авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«2 Константин ТРОИЛИН оминА АнтА Линия Трои ВОЛГОГРАД 3 Идея оформления книги и графика автора. ...»

-- [ Страница 7 ] --

(слоговая анаграмма «Дар-Дан»), дандарии зафиксированы историками на правобережье Кубани, их столица город Соса (район современной реки Сосыка). По родовым казачьим кодам этот племенной союз образовался в междуречье Волги и Дона, между волжской «Дар Горой» (современный Ворошиловский район города Волгограда) и меловой горой «Дант» (твердь Дана) недалеко от современного Калача-на-Дону. Современный пролив между Азией и Европой – Дарданеллы, т.е. дариев, данов и эллинов. Данайцы, «средиземноморцы донского корня», сражаются против Трои во главе с Одиссеем на стороне ахейцев.

«Воины воды», господа даны-дончаки, умелые моряки и бойцы были в разные эпохи, в том числе и три тысячи лет назад – заметными игроками на геополитической арене Евразии. И «Троянская война» по сути, мировая война за Средиземноморье - осталась в их, передающейся из поколения в поколение памяти, как брато убийственная. И весь этот позор Раздора и Предательства народная память сконцентрировала и закодировала в фонетической формуле «ЛН» - ЕЛЕНЬ.

У североевропейских Данов, также выходцев с Дона, во многом сформировавших скандинавскую мифологию, ХЕЛЛЬН – царство (с хозяйкой) мёртвых расположено на крайнем севере и юге. У древних исландцев – Хель, Нифльхель.

Сколь велика мощь подобной кодировки? В «Войне и Мир»

Льва Николаевича Толстого кажется всё беспутство, никчёмность, предательство и продажность воплощены в образе светской красавицы – Элен. Классический пример литературно мифологического архетипа!

В настоящее время всем исследователям, работающим над проблемами дешифровки алгоритмов развития разума, становится всё более ясно, что подобного рода символы-архетипы складывались не за сотню лет, и даже не за тысячу. Они существуют у каждого народа, в каждой культуре, и их возраст – это возраст самого человека.

Вот и за прекрасной белоснежной Еленой – мы видим оленя, тотем древних охотников, притом точно идентифицируемый урядителями символа - кодом «СЕМЬ». Числом ветвей рогов.

Распространённый древнейший приём. Единороги одиозных «единобожников». Трёхрогие козероги «гармонизаторов». Или тот же Зверь о десяти рогах «Апокалипсиса» - символ десятичного Рима… Очень наглядно. И было вполне доходчиво для наших предков. А что мы можем понять? Может, ошибаемся?

«Семь Семёнов – семь Симеонов». Русская культура странным образом объединяет корни – СЕМ, СИМ… Елена действительно связана с числом «СЕМЬ» - и через женский символ луны-селены, и будучи вознесённой на небо Аполлоном семизвёздным созвездием. А в образе распутницы неразрывна с «Симоном-магом».

Заглянем в наш – самый домашний и в то же время самый бесценный - словарь Владимира Даля: «ЕЛЕНЬ, еленица ж. церк. и стар. олень и оленица, самец и самка оленя. Олень или елень настоящий, Cervus Elaphus сиб. марал, СЫМ, сынин;

оленица вообще лань».

ЕЛЕНЬ – СЫМ(Н)!

Миф упорно сплетается косичкой вокруг фонетических формул «ЛН-СМ».

Белый олень (олениха). Луна-селена. Число Семь (через асимметрию 4+3).

Перед нами евразийская культура «Семиречье», известная мифологам, а в настоящее время всё более проявляющаяся трудами неутомимых археологов.

Река Лена. А далее на Запад – река Сым, правый приток Енисея.

Затем уже собственно развившийся центр – Семиречье, на стыке современных территорий Южной Сибири, Казахстана, Алтая. На Урале – река Сим, приток Белой. На Волге – Синбир (Симбирск). На Тереке – Семендер. На Дону – Симла (Цимла). В бассейне Днепра – Сейм. При наложении этих точек на палеогеографические карты последних оледенений прорисовывается вполне логичная изотерма очагов культуры «охотников на благородных оленей», которая с отступлением Ледника распространилась на Запад до современной швейцарской Симментальской долины и далее до океана. На юге – до реки Симоент в малоазийской Троаде, до Симла – в предгорьях Гималаев и др.

«Олень рядом с Елью» - распространённый сюжет древнейшей графики, присутствует, в том числе, и на восточноевропейских вышивках, и в резьбе по дереву. В законченном виде эта цивилизация сформировалась в семь «Семиречий», разбросанных по всей Евразии.

Её потомки становились со временем пастухами, рыбаками, земледельцами, ремесленниками, торговцами… И живут сейчас по всему миру среди себе разных подобных, не подозревая, кажется, ни о каких «зимних оленях». Правда, каждую зиму к их праздничной новогодней Ели почему-то торопится заснеженный северный дедушка на упряжке Оленей.

И казаки по одной из кодировок входят в семью мировой Ели (Эль). Точка соприкосновения на Дону - Цимла, Зимовники, полумифическая «станица Зимовейская». Один из их сакральных символов «Ель-Азар», можжевельник казацкий Juniperus sabina, рода хвойных семейства кипарисовых. Никакой мистики! Можжевельник даже среди хвойных собратьев отличается повышенными инсектицидными свойствами, «убивающим насекомых». В тростниковых поймах, особенно по весне, без него просто не выживешь – комары заживо съедят. Наши предки разводили вокруг жилищ можжевельник, обкладывали ложа можжевеловыми лапами, давили «елей» - можжевеловое масло, которым натирались. Коренные дончаки, не растерявшие мудрость предков, поступают так до настоящего времени.

Один из потомков евразийского «Елового Семиричья» всего несколько тысяч лет назад, в период открытия пьянящих свойств винной лозы проявился, как Сим, один из трёх братьев, сыновей патриарха Ноя. Этот сюжет попал в Ветхозаветную антологию мифов – «Пятикнижие» (существует и менее известное «Семикнижье»).

Пустынники бедуины вычислили, что их предки когда-то входили в состав племён приледниковых охотников на благородных оленей.

Одна из фратрий этой культуры склонилась к одиозному восприятию устройства мира – религиозному единобожию, со временем изолировалась, в южных пустынях, в виде кочевников бедуинов.

Можно ли всю многообразную евразийскую культуру палеолитических охотников «зимовников», закодированную в фонетической формуле «СМ», СИМ отождествить с современной теологической идеологией единобожия Иудаизм? Современная наука этот вопрос уже даже и не обсуждает и активно вычёркивает из учебников введённые в девятнадцатом веке термины: «семитская культура», «семитские языки». Слишком глупо.

Иудеи когда-то жили в Египте. И что? Египтяне – иудеи?

Иудеи жили в Персии? И что? Персы – иудеи?

Иудеи жили и живут: в России, в странах Европы, Америки… И что?

Совет всем казакам: прекратить беспредметное противостояние «семит – антисемит». Для начало просто оглянуться на своих любимых родственников по единой большой семье - Семёновых, Симоновых, Сеимовых, Симаков, Зиминых… Опасность изучения древности, как раз и состоит в поспешности и поверхностности суждений. Во всех древних символах скрыты какие-то противостояния наших предков. Стоит ли их вызволять на свет?

Церковь именно того и опасается, что несведущие невежды, прикасаясь к наследию прошлого, выпускают на свободу демонов давно отгремевших кровавых распрей. Церковь наложила печать:

«Язычество». Однако - «Знать страшно, не знать – смертельно опасно». Знания – Свет, если приобретаются и обсуждаются всем миром, с учётом мнения каждого. Этим и отличаются – просветлённые учёные археологи от корыстолюбивых «чёрных гробокопателей».

Знания на Свету становятся Силой всего человечества.

В символе «Елень пронзен стрелою» заложены и ещё несколько сюжетов прошлых эпох, раскрыть которые в формате небольшой статьи невозможно.

Но последний – времён Гражданской войны – раскрыть придётся.

«Ленин из Симбирска». Да-да! Всё тот же «елень – сим».

Можно как угодно относиться к символизму – но эта аллюзия поразительна!

Язычество. Ленин был воинствующим атеистом, по убеждению наиболее религиозных проповедников того времени – «антихристом».

Предательство. Все газеты писали, что Ленин – «германский шпион». Он, действительно, был «агентом влияния». В условиях войны между Германией и Россией германский штаб переправил Ленина в опломбированном вагоне через всю Европу в столицу врага – Петербург, где тот и завершил государственный переворот, тем самым вывел окончательно Россию из военных действий. Именно Ленин призвал «превратить войну империалистическую – в войну гражданскую!»

Междоусобный раздор. Гражданская война и сменившая её диктатура унесли только прямыми потерями десятки миллионов жизней россиян.

Разврат. Прозападники, революционеры социал-демократы осуществляли «революцию» на первых порах, в том числе и «сексуальную», они выступали за свободу нравов, против семьи и брака, как «буржуазного» и «религиозного» предрассудка.

Великоросские и казачьи круги того времени клеймили Ленина, как «семита». Риторика, как мы сейчас понимаем, дремучая. Но факт остаётся фактом. В Российской империи иудейское население по предвоенным переписям составляло порядка трёх процентов и не имело права селиться в крупных городах, последнее – явный перекос.

А в комитетах первых столичных Петроградских Советов солдатских и рабочих депутатов – уже семьдесят пять процентов представителей иудейского происхождения. «Перекос на перекос умножает кривизну».

В этом нет ничего «сакральнаго», «заговорного», как преподносят некоторые мистики. Почти весь стержень российских государственников правящие в то время Романовы уложили на фронтах. Защищать государственность было уже просто некому.

Наряду со всякого рода авантюристами, люмпенизированными массами - к власти устремились и «национальные меньшинства»

империи – составная часть «красно-чёрного» мирового «интернационала», набравшего силу в период глобальной бойни.

Финский спецотряд «егерей» осуществил в октябре 1917 физический захват власти в Петрограде. «Латышские стрелки» верой и правдой защищали новоявленную власть. Кавказские боевики экспроприаторы сгруппировались вокруг авторитетного вожака «Кобы» Джугашвили и оттеснили всех романтиков-революционеров от «пролетарского трона».

Нет ничего более вредного, чем демонизация Истории, но и очевидность должна просто и ясно лежать на поверхности на всеобщем обозрении.

Казаки «возрождённой республики» в 1918 году вонзили «чёрную стрелу» в предательского (по их понятиям) «еленя». И это стало их роковой ошибкой. Они извлекли на Свет Божий древний символ воинской асимметрии, возмездия. И проиграли. Время требовало новые конструктивные идеи строительства новой жизни.

Необходимо было возводить Дом будущего, а не ворошить пыльные чуланы прошлого. Но позитивных, политически и экономически жизнеспособных идей и моделей – никто предложить так и не смог.

Большинство казаков не пошло за «чёрной стрелой». А те, кто встал рядом с новым-старым гербом, очень быстро разочаровались, увидев, что их почему-то затягивают в… «белую» армию. В недра того самого бесцветного, безжизненного «еленя-блед». Прежние же полковники и генералы. А ведь даже их казачий герб из асимметричной чёрно-белой печати уже трансформировался в гармоничный Трёхцветный. Вот тогда-то на Дону и воцарилась древняя фатальная мудрость: «Не зная броду – не суйся в воду».

Михаил Александрович Шолохов в своём романе заявил всему миру: Дон-то Тихий! Чем спас множество народа от более жестокой формы джугашвилевского мстительного «расказачивания».

И всё же - в чём самый-самый древний и изначальный смысл символа? Алгоритм понимания предельно прост: различие сред обитания.

Казак, по одному из определений, это - «бродник», обитатель речных пойменных зарослей – осины, камыша, осоки - царства земноводных, среди которых полновластно владычествует змея.

Меловые утёсы правобережья Дона – данты (откуда латинское dentis, зуб) – это дно древних морей. На рассыпающихся в руках камнях – оттиски невиданных тварей, по поверьям - «косточки»

гигантской праматери Змеихи, Примадонны. В гимнах «Ригведы»

даётся её имя – Дану. Это и русская народная сказочная Царица-Змея, которую Казак спасает из огненного кольца (окружающих со всех сторон речную пойму соседей-огнепоклонников, к примеру, тех же кочевников иранцев), и она в благодарность помогает ему, даже становится женой.

Казаку сопутствуют - речная рыба (сазан), водоплавающие птицы (гусь «казара»), водный козёл – козерог, волкодав – «каза», шесть тысяч лет назад присоединился «вещий конь», спустя ещё две тысячи – «молодильная яблоня». И многие другие культурные, цивилизационные сателлиты. Казак и река-линия – неотделимы.

Казак - донской, днепровский, дунайский, вологский (волжский), кубанский, терской, яицкий (уральский), енисейский, амурский… Да хоть индский или мисиссипский! Была бы река попросторней да побогаче. И всё же Дон, Тан, что значит «Вода, Господин» - исток казачества.

А белый «елень» символизирует культуру охотников.

Бесконечная погоня за добычей, последующее эволюционное пастушество - подразумевают кочевой образ жизни по бескрайним лесостепным просторам. Сколько кочевых групп, отрядов, орд прошло сквозь Дон за тысячелетия? И все они оставили свою кровь и навыки неистребимым «бродникам».

Казак пронзает «чёрной стрелой» пороки, но не противопоставляет себя никому из соседей по этническим, расовым признакам - наоборот, ощущает себя единым целым с любым «хорошим человеком». Он умеет договориться с кем угодно, благодаря чему и выжил, в отнюдь не всегда доброжелательном окружении.

А ведь Дон – только вдумайтесь! – по древнейшим урядам считается Осью, границей Востока и Запада. Одиозные непримиримые фанатики в этом цивилизационном водовороте выжить не могут, они либо истребляются, либо убегают, а затем кружат по всему свету, греются у чужих очагов.

Умение выстраивать Договор с кем бы то ни было и свято его соблюдать – вот основной цивилизационный навык Казака охранителя. Поэтому «Язычество» - бесконечное множество чего бы то ни было, для него – порок.

Одиозность – непримиримость, неумение договариваться – порок. Предательство – нарушение священного Договора – порок.

Разврат и Раздор, как нарушение Договора – порок.

Вдумайтесь во все эти этико-философские категории, и поймёте, что они самым естественным образом объединяются в главную ипостась Православия – Любовь.

Именно поэтому Казак и Православие – неотделимы.

«От клятв – бяжи, но давши Слово – дяржи!»

И последнее… Такое, что и говорить не хочется, да необходимо.

В мифологических схемах много всяких «оленей» - разномастных, всех цветов радуги. Были и зелёные – с Востока, и тёмно-синие – с Севера, и алые – с Юга. И, конечно же, местные, волжско-донские – «золотые» Но белый цвет, а вернее «бесцвет» - это цветовой код Запада, по древним верованиям - части света, где умирает солнце и всему приходит конец. Так уж получается, что в последнее время именно оттуда, один за другим, приходят в нарушение всех мирных договоров всякого рода «крестоносцы», «освободители» и «демократизаторы». Кстати и учение о «пролетариате могильщике буржуазии» пришло оттуда. Или что не так?

Хочется пожелать, чтобы белый «елень» с «чёрной стрелой» в боку больше никогда не взлетел на полотнище боевого казачьего знамени.

И куда же мы, господа линейцы-казаки, денемся от любимых Ленок – верных Елен? От наших прекрасных линн, линий-рек?

Триединство дончака-данайца, восточного дария, западного эллина, слившихся в Треугольнике ТРК рек Дон (Тан, Тон, Дану) – Волга (Раса), древней водной перемычки между Каспийским и Чёрным морем – Карга (Кубань, Кума, Терек) и есть уникальное, не имеющее аналогов в мировой цивилизации этнокультурное сообщество – Казак, оберегающее центр мирового света – «АЗА».

Казакам пора начинать строить новый современный Дом своего и мирового благополучия.

Садок «Птиц нужно выпускать. Но оставлять открытой дверку клетки.

И если как-то поутру вдруг на плечо порхнёт кто-то весёлый с ветки – ниспослана вам благодать!»

Антонина Логичева, - больше известная в необъятных приволжских степях и придонских садах под прозвищем «Логиха», выгружала со всей своей клубной детворой музыкальную аппаратуру, - с палубы прокопченного работяги буксирчика – прямо на песчаный бережок Иловли. Восемь самых крепких пацанов, разбившись по парам, азартно бегали по сходням, ещё два десятка мальчишек и девчонок поднимали колонки и усилители уже от реки на невысокий обрыв.

Обширная поляна чистенькой изумрудной осоки по щиколотку, в окружении разнолесого довольно девственного и густого пойменика – была ещё в детстве подсмотрена Антониной. С той первой рыбалки, - ещё с отцом, который воспитывал её как мальчишку, - прошло уже не меньше четверти века, - и с дюжину раз она возвращалась сюда, точно.

Неделю назад ей позвонил приятель – соратник по комсомольским «рок-н-рольным» забавам - Джока, который так навечно и увяз в этой лабуде, - как он сам же и смеялся. Его группу, вполне профессионально и рентабельно чесавшую концертами постсоветские и не только территории, - заказали на корпаратив «бешенные приволжские нефтяные шейхи». Так как «бабла»

отломили немеряно, а сложностей никаких работа не представляла, Джока - с их же подачи - решил совместить полезное с приятным.

Обзвонил старинных забулдыг музыкантов, окрестных «рок-ханов».

И как-то сам собой образовался импровизированный, но вполне представительный «джем-сэшн» а-ля «Вудсток».

Но Антонина вначале ему отказала. Она заведовала подростковым клубом, в котором, конечно же, буйным бурьяном цвела «хард-роковая» романтика. Две мальчишеские команды и одна «гёл-банда» - в окружении нескончаемых толп «фанов» попеременке, без роздыху практически круглосуточно дюрбанили в подвале самопальную музыкальную рухлядь. Слава о «Логичном»

рок-клубе гремела уже давно и серьёзно, и далеко за пределами города. Иногда случались какие-то мероприятия и халтуры. Но всё же вывозить своих птенцов на не совсем понятные коммерческие забавы взрослых дядей Антонина поостереглась.

Однако надо знать хватку Джока. Если ему что-то втемяшится в патлатую головёщку – не угомонится. Так что, когда из Администрации её прозвонил старинный партнёр по комсомольской работе, а в настоящем – немалый властный туз Пашка, и подтвердил серьёзный почти официальный статус затеянного Джокой действа – Антонина даже с превеликой радостью согласилась. Было заверено, что милиция подстрахует порядок, автобус - к подъезду, горячее питание на полсотни человек на три дня, - что ещё нужно? И ещё две параллельные юношеские структуры подтвердили своё участие.

Пресса даже тиснула рефрен – «Мир без наркотиков». Всё как-то сошлось. Так бывает. Когда много людей мыслят на одной волне – звёзды действительно зажигаются.

Когда Антонина узнала, что акцию собираются проводить на базе новоявленного «тур-кемпинга» на Иловле, - тогда-то и вспомнила про свою заветную детскую поляну, притаившуюся совсем неподалёку.

Джока уже с места ей отзвонился: «Тонька, как всегда у тебя всё логично, - роскошная площадка! Кемпинговая столовка, которую мы планировали – конура, не потянет. А твоя поляна – отпад!

Московские и забугорные торгаши – всю оставшуюся жизнь будут вспоминать. А генераторы для наших «лампочек Ильича» притараню такие – город можно обсветить!»

За Тропининым Джока заехал утром в четверг. Илья каким-то образом ухитрился влезть в старорежимный затёртый костюм «Левис», и уже к вечеру они по-варварски ели раков с мёдом на иловлинской базе. Утром в пятницу встречали на поляне Антонину и всех съезжавшихся – на машинах, автобусах, байках и катерах.

Было шумно, весело, как-то по-советски беспричинно и застойно беззаботно. Разные люди – толстые лысые и совсем юные ещё полностью обезжиренные – вместе расставляли стойки навесов, раскладные столы, стулья, - обустраивали сцену.

Сколько съехалось фестивальщиков? Да кто их любимых считал… Поляна и мироколица!

«Нефтянка» не поскупилась. Молодняк без ограничений задарма опивался ледяными газировками и соками всех мировых «брендов», прямо из торгового рефрижератора на колёсах. Социальная прослойка посостоятельней – приехала на своих «карах» с забитыми доверху багажниками. Да ещё две лоточницы торговали всякой пакетной снедью.

Самые близкие Джоке знали, что именно на этот «уикенд»

выпадает его пусть небольшой, но уже строгий мужской юбилей. По правде сказать, именно поэтому он так и суетился. Согнать все народные чаянья в одну точку и оказаться в центре всеобщего внимания в луче прожектора – это ли не главный смысл жизни любого артиста? А Джока – настоящий Мастер. Состряпал, как положено, за чужой счёт – свой личный бенефис, да ещё и с потрясающим вывозом всех близких и друзей на природу из раскалённого пыльного города.

Так как это был его личный праздник, Джока выставил лучшую аппаратуру, которую можно представить, а не выездной ширпотреб, который в основном и трётся по «заказухам». Аппарат вместе с техниками группы и музыкантами был доставлен также с куражом – на двух «плавсредствах» речного пароходства, притом на них из города прибыло и большинство юных участников слёта. Водное путешествие у ребят вызвало неподдельный восторг.

Джока был на пике авторитета и успеха. В окружении зелёных рокеров выглядел настоящим рок-паханом. Его личная гитара, новенькая «Гибсон Лес Пол – Пейдж» привезённая только-только прямо «оттуда», буквально «вечерней лошадью» - выглядела, а главное звучала, действительно, невероятно.

Невольно и Тропинин, вместе с матёрыми лабухами группы Джока присоединился к мастер-классу прямо на открытом воздухе.

Основной смысл этой мудрости знает каждый, кто хотя бы раз в жизни держал в руках электрогитару – «лучший самОпал – это фирмА». Зубры наглядно показывали, что на «дровах» можно только начинать, но даже развиваться - вредно. Только фирменный, тщательно подобранный аппарат может привести к успеху. Жестокая правда. Но её необходимо понимать с самого начала. Объясняли, что настоящий матёрый «рок-саунд», звук выжимается только из агрегатов с волшебными лампами предусилителя. Никакие японские новоделы на полупроводниках не в состоянии дать характерное напряжение и скрежет искажения ламповых «старичков».

Бесконечно тянущуюся на подтяжке ноту – «сустейн» выдавили в конце шестидесятых из «Меза Буги» в Калифорнии. И чудовищный взрывной акустический выхлоп из динамиков. Это и есть начало эпохи «тяжёлого рока», сменившего танцевальный «рок-н-ролл» и бунтарский «бит». Электрогитары «Гибсон» и «Фендер», разные по философии – основа «рока». В каждой избушке свои погремушки. В каждом жанре свои базисные столпы. Начинаешь их тусовать и изменять – получаешь другое качество. Но для начала нужно твёрдо усвоить, что басовый «Фендер» лучше всего бубнит через «Пивэй», «Телекастер» заточен под классический «Меза Буги», а для «Гибсона» нет ничего полезней универсала «Маршалла». Качество барабанов не в прикольном хромированном блеске, а в марке производителя. И лучше «пайсовской» меди в ударных тарелках – никто ничего не сотворил. Мыслишь по другому – играй «евро-поп», «диско» хоть «летку-еньку», - но ты не «джокер».

Последней фразой Джока подвёл черту своей нелёгкой просветительской акции. Окружающие весело ухмылялись, даже похлопали в ладоши.

Антонина в берете «а-ля Че Гевара» вскинула руку со сжатым кулаком и, глумясь над экспрессивными манерами Джоки, выпалила:

«Ты можешь носить любые джинсы, но если на них нет лэйблов – «Супер Райфл», «Леви Страусс», «Ли», «Вранглер» - ты не «джокер»!

Ты можешь слушать любую музыку шестидесятых, но если это не «Битлз», «Ролинг Стоунз», «Криденс Клиауота Ривайвл», «Грэнд Фанк Рэйл Роуд» - ты не «джокер»! Ты можешь слушать любой «хард-рок», но если это не «Дип Пёпл», «Лед Зеппелин», «Юрай Хип», «Блэк Сэббат» - ты не «джокер»!

-А где же «революция цветов»? – крикнул кто-то из толпы.

Антонина отреагировала мгновенно:

-Тогда тебе нужны четыре «Джи» - Джимми Хендрикс, Джефферсон Аэроплэн, Джоплин, Джим Мориссон!

-А психоделия?

-Крим Кримсон, Манфред Мэнн, Йэс, Пинк Флойд!

Антонина виртуозно раскладывала (конечно же, очень субъективно) поп-музыку конца двадцатого века по полочкам, не забыв - ни «буги-вуги», ни «мобили», ни «панк»… Все вокруг хохотали. Но в принципе, понимали, о чём речь. Хотя для нормального человека – полнейшая абракадабра. Илья побывал в гуще самых разнообразных жанровых акций, в том числе музыкальных – классических, джазовых, популярных, эстрадных, фольклорных, «клубов самодеятельной песни». Ему всегда нравилось всё! Но когда находишься в эпицентре подобного события о вольнодумных глупостях лучше помалкивать.

Люди жаждут единения! Вырвавшись из броуновских муравейников мегаполисов, где всем начхать друг на друга, - спешат на выездные тусовки по интересам, пытаются ощутить себя неким Организмом. «Майнд геймз», игры разума плюс биологический инстинкт стремления к близости себе подобного. Восхитительная идиллия! До тех пор пока некая властолюбивая тварь со сломанной мировоззренческой программой не начнёт очередную бесовскую свистопляску.

Даже безобидное ритуальное поедание сосисок с пивом в кругу себе подобных - можно превратить в «коричневую чуму», которая чуть не похоронила Европу в середине двадцатого века. Спорт, музыка, мотоциклы, танцы – не всё ли равно?! Нужна только устойчивая человеческая группа по интересам, чем больше – тем лучше.

Тропинин однажды даже столкнулся с «ложей» филателистов!

Да-да. Вполне нормальные интеллектуалы, увлечённые своей страстью… Но однажды среди них завёлся – фюрер! Паучина, в котором, как в мусорном баке скопилась огромная масса БЕССИСТЕМНЫХ обрывков знаний. Это и есть – «Горе от ума».

Накопление информации без понимания её происхождения, назначения, применения, путей развития – приводит к искривлению сознания. Именно того марочного и очень мрачного «вождя»

бесполезно было просто сгнобить физически, - свободолюбивые интеллегенты возвели бы мученика в святые. Используя тогда свои служебные возможности, Илья на общественных началах наглядно доказал им, что тот их попросту обирает, примитивно грабит. Это было нетрудно, заняло всего один вечер выходного.

Как только любое самое безобидное увлечение берут под контроль - Властолюбие, Невежество, Корысть – начинается Секта.

Конечно же, наиболее значимой средой является стремление человека к осознанию Мирозданья.

Эпицентром этого фестиваля, - звездой, вокруг которой вращалось всё действо – был Джока, сластолюбец, жизнелюб, весёлый приспособленец. Его главным пороком были – «двадцатишестилетние женщины» - и из каких только фрейдистских комплексов сложилась эта цифра?! Даже с «бухлом» - по его витиеватой терминологии – он был «давно и счастливо в завязке».

В любом общественном событии всегда надо искать человека, женщина, кстати тоже… От этой головы и проистекает запах всей Рыбы. Рок-музыка не хуже и не лучше, той же самой классики.

Например, великого пафосного Вагнера - некогда обожаемого одним «национал-социалистическим» идиотом-людоедом.

Всевозможные недоразвитые деятели, мнящие себя свободомыслящими – кричат всегда одно и то же: «Чем секта отличается от религии?» И тут же дают всегда один и тот же ответ:

«Да ничем! Надо только отбросить из всех мировых религий, идеологий и философий весь хлам, собрать всё самое ценное под одним сводом, назначить достойного пастора, проповедника – и новая современная концепция жизни готова! Найдутся – кто и собой пожертвуют. Вон, смертники «шахиды» – ротами на небо взлетают!

Какие же вы все тупицы и мракобесы! Я такой умный, а вы меня просто не пускаете порулить». Такие озарения посещают миллионы и миллионы голов. Можете быть уверены - не от большого ума, - как бы кто сейчас гордо не покривил рот.

Религия – не соразмерима с человеческим веком. Её возраст – и есть возраст Разума. Из поколения в поколение, из тысячелетия в тысячелетие Разум, всё более усложняясь и обогащаясь, изучает и кодирует окружающий мир. Фонетическими сигналами, формулами;

графическими элементами, символами;

целыми схемами передаваемыми от отцов детям - ритуалами, сведёнными в конечном счёте в единую церковь Общего Дела – Литургию.

Чем больше человек знает – тем совершенней его внутренняя схема мирозданья. А пустой горшок ничего не сварит, сколько его не насилуй йогическими медитациями на сверкающих вершинах. Алберт Эйнштейн тоже был верующим – только его модель Творения – отнюдь не палеоуральская ремесленная технология «шести дней». Он был – адекватным, сбалансированным Человеком, - именно с большой буквы, - поэтому и показал нам остальным язык – догоняйте!

Если Наука устремлена вперёд к познанию, то Религия – обращена вспять к истокам Разума, её миссия – сохранять кирпичики кодировок дороги, чтобы однажды человек смог вернуться и понять, откуда родом.

Наука и Религия – не антагонисты, а асимметричные половины одного целого. Разбегаясь друг от друга, – они неминуемо смыкаются, так как и охватывают топологическое – не имеющее начала и конца тело Космоса.

Каждый может, а возможно даже обязан составить своё мнение об устройстве мира и вынести его на свет людям. Это мнение обязательно – так уж устроено – обмозгуют окружающие, возможно миллиарды голов, и если есть здравое зерно – упакуют в амбар человеческого опыта. Только, как правило, никаких материальных дивидендов мыслитель при жизни не получает. Наоборот – обречён на непонимание, и даже гонения. Знает это. Поэтому общается только с истиной. Это и есть не всегда прямое, но живое и бессмертное – Древо Религии, неразрывно переплетённое с Наукой, Государством, Обществом.

А если кто-то не обделён талантом, не лишён харизмы, наделён статью и лицом – и начал собирать вокруг себя человеков… Если он весёлый жизнерадостный «джокер» в любой игре – это большое и полезное удовольствие попасть в сферу его деятельности. Но как только от массовика затейника прозвучит хотя бы один писк о каком нибудь «священном походе против неверных» или об уходе в трущобы земные от «мерзостей богопротивных» - перед вами общественный болезнетворный вирус, который, как и в биологическом организме лечится медикаментозно, а в крайних запущенных формах – и хирургически. Религией, Наукой, Государством, Обществом.

Выносите свои таланты из тёмных провинциальных чуланчиков наружу, если угодно продавайте их и обогащайтесь. Только надо всегда помнить, что мошенник, не говоря уже об идеологе убийств – преступник. Так было, есть и будет - во все времена.

Всё это Тропинин уже очень давно высказал Джоке, на одной совместной гастроли, когда на волне ещё совсем раннего «перестроечного» анархизма тот попытался однажды замутить со сцены какую-то мистическую «мистерень». И надо сказать, - никогда больше с настроениями «дебил и отморозков» не заигрывал. Хватило внутренней силы остаться самим собой. Джока скользил по краю света и тьмы, купался в серых сумерках, его тревожило пограничье, драйв, кураж – на все «сто киловатт»! Но он всегда оставался честным «джокером» в некраплёной колоде.

Первые «прогоны» начались уже в процессе установки аппаратуры. Чудовищной мощи гитарные «рифы» разрывали мироколицу на многие вёрсты в округе. Через два три аккорда подключался настраивающийся «бас», тут же въезжал в «контр пункт» какой-нибудь разминающийся барабанщик. И уже минут пятнадцать грохотал очередной - в череде бесконечных – «рисунок чёс».

Когда жара пошла на убыль – свои программы погнали первые «разогревочные» мальчишеские команды. Зная по три-четыре позиции на гитаре – «звёздочка», «лесенка» - они старались взять мир нахапок своей пока нерастраченной энергией. Девственный иловлинский лес – в ужасе пригнулся.

Когда стемнело – пошли «махры». И уже ближе к полуночи, под залпы роскошного фейерверка, – действо замкнула группа Джока.

На второй день, в субботу - всё после обеда раскрутилось по новому кругу. Только команды перемешались. Разные исполнители пробовали всевозможные варианты составов, и закончили «беспредел» – грандиозной солянкой лучших из лучших. В воскресенье никаких сил ни у кого уже не было, поляна оглашалась, время от времени, жалобными стонами фонирующей аппаратуры – к инструментам подходили все желающие. Пятисот-ваттные динамики, раз за разом, изрыгали бессмертные вариации «чижика-пыжика» и «в траве сидел кузнечик».

Из новеньких – Тропинину приглянулся дуэт «фронт-мэн вумен» - мальчик и девочка, - рослые, с прямыми льняными волосами, в чём-то неуловимо схожие. Они незатейливо, но очень проникновенно – «открытыми связками» отработали несколько вещей, под очень жёсткий «кантри». При этом девочка ухитрилась довольно виртуозно солировать на скрипке, а мальчик – прилично обращался с большой концертной флейтой. Чувствовалась серьёзная музыкальная база.

-А! Как тебе? – толкнула Илью локтем под бок Антонина. – Мои - Леонид и Елена!

-ЛЕЛЬ.

-Что? А… Точно! Они и по жизни «не разлей вода». Как близнецы, - зеркальные отблики друг друга.

-Могут стать крепкими профессионалами. Правда, ни одного продюсера – под них, таких – что-то не упомню.

-Ничего, покумекаем. Слушай, я твою фишку – «ЛЕЛЬ»

прикарманю.

-Владей.

И ещё один номер привлёк внимание Ильи.

Совершеннейшая южнорусская красавица, изящная, как статуэточка саксонского фарфора - озёра глаз, русая косища в пояс сотворила «нечто»! Под тяжелейшую хард-роковую инструментовку хрупкая-статная девушка-женщина, ни слова не говоря, на десять минут своего «соло» буквально выключила толпу на поляне, замершую в гипнотическом ступоре. Её танец чем-то напоминал ирландскую «джигу», русскую «барыню» и плавный ручеёк-дорожку мелких шажков черкешенок – одновременно. Горделиво вскинутая точёная головка, загадочная руническая жизнь рук и искуснейшая работа, явно профессиональных балетных ног, с тонкими щиколотками и пяточками - обтянутыми манюсенькими палетками… Без роздыху, в бешеном темпе – десять минут! Ни одного пируэта, ни разу не повернувшись к зрителям даже боком, лишь изредка – в три четверти. За этим танцем явно проступала личность некоего мощного таинственного Хореографа… У «фарфоровой балеринки» был всего один выход, и, несмотря, на продолжительный восторженный «бис» она, даже не поклонившись – упорхнула, и больше не появилась. Но оставила на поляне отчётливый привкус свежести грозового озона – разорвавшейся шаровой молнии.

-Кто это? – теперь уже Илья толкнул под бок Логичеву.

-Красавица.

-Вижу. Как зовут?

-А я и отвечаю – Красавица. Фамилия у Варвары такая – Красавица. Хореография у неё с детства - наша фирменная, «берёзковская». Но она – сама по себе. Мужики из ночных клубов предлагали поработать… Ничего не скажешь - эффектна! Но она, как то – ни с кем… Не артистка. И видишь «хамка» какая, - даже не поклонилась… -Когда Фёдора Ивановича Шаляпина упрекали, что не кланяется, - он отвечал: «Я для публики час в поте лица вкалывал – и ей за это ещё поклоны бить?»

-Что – Шаляпин не артист?

-Явление!

-Ну-ну. В общем, не нужно ей это. – Антонина хохотнула. – Как вот и тебе, старый.

-Может быть, может быть… «Варвара краса – длинная коса», задумчиво пробормотал Тропинин.

Группа Джока просто потрясла Илью. Подобного изысканного баланса, отточенной остроумной техники – он живьём никогда не видел и не слышал.

Звукооператор Джока снял громкость ровно на половину, - а энергетика пёрла от раскачивающегося маятником ритма – просто валом, перехлёстывала границы поляны, расползалась по окружающему лесу - сказочной неуправляемой кашей из волшебного горшка. И сам Джока заматерел. Никаких сумбурных невнятных текстов – всхлипываний «о жисти покалеченной, телегой переехатой». Богатейший осмысленный набор - звонких, броских фонетически безукоризненных рефренов, будоражащих воображение.

Никаких корявых, якобы глубокомысленных речитативов, – которыми переполнили эфир студенты недоучки начала семидесятых.

Пять человек на сцене знали всё о музыке, которую делали, владели всеми техническими приёмами и приспособлениями. Никто в мире не сможет с ними сравнится. И они… навсегда останутся на этой поляне, затерянными в глухомани первобытного леса. Потому что, как и в любом деле только Первый – навсегда так и останется первым. Уже второй, сотый, миллионный – ремесленники. Вот если бы тридцать лет назад Джока выдал такое – был бы земным «богом»

при жизни. А так – «король корпаративов», пожизненно.

По приглашению Джоки Тропинин, - отгородившись от мира тёмными-претёмными очками и техасской шляпой «стетсон» отработал с его командой две свои юношеские «рок-баллады» и пару калифорнийских шлягеров под «Криденс», - «гландами», на форсаже - по-англицки. Джока лично попросил, потому что среди заказчиков оказались старинные доброжелатели Ильи, ещё по его юношеской «звёздности». К удивлению, они до сих пор пускали слезу от «Последнего Эльфа» и «Рей, ветер, вей!»

В субботу с утра выезжали на кемпинг, где без перерывов бурлил буржуазный «банкет» на пару сотен персон. Были какие-то тосты, восклицания, воспоминания, - но Тропинин быстренько улизнул обратно на поляну, ему было гораздо теплей со шпаной Антонины. Да и не грех было часок вздремнуть в прохладе микроавтобуса, - вечер обещал явить новые события.

Уже заполночь, когда отгрохотали все барабаны – детвора Логичевой, ещё какие-то уже поседевшие тёти и дяди – сидели, смотрели на огонь большого костра, пекли картошку. Ребята бренчали на гитаре, - по кругу предали Тропинину. Он, дурачась, прогундосил древнее посвящение Антонине:

«В Логу родилась Логика и в Логос подросла, - зимой и летом стройная, разумная была. Баб Аня спела песенку логических цепей, Иван построил лесенку логичную царей. Зайчишка-мыська серенький с Ма Русей прорысил, а волкодав, казачий сын, бок волку откусил.

Мир взвесила весь Логика и облекла в Слова, и много-много радости людишкам принесла».

Похихикали.

И только Лель на противоположном конце огненного круга был серьёзен.

-А что, действительно, Логос – из нашего иловлинского Лога?

Илья внимательно посмотрел на него.

-Если коротко – «Да!» Если хочешь со всеми деталями и доказательными проработками, тоже – «Да!»

Над поляной зазвенел серебряный колокольчик голосочка «отблика» Лель.

-Мы читали вашу книжку. Жутко подумать – какая пропасть лет! Десять тысяч, пятьдесят, сто! Люди сидели в своём защищённом от ветра Логу, у такого же костра – и складывали звуки в слоги – получали новые значения. Радовались. Представляешь, Лёнчик, - ни телевизора, ни Интернета! Они только начинали обозначать и программировать окружающий мир. Как мы с тобой сейчас составляем программы… На миг все замолчали, думали - каждый о своём. Утомились от двух дней нескончаемого музыкального марафона. Про такие умиротворённые мгновения говорят - «Ангел пролетел». Огонь потрескивал на сосновом сушняке. Тишина разрасталась, купол звёзд безоблачного ночного полога враз надвинулся с высот к самым искрам земного кострища.

Тропинин отложил гитару, запел. Первые такты тихо, но по нарастающей, и с «икта» - как кит, одним глотком отобрав весь воздух у мироколицы - накрыл поляну голосом – всю, от края до края!

«Ой, ты степь широкая, степь раздольная, широко ты, матушка, – протянулася…» А потом «Чёрного Ворона» и «Думу Стеньки». Он – поднимал, опускал голос, свинговал, раскачивал ритм, открывал связки в «бельканто», закрывал в классический «баритон», уходил на грудное сибирское «шаманство», укрупнял, измельчал волны вибрации, давил мощью, выдыхал шёпот… Из тьмы к костру потянулись люди, и вскоре опять вся поляна переполнилась лицами.

В круге света проявился Джока.

-Вот, котяра-жучара, Тропа – опять, как всегда на себя всё одеяло перетянул! – сел рядом. – Нет, действительно, мужики – всегда так было. Мы, профессионалы, значит, корячимся-корячимся, из кожи вон лезем – мы ведь и есть – главное на сцене. Какая без профессионального музыканта - музыка? А этот дилетант «фронтмэн», видите ли, все сливки себе! После концерта, бывало, спрашиваешь девушку, грудь выпячиваешь, - мол, ну и как тебе понравилось? А она, оказывается, никого на сцене кроме этого усатенького и не заметила! А если приглядеться, - что в нём? Тьфу!

«Азият». - Джока делано скорбно потряс головой, обнял Илью. – Ну, что, Моцартушка, ты мой – давай нашу – «По Дону гуляет».

-С Днём рождения тебя, Сольерюшка! Свой нижний голос не забыл? Погнали… Вскоре объявились заезжие гости. До рассвета поляна - в несколько сотен голосов - пела казачьи песни.

Когда все уже окончательно разбрелись по палаткам, Тропинин встал и отдал низкий поклон просторной светлой Логичной природе.

Антонина усмехнулась:

-Да какой из тебя артист… Илья пожал плечами:

-Но и не явление.

-Не выпендривался бы в детстве – давно уже приличные «бабки» заколачивал. Дал Бог голос! От тебя все фестивали призами «зрительской симпатии» отбояривались. Ни в какие форматы не пролазил, чужой везде. А не проедешь просто так мимо – аншлаги твои! Серьёзные люди нянчились, без всяких экзаменов наверх тянули… А ты… Знаешь… Я ведь с этими… твоими дурацкими строчками так и шагаю по жизни: «Ты хочешь девочка радугу? Но ты её не сможешь достать! Ни за какое в мире золото – никто её тебе не сможет продать…» Лучше бы не слышала! На том… концерте… под Новый Год. Просто, как заклятье какое-то!

Илья виновато улыбнулся.

-Вот видишь, Тонь, - никудышний из меня был тогда… путепроводец. Совсем глупый. А зачем глупцу голос? Для чего все эти бесчисленные «звёзды» глотки дерут? Развлекают? «Бабло»

рубят? Не моё это. Я только сейчас немного в разум стал приходить… Немного лукавил Илья. Нет, голосом он профессионально не торговал, денег за «горлодранье» не получал. Иногда пел для друзей и «хороших людей», по случаю. Без этой дыхательной гимнастики, к которой привык с младенчества – жить уже просто не мог. Если за несколько дней, порой, ни разу не «продышится» - даже плохо себя чувствовал. Тогда брал гитару, закрывал окна и устраивал в квартире «генеральные закрытые прогоны» всего репертуара. Соседи, вроде бы, никогда не возражали. А, может, везло с соседями?

Но корысть он всё-таки от голоса имел. Если это можно назвать корыстью.

Илью тянуло в самые глухие «медвежьи» углы Евразии. В этих «пионерских походах» целью были изначальные, исконные знания, которые хранят (и будут хранить!) люди «сведущие». Самые простые, обыкновенные поселяне, которых при определённых навыках очень даже просто можно вычислить в любой местности. Они особо и не скрываются. Всевозможные «столичные» этнографические экспедиции их также без особых затруднений выделяют среди остальных «провинциалов». Но всегда довольствуются - начиная от самых первых подобного рода изысканий девятнадцатого века – только самой поверхностной информацией. Коренные сакральные кодировки все эти ведуны, знахари, шаманы, старшины – «деды и бабки» - заезжим «городским умникам» никогда не давали. И впредь не отдадут. Поделятся только некоторыми пустозвонными новодельными побрякушками.

Системной ошибкой всех «цивилизованных» научных работников является убеждение, что им необходимо только «успеть»

появиться в какой-то глухой «умирающей» деревеньке, и тёмные аборигены им с радостью поволокут пыльный архаичный хлам, который затем и выйдет на свет в виде диссертаций.

А с какого такого перепугу? Люди живут на земле своих предков! Где-то вдали развивается какая-то недосягаемая цивилизация, переполненная технологическими чудесами, загадочными роскошными «гаджетами». Стержень бытия человека, который живёт на обочине развития - однозначен: «У меня есть древнейшие знания моих пращуров, о которых вы и не подозреваете.

Поэтому я значительней вас!» Уберите этот психологический стержень – и «провинциал» умрёт. Такой «хитрован» старичок будет сколько угодно, ради собственной потехи морочить заезжим «столичным академикам» головы, но те так и увезут с собой частушки «эпохи коллективизации», с твёрдой уверенностью, что древнейшая мудрость уже покинула осчастливленные их посещением края.

Знания, уходящие корнями к самим истокам человека никуда не делись, и ничего с ними и дальше не случиться. Только, по самым изначальным человеческим законам - родовые коды просто так, за здорово живёшь, никому не передаются. Дело не в материальной оплате. Сакральными знаниями обмениваются! Два «сведущих»

человека. И во время общения ведут постоянный торг, оценивая, только по им – этим «сведущим» людям понятным критериям стоимость той или иной «потаённой» мудрости. Вы не можете, приехав извне, предложить старейшине, скажем, «Таблицу Менделеева» или «Теорию относительности» Эйнштейна. Для него они не имеют никакой ценности. Это – открытая, доступная всем информация. Вы должны предложить к обсуждению кодировки, соотносимые со схемами конкретного знахаря, с которым общаетесь.

И тогда в процессе беседы «мудрых людей» вы обогатите друг друга.

Это и есть исконная логика древнейшего коллективного познания мира. А за «бусы» и «водку» - всегда получите соответствующие «бирюльки».

Со временем Илья выработал железный сценарий акта обмена знаниями. Который ни разу не дал сбой.

Вначале – общая трапеза. Если не приглашают – сам исхитрись, найди повод и «накрой поляну». Без этой «банальной» процедуры – никакого «симпозиума» быть не может. К тебе начинают приглядываться, пытаются распознать «что за птица». При первом знакомстве внешность имеет значение. Смешному «петушку» никто ничего серьёзного не доверит, сколь бы гениальным и порядочным он сам себя не считал. Как однажды выразился Дед, Тропинин обладал:

«Универсальной евразийской наружностью «сатира-силена».

Вызывающей! Безотчётную симпатию». В казачьих станицах, русских деревнях, кавказских аулах, сибирских стойбищах, степных кибитках – к нему с первого взгляда относились благожелательно, в его облике ничто не настораживало. На самом деле подобная универсальность – дорогого стоит. Изрядно рослый, изрядно косопузый, усатый, с большой круглой головой - не обладая какой-то выдающейся силой в руках, Илья имел в то же время от природы очень даже нестандартную крепость корпуса и быструю реакцию. Мог, внезапно завалившееся трухлявое крыльцо попридержать, пока соседские мужики не подоспеют и не подопрут колами. С семипудовой бабой на плече махом взлететь на косогор. Смеясь, отмахнуть блоком правой руки, запущенного с трёх шагов полупудового сазана. Случались и такие «шутки». К подобным проявлениям силы и ловкости, давно не имеющим никакого значения в жизни больших городов, в тайге и в степи - очень даже внимательно приглядываются.

Но самое главное начинается после трапезы – люди поют! Здесь Илья и получал свою главную «корысть». По всем древнейшим укладам – голос отворяет врата к любой, даже самой замкнутой душе.

Человек, который поёт вместе с вами – не может сотворить вам зло. А уж если его песня душу рвёт… Далее Илья сообщал свои «герметичные» знания, которые по его наблюдениям, как-то соотносятся и могли бы быть интересными новым знакомым.

Завязывался разговор «сведущих» людей, полезный обеим сторонам.

Это очень важно – не просто выудить у простодушного человека всё его нутро наружу, но и самому – честно отдать всё что имеешь.

Тропинин всегда отдавал гораздо больше, чем получал. Поэтому никаких угрызений совести, что с «хитромудрыми подходцами»

заполучил желаемое – у него никогда не возникало. Честный обмен!

Все без исключения «пионерские походы» Тропинина закончились пожизненными крепкими привязанностями. Это даже не дружба… Странная ниточка людей обоюдно просветивших друг друга. Судя по всему, вид коммуникационного контакта, утративший значение с появлением письменности. И забытого где-то там - в лесных трущобах «родоплеменного» устного прошлого человечества.

Именно своим анда - всем-всем разом, от восхода до заката - по привычке и отдал поклон Илья. Но как такое с налёту объяснишь Антонине?

Тропинин делано зевнул.

- Гляди, Тоша, уже восход! Пойду, вздремну. Скоро жарко будет.

А к закату дня садок опустел.

Последние машины отъезжали в сторону «города». Волонтёры подбирали разлетевшиеся по кустам пакеты.

Антонина поманила Илью, указала пальцем в сторону дороги.

Видя его нерешительность, подтолкнула в спину:

-Да иди же, козёл!

Тропинин подрулил к Красавице.

-«Пришла Варвара – ночь оборвала, дней прибавила», - могу подвезти!

Варвара быстро подхватила рюкзачок из травы, перекинула через плечо.

-Думала, не подойдёшь.

-И что было бы?

-Ничего бы не произошло.

-А что должно?

-«И умрём мы в один день».

-А оно тебе надо, молодая?

Варвара, глядя прямо в глаза Илье, продекламировала быстрой, судя по всему, давно отрепетированной, решительной скороговоркой:

-«Конечно, музыка, гремящая, как сталь и электронный хаос звука ревущей бездны – в краю полей, где тишиной звенит печаль – терзает слух. Звучит так глупо! И неуместно. Но дети, повзрослевшие среди огня - реклам, машин и улиц гулких – иное слышат. И ценят музыку, впитавшую в себя - судьбу бетонных переулков – всего превыше! И как соединить распавшийся аккорд, две крайности миров различных, спаять все звенья? Единый восстановить узор? Ведь мы себя же обезличим – непримиреньем».

Илья озадаченно поскрёб переносицу.

-Да-да… Кажется, эту корявизну я когда-то в свои семнадцать… выкрикивал со сцен… -Ну, а я «когда-то в свои семнадцать» - услышала. На затёртой плёнке. И как мы теперь будем «единый восстанавливать узор»? Или станем «обезличивать себя непримиреньем»?

-Дерзишь?! – рассмеялся Илья. – Ладно. Чую – споёмся… -А летать в ночи меня научишь?

Вопрос по-настоящему застал Илью врасплох. «Откуда… эта танцовщица знает? И что ей вообще известно? Насколько близко она подошла? Сама? Тогда – настоящее чудо! А если чья-то игра? Пусть даже и доброжелательная. Любая подтасовка, подкладка – ничего не стоит. Игра и игра…»

-Нет, Варенька. Всякую дребедень - оставь мне. У тебя на земле дневных настоящих дел невпроворот.


-Неубедительно.

-Посмотрим.

Последняя битва Калинов Мост.

Скелеты, черепа… Куда ни кинь взгляд – груды костей! Филин вздохнул: повоевали люди, отвели душу… Подтянул повод - остановил коня у кромки воды, приложил руку дозорным козырьком к глазам. Всё правильно, - на противоположном берегу, в лучах заходящего солнца – зловещий силуэт чёрного просмоленного корабля под косым парусом… Второй, пятый, пятидесятый… Боже милостивый! Армада. А по мосту уже – лязг брони, тяжёлая поступь воина.

Он шёл навстречу – не ведающий сомнений. Багряные блики играли на боевой бронзе шлема и поножей. Литой секач – сверкал безукоризненной чистотой граней. Чёрная кучерявая борода - как и полагается достойному герою – подкрашена красноватой охрой. И даже острые камешки, время от времени попадающие под голые пятки – не омрачали нацеленный на победу прищур чёрных глаз.

За полсотни шагов – он, как приучен с детства, начал разбег, постепенно ускоряясь. Левая бойцовая рука взметнулась вверх с секачом – в исходной для удара верхней позиции. Только на бегу – грудь в грудь – можно найти победу! Стоя на месте – принимают только смерть.

«Тьфу, ты, - бестия, - тихо про себя выругался Филин, - ни тебе «здрасьте», ни тебе «пожалуйста» - уже воюет, «барбаросса» хренова.

И ведь не докричишься – весь в атаке! Так… Мост он ещё не проскочил, границу не пересёк – можно предупредить в последний раз».

Филин поднял длинную терсу-булаву – дал учебный залп. Веер ракет с разделяющимися боеголовками унёсся ввысь.

Бронированный атлет встал, как вкопанный - у самого схода с моста, начал озадаченно озираться.

«Что ж, хотя бы остановился, - теперь может быть – что-то и услышит».

Филин поднял правую руку открытой ладонью от себя, понятный даже макакам жест переговоров.

-О, пышноногий герой Ахилл, сын бессмертной Фетиды, приветствую тебя! Вижу, ты всё воюешь?

-Что это сейчас было? – без всяких надежд на миролюбие подозрительно осведомился славный сын, не менее досточтимого папы Пелея.

-А ты опять собирался, как три тысячи лет назад меня просто прикончить безоружного? Времена меняются – людям свойственно делать выводы. Сейчас мир Троады защищает грозная «триада» подводные ракетоносцы, мобильные неуловимые наземные пусковые установки и воздушные «крейсеры» - под колпаком космических систем. Вижу, ты подтягиваешь со всех сторон свои авианосцы. Но рассуди – есть ли у тебя, хотя бы теоретический – малюсенький математический - шанс выжить?

-Какой ещё – «математический»… - Ахилл сплюнул, но рука с боевого замаха начала понемногу опускаться к бедру.

-Как знаешь. Но запомни: шаг с этого моста ступишь – нарушишь Договор! И тогда в моей душе зазвучит «Священная Война». Знаешь такую песенку? Лучше её никому никогда не слышать. Давай поиграем. Занеси ногу через границу. Смелей!

Только не переступай.

Ахилл пожал плечами, поднял голую пятку.

И в тот же миг небеса ахнули громовыми аккордами: «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой!»

Он испуганно одёрнул ногу. Всё враз стихло. Опять осторожно потянулся кончиками пальцев. Сверху вновь жахнуло. Ахилл озадаченно скрёб бороду.

Филин усмехнулся:

-Ну и как тебе, Ахиллушка, - «сигнализация»? Понимаешь – за тысячи и тысячи лет в народной душе выработался инстинкт – «справедливость Договора». А ты всё норовишь, каждый раз ударить повнезапней, «без объявления войны», и рассчитываешь, что наконец то рухнет «колосс на глиняных ногах». На самом деле, ты наоборот включаешь потаённый тумблер – «Единство». И крестоносцы, и Карл Двенадцатый, и Наполеон, и Гитлер, и последние - разбомбившие Белград и Багдад… А что – монголы? Неужели ещё не догадался?

Монголы – это свои. Это - наши внутренние семейные перетасовки центра тяжести. И последняя дезинтеграция «пятнадцати республик»

- только на пользу пойдёт, очистятся все каналы и связи – много кривизны во взаимооотношениях накопилось! А ты уже раструбил на весь свет о развале северного «монстра»? Понавесил на себя награды в честь победы? Радостно планируешь, как надо просто ещё немного поднажать, чтобы центр мира рассыпался? А ты видел, где нибудь колесо без внутреннего стержня, оси, ступы? Тебе не приходило в голову – что если вдруг, не приведи Господи, реализуешь свой бред – ты просто разрушишь мир и самого же себя, как часть этого целого?

Ты что – серьёзно полагаешь, что сотни и сотни народов центра мировой конструкции осознанно принявшие решение жить одной семьёй – это какая-то паршивая «империя»? Нет, дорогой, это и есть конструктивное ядро, - здоровое, развивающееся, которое противостоит развалу мира. Тебе, - некогда отлетевшему пылинкой на окраины – признать вселюдно это не хочется. Кричишь, что ты - это «цивилизация самых сильных и деятельных разведчиков мира прошлого». А если наоборот осветить – «шелуха разлетелась, а зерно осталось на колосе»? Как тебе такая логика? Но пора от этих первобытных кодировок и диспутов отказываться. Границы не вечны.

Но сотрутся они не войной, а Договором.

Ахилл, опёршись о брус ограждения моста, выковыривал из бороды крошки охры – щелчками отправлял в воду. Меч лежал у ног.

Поднял голову.

-Всё, что ли, оратор, - высказался? – Усмехнулся. – И где так краснобайствовать научился?

-В обыкновенной средней школе и двух – таких же обыкновенных - высших. Самое заурядное по нашим меркам – объёмное образование. А не ваше – ремесленное.

-Горазд, батенька! Значит ни «благородные» западники - это самое зерно за прошедшую тысячу лет не выковыряли, ни последние «марксисты-ленинисты»?

-Всё насмарку, Ахилка! Логика – против.

-И что будем делать?

-Слушай, тебе самому не противно? Чем гордишься? Три тысячи лет назад ты в составе обыкновенных пиратских армад «ахейского союза» грабил и разорял Восточное Средиземноморье.

Троя-Илион – ведь это царство со сложной политической общественной организацией. А вы – обыкновенные «братки» с главарями на мощных кораблях. Вспомни, как ты меня убивал!

Внезапно напал в полном доспехе – на безоружного. Я пас коней на реке Симоент, устремился в храм Аполлона. Тебя и святыня храма не остановила. Герои! Вы погубили и мою возлюбленную Кресиду, и сестру Поликсиену. Ваш вожак Агамемнон принёс в жертву собственную дочь – Ифигению, чтобы только укрепить личную власть в стае волков! И чего вы добились? Аполлон всё равно настиг и уничтожил тебя. Агамемнон, как пёс пал от мести собственной жены. Хитроумный Одиссей только через тяжкое искупление прибился в конце жизни к тихому берегу. И что? Ты победил меня?

Вот он я – перед тобой, через тысячи лет, как был - так и остался – Домина Анта. Птенцы этого дома – этруски вместе с сыном Трои Энеем – заложили основы Рима, который очень скоро наступил всей своей ногой на всё Средиземноморье, в том числе и на тебя. В разбойных войнах – нет победителей.

-Все смертны. Но - хорошо, - давай договариваться.

Ахилл снял с головы шлем, с ног – поножи, сложил вместе с мечом в аккуратную кучку. Стоял на мосту – обнажённый, бурый от загара, прекрасный телом. Медленно поднял обе руки с чистыми ладонями.

-Теперь – милости прошу, - улыбнулся Филин.

Ахилл переступил границу, инстинктивно втянул голову в плечи. Но небеса не разверзлись грозным маршем. Только где-то в отдалении затренькала совершенно дурацкая треугольная балалайка.

-Ну вот, как видишь всё в порядке. – Филин свистнул с мизинца.

– Эй, скатерть-самобранка, сообрази нам с гостем повечерять!

-Я тебе покажу – «самобранка»! Скатерть… - Из-за дерева айвы вышла Краса Длинная Коса, с хлебом-солью на рушнике. Как положено, поклонилась величавой лебедью. – Милости просим, любезный гость Ахилл Пелеевич, отужинать, чем Бог послал! – Повела руками в сторону красного крыльца просторного дома.

Филин сконфузился:

-Всё верно, Варюх, - извини… Что-то я никак от своих старых бродяжих привычек не избавлюсь. Самобранку пора бы и на склад сдать. Кому-то из начинающих – она как раз кстати придётся в дороге… Ахилл одобрительно улыбнулся:

-Твоя хозяйка? Ладная. Изящная… -Не то слово! И избушка – живи не хочу! ДОМ С АВТОНОМНЫМ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЕМ НА БАЗЕ ИНДИВИ ДУАЛЬНОГО ГЕНЕРИРОВАНИЯ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ! Всё своё.

Ни от чьих воровских «жэкэховских» милостей не завишу. Никаких козней матушки Природы не боюсь. Настоящая Домина Анта!

Ахилл осматривал хозяйство Ильи, благожелательно щурился.

Варвара накрыла стол на лужайке - перед синими резными наличниками. Сели – выпили донского «чихиря», закусили.

Ахилл заметно подразмяк, потеплел.

-Вижу – линии ты своей, всё той же – Треугольной. Внук ГЕИ КАТЕТА, Гекаты, земли метрической;

сын ГЕИ-КУБА, Гекубы, земли объёмной. Но внешне немного изменился. И как звать сейчас?

-Обыкновенно. Архитектор, логик.

-А из чьих будешь, по современным урядам?

-Казак русской реки-линии.

-Ну-ну. – Ахилл умиротворённо кивал, но всё же продолжал оглядываться, будто, что-то искал. - Как-то не так вокруг стало. Не узнаю.

-Ты про старые декорации, что ли? Нет, всё на месте. Я ведь древнейший «турист» - всю Евразию из конца в конец… Босиком, как ты – далеко не уйдёшь. Смотри, - на мне сапожки-скороходы. У греков таких отродясь не было, они к сандалиям Гермеса – крылышки примастырили. А как ещё детям объяснишь? На голове - бурая меховая шапка с хвостом, у нас такие – боярками называют, а башкиры – так один в один - до сих пор такие носят. В руках посох терса, принадлежность путешественников и мудрецов, а если привинтить железный набалдашник – то и боевая булава. Всё это атрибуты – Гермеса и герметичных знаний. А Гермес – это Семь Рег регионов, семь царств – семь рек. Семиречье – с центром на реке Или, и изотерма мустьерцев-мышатников «Семь Семёнов – Семь Симеонов» - Сейм, Сим-Ла, Симендер, Симбирск, Сим, Семиречье, Сым. Сакральная дата – 1 сентября. У нас – День Знаний, Семёнов день. Гермес придарил свой плащ и кифару – цивилизации Аполлона - оси Волга-Дон, Евфрат-Тигр. На левой руке у меня подвязки – я Левша, западная половина Уральской Снежинки. И посох держу – левой рукой. А знаешь - кто левши в природе? Медведи. Мой длинноногий конь – четырёхцветен, это – четырёхтактное деление:


дня – завтрак, обед, полдник, ужин;

лунных фаз – месяца из четырёх недель;

четырёх времён года. Под копытами у него – символ северного солнца, с десятью пальцами-лучами. Я издревле – десятичен. И иду от Востока. Мы, Ахиллушка, встретились с тобой лицом к лицу – Восток и Запад, у источника Симметрии-Асимметрии, Симоент. Возле которого - три тысячи лет назад - люди подразумевали центр ойкумены. В твою сторону глядит Лев Власти.

Ты – Лев Пустыни, рождённый в Северной Африке, а точнее даже – в Северо-Западной - на берегу Атлантического океана. Ты - самый западный, засидевшийся в Сахаре аирий, – в котором всё-таки взыграло ретивое. Я тоже Лев, но Водный – из пасти проливается Поток - «ДН». По малоазийским родословным я - потомок Дар-Дана, дончак. А также Троя и Илла, Приама. По индоиранской схеме Трита сын Сама, именно того самого-самого самца, мужчины АМ земли СА, персидского Шах-наме. Гигантские каменные «Морские львы» стоят до сих пор на острове Делос, с которого Аполлон пришёл к грекам. Так что всё на месте… -Пальма ещё была… -А! Это не пальма. Это пятичастный цветок семейства лютиковых – Купальница. У нас ещё зовут – жарками, огоньками. Тот самый желанный «Аленький цветочек». Редкий красный цвет в природе северной Руси. А сердцевина – голубенькая, - Вода. Название по латыни – «Троллиус». Купальницы расцветают в период летнего Солнцестояния. Того самого праздника – Купала-Раса и Янка. Связь Сыри-Земли и Света. Если расцветает точно в ночь – всё в природе идёт нормально, год будет удачным. Раньше, позже – готовься к неожиданностям. Логично. Пять Красных Полян под Красными Горками у нас – На Кавказе, в Западном Крыму, возле Москвы, на Вятке, а в центре – на Волге, под тем самым Курганом. Этакая фигурка – два треугольника, как «песочные часы». Выходы охры там, - в память о красной земле южной праматери, которая обрывается Кавказскими хребтами, и обязательные красные купальницы троллиусы. Тысячи и тысячи лет люди собирались на полянах к ночи, чтобы поутру бежать на горку встречать и провожать солнышко, счастье своё устраивали. «Как вставало Красно Солнышко…». А ещё вокруг меня – множество разных растений и деревьев, да собственно, - все которые существуют. Это – моя сестра Поликсеина, множественность, поле деревьев – мировая Ботаника. Которую вы убили.

-Ненавижу множественность!

-Я тоже против неё. Но за то - чтобы не вырубать – до единого избранного ствола, а изучать – симфонизировать, систематизировать.

-Долго.

-Про то и речь – терпение нужно иметь, любовь. Мечом махнуть проще, а главное выгодно – сразу карманы набиваются за счёт порубленных… -Ты песни-то ласковые не пой, баюн. Люди на заходе солнца постоянно на восход с ужасом взирали.

-Ты прав. Именно западные схемы памяти переполнены сюжетами последней мировой битвы Конца Света, - царей, богов, – Армагеддон, Апокалипсис, Рагнарёк… Алгоритм понимания прост.

Приатлантическая Европа в последние четыре тысячи лет стала самым благоприятным геоклиматическим местом для жизни человека. А Великая Евразийская Степь – открытая всем ветрам, в то же время переполненная богатствами – оптимальный простор для развития – стимулирующий творческую активность. Степь залпами из поколения в поколения выстреливает свой самый жизнедеятельный именно мужской генофонд по всему периметру Евразии. Ушедшие чувствуют себя победителями среди поотставших окраинных племён, но уже через некоторое время с тревогой вглядываются в ядровые внутренние Саванны – не понаслышке зная их мощь. От изучения мифологии самых западных Британских островов, Ирландии – волосы дыбом встают! Волны нашествий – одна на одну – как стопка блинов.

Эти цивилизации - и есть слоёные и очень сложные этно-культурные образования, с множеством корней именно в северо-восточной Евразии.

-Так что – война вечна и неизбежна! Мы не хотим, чтобы нас в очередной раз расплющил северный Медведь. Нанесём упреждающий удар… -Вот я и говорю: прямолинейный ты, Ахиллушка. Если уж тебе, какая идея втемяшится, – будешь её оттачивать до абсурдного совершенства, - как болид внутреннего сгорания «Формулы 1», бессмысленный и никому не нужный. А сейчас необходимо отпрыгнуть от прямолинейного движения, изменить алгоритм. Как однажды предок примата, убегая от скоростного хищника – сиганул вбок, на дерево. Его сосед стал антилопой сайгаком, а тот хищник – гепардом. И носятся они сейчас – под сто километров в час, а потомок примата – на ракетах – десять километров в секунду. Пора переходить от плоской пошаговой причинно-следственной дедукции – к объёмному мышлению.

Филин сходил в дом – принёс прозрачный пустотелый куб с фигурками в недрах на трёх уровнях, по шестнадцать полей на каждом.

-Во! Сыграем? «Три Аз» - называется, «Три Света». Сам в детстве придумал и смастырил. Пора от плоских шахмат переходить в трёхмерное пространство. А то так и будут – восточная Булава с западным Копьём – до скончания веков фехтовать.

Ахилл недоверчиво поджал губы, но уже вскоре с головой ушёл в игру.

Под обильные закуски и весёлые дурацкие оркестровочки саратовских гармошек – не заметили, как проиграли всю ночь до утра.

А когда всходило солнце и запели птицы, Филин при равном счёте вдруг выкинул фортель:

-Смотри Ахилл – всем ходам ход! Жертвую царя!

Герой покрутил пальцем у виска:

-Так не бывает. В чём тогда смысл игры?

-Как это не бывает? В двадцатом веке я так и сделал! Нет больше прежнего – имперского, колониального, однополюсного мира.

Я собственноручно свою империю порешил, при твоём чутком содействии. А уже под моей обновлённой крышей «национально освободительные движения» рассыпали твой пыльный мировой колониальный сундук. Но выигрыш – общий: продолжение такой забавной штучки, которая называется - жизнь. В нашем общем Доме.

Представляешь, - все в призах! А чемпионы – только в отдельных видах множества разных игр. Ну, и как тебе такой – «кубок Грааль»?

-Утопия – всё это. Ты смеёшься над моим ремесленничеством.

Но мой «Йэль», ёлки-палки… -Да-да, и Гарвард, и Оксфорд, и Сорбонна… Потенциал приличный. Только необходимо сменить Алгоритм. Вот, - изучай!

Филин широким жестом раскатил перед героем свиток.

Тот подозрительно скосился на оглавление.

-Что это? Триединство? Патеритум? Оптриум?

-Читай! Никому никогда не поздно и не вредно. Последняя битва, ёшкин кот! Топология – непрерывность. Следующий уровень развития, за объёмом. Это тебе не линейные, плоские «Плюс-Минус», «Свет-Тьма», «Добро-Зло»! Осилишь – живы будем, не помрём.

Трактат: ПЛАТ-СВИТОК БЕЗ ШВОВ И НИТОК Программа-Т Задача – исчислить модель Триединства.

Сама постановка вопроса обозначает метод исследования – «объёмное мышление», последовательно развивающий методы ли нейного и перекрёстного сопоставлений - широко применяемых в науке.

В программу исследования включён анализ фундаментальных наук - Логики, Математики, Физики, Химии, Биологии;

смежных дисциплин;

а также - мифологии и истории вопроса;

теистических и атеистических концепций;

философских основ;

космологических теорий;

литературных источников и артефактов искусства.

Первый вывод. Решая всеобъемлющую космологическую задачу, предшественники применяли универсальный, по их представлениям, какой-то один инструмент познания, в перекрёстном сопоставлении с другими случайными, им известными. Например, математическую пропорцию с физическими проявлениями и астрономическими наблюдениями;

теистическую мифологию с арифметикой и ремесленными навыками;

закономерности естественного биологического отбора с общественным устройством человека и т. п. На острие развития одной им хорошо известной дисциплины и избирательно со смежными. К настоящему времени из этих частностей сложилось общее, - количество преобразовалось в новое качество.

В определённый момент исследований автор просто осознал всю модель целиком, - сродни этапу процесса «Архитектурного проектирования», когда проектировщик начинает видеть всю конструкцию в полном объёме. Сформулировал осознанное в виде теоремы: «ТРИЕДИНСТВО – это архитектура четырёх Алгорит мов и четырёх Действий между двумя Полюсами».

Для удобства восприятия автор постарался максимально последовательно изложить материал: «утверждение – доказательство, доказательство – вывод». Однако призывает коллег, особенно математиков, привыкших следовать линейной логике «причинно следственных цепочек», оценить всю предлагаемую конструкцию в целом. Доказательство Триединства лежит в точке пересечения множества цепочек, это самая объёмная задача из всех сущес твующих.

Первый шаг осознания – полимерная энциклопедичность, и только со второго – линейные специализации, вглубь научных дисциплин.

I Логическая формальная система (формула):

«Четыре Алгоритма – «Симметрия», «Асимметрия», «Гармо ния», «Вариативность» объективно существуют в неразрывной посто янной взаимосвязи, как квадратная матрица - САГВ».

Симметрия Асимметрия Гармония Вариативность где Симметрия (С) - «соразмерность», которую можно выразить четырьмя полями: «Ничто 0», «Бесконечность », «Тождество =», «Инвариативность (неизменность, независимость) i».

Асимметрия (А) - «отсутствие симметрии», но не антаго нистическая противоположность, а перпендикулярная – 1/4 составная часть, которая субъективно в результате проведения реверсионного действия может вернуться в исходное симметричное целое (поворот, переполюсация и т. д), но по объективным законам физики, химии, биологии приобретает новые свойства и вступает с формой исходного состояния в диалектические взаимодействия «единства и борьбы».

(Одно из проявлений - тяжёлые нестабильные элементарные частицы гипероны 0;

- 0;

- 0 +;

-) Гармония (Г) – «связь, стройность, соразмерность» кратная натуральному числу 3. Распределение сил, напряжения, заряда, (…) «справедливости» двух величин Симметрии и Асимметрии на равные части. В Геометрии – «жёсткий» равносторонний треугольник. Но в объёме всех характеристик идеальной «гармонии» быть не может даже теоретически.

Вариативность (В) – «изменение». Для данного исследования – множественность в заданных пределах, изменение в поле иррациональных чисел, бесконечных непериодических десятичных дробей, образующихся при иррациональных отношениях извлечением корня ( радикал). Пресловутый «сухой осадок математической погрешности», присутствующий во всех без исключения расчётах и опытах.

Смысл: в множественной Вселенной Симметрии «0 » через тождества «=» группируются инварианты «i», которые посредством закономерностей Асимметрии и Гармонии развивают Вариативность.

II Для осмысления масштаба вопроса рассмотрим краткую культурологическую аналитику. Инструмент исследования – «Философская Логика».

«Мене, мене, текел, упарсин. - Исчислен, исчислен, взвешен, разделён». Логическая формула, выведена библейскими мыслителями междуречья Евфрата и Тигра.

«Славянин» - славящий Свет Ян и Тьму Ин (в едином объёме).

На востоке, в древнекитайской натурфилософии – «инь-ян». Близка по происхождению формула «САРОС» – цикл повторения взаимного расположения на небесной сфере Солнца, Луны, узлов лунной орбиты. Также - «АККА»: АК-белый;

КА-чёрный;

АККА-серый, мудрый;

КАК-качество.

Индуизм гармонизировал бесконечно дробящиеся проявления сущностей в единство трёх главных богов - Брахмы, Шивы и Вишну, получившее обозначение «Тримурти»: один образ с тремя лицами.

Тримурти – символ современной Индии.

Буддистские конфессии «махаяна» и «ваджраяна»

гармонизировали свои духовные устремления в трёх телах «Трикая».

Одиозную мифологическую схему западного господина, дончака по происхождению, воина Одина растрастили, придав ему жену – Фригг. В германских языках малоазийская фонетика ФРИ «free, frei – свобода» стремится к среднеширотному звучанию «three, drei, три».

Верх-Середина-Низ, мир состоящий их трех уровней: иранские Три Тверди - «Трита», славянские Три Света - «Троян», индские Три Места - «Трилоки», балтийские Три Головы - «Триглав», средне евразийские Три Силы - «Троил». «Троя она же Илион» (у данов – «Troi linna», река-линия Трои, Троичности).

Важно точное определение четырёх Алгоритмов. По отдельности и по парам они давно «исчислены», но в вышеуказанной пропорции, с «взвешенными» для них числовыми значениями никогда никем не соотносились.

Издревле люди составляли пропорции: мужчина, женщина, союз между ними – ребёнок. Или: камень в правой руке, камень – в левой, трём между собой, огонь. Множество культов основаны на разных проявлениях Алгоритмов. Так, греческая мысль ставила в начало своего генезиса 4 «первопотенции»: Хаос, Гея, Тартар, Эрос.

Мыслители уже знали и чувствовали многочисленные проявления Алгоритмов САГВ, но ещё не могли осознать исток их сущности.

Также и православные формулы Триединства «Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь», «Богъ любит Троицу, да с Богородицей» умозрительное предчувствие. Естествоиспытатели интуитивно повсеместно исследовали САГВ, перебирая их физические проявления: например, массу, энергию, пространство, время;

и т. д.

Но без понимания архитектуры, эти пропорции, пусть и очень важные, остаются всего лишь кирпичиками, частностями непонятного целого.

Само определение «Алгоритм» - древнего происхождения, но понимание его истинного значения начало вызревать в среде математиков только в 20 веке, – его нельзя изменить ни на какое другое, оно является неотъемлемой составной частью матрицы.

Четыре Алгоритма матрицы существуют объективно и через свои многочисленные проявления были вычленены древнейшими мыслителями независимо друг от друга.

Симметрия. Человек осознал элемент «нуль-ничто» только несколько тысяч лет назад. До этого Алгоритм воспринимался в образе «самого-самого» большого, сильного, древнего, изначального – мужчины, зверя, покровителя, духа, божества;

началом натурального счёта – 1, фаллическим символом, споровым грибом, мёртвым колом-древом. Монотеистические культы, поклонение смерти. Мировая религия – «Иудаизм», единобожие. «Расцветающий и умирающий жезл Аарона». Древние симметристы признали, что в определённых параметрах (натуральных чисел) «Ось, Древо Мира» Единица может быть признаком симметрии. Но всё равно его обвивает Змей асимметрии, который рано или поздно даст Еве (женщине-жизни, асимметрии) раскусить свой плод – яблоко (дробные числа). В философии – «идеализм». Последняя концепция – «Вселенная-спираль». В общественном устройстве – автократия, абсолютная монархия. Среди наук – Математика.

Асимметрия. «Близнечные мифы» - «две половины одного целого только на первый взгляд тождественны, но это только две половины с уже отличными друг от друга параметрами», - являются самыми древними у человека. Асимметрия - первый из четырёх Алгоритмов, с которого Разум начал отделение от животного мира.

Дуалистические культы: близнецы, мужчина-женщина, две половинки яблока, лево-право, свет-тьма, тень от солнца и т. п. сконцентрировались в мировой религии «Ислам» - «Нет Бога кроме Аллаха, а Мухаммед Его Пророк». Изобразить жизнь – восстановить симметрию, убить. В философии – софистика, критицизм, эссеизм.

Предчувствие матрицы – в волго-камской ветви Ислама «четников» 1/44. В общественном устройстве – олигархия, республика, узаконенная власть силы над слабостью – барина над рабом, меньшинства над большинством или зеркально наоборот: гегемона над меньшинством. Весь объём научных дисциплин исследующих проявления жизни – наука Биология.

Гармония. Процесс балансировки «Симметрии» и «Асимметрии» до состояния приближенного к равновесию или соединения в жёсткую конструкцию треугольника. Весы, Баланс, Равновесие, Трезвучие, Договор и т. п. Равносторонний треугольник – начальная жёсткая конструкция. Число «3» арифметики и нумерологи определили как «Гармония». Но объективные реалии дробей не позволяли выстроить окончательную совершенную космогонию мира.

Троичность - от древнейших трёхглавых, трёхликих духов, начал, предков, божеств, драконов, из мировой религии «Митраизм» через Демокрита, Эпикура, Лукреция перетекла в европейскую атеистическую философию «материализм». В общественном устройстве – демократия: треугольник представительской, исполнительной, судебной властей, коррупционно-чиновническое государство. Наука – Физика, изучающая количественные закономерности.

Вариативность (радикализм) - видоизменение в определённых параметрах. Множество, но не бесконечность. Независимость, Воля, Выбор, Свобода… «Восточные учения», «Буддизм», реинкарнации. В общественном устройстве – анархия;

либерализм, парламентаризм не имеющие устойчивых определённых форм.

Попытки донести до людей «Предчувствие» взаимосвязи четырёх Алгоритмов, мыслители одиночки начали порядка 2000 лет назад, через кровавую искупительную жертву Христа (только такая мощная трагическая, теистическая драматургия смогла привлечь внимание обывателей!) и благовест четырёх евангелистов:

симметриста Марка, асимметриста Матфея, гармонизатора Луки, иррационалиста Иоанна. Русские последователи просто субъективно верят! опираясь на одну из главных подсознательных ирра циональных ипостасей матрицы – «любовь» (от Иоанна). Это вселяет надежду на выживание и развитие вида Человек. Потому что альтернативы Триединству в общественном устройстве, балансу автократии, олигархии, демократии, анархии – нет. Пресловутая «демократия» - это гармоничная часть формулы, но часть! Замкнутая сама в себе жёстким треугольником, общественным договором – Законом, и смертельно опасная, как лезвие меча, для окружающих культур. К построению устойчивого сообщества Триединства люди пока только стремятся. И это, как убедитесь, не утопия.

А добиваться поставленных задач необходимо, как истинным симметристам единобожникам – выполняя миссии. Бороться с катастрофически превосходящими силами нужно асимметрично, изворотливо, хитроумно. Свято чтить законы и договоры, выработанные и заключённые гармоничным демократическим путём.

На личностном уровне каждый должен быть вариативным – свободным, самодостаточным.

Выявленные на сегодняшний день схемы личностных, психо физических характеристик человека основаны на квадратной матрице, как, например схема: меланхолик, холерик, флегматик, сангвиник.

В каждом из нас, как и в религиях, идеологиях, обществах перемешаны все Алгоритмы, со всеми промежуточными оттенками.

Но ядро доминирующего Алгоритма, определяющее качественно количественный заряд личности, религии, общества вычленяется чётко и безусловно из взаимоотношений с внешним миром.

Религиозные люди, хранители Предания, Писания, изначальных человеческих кодировок - не исследователи. Но отчего естествоиспытатели, люди науки молчат? Так они же – атеисты, им к наследию примитивных предков негоже обращаться. Мир разделило взаимное подозрение и недоверие.

Но кто бы, что о себе не возомнил, а все без исключения пропорции основаны на Алгоритмах САГВ, формирующих Космос из небытия инерционной множественности действительных чисел.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.