авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПРОБЛЕМНО-ТЕМАТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Рекомендовано Министерством общего и ...»

-- [ Страница 4 ] --

Культура несет в себе диалектическое противоречие отдельного, ин дивидуального, личного – словом, человека, и – родового, коллективного, совокупного – словом, общественного целого. Охватывая обе эти сферы, культура знает как бы два движения – движение «вверх», к отвлечению от повседневных забот каждого, к обобщению жизненной практики людей в идеях и образах, в науке, искусстве и просвещении, в теоретическом познании, и движение «вниз» – к самой этой практике, к регуляторам по вседневного существования и деятельности – привычкам, вкусам, стерео типам поведения, отношениям в пределах социальных микрогрупп, быту и т.д. В пределах первого из указанного типов культура воспринимает себя и воспринимается обществом как Культура («с большой буквы»). Такая культура отвлечена от повседневного существования, она тяготеет к закре плению в традиции и к респектабельности, к профессионализации деяте лей, ее создающих, к восприятию более или менее подготовленной ауди торией и в этом смысле к элитарности. Всегда существовало стремление высокой Культуры замкнуться в социально ограниченном кругу и выра жать себя на особом языке. Этой Культуре было свойственно тяготение к эталону, идеалу. В пределах второго из указанных типов культура рас творена в повседневном существовании, что подразумевает совокупность характеристик практической, производственной и бытовой жизни данного общества в данную эпоху.

98 Культурология В своей сущности и в своей истории культура двуедина, тяготея, с од ной стороны, к духу и Культуре, с другой – к жизни, повседневности и бы ту. В архаических культурах описанные два состояния культуры не разде лялись, с вступлением общества в цивилизацию это разделение стало за метным. И такое состояние культурного процесса устойчиво сохранялось вплоть до ХIХ века. В этих условиях очень многое в частной повседневной жизни людей, равно как в их верованиях, надеждах, взглядах, чувствах не находило себе ни выражения, ни удовлетворения в сфере высокой Культу ры. Такие взгляды искали возможность выразить себя и порождали особое состояние общественного сознания, альтернативное по отношению к вы сокой Культуре, которое существовало на протяжении истории в двух ос новных формах. Одна из них характерна для развитых классовых обществ от античности до, в широком смысле слова, нашего времени. Она пред ставлена так называемой низовой культурой народных масс и соотнесена с так называемым плебейским протестом против Культуры.

Другая форма своеобразного противостояния высокой Культуре скла дывалась в несравненно более глубоких слоях исторического бытия и ха рактерна для архаических обществ. К ней относится все связанное с прин ципом переживания жизни и культуры «наизнанку», с потребностью чело века периодически освобождаться от цивилизации и культуры, от строя и порядка. Принцип «наизнанку» продолжает жить в так называемой сме ховой, карнавальной культуре, в проделках шутов, скоморохов, «дураков».

Что же вытекает из двуединства культуры? Индивид и общество раз виваются в неразрывном единстве. Нельзя выразить себя, не обращаясь к обществу, но и не отвлекшись от себя в собственной неповторимости, как нельзя построить общество, которое бы не состояло из индивидов, то есть не выражало бы себя через отдельных людей.

Нам не дано предугадать, каким будет облик культуры будущего, но ее качества зависят во многом от нашей деятельности, которая подготав ливает ее приход. В конечном счете для того и нужно нам знание теории и истории культуры, чтобы каждый мог в меру своих сил сознательно и целенаправленно участвовать в выходе человечества на новую орбиту своего культурного развития.

2 ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ЗАПАДНОГО ТИПА КУЛЬТУРЫ На наш взгляд, требует специального разъяснения вопрос о складыва нии европейского, западного типа культуры. Как правило, студенты не плохо знают особенности конкретных культурных эпох (хотя порой пред ставления эти весьма схематичны). Каждая эпоха оказывается «вырван ной» из европейского общекультурного контекста: далеко не каждый сту дент способен определить место этой эпохи в формировании своеобразной культурной традиции Запада. При этом, как ни странно, особенно «не по 3. Консультационный курс везло» культуре Нового времени (начиная с XVII в.), хорошо представлен ной документально: визуально (хотя бы обликом Парижа, Москвы и Пе тербурга), текстуально (основные литературные произведения изучаются еще в школе;

но, видимо, потому, что скорее «проходятся», чем изучаются, так быстро и забыты). Вероятно, стоит упомянуть о недостатках школьно го преподавания двух важнейших гуманитарных предметов – литературы (словесности) и истории. Обычно они изучаются вне связи друг с другом.

Только в последнее время делаются попытки установления их тесной связи хотя бы на уровне хронологического совпадения (гимназии и лицеи не в счет, их программы на это ориентированы изначально). Наконец, в средней школе все активнее заявляет о себе такой предмет, как «Мировая художе ственная культура». Результаты подобных нововведений – хочется наде яться – обнаружатся в знаниях студентов МИЭП, что, вероятно, покажет ближайшее время.

Пока же следует отметить, что все эпохи в истории европейской куль туры обычно воспринимаются студентами сами по себе, без какой-либо взаимосвязи с предыдущей и последующей. Задания ПТК по культуроло гии как раз нацелены на обнаружение, выявление студентами такой взаи мосвязи. Дать представление об истоках, вехах западной культуры, типе самой этой культуры необходимо еще и потому, что в наше время актуали зируется старая проблема «Россия – Запад».

В XX в. мир подошел к некоему кардинальному рубежу. С одной сто роны, доминирующая на планете цивилизация достигла пика могущества, охватив всю планету, став, по сути, глобальной, а с другой, – она пережи вает, по сути, настоящую духовную катастрофу. Христианская культура – живой источник данной суперцивилизации – уступает место новым реали ям, другим формам организации сознания. Существуют представления, что сейчас на планете складывается некая интегральная «экономическая» фор ма мировой идеологии, универсальный язык, на котором заговорят различ ные культуры. Завершается эпоха «Большого Модерна», охватывающая двухтысячелетний отрезок человеческой истории. Когда-то человечество преодолело исторический порог. Он был связан с началом новой, христи анской цивилизации, ставшей именно «модерном» по отношению к миру традиционному. В этой точке как бы переломилось течение истории.

Прежний контур мирового времени носил циклообразный замкнутый, «бесконечный» характер (хотя и там можно выделить свои эпохи). Однако история – в ее современном понимании – все же тысячью нитей связана с христианской культурой, с внесением некоего смысла в поток времени, буквальным появлением «нового времени» (то есть самой концепции «осе вого», векторного времени «строительства истории»). Общество, возник шее на берегах этой могучей реки, называлось по-разному: христианская или европейская цивилизация, или просто цивилизация, или еще проще – 100 Культурология Запад. Вместе с тем в движении имен заложен глубокий смысл. Цивилиза ция «Большого Модерна» состоит из двух больших сегментов: эпохи Средневековья и эпохи Нового времени (собственно «модерна»).

Традиционные общества были исторически первым типом цивилиза ционного развития. Он возник сразу после того, как человечество вышло из стадии дикости и варварства первобытной эпохи. Древний Китай и Ин дия, Древний Египет, государства европейского средневековья, общества мусульманского Востока и т.д. – все это образцы традиционных обществ.

При всем их своеобразии они имели общие черты и характеризовались воспроизводством, часто на протяжении жизни нескольких поколений, сложившихся видов деятельности и соответствующих им фундаменталь ных социальных структур, доминированием традиций, мифологических типов мышления, жестким социальным контролем над личностью и ее рас творением в корпоративных и клановых отношениях. Традиционные об щества можно обнаружить и в XX веке. Традиционные общества длитель ное время были единственным типом цивилизационного развития, пока не начали появляться примерно 300–400 лет назад общества, принадлежащие к новому историческому типу цивилизаций. Их можно обозначить как тех ногенные общества, и они существенно отличны от традиционных.

Эти общества возникли вначале в Европе, несколько позднее в Аме рике (США, Канада) и получили расплывчатое наименование «Запада» по региону их возникновения. Но сегодня оппозиция «Запад–Восток» как обо значение разных типов цивилизаций и культур имеет нечеткий метафори ческий смысл. В принципе и в западном, евроатлантическом регионе не все страны одновременно вошли в стадию техногенного развития. Что же касается Востока, то, начиная с середины XIX века, в нем появляются тех ногенные общества (первое из них – Япония), а в XX столетии процесс пе рехода от традиционного типа развития к техногенному охватывает все большее число стран. Для техногенного типа цивилизационного развития характерно резкое ускорение темпов общественных изменений, связанных с интенсивным развитием средств и целей деятельности, динамизмом со циальных отношений, приоритетом инноваций над традицией, ценностью научной рациональности и технологического прогресса, приоритетной ценностью автономной, суверенной личности, которая не привязана изна чально к некоторой определенной социальной корпорации, а развивается благодаря возможности включаться в самые разнообразные связи. Глав ным фактором в этом типе цивилизации становится технический, а затем научно-технический прогресс, который изменяет тип экономического и культурного развития и вместе с ним приводит к изменениям социальных связей и отношений людей.

Техногенная цивилизация начала свой разбег в XVII столетии. Ее предпосылками было переплетение двух традиционных культур – культу 3. Консультационный курс ры античного полиса и европейского христианского средневековья. Их синтез в эпоху Ренессанса сформировал своего рода «культурную матри цу», которая затем была развита в эпохи Реформации и Просвещения и на основе которой начался новый этап цивилизационного развития. После то го, как он реализовался вначале в странах, объединяемых понятием Запад (в Англии, Голландии, Франции, США, Германии, Италии и др.), техно генная цивилизация стала осуществлять экспансию на весь остальной мир.

Она активно трансплантировала свои ценности, свою культуру и образ жизни на многие страны и регионы, в том числе и на традиционный Вос ток, Россию, Латинскую Америку, страны Африки.

Всем крупным переменам в экономике западных стран предшествова ли изменения (при сохранении преемственности) в культуре, в сознании.

Эти изменения в сознании происходили прежде всего в результате разви тия человека – появление новых знаний, потребностей, созданных им же условий своей жизни – а оно всегда протекало при условиях – материаль ных и духовных, – которые доставались людям по наследству от предыду щих поколений. Это развитие и воплощалось в новых общественных от ношениях и новой технике, которая несла на себе печать сложившегося за многие годы культурного «ядра». Сильное личностное начало в «ядре культуры» европейских народов сформировалось как результат культурно го синтеза античности и средневековья. Именно в античную эпоху зароди лись важнейшие предпосылки буржуазных отношений, определивших суть западной цивилизации: самостоятельный частный труд, привычка к лич ной инициативе, основы науки и рационалистического мышления, уваже ние к человеку как равноправному партнеру, гражданину, признание права собственности и первенства закона, независимость суда, демократия. Хри стианство помогло соединить активное отношение человека к миру с неиз бежным осознанием ограниченности человеческих возможностей. Христи анство возникло в эпоху, когда ослабла связь человека с природой. Но, с другой стороны, жизнь человека все больше зависела от общественных отношений, в которые он вступал, и здесь обнаружилось его бессилие пе ред обществом. Небеса стали единственным прибежищем человеческих идеалов. Проповедуя на протяжении веков равенство, христианство при учало видеть в другом человеке равного партнера, то есть приравнивать свою деятельность к деятельности других людей, тогда как античность до пускала равенство лишь между одинаковыми по положению людьми. Хри стианство, выросшее из античности, – универсальная космополитическая религия, оно разрушало территориальную и этническую замкнутость наро дов, расширяло пространственные горизонты человеческого сознания.

Христианская идея первоначально предполагала пассивную роль человека, но в конце средневековья был сделан шаг к признанию активного начала в человеке (Ф. Аквинский). Идея рационализации повседневной жизни по 102 Культурология влияла на формирование предпринимательского мышления. Эсхатология учила ценить и учитывать время, особенно в городах. Так постепенно в не драх средневековья вызревало новое ренессансное сознание. Суть Возрож дения – не в апологии античности как таковой, а в независимости лично сти, духовной свободе, ценности человека. Возрождение выдвинуло на первый план индивидуализм, самоутверждение личности. Реформация унаследовала от Возрождения чувство собственного достоинства лично сти, но она выступила под флагом «истинной веры» в Христа, возвращения к идеям раннего христианства, сформировавшегося в поздней античности.

Реформация соединила христианские идеи равенства и идеи свободы чело века. Так состоялся великий синтез античности и христианства, который имел огромное значение для формирования личности уже следующего – Нового времени. Фаустовский тип личности, сложившийся благодаря Ре нессансу, выходит за его рамки, склоняясь к утилитарному взгляду на при роду. Такой тип практически не знает сомнений, а его разуму все подвла стно. Это – «экономический» человек Модерна, приверженец рационализ ма и научного знания, приумножения материального богатства. Ему свой ственен индивидуализм и готовность к постоянным переменам во всех сферах жизни – общественной и личной («и жить торопится, и чувствовать спешит»), верность идеям индивидуальной свободы и социального равен ства. Модерн рассматривал историческое развитие (включая культуру) как безусловный прогресс, не останавливаясь перед разрушением старых тра диций.

Если в XVII в. новый тип культуры начал историю, то в XVIII в. дея тельностью просветителей он утвердил свое превосходство над культурой феодальной, и религиозной, и аристократической, и фольклорной, а затем, на протяжении двух последних столетий, развернул все свои потенции, достиг полного самоопределения, расцвета и вступил в полосу глубокого кризиса. Основные этапы его истории хронологически падают на XVIII, XIX и XX столетия, содержательно же их можно определить понятиями:

Просвещение, ставшее торжеством нового сознания и распространившее свое влияние на восток Европы, включая вырвавшуюся из средневековья Россию;

Романтизм, выступивший противником Просвещения в начале XIX века, а затем оттесненный своим главным и победоносным соперни ком в борьбе за умы европейцев – Позитивизмом, но постоянно возрож давшийся в новых обличьях как «оборотная сторона», неустранимый спут ник-противник Позитивизма;

Модернизм, сложившийся в культуре буржу азного общества в начале XX в., а во второй его половине вытесняемый еще крайне неопределенным движением – Постмодернизмом.

В общем культурном пространстве эпохи Нового времени, с одной стороны, сохранялись пережитки былых форм сознания, подчас весьма сильные, а с другой, – в ее недрах прорастала критика буржуазных идей и 3. Консультационный курс идеалов «слева» – со стороны мыслителей и художников, все более остро ощущавших и все более болезненно переживавших отрицательные сторо ны победного шествия научно-технической цивилизации, но уповавших не на возвращение к средневековью, а на рационально организованное уст ройство общества в будущем, хотя способы достижения этой цели они понимали далеко не одинаково – такова позиция и социалистов-утопистов, и марксистов, и технократов.

В Модернизме произошел разрыв культуры с природой, обществом, человеком, что сделало само ее существование трагическим, вызвало апо калипсическое ощущение «заката Европы» и мрачный пессимизм всевоз можных антиутопий, предрекавших гибель цивилизации. А параллельно начала прорисовываться какая-то новая историческая перспектива, некий культурный и социальный «постмодерн» («постмодернизм»). Следует от метить, что оценки постмодернизма неоднозначны. Апологеты выдают его за философию, которая выражает подлинную (хаотическую) суть времени.

Критики считают его симптомом кризисного состояния. Во всяком случае – постмодернизм размывает всякую определенность, для него характерно отрицание высших авторитетов, универсальных принципов. И в то же вре мя современность демонстрирует стремление и к некоторой определенно сти, поиску системности.

Показательны суждения одного из американских культурологов, кото рый отмечал, что и немарксисты и марксисты одинаково ощущают начав шееся после второй мировой войны формирование нового типа общества (оно описывается и как постиндустриальное, и как потребительское обще ство, и как общество массовых коммуникаций). Действительно, развитие культуры на новом изломе истории непосредственно обусловлено гранди озным скачком в развитии производительных сил, техники, системы ком муникаций – всего того, что охватывается понятием «постиндустриальное общество» или «информационная цивилизация». Постиндустриальное раз витие не является простым продолжением техногенной цивилизации. Его, скорее, следует интерпретировать как начало нового, исторически третьего (по отношению к традиционному и техногенному) этапа цивилизационного развития. Такой подход заложен уже в описании самых общих характери стик постиндустриального, информационного общества (не только техно логических, но и социальных). Оно призвано создать условия для решения экологической и иных глобальных проблем, которые породило предшест вующее техногенное развитие. В нем наиболее активно должен использо ваться человеческий фактор, информационные, творческие возможности человека (в этом смысле иногда говорят об антропоцентрической цивили зации в противовес техноцентрической). Это общество перехода к доми нированию нематериалистических ценностей, где происходит сдвиг от безудержного роста вещественно-энергетического потребления к увеличе 104 Культурология нию информационного потребления. Уже этих признаков достаточно, что бы увидеть качественный прорыв к новым ценностям, отличным от ценно стей техногенной культуры. В постиндустриальном обществе на первый план выдвигается не экономика в привычном для нас смысле, а производ ство человека как личности, осваивающей все богатство мировой культуры и способной к самостоятельному творчеству. Заметно стремление преодо леть противостояние элитарной и массовой культур, новаторства и тради ционализма, их диалог. В области научно-теоретического мышления обна руживается методологическая подготовка к решению новых задач. Суть этой подготовки – преодоление той раздробленности знаний о действи тельности, которая достигла в эпоху Модернизма угрожающих для цело стного миропонимания пределов. В середине ХХ в. сознание этой угрозы привело к разработке самими учеными – биологами, кибернетиками, мате матиками – а затем философами, социологами, культурологами теории информации и методологии системных исследований, призванных преодо леть «мозаичность» картины мира. Был «реабилитирован» свойственный классической философии системно-целостный взгляд на бытие, и он был сопряжен с новыми идеями и методами («информатизация»). Позже роди лась синергетика, развившая идеи теории систем, которая создала пред посылки для преодоления раздробленно-мозаичного представления об истории человечества и его культуры, так ярко выразившейся в «теории локальных цивилизаций». Одним из наиболее существенных (наряду с трансформацией и новым устроением самого постхристианского мира) представляется развитие «другого цивилизационного пространства», того, которое недавно называлось «третьим миром». Это пространство – конг ломерат самых разных традиционных, или – скорее – модернизированных (но все же на основе совсем иного культурного текста, чем европейский) культур. Они проникают в культурный контекст западного постмодерна, образуя нечто единое, целое, качественно новое, что вполне можно счесть новой цивилизационной средой.

Постмодернизм как переходная фаза в истории культуры Запада за ключает в себе радикальное изменение его отношений с Востоком. Новое мировоззрение начало искать формы общения с Востоком так же, как завя зывало диалог с Классикой – это логика складывающегося сейчас диалоги ческого отношения к Иному. Ведь Иное – это другая ипостась единой культуры человечества, столь же односторонне ее представляющая.

3 СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ:

ВЫБОР ЦИВИЛИЗАЦИОННО-КУЛЬТУРНОЙ МОДЕЛИ Поиск новых стратегий развития, обеспечивающих переход к постин дустриальному информационному обществу, представляет собой истори ческий вызов, который предъявлен России в конце XX века. Она вынужде 3. Консультационный курс на отвечать на него в условиях, когда «средний человек» переживает тяже лый духовно-идеологический кризис: потерял веру в старое, но еще не ре шился на новое. В России «неготовность людей» к современным переме нам объясняется во многом тем, что реформам не предшествовал поворот в общественном сознании. Либерально-демократическая идеология была привнесена с Запада, а не выросла органично из противоречий российского развития. Идеи свободы, достоинства, прав личности предстояло осваивать в процессе рыночных реформ и модернизации государства. Более того, проведение рыночных реформ вызвало усиление авторитарных тенденций.

Но ведь в реальной жизни народ начинает не с нуля, а с начала. А это на чало определяется его прошлым – историей и культурой.

Духовный кризис проявился в кризисе национальной идентичности, утрате чувства исторической перспективы и понижении уровня самооцен ки нации. Произошел разрыв единого духовного пространства, ведется по лемика вокруг системы базовых ценностей. Не столь привлекательным оказался и либерально-демократический социальный миф, своего рода но вейшая версия «коллективного прорыва в светлое будущее». Эта способ ность к очередному оптимистическому мифотворчеству продемонстриро вала живость религиозного архетипа в нашей культуре. Этот архетип со общает ей специфический тонус и готовность менять общественную жизнь, руководствуясь критериями прежде всего нравственности и спра ведливости. Россияне, поддерживая идеи демократического обновления, поверили прежде всего в законы моральной справедливости, в то, что по литические события осуществятся в эсхатологическом ключе «наказания»

и «воздаяния» и конечного торжества Добра над Злом. Но этого не про изошло. Крах демократических иллюзий закрепился сегодня и «культур ной революцией», которая проходит в режиме «массовой культуры». При этом Добро в контексте примитивно-потребительской культуры зачастую клеймится знаками отсталости и неэффективности. Диагноз нынешней духовной ситуации можно описать как «смерть Бога в культуре» – утрата суверенности нравственного сознания.

Особенно надо сказать об утрате чувства национальной перспективы.

Реформаторы постоянно сетовали на «соборный архетип» нашей культу ры, рассматривали его как препятствие для перехода от архаичной и тра диционалистской модели «единой коллективной судьбы» к свободному индивидуальному самоопределению людей в рамках гражданского обще ства. В результате вместо общности, связанной единым каркасом пусть предельно мифологизированных норм, традиций и ожиданий, мы получи ли «одинокого индивида» и конгломерат соперничающих группировок. На смену тоталитарному сознанию пришло безответственное сознание. Это произошло потому, что современные реформы были проявлением техни цизма и экономизма, которые связаны с некогда господствующим образом 106 Культурология общества как большой фабрики, где все раз и навсегда установлено и оп ределено. Этот образ совершенно неадекватен тенденциям постиндустри альной эпохи.

В истории России всегда так бывало, что очередная попытка модерни зации неизменно обостряла спор «самобытников» и «западников». И сего дня вновь встают прежние вопросы: «кто виноват?», или, точнее, «что виновато» – косная русская почва, регулярно воспроизводящая деспотизм и рабство, или западные, инокультурные проекты? В результате подобного противостояния мощно заработал механизм «самоварваризации» русской культуры, поскольку в такой ситуации всегда – одна или другая – сторона оказывается виновной.


Сейчас вопрос стоит не «кем быть», а «быть или не быть»: что страш нее – «риск застоя или неудачной псевдомодернизации»? Самоидентифи кация сейчас осуществляется «от противного», «из двух зол», а потому и возник негативный культурный синкретизм, который рискует привести к жесткому авторитаритарному и антидемократическому режиму при од новременном скатывании в «третий мир».

Можно ли сделать антиномию «западничества» и «самобытничества»

продуктивной? Несостоятельно прежде всего представлять дело таким об разом, что Россия после крушения коммунизма оказывается в некотором преимущественном положении по отношению к выпавшему из высокой культуры в массовую цивилизацию Западу. Архаика России слишком дика.

«Возврат в Россию» («град Китеж») невозможен, так как Россия выносила большевизм как мутацию своего же собственного организма. Большевизм не случайность для русской истории. Это не означает, что тоталитаризм порожден именно российской традицией. Тоталитаризм порождает не тра диция, а особый тип разрушения традиции. Хотя может идти речь о пред расположенности к выбору тоталитарного варианта прохождения общеци вилизационного развития.

Возможность выхода из «замкнутого круга» вечного раскола россий ского общества связана с пониманием того, что перспективы реформиро вания страны коренным образом изменились (в конце ХХ – начале XXI в.

не может быть «капитализма» и «социализма» в отдельности). В совокуп ности совместных усилий власти и общества видится залог либерально консервативного синтеза в России (оппозиция «западники–самобытники»

порочна, так как стремится возвеличить «свое» путем умаления «чужого», непонимания относительности различия между «своим» и «чужим»).

Лучшие образцы русской национальной культуры имеют своим об щим свойством противостоять «русскому варварству» и в этом смысле не делимы на «русскость» и «западность». Не следует отрицать опасности «денационализации России», потери ею накопленного позитивного опыта в ходе межцивилизационного взаимодействия. Подчинение России чужим 3. Консультационный курс канонам лишило бы страну перспектив успешной модернизации (утратой национального своеобразия Россия как раз и не попадает в Европу, лиша ется своего места в европейской культуре, ибо станет ей неинтересной).

Взаимодействие западничества и самобытничества должно и может быть основано на принципах взаимодополнительности и взаимосогласо ванности: ведь все хорошее и все плохое в России так или иначе происхо дит в контексте ее постоянного и драматического общения с Западом (в том числе и с «внутренним Западом»). При этом важен не просто синтез как таковой, а продуктивное качество этого синтеза.

Видимо, комплексная работа состоит в следующем: каким образом провести успешную модернизацию в России (стадиальный ракурс про блемы), но модернизацию именно национального образца (цивилизацион ный ракурс)? Выстраивание оппозиции «традиционность–современность»

(в стадиальной логике) или «Запад–Восток» (в логике цивилизационной) в философском смысле архаично. Ведь «традиция» в глубинном смысле не противостоит «новации», а одна цивилизация не противостоит другой.

Устойчивый строй новых российских ценностей может формироваться на основе исторической преемственности (диалог либерально-демокра тической идеи «свободы» и социалистической идеи «равенства»). Именно либерально-государственная в сочетании с социально-либеральной идея представляется наиболее перспективной в современной России.

«Россия» как устойчивое, инвариантное культурно-историческое об разование обладает двумя основными характеристиками: ее цивилизаци онная идентичность обусловлена принадлежностью к восточной ветви европейской цивилизационно-культурной традиции, ее геополитическая идентичность связана с евразийской культурно-политической традицией.

С цивилизационной точки зрения, Россия должна вернуть себе статус ев ропейской державы, интересы которой лежат преимущественно на Восто ке, где Россия призвана отстаивать идеи Просвещения, гражданских прав, хозяйственной и культурной автономии личности. В то же время Россия не может не представляться во взаимоотношениях с Западом как геополити ческая евразийская держава, со своим особым, возросшим на специфике геополитических задач типом государственности.


СООТНОШЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И ЦИВИЛИЗАЦИИ В науке нет однозначного решения проблемы отношений культуры и цивилизации. С достаточной определенностью можно выделить два представления.

Первое из них связано с пониманием цивилизации как вырождения культуры. Наиболее ярко и определенно эта позиция выражена немецким культурологом О. Шпенглером в книге «Закат Европы»(1918 г.). О. Шпенг 108 Культурология лер выделил принципиальные различия между культурой и цивилизацией.

В наиболее общем виде они могут быть сведены к следующему:

• культурный человек живет, углубляясь внутрь, заботясь о своей духовности;

цивилизованный – обращаясь во внешнее, заботясь больше о материальном благополучии. Культура – это живое твор чество, цивилизация – мумифицированная культура;

• культура религиозна, связана с поклонением и культом;

цивилиза ция безрелигиозна;

• культура национальна;

цивилизация безнациональна. Цивилизация есть мировой город, где господствует «лишенная корней городская масса».

Подобный взгляд на культуру и цивилизацию разделял русский фило соф Н.А. Бердяев. По его мнению, цивилизация, особенно современная, понижает уровень культуры, творчества. Машины и техника, порожденные умственным движением культуры, подрывают саму культуру: цивилизация унифицирует и уравнивает, культура же стремится к разнообразию.

Второе представление о соотношении культуры и цивилизации сво дится к тому, что цивилизация существует и формируется наряду с куль турой. В общем смысле цивилизация означает определенный уровень раз вития материальной и духовной культуры, особый, исторически сложив шийся способ существования крупной социальной общности людей, спе цифическую форму ее самоорганизации и регулирования процессов кол лективной жизнедеятельности. Культура в этой цивилизационной системе выполняет, выражаясь словами В.О. Ключевского, роль «цивилизационной закваски». А. Тойнби считал цивилизацию результатом культурного и материального процесса, материальной оболочкой культуры, культура же, по его выражению, «представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации».

Цивилизация возникает позднее культуры, но целиком вбирает ее в себя в качестве важнейшего своего компонента, определяющего сам непо вторимый облик той или иной цивилизации, того или иного пути цивили зационного развития.

Взаимосвязь культуры и цивилизации определяет социодинамику культуры, ее органическую реакцию на социальные явления, характери зующие жизнь общества.

Отождествление культуры и цивилизации сужает понятие и культуры и цивилизации. Если цивилизация стремится к неуклонному движению вперед, ее путь – восхождение по лестнице прогресса, то культура осуще ствляет свое развитие, отказавшись от однонаправленного линейного дви жения вперед. Культура не использует предшествующее духовное насле дие как трамплин для новых достижений по той причине, что она не может отказаться целиком или частично от культурного фонда, традиции.

3. Консультационный курс Еще в XIX в. был поставлен под сомнение универсализм сложившихся прежде эволюционных представлений о культуре и цивилизации. Концеп циям единого линейного развития были противопоставлены взгляды на развитие культуры и цивилизации как циклический процесс замкнутых самодостаточных механизмов. Так появились теории «локальных культур»

(Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби). Попытки уловить единый стержень в развитии разных культур вызвали к жизни теорию «культурных суперсистем» (П. Сорокин) и теорию «идеальных типов» (М. Вебер).

В современной науке продолжается спор о том, движется ли мир к единой цивилизации, ценности которой станут достоянием всего челове чества, или сохранится и даже усилится тенденция к культурно историческому многообразию и мировое общество будет представлять собой совокупность ряда самостоятельно развивающихся цивилизаций.

Современная западная культурология устами С. Хантингтона предсказы вает новые войны «по линии цивилизационных разломов», актуальность межрелигиозных войн.

ЧТО ТАКОЕ МЕНТАЛИТЕТ?

История каждой национальной культуры – закономерный, социально обусловленный процесс, обладающий и собственными, внутренними осо бенностями. На всем протяжении истории конкретного народа и его куль туры имеются общие основания, на которых развиваются социокультур ные процессы и явления.

Таким общим основанием в каждой националь ной культуре является совокупность наиболее значимых условий внеисто рического характера (геополитическое положение, ландшафт, биосфера и иные показатели среды обитания), фундаментальные свойства этноса и его ближайшего окружения. Эти условия образуют в сочетании с историче скими факторами представление о национальном своеобразии народа и его культуре, о национальном характере и его исторической судьбе, о нацио нальном «образе мира», то есть формах мироощущения, миросозерцания народа, которые проявляются в мифологии, фольклоре, обычаях и обрядах, формах религиозного культа, позднее – в философии, литературе и искус стве, общественно-политическом, государственно-правовом, морально этическом самоопределении нации. Эти явления образуют понятие мента литет (или ментальность). Понятие менталитета шире, объемнее, нежели национальное своеобразие. Менталитет существует не только у народа, эт носа, но и определенной общественной группы, класса, слоя. Менталитет – это глубинные структуры культуры, исторически и социально укоренен ные в сознании и поведении многих поколений людей, а потому – при всей своей исторической изменчивости – в своих основах стабильные. Они представляют наиболее общее содержание, которое объединяет в себе раз личные исторические эпохи в развитии национальной истории и культуры.

110 Культурология В отличие от идеологии, то есть четко формулируемых идей и принципов, менталитет – то общее, что объединяет сознательное и бессознательное, рациональное и интуитивное, общественное и индивидуальное, теоретиче ское и практическое.

В обычной жизни чаще всего приходится иметь дело с ментально стью, для теоретического анализа применяется понятие менталитет.

Одна из особенностей менталитета состоит в том, что он ярче проявляется на уровне больших общностей, чем на уровне личностей. Национальный менталитет и национальный характер – не синонимы. Менталитет богаче содержанием, чем национальный характер, хотя и включает последний.

6 ЧТО ТАКОЕ РУССКАЯ ИДЕЯ?

Русская идея – это понятие-символ. В широком смысле слова она оз начает совокупность специфических черт, присущих русской культуре и русскому менталитету на протяжении всей истории. В более узком смысле Русская идея означает уровень национального самосознания в каждый данный момент истории. Термин возник в XIX в., а применение его к исто рии более ранней – результат интерпретации. В еще более узком смысле Русская идея есть способ сосуществования старых и новых элементов общественно-социального, культурного, политического и т.п. развития России.

Первый акт становления национального самосознания происходит в результате «встречи» с другими народами (что закрепляется однотипным наименованием иностранцев: «варвары», «языки», «немцы»). Этот акт про должался в России с IX по XVI в. и был вызван «встречей» Руси с Визан тией, крещением, последующей христианизацией и падением Византии, развернувшись в концепцию «Москва – Третий Рим». Петровские рефор мы, означавшие резкий разрыв с традиционными формами народного бы та, с особой остротой поставили вопрос о соотношении «старого» и «ново го», о традиции, о месте России в мире. Неоднозначные последствия пет ровских преобразований к концу XVIII – началу XIX в. породили атмосфе ру разочарования, выразителями которой были западники и славянофилы.

Наиболее серьезной попыткой выйти из кризиса противостояния западни ков и славянофилов (и те и другие в равной степени были выразителями русского национального самосознания) было творчество Ф.М. Достоевско го, впервые провозгласившего Русскую идею. Русская идея – всеценность, всепримиримость, всечеловечность. Достоевский выдвинул в противовес западному социалистическому идеалу идею русского социализма. Русская идея была развита С.М. Соловьевым, который обозначил ее резкую анти капиталистическую направленность. В дальнейшем проблемами Русской идеи занимались русские философы «серебряного века». Все они тесно связали проблему Русской идеи с проблемой интеллигенции и народа.

3. Консультационный курс Объективный анализ Русской идеи не может не обнаружить и особой – парадоксальной – связи между Русской идеей и идеей большевизма (кото рый из принципиальных соображений не признавал за ней ни малейшего родства). Еще Достоевский (а до него Чаадаев) писал, что Россия призвана разрешить все проблемы западной цивилизации. Попыткой такого разре шения и был (хотя бы до некоторой степени) социализм на русской почве.

В настоящее время Русская идея переживает нечто вроде второго рожде ния. Вероятно, она со временем может уступить место другой идее, из нее вышедшей, соответствующей новым потребностям нового поколения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.