. Выраженная КС РФ правовая позиция предполагает использование процедуры рассмотрения обращений о пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам в целях устранения судебной ошибки и реализации конституционного права на судебную защиту». (Определение КС РФ от 14 июня 2001г. № 159-О «…перечень оснований для пересмотра по вновь открывшимся 105.

обстоятельствам судебного акта, не предусматривающий возможности пересмотра постановлений Президиума ВАС РФ в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, которая не была или не могла быть выявлена ранее, является закрытым, исчерпывающим. Именно в качестве такового он рассматривается в правоприменительной практике Президиума ВАС РФ.

Поэтому устанавливающая его ч. 2 ст. 192 АПК РФ155 препятствует тому, чтобы положение ч. 1 той же ст. о возможности пересмотра арбитражным судом принятого им вступившего в законную силу судебного акта по вновь «Основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам».

открывшимся обстоятельствам применялось для пересмотра постановлений Президиума ВАС РФ, если они приняты в результате судебной ошибки. В таких случаях ошибочное судебное решение не может быть исправлено, что несовместимо с принципом правосудности (законности и обоснованности) решений, постановлений арбитражного суда и с задачами судопроизводства в арбитражном суде по защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

… заявления с просьбой о пересмотре постановлений надзорной инстанции именно по вновь открывшимся обстоятельствам вследствие допущенной судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее, были отклонены со ссылкой и на ст.ст. 180 и 181 АПК РФ как вообще не позволяющие обжаловать постановления Президиума ВАС РФ не только в порядке надзора, но и в случаях, которые относятся к особой стадии арбитражного судопроизводства - пересмотру дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Следовательно, ст.ст. 180 и 181 АПК РФ неправомерно используются в качестве основания к отказу в пересмотре постановлений надзорной инстанции, когда такие постановления приняты в результате судебной ошибки.


… ч. 2 ст. 192 АПК РФ (постольку, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума ВАС РФ, принятых в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее) нарушает закрепленную ст. 46 (ч. 1) Конституции РФ гарантию судебной защиты прав человека и гражданина». (Постановление КС РФ от 03 февраля 1998г. № 5 П) 106. «…введение жёстко ограниченного по объёму понятия вновь открывшихся обстоятельств, позволяющих возобновить уголовное дело, по существу освобождает государство от обязанности обеспечивать приоритетную защиту прав и свобод в случаях судебных ошибок, не выявленных в обычном надзорном порядке, и ограничивает право каждого защищать свои интересы в таких ситуациях всеми не запрещёнными законом способами (ст. 45, ч. 2 Конституции РФ)». (Постановление КС РФ от 02 февраля 1996г. № 4-П) Установление конечной инстанции, решения которой не подлежат пересмотру в порядке обычных судебных процедур 107. «…в силу выраженной в Постановлении КС РФ от 3 февраля года № 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 180, 181, 187 и 192 АПК РФ правовой позиции судебная ошибка должна быть исправлена даже тогда, когда она допущена Президиумом ВАС РФ, постановление которого арбитражным процессуальным законодательством признается окончательным в том смысле, что это решение не может быть пересмотрено согласно обычной процедуре». (Постановление КС РФ от ноября 2005 г. № 11-П) 108. «Само по себе установление уголовно-процессуальным законом конечной судебно-надзорной инстанции, решения которой не подлежат пересмотру в порядке надзора, не влечёт отказ в праве на судебную Данная правовая позиция подтверждена в Постановлениях КС РФ от 06 мая 2007г. № 6-П и от 03 февраля 1998г.

№ 5-П, Определении КС РФ от 08 февраля 2001г. № 36-О, Определении от 10 июля 2003г. № 290-О, Определении от 24 января 2006г. № 24-О.

Однако во всех процессуальных кодексах установлен исчерпывающий перечень оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам (исключение: ст. 413 УПК РФ, установившая открытый перечень «новых» обстоятельств) и высшие судебные инстанции (ВС и ВАС РФ) стоят на позиции законодателя. Так, п.

1 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 октября 1998г. № 17 «О применении судами АПК РФ при пересмотре по вновь открывшимся обстоятельства вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов» прямо устанавливает, что «при решении вопроса о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов арбитражным судам следует исходить из того, что перечень оснований такого пересмотра является исчерпывающим». В Постановлении Президиума ВС РФ от 31 августа 2005 г. № 1-ПВ05 прямо указывается, что «изменение действующего законодательства не является вновь открывшимся обстоятельством, с которым ст. 392 ГПК РФ связывает возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления». Однако в соответствии со статьёй ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения (включая Постановления и Определения) КС РФ обязательны на всей территории России для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Подобные коллизии и противоречия должны быть разрешены в пользу правовой позиции КС РФ.

защиту…, поскольку наряду с обычными предусмотрены и дополнительные способы защиты этих прав – в процедуре возобновления дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств». (Определение КС РФ от 24 мая 2005г. № 257-О;

данная позиция резюмирует правовые позиции, изложенные в Постановлениях КС РФ от 11 мая 2005г. № 5-П и от февраля 1996г. № 4-П) 109. «…правовая позиция, согласно которой окончательный характер постановлений надзорной инстанции не может рассматриваться как препятствие к возможности их пересмотра в дополнительной стадии, - по вновь открывшимся обстоятельства, в случае судебных ошибок, уже была выражена КС РФ … Таким образом, оспариваемая статья АПК РФ не препятствует заявителю добиться исправления допущенных ошибок в иной судебной процедуре, в частности в производстве по пересмотру вступивших в законную силу судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам». (Определение КС РФ от 18 декабря 2003г. № 463-О) 110. «Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (ст. 46, ч.ч. 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки решений арбитражных судов по жалобам заинтересованных лиц.

Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, - они определяются законами на основе Конституции РФ, ее статей 46, 123 и 128. Это относится и к пересмотру решений арбитражных судов, включая окончательные.

…законодатель, устанавливая институт пересмотра судебных актов См. также Определение КС РФ от 19 февраля 2004г. № 109-О.

вышестоящими судами, вправе определить судебную инстанцию, решения которой в правовой системе РФ не подлежат обжалованию, что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому доступ к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки. Из этого исходил КС РФ, признав необходимость пересмотра вынесенных высшими судебными инстанциями окончательных решений при обнаружении судебной ошибки (Постановления от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст.

384 УПК РСФСР, от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности ст.ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК РФ, определения от 13 января 2000 года по жалобе гражданки М.В. Дудник и от 18 апреля 2000 года по жалобе гражданина Л.В. Кравченко). (Определение КС РФ от 05 октября 2000г. № 218-О) Разъяснения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам пересмотра дел в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации Гражданские дела - Право на подачу апелляционной жалобы Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

Включение выводов [выводов суда по той части исковых требований, по которым не принимается постановление по существу – прим.ред.] в решение само по себе не является существенным нарушением норм процессуального права и не влечет по этому основанию его отмену в апелляционном порядке.

(п. 13 Постановление Пленума ВС РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении»158).

- Обязательные сведения в апелляционной жалобе При отсутствии в апелляционной жалобе (представлении) основания, по которым апеллятор считает судебное решение подлежащее отмене или изменению, суд первой инстанции выносит определение об оставлении апелляционной жалобы (определения) без движения (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

При подготовке данной работы использовались материалы из справочно-правовых баз Гарант и КонсультантПлюс по состоянию на апрель 2013.

- Уплата государственной пошлины Неуплата стороной государственной пошлины либо ее уплата не в полном размере не может служить основанием для возвращения апелляционной жалобы с делом судом апелляционной инстанции в суд первой инстанции для совершения процессуальных действий, предусмотренных статьей 323 ГПК РФ. В этом случае вопрос о взыскании государственной пошлины в установленном законом размере может быть разрешен судом апелляционной инстанции с учетом правил статьи 98 ГПК РФ, о чем указывается в апелляционном (п. 55 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- Участие прокурора в апелляционном производстве Прокурор вправе принести апелляционное представление также в том случае, если он не был привлечен судом первой инстанции к участию в деле, в котором его участие является обязательным в силу закона (часть 3 статьи 45 ГПК РФ) (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Уважительные причины пропуска срока апелляционного обжалования Для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены: обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.);

получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированных апелляционных жалобы, представления;

неразъяснение судом первой инстанции в нарушение требований статьи 193 и части 5 статьи 198 ГПК РФ порядка и срока обжалования решения суда;

несоблюдение судом установленного статьей 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного статьей ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок.

Вместе с тем не могут рассматриваться в качестве уважительных причин пропуска юридическим лицом срока апелляционного обжалования такие обстоятельства, как нахождение представителя организации в командировке или отпуске, смена руководителя организации либо его нахождение в командировке или отпуске, отсутствие в штате организации юриста и т.п. (п.

8 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Назначение срока исправления недостатков апелляционной жалобы Срок исправления недостатков апелляционных жалобы, представления суду первой инстанции следует назначать с учетом реальной возможности их устранения заявителем, а также времени, необходимого на отправку и доставку почтовой корреспонденции, исходя из территориальной удаленности от суда места жительства или места нахождения заявителя либо иных обстоятельств (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- Исправление ошибок в решении суда первой инстанции До направления дела в суд апелляционной инстанции суду первой инстанции в соответствии со статьями 200, 201 ГПК РФ следует по своей инициативе исходя из доводов апелляционных жалобы, представления или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить описку или явную арифметическую ошибку в решении суда, а также принять дополнительное решение в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 201 ГПК РФ (п. Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Если суд первой инстанции до направления дела в суд апелляционной инстанции не исправил описку или явную арифметическую ошибку в решении суда, а также не принял дополнительное решение в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 201 ГПК РФ, то суд апелляционной инстанции до принятия апелляционных жалобы, представления к своему производству возвращает их вместе с делом сопроводительным письмом в суд первой инстанции для совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 200, 201 ГПК РФ (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- Пределы проверки в апелляционной инстанции В соответствии с частями 1, 2 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного постановления суда первой инстанции только в обжалуемой части исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно них.

В то же время суд апелляционной инстанции на основании абзаца второго части 2 статьи 327.1 ГПК РФ вправе в интересах законности проверить обжалуемое судебное постановление в полном объеме, выйдя за пределы требований, изложенных в апелляционных жалобе, представлении, и не связывая себя доводами жалобы, представления.

Судам апелляционной инстанции необходимо исходить из того, что под интересами законности с учетом положений статьи 2 ГПК РФ следует понимать необходимость проверки правильности применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских, трудовых (служебных) и иных правоотношений, а также в целях защиты семьи, материнства, отцовства, детства;

социальной защиты;

обеспечения права на жилище;

охраны здоровья;

обеспечения права на благоприятную окружающую среду;

защиты права на образование и других прав и свобод человека и гражданина;

в целях защиты прав и законных интересов неопределенного круга лиц и публичных интересов и в иных случаях необходимости охранения правопорядка (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- Вступление судебного решения в силу при апелляционном обжаловании Если апелляционные жалоба, представление поданы не на решение суда в целом, а только на его часть или дополнительное решение, то и в этом случае обжалуемое решение не вступает в законную силу (п. Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- Рассмотрение дела в кассационной инстанции При отмене судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления решения суда первой инстанции по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 330 ГПК РФ, в соответствии с положениями статьи 328 ГПК РФ направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не допускается. В таком случае суд апелляционной инстанции сам принимает новое решение по делу.

При установлении нарушений норм процессуального права, указанных в части 4 статьи 330 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции на основании части 5 статьи 330 ГПК РФ переходит к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции») - Восстановление срока кассационного обжалования судебного акта Срок на обжалование судебного постановления подлежит восстановлению, если он пропущен в связи с изменением законодательства (п. 9 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2008 года. Утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17.09.2008).

- Подача дополнений к кассационной жалобе Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрена возможность подачи лицом, по кассационной жалобе которого вынесено определение судьи о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, дополнений к кассационной жалобе.

Вместе с тем исходя из необходимости соблюдения права заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в случае подачи лицом, по кассационной жалобе которого вынесено определение судьи о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и назначено судебное заседание, дополнений к этой жалобе они приобщаются судом к поданной ранее кассационной жалобе. Исходя из дополнительных доводов относительно того, в чем заключаются допущенные судом существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, приведшие к судебной ошибке, суд кассационной инстанции решает вопрос о необходимости направления копий поданных дополнений лицам, участвующим в деле, а также о необходимости отложения рассмотрения кассационной жалобы с делом в судебном заседании и назначения новой даты и времени судебного заседания (п. Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

Порядок извещения участвующих в деле лиц о времени рассмотрения дела В соответствии с положениями статьи 385 ГПК РФ суд кассационной инстанции, которому передано дело для рассмотрения в судебном заседании … назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность явиться на заседание, и извещает их о времени и месте рассмотрения кассационных жалобы, представления с делом, в том числе посредством СМС-сообщения при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

- Пределы проверки в кассационной инстанции Проверка законности обжалуемого судебного постановления осуществляется в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Вместе с тем следует иметь в виду, что суд не связан доводами, изложенными в кассационных жалобе, представлении, если он придет к выводу, что в интересах законности необходимо выйти за пределы этих доводов (п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

Судам следует иметь в виду, что вновь открывшиеся обстоятельства либо новые обстоятельства, на которые лица, указанные в части 1 статьи ГПК РФ, ссылаются в кассационных жалобе, представлении, не могут служить основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке (п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12. № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

- Оплата государственной пошлины Неуплата стороной государственной пошлины либо ее уплата не в полном размере не может служить основанием для возврата дела в суд первой инстанции. В этом случае вопрос о взыскании государственной пошлины в установленном законом размере может быть разрешен в апелляционной инстанции с учетом правил статьи 98 ГПК РФ (п. Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.