авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«И. В. КРЫЛОВА МОСКОВСКАЯ ДЕТСКАЯ БОЛЬНИЦА имени Н. Ф. ФИЛАТОВА исторический очерк МОСКВА "МЕДИЦИНА" 2004 ...»

-- [ Страница 10 ] --

С 1995 по 1998 г. проведена (по рекомендации ВОЗ) программа генетического мониторинга новорожденных на выявление «сторожевых фенотипов» — отдельных синдромов множественных врожденных пороков развития в результате новых доминантных мутаций.

За прошедшие 25 лет работы центра около 16 тыс. семей проконсультировано на поликлиническом приеме и около 2500 детей осмотрено в отделениях нашей больницы. У врачей генетиков центра самые тесные профессиональные связи с кафедрами педиатрии и детской хирургии РГМУ. Результатом этой работы явились специализированный курс лекций по генетике и синдромологии хирургических болезней (Владимир Григорьевич Солониченко) и глава по генетике в учебнике «Хирургические болезни у детей» (М., 1998) под редакцией академика РАМН Ю.Ф. Исакова. Врачамигенетиками за 25 лет выпущено около 150 научных публикаций.

На основании поликлинической работы врачами центра создана компьютерная база данных в виде регистра наследственных заболеваний. В работе центра используются самые современные технологии с привлечением сотрудников Центра детской телемедицины и новых информационных технологий (директор — канд. техн. наук Игорь Петрович Шилкин).

В состав Центра амбулаторной хирургии входит также криохирургическая служба («Крио-каре»). Руководитель центра проф. Владимир Васильевич Шафранов рассказывает об истории создания центра и о самом методе лечения, очень привлекательном именно для детской хирургии, об особенностях таких свойств низких температур, как безболезненность, отсутствие кровотечения и заметной общей реакции, четкой демаркации очага локального охлаждения.

Еще Гомер в 2500 г. до н.э. знал о благотворном действии холода при лечении ран груди.

Гиппократ советовал пользоваться холодом для остановки кровотечения и уменьшения отеков.

Местная анестезия путем охлаждения была известна итальянским врачам XVI и XVII вв. Личный врач Наполеона Жан Доменик Ларрей в 1807 г. заметил, что ампутация ног у солдат, пролежавших некоторое время в снегу, может быть абсолютно безболезненной. Основоположником охлаждающей анестезии является Джеймс Арнотт, впервые в 1845 г. применивший замораживание для лечения рака. За экспонат «Способ применения холода в качестве лечебного средства» он был награжден почетной медалью на Большой выставке в 1851 г. В качестве носителя холода использовался лед с соленым раствором, который снижал местную температуру до -12° по Фаренгейту.

Значительный интерес представляют работы Темпла Фея, который с 1936 по 1940 г.

применял местное и общее охлаждение при лечении больных с далеко зашедшим раком, гипобластомой и лимфогранулематозом. Из 124 больных 95,7 % избавились от болей, 8 больных с метастатическим раком прожили более 5 лет, а один прожил еще 20 лет. В 1939 г. Т. Фей направил свои материалы в Бельгию. Нацисты, вероятно, захватили их, познакомились с его работами и ставили преступные эксперименты на заключенных в концлагерях.

Настоящий этап криогенной хирургии и термин «криохирургия » связаны с именем американского нейрохирурга Ирвинга Купера, который в 1961 г. создал автоматическую криогенную систему, положившую начало целой серии медицинских криогенных аппаратов, где в качестве хладагента применяется жидкий азот с температурой —196 "С. И. Купер применил этот прибор для лечения внутричерепных опухолей, рака прямой кишки, глазных болезней, а также при реакциях паренхиматозных органов.

В нашей стране возможности криохирургии впервые исследовал Э.И. Кандель в 1962 г., успешно применив метод в нейрохирургии. За ним последовали урологи (Л.М. Дунаевский, 1969;

НА Зкжин, 1970;

Б.В. Ключарев, 1980;

А.М. Романенко, 1982);

гинекологи (В.Н. Запорожан, 1981);

отоларингологи (И.И. Потапов, 1975, и В.В.Гапанович, 1980) и онкологи (А.И. Пачес, 1978). В детской хирургии Н.И. Кондрашин в 1963—1965 гг. и Г.А. Баиров в 1968 г. с успехом использовали в качестве хладагента снег угольной кислоты (—79 °С) для лечения простых гемангиом.

Об успешном применении аппаратной криогенной деструкции в детской хирургии (хладагент жидкий азот -196 °С) сообщили в 1974 г. А.С. Долецкий и в 1979 г. Н.Б. Ситковский.

Клиника детской хирургии 2-го МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова располагает значительным опытом криогенного лечения ряда хирургических заболеваний у детей. Совместно с инженерами был разработан криогенный аппарат автономного типа для криодеструкции поверхностных патологических образований, проведены экспериментальные исследования, предложена методика лечения поверхностных кожных ново образований, эффективность которой достигает 98 %. Приме нение автоматической криогенной системы АК-1, модифици рованной для детской хирургии, а также изготовление аппа рата «криорезистомер» для определения жизнеспособности тканей расширили возможности криогенного метода при ле чении некоторых комбинированных гемангиом с использованием поднаркозной и интраоперационной криодеструкции (Л.Б. Меновщикова, 1981).

В клинике детской хирургии метод криодеструкции и его модификации используются при лечении наиболее сложных больных, где традиционный хирургический метод оказывался малоэффективным или трудновыполнимым, а оперативное вмешательство весьма тяжелым для ребенка. Среди этих групп больных наибольшую часть составляют дети с кавернозными и комбинированными гемангиомами верхней половины тела, головы и шеи;

дети с быстрорастущими обширными гемангиомами сложной анатомической локализации в основном околоушной области. Чисто хирургическое лечение таких больных сопряжено с частными осложнения ми — кровотечением и повреждением ветвей лицевого нерва, причем результаты могут не соответствовать затратам.

Дальнейшее совершенствование и развитие технических средств (появление усовершенствованных аппаратов АК-2 и АК-3 с повторными циклами замораживания) способству ет становлению эндоскопической криохирургии, локальной криодеструкции при лечении ряда патологических образова ний верхних дыхательных путей, трахеобронхиального дерева и пищевода, заменяя сложные и тяжелые операции.

Получено 7 авторских свидетельств и 3 рационализаторских предложения по способу разрушения гемангиом, опухолевидных образований, пороков развития сосудов, способа воздействия, способа лечения Рубцовых стенозов пищевода и др. Результаты исследований и методики широко используются в хирургических и ЛОР отделениях нашей больницы, в ДКБ № Москвы, в ДРДБ МЗ РФ, в детских больницах Киева, Тбилиси, Риги, Краевом онкологическом диспансере Алтайского крайздравотдела, Ошской областной детской больнице Киргизии.

В беседе о достижениях сегодняшних профессор Шафранов вновь возвращается к истокам криохирургии. Еще в 1944 г. по инициативе С.Д. Терновского был разработан и внедрен в клиническую практику метод криотерапии гемангиом снегом угольной кислоты (—79 °С). При поликлинике был создан специальный кабинет, который возглавил Николай Иванович Кондрашин. Был он поначалу ординатором, затем ассистентом кафедры детской хирургии, защитил диссертацию на тему «Лечение ангиом методом криотерапии», а в 1961 г. выпустил книгу под тем же названием. Владимир Васильевич является его приемником.

По инициативе проф. Вячеслава Ивановича Гераськина в 1974 г. было начато лечение ангиом у детей с использованием в качестве хладагента жидкого азота (—196 °С). Метод криодеструкции является наиболее прогрессивным и безболезненным и не провоцирует возникновения злокачественных опухолевых образований. Не случайно в центре «Крио-каре»

нашей больницы в год проходят лечение до 12 тыс. детей.

В 1976 г. В.В. Шафранов совместно с группой инженеров разработал специальный аппарат наливного типа с жидким азотом, который с успехом применяется сегодня и в других больницах, и в ОНКО-центре, но наша больница была первопроходцем. Консультативную и лечебную помощь в Кабинете криохирургии оказывают врачи Болеслав Васильевич Жаров и Наталья Борисовна Малышева.

Есть у наших криохирургов трудности: как ни странно, но нет сегодня такой специальности «криохирург» и официального статуса этой службы, так необходимой в детской хирургии, а есть только метод. А проф. В.В. Шафранов является еще и оперирующим хирургом в отделении микрохирургии. На лекции студентам он демонстрировал слайды, подтверждающие огромные успехи криотерапии при лечении кавернозных гемангиом у детей до и после операций.

До сих пор многих из них родители приводят показать или переписываются с профессором: все они стали полноценными подростками или вполне взрослыми молодыми людьми и с благодарностью вспоминают больницу.

Достижения кафедры детской хирургии за последнюю четверть века подтверждены патентами и авторскими свидетельствами (86) и рационализаторскими предложениями (135), выданными как за индивидуальные, так и за коллективные изобретения отраслевого значения. А заведующий кафедрой Ю.Ф. Исаков удостоен звания почетного изобретателя СССР.

«Представим на минуту, что в мире нет детей. Пока еще плывут корабли. Летают самолеты, дымят фабрики, развивается бизнес... И нет детей. А значит, все, что происходит в этом лишенном детей мире, — бессмысленно, потому что все, что делаем мы, взрослые, — для будущего, а будущее — это дети...», — так говорит ведущий педиатр России Вячеслав Александрович Таболин, действительный член РАМН, профессор, с 1963 г. возглавляющий кафедру госпитальной педиатрии раннего возраста (в настоящее время это кафедра детских болезней № 2 РГМУ).

Под его руководством сотрудники кафедры изучают проблемы пульмонологии, желудочно-кишечных заболеваний, патологии новорожденных, причем с учетом происшедших изменений в структуре заболеваний. Значительно расширены исследования по физиологии и патологии новорожденных. Начаты и успешно проводятся исследования по адаптации и патологии недоношенных детей.

В 1962 г. на базе нашей больницы с участием сотрудников кафедры было создано первое в стране специализированное отделение патологии новорожденных. Профессорами В.А. Таболиным и М.Ф. Дещекиной, заведующей отделением К.Г. Карасевой было разработано «Положение о структуре и особенностях работы отделения новорожденных», утвержденное Минздравом СССР и явившееся основанием для создания подобных отделений в других регионах страны. Изучение проблемы неонатологии проводится на базе отделения патологии новорожденных нашей больницы, а также уникального комплекса «роддом — больница для недоношенных детей — больница для третьего этапа выхаживания недоношенных с неврологической патологией» и роддома для женщин с пороками сердца при ГКБ № 67.

Кафедра явилась инициатором создания секции детской гастроэнтерологии при Российской гастроэнтерологической ассоциации (1998). Значительно расширены исследования по проблеме нефрологии. В 1969 г. кафедра первой в стране начала изучение суточного ритма функционирования коры надпочечников и других систем.

Основные направления работы кафедры в настоящее время — это перинатальная патология (кардиология, нефрология, гастроэнтерология) и ее влияние на дальнейшее развитие ребенка;

язвенная болезнь;

заболевания кишечника и др.

С 1932 г. на кафедре существует научно-студенческий кружок. В.А. Таболин постоянно окружен студентами. Им воспитаны тысячи замечательных детских врачей, целое поколение педиатров-неонатологов. С 1968 г. кафедра Таболина является ответственной за подготовку интернов-педиатров в Москве и Тамбовской области. С 1990 г. на кафедре проходят подготовку клинические интерны.

В 1931 г. кафедра располагалась на базе Филатовской больницы. В последующем базами кафедры были и роддома, и другие больницы. В настоящее время это: ДГКБ № 13 им. Н.Ф.

Филатова, РДКБ, ДКБ № 8 для недоношенных детей, роддом и детское отделение ГКБ № 67 и роддом № 25.

У Георгиевского кавалера Александра Федоровича Таболина (1882-1967) и Любови Васильевны (1894-1969) было шестеро детей. Простые и мудрые родители сумели вырастить и воспитать всех шестерых дружными и самостоятельными. И гордились ими. Детство прошло в селе Сеславском на Владимирщине. Там родителей и схоронили. Туда братья приезжают ежегодно поклониться их памяти...

В.А. Таболин родился в 1926 г. С отличием окончив владимирскую школу № 2 в 1944 г., Слава поступает в МВТУ им. Н.Э. Баумана на механико-технологический факультет. Учится успешно три года, а в 1947 г.

оставляет институт. Почему? Дело в том, что во время войны он работал санитаром и медбратом в эвакогоспитале № 1078 г. Владимира. Впечатления от самоотверженной работы военных врачей, сестер и санитарок были настолько сильными, воспоминания неизгладимыми, что все 3 года учебы в МВТУ Вячеслав не переставал думать о медицине. Приезжая во Владимир, каждый раз встречался с бывшим начальником госпиталя Сергеем Петровичем Беловым. Год Таболин учился в обоих вузах, а с 1948 г. полностью отдался медицине. Интересно, что первой благословила на эту перемену мама: «Знаю, давно ждала, вижу, не по призванию пошел».

Сталинский стипендиат В.А. Таболин был активным членом кружков на кафедрах анатомии, фармакологии, терапии, педиатрии, успевал сочетать учебу с работой в правлении научно-студенческого общества, с выборной должностью председателя профкома института, с работой врача и пионервожатого в период летней практики — и все это в трудные послевоенные годы. А тут еще веселые встречи, походы в театры, музеи, на вечера поэзии (студенты 1950-х годов помнят это хорошо!). И встреча, изменившая всю жизнь, со Светланой Ждановой, ставшей его другом и женой, известным в дальнейшем судебным медиком. Казалось бы, такие разные направления — судебная медицина и педиатрия! Но увлеченность каждого своей профессией выявила и общие совместные направления в научной работе.

Успешно окончив институт в 1953 г., В.А. Таболин получил распределение в клиническую ординатуру, затем в аспирантуру кафедры детских болезней лечебного факультета к профессору Николаю Ивановичу Осиновскому. По совету руководителя студенческого кружка доцента Елены Ивановны Семеновой, одного из наших первых генетиков, Таболин начинает заниматься проблемой резус-несовместимости. Еще студентом публикует первую печатную статью о последствиях болезней новорожденных, связанных с резус-несовместимостью. Этому же посвятил он и кандидатскую диссертацию, которую защитил в 1957 г. «Гемолитическая болезнь новорожденных и ее отдаленные последствия». При активном участии молодого ученого в 1962 г.

в Москве было создано отделение патологии новорожденных, послужившее началом целой сети таких отделений в других городах страны, что способствовало снижению детской смертности.

В 1963 г. В.А. Таболин был избран заведующим кафедрой госпитальной педиатрии 2-го МГМИ (ныне это кафедра детских болезней № 2 РГМУ).

Многолетние исследования В.А. Таболина были обобщены им в докторской диссертации «Гемолитическая болезнь новорожденных: патогенез, клиника, дифференциальная диагностика, лечение» (1964). Его научный руководитель Георгий Несторович Сперанский писал в характеристике диссертанта апреля 1964 г.: «Целеустремленность В.А. Таболина, его, я бы сказал, жадность к приобретению новых знаний, к теоретическим вопросам, к чтению литературы, к эксперименту, и, наряду с этим, несомненная наклонность и способность к педагогической работе, а также к организаторской деятельности, твердо и правильно намечают ему дорогу к преподаванию в высшей школе».

Думается, многие позавидовали бы такой характеристике знаменитого педиатра, первого ученика Н.Ф. Филатова! Он пригласил досрочно окончившего аспирантуру В.А. Таболина на должность ассистента кафедры педиатрии ЦИУ врачей в отделение грудного возраста. Отделение возглавляла известный педиатр, проф. Софья Георгиевна Звягинцева. В клинике Сперанского работали известные всей стране опытные профессора Анна Сергеевна Розенталь, Мария Ефимовна Сухарева, Раиса Львовна Гамбург, Валентина Фоминична Бакланова. Всех их с благодарностью вспоминает Вячеслав Александрович. Опыт, полученный им в этой клинике, помог стать грамотным клиницистом и популярнейшим преподавателем, близким по духу его ученикам.

В 1964 г. кафедрой начала осуществляться программа биохимических исследований, без которых невозможно было исследовать функциональные особенности надпочечников и обмен веществ в целом. На втором этаже больничной церкви было выделено помещение для этой лаборатории для трех кафедр: педиатрии, детской хирургии и детской отоларингологии (ЦНИЛ).

В 1967 г. вышла в свет монография В.А. Таболина «Билирубиновый обмен и желтухи новорожденных» — первая и пока единственная на эту животрепещущую тему. Она остается и сегодня настольной книгой врачей-педиатров. Изучение билирубинового обмена у новорожденных легло в основу нового направления — перинатальной гепатологии. Кафедра значительно расширила изучение детской нефрологии, начатое первым руководителем кафедры С.О. Дулицким: с 1963 г. исследования по детской нефрологии направлены на расширение проблем ранней диагностики, патогенеза и лечение гломерулонефрита, пиелонефрита, патологии почек у детей раннего возраста, диагностики пороков развития почек и мочевыводящих путей, наследственной нефроурологической патологии. Материалы исследований по детской нефрологии обобщены в двух докторских (Ю.Е. Вельтищев и О.Л. Чугунова) и в 16 кандидатских диссертациях, в научных сборниках и в монографии Ю.Е. Вельтищева «Водно-солевой обмен у детей».

На основании исследований состояния сердечно-сосудистой системы при пневмонии у детей раннего возраста выработаны рекомендации по интенсивной терапии острой сердечно сосудистой недостаточности у этих детей (Е.В. Неудахин). На кафедре впервые в стране проведено изучение состояния бронхолегочной системы при различных заболеваниях и создана многоэтапная система выявления и диспансерного наблюдения за больными с поражением легких при наследственных заболеваниях, разработаны критерии дифференциальной диагностики наследственно обусловленных и приобретенных хронических заболеваний бронхолегочной системы (докторская диссертация М.А. Фадеевой, 1977). По проблемам пульмонологии защищены две докторские и 11 кандидатских диссертаций.

С 1968 г. на кафедре впервые в нашей стране начато изучение проблемы мальабсорбции:

разработана и внедрена в практику система клинико-биохимической диагностики синдромов нарушенного кишечного всасывания, создан и внедрен алгоритм обследования, позволяющий качественно и быстро провести дифференциальную диагностику более 60 заболеваний с нарушением кишечного всасывания.

Кафедрой изданы учебно-методические пособия (12), слайды по пульмонологии, созданы учебные фильмы «Недоношенные дети» и «Синдром нарушенного кишечного всасывания у детей». Кафедра подготовила программу обучения интернов-педиатров — общую (1976) и специальную для подготовки участкового врача (1978), утвержденные Минздравом СССР.

Программа обучения ординаторов-педиатров, разработанная кафедрой, существенно пересмотрена в 2000 г. с учетом новых требований. Кафедра является базой ФПК для преподавателей кафедр педиатрии других медицинских вузов России. Здесь прошли повышение квалификации более профессоров, ПО доцентов, 400 ассистентов. Клиническими базами кафедры являются наша больница, РДКБ, ДКБ № 8 для недоношенных детей, роддом и детское отделение ГКБ № 67, роддом № 25, детские больницы № 6 и 12, НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ.

Как зеницу ока хранит В.А. Таболин последнее напутствие Учителя, поздравление с Новым, 1970 годом, присланное Г.Н. Сперанским за десять дней до смерти: «Дорогой Вячеслав Александрович, поздравляю Вас с Новым годом и желаю Вам всего самого хорошего. Лучшего заменителя по нашей работе я не могу себе представить. Вы в самом начале расцвета деятельности. Все еще впереди, будьте только здоровы. Крепко обнимаю Вас. Ваш Г.

Сперанский».

В 1971 г. Л.О. Бадалян, В.А. Таболин и Ю.Е. Вельтищев опубликовали первую в стране монографию «Наследственные болезни у детей», которая была отмечена премией им. Н.Ф. Филатова. Книга сыграла заметную роль в восста новлении роли генетики в педиатрии.

Но работа по изучению наследственности была начата гораздо раньше. В годы, когда генетика, осужденная сессией ВАСХНИЛ 1949 г., еще вызывала недоброжелательность даже среди коллег, В.А. Та болин в содружестве с единомышленниками Левоном Огане совичем Бадаляном и Юрием Евгеньевичем Вельтищевым начали интенсивные исследования наследственной патоло гии обмена веществ у детей. Было создано отделение обмен ной, наследственно обусловленной патологии, что способствовало внедрению в практику ранней диагностики и лечения этих состояний. И опыт ученых был обобщен в их совместной монографии.

В.А. Таболина интересуют многие проблемы. Среди них — одна из самых острых сегодня — резкий рост случаев отравлений у детей как случайных, так и неслучайных, с которыми столкнулись медики. В нашей детской больнице был создан Токсикологический центр.

Совместная работа двух ученых — В.А. Таболина и С.А. Ждановой помогла обобщить статистический и клинический материал и издать в 1982 г. методическое пособие «Судебно медицинская экспертиза некоторых острых отравлений».

Крайне необходимым стало изучение влияния алкоголя на организм женщины, плода и ребенка. Первые сообщения о фетальном алкогольном синдроме (ФАС) появились во Франции в 1968 г., в США в 1973 г. Алкогольным синдромом плода был назван особый тип патологии, включающей своеобразное сочетание специфических уродств и умственной отсталости у детей.

Учитывая актуальность проблемы для нашей страны, ученые стали наблюдать особенности проявления алкогольного синдрома плода (В.А. Таболин) и действие на подростков, различные органы и системы не только больших доз алкоголя, но и жидкостей, содержащих технический спирт (С.А. Жданова). И вот в 1988 г. издательство «Высшая школа» выпустила монографию «Алкоголь и потомство» В.А. Таболина, С.А. Ждановой, И.Н. Пятницкой и Г.А. Урывчикова.

А еще В.А. Таболин мечтает создать фильм «Репортаж из утробы матери», в котором следует рассказать о губительных последствиях для зарождающегося плода, будущего ребенка, которому предназначалось быть здоровым, влияние нездоровой экологии или, что еще страшнее, вредных привычек матери к курению, спиртному и наркотикам. А если будущая мать вынужденно продолжает работу маляра или химика?! К тому же все болезни города и цивилизации (диабет, астма и др.) «утяжелились», иммунитет снизился.

Большое научное значение имеет изучение обмена веществ у новорожденных с учетом метаболических процессов («мать плацента-плод»), а также адаптации новорожденных в раннем году жизни в зависимости от их состояния при рождении. Впервые под редакцией В.А. Таболина и Н.П. Шабалова был издан в 1984 г. «Справочник неонатолога».

Трудно перечислить все области педиатрии, которыми продолжает заниматься В.А.

Таболин: проблема недоношенных детей с экстремально низкой массой тела (на их учет Россия перешла с 1993 г.), борьба с патологией тонкого кишечника у детей, внутриутробные вирусы, сохранение интеллекта у детей, сокращение детской инвалидизации и многие другие.

Полученные ученым научные разработки и программы широко и бескорыстно передаются соратникам и ученикам: так, в 1985 г. была создана кафедра детской фармакологии, в 1987 г. — кафедра поликлинической педиатрии;

в 1988 г. курс неонатологии факультета усовершенствования врачей при кафедре был выделен в самостоятельную кафедру неонатологии, и ученик Таболина Николай Николаевич Володин возглавил ее;

в 1989 г. курс детской эндокринологии передан на кафедру детских болезней № 3;

в 1994 г. курс физиотерапии — кафедре реабилитации. И это не просто высвобождение кафедры от излишней загруженности или от несвойственных ей проблем, это помощь достигнутыми результатами. Ведь что отдал — твое, и это очень характерная черта ученого, унаследовавшего лучшие заветы русской педиатрии.

На кафедре В.А. Таболина защищено 165 диссертаций (в том числе 38 докторских и кандидатских), издано 6 монографий, 12 научных сборников, 8 выпусков научнопрактических конференций, опубликовано 1500 статей. Таболин — автор 5 монографий, более 350 научных работ. Неразделимы научная, педагогическая и общественная деятельность В.А. Таболина. Он — заместитель академика-секретаря клинического отделения РАМН, председатель ученого совета по присуждению степеней доктора медицинских наук по педиатрии и детской хирургии, член ученого совета РГМУ, член правления Всероссийской ассоциации педиатров, действительный член АМН РФ, консультант Медицинского центра Управления делами Президента РФ.

В.А. Таболин награжден орденом Трудового Красного знамени, Орденом Почета, отмечен знаком «Отличнику здравоохранения ». Международная ассоциация детских фондов наградила В.А. Таболина почетной золотой медалью имени Л. Толстого за большой вклад в охрану здоровья ребенка. За дела милосердия награжден Православной церковью орденом «Благоверного царевича Димитрия». Он — почетный член общества педиатров Боливии и Чехии. Свой огромный опыт он передает врачебным центрам и больницам бывших республик Советского Союза, выступает с лекциями в клиниках и на симпозиумах медиков во многих странам мира.

Не все зависит от врача, который может поставить диагноз. Для выхаживания нужны еще препараты, оборудование, добавки. Динамика же показателей рождаемости и смертности в нашей стране приобрела угрожающий характер: естественная убыль населения приблизилась к 1 млн человек в год;

общие потери новорожденных в связи с сокращением рождаемости за последние лет составили около 4 млн человек. Сегодня менее половины родов можно считать нормальными.

С болью говорит В.А. Таболин о развале в 1960-е годы системы консультаций для раннего детского возраста (с рождения до 3 лет), отстаивает необходимость выделения в детских поликлиниках специальных служб для новорожденных (перинатальных центров), в которых бы наблюдались новорожденные, которым угрожает патология: если своевременно диагностировать патологию и начать лечение, можно добиться очень хороших результатов.

В.А. Таболин на своих занятиях приводит слова Н.Ф. Филатова о том, что надо не только лечить больных, но и выращивать здоровых детей, и делать это с самого рождения. И еще он часто говорит о необходимости руководствоваться в педиатрии принципами, завешанными нам М.В.

Ломоносовым. Поражаешься, как много замечательных врачей воспитано кафедрой педиатрии РГМУ! Недавно ушел из жизни Валерий Петрович Лебедев, выпускник 2-го МГМИ им. Н.И.

Пирогова, районный педиатр в г. Боровске Калужской области (1962—1964), аспирант кафедры госпитальной педиатрии 2-го МОЛГМИ, успешно защитивший в 1967 г. на материале нашей больницы диссертацию «Функциональное состояние коры надпочечников и обоснование кортикостероидной терапии при нефритах у детей», внесший большой вклад в развитие учения о поражении почек при различных метаболических нарушениях с учетом их суточных изменений.

В.П. Лебедев был ученым секретарем раздела педиатрии 3-го издания БМЭ, главным детским нефрологом Москвы, активно участвовал в создании детской нефрологической службы не только в Москве, но и в Тамбове, Владимире, Калинине, Тюмени, Самарканде и других городах.

Ученицей В.А. Таболина считает себя и Клара Георгиевна Карасева, первая заведующая отделением патологии новорожденных. Она рассказывает, что создание специализированного отделения в условиях детского стационара явилось новой формой обслуживания новорожденных, инициатором которой были педиатры Москвы. В нашей больнице в 1963 г. было открыто первое такое отделение в городе на 40 коек. Заслугой этого были главные врачи Л.А. Ворохобов и Л.Н.

Пирятинская. В литературе не было еще исчерпывающих сведений и рекомендаций по опыту организации подобных отделений. Обучались «в бою». Кроме того, столкнулись с необходимостью реконструкции бывшего грудного отделения, которое следовало приспособить к новым требованиям. Использовался опыт обслуживания новорожденных в роддомах и режим работы детских инфекционных отделений. Большое внимание было уделено организации рабочего места медицинских сестер для максимального использования рабочего времени по уходу за ребенком и его лечению.

С первого дня отделение патологии новорожденных стало базой кафедры госпитальной педиатрии 2-го МОЛГМИ, которой заведовал В.А. Таболин. От повседневного сотрудничества и содружества кафедры и отделения зависело продуктивное решение всех вопросов диагностики и лечения. В практику был внедрен целый ряд биохимических исследований, проводившихся в лаборатории клинической биохимии. Широкая госпитализация новорожденных в отделение позволила организовать наблюдение редких и малоизученных заболеваний: адреногенитальный синдром (надпочечниковая недостаточность), фетальный гепатит (гепатит с внутриутробным заражением), врожденный эпидермолиз (генетически обусловленное поражение кожи) и др.

В результате проводимой работы было выявлено решающее значение перинатальных факторов в заболеваемости и структуре летальности новорожденных, особенно первой недели жизни. Тщательные клинические наблюдения позволили выявить своеобразное проявление пневмонии у детей первых дней жизни, своеобразное течение перитонитов, плевритов, определяющее стертую клиническую картину. Своевременная диагностика и терапия принесли хорошие результаты при гнойном менингите, эксфолиативном дерматите Риттера (тяжелая степень бактериального поражения кожи) — заболеваниях, дававших ранее почти 100 % летальность. Удалось выявить роль условно-патогенных бактерий в возникновении кишечных заболеваний у новорожденных и характер их распространения в условиях стационара.

В первые 3 года деятельности отделения летальность по сравнению с обслуживанием новорожденных в палатах грудного отделения снизилась в 2 раза. Большое значение в снижении летальности имел выработанный отделением посиндромный принцип неотложной терапии, который получил всеобщее признание и внедрялся в практику лечебных учреждений. С работой отделения знакомились практические врачи, организаторы здравоохранения, научные работники Ленинграда, Москвы, Саратова, Хабаровска, Орла, Тамбова. Подобные'отделения стали создаваться в других городах.

Буквально ежедневную консультационную помощь отделению оказывали В.А. Таболин, М.Ф. Дещекина и М.А. Фадеева.

В отделении работали квалифицированные, преданные своему делу врачи З.Е. Вишневская, Л.Н.

Романова, старшая медсестра М.Ф. Ефимова, медсестры А.О. Тарик, И.Д. Попова, В.Ю. Чтецова, Л.И. Афиногенова, Н.И. Викентьева, Л.С. Цимбаева, О.М. Бондарь, Н.В. Сокрушаева, В.В.

Давыдкина. Все медсестры, пришедшие во вновь организованное отделение после окончания училища, проработали многие многие годы, вплоть до сегодняшнего дня, что для лечебного учреждения — явление уникальное, учитывая небольшую зарплату и высокие требования. Придя в отделение 17—18 летними девушками, они посвятили себя очень трудной, подчас не всегда благодарной работе.

В статье «Почти волшебники», опубликованной 25.09. 1969 г. в газете «Известия», корреспондент Л. Очаковская рассказывала о самоотверженности врачей и медсестер отде ления патологии новорожденных Филатовской больницы, о том, что никто из них так и не привык к боли и страданиям ребенка, об умении выхаживать только что прооперирован ных детей. А каков сегодняшний день отделения? При входе в отделение сразу поражает чистота, царящая в коридорах и палатах. А в палатах — «крошки» в кувезах (кто на ИВЛ, кто, уже выхоженный, просто запеленутый, дышит самостоятель но). И над каждым — неослабный контроль и уход врача и медсестры.

Вот Анна Осиповна Тарик, работающая в отделении с 1951 г. (полвека!). Как же она относится к детям! Родилась в 1930 г. в Смоленске. С началом войны, как все смоляне, рыла окопы (участник трудового фронта). В Москве устроилась на работу в нашу больницу, сначала санитаркой, прачкой, а после окончания медучилища медсестрой, и до сегодняшнего дня работает в нем. Ведь из 36 сестер, работавших при К.Г. Карасевой, осталось только 6. Трудно осуждать ушедших: базовая зарплата — 600 руб. Но эти люди уйти уже просто не могут, они относятся к несчастным малышам, как к своим детям. Анна Осиповна так и говорит: «А если бы моего ребенка так не выхаживали и не лечили?». У самой А.О. Тарик — двое взрослых детей, она ими довольна, но живет только проблемами отделения. Рассказывают, что врачи считают дни, когда Анна Осиповна вернется из отпуска, так как спокойны за любого ребенка. Много доброго она рассказала и о Кларе Георгиевне, которая и выучила весь персонал и прежде всего сестер (устраивала им выволочку, если было нужно, но и заботилась по-матерински о каждой).

Вот Ирина Дмитриевна Попова, работающая в отделении более 30 лет сначала медсестрой, затем врачом, рассказывает о неповторимой атмосфере отделения с самого его основания: «Ведь это было, по существу, первое в стране отделение интенсивной терапии. И когда в 1980 г. был открыт Неонатальный центр, весь персонал центра проходил обучение в нашем отделении у К.Г. Карасевой. До сих пор мы говорим: "Так нас учила Клара Георгиевна". Ее диссертация — это отражение работы всего отделения. Михаил Владимирович Кыштымов, возглавляющий отделение, начинал работать при Карасевой и учился у нее». Будучи прооперированы в отделении хирургии новорожденных у Татьяны Васильевны Красовской и Надежды Владимировны Голоденко, детки поступают в отделение патологии новорожденных для выхаживания и дальнейшего лечения.

От встречи с К.Г. Карасевой остается впечатление, что знаешь ее очень давно. Ранее упомянутая корреспонденция 1969 г. завершалась словами: «Что бы ни случилось у меня, как бы ни было трудно, стоит мне войти в палату и закрыть за собой дверь — и ничего как не бывало.

Есть только я и мои дети».

Клара Георгиевна проработала в отделении патологии новорожденных с января 1963 г. по ноябрь 1979 г., когда ушла на пенсию. В 1971 г. она защитила кандидатскую диссертацию «Особенности лечебной помощи новорожденным детям в условиях специализированного отделения детской больницы ». Сама она родилась в 1924 г. в селе Туголуково, Жердевского района, Воронежской области. Отец ее, Рудин, был советским служащим и партийным работником, мама — сельской учительницей. Оба были коммунистами. Из-за отца часто переезжали с места на место. Клара окончила среднюю школу в селе Печаево, Тамбовской области перед самой войной, в 1941 г. Это помешало поступить в институт (мечтала по следам мамы стать педагогом). Начала работать в райсобесе, а в 1942 г. поступила в Харьковский медицинский институт (он тогда был эвакуирован в г. Чкалов). Оканчивала его в 1947 г. уже в Харькове. В 1946 г. вышла замуж за лейтенанта Карасева, вернувшегося с фронта. Он был сапером и уже после войны получил два боевых ордена за обезвреживание полей боя на Курской дуге («Эхо войны»). В 1947 г. мужа перевели в Москву. В этом же году родился сын (он окончил МАИ, работает инженером в НИИ в системе ОМС). У Карасевых — два внука, мальчик и девочка, и правнучка.

С 1949 г. Клара Георгиевна работала участковым врачом поликлиники при больнице № Коминтерновского района Москвы, объединенной с детской консультацией. В 1953 г. она поступает в городскую ординатуру Филатовской больницы, которую окончила через три года.

Работала в инфекционной детской больнице № 40 Москвы. В 1958 г. заведовала грудным отделением в Щемиловской больнице на Каляевской. С 1960 г. — в Филатовской больнице в грудном отделении ординатор, а с 1962 по 1979 г. заведовала отделением патологии новорожденных.

Аспиранты кафедры проводят свою научную работу на базе кабинета катамнеза.

созданного впервые в Москве в на шей больнице по инициативе и заданию Комитета здраво охранения города в 1995 г. Заведует кабинетом Любовь Ипполитовна Лукина, ученица В.А.

Таболина, врач высшей квали фикации с более чем 30-летним стажем, канд. мед. наук, доцент, автор более 100 научных работ, соавтор нескольких монографий.

Динамическое наблюдение детей, имевших нефропатию в неонатальном периоде за последние 10 лет, было вызвано ростом удельного веса врожденных и наследственнообусловленных форм, ухудшением экологического фона, увеличением заболеваемости матерей, расширением реанимационной помощи новорожденным исследованием данной проблемы. В 1992—1998 гг. более 2 тыс. новорожденных было обследовано в отделении реанимации, переводившихся затем в отделение патологии новорожденных нашей больницы. Из них выделено 813 новорожденных, страдающих патологией органов мочевой системы. За детьми, перенесшими нефропатию в неонатальном периоде, проводилось катамнестическое наблюдение на базе нефро-урологического центра ДГКБ № 13 на протяжении 6 лет (за остальными— о т 1 года до 5 лет), включая клинико-лабораторное обследование и реабилитационные мероприятия. Полное выздоровление отмечалось лишь у 15 % детей.

Результаты катамнеза свидетельствуют о необходимости обязательного диспансерного наблюдения детей, перенесших нефропатию в периоде новорожденное™, с проведением углубленного нефрологического обследования. Кабинет из года в год завоевывает авторитет и популярность среди больниц и, главное, родителей маленьких ребятишек. Он приобрел общегородские функции, принимая детей, выписанных не только из отделения патологии новорожденных нашей больницы, но и из родильных домов и других больниц города и Подмосковья. Из года в год растет объем принятых детей: в 2000 г. их было около 2,5 тыс., а общее число наблюдаемых детей приблизительно 11 тыс., причем 70%—дети 1-го года жизни.

Дети эти, как правило, наблюдаются до 3 лет и более.

Что такое катамнез и каковы его задачи? Катамнез — это наблюдение, надзор за новорожденным, как здоровым, так и больным, нуждающимся во врачебном совете или лечении.

Ведь практически все дети с рождения до приблизительно 3 лет нуждаются в этом: кто не вобрал, а кто вобрал в себя наследственную патологию от больных матерей или матерей, тяжело переносивших беременность (анемию, нефропатию и др.). Все они подвержены гипоксии (недостаток кислорода), испытывали еще в утробе матери нарушения в питании или страдали от вынужденного поглощения никотина от курящей матери. Все это вызывает повышенный риск различных заболеваний. Каких именно? Особенно вредно отражаются тяжело перенесенные беременность и роды на ЦНС новорожденного — возможно отставание в развитии как физическом, так и умственном. Изменениям подвергаются также сердечно- сосудистая система, вплоть до развития сердечной патологии. У детей, перенесших гипоксию, страдают почки: развиваются различной степени поражения, в том числе и нефропатия. Страдает кишечник новорожденного: нарушается пищеварение, пассаж пиши по кишечнику, появляются понос, несварение. Страдают легкие: гипоксия приводит к недоразвитию легочной ткани, к хронической легочной недостаточности. Страдает зрение: патология от легких изменений (близорукости, астигматизма, дальнозоркости) до тяжелых (слепоты и отслоения сетчатки). Страдает иммунная система, отчего дети болеют чаше, переносят тяжелее обычные заболевания, у многих развивается аллергия к различным продуктам и окружающей среде, формируется бронхиальная астма, экзема и т.д.

Трудно выделить органы, которые страдают сильнее остальных, так как поражению подвержены множественные органы, что делает несчастным и ребенка, и всю семью. Самое страшное, что все перечисленные патологические изменения возникают не сразу после рождения ребенка, а проявляются исподволь, через некоторое время, и отголоски их могут проявляться в течение всей жизни. Вот почему так важно наблюдать за ребенком с самого его рождения.

Особенно же нуждаются в наблюдении врачами-неонатологами дети, перенесшие реанимацию в первые дни жизни в связи с тяжелыми родами или операциями по поводу врожденной патологии (заворот кишечника, пороки развития пищевода и других органов). У них наблюдается тяжелый период адаптации, они нуждаются в систематическом наблюдении. Отсюда особая задача врачей неонатологов — помочь ребенку адаптироваться, приобрести заново здоровье, счастье и покой, а стране — здоровое поколение граждан. Вслед за организацией Кабинета катамнеза в нашей больнице последовали и другие детские клинические больницы (№ 7,8,13, а также Центр планирования семьи), что говорит о положительном опыте нашей больницы.

Нельзя не перечислить врачей, начавших работу в кабинете: это Дмитрий Николаевич Дегтярев, Зарета Хасановна Шунгарова, Марина Бичербеевна Албегова. Приходить в Кабинет всегда приятно. Врачи-неонатологи ведь стоят у истоков трагически начавшейся жизни и смягчают удары судьбы больному ребенку и родителям, и от их терпеливого участия и квалифицированной помощи (у врачей четкая специализация, возможность проведения консультаций со специалистами кафедры и отделений больницы) зависит дальнейшая судьба ребенка.

Чтобы понять, хотя бы отчасти, трудности, с которыми приходится сталкиваться врачу в борьбе за жизнь ребенка, приведем только один пример. Выездной бригадой реанимации, минуя приемное отделение, из родильного дома в больницу была доставлена девочка с диагнозом:

гипоксия мозга, гастрошизис (вес ребенка 2800 г, рост 43 см). Состояние крайне тяжелое, обусловленное пороком развития ЖКТ — перитонитом, различного рода нарушениями, в связи с чем с первого часа жизни девочка была на искусственной вентиляции легких. Была сделана операция — пластика передней брюшной стенки. В результате полуторамесячного лечения, проведенного в отделении реанимации, неонатальном центре и отделении патологии новорожденных, в истории болезни появилась запись: «Состояние удовлетворительное, на осмотре реагирует адекватно, сосет хорошо, в весе прибавление. Кожные покровы чистые, розовые. Тоны сердца ритмичны. В легких хрипов нет. Живот мягкий. Стул желтый, гомогенный ». Читая такие истории болезни, поражаешься искусству врачей. По телефону мама девочки сказала, что девочке лучше, она продолжает наблюдаться в кабинете катамнеза при больнице.

Рассказывает Мария Григорьевна Дегтярева, невропатолог, ассистент кафедры неонатологии ФУК (факультета усовершенствования врачей РГМУ), работающая в отделении патологии новорожденных: «В 1999 г. в больницу из родильного дома был переведен в первые сутки жизни в состоянии крайней тяжести мальчик И., рожденный на 32-й неделе беременности.

Было диагностировано перинатальное ишемическигеморрагическое поражение ЦНС — внутрижелудочковое кровоизлияние И—III степени (ВЖК), развитие гнойного менингита, двусторонняя пневмония, энтероколит. В течение 20 дней сохранялась необходимость в проведении искусственной вентиляции легких (ИВЛ). 48 дней ребенок находился в стационаре — в неонатальном центре (ННЦ, зав. отделением — Татьяна Николаевна Эверстова). В результате проведенного лечения состояние ребенка значительно улучшилось и ребенок был выписан домой.

Его психомоторное развитие соответствует возрасту. В настоящее время он наблюдается в кабинете катамнеза».

В том же 1999 г. в течение 2 мес на лечении и выхаживании в больнице находился мальчик С. Родился он на 34-й неделе беременности с тяжелой задержкой внутриутробного развития (ЗВУР). Его масса при рождении составляла всего 1300 г, рост — 38 см. С диагнозом «асфиксия в родах, внутриутробная инфекция, пневмония, постгипоксический энтероколит, стволовая форма гипоксии, недоношенность» на 2-е сутки жизни ребенок поступил в ННЦ. За время лечения в течение 16 сут проводилась ИВЛ, проведены экстренное оперативное вмешательство на органах брюшной полости и необходимая комплексная терапия. В настоящее время ребенок развивается нормально и наблюдается в кабинете катамнеза.

В 2000 г. в отделениях ННЦ и патологии новорожденных (ОПН, зав. отделением — М.В.

Кыштымов) находилась девочка А. с диагнозом «перинатальное гипоксически-геморрагическое поражение ЦНС, внутрижелудочковое кровоизлияние (ВЖК) II ст., постинтубационный синдром (ИВЛ 14 суток), острый холецистохолангит, недоношенность 30 нед». В результате проведенного лечения состояние улучшилось и девочка была выписана домой. Сейчас растет и развивается по возрасту. Наблюдается в кабинете катамнеза.

Мальчик К. тоже поступил в больницу в 2000 г. впервые часы жизни. У недоношенного ребенка на фоне ВЖК III ст. отмечалось развитие вторичного гнойного менингита и прогрессирующей гидроцефалии. В течение 15 сут проводилась ИВЛ. Проведенной антибактериальной и другой необходимой терапией ребенок был подготовлен к шунтирующей операции, которая была успешно произведена в нейрохирургическом отделении РДКБ. В настоящее время ребенок также наблюдается в кабинете катамнеза. Его психомоторное развитие соответствует возрасту.

Все эти примеры похожи на чудеса, но наши доктора считают это нормальной работой.

Однако каждый такой успешный результат вызывает искреннюю радость, вселяет веру в свои силы и стремление к новым знаниям. Истории болезни таких ребят — пухлые от исследований, записей обходов врача с заведующими отделениями, профессорами и консультантами, показывающими титаническую работу по спасению и выхаживанию, казалось бы, безнадежно больных детей.

К сожалению, при всех достижениях современной медицины и самоотверженности врачей, случаи смерти тяжелобольных детей неизбежны. Огромную работу, и прозекторскую, и аналитическую, проводит пж больницы: это и бактериологические и гистологические исследования секционного материала, и клинико-анатомические конференции. Консультантом и научным руководителем отделения, когда оно было базой кафедры патологической анатомии 2-го МОЛМИ, был академик Михаил Александрович Скворцов, основоположник детской патологической анатомии, проводивший в прозектуре показательные вскрытия. В отделении проводится углубленный анализ патологоанатомических исследований, расширился объем гистологических и цитологических исследований для всех отделений больницы. В архиве больницы сохранилась фотография чествования М.А. Скворцова коллективом больницы, от лица которого выступали Р.О. Лунц и С.О. Дулицкий. Многие годы возглавляет отделение Александра Сергеевна Еремеева, пришедшая работать в больницу сразу после Великой Отечественной войны.

Александра Сергеевна — высококвалифицированный работник и замечательный человек, всегда внимательный к лю бому запросу родителей, у которых нередко возникают вопро сы о причинах смерти ребенка.

В 1978 г. в рамках больницы создано Консультационнодиатостическое отделение (КДО), которое в 1990 г. вошло в состав Детского _городского консудьтационно-диагностического центра ХКДШ, открытого на базе больницы. Целью КДЦ является оказание специализированной консультативной и лечебной помощи;

догоспитальное обследование детей, высвобождающее коечный фонд для тяжелобольных детей;

организационно-методическая помощь специалистам Москвы;

разработка компьютерных медицинских программ;

научно-практическая и исследовательская работа в кооперации с Минздравом РФ, НИИ и кафедрами медицинских вузов Москвы на основе научно-технических договоров;

публикация научно-исследовательских работ прикладного значения;

разработка мероприятий по научной организации труда и внедрение их в КДЦ и больнице в целом;

повышение уровня лечебно-диагностической работы за счет внедрения новой аппаратуры и методик;

помощь в создании специализированных служб здравоохранения в Москве.

В связи с поставленными задачами КДЦ включает консультационно-диагностическое отделение (городской медико-генетический центр, детский аллергопульмонологический центр, городской детский нефроурологический центр, педиатрический центр, центр охраны зрения);

отделение функциональной диагностики;

отделение лучевой диагностики;

анестезиолого реанимационное отделение;

отделение ультразвуковой диагностики;

отделение эндоскопии;

отделение радионуклидной диагностики;

кабинет катамнестического наблюдению за детьми с тяжелой перинатальной патологией;

кабинет рациональной антибиотикотерапии;

отделение организации диагностических исследований. Руководит КДЦ заместитель главного врача больницы по КДЦ доктор мед. наук проф. Сергей Аркадьевич Байдин.

Отделение радионуклидной диагностики КДЦ, организованное в 1978 г., возглавляет канд. мед. наук Александр Владимирович Фадеев. За это время исследования завоевали прочную репутацию современных методов диагностики в педиатрии и детской хирургии.

Благодаря тому, что результаты этих исследований поддаются точной компьютерной обработке, внедрение их в клиническую практику позволило получать качественно новые данные о функциональном состоянии органов при различных заболеваниях у детей. А низкая лучевая нагрузка и отсутствие противопоказаний позволяют проводить исследования у детей без возрастных ограничений. За прошедшие годы клиникой и больницей было обследовано более тыс. детей с заболеваниями легких, печени, почек, костной системы, щитовидной железы и других органов.

Особенно информативными являются радионуклидные методы при определении функционального состояния паренхимы почек. Специально разработанные для этой цели оригинальные математические программы позволяют с высокой достоверностью судить о кровотоке, изменениях клубочковой фильтрации и экскреторной (выделительной) функции почек.

Компьютерная обработка позволяет получать на цветном дисплее в наглядном графическом изображении различные изменения функционального состояния почечной паренхимы.

Использование различных радиофармпрепаратов, меченных короткоживушим изотопом технеция-99м, дают возможность изучить желчевыделительную функцию печени, нарушения портальной гемодинамики, изменения в паренхиме, связанные с наличием объемных образований.

Методика радиоизотопной спленопортографии, разработанная в клинике, дополняет классические ангиографические исследования и позволяет с высокой точностью оценить уровень шунтирования при портальной гипертензии, достоверно оценить функцию сосудистых анастомозов.

В отделении разработаны также методы компьютерного анализа гаммасцинтиграмм, позволяющие проводить дифференциальную диагностику остеомиелита, опухолей и кистозных образований костной ткани, уточнять диагноз компрессионного перелома тел позвонков у детей.

Выполненные радионуклидные исследования нарушений церебральной гемодинамики при черепно-мозговой травме у детей показывают, что информативность их вполне сопоставима с данными компьютерной томографии.


Все исследования в отделении проводятся на радиодиагностическом оборудовании фирмы «Нуклеар Чикаго» («Симмене ») и «Елстинт» (Израиль), а также на гамма-счетчике фирмы «Паккард».

Спонсором, обеспечившим отделение новейшим оборудованием, был «ДИАЛОГ-БАНК», что подтверждено на каждом результате проведенной радиоизотопной диагностики. Новые времена предъявляют более высокие требования к диагностике. И конечно, вынуждают искать новых спонсоров...

В связи с более углубленной специализацией отделений больница продолжает расширение коечного состава (по плану в больнице — около 700 коек), а также улучшение комфортности и технического оснащения служб. Заложенный в 1982 г. новый педиатрический корпус вступил в строй уже в 1993 г. и вместил семь отделений: неонатологии, патологии новорожденных, нефрологии, педиатрии, гемодиализа, оториноларингологии и токсикологии. Капитально отремонтирован и в 1998 г.

освоен корпус Клинико-диагностического центра. Оборудованы новым современным оборудованием операционные торакального отделения.

Продолжается работа по сохранению памятников архитектуры, владельцами которых является больница. В 2000 г. завершена длительная и трудная работа по реставрации памятника истории и архитектуры XVIII в. — «Дома М.Я. Протковой ». Работы, проведенные реставрационными мастерскими Мое проекта-2, получили высокую оценку Управления по охране памятников истории и архитектуры. Составлены новые паспорта памятников истории и архитектуры. Планируется начать реставрационные работы в главном доме усадьбы Небольсиных— Ростопичных—Щербатовых.

Следует рассказать и о главных докторах больницы. Остановились мы на личности А.В.

Чучкина, бывшего главным доктором в 1940—1949 гг. Нельзя не рассказать и о Л.А. Ворохобове, главном докторе больницы с 1959 по 1965 г.

Леонид Андреевич Ворохобов родился 18 февраля 1920 г. в г. Лепель в Белоруссии. Отец его, Андрей Семенович Ворохобов, происходил из крестьянской семьи. Он ушел в город и поступил в реальное училище, по окончании которого работал делопроизводителем и бухгалтером. Мать, Параскева Евгеньевна, была учительницей в младших классах, но работу затрудняло ее незнание белорусского языка. Вскоре после рождения Леонида повальный голод и оккупация города немцами и поляками вынудили семью переехать с детьми в г. Городок, Витебской губернии. Здесь Леня начал учебу в школе. Вскоре, однако, переехали в Россию, г.

Невель, Псковской области. Здесь мама смогла продолжить работу учительницей. В целом она проработала более 40 лет в школе, за что была награждена в 1955 г. орденом Ленина.

Частые переезды, недоедание сказались на здоровье мальчика: в год окончания школы он простудился и серьезно заболел воспалением легких и туберкулезом (в течение 10 лет, вплоть до рождения дочери, у него был пневмоторакс), что позднее явилось причиной отвода от армии. По своему характеру мальчик был общительным и любознательным. Он интересовался и электроникой, и литературой, любимыми занятиями были книги и футбол. Своей активностью и непредсказуемостью немало хлопот доставлял он родителям. Очень рано в комсомольской работе проявились его организаторские способности.

Поступил он в 3-й ММ И в 1937 г. Учиться было чрезвычайно трудно, приходилось подрабатывать в морге 1-го МММ. Всю войну Леонид не покидал Москвы, был даже на пятом курсе директором 3-го ММИ (стоматологического). Во время трудных дней под Москвой был в народном ополчении, дежурил ночами (позднее получил медаль «За оборону Москвы»), в 1941 г.

вступил в ряды компартии (был делегатом всех съездов КПСС). Выполнял и многочисленные общественные поручения.

Уже на первых курсах института Леонид увлекся анатомией. Видимо, это увлечение и познакомило его с Е.А. Воробьевой, приемной дочерью Сергея Дмитриевича Терновского от его второй жены, Екатерины Михайловны Воробьевой. Падчерице было семь лет, когда Терновский стал ей фактически отцом, любил ее как родную, хотя она носила фамилию родного отца, Воробьева (он был инженером, много работал за границей, в частности в Югославии). Окончив медицинский институт, Елизавета Александровна работала на кафедре нормальной анатомии 1-го ММИ. Вскоре она стала его женой, а в 1943 г. у Ворохобовых родилась единственная дочь Екатерина. Она-то и рассказывает о дружной семье ТерновскихВорохобовых, о том, как дед очень любил семью, воспитывал и дочь, и ее детей, обожал внука Петра. Жили все дружно, единой семьей в огромной коммунальной квартире на 17 семей в Брюсовском переулке, где раньше размешалось общежитие соседней гимназии, которой заведовала тетка Сергея Дмитриевича. Здесь осталась семья Л.А. Ворохобова после того, как С.Д. Терновский получил новую квартиру на Комсомольском проспекте. Он очень тяжело пережил вынужденный переезд на новую квартиру 2 го ММИ на Комсомольском проспекте. Это было в июне-июле, а 19 ноября 1961 г. он скончался.

В 1945 г. Л.А. Ворохобов закончил лечебный факультет I ММИ, и с 1 сентября 1947 г. он — хирург-ординатор Филатовской больницы. В те годы в больнице трудилась блестящая плеяда врачей, ставших впоследствии профессорами, академиками. А тогда это были молодые хирурги, только что закончившие институт, ученики деда: Ю.Ф. Исаков, С.Я. Долецкий, М.В. Волков и многие другие. Их учителем и наставником был С.Д. Терновский, гостеприимный дом которого стал «альма-матер» для отечественной школы детских хирургов. В такой обстановке проходило становление Леонида Андреевича как врача. В то время не существовало системы жесткого деления хирургических подразделений по профилю, так как еще незадолго до этого хирургическое отделение было единственным в больнице. Все врачи-хирурги периодически меняли профиль своей деятельности. Леонид Андреевич оперировал очень много и во всех областях. Он принадлежал к категории избранных, «привилегией» которых было приезжать в больницу среди ночи для экстренных консультаций и операций. В Филатовской больнице он очень много брал дежурств.

В 1950 г., по всей видимости, отрабатывались организационные формы его деятельности в больнице, был создан тщвг матологический.пункт. В 1951 г. отделение начало регулярный прием больных. Первыми «дежурантами» травмпункта стали С.Я. Долецкий и О.В. Благовещенская. В течение всей своей врачебной деятельности Л.А. Ворохобов был практиком, которому «некогда»

было оформлять свои мысли в статьи, диссертации и монографии. Тем не менее уже первая его научная работа становится классической. С этого момента во многих руководствах по травматологии излагается методика консервативного и оперативного лечения переломов шейки лучевой кости «по Ворохобову».

Травмпункт больницы отметил свое пятидесятилетие, выпустил брошюру, в которой рассказано не только об истории его создания, но и опубликована статья Л.А. Ворохобова, впервые появившаяся в 1956 г. в журнале «Ортопедия, травматология и протезирование», № 2 с пометкой: «Доложено на VI научной сессии Института им. Г.И. Турнера в Ленинграде 27.XI. г.». В этой статье, явившейся первой публикацией в отечественной литературе, посвященной организации амбулаторной травматологической помощи детям, он настаивал на организации в детских больницах, где имеются травматологические отделения, специальных кабинетов неотложной хирургической и травматологической помощи детям (хирургические кабинеты во многих поликлиниках работали только 2—3 раза в неделю;

при лечении травматологических больных детей в учреждениях для взрослых обычно не учитывались особенности детского возраста). Ворохобов ссылался на опыт травмпункта Филатовской больницы, перегруженной амбулаторными больными, требующими неотложной хирургической помощи, доходя в летние месяцы до 70—90 человек в сутки, что нарушало нормальную работу приемного покоя.

Организация специального кабинета неотложной хирургической помощи в поликлинике, расположенной на территории больницы, разгрузила приемный покой, в который стали поступать только больные с направлением на госпитализацию из травмпункта или доставленные машиной «скорой помощи». Это позволило упорядочить работу приемного покоя, сузить без ущерба для больных показания к госпитализации и тем освободить значительное количество дефицитных коек (из 851 больного, обратившегося по поводу перелома ключицы, направлено в стационар только 9, из 1031 больного с переломами плеча — 208, из 2710 с переломами предплечья — 125 и из 338 с переломами голени — больной;

все остальные получили необходимое лечение в кабинете неотложной хирургической помощи).

Правильность намеченной и осуществленной Л.А. Ворохобовым организации травмпункта доказывает вся история работы травмпункта, деятельность канд. мед. наук Николая Петровича Шастина.

С 1952 по 1972 г. Л.А. Ворохобовым было опубликовано свыше 30 научных работ, большая часть которых — без соавторов. Сфера его научных интересов очень широка. Работы посвящены организации здравоохранения, лечению пневмоний, проктологии, токсикологии, лечению острого аппендицита, перитонита, реанимации, абдоминальной хирургии. Однако, когда Леониду Андреевичу, уже после его перехода на работу по руководству здравоохранения Москвы, было предложено защитить кандидатскую диссертацию по совокупности работ, он отказался.

В 1959 г. Л.А. Ворохобов становится главным врачом больницы. Его работа в этой должности имела результатом развертывание новых отделений, строительство новых корпусов. В коллективе он пользовался огромным уважением. Его отличало умение в частном вопросе видеть общие проблемы и тенденции. Проработал Леонид Андреевич в больнице до 1965 г., когда был назначен руководителем Главного управления здравоохранением Москвы (ГУЗМ). Система учреждений здравоохранения и их структура, существующая в наши дни, в значительной степени была сформирована Леонидом Андреевичем за те годы, что он проработал в этой должности, и за последнее десятилетие не претерпела коренных изменений. Ни один из руководителей ГУЗМ ни до, ни после него не проработал так долго (свыше 20 лет!). Трудился он самозабвенно. Дочь Леонида Андреевича, Екатерина Леонидовна Ворохобова (Королькова), рассказывает, что из дома он уезжал, как правило, в 8 утра, а возвращался с работы в 9—10 вечера, а нередко уезжал и ночью по каким-то ЧП. О своей работе дома никогда ничего не рассказывал, и если бывал занят на работе, то секретарь могла к нему не пропустить, и приходилось ждать, пока он освободится.


Когда дочь заканчивала учебу в институте, ни о каких протекциях речи быть не могло, да и фамилия была у нее Воробьева, как у мамы. На пятом курсе 1-го ММИ у Екатерины Леонидовны в 1967 г. родился сын Петр, врач. С 1968 г. она работает вирусологом в лаборатории Института педиатрии, возглавляемого М.И. Студеникиным.

Академик РАМН Э.А. Степанов вспоминает: «С Ворохобовым я был в достаточно близких отношениях. С людьми он был строгим. От ординаторов требовал четкого выполнения работы, хотя одновременно мог и пошутить, и сказать доброе слово. Хирург он был от бога: оперировал во всех областях и учил молодежь. Будучи главным врачом, продолжал оперировать, все время увлекаясь новыми темами.

Общались мы не только по работе. Он был прекрасным собеседником, очень любил анекдоты.

Затрагивала его и политическая жизнь страны, причем он не боялся высказываться откровенно.

Уже работая в ГУЗМ, он продолжал интересоваться жизнью клиники, нашими успехами в операциях на легких и пищеводе. Был принципиальным, честным человеком. Хорошо ориентировался в организации здравоохранения. Власть его не испортила. Он чувствовал себя хозяином, ответственным за все то, что происходит в здравоохранении города. В ГУЗМе все относились к нему очень хорошо, о чем мне рассказывала много лет возглавлявшая работу по детству Зоя Алексеевна Башляева. Недостатки, якобы выявленные во время проверки ГУЗМ по указанию Ельцина как секретаря МГК КПСС, были в большой степени подтасованы и сфабрикованы, но Леонид Андреевич вынужден был уйти на пенсию, а через пару лет у него был инсульт...».

В.П. Немсадзе вспоминает: «Если можно представить себе идеального главного врача, то это — Леонид Андреевич Ворохобов. На одном из собраний он сказал: «Я всю свою жизнь занимал посты, на которые никто не претендовал, потому что на этих должностях всегда достаются синяки и шишки». Как главный врач он делал обходы, если не ошибаюсь, каждую неделю. И всегда его сопровождали заместитель по хозяйственной части и главная медсестра. Это был торжественный ритуал. Белоснежным платком Леонид Андреевич любил провести где-нибудь в укромном месте и посмотреть, нет ли там пыли. Меня как врача он всегда удивлял умением в частном вопросе видеть общие тенденции, смотреть в корень, стремясь всю систему изменить к лучшему. Однажды он пригласил меня к себе и отдал мне весь архив по переломам в области головки и шейки лучевой кости. У него был собран огромный материал, не только его статьи, но и истории болезни, диапозитивы 6x6 см, которые ему делал постоянно работавший с ним фотокорреспондент Костя Вальдман. При этом сказал мне, что больше этой проблемой он заниматься не будет. Весь этот богатый материал я использовал в своей работе о показаниях к оперативному вмешательству.

В период его работы в ГУЗМ мне приходилось присутствовать на коллегиях. Не дай бог, если кто-то из выступавших начинал «вешать лапшу на уши». Он моментально останавливал его и направлял обсуждение в нужное русло. Состав согрудников был им подобран прекрасный. При нем было открыто в Москве много новых лечебных учреждений».

И вот как гром среди ясного неба разразилась беда: Б.Н. Ельцин, в то время первый секретарь МГК КПСС, на каком-то совещании бросил фразу: «Таких, как Ворохобов, давно пора гнать!» И буквально в 24 часа его выгнали из ГУЗМ, а на его место пришел Мудрак. После светлой головы Леонида Андреевича вдруг... какой-то кошмар». Это было в 1987 г. ГУЗМ подвергся проверкам, поискам «компромата». Однако все попытки очернить Леонида Андреевича успеха не принесли. За годы своего руководства столичным здравоохранением Л.А. Ворохобов «палат каменных» себе не построил, ни дачи своей, ни личной машины, ни квартиры не приобрел.

Даже на дачу, принадлежавшую С.Д. Терновскому, он ездил на «Волге», также доставшейся от тестя, причем водил ее не здорово, но сам (недавно ее продали).

Последние годы жизни были омрачены болезнями. Вскоре после ухода на пенсию, в г., его поразил первый микроинсульт, за ним последовал второй, который его парализовал. Он много читал, собирал книги, встречал многочисленных коллег и друзей по больнице и Главку, но его удручала невозможность реализовать себя в кипучей организаторской деятельности, к которой так привык! Когда он заболел, родственники оказались совершенно беспомощными, так как все проблемы, в том числе и домашние, он всегда решал сам. 8 октября 1999 г. Леонида Андреевича Ворохобова не стало. Похоронен он на Пятницком кладбище.

Соратники Леонида Андреевича по больнице и Управлению долго-долго не теряли с ним связи. Приглашали его на различные конференции. Леонид Андреевич благодарил, но никогда не приходил. Навещали его семью и после его смерти— в дни рождения и в годовщины смерти...

Л.А. Ворохобов был исключительно многогранным человеком: любил коллекционировать красивую мебель, картины (пополняя коллекцию С.Д. Терновского), читал массу книг, любил театр, но и не признавал нарушения порядка: если видел криво висящую штору, тут же мог забраться на стул и поправить ее. Об этом рассказывала и зам. главного врача больницы Вера Михайловна Смирнова. Как-то, уже работая в Главке, Леонид Андреевич посетил больницу.

Заметил скрипящую дверь в отделении и тут же дал шутливый, но конкретный совет: отрезать от калоши кусок резинки и прибить его к двери. Вообще дела больницы принимал близко к сердцу.

Однажды на совещании с главными врачами больниц города поправил выступающую В.М.

Смирнову словами: «Не обижайтесь, ведь это я за свою родную больницу переживаю».

После перехода Л.А. Ворохобова в Главк, с 1965 по 1972 г. главным врачом больницы была Лариса Николаевна Пирятин ская. Удалось встретиться с этой по-прежнему красивой и очень живой женщиной. Как много она рассказала о себе, службе в армии и, конечно, о Филатовской больнице! Родилась она в Рыбинске, родном городе ее мамы, Варвары Михайловны Яковлевой. Отец, Николай Николаевич Тугаринов, дворянского происхождения, профессиональный революционер, провел еще до революции 13 лет на каторге. Благодаря самообразованию был даже министром финансов в Дальневосточном правительстве. После 1917 г.

работал в финансовых органах, в том числе и в Наркомфине. В 1938 г. был репрессирован, позднее был на поселении в Б. Мурте, в Сибири. Во время Великой Отечественной войны ему, как отцу фронтовички, позволили жить на 101-м километре от Москвы, в Кимрах, а в 1953 г. полностью реабилитировали. Прожил он 89 лет.

С мужем своим, Брониславом Иосифовичем, Лариса Николаевна познакомилась еще в школе. В 1939 г. они поженились и вот уже 62 года вместе. Он окончил юридический, а Лариса — 1-й медицинский в военном 42 году. Вырастили прекрасного сына Юрия, преподавателя русского языка в Гимназии, который своих учеников возит по городам и весям страны, каждый отпуск посвящает любимым Озерам, где собирает грибы, возит туда и своих учеников. Хороший, заботливый сын.

После окончания института Лариса Николаевна год работала по распределению заведующей детской консультацией в Алексеевском студенческом городке. Приходилось ходить много километров по домам, навещая больных ребят. Домики в том районе, который сейчас изменился неузнаваемо, были деревянные. Люди вынуждены были разводить огороды, так как было довольно голодно (садили картошку глазками). Ей, как врачу, выделили какие-то грядки, и как же ее удивило отношение родителей ее пациентов, когда она получила выращенную ими картошку вместо посаженных ею глазков! Благодарные за заботу о детях люди позаботились о ней. Но, к сожалению, воспользоваться урожаем не пришлось: Пирятинский был направлен на фронт юристом армии, а он упросил командование послать на фронт и его молодую супругу.

Начальник Главвоенсаупра (ГВСУ) Ефим Иванович Смирнов по этому поводу удивился, но направил Ларису Николаевну в военный госпиталь 49-й армии Западного фронта. Так она с этой армией (позднее она была в составе 2-го Белорусского фронта) в звании старшего лейтенанта медицинской службы и закончила войну в Кенигсберге.

Разбросала война прежних институтских подружек Ларису Николаевну Пирятинскую, Ирину Леонидовну Кручинину и Тамару Василвевну Тулину, учившихся в одной группе. Все прошли фронт, а в 1951 г.

встретились в Филатовской детской больнице. Пирятинская проработала 2 года участковым врачом поликлиники (участок охватывал дома № 15 и 17 по улице Горького и Б. Гнездниковскому переулку), потом перешла в 1-е терапевтическое отделение ординатором, потом стала заведующей этим отделением, а потом заместителем главного врача по лечебной части и главным врачом.

Лариса Николаевна вспоминает отдельных врачей, передавших ей свой опыт. Станислав Яковлевич Долецкий (для нее он по-прежнему Стасик, так как Лариса Николаевна училась с ним еще в школе). А во время войны она встретила его, главного хирурга Польской Армии, и его супругу Иру, начальника госпиталя, на вокзале в Варшаве. После войны С.Я. Долецкий работал в Филатовской больнице, был ассистентом кафедры детской хирургии у С.Д. Терновского, ведущим хирургом, «умницей», как говорит Лариса Николаевна.

Добрым словом вспоминает Лариса Николаевна заведующую отделением травматологии, затем заместителя главного врача Фаину Ивановну Железнякову. В первые дни войны она ушла на фронт. Фронт она оставила только в связи с предстоящими родами (муж ее был фронтовым патологоанатомом, они и познакомились на фронте). Уже будучи на пен сии, она получила тяжелейшую травму (так бывает, говорят, только у врача!), ее выходил сын.

Вспоминает Ивана Константиновича Мурашова, сменившего на кафедре детской хирургии С.Д. Терновского. Во фронтовом госпитале Мурашов был хирургом-«черепником» в группе армейского усиления (АРМУ). У него училась Лариса Николаевна удалять осколки и пули при ранениях в голову. Уже позднее С.Я. Долецкий в больнице уговаривал Пирятинскую перейти на хирургию, но она не согласилась, так как на фронте хирургические вмешательства были вынужденными, а она была врожденным педиатром.

Вообще память о войне для Ларисы Николаевны священна. С 1946 г. военные врачи фронтовики собирались каждый год. «Теперь осталась одна Ирка (Ирина Леонидовна Кручи нина), приходят сестра с мужем, племянник с женой...».

В терапевтическое отделение Ларису Николаевну пригласила работать Любовь Моисеевна Срибнер. «Она была из земских врачей. Врач "до мозга костей". Для нее существовал только больной. Жила она на Патриарших прудах. После смерти сына осталась одна». После того как Срибнер ушла на пенсию, заведовать отделением стала Пирятинская. А 2-м те рапевтическим отделением заведовала Вера Константиновна Столярова, подруга Ларисы Николаевны.

Вспоминает Лариса Николаевна и заведующую боксиро ванным отделением (раньше называли «сомнительное» или инфекционное) Людмилу Константиновну, фамилии которой не помнит, но стиль работы и поведения которой заслуживает подражания: она была всегда подтянута, уважительна и интеллигентна.

Заведовала грудным отделением Мария Александровна Валковая, которая прошла всю войну врачом дивизиона противотанковой артиллерии.

Сколько доброго высказала Лариса Николаевна в адрес Матрены Арсентьевны Кашицыной, главной медицинской сестры больницы в течение многих лет! «Другой жизни для нее просто не было, больница была ее родным домом. Она была одинокой, некрасивой, но исключительно обаятельной. Она знала абсолютно все про каждое отделение. Прекрасно знала аптеку. В конференц-зале проводились городские больничные конференции, и готовила их Матрена Арсентьевна, которая всегда все предусматривала, поэтому никаких сбоев в конференциях никогда не было. Не было медсестры или няни, которая бы ослушалась главную сестру или отказала бы ей в чем-либо. Очень уважали ее все врачи, хотя она никогда не позволяла себе перейти ту черту, которая бы нарушила субординацию. Это был золотой человек».

Очень любит вспоминать из недавно ушедших на пенсию Галину Александровну Костомарову, бывшую заведующую гнойным хирургическим отделением: «У нее — золотые руки.

Умная и замечательный товарищ: никогда никому не отказала в беде. Умела распекать своих в пух и прах, была строгая, но все прощали ей за высочайшую квалифицированность. Оперировать сына я доверила только ей».

Из жизни коллектива больницы в годы 60-е Лариса Николаевна вспоминает борьбу за расселение общежития для медперсонала (оно располагалось за поликлиникой, в дальнейшем снесено в пользу СУДОПРОМа). «Отвоевывать пришлось настойчиво, всему "треугольнику", благо парторгом была зав. поликлиникой Драгунская, выпускница ВМА в Ленинграде, женщина боевая. Выступили мы перед членами Моссовета и доказали, что без медсестры, которая должна после многочасовой операции отдыхать в нормальных условиях, больнице не обойтись.

Общежитие было расселено за счет этажа в жилом доме на Садовой-Кудринской напротив больницы ».

Приятно, что, проработав много лет в больнице, Лариса Николаевна по-доброму вспоминает все отделения, всех заведующих и персонал больницы, хотя на пенсию она уходила уже из другого учреждения — 4-го Главного управления РСФСР.

На прощание Лариса Николаевна дает для настоящего издания дорогую ей фотографию: в кабинете главного врача — Л.Н. Пирятинская, зав. отделением гнойной хирургии Анна Яковлевна Бубнова, всю войну проработавшая в медсанбате, а после войны пришедшая в Филатовскую больницу, и зав. ЛОР-отделением канд. мед. наук Никулина.

Не могла не вспомнить Лариса Николаевна и прощание с больницей, необычайно теплое и торжественное, в ресторане «Пекин», проведенное без согласования с ней, но от души подготовленное и проведенное всеми врачами.

О медицинских сестрах стоило бы написать отдельную книгу. Нельзя не вспомнить Ольгу Михайловну Баклыкову, отдавшую больнице 50 лет труда и жизни. Родилась во Владимире в 1920 г., там закончила фельдшерско-акушерскую школу со званием фельдшера и с 1 сентября г. работала в нашей больнице. Первые 10 лет Ольга Михайловна была медсестрой 2-го терапевтического отделения (ее очень хорошо вспоминала Лариса Николаевна Пирятинская), затем в течение 30 лет медсестрой и старшей медсестрой отделения торакальной хирургии (и об этом периоде рассказывал Александр Владимирович Романов). А последние 10 лет Баклыкова работала медстатистиком в Кабинете статистики больницы. И кто бы ни спросил о чем-либо Ольгу Михайловну, какую бы сложную таблицу по больнице не нужно было составить, всегда обращались к ней, и в первую очередь заместитель главного врача Вера Михайловна Смирнова. О ее всегда четкой работе говорит такой пример. Для оформления инвалидности понадобилось как то отыскать запись в операционном журнале 1958 г. об операции ребенка, теперь уже пожилого человека. Запись нашлась, да такая аккуратная (не в пример обычным выпискам из историй болезни), да еще красивым ровным почерком. И как приятно было видеть подпись оформившей эту запись медсестры — «О. Баклыкова». «Да я всегда так работала», — просто отреагировала она на наши восхищенные возгласы.

Нельзя не сказать о новом строительстве на территории больницы и о реконструкции старых помещений. В 1954— 1957 гг. была произведена частичная реставрация Дома Про тковой:

заменены подгнившие бревна, между срубом и тесовой обшивкой проложен слой рубероида (что вызвало более интен сивное гниение бревен). В 1885 г. дом пришел в аварийное со стояние. Еще бы! Что только в нем ни размещалось: и санатор ное отделение для выздоравливающих детей, и поликлиника, и библиотека больницы с кабинетом медстатистики, и санэпид станция. Был составлен проект полной реставрации здания, пе реработанный в 1990 г. (архитекторы Моспроект 2, мастерская 13, Г.И. Солодкая, Л.В. Лазарева и О.А. Архипова).

Начатая в 1985 г. реставрация в 2000 г. была завершена юностью разобран сруб, снята лепнина фасадов и интерье ров. Внутренние стены сохранены. Лепной декор восстановлен, отреставрирован, докомпонован. Поставлены утраченные печи. По образцу сохранившегося паркета сделан паркет во всем доме, по образцу сохранившихся дверей выполнены утраченные двери. Восстановлена облицовка колонн искусственным мрамором. В помещениях с полностью сохранившейся анфиладной планировкой сохранены первоначальная окраска стен и неповторимые роскошные карнизы с сочной лепниной и позолотой. Реставрация дома явилась примером реставрации с заменой внешних стен при сохранении декора фасадов, планировки и внутреннего устройства.

Казалось бы, мы отдалились от темы чисто медицинской. Но это не так. Душой возрождения старинного особнячка и написания истории больницы стала Вера Михайловна Смирнова, заместитель главного врача по лечебной части, одна из старейших работников «Филатовки». Более 36 лет она трудится в больнице, как никто другой знает каждое отделение, каждого работника. Не случайно на вопросы о времени со здания того или иного отделения, давно работавших со трудниках каждый отвечает: «Об этом лучше спросить Веру Михайловну».

После окончания в 1961 г. 2-го ММИ Вера Смирнова мечтала поступить в ординатуру в Ленинграде. Однако она по распределению попала на Сахалин, где проработала 4 года, занимаясь ревматизмом. Потом вернулась в Москву. «27 сентября 1965 г. начались мои занятия в ординатуре молодого профессора В.А. Таболина. Главным врачом вместо перешедшего на руководство Горздравом Москвы Л.А.Ворохобова была назначена Лариса Николаевна Пирятинская, ее заместителем была Фаина Ивановна Железнякова. Я была определена в отделение патологии новорожденных, которым заведовала Клара Георгиевна Карасева, очень грамотный специалист ».

Вспоминает Вера Михайловна и ассистента В.А. Таболина Екатерину Ивановну Щербатову, брат которой, Иван Иванович Щербатов, заведовал ЛОР-отделением. Блок та называемых «ушных»

отделений тех лет Смирнова характеризует как сильнейший и по количеству коек (120), и по составу врачей.

Был период, когда В.М. Смирнова проходила стажировку в Русаковской детской больнице (Св. Владимира). Добрым словом вспоминает она главного врача этой больницы Марину Осиповну Малявину, до сих пор встречается с ней, а также Раису Яковлевну Шапиро. В нашей больнице Вера Михайловна хорошо помнит Р.М. Цинцинатор, работавшую с 1921 г. и возглавлявшую грудничковое отделение, Р.И. Масленникову, бывшую «блокадницу», организовавшую в приемном отделении 3 бокса (хирургии, терапии и ЛОР). Именно работа в приемном отделении под руководством Риммы Ивановны явилась хорошей школой практического врача, так как нагрузка была чрезвычайно тяжелой: приходилось заменять сразу трех специалистов. В Русаковской больнице тоже оценили по достоинству инициативного молодого специалиста и пригласили из ординатуры на заведование реанимационным отделением. Решила, вроде, и сама Вера Михайловна перейти к М.О.

Малявиной, но не вышло... Вызвали ее «на беседу» к Л.И. Пирятинской. И вот ей, еще не окончившей ординатуру, было предложено место врача-педиатра в торакальном отделении.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.