авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«2 Константин ТРОИЛИН оминА АнтА Линия Трои ВОЛГОГРАД 3 Идея оформления книги и графика автора. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Пришлось Торопке кормить зубастых лопарей самому. Потом он прибирался у коней, обходил кругом хутор – сад, базы, двор. Это уже за самого хозяина – деда Арсения. Подвязывал загородки, подтыкал клинышками задвижки на дверях-калитках, собирал разбросанную за день утварь, инструменты – сносил в сарай. К ночи всё, как заведено – должно быть разложено по местам, чтобы с восходом солнца вновь разлететься по хозяйству. Итак, изо дня в день из поколения в поколение. Правда, линия Торопки текла по земле, как река и к Потёмскому саду прибилась недавно – всего за какие-то семь колен до деда. Но в том-то и дело – никогда отсюда и не утекала! От начала времён. На то и «линия» - река. Берега меняются, а вода – что в истоках, что в устье. Только - цвета разного.

Дед Арсений говорил: «Мы от «пятой» крови детей триединства – зачем нам её «природная» чистота? Чёрненькие с рыжинкой, кареглазенькие с зеленинкой, да льдистенькие с хрустинкой, с беленькой пуповинкой. А вот язык, речь – и есть наша память, река вода, «линия». От самой тьмы ИН, со дна колодца времён - предки ТРИТА и ИЛЛИ смотрят в самый верх звёздного неба. Всё - на земле, в недрах, на небе - предшественники обозначали по нашим правилам.

Мы-то это «всё» понимаем, да мы – это мало. Нужно, чтобы хотя бы половина людей на Свете и ещё один – осознали, как устроена наша донская Домина. Тогда мир приподымается на одну ступеньку повыше. Потом ещё… Там, глядишь, и распахнутся горизонты. Как в степи, когда на сопку карабкаешься».

Тот день для Торопки - в делах по дому - закончился поздно, когда уже шестилучевая-семизвёздная Снежинка на небе – Орион, Уран – отчётливо прояснилась среди соседних вышних огоньков. Она уже понемногу набирала яркость к наступающей зиме, чтобы однажды морозным утром просыпаться на землю – мириадами таких же шестичастных, но маленьких-маленьких деток-снежинок.

Следующий день прошёл в томительном ожидании, - даже коз не погнали на дальние обильные выпасы, - Кавус с Хвачей присматривали за ними подле хутора. Козлобородый Терёшка, не смыкая глаз, караулил под дверями хазы, - видно за полгода успело привязаться собачье сердечко к хозяину.

Все ходили тихо. Торопка чувствовал постепенно разраставшееся напряжение, - раненный, хотя и спал спокойно, но в себя ещё не приходил. Крестная дремала под окошком, прикрыв глаза ладонью.

В полдень казак тихо попросил пить. И у всех – будто колода с плеч. Салтанья аж подлетела, как гусыня, взмахнув руками, - а вскоре её царственный голос гремел по базам. Вечером казака уже покормили кашкой.

Летом Торопка привык спать на копне скошенной травы подле дома. Пробуждение на рассвете следующего дня было необычным. С первыми лучами он откинул рогозу, которой укрывался от ночной прохлады, - сел, почесался, зевнул.

В дверях дома появился казак, - в одних портах, грудь через правое плечо натуго перетянута чистым холстом. Его качнуло, - он немного постоял - и пошёл уже прямо, без заносов. Остановился во вратах, опёрся рукой о левый столп. В этот момент солнце полыхнуло снопом азов-искр.

И вдруг казак запел красивым голосом, повышая слоги-ноты по тонам: «УТ! РЭ! МИ! ЛО! ЙЭ!» А затем наоборот вниз: «ЭЙ! ОЛ!

ИМ! ЭР! ТУ!». Поднял тональность: «Утре милое! – Эйол Имэрту!»

И в третий раз: « У Тре - мило Е! Э Йол Имэ - Рту!»

Торопка не удержался, радостно рассмеялся. Какие ещё сомнения, - перед ним и есть тот самый таинственный сакмагон Утро, о котором только все в округе и шепчутся. В голове мелькнуло: «А ведь пару раз его видел, да никак не выделил – казак и казак».

Утро приветственно кивнул ему, улыбнулся по-свойски.

Проходя мимо, потрепал вихор:

-Проснулся, анда? Теперь я твой должник. Давай знакомиться.

Михаилом я крещён, из Ретиовых. Почти тёзки с тобой… Именами на дорогах не разбрасываются, но мы, почитай, теперь, не чужие.

-Чего уж там… - смутился Торопка.

Но как оказалось, он действительно приобрёл первого настоящего друга.

И опять казака невольно качнуло. Он, даже как бы виновато, развёл руками:

-Нет, рана пустяковая, - но крови потерял с баклагу, и не спал толком - в седле трое суток. Пойду ещё хоря придавлю. Если честно – пока не оклемался. По привычке не смог рассвет пропустить, а теперь до полудня – за милую душу! Смотри, со своим лохматым дядькой не тявкайте мне под ухо, - сделал грозное лицо, погрозил пальцем, спросони порубаю на солому. – И рассмеялся.

Торопка смеялся вместе с ним, чувствовал необычное доверие к новому знакомцу.

Когда казак скрылся в доме – в сердце заползла тоненькой змейкой грусть: может и отец такой же, как этот сакмагон?

О родителях говорили часто, особенно баб Дуня. Их Торопка никогда не видел. Маманя умерла производя его на свет, а датя – ушёл по службе еще по весне, за несколько месяцев до его рождения старшиной охранной сотни торгового каравана - на восток-аббу, и, вот ведь как бывает! – примерно в одно и то же время с женой и сгинул от лихоманки, как рассказывали казаки-очевидцы - на берегах далёкой, но не чужой реки Или. Почему именно на сыне разом оборвался их земной путь? Кто в этом что понимает. Торопка рос вольным купалой на хуторе сильного деда. Любил ли своих родителей… Да откуда же ему про то знать. За мать ему была старшая сестра – Крыся. Ну и, конечно, Крестная.

В следующие дни Торопка и Утро почти не разлучались. Двух совершенно разных людей потянуло друг к другу - малое к большому, взрослое к ростку.

Утро дал настоящие уроки владения оружием, и не только.

«Ца-шхо, шашка – длинный нож, самый совершенный клинок из всех, - говорил он, - в нём нет ничего лишнего, ни одного изгиба, - не то что - каких-то глупых налёпок-пришлёпок. Полотно одновострого лезвия с двумя долами-кровотёками, каждому казаку по руке – не боле. Деревянная накладная рукоять – только с упорами вверху и внизу, с отверстием для темля - на кисть. Лёгкий изгиб по верху – для рубки с потягом, а самый кончик – обоюдоострый – для тычка. Руби!

Коли! Все клинки окружающих народов – с разными, не объяснимыми прямому назначению оружия – бздыками. Почему бы западный меч немного не выгнуть для облегчения руке и усиления удара? Нельзя! Западная вера ГОТ пряма, как мачта грот! Восточные сабли кривы колесом. Распрями чуть - для нанесения колющего удара… Нельзя! Восточная вера – это полумесяц, и его воины будут умирать, но не отступят от своей формы. Ну а при чём тут оружие?

Мы поэтому всегда всех и побеждаем, что наше оружие куёт «богиня» Опс, оптимальность. Окружающие богатые народы кичатся своими золочёными изощрёнными орудиями, якобы войны. Все хвастливые завитушки сразу разлетаются при первом же столкновении с нашими невзрачными, но отточенными только на победу приспособлениями. На то мы и «доны» – господа воины. В конном бою против пеших толп нет ничего грозней косы – клинка на шесте. А вот пеший организованный строй, вооружённый длинными копьями из сосновой сердцевины – сарисами, «царицами войны», всегда передавит конников. Но монголы освоили самый совершенный способ боя – «конного стрелка». Скачи по полю, и, не сближаясь с врагами, даже вооружёнными сарисами - поражай на расстоянии.

Делай круг, сближайся, и опять уходи. И так до тех пор, пока уже и стрелять будет просто не в кого. Предельно просто! Монголы никогда не вступают в глупые единоборства – только застигнутые врасплох, по крайней необходимости. Поэтому – победоносны, живучи и неистребимы. А южане и западники - всё норовят стакнуться лоб в лоб и задавить весом. Одни – здоровенными верблюдами, другие – пудами железа, которое на себя напяливают. И те, и другие - уже давно не опасны. А всё продолжают наращивать свой вес. Да кто бы их только к себе близко подпустил! Сейчас мы в кратких стычках не уступаем учителям монголам, - луки у нас мощней, лошади сильней и резвей, хотя и не такие выносливые на дальних прогонах, как коренастые «сибирячки». Если дело всё-таки доходит до лобовой сшибки – с пешим или конником – тут во главе - короткое копьё, «камышина». И только уже в стоячей мясорубке – шашку наголо! Или преследуя утекающего супротивца. Мы специально носим свои «длинные ножи» тупьём, обухом вперёд, в отличие от сабленосцев, давая понять, что никому не угрожаем. Это - очень древняя честь воина. Из такого положения шашку трудней как бы даже выхватывать. Когда стоишь – смотрится нелепо, зато в седле – точно облегает ногу. Так ведь, казак – половину жизни на конском хребте!

Никаких поединков на шашках между воинами казаками, как это принято у «благородных» - быть не может. Потому что – не может быть! Всё обучение – набор владения приёмами – только с лозой, чурбаками и тыквами. Никаких - даже учебных - поединков между людьми. Это саблями рубятся, мечами фехтуют, а «шашка наголо – голова таво!» Важен один единственный взмах! К нему – неповторимому, можно внутренне готовиться порой всю жизнь, продумывать, оттачивать. А попусту, тем более с глупыми угрозами – лезвие не оголяй! В людном месте за такое – горячих всыпят и ославят на весь свет. А имеют право даже и прикончить, как сбесившегося пса. Если обнажил угрожающе оружие – что у тебя на уме – знают только двое: ты и Бог! И потом бестолку доказывать, что просто шутил. Выясняй отношения, ругайся, дерись кулаками – это всё игра. А первым выхватил оружие, - виновен! Ты – преступник. И тот, кто убьёт тебя – свершает правое дело. Самозащита – священна!

Враг, перешедший границу с оружием в руках – уничтожается до основания. Мужчины – пока не сложат оружие и не признают свою неправоту. Безоружных и покаявшихся простых воинов, а также мирных поселян – убивать нельзя. Но вождь и его ближайшее окружение – предаются всенародной позорной казни. Если что накопилось на соседа – объявляй в открытую, загодя о своих притязаниях. В противостоянии стой - не шелохнувшись, до последнего. У кого пусть даже рука дрогнула и стрелу сорвала – виновен! Как правило – таких дёрганых все соседи сообща наказывают. А уж вероломное развязывание войны в нарушение Договора – самое тяжкое преступление из всех, зачинщики – пощаде не подлежат, сколько бы времени не прятались от правосудия. Только по их казни - война закончена. Чем казак отличается от черкеса, совсем ни кровью, ни чертами лица, тем более ни одеждой и снаряжением, - всё у нас от начала времён перемешано. Только отношением к Треугольнику Договора! Для черкеса воровство в родном ауле, среди близких – главное преступление. Но весь остальной окружающий мир – добыча, источник существования. Если ты мужчина - не сиди на месте, - геть на коня! - и силой бери у мира своё благополучие. А для казака отнять силой у кого бы то ни было – преступление. Его удел – охранная служба Света, всего и вся во вселенной. КАЗАК – это АЗА. Братья – КОЗАК на Днепре и КАЗАХ на Синем море. Волкодав во все времена – давил, давит и будет давить волков, не осознавших справедливого закона мирозданья РТР. Черкес на договорной охранной службе – казак, а разбойничающий казак – черкес. В открытой всем ветрам Великой Степи только следование Треугольнику Договора Митры – даёт хоть какую-то надежду на выживание. Без него все степняки давно бы друг друга перебили. Время от времени какой-нибудь народ выдвигается в роли царя-судьи солдата-митридата, сакрального охранника мирового порядка. В последнее время – монголы. Ну что ж, люди как люди, не лучше не хуже остальных. Их время! Они долго прятались по глухим урочищам, но нашли в себе силы, - вышли на Свет. Сейчас уже поослабли, но чести им не занимать. Многим бы поучиться можно их простым и понятным нравам. Но и среди монголов – разные…»

И ещё всякого всего понарассказал многоопытный сакмагон казачонку, набираясь сил под поздним летним солнышком.

Проницательный старшина сразу же почувствовал важность их общения, стал отправлять с козами вконец обленившегося от ничего неделанья Ахвилу.

Торопка с наставником упражнялись на поляне жарков купальниц, посреди сада. Немного со стороны, но всегда рядом – за ними будто невзначай наблюдала Крыся, сушившая на солнце яблоки, на соседних прогалинах. И Кавуса – когда тот на рассвете недоуменно замер, при виде, что не Торопка идёт с козами – умный дед оставил на хуторе. А с Ахвилой побежала любимица разгильдяя, - весёлая разноглазая собачонка Самурка – и у них с выпасом коз всё распрекрасно получилось.

Кавус ложился в траву неподалёку от Торопки, клал тяжёлую голову на лапы и подрёмывал, - время от времени приоткрывал глаз, - подсматривал за ним. Даже забавно – кого же все эти годы он пас – коз или внука Арсения?

На третий знойный полдень, когда отдыхали в тени яблони, Торопка тихо спросил:

-А ты, Утро, бывал на Или-линии, реке?

Сакмагон внимательно посмотрел на казачонка, понимающе кивнул:

-Хочешь спросить – знал ли твоего датю, отца? Брехать не буду – не довелось… Но память о нём по хуторам до настоящего времени – железная. Говорят, суды правил - без единого огреха. И в сотне никогда никакой бузы – даже за нагайку не брался, так – если, когда ладошкой… А на Или я был, даже зимовал. Мы туда торгашей доводим, - дальше на восход через горы их другие подхватывают.

Сейчас много разных иных путей понапрокладывали, а когда-то на Или – центр мира был. На восток «Ли», - к нам «Ил» - Сила! Поэтому в нашем роду – «силены», вместе с местными – «сатирами». Ты же от деда имеешь понятие – кто такой Илия?

Торопка важно кивнул:

-Ливень льёт сверху, внизу его силу впитывает – Ил. Круговорот воды и плодородия.

-Верно. У нас Илья с Тритой – предки. Это сейчас люди с мест сдвинулись, носит их по свету – где упадут, там и дом. А раньше племенами – искали только места посхожей с предыдущими убежищами. Наши предки – только по камышовым поймам илистых рек. На севере мы такие реки прозываем - Лин, линии, на юге – Нил.

Мы всегда на стремнине мира жили и живём. С разумными соседями – в святом Договоре, заносчивых уродцев – подправляем, чтобы «избранных» из себя не корчили. Сейчас вот с монголами… Они в открытой степи, - мы в поймах… Ничего. По праздникам вино-кумыс попиваем.

-Да. Нам всё-равно, кто какой с виду – лишь бы человек был хороший, - солидно поддакнул Торопка.

Утро расхохотался.

-Мудёр, сазан, мудёр… Всё, кончай ночевать! Деду, вон, ещё воз жердей на плетень надо дорубать, - а ты трёх пальцев пока одним махом ссеч не можешь. А шея супостата, который рано или поздно придёт за твоей жизнью – все шесть вершков будет!

В тот день до самого заката Торопка бился с осиновыми кольями и хлыстами, заготовленными для нового плетёного забора чеченя. Но лёг спать полным победителем.

Через седмицу, к полудню, на хутор съехались - девять старшин окрестных станиц, монгольский старец Садай и ещё два самых авторитетных атамана Зимовейского края.

Были все предельно собраны, даже встревожены. Никаких торжественных возлияний не устраивали, как это было завсегда принято. Тихо переговаривались, сидели на брёвнышках - всё на той же поляне купальниц, - где ещё с рассвета Торопка под надзором Утра крушил кабаки, - лузгали семечки, попивали приятную яблочную брагу, выставленную Арсением. Как только солнце покатилось под уклон, решили, что больше ждать никого не будут.

Дед Арсений, который в то время хранил треугольник старшего судьи-митры Зимовейского стана, коротко сообщил:

-Вы уже знаете, господа старики и атаманы, что Красная Поляна приняла решение не помогать своими воинами «темнику» в его войне против московского князя Дмитрия. Это значит, что он в этот раз обойдётся без мужчин всех правосторонних веретий Расы-Волги. Мы тоже должны принять решение. – больше никаких отсрочек у нас нет.

Пусть слово скажет уважаемый Садай.

Монгол тоже был краток.

-Нукер из древнего монгольского племени Кият-юркин, потомок славного богатыря Сэчэ-бики через свою храбрость и удачливость выбился в тысячники-темники, сумел взять в жёны дочь хана Бердибека, потомка судьбоносного Чингис-хана. А затем убил - и Бердибека, и всех влиятельных чингисидов по правую сторону от Сары-Расы-Волги до западных пределов, взял силу в Золотой Орде.

Он – узурпатор власти, бунтовщик, цареубийца. Могучие братья на востоке – Белая Орда и Синяя Орда возмущены, и просто пока собирают силы для наказания клятвопреступника. Многие монгольские роды покинули Треугольник ТРК, ушли на левый берег Сары. Темника поддерживают его родичи – большей частью из Задонщины и Крыма. Западные и закавказские соседи им восхищаются – им на руку раскол в Великой Степи. Враг моего врага – мой друг. Хромец эмир Тимур в Самарканде, который делает вид, что правит от имени чингисидов, - покровительствует Тохтамышу, чингисиду. Когда он придёт со своим воспитанником – темнику придётся худо. Мы тоже в Заволжье неспеша подбираем своего хана.

Имя, которое вы ещё услышите - Темир.

Следующими за Садаем своё слово сказали старшины станиц Трёх Островов, Три из Ба, Пять из Ба, Сим Ла. Говорили, что смута, чьим стержнем несомненно является «темник», уже вырвала Треугольник из общего мирового Договора. Торговля обходит земли Дона и Волги по обочинам. Казаки, чей основной доход всегда складывался от охраны караванных шолохов-шляхов – нищают.

Долго так продолжаться не может. Невыгодно жить в раздрае с окружающей семьёй. Темник обещает золотые реки с Запада и Юга.

Но ничего не происходит, – подачки получает только он сам и его советчики.

Атаман Салтык прямо рубанул:

-Два года назад Бегича, подельника «темника» - московцы уже побили на речке Воже! Не несёт он в себе непобедимости предков.

На что старик от Тиши Анки спокойно заметил:

-В верховьях Дона сейчас с ним сотня, а то и все полторы «тьмов»-тысяч. Мощные дружины крымчаков, осетин-алан, армян из за хребтов… Осилить ли северной малой мишке, Моське-мышке такую силищу?

Сакмагон Утро кашлянул – извинялся. Не имел он пока голоса в таком высоком кругу, - и всё же вопросительно смотрел на Арсения.

Старшина Индобр досадливо махнул на него рукой:

-Да что ты кашляешь? Кому как не тебе сейчас говорить! Поди, уже который год в этой свистопляске – как белка в колесе. Мы то уж знаем… И надо же – живой ещё! Мабуть, мы все только чтобы тебя послушать и сидим здесь. Выкладай, - без остатку!

Окружающие согласно закивали.

Сакмагон поднялся в рост.

-Благодарствую, господа вышние. Не буду долго лясы точить.

Действительно, последние полтора десятка лет – сначала при старшем брате, а сейчас и сам за старшого – челночу от Кавказа до Двины и от Или-Сыртов до Карпат. Представлен многим боярам северным и их князьям. И вот что скажу: московский Дмитрий Иванович всё по понятиям сейчас делает, по уму. И открою вам главную нынешнюю московскую тайну: используя богатства, накопленные дедом Иваном Калитой и преумноженные отцом Иваном Красным, великий князь наковал себе – четыре тысячи самострелов-арбалетов и целый обоз коротких железных стрелок к ним. Сам видел – соломенный тюфяк, обряженный в самую тяжёлую западную броню - такая стрелка со ста шагов пролетает навылет, со свистом! Одно плохо – перезаряжать долго. Но для этого стрельцы строятся в четыре линии. Первая спустила тетиву – и на колено, готовится. Над ней – вторая жахнула!

Представляете ряд в тысячу мужчин – плечом к плечу? Таврические генуэзцы было хотели послать приятелю «темнику» четыре сотни своих арбалетчиков, да с напутствия Дмитрия добрые сакмагоны им уже притаранили весточку о московском стрелецком полку. Один к десяти! Западные наёмники никогда не пойдут на верную смерть, какие бы обязательства их не соединяли с «темником». Плевать они всегда хотели на любые соглашения, - что уже не раз и делали.

Торгашеский договор – это не святой Договор Митры. Теперь представьте - что произойдёт. Конница «темника», как это заведено победоносными предками - пойдёт на московцев, чтобы лава за лавой проноситься мимо их строя, осыпать стрелами, - утро, полдень, вечер, - да хоть несколько дней подряд, - пока войско не растает. И вдруг их с расстояния двух полётов обыкновенной монгольской стрелы накроют осиные жала маленьких железных стрел, сшибающих даже коня на полном скаку. Залп за залпом, - унося тьму за тьмой ранее непобедимых конных лучников. И что тогда останется «темнику»?

Либо уйти с поля боя, либо спешить войско. У него огромные силы.

Но в кои веки - кто мог передавить пеший русский строй? Кому надо – все уже знают про эту «тайну», вот и не спешат на помощь другу «темнику». Последние годы мы делали одно дело… Но об этом лучше скажет сам старшой митра.

Сакмагон приложил руку к груди, слегка склонил подбородок в сторону хозяина Потёмского сада.

Да-да, - разом зашумел круг, - прояви своё слово, Арсений Кистянтиныч.

-Скажу. Всё без утайки. - Кивнул тот. – Всем нужно понимать общий смысл того, что происходит. И по куреням разнесите. В любые глубины прошлого заглядывай, а истина – голая, на поверхности.

Именно на левом Дону прямое Древо Единобожия – Симметрию искривил змей познания, а вернее примадонна Змеиха Дану, серпент – Асимметрия, мать Сатана, чтобы уже на правом берегу изломиться в Треугольник нерушимого Договора ТРК. Сыновья её – высокие волжские веретьи – Вритра;

водораздел северных и южных рек – Вала;

горные хребты Урала – охотник Уран, Орион, ОУЭЙ;

«Семь Рек – Гер Мес» - Семь Семёнов – семь Симеонов – и так далее вплоть до тринадцати месяцев годового цикла – в разные эпохи урядили наши предки. Сейчас мы знаем точно, что человеческие нормальные отношения начинаются от Треугольника Договора, а жить лучше всего в высокой Домине с пятью углами. Но мы не одни на Свете. Орды и войска со всех сторон Света, из поколения в поколение – ходили, и ходить будут через наш Треугольник, – а мы как жили - так и живём, и с нас даже податей никто не берёт: «С Дона выдачи нет!» Вот и от юного Запада однажды надвинулись на нас уже в обратном противотоке, вроде бы свои, совсем недавно туда ушедшие братья – но странным образом опять возомнившие себя «избранными» и «баронами-господами». Варяжские «из грязи в князи» - сначала с соколами и зверями на щитах, потом со стягом Единодержца Пантократора учинили такую междоусобную резню, что к тринадцатому столетию от Рождества Христова полностью разорили и обескровили все земли между тёплыми и ледовитыми морями. Степь и Лес, Восток и Запад, Север и Юг, Землепашца и Пастуха они от самонадеянного невежества - превратили в извечных врагов. И этой войне не было конца и края, когда от восхода солнца пришли монголы – принесли, казалось бы, давно утерянный Треугольник Договора Митры. От монголов нам не больше радости, чем от остальных, - но с ними можно заключить Договор! А варяжские князья знали только один закон - Силы. Внук Чингис-хана Бытый беспощадно уничтожал Симметристов и Асимметристов, всех князей и сильных мужчин с оружием, которые мнили себя «избранными». Но простой люд зря не бил. Не от доброты – по выгоде. Монгольский ясак – «от дыма». Чем больше трудового люда – тем жирней прибыль. Рабы – степняку кочевнику – в обузу. А работорговцами монголы отродясь не были. Монголы молниеносно обезглавили Владимирскую Русь, - чуждого нам повелителя Льва с одиозным крестом в лапах, - беспощадно пожгли города поддержавшие беззаконников. Определяли очень просто – посылали послов. Князья перед побоищем на Калке убили два посольства христиан от Субудэ. И рязанцы убили послов. Монголы казнили рязанских князей и бояр. Но люди все стояли вкруг, смотрели – в назидание! Города, согласившиеся жить по Договору – вошли в состав монгольского царства. И - о чудо! Торговля ожила, объединённая земля расцвела, переполнилась людьми. Только татары и донцы в монгольском царстве не платят ясак. Но казаки, в отличие от татар - никогда не воевали в монгольских армиях. И в то же время – как и всегда – продолжают охранять караваны и границы. Мы искренне горевали о сожжённых русских городах, потому что на самом деле мы – одно целое. Сердце обливалось кровью, а умом понимали, что идущий с северо-запада боярский, княжеский, самодержавный уклад Пантократора Вседержателя – это давно отжившее звериное начало, неприемлемое человеку. Засиделся Север в зверстве! Батый же управлял своим улусом, как царством тройственного Договора. И вот - хоть тресни! – а его в народе зовут «царём батюшкой». Воспитывал наследника, сына Сартака – в традициях христианского несторианства. Кровным побратимом, андой Сартака стал блестящий русский - Александр Ярославович.

Мало кто знает, что русский князь и продвигал почти запретный в ту пору в северных землях основной канон христианства – Святую Троицу. Сердцевиной этого тайного русского логоса был камень Митры, что и сейчас лежит, - где град Митров, Дмитров.

Поддерживаемый названным монгольским отцом Батыем – Александр побил и готических западных единобожников Крестоносцев, и торгашескую вольную асимметрию Новгорода. Не нравится это властолюбивой продажной верхушке. Они при помощи своих прихлебателей «летописцев» расписывают свои подвиги и радения за землю русскую. Но простой люд Руси почитал и почитает Александра Невского за святого, единственного из всех русских князей! В этом и ответ – за кого северный «большой» Иван, Третий сын. Сартак так и не успел претворить в жизнь мысли отца – умер.

Новый хан - Берке резко поменял Треугольник на Полумесяц. Барство «освящённое свыше» - наиболее близко русским князьям, которые именовали себя «христианами», но по-настоящему ничего и понимать не хотели в истинной совести Иисуса Христа. В Золотой Орде Треугольник, поддерживаемый донцами - постоянно менялся на Полумесяц. Вот и узурпатор «темник» принял ислам, но, заигрывая с нашими древнейшими традициями, потребовал себе титул «МАМАЙ», который тройственно объединяет расцветающий верх МАЙ, Майю и низ, смерть ЙАМ, Яму. Он поставил шатёр на высоте, доминирующей над началом дельты Волги-Расы – Мамай. Этот родовой курган наших предков по-русски называется «Красная Горка» и возвышается над «Красной Поляной» - МАЙ-ЙАМА.

«Темник» - из рода «сэчэнов», мудрецов – изначально самых ярых противников «синеоких» Борджигинов, чей сын Чингис-хан и утвердил главенство Треугольника. Мы не верим в искренность «темника», для которого Договор ничего не стоит. С Дона послали ему ответ: «Тройка и квадрига коней в упряжи – далеко унесёт. А сядешь верхом на двух коней разом – жопу разнесёт». Он сделал вид, что не услышал, - пока ему не с руки с нами сводить счёты. Но уверен, вы все точно осознаёте, – что Зимовейской он этой правды не простит. Теперь вот и сама Красная Поляна великой реки «расейской»

отказала «сэчэну» в доверии. А посмотрите, - что происходит в северной РОУСИ! Московцы воспитали себе князя – МИТРУ, Дмитрия. Рядом с ним - воспитатель и наставник, игумен обители Святой Троицы – Сергий. Дмитрий учредил Третейский суд, на котором миром разбирает разногласия между князьями. Мы уже многие десятилетия через нашу яму на Истре сносимся с московцами.

Да, мою линию, кроме всего прочего называют - «москалиной». Я, как и мои предки - неразрывно связан через Терсу и Истру – с «Ала тырем», алтарём Дмитрова, а теперь и Москвы - града созвездия Малой Медведицы, ставшей Полярной в 1100 году. Будущее – за Малой Медведицей! Ещё две тысячи лет, как утверждают звездочёты!

Но звёзды высоко, а кривая сабля «Барина» - уже над нашими шеями.

Треугольник Договора сейчас у московского князя Дмитрия. Поэтому – в кои веки – Золотая Орда не может собрать превосходящую силу!

Победа не за тем, кто гнёт линию силой, а за тем – кто объединяет линии в Треугольник Договора! Жива-Амина!

Долго говорил Арсений Кистянтиныч. Но даже десятилетний Торопка, обнявший за шею Кавуса в лапухах на краю поляны – всё понял. Горизонты степи, которые каждодневно громоздились с четырёх сторон Света, вдруг распахнулись до полной ясности. Вот, оказывается, какие дела вокруг творятся.

Старики ещё до потёмок обсуждали всевозможные дела – много всего накопилось, - но, без всяких даже колебаний утвердили, что помогать «темнику», который только хочет казаться «Мамаем», против московского князя Дмитрия, который последовательно претворяет в жизнь законы Треугольника Договора Митры – Зимовейская не будет. Согласовали, что всех казаков – в седло, и подтягивать к Нижнему Калачу, там - объединять силы с царской сарынью Красной Поляны. А дальше – уже по обстоятельствам.

Победит «темник» - беда, будет разбит – его убегающие отряды опять таки много бесчинств в Треугольнике ТРК натворить могут.

Неотложно – казачьи ведеты, посты – к Иловле выслать, а сакмагонов – послать в средние медведицкие и хопёрские станицы, чтобы понюхали, посмотрели, чем дышат, стакнулись с тамошними старшинами и атаманами.

Уже на самом закате повечеряли разварным пшённым шулюмом из молодой козлятины, с алычой и кореньями. Оставаться на ночлег, как один, отказались, - дел, действительно, много. А ночь – что ночь?

Степь своя. Каждый камень на песчаной дороге – знакомец.

Когда уже направлялись к коням, - проходили мимо камышового навеса, под которым жил хорт, - и даже замерли на миг.

В свете полной луны хорт грыз свежие кости, прямо перед ним огромный чёрный ворон тоже обчищал рёбра. И не столько даже сам насыщался, а казалось всё время норовил урвать кусок прямо из пасти серого страхоюдищи. А тот только морду воротил, и даже не огрызался. И тут вдруг поляну затмил крыльями филин, самых несуразных размеров, и исчез в треньчащей цикадами чаще. А за ним, трубой задрав хвост, – прискоком – с лапы на лапу – дымчатый котище.

-А! Бранчик с Хортяшей – закадычные… - Улыбнулся дед Арсений. – Припозднились чтой-то. Их время – под солнцем. А под луной – вон, баюн Василий с Филиманычем. Вишь, ревнуют, напоминают, чтобы их тёмное царство пёс с вороном поскорее освобождали.

Старшины расхохотались.

-У тебя, наверное, Кистянтиныч, и русалки с лопасями в колодце плещутся, - вытирая слёзы с глаз от смеха, прогудел атаман Котельня.

-А чего бы им не плескаться? – хитро усмехнулся дед.

Ближе к следующему полудню и сакмагон Михаил Ретиов выезжал с хутора.

-Моё место - там! - только и махнул рукой куда-то в сторону севера.

Старшина Арсений провожал во вратах.

-Коня твоего привёл в порядок, только ты ему больше так хребет не натирай.

-Да я недолго, - беззаботно рассмеялся сакмагон, - к холодному Дмитрову дню, думаю, - уже подгребу.

Крыся, взявшись за стремя, провожала до дальней развилки за перекатами. Вернулась к вечеру, а на рассвете, как ни в чём не бывало, колготилась по хозяйству.

Вскоре напряжённое ожидание взорвала радостная весть: «Наша взяла!» «Темник» навеки канул во тьме прошлого – будто его и не было никогда. Так всегда исчезает всякая кривизна. Но сакмагон не объявился - ни к Рождеству, ни к следующему Возрождению – Пасхе.

Через год Крестная сказала Крысе:

-Ты что – век сохнуть собираешься? Вон, сколько казаков ладных со всей округи за тобой увиваются. Не объявится больше Мишка, чудес не бывает.

-Обещанного три года ждут, – спокойно ответила Крыся. – На то и Утро, что всегда возвращается.

Торопка только усмехнулся, невольно подслушав этот разговор, - отвернулся, пошёл по своим делам. Никто и никогда ещё не смог передавить вредность сеструхи.

Из-за Волги в Золотую Орду пришёл Тохтамыш, вернул правильный Договор – замятня враз стухла. Опять спокойно можно было ходить по дорогам, потянулись караваны со всех сторон.

Торопка разменял уже пятнадцатый, когда к вратам хутора на гнедом коне подъехал человек. Юный казак ахнул: «Утро!» Всё такой же – высокий, улыбчивый. Только худющий и почти седой. А как пыльный чекмень скинул, – обливаясь водой у колодца – все и вообще глаза потупили. На теле - живого места нет – избугрилось белыми и лиловыми резаными полосами.

Уже за столом Михаил тихо рассказывал:

-Да-да. Разочарование. Не готов ещё брат, северный Иван… Силён пока среди него «князь-самодержец». Мне там среди их боярских нравов делать нечего. Сплошное беззаконие. Тохтамыш пришёл – все его как царя сразу признали. А что Дмитрий! Князь и есть князь! Кто смел – тот и съел. Я думал – на Истре-Матке обоснуюсь. Да, душно там пока… -Куда теперь? – поинтересовался Арсений.

-Отслужил своё, – сами видите, - усмехнулся Михаил. - Думал податься в тёплые края, откуда родом – в Имеретинскую долину, к тамошней Красной Поляне, да, говорят, там сейчас иная кривая сила верховодит. С монголами, конечно, жить можно, - ребята неплохие, с надёжным словом – да изменяться в последнее время вообще никак не хотят. А без этого - никуда! Договор - договором, а как без будущего? Мир вокруг стремительно убегает вперёд. С Запада, эвон, какие чудеса в последнее время - валом валят. На нижнем Днепре, по слухам, - не так душно… Многие мои анды там. Под станицей сейчас обоз в полтораста душ, полсотни казаков в полной справе, вот, я их вроде, как – веду. Может даже – на дальнюю вышнюю Вислу подадимся, или до моря Ада к нашей исконной горе Триглав. Будет видно.

-Я с тобой, - спокойно заявила Крыся, поставила от печи на стол корчагу с распаренной сазаньей ухой, обтёрла рукава рушником, села рядом.

-Да кому я теперь нужон такой - общипаной? – попробовал было отшутиться Михаил.

Но никто даже не улыбнулся. Крыся за свою жизнь ни одного слова просто так не сказала.

На следующий день всем хутором отгуляли, чем Бог послал, попили виноградного чихиря. А уже на рассвете: бричка «о дву конь»

- с Крысей на вожжах, и Михаил - верховым, - покинули хутор. Как время показало – навсегда.

На прощание Крыся погладила Торопке щёку, поцеловала в лоб.

-Всё, родной, я тебя подняла - за мать нянчилась… Теперь сам… И, стыдясь своих слёз, - такой уж характер был, - отвернулась, быстро зашагала к бричке.

До заката Торопка ещё как-то крепился. А на утро затосковал не на шутку. Впервые в жизни. Такая у него тяжесть внутри разрослась – ну, просто, даже ноги перестали по земле носить. И из рук всё валилось.

Когда вечеряли, не поднимая глаз, тихо, но решительно заявил деду:

-Не хочу боле колодой на хуторе гнить. Мне тоже надо, как Утру… над землёй ветром полетать. Послужить, как он… Арсений только усмехнулся в треугольную бороду:

-А куда же ты денешься?! Как новый месяц народится отправишься в станицу к атаману. Я договорился. Пару лет послужишь в полусотне казачком на южной сальской линии.

Последние годы были благостными, дождливыми – степь ожила.

Всякая воровская черкесня оклемалась, повалила с предгорий. Так что, скучать не придётся. Но! – Дед вздел узловатый указательный палец прямо перед носом Торопки. – Всю жизнь шашкой махать да добра наживать – слишком большая роскошь для тебя! Ты – не воин, и атаманом не станешь. Я ещё сколько-то годков протяну… Но ты видел сколько к нам народу со своими бедами и болячками тянется?

Без мудрости и праведного суда – Треугольник рассыплется! Ты из старшинской линии – и, рано или поздно, люди придут к тебе и потребуют: рассуди правильно! А для этого и я, и Крестная – ещё многому тебя должны научить. Сакмагоны, ведь, не только по дальним глухим землям шастают… Это тропа атаманов Ретиовых. А нашей линии на роду писано – по тёмным углам человеческой души розыск вести. Там, почитай, поболе, чем на солнечной земле-то неизведанного! Искать и искать, строить и строить! К нам, в сердцевинный Треугольник вести со всех четырёх концов летят. И от южного Нила, Трои-Илиона. И из северных Дмитровых, Истровых земель. И от восточных – Хана Тенгри и Или пределов. И от западного этрусского, иллирийского Триглава. Кому-то нужно всё это постоянно обмозговывать. Нужно продолжать собирать и творить мир. Очень криво пока люди строят свою жизнь. Соорудили худо бедно, абы как себе домишку – Логос усмехнулся и рассыпал.

Начинай всё сызнова! И так из поколения в поколение. Дом – всё правильней и надёжней! Но плох пока. Что-то мы недопонимаем, что то ускользает из поля нашего внимания. Думали на заре времён: надо всех людишек одной сильной рукой собрать, - вот на земле и наступит порядок. А сильная рука – колом всем в задницу обернулась! Удумали, что надо искривить, сломать этот Кол одиозности. Тогда Сатана объявился, сцепился в бесконечной борьбе с самодержием. Две эти вечно воюющие линии преломили углом, подставили третью – образовали Треугольник Договора, Гармонии.

Этот Треугольник – превратился в смерьельно острый меч для окружающих. Пришёл Илия – либерья, свобода! Всё опять рассыпалось на изначальные частички – АННА АРХ! Стали пять пальцев в кулак собирать, четыре верха Креста к центру сгонять - Дом о пяти углах строить! Но на этот Дом каждый раз конёк на самый верх норовит вскочить – Князь самодур! И опять Логос усмехается – глуповаты вы, макаки! А ведь каждый очередной рассыпанный Логосом несовершенный Дом – это реки человеческой крови! Ты меня понял?

Промолчал в тот раз Торопка. Не привык сразу давать ответы, всегда ему подумать надо было. Ушёл тихо от стола - в свою копну скошенной травы – спать. И дышать лучами ночных высоких звёзд.

Но, когда, спустя несколько дней, отъезжал с хутора, – на трёхлетнем гнедом, в полной казачьей справе – обнял деда. И впервые тот показался ему не таким огромным и непоколебимым, каким ощущался с младенчества. Тихо сказал:

-Я всё понял. Обязательно вернусь. Только немного помаюсь по дорогам… Он тогда и понятия не имел, какими будут его дороги. Да это и никому не дано. И к лучшему...

В 1492 году от Рождества Христова тихо на сто двадцать третьем году жизни - ушёл старшина Торопка. Всё-таки посмотрел на Конец Света! Ничего особенного. Он, правда, не знал, что в то же самое время на крайнем Западе королевская чета Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский снарядили на заход солнца три каравеллы, которые и открыли постоянное сообщение с Новым Светом.

Внутренние пути Старого уральского «Имира» - торговые и культурные - потеряли исконное значение. Логика развития и процветания ушла на внешние океанские пределы. Это обрекло народы срединных земель на долгие пятьсот лет мучительных поисков. Степной сакмагон – следопыт, охотник, волкодав - отныне уже не мог пособить людям - распутать хитрый клубок их неблагополучия. Вновь, как уже было не раз на роду человеческом – придёт время сакмагона мыслителя.

Когда древний старшина в последний раз на короткий миг приоткрыл глаза, на рассвете, только и прошептал чуть слыщно: «От всех других людей мы тем и отличаемся, что, где-бы в каких далях и сколько времени не летали – всегда возвращаемся в Дом. Чтобы продолжать его строить. На то и Утро…»

Когда старца отпевали, во Врата вошёл статный казачок, годов шестнадцати. На вопрос «Ты чей?» - спокойно ответил: «А! Из Ретиовых… Прибился, вот…» – Он неопределенно махнул рукой куда-то в сторону заходящего солнца. Услышав это, старухи потянулись к нему вереницей – плакали и всё пытались приобнять. «Ждал тебя Торопка! Предвидел… Надо же, как он и говорил.

Пришёл-таки».

А на Спасы в большой семье покойного старшины, у какого-то пра-правнука, которого он при жизни даже и в лицо-то плохо различал - родился очень смышлёный сынишка, - пра-пра-правнук, со смешными вихрами. Очень уж он любил считать ворон и подрёмывать на спине своего лохматого Кавуса.

Куда бы делся – струится себе бесконечно и вертится веретеном ретивый рейтар-рыцарь «ретро ротор Вритра», от тернистого семени РЬТА и торного творческого ТРУДА. Уже с «потоком Индры». И другими реками.

Иван да М… Ушко досадливо морщился от бесконечных наставлений двух старших братьев. Они в очередной раз начали свои занудные наставления: «Мир бесконечен, его невозможно познать. Всё повторяется нескончаемое множество витков. Посмотри, - как пастухи Солнце и Луна выгоняют на ночное пастбище неисчислимые скопища барашек-звёзд… Разве их можно сосчитать?»

-Я бы всем вашим овцам – глаза повыколол, и дело с концом!

Вы – язычники – поклоняетесь «божкам-идолищам», которых только придумать и вспомнить можете! - в сердцах вспылил Ушко и пошёл вон из избы.

По улице шествовали единобожники. Впереди идиот деревни нёс «умирающий и воскресающий жезл Аарона» - с двенадцатью ткаными рунами двенадцати колен избранного народа, символизирующий единение на Оси-Древе последователей «освежающего ветерка» Яхве – Единого. Ушко подобрал батог побольше, насадил на него дюжину глиняных корчаг с выбитыми днищами, как грибы на лозу, обежал идиотов – пошёл им навстречу.

Вот смеху было!

На околице купец-гость в чалме вещал, что всё в мире делится на БАР, барина и его РАБ, раба. Как тень всегда следует за человеком и подчиняется, каждому его движению, так и раб должен повиноваться барину, - младший старшему, жена мужу, подчинённый начальнику, - каждый человек пророку, а пророк – только Всевышнему! Это – Жизнь! Так устроила мудрая Природа! Ушко достал из котомки клёцки и начал свою собственную тень кормить, и приговаривал: «А я так думаю, - если я своей рабыне-тени хозяин барин – то сам и позаботиться о ней должен! Кормить, поить – я же сильный! »

Не по душе были Ушку – ни «язычники», ни «единобожники», ни «ак бары».

Ушко почитал своих предков, потому что помнил – откуда и от кого родом. Он покормил «ворон-сестричек», потому что знал, что его пращуры - певчие птицы «Вороны Вороновичи» - «А» разлетелись по Свету и создали язык, на котором говорят люди. Он скорбел над срубленными деревьями, бережно укрыл пеньки корчагами, потому что знал, что принадлежит к «Древу Мира» - «I».

Он сыпал в воду самое главное богатство, самые первые деньги – соль, потому что его Мать – «Сыра-вода, земля».

Конь для Ушко – символ чуждого ему верхового конника-князя, неприятной ему власти, поэтому он без сожаления зашиб лошадь «поленом наповал». Четырёхногий стол, также символ паразитов – стольничих, столоначальников, столоуправов – сбросил на землю с телеги: ноги есть – иди, кормись сам!

Ушко не принадлежал ни к культуре винной лозы – Диониса, ни даже к пивной, ячменной. Он опрокинул корыто с брагой. Однако когда шёл по дороге – ложки-плошки гремели у него за плечами в котомке, а ему всякая чертовня мнилась. Пототму что Ушко – «вар вар», он пил только взвары-развары – «чуфырь-чифири» из всевозможных трав. Свою «дурь» - галлюциногены, алкалоиды - из них и черпал.

Когда братья решили утопить Ушко в проруби – наивные! утопить непотопляемый УШКУЙ, УШАТ в его же стихии Матери Сыри, к тому же он ещё и ОШКУЙ, белый водоплавающий медведь, «медвежье ушко» – он их вместе с заезжим жадным «барином» - сам отправил в преисподний низ. И унёсся – «на тройке коней!», которых позаимствовал у того же восточного «барина».

«Был у Иванушко колодец, в колодце рыба ЕЛЕЦ, моей сказке конец».

Только что вы прочитали родную с детства сказку «Иванушко дурачок». Всё сразу стало как-то просто, не так ли?

«Сказка ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок». Как заклинание твердим мы с пелёнок. Намёков полон рот – а урок?

«Добро побеждает Зло? Свет разгоняет Тьму?» Конечно! И всё?

Стоило огороды городить.

За каждой сказкой – схема знаний. Наши предки хотели достучаться до нас, рассказать о себе. А мы… Не дай Бог, чтобы наши дети относились к нам, как мы - к родителям.

Итак, Иван-Ушко – Третий брат, уносится на «Тройке». Ему чужды – Симметрия Единобожия, Асимметрия Ислама, Вариативность Многобожия, Буддизма-Язычества. А «ДУР», корневая основа «дурачка» - невероятно значительная формула.

Выходя уже за рамки этой «сказки» - уточняем.

Иван играет на Треугольной «балалайке-домбре» с тремя струнами, позже на гармони с тремя рядами клавиш, он – «гармонист». Гармония – это расклад всего и вся на Три равные части. Физика.

«Дурные земли» - так в России называют труднодоступные, испещренные карстовыми пещерами и провалами места, характерны для Прикамья и среднего течения Волги. ДУР – это культура Западного (АДДА) Урала (УР), водораздела (валов) Восточной Европы.

Наш привычный деревенский дурачок оказал громаднейшее влияние на мировую цивилизацию.

В индуизме воплощение Шивы – ДУР ВАСАС, мудрец подвижник, оппонирует и грозному Индре, и великому Кришне. А другая ипостась Шивы – ДУРЬ ОД ХАН, «с кем трудно сражаться» борется с самим Бхимой.

Топонимические и культурные следы разбросаны по всей Евразии.

Дур-Шаррукин, Дура-Европас - города Междуречья первого тысячелетия до н.э. Дураццо, Дуррес – Адриатика, современная Албания. Дурмитор – горы на Балканах. Дурбе – озеро, город в Литве.

Дурбар – вид резиденции властителей у персов в Индии, обязательно на берегу озера. Дургапур – город в Индии, у озера. Дурбет-Даба – перевал в Монголии-России, Чуйский тракт. Дургэ-Нур – озеро в Монголии. Дурун – подземное озеро Копетдага. Дурруни – афганский племенной союз 18 века, праоснова современной государственности Афганистана. Дурра – хлебное сорго, - играло и играет огромное пищевое значение. Дуриан – плодовое дерево. Дурман – пасленовые (Datura), содержащие алкалоиды - бузина. Напиток «буза» - татарская национальная «дурь».

Фонетическая формула ДУР связана с «потаёнными» озёрами, карстовыми, горными пещерами, перевалами, долинами. Это – среда обитания людей данной цивилизации.

Девять тысяч лет назад сибиряк-северянин ИНДРА, «Индрик зверь» с уральским союзником РУДРА со стороны Южного Урала атаковал высокие правые берега: волжские Веретьи – «змея Вритра» и камские Валы – «змея Вала». ДУР – культура, возникшая на западноуральских-восточноевропейских «увалах-иванах» после прихода Индры.

4-3 тысячи лет назад Камско-Волжская культура ДУР уже как самостоятельный и очень влиятельный игрок выступает на геополитическую арену Евразии. В Великой Степи ДУР известны, как татары, на Инде – шабары, в Китае – шивэй. Дурга – влиятельнейшая «богиня» на Индостане. В 7 веке ДУР на Каме притеснили болгары, обская ветвь древнего «змея Вала». В 13 веке «монгольские» татары в составе войска Бытыя вернули приоритет ДУР на валах предков.

«Старые» ДУР, так никогда никуда не ушедшие, слились за тысячелетия с северными «Иванами». Вернувшиеся «монгольские»

татары стали ядром Казанского ханства, но все непреодолимые противоречия за тысячелетия совместного проживания исчезли.

Валуевы, Валиевы, Вальковы, Валитовы – русские татары или татарские русаки?

ДУР, ДУРУС в латыни - лад, в основе которого «большое мажорное» трезвучие, а также ладовая окраска (наклонение) этого трезвучия. Мажорный лад - «C-dur» или «До-мажор». Мажор, - как трезвучие, совпадающее с нижними тонами натурального звукоряда, и как лад, построенный на его основе, - имеет светлую окраску звучания, противоположную окраске минора. Контраст мажора и минора - важнейший эстетический компонент музыки.

АК КОРД – «Светлая верёвка». Самая простая «верёвка» косичка из трех нот - трезвучие.

«Веселье и печаль без причины – признак дурачины».

ДО, РЕ или УТ, РЕ (ми, фа, соль, ля, си) – тернистая ДО РО ГА, утро рождения музыки: фонов, тонов, нот, обертонов, трезвучий, терций – третичных интервалов, аккордов. Шум, хаотические звуки превратились в музыку, которая сейчас живёт с нами, как само собой разумеющееся. На самом деле – это прозрение и мощный мозговой штурм мыслителей. Не любит обыватель неадекватных людей, которые что-то напевают себе под нос, смеются, грустят «без причины». Людвиг ван Бетховен, корнями связанный с «полюдовыми» кряжами-плато Западного Урала и русскими «ванами» – всего лишь ДУР АК, когда писал в светлом «до-мажоре» и ДУР КА, когда обливался слезами в тёмном «ре-миноре». Без причины?

Из чего извлекали звуки первые «дураки»? Деревянная дуда, дурра. Духовой рог – валдхорн, валторна. Трёструнная щипковая домра, - на востоке АББА превратилась в домБру, - откуда через татар вернулась в Восточную Европу законченной «дурацкой» БАлалайкой, треугольная форма которой не объясняется никакими акустическими нормами. Правильно. Это сакральный памятник, указывающий - кто создавал трезвучную гармонию. Среднеазиатский «дутар» - тоже чисто «дурацкий» инструмент, только у него по «идеологическим»

соображениям отняли одну струну, и стал он не троичным, а истинно мусульманским – двоичным. Это отражено в фольклоре.

Иван Дурак, «Ванька-встанька, неваляшка» – истинный любимец и герой России. Дураков на Руси много и их любят. А с пятнадцатого века этот образ окончательно вошёл в русское сознание, подтвердив своё древнее великое предназначение. Великий князь московский Иван Третий, любивший музыку, хорошо поесть-выпить, прозванный «Светлым» - впику минорному, слепому предшественнику Василию «Тёмному», - как-то незаметно, без видимого напряжения, между пирами ухитрился подобрать под себя Ярославскую, Ростовскую, Тверскую, Новгородскую, Рязанскую, Вятскую, Черниговскую, Северскую, Гомельскую, Брянскую земли.

Заставил платить дань Ливонский Орден и сильно влиял на Казанское ханство. А в 1480 после многомесячного совершенно «дурацкого» и почти бескровного противостояния на реке Угре против хана Ахмата - Русь, наконец, отложилась и фактически, и юридически от монгольского царства чингисидов. Настоящий Иван Дурак, - как его с уважением и прозвали в народе. И древние сказки, враз, посвежели, приобрели новый смысл. Иван Третий Дурак завершил дело Ивана Первого Калиты, Ивана Второго Красного и Дмитрия Ивановича Донского.

Иван – трёхчастен во всём, раскладывает все проявления окружающего мира на три составляющие. И сам – един в трёх лицах трёх братьев Иванах, что зафиксировано в сказке «Иван – Коровий сын».


Царица, Чернавка, Корова – съели одну и ту же Рыбку «Золотое Перо», родили по сыну.

В географической кодировке Рыбка – это река Волга, которая условно делится на три «течения»: Царица – Нижняя Волга (Сара Раса-Арса), Чернавка – Средняя, с условным центром при впадении Камы, Верхняя – северная часть, от Валдая вдоль увалов Восточноевропейского водораздела.

«Иванушко-дурачок» – это сын Чернавки, «девкин сын»

А «Коровий сын» - северянин, с условным центром в треугольнике Кострома-Рыбинск-Вологда. «Вологодское, Костром ское масло» - не случайные словосочетания. Это – древнейший район разведения крупного рогатого скота, молочного производства.

В сказочных схемах Восточной Европы, Западного Урала корова, кроме того, что является добрым оборотнем - Бурёнкой, Пеструшкой - представлена, как КОРОВА-РЕКА, «Молочные Реки Кисельные берега».

Реки ИЖ МА, ВЫЧЕГДА, ВЫМЬ, СУХОНА, МОЛОГА, МЛЕЧА, возвышенность Овнище, городок МОЛОКОВО, город УДОМЛЯ (благоденствие) – всё это древняя корова АУДУМЛА.

Данная топонимика неразрывно связана с Коровой: УДОЙ, МОЛОКО-УДОМЛЯ, МОЛОКО-МОЛОКОВО, МЛЕКО-МЛЕЧА, Молочная Дорога-МОЛО ГА, Коровье вымя - ВЫМЬ, «Сухая»

недойная корова, сухота - СУХОНА.

По берегам этих «молочных» рек позже стали выращивать горох, затем - рожь, из которых первоначально приготовливали отнюдь не хлеб, а «варварский» КИСЕЛЬ - густой развар на воде, на открытом костре - в каменных и глиняных плошках.

Вымь, Сухона, Молога, Удомля - пограничная зона последнего валдайского Ледника. За отступающим Ледником и поднимался на север человек, сформировавший последовательно культуры, - «сын Царицы», «сын Чернавки», «сын Коровы».

Приходит время и Коровий сын среди трёх братьев – становится самым сильным. Схема даёт характеристику эпохи его доминирования: «Железная палица, верховой конник».

Хронологическая глубина – 1 тысячелетие до н. э. На самой западной границе своего обитания, в верховьях Волги - Коровий сын приходит в столкновение - «на реке Смородина» с культурой державшей в то время ось Балтика-Чёрное море – «Чудо-Юдо». Северная фратрия «Чудь» с центром расселения на прибалтийском Чудском озере, и «Юдо» - южная, уходящая к Чёрному морю и южнее.

Змей – трёхглавый, шестиглавый, двенадцатиглавый - «Чудо Юдо» - это обобщённое обозначение Западной (АДДА, ОДДО) половины уральской Снежинки – относительно оси УЙУ.

«Змеиха Дану» - Донская цивилизация, имела по всему миру сыновей – пятьдесят «змеев».

Руна «Трезубец» - Посейдон, ойкум-черноморская культура, «Трёхглавый змей».

-Шестилучевая Снежинка - Уральская семья народов. В том числе - западные Руны - восточноевропейского Перуна, римских – Юпитера, Юноны – те самые определяющие гласные фонемы формулы «чуд-юд» - «У», «ЙУ».

-Двенадцатилучевая звезда лунно-солнечного календаря Междуречья (ЙУ).

Ворон на плече и хорт (бойцовский пёс, от волка) – обозначают власть над осью Мира – при всех западных Солнцеликих, Громовержцах… И у Одина, и у Зевса, и у Юпитера… «Солнце, Огонь, День, Свет».

Три снохи матери Змеихи «Дану» – Сон (Мак-Македония), Колодец (источники Данаиды), Яблоня (Придонье - нижнее левобережье). Сама она сидит в белых хоромах (донские северокавказские «белокаменные» башни, мраморные эллинские города), превращается в свинью – европейских кельтов, бегает пить воду к синему (Аральскому) морю. Исчерпывающие культурные признаки Приазово-донской цивилизации 1 тысячелетия до н.э.

Пресловутый «калинов мост», на котором Коровий сын бьётся со Змеями – многослойная метафора. Во-первых, «КАЛ» - время, смерть, «ЛИНА» - река, - «Река Времени». Во-вторых, собственно кустарниковое растение Калина, семейства жимолостных, северной границей распространения которого являются, как раз широты водораздела восточноевропейских рек. Почитается покровителем «Женского Начала», так как останавливает маточные кровотечения.

Опирается на древнейшие формулы - «КА» - чёрный, «ИН» - тёмный, женский, «АЛ» - алый, южный. Наши предки обозначали «калиновым мостом» восточноевропейский водораздел, - от Урала по «валам увалам-валдаям», к озеру Большой Иван, по «старой смоленской дороге», через «Белую Русь» в «Поруссию», Пруссию к Русскому (Варяжскому, Балтийскому) морю – в район современного Калининграда. Битва на «калиновом мосту» кроме геополитического столкновения культур - символизирует победу патриархального уклада над матриархальным. Что ж, северянин Коровий сын – победил. Железной палицей! Представляете, какой физической мощью необходимо обладать? Южане - с копейками, клиночками… Археологам хорошо известна эта тенденция ударной «булавы» волна за волной накатывавшей из тысячелетия в тысячелетие с востока на «копейный» запад, в том числе – и последней, «железной», - обрушившейся с «русских северов». «Эх, дубинушка, ухнем!»

Поселения «Калино-Калиновки» на Западном и Восточном Урале, на Украине – восточные и южные границы расширения культуры «Ивана Коровьего сына».

И, наконец, царский сын – «Иван Царевич», - лучник, романтичный добросердечный любовник, всегда безропотно исполняющий свой долг, но и требующий от окружающих неукоснительного исполнения взятых на себя обязательств. Его суженная – ВАС ИЛ ИСА, впитавшая в своё имя формулы срединной земли АССА, иловых плодородных пойм ИЛ, верхней части ромба АВВА – ВА, Древа Мира I, Света А, покрывающихся льдом рек северного Причерноморья – ИСА, - потому и Премудрая. «Царевна Лягушка» - это земноводная СЫРА ЗЕМЛЯ, то есть - общая мать с Иваном, не чужая, - но по замыслу урядителей – с зеркально перевёрнутыми «стихиями»: Земля-Вода, Вода-Земля.

Никаких «битв с нечистью», как это нам показывают современные невежи, в этой сказке нет в помине. Совершенно иное.

Создатели схемы прямо указывают, что современная им власть в облике «Ивана Царевича» потеряла обыкновенную Мудрость. Они указывают на Причерноморье византийских базилевсов, которое обозначают формулой «Василиса»: смотрите – в тех краях процветают ремёсла – ткачество, роскошь в одеждах, изобилие в яствах. Кощей Бессмертный – «кош благополучия, рог изобилия», который «над златом чахнет» - похитил это самое благополучие, и где-то там хранит «за горами, за долами». Власти даётся совет пройти вспять по пути развития до истоков, разобраться, где разошлись пути с благоденствием и вернуть былую Премудрость с обретением соответствующего изобилия. Этот сюжет повторяется периодически во всех сообществах во времена «экономических кризисов».

Главная причина «кривизны» даётся сразу же в формуле - «за тридевять земель в тридесятом царстве». Когда весь «цивилизованный» мир вокруг живёт в десятичной системе измерения нельзя цепляться за исконную девятичастную геометрию матери Геи. Но дальше именно по старой образной традиции прях, соткавших плат судьбы Мира – Царевич отправляется к самым истокам вслед разматывающемуся «клубочку». От «старого старичка»

– к Бабе-Яге, из патриархата в матриархат. От настоящего к прошлому - четыре цивилизационных «тотема» звериного кода:

Медведь – Косой Заяц – Селезень – и, наконец, Щука, которая выпускается в Синее (Аральское) море.

В «тотемных» кодах отмечаются, как чисто зоологические признаки, так и поведенческие типы, которые современные биологи не берут в расчёт. Так, наши предки выделяли среди медведей северных - КОСМА, КОМАС, МОКАС, АКМОС, СОМАК, МОСКА.

Сибирского благородного зверя БЕР, его уральского сына БУР, восточного медведя-большую мышь – ГРИЗ, уральского пещерного исполина – УРСУС. Медведи всеядны, различаются по образу жизни.

Все самые крупные активные хищники и стервятники – большей частью истреблены до единого, некоторые – оттеснены в труднодоступные районы. В центральных районах Восточной Европы, на Урале хищники давно уничтожены. Остались только относительно мелкие по размерам собиратели, так называемые «овсяники», «ягодники» - по древнейшей кодировке - МОСКА. Под эту формулу подпадает и волжский-донской, собственно «МЕДВЕДЬ» - «ведающий медом», бурого русского вида. Ареал обитания чётко обозначен на любой карте – реки Медведица: приток Волги в верховьях и приток Дона вдоль Медведицких Яров на Нижней «Царской» Волге. Но это уже место столкновения и слияния русской и славянской культур. Истинный русский великан притаился в западной-южноуральской топонимике – Уруссу, русского уральского медведя – «урус, урсус».

Косой Заяц – это бассейн рек - Яик, Ай, Зай, Ик - Южный Урал.

Уже чисто в европейской кодировке «Русак – Трус». Старая Русса, Таруса, Трусковец, Этруски… «Трусить» - это не только пугливость, отмеченная недоброжелателями. Бегать трусцой;

рысить – искать, охотиться, рисковать;

вести ночной образ жизни;

разбрасывать зёрна.

Эти «трусы» расселились по всей Евразии, но более всего предпочитали лесные трущобы, особенно «тёмные» северные. Уже письменными историками «зайцы» отмечены, как соперники скифов.

Селезень – перелётная водоплавающая птица, утка – «АНАС САНА». Эта культура камышовых людей внутренних озёр, - живших, как в Северной Африке, так и в Евразии. «Сивки-бурки». В данной схеме изначален – синеклювый зеленоголовый селезень. Юго западный Урал – это левый бок уральского великана-снежинки «ИМИР» - селезёнка. Развивает кодировку - красноголовый СВИЯЗЬ, Свияга. Здесь отмечен «перелёт» с левого берега Волги на правый.

Удивительная река Свияга – «Свий», свиток, клубочек «Яги» протекает вдоль правого берега Волги вспять её течению – с юга на север. Уникальное место. Садишься в ушкуй на Приволжской возвышенности и плывёшь на север до Волги, затем по той же Волге возвращаешься на место. Это и есть «клубочек», который Иван Царевич начал разматывать вспять времён. Свияжск – впадение Свияги в Волгу. Син(м)бирск – к Синему сибирскому морю.


Языково – к тому же морю только под кодировкой частей Света – Йаз и реки Ик. Чуфарово – уводяшей к уральской реке Уфа, «чуфырь чуфырь».

И, наконец, щука, выпущенная в Аральское, «Синее» море.

«Свиток» неумолимо ведёт нас от Нижней Волги – на Южный Урал – к Аралу. Хранит весь этот хитрый генетический клубок – АББА, восток, - русская уважаемая баба и тюркский уважаемый баба, древнейшие неугомонные «туристы», две половинки-фратрии некогда единого целого. Баба-Яга, аналогична по функциям западноевропейскому родственнику, «святому Сант-Яго» – покровителю путешественников. «ГА» - это ноГА, дороГА, ГАча, ГАть, телеГА – путь по земле «Г», Гее и свету «А», Аз. Река и есть самая удобная – дороГА. ВолГА, СвияГА, ОнеГА, ПинеГА, МолоГА, ВетлуГА, ЙоканГА… АГГА – все мыслимые пути. «Й» - центр.

Четыре «ноги» «Г» и есть та самая «свастика» вечного движения, которые германский недоумок закодировал в себе любимом и своих подельниках: Гитлер, Геббельс, Геринг, Гимлер. Красноголовый селезень Свиязь, Свияга, Свистуха, Свистокрыл угодил в двадцатом веке на крылья самолётов-убийц в облике «свастики». Вот такая ЙАГГА, Яга. Не чужие ей и Али-Баба, и Синдбад-мореход.

Трёхпалые «Курьи ножки» избушки Бабы-Яги – это шесть трезубцев «Уральской Снежинки» в круге. Обские кеты, например, обозначают своё происхождением – «колесом с шестью спицами, с тремя рогами из вертикальной оси». В «Датских Рунах» два трезубца обращённые вверх-вниз вмести с руной «I» - «эддический» великан ИМ, ИР, Имир, - объединённые в «Снежинку» – и дают формулу «МИР-РИМ». Такой вот «клубочек».

Но куда же Баба-Яга отправляет русского Ивана искать концы утерянной Премудрости? К дубу! У Царевича, оказывается, вообще нет на роду ни единого этапа развития «растительного» кода – только «звериные тотемы». Рыболов и охотник – до мозга кости! Дуб, вечнозелёное растение, ближайший родственник хвойных-игольчатых – это символ Западного Света, так как уже на восточных склонах Урала и в Сибири вообще не растёт. В восточном мире – только в Юго-Восточных субтропиках. Полуостров англов-данов «Гланда», Жёлудь - является европейским центром культа Дуба. Уже с раннего «Романского» средневековья Европа, и до этого обозначавшаяся «стихией» «Камень» - заковывается в камень неприступных замков.

Медведь, пришедший на помощь Царевичу, - завалил Дуб, с которого упал и развалился каменный сундук. И с этого момента вскрывается единое прошлое Ивана Царевича и Западной цивилизации. Из сундука выскакивает Заяц, но его настигает и разрывает на части Косой Заяц. Западного круглоглазого кролика – «короля» бьёт косоглазый «русак» - царь. И никакой Иван не монгол, как некоторые подмигивают. Русский! С «косой саженью в плечах», «косолапый», «косопузый» - красавец в красной косоворотке. Его сестра – «Варвара Краса длинная коса». Из западного братца-кролика вылетает Утка – её настигает муженёк Селезень. Утка роняет яйцо – в Аральское, «синее море». Откуда его Царевичу преподносит Щука. В Яйце – Игла. Та самая ИГГ – хвойных Голосеменных. Вот она – где заноза всех неурядиц русской земли! Запад то – Христианский. А Христианство, как мы ранее осветили – от Ели азаровой. Нельзя жить изолированно в своих северных землях. Вот откуда неурядицы. А Дания – это Христиания. На её Гербе – три химеры в трезубых коронах «Кошка-Медведь-Ворон-Змея» в окружении девяти сердец.

Щит и Венец – стилизованые под дубовый Жёлудь. Цвета – «СИН и ЛАЗУРЬ», синего моря и воды «дн»;

«СА» - золото;

«РАСА» красный;

«КА, ИН» - чёрный, тёмный. Вверху – яйцо с «иглой»

трёхчастного креста. В обрамлении – квадраты юга, ромбы средних широт, овалы северов. Вот основные составляющие «сундука». Все эти кодировки «притырили» и до сих пор как важнейшиую государственную тайну хранят западноевропейские «кощеи». Именно поэтому постоянно «что-то не так в датском королевстве». Знаниями нужно не управлять, а строить разум человека.

Когда-то именно от Аральского моря начался раскол. Фратрия Женского Начала «Утка» - полетела на Запад, мужская фратрия «Селезень» немного задержалась. Кролик-Заяц понёсся дальше – Косой Заяц Русак уже отстал окончательно, чтобы основательно осесть на Царской Волге, на Медведицких Ярах племенем «Медведь»

- ведающим мед. А Западная фратрия превратилась в Дуб и каменный замок – «Сундук-Жёлудь», в котором, по мнению русского собрата и «притырила» секрет благоденствия, как Кощей Бессмертный. Иван сломал иглу (никого не убивая) раскрыл «секрет» «Нуля» - из тридевятых земель вышел в Тридесятое царство благоденствия, с ним воссоединилась Премудрость причерноморской Василисы. Восточная Европа – Муж-север и Жена-юг.

Североволжский Иван Коровий сын – силой «железной палицы»

останавливает «на калиновом мосту», напирающих с Запада, Юго Запада могущественных змеев-донов и уже сам берёт власть в Восточной Европе, укорачивает до этого непобедимую «мать Змеиху». Нижневолжский Иван Царевич через изначальные кодировки ищет пути к воссоединению с премудростями Запада, Юго-Запада. Средневолжский Иван-Ушко Дурачок – отметает Симметрию, Асимметрию, Вариативность, избирает Гармонию, уноситься в будущее на «птице-тройке». Правда об Иване лежит в совокупности этих схем, увековеченных им самим же. Зачем за него выдумывать его «историю»?

Знания не складываем «мёртвым грузом» в сундук, а развешиваем по местам на живом Древе. И продолжаем состыковывать, соразмерять всю имеющуюся информацию, по всему объему, сколько наскребём – тогда и будем делать выводы.

На поверхности – топонимика.

Всё Нижнее Поволжье - это «царская песня». Река Царица, Сырысу, веретья – Сарпа, неподалёку – ЦА-Ца. Вверх по течению – Саратов, Самара, Сызрань, Чебоксары, Саранск… Царские городища – Сараи. Присамарская «Царевщина», Царев курган.

«Первопотенция» Ивана – мать «Сыра Земля».

Основа Южного Урала – Сырты. Арал питается от сыри воды Сыр-Дарьи, Йак-Сарта. В Восточном Средиземноморье – Сирия. А на Севере Африки – солончаковые Сырты. Эта извилистая миграционная кривая, - из Африки через Палестину, через Закавказье в Среднюю Азию, На Южный Урал – Нижнюю Волгу – укладывается и в схему Кирилла и Мефодия, и данные современной археологии.

Сам же Иван, уже патриархального уклада становится на Днепре РЫС, рысь – одиноким лесным охотником, рыскающим, рысящим, рыскующим-рискующим. И далее – уже составной ОСИ – РОСЬ, росью. Это гидронимика притоков Днепра и самых верховье Волги. А к Уралу – РУСЬ. Восточная Европа между Днепром и Уралом – РОУСЬ, как её и обозначали летописцы. Волга – РА, протекающая по землям СА – патриархальная РАСА, а древнейшая матриархальная - САРА, та самая ветхозаветная «старая жена»

Авраама, которую он «похоронил», то есть покинул, двинувшись на юг. «Расея матушка!»

Есть ещё одна культурно-фонетическая тропа, которая в отдельности может показаться и неполновесной, но в совокупности со всеми остальными – опять таки ложится, как пазл в канву.

Отсветим корень «ВАН» в мировой культуре.

В санскрите ВАН(А) – Лес, Озеро, Атака, Любовь. Ванапрастха - жизнь в уединении. Ванаспатья – растение. Ванда – вера. Ванча – желание. Ваня – подкоп. Аванипала - царь, воин. Авантум – достигать. Ванапаган – прудовые, застойные болотные споровые.

На Дальнем Востоке ВАН – знатный, возглавляющий, правитель. В современном Китае - порядка ста миллионов человек ВАН, самое распространённое имя. ВАН – правители эпох Инь и Чжоу. Позже этой формулой стали обозначать высший титул знатности, который давался членам царствующей семьи и заслуженным чиновникам.

ВАН, династия корейских правителей периода государства Корё.

Си – ВАН – Му, «владычица Запада».

Дун – ВАН – Гун, «владыка Востока».

Даже будущий Чингис-хан в молодости был клиентом могучего Ван-хана.

В Европе «ВАН» - формула знатности. Например, имена – Ван Эйк, Ван Дейк, тот же Людвиг Ван Бетховен… ГОНД ВАНА – древняя историческая область в Центральной Индии.

ВАН ГА – древняя цивилизация в низовьях реки Ганга.

АВАН – царская династия возглавившая с 4 тыс. до н.э.

экспансию дравидских племен с юго-западных предгорий Иранского Нагорья на Запад, от базового города - АВАН, северо-восточнее современных Суз. Аван... (французский-галльский avant — впереди), составная часть сложных слов, соответствующая по значению словам «передовой», «находящийся впереди», «передний» - аванпост, аванпорт, авангард.

ВАНФ – у этрусков женский демон загробного мира, олицетворение смерти.

ДИВАН - собрание мудрости.

1) запись, книга;

в классических литературах Ближнего и Среднего Востока - сборник стихов одного поэта.

2) канцелярия, присутственное место.

Дивания, древний город между Тигром и Евфратом.

В мировой культуре прочно укоренился тип мебели для лежания и сидения «диван» - глухая спинка сзади для опоры и открытая - с противоположной стороны.

Именно из низовий Тигра и Евфрата распространился очень функциональный архитектурный тип жилища: айван, эйван, иван, ливан – глухая стена наружу для защиты от солнца, ветров, недругов и открытое пространство к центру, распахнутое внутрь для прохлады и общения с близкими. Все сооружения людей следующих тропой ВАН имеют строение пещеры с одним входом и с обязательной задней глухой стеной, не имеющей других видимых выходов, но обязательно с потайным лазом. Святилища, позже храмы имеют один вход, обращенный к алтарю. Поселения, позже – цитадели, укрепленные города имеют один, углубленный в оборонительные ограждения вход (ворота, врата), подступы к котором можно защищать с флангов. Жилища защищены снаружи глухой стеной и открыты внутрь. Для поселений избирались только географические ландшафты, защищенные с трёх сторон горами, обрывами, водой, болотами, непроходимыми пустынями, лесом – глухие несквозные ущелья, котловины, нагорья, морские полуострова, мыски, образованные слиянием рек и пересечением оврагов. Для защиты единственного входа, например, в ущелье - сооружался насыпной ВАЛ из валунов, галечника, скрепленных глиной.

ВАН, СЕВАН - озёра на Армянском нагорье. ВАНАТУР – один из десяти богов армянского пантеона. ОВАННАВАНК монастырский комплекс в селе ОГАНАВАН Армении.

СВАН. Сванские племена, занимали в древности обширную территорию на южных склонах Большого Кавказа и частично на северных склонах, в верховьях реки Кубань. Современная Сванети, Сванстия расположена по Сванетскому хребту.

ВАНИ, древнейший и самый значительный храмово-культовый центр на Колхидской низменности, - Ванский район Грузии.

ЛИВАН, государство на восточном побережье Средиземного моря, на склонах горного хребта Ливан.

СИРВАН, ШИРВАН или ШАРВАН, равнинная область в окружении хребтов Большого и Малого Кавказа, на юго-западе Каспийского моря. Территория современного Азербайджана.

ВАНДА, балто-славянская богиня красоты.

ВАНАДИС, древнескандинавская богиня красоты.

ВАНДА, род растений семейства орхидных, с красивыми, душистыми, цветками - голубыми, лиловыми, розовыми, белыми или жёлтыми. Более шестидесяти видов в тропической Азии на Филиппинских островах и в Северной Австралии. Относятся к эпифитам, поселяющимся на других растениях, - получают питательные вещества из окружающей среды, но не из растения хозяина, как паразиты. Драгоценная некогда «ваниль» – орхидный эпифит.

ЛАВАНДА, род растений семейства губоцветных, Средиземноморье, Крым, Молдавия, Средняя Азия, Кавказ. С древних времён используют для получения ценных эфирных масел (лавандового масла). Цветки фиолетовые или голубовато-фиолетовые.

ВАНДАЛЫ. Группа племён ВАНДА со Скандинавского полуострова на рубеже 2-1 веков до н. э. переселились на южное побережье Балтийского моря, к 3 веку н. э. - на Дунай. В 335 были поселены в Паннонии в качестве римских федератов. В начале 5 века вместе с племенами АЛАН (ВАНДА + АЛАН = ВАНДАЛ) двинулись на Запад, в течение нескольких лет опустошали Галлию и в поселились в Испании. Затем, оттеснённые на Юг Пиренейского полуострова, вандалы в 429 переправились через Гибралтар. В течение 10 лет завоевали - встречая поддержку рабов и колонов римскую провинцию Африка. В 439 взяли Карфаген, где основали своё королевство. Отсюда - совершали опустошительные набеги на острова и берега Западного Средиземноморья. В 455 переправились в Италию, уничтожили Рим. На этом двенадцативековая римская история закончилась. В 533—534 королевство вандалов было завоёвано Византией, - а они сами растворились в местном населении.

ВАН ДЕЯ, Вандея – область «ванов, западных богов» на самом западе европейского континента. Во время Французской Революции эти ваны стали насмерть на защиту древнего «царского» Договора – за королевскую власть Людовиков.

ВАНЧ, горный хребет и река в Таджикистане. Центр древнешего шелководства, которое впоследующем было силовым образом искоренено на западных отрогах Памира и перенесено полностью вглубь Китая.

ЧУВАН. Несколько сотен чуванцев до настоящего времени кочуют на самом северо-востоке Сибири.

АВАН, остров на Аральском море.

ИВАН, I ВАН - «большой, твёрдый».

«I» - «Древо Мира» - условный меридиан от юга Африки до Кольского полуострова.

«ВАН – АВВА-АННА» цивилизация частей Света «А» в ряду соседей: БААЛ – АББА-АЛЛА, ВААЛ – АВВА-АЛЛА, АДАМ – АДДА-АММА, ГАЛ – АГГА-АЛЛА, МАН – АММА-АННА и др. В наше время всем понятна формула «АЛЛА, АЛЛАХ».

Цивилизация «I ВАН» расположена там, где и указывают фонетические кодировки – на русском лесистом-озёрном севере Восточной Европы – в вершине меридиана «I» - Древа Мира, но с корнями - однозначно – на озере Ван.

Люди вложили в эти формулы, обозначающие части света – наборы своих культурных, цивилизационных признаков, они не хотели просто так бесследно исчезнуть. Их потомки сотворили кумиров, властолюбцы поняли, что вокруг этих центров знаний проще управлять «массами». Так эта «мистика» и живёт до настоящего времени, постоянно подпитываемая фантазиями продажных болтунов. Но это уже писменные интерпритаторы, а устные фонетические формулы и прилагаемые к ним мифологические схемы – точно выверенный фактический материал. Надо только знать ключи к дешифровке.

Прорицательница Вёльва в «Старшей Эдде» утверждает, что первая война в мире – считай «мировая» - произошла между АС, асами и ВАН, ванами. Ас Один первый бросил копьё, но «премудрые ваны» победили и разрушили ограды асов. После этого асы и ваны заключили вечный мир. «Бог» Один – дончак, спустившийся в Асию шесть тысяч лет назад, в прошлом «хвойник» - ИГГ, сын Бора. У него на плече – ворон, в ногах – волки.

Ну что – можно доверять Прорицательнице или сказочки всё это?

И на море Арал, что на тюркском обозначает «остров», - где стоял там и стоит остров Аван – Кок-Арал, напротив устья Сыр Дарьи. И через Синие горы Южного Урала, через «СИН»-море всё так же бежит дорожка от Расы-Волги в «СИНУ-ЧИНУ», Китай Поднебесный. И я на том «синем море» был – «золотую рыбку» зеркального золотого карпа ловил… Да-да, ошибка произошла при записи схемы «царевны лягушки»

- щука к Царевичу не относится, она «тотем» - скандинавского племени «ЯМЬ-ЕМЬ» уральской семьи народов. В наше время северорусские Емеля и Иван – уже совершенно неразделимы и неотличимы. И всё же не будем путать чешую. Об этом недоразумении вам скажут в любой «ивановской» деревне. Да где Иваны - а где столичные редакторы-голованы! В девятнадцатом веке, когда впервые печаталась сказка, синодальная цензура подменила карпового аральца – Язя, на «политкоректную» северную скандинавскую щуку. Борьба с ЯЗЫЧЕСТВОМ, что поделаешь. Ведь наряду с другими, название Аральского моря – ЙАЗ – «Сердце, центр Света». Ведь именно на его берегах ИМА, Имя возжёг первый огонь, так говорит устное Предание и уже книжное Писание. АЗ, Азовское Меотское море и Йазыческое-Промеотское море – фратрии некогда одного целого. Система координат мифа о Прометее. К Сердцу Света своих предков рвался Алексанр Македонский, где и получил свою награду, жену, как он полагал желанную – РОКСАНУ – «Рок, Свет – песчаной земли СА - северной части света АННА». «Языки пламени – языки племён». Огнепоклонство? Дикое язычество? Каждое новое поколение понемногу уходит из зверства. Но наши предки язычники ведь и ЯЗЫК наш создали! Море ЯЗ, западноуральская река ИК. Не отрезать бы по глупости. Конечно, их охранют - КАЗАК, КОЗАК и КАЗАХ вместе с ИВАНОМ. Но… Никаких – «но». Дырку от бублика всем людоедам, - а не Роксану!

«Золотые рыбки» всех «ВАН», спасавшие их когда-то от голодной смерти, - в том числе и «АВАН» «синего» озера-острова Арал-Йаз, от которого ведёт своё происхождение «ИВАН» – это карповые, всех существующих форм и мутаций. Карповые – сазан, язь, карась, синец, елец, лещ и иже с ними – кодировочная точка - с самого дна «колодца» культуры «ВАН», «АВАН», «ИВАН» в космосе разума. И именно в честь некогда существовавшего очень важного знакомства с западным соседом - китайцы и вывели знаменитых сакральных «золотых рыбок», из карповых. А по растительным кодам Иван, как и все ваны - «эпифит», не имеющий корней, а если ещё ближе к истокам – водные, озёрные «водоросли». И только в сочетании с другими братьями - кавказцами «С Е ВАН», «С ВАН», «Е ВАН», евразийцами «АЙ ВАН», «ЭЙ ВАН», «ШИР ВАН», «ИО ВАН» и другими менее развившимися – Иван сливается в могучий ствол Иоанна Лествичника – предтечи, накрест обхватывающего все стволы Древа Мира – в единый облик, этическую и космогоническую систему - ИИСУС.

Поразительная карповая «Золотая Рыбка» - нырнувшая однажды в послеледниковую восточноевропейскую «ванну» озёр и запруд из средиземных сырей-сыртов, а вынырнувшая в северных озёрах гигантскими косяками самых маленьких лососевых, сельдеобразных снетков, корюшки.

Ключевые коды к пониманию этой промысловой трансформации таятся опять таки в устье Волги. Ванда, ванта - род большой верши, морды из лозы, для ловли рыбы в ярах и омутах.

Вандовщик, вантовщик - рыбак, ловящий рыбу вандой, вантой.

Вандыш, семейное название рыб ОСМЕ РУС, Осмерус - это корюшка, снеток и другая «сушь, малёк, мальга».

В этом кроется разгадка мирового могущества «ВАН». Люди из поколения в поколение переходили от одного внутреннего озера к другому, пока не расселились по всей Евразии. Озёра переполнены придонным зоопланктоном, кормовой базой косяков небольших по размеру рыб. Ваны развивали добычу именно этого продукта – ивовыми вершами, загонами;

затем – вантами, сетями, неводами, делями. Соседи могли добывать только крупную рыбу, но настоящее неисчерпаемое богатство – это глубинная биомасса, которую «голыми руками не возьмёшь». На отдалённых озёрах у ванов длительные эпохи не было конкурентов, очень уж промысел высокотехнологичен, требует навыков, которые захочешь – просто так не освоишь. И совсем не случайно во всех без исключения сказках – именно «Рыбка», - а не рыба, рыбина, рыбища, - «мал золотник да дорог». И во многих культурах - охотников на «благородную» дичь, коневодов, землепашцев – придонные рыбы считаются «табу», нечистыми тварями. Это рудемент древнейшего негласного кормового Мирового Договора. Потомков ванов вы тоже не заставите есть лягушек, змей, личинок или, например, пить свежую кровь, как это принято у многих пастухов. Щуки косяками не ходят, это – хищник одиночка.

Попадётся в ванту – отправится в уху, но это не «золотая»

благодетельница ванов.

Сейчас откроем и «перья» рыбки, от которых родились братья.

Сказки ведь сказывались на основе графики сакральных Рун и продолжают легко читаться по руническим схемам, в данном случае ряда – уже алфавитного – «Датских рун».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.