авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Мурманский ...»

-- [ Страница 3 ] --

Например, понятия о таких величинах как отрезки пространства и времени, масса, сила, скорость вводят и ньютонова, и релятивистская механики. Однако задачи ньютоновой механики требуют принятия одних идеализаций механического движения, а задачи релятивистской механики - других. Так, ньютонова механика принимает как несущественный для решения ее задач тот факт, что скорость физических взаимодействий не может превышать скорость света в вакууме, отвлекается от него и принимает эту скорость за бесконечную. Для решения задач релятивистской механики, напротив, факт невозможности скорости распространения физических взаимодействий превысить скорость света в вакууме является существенным, поэтому от него релятивистская механика не отвлекается. В этом состоит основа различия идеализаций ньютоновой и релятивистской механик.

3.Выбрать определяющий признак в соответствии с идеализациями, существенными для решения поставленной задачи и определить термин через этот признак.

Выше мы фактически привели примеры, как это практически делается. Теперь обратим внимание на общие методологические правила введения термина, которые касаются не только определения, но и применения термина для решения научно практических задач. Эти правила следующие:

- Правило (ПО). Все термины научной работы должны быть правильно определены.

Это означает, что неправильно определенные термины должны быть исключены из работы. Правильно определенный термин - это термин, смысл или значение которого действительно используются в научной работе, и его определение необходимо для данной работы.

Но так ли это происходит в действительности? А все дело здесь в том, что просто интуитивно принято считать, что мы имеем дело только с правильными определениями, и никаких неправильных определений в нашем языке просто нет. Этим и пользуются некоторые оригиналы, предлагая самые тарабарские определения понятий;

они при этом пользуются тем, что такого рода понятиям можно давать любые определения или вообще их не определять. На деле, в философских работах, даже в энциклопедических изданиях, можно найти сколько угодно определений, которые не работают. Этими определениями читатели совершенно не пользуются, так как доступным для понимания в этом случае является не смысл, а лишь значение терминов. Но как же они при этом понимают определяемые термины? - Да как угодно. Поэтому такие работы не являются научными. А встречаются даже деятели, которые специально пишут подобные ненаучные, даже тарабарские, тексты, потому что знают, что опровергнуть бессмыслицу невозможно - ее можно либо принять (по непониманию сути дела), либо попросту отбросить. Это - прием выдачи белиберды за научную работу, и этот прием действует успешно потому, что без знания практической методологии разоблачить его невозможно.

- Правило (П1). Основные термины (научной работы, теории и т.п.) должны быть явно и ясно определены независимо от предположения об их знании реципиентом (тем, кому это утверждение адресуется).

Это требование будем кратко именовать правилом явного определения.

Явное определение - это определение, в котором определяющий признак указан непосредственно.

Что такое явное определение, пояснить очень просто на всем известных примерах определений через род и видовое отличие. Так, простое число – это число большее единицы и делящееся только на самое себя и на единицу;

человек есть животное, делающее орудия труда, материя есть существующее вне и независимо от сознания и т.п.

Во всех этих примерах определяющие признаки указаны в явном виде, их не надо отыскивать, они непосредственно даны. Предполагается также, что эти признаки ясны реципиенту. Иначе определение не будет выполнять своей разъясняющей функции, потому что не будет разъяснять ни смысла, ни значения вводимого термина. Отсюда следует, что ясное определение - это определение через уже известный и хорошо представимый определяющий признак или через перечень известных объектов. Во всяком случае, это дает возможность определять неизвестное через известное.

Необходимость явных и ясных определений особо ощущается там, где на их основе принимаются важные решения, существенно влияющие на судьбы людей.

Например, это относится к законодательству. Когда обсуждался проект закона "Об уголовной ответственности за государственные преступления", то было обращено внимание депутатов на то, что в статье 11-прим весьма неясен смысл термина "дискредитация государственных органов и общественных организаций". А ведь за эту самую "дискредитацию" предполагалось заключать людей в тюрьму. Когда стало очевидно, что ясного определения термину "дискредитация" дать невозможно, статья 11 прим была отвергнута.

Немало споров вызвало определение термина "изобретение" в проекте Закона об изобретательской деятельности.В этом определении среди определяющих признаков изобретательства перечислялся признак "неочевидность изобретения". Оказалось, что термин "неочевидность" весьма субъективен и поэтому далек от ясности. А так как от определения термина "изобретение" зависит судьба научно-технического прогресса (что внедрить, а что отвергнуть), то этот термин должен быть определен достаточно ясно.

Чтобы успешно следовать правилу П1, необходимо соблюдать дополнительные требования, а именно:

(Т1) Вспомогательные (не являющиеся основными для данной работы) термины целесообразно либо ясно определять, если в этом есть необходимость, либо полагаться на их знание реципиентом, либо отсылать его к соответствующей литературе (особенно справочной), либо полагаться на то, что само содержание работы (контекст) даст необходимое представление о смысле или значении вспомогательного термина.

(Т2) Не подменять термина.

Это значит, что нельзя изменять смысл первоначально введенного термина без специальных и явных на то оговорок. Вообще говоря, смысл термина менять можно, но при условии, что его понимание останется однозначным, чтобы не возникло тут неопределенности. Иначе говоря, омонимия возможна при условии однозначности.

Однозначность обеспечивается явной оговоркой, какой смысл или значение будет иметь термин в данном его употреблении (во всей работе, в определенной главе, параграфе и т.д.).

(Т3) Разъяснять смысл или значение термина либо перед формулировкой содержащего этот термин суждения (принципа в том числе), либо непосредственно после этой формулировки.

Подобное следует делать при пользовании любыми формами мышления. И уж во всяком случае, не отодвигать определение термина "на потом", памятуя, что все это время до определения реципиент не сможет правильно понимать излагаемые рассуждения. Он просто не будет представлять, о чем идет речь, или будет понимать их так, как ему будет угодно.

(Т4) Не подменять задачу реального определения термина задачей его номинального определения, которое означает лишь переименование определяемого объекта.

Допустим, нам не известен термин "материя". На вопрос, что он означает, нам говорят: это объективная реальность. Но что такое "объективная реальность", опять-таки неясно. В этом случае мы получаем новое имя, но не получаем сведений о признаках объекта, имеющего это имя. Такие признаки мы получим, если дадим информацию о том, что термин "материя" обозначает все, что существует независимо от сознания. Таким образом, номинальное определение не несет информации о еще не известных признаках объекта, обозначаемого данным термином. Но если эти признаки известны, то переименование тоже не дает новой информации. Например, если мы знаем, что такое материя, то переименование, т.е. замена имени "материя" на имя "объективная реальность", тоже не прибавит ничего в нашем знании о признаках материи.

(Т5) Использовать только необходимое и достаточное количество определений.

Это значит, что никаких лишних для данной работы определений приводить не следует. Например, нет никакой необходимости перечислять определения, которые давались исследуемому объекту в истории науки или даются различными современниками. Нужно привести только те определения, которые необходимы для данной работы. А все они должны быть достаточны для решения поставленной в работе задачи. Последнее означает, что нельзя и упускать определения, оставляя их на домысливание реципиенту. Без необходимости никаких сведений о том, какие определения термина употреблялись и употребляются в литературе, приводить не следует.

Но такая потребность может возникнуть в работе обзорного характера. Это является еще одним примером относительности методологических правил и требований применительно к решаемой с их помощью задаче.

(Т6) Судить о смысле термина или соотношении терминов следует только на основе их вербальных определений.

Например, нельзя судить о смысле научного термина по его этимологии, или обыденному пониманию, так как в научном языке он может иметь совсем другой смысл, нежели в обыденном языке. Подлинный смысл термина дает только его вербальное определение. Об антонимии или синонимии терминов судить можно на основе их вербальных определений. Например, синонимичны (одинаковы по смыслу, но различны по написанию) или несинонимичны термины "материя" и "материальное"? Один существительное, а другой - прилагательное. Но это не важно. Для решения такой задачи существенны только их вербальные определения. Если и первый и второй термины определяются одинаково (как существующее вне и независимо от сознания), то смыслы этих терминов одинаковы, а тем самым это одинаковые понятия, ибо понятие это и есть смысл термина.

(Т7) Из нескольких определений, удовлетворяющих решению поставленной задачи, следует выбирать наиболее простое в познавательном отношении. И уж во всяком случае, не определять понятие через более сложный для понимания признак, когда можно определить через более простой. Не стремиться, во что бы то ни стало дать вербальное определение, когда его дать практически невозможно. Можно ограничиться и остенсивным (приведением примера).

Например, все науки пользуются терминами предмета, свойства, отношения. Их остенсивные определения (примеры) общеизвестны и ясны. Однако общие вербальные определения этих терминов представляют пока непонятно как разрешимую трудность.

Практически нет препятствий для использования именно остенсивных определений этих терминов. Несмотря на это, предпринимаются попытки дать им вербальные определения, полностью игнорирующие требование ясности и познавательной простоты определения.

Так, довольно ясный термин предмета (вещи) пытаются вербально определить через весьма трудно доступное и сложное понятие качества. При этом определение не выполняет своей функции разъяснения.

(Т8) Вербальное определение должно быть логически правильным, а именно:

(а) Вербальное определение не должно быть самопротиворечивым.

Например, определение понятия актуальной бесконечности как завершенной бесконечной последовательности самопротиворечиво. Действительно, из него можно вывести как суждение "бесконечная последовательность не завершена" (из определения бесконечной последовательности), так и суждение "бесконечная последовательность завершена" (из определяющего признака бесконечного множества). В этом случае возникает познавательный нонсенс: требуется разъяснить через то, чего быть не может.

(б) Вербальное определение не должно вводиться в работу, если совместно с другими положениями этой работы оно ведет к логическому противоречию.

Это требование часто нарушается в силу скрытого характера вызываемого определением логического противоречия. Возьмем закон перехода количественных изменений в качественные. В последнее время этот закон формулируют так: "...

количественные изменения... при достижении границ меры приводят к качественным изменениям"*. При этом качество понимается как совокупность присущих предмету свойств, количество - как числовая характеристика свойств предмета, а мера - как интервал количественных изменений, сохраняющих качество предмета.

Возникает вопрос: совместимы ли такие определения с формулировкой закона. Для этого подставим в закон вместо терминов "качество", "количество" и "мера" их определения. Получим выражение: изменение числовой характеристики свойств предмета при достижении границ интервала количественных изменений, сохраняющих качество предмета, приводит к изменению совокупности присущих предмету свойств. Полученное утверждение ложно, а потому данные определения не совместимы с истинностью закона и их надо менять.

Действительно, численные характеристики можно менять сколько угодно, но от этого совокупность присущих предмету свойств нисколько не изменится. Скорее, наоборот, от изменения свойств могут меняться их численные характеристики.

Как же выйти из этого положения? Надо изменить определения, например, нижеследующим образом: количественные изменения определить как изменения, не меняющие сущности предмета, а качественные изменения - как изменяющие его сущность. Легко убедится, что при таких определениях закон представляет истинное высказывание, и определения принять можно, если они будут удовлетворять и другим правилам введения терминов.

(в) Вербальное определение не должно иметь логического круга.

Это означает, что определяющий термин не должен ни прямо, ни косвенно (через другие его определения) содержать определяемый термин. Такое определение ведет к познавательному тупику: неясное (определяемое понятие) предполагается разъяснить через это же самое понятие. Например, если вращение определить как движение вокруг своей оси, а ось - как прямую, вокруг которой происходит вращение, то получится круг в определении (определяемый термин "вращение" входит в определяющий термин). Круг такого рода не возникает в индуктивных или рекурсивных определениях*, очень широко применяемых в логике и математике.

(г) В определении определяемый термин (тот, который определяется) и определяющий термин равнообъемны.

Вообще говоря, это тривиально следует из самого понятия об определении. Если мы не знаем смысла или значения определяемого термина, но знаем смысл или значение определяющего термина, а затем говорим, что первый термин имеет тот же смысл или значение, что и второй, то ясно, что у этих терминов будут одинаковые объемы. Сомнения в равнообъемности определяющего и определяемого терминов возникают тогда, когда имеется остенсивное определение определяемого термина, а помимо этого ему дается еще и вербальное определение. Вот тогда бывает неясно, тот ли самый объем будет иметь определяемое понятие в результате вербального определения.

(Т9) Не принимать суждение за явное вербальное определение.

Такая ситуация возникает особенно часто тогда, когда определение и суждение имеют одинаковую форму "А есть Б". Если при анализе работы какого-либо автора встречается выражение формы "А есть Б", но не встречается выражение формы "Б есть А", то первое нельзя безапелляционно принимать за определение. Оно может быть определением, но может быть и просто суждением. Оно, наконец, может в начале работы выполнять функцию определения, а затем - суждения.

Разобраться в этом совершенно необходимо, ибо к определению предъявляются требования, отличные от требований, предъявляемых к суждению, и наоборот. Поэтому приписыванием выражению автора статуса определения, в то время как он на самом деле делал просто высказывание, может повлечь подозрение исследователя в незнании логики.

А это недопустимо в силу семантической презумпции невиновности.

В логико-математических науках выражение, принимаемое за определение, явно отделяется от суждений использованием вместо слова "есть" слов типа "тогда и только тогда", "если и только если", "называется" и т.п. В гуманитарных науках, да во многом и в естественных, это не принято. Видимо поэтому здесь часто возникают проблемные ситуации, связанные с трудностями различения суждения и определения, неправомерным использование суждений в качестве определений и т.п. Поэтому требование Т9 особенно важно для представителей гуманитарных наук.

(Т10) Дополнять вербальные определения остенсивными для большей ясности вербальных определений.

Это особенно важно в процессе преподавания, в учебных пособиях, в популярной литературе. Практически подобное дополнение осуществляется путем приведения примеров объектов, входящих в объем определяемого понятия, или, как говорят, удовлетворяющих данному понятию. Читатель уже заметил, что почти все вербальные определения, даваемые в данной работе, дополнялись остенсивными определениями. Этот прием будет применяться и в дальнейшем.

- (П2) Из применимых для решения поставленной задачи вербальных определений выбирать более эффективное и в то же время познавательно более простое.

Эффективное определение - это явное вербальное определение, определяющий признак которого указывает на эффективный метод распознавания определяемого объекта. Преимущества эффективных определений в том, что они, обеспечивая лучшую распознаваемость определяемых объектов, обеспечивают и более точную оценку истинности формулируемых с их помощью утверждений (принципов, законов, тезисов).

Однако эффективность нередко связана с потерей интуитивной ясности и представимости определяемого объекта, что создает трудности в его понимании. Эти трудности имеют много причин, в том числе и непривычность языковых выражений. Поэтому при введении понятий путем явных определений необходимо учитывать уже упомянутое требование познавательной простоты, если она не препятствует решению поставленной задачи.

Например, было бы гораздо проще разъяснить понятие актуальной бесконечности путем представления бесконечного процесса оконченным. Но такое разъяснение уже в силу своей противоречивости приведет к неверному решению задач, использующих это понятие. Значит, придется пользоваться хотя и с познавательной точки зрения более сложным, но зато практически действительно применимым определением актуальной бесконечности как множества, содержащего правильное подмножество, эквивалентное всему множеству, если оно не понятно, его можно разъяснить. Например, можно дать нижеизложенное разъяснение и не путать его с потенциальной бесконечностью, т. с бесконечным процессом.

- (П3) Явное определение должно быть согласовано с контекстуальным (контекстом).

Контекст термина данной работы представляет совокупность истинных предложений, в которые входит этот термин. Так как контекст утверждает о присущности некоторых свойств предмету, обозначаемому термином, то тем самым в какой-то мере выполняет функции разъяснения этого термина (его смысла). Правда, это разъяснение может, во всяком случае, в явном виде не давать специфического и тем более существенного признака обозначаемого термином объекта. Хотя бывает возможным из контекста этот признак извлечь путем анализа контекста. Отсюда ясно, что контекст в общем случае не является явным определением термина, но неявным определением его все же считать возможно. Поэтому такое определение получило название контекстуального определения, так как оно позволяет отделять данный предмет ото всех других. Правило П3 требует, чтобы для конкретной работы вводимое в нее явное определение термина было согласовано с его контекстуальным определением. Это значит, что одно определение может дополнять другое, но из этих определений не должно следовать противоречия, а значит и ложного предложения. Если все же такое случится, и контекст станет ложным из-за наличия хотя бы одного ложного предложения, то согласование будет нарушено и тогда надо менять либо явное определение, либо контекст.

- (П4) Специфика определения вводимого понятия должна соответствовать специфике задачи, решаемой с помощью этого понятия.

Здесь проявляется еще одна черта относительности формы познания относительность определения понятия применительно к решаемой задаче. Суть правила состоит в требовании уточнения задачи для того, чтобы решить вопрос, какое определение и какого логического типа необходимо выбрать: то ли остенсивное, то ли вербальное;

то ли реальное, то ли номинальное;

то ли эффективное, то ли неэффективное;

то ли определение через род и видовое отличие, то ли определение через абстракцию или индуктивное или какое-либо еще.

- (П5) Введенный термин должен быть исключаем.

Это означает, что от более общего вербального определения термина надо перейти к менее общему, вплоть до указания на единичный объект из объема общего термина, т.е.

к остенсивному определению. Относительно определений операция исключения понятия будет выглядеть нижеописанным образом.

Пусть нам дано вербальное определение некоторого термина. Тогда для его исключения надо указать вербальное определение более частного термина и так далее вплоть до остенсивного определения этого термина, т.е. примеров конкретных объектов.

В частности, если надо исключить общее понятие равенства (определяемое как рефлексивное, симметричное и транзитивное отношение), то надо указать какой-либо частный вид равенства, допустим, равенства чисел, затем равенство натуральных чисел и т.д. вплоть до конкретного равенства, например, 2+2=4.

Если термин не исключается ни на каком уровне, то его нельзя и вводить. Так, если дано определение некоторого термина, но нельзя указать, к какому объекту оно относится, т.е. какой объект подпадает под это определение, то такое определение не пригодно для употребления.

2. Методология развития и систематизации научных терминов.

Что такое развитие понятия? Интуитивно это как будто бы ясно. Можно привести и немало примеров такого развития. Ранее мы фактически уже привели пример развития термина вещества (и материи). Вначале был традиционный термин вещества, в основу определения которого были положены интуитивные представления о веществе как о чем то имеющем массу покоя, непроницаемом, чувственно представимом и т.д. Далее классическое понимание термина вещества (в классической физике) дается при отвлечении ото всего несущественного для задач физики, например, от чувственной его восприимчивости. Остается только существенный для классической физики признак ненулевая масса покоя. Квантовая механика, исходя из специфики своих задач и свойств квантовых объектов, берет за существенный признак вещества квантовое свойство - спин (а именно - полуцелый спин).

Мы уже привели немало примеров перехода от неэффективных определений терминов к эффективным. Это тоже развитие терминов, в том числе и философских категорий. Все эти примеры можно рассматривать как остенсивное определение термина "развитие термина". На основании этого остенсивного определения можно дать более или менее удачное вербальное определение, например, такое: развитием некоторого термина является термин, который определен более эффективно, через более существенный признак, более точно и лучше применим для решения поставленной задачи, чем прежний термин. Но главное не в определении, а в методах развития термина, среди которых отметим следующие:

а) метод качественной эффективизации вербального определения, о котором мы выше говорили и приводили примеры эффективизации категорий сущности, необходимости, формы, отражения и т.п. В дальнейшем нам потребуется эффективизация категории истинности и некоторых других понятий.

б) Метод квантификации, являющийся методом перехода от качественных понятий к количественным путем связи отображаемых понятиями объектов с измерениями. Суть этого процесса уже была разъяснена. Правда, в гуманитарных науках этот метод мало применим.

в) Метод экспликации. Это особый метод уточнения смысла термина, т.е. понятия.

Он состоит в том, чтобы независимо от уточняемого понятия определить достаточно точным методом (например, алгоритмически) некоторое другое понятие, а потом показать, что второе понятие эквивалентно по своему объему первому понятию.

г) Метод системного подхода. Суть этого метода уже была разъяснена и были примеры его использования при эффективизации категорий сущности, формы, отражения, необходимости.

В научной теории понятия образуют логическую систему, т.е. множество понятий, связанных между собой логическими отношениями (отношениями определяемости). В систематизированной теории некоторые понятия являются исходными в том смысле, что определяются либо остенсивно, либо вербально через понятия других наук или разговорного языка. Исходные понятия данной теории не определяются через другие понятия этой теории. Например, относительно философии понятие материи является исходным, так как определяется через понятия существования, сознания (в психо биологическом значении), независимости, которые не входят в число философских категорий.

Понятия теории, определяемые через исходные, называются производными.

Например, категория сущности является исходной, а определяемая через нее категория необходимости - производной. В геометрии понятия точки, линии, плоскости, а также понятия об отношениях принадлежности, порядка, равенства (конгруэнтности), непрерывности и параллельности являются исходными, а понятия отрезка, угла, окружности, квадрата и многие другие, определяемые через исходные, являются производными.

3. Метод научной классификации понятий.

В начале рассмотрим общую основу любой классификации, которой является логическая операция деления понятия. Деление объема термина есть разбиение множества объектов (элементов), составляющих объем делимого понятия, на непересекающиеся (не имеющие общих элементов) подмножества (члены деления) по выбранному единственному на каждом шаге деления основанию деления понятия. Основанием деления понятия является любой признак, присущий не всем объектам, входящим в объем делимого понятия.

Метод деления понятия:

1. Для операции деления понятия из всех возможных оснований деления на каждом его шаге выбирается непременно единственное, т.е. на каждом шаге деление проводится по одному признаку. По двум или более признакам одновременно деление не допускается.

2. Деление может производиться либо по основанию наличия или отсутствия признака, либо по степени проявления признака. Объем делимого понятия разбивается на основе наличия или отсутствия признака или степеней имеющегося признака на члены этого деления.

3. Сумма объемов членов деления понятия должна составлять объем делимого понятия и только этот объем (не должна быть ни меньше, ни больше его). Такое деление называется соразмерным.

Классификация множества объектов, образующих объем понятия, представляет операцию деления этого понятия. Однако научно-преподавательская деятельность нуждается не во всякой классификации, а в научной классификации, которая производится по основанию, существенному для решения определенной научно практической задачи. Отсюда научная классификация предусматривает следующий метод:

1. Уточнить задачу и выявить существенное для решения данной задачи основание классификации. Ясно, что тогда научная классификация не может быть абсолютной, пригодной для решения любых задач. Она всегда относительна применительно к сущности поставленной задачи.

2. Произвести деление понятия, объем которого классифицируется, по выделенному существенному основанию.

Классическим примером научной классификации является классификация химических элементов Д.И. Менделеева. Эта классификация знаменита тем, что позволила решить задачу предсказания существования химических элементов, ранее не известных.

4. Методология вопросно-ответного мышления.

Вопросно-ответное (интеррогативное) мышление проявляется в весьма разнообразных формах умственной деятельности, начиная от обыденного вопроса и ответа на него до чтения лекций, проведения исследовательской работы, написания научных монографий, диссертаций и т.п. Везде нужно правильно задать вопрос и грамотно на него ответить. Как это сделать? Кажется, что это "и так понятно". Однако подобная понятность нередко бывает весьма иллюзорной. Поэтому разработке методологии интеррогативного мышления и ее применению в разного рода интеллектуальной деятельности посвящено огромное количество научных работ.

Интеррогативные методы являются методами распознавания различного рода корректности вопросов, сведения некорректных вопросов к корректным, построения ответов на вопросы. Применение этих методов, прежде всего, требует уточнения понятий вопроса и ответа на него.

Вопрос - есть форма мышления, которая выражает запрос определенного рода информации об объекте при указании известной об этом объекте информации. Известная информация выражена явно или неявно в предпосылках вопроса. Последнее обстоятельство указывает на предпосылки двух родов.

Предпосылки, в которых содержащаяся в вопросе информация о существовании объектов выражена в явном виде, называются явными предпосылками. Предпосылки, выражающие неявно содержащуюся в вопросе информацию, называются неявными (скрытыми) предпосылками. В обыденном мышлении выявление неявных предпосылок не играет особой роли. Это обыденные вопросы.

Зато в научном познании эта задача имеет иногда кардинальное значение, особенно при разрешении научных кризисов и других тупиковых мыслительных ситуаций. Это научные вопросы, истинные ответы, на которые требуют анализа скрытых предпосылок.

Вопрос как форма мышления может выражаться различными грамматическими формами. Научная работа есть вопрос и ответ на него. Так, в заглавиях научных работ всегда содержится вопрос, выражаемый словосочетанием. Например, заглавие работы "Методология научного познания" выражает вопрос словосочетанием. Этот вопрос выразим и вопросительным предложением "в чем состоит методология научного познания?" и повелительным предложением "опишите методологию научного познания".

Основной проблемой интеррогативной методологии является проблема представления научной работы в виде вопроса и ответа на него. Правильно заданный вопрос называется корректным вопросом. Тут дано номинальное определение, так как оно еще не указывает на специфические признаки корректного вопроса. Поэтому надо дать реальное определение корректности вопроса. Корректность может характеризовать как обыденный, так и научный вопросы. Обыденно-корректный вопрос- вопрос, у которого все явные предпосылки истинны. Научно корректный вопрос - вопрос, у которого все явные и скрытые предпосылки истинны. Корректный вопрос - это вопрос, у которого, по меньшей мере, все явные предпосылки истинны.

Вопрос некорректен, если на него не существует истинного ответа. Ответ на вопрос есть утвердительное предложение, дающее информацию, требуемую вопросом.

Вопросы бывают простые и сложные. Простой вопрос - вопрос, не содержащий логических связок "и", "или", "если..., то...". Сложный вопрос такие связки содержит.

Например, вопрос "Если ракета имеет длину, то какова она?". Тут мы имеем сложный вопрос, который состоит из двух предложений (утвердительного и вопросительного), соединенных связкой "если..., то...".

Сложные вопросы могут состоять из комбинаций вопросительных и утвердительных предложений. В обычной речи допустимость или недопустимость тех или иных комбинаций определяется по смыслу.

Проблема корректности простых вопросов для науки как раз является практически наиболее важной. Ею-то и занимается методология науки. Она дает методы установления различного рода корректности вопроса. В начале рассмотрим метод установления корректности простого вопроса. Он состоит в выполнении нижеследующих правил:

1. Попытаться прямо установить истинный ответ.

Если ответ найден, то вопрос корректен. Если ответ непосредственно установить не удается, то перейти к правилу 2.

2. Установить возможность истинного ответа на вопрос путем анализа явных предпосылок вопроса.

Если все явные предпосылки истинны, то такая возможность существует и потому вопрос семантически корректен относительно явных предпосылок. Если при истинности всех явных предпосылок возникают тупиковые (кризисные) ситуации при нахождении ответа на вопрос, то применить правило 3. Такими ситуациями являются наличие по видимости как положительного, так и отрицательного ответов. Например тупиковая ситуация возникнет тогда, когда на вопрос "какова длина ракеты?" будет два равнообоснованных ответа: "сто метров" и "пятьдесят метров", т.е. не сто метров. Надо установить, почему истинны оба различных ответа и имеется ли тут противоречие.

3. Выявить скрытые предпосылки вопроса.

Если все эти предпосылки истинны, то вопрос корректен относительно этих предпосылок, т.е. при одной и той же идеализации. Но если относительно этих предпосылок поиск ответа приводит снова к тупиковым ситуациям, то выявить скрытые предпосылки следующего уровня, и т.д.

Методы вопросно-ответного мышления имеют важное значение для многих сфер умственной деятельности: для педагогической деятельности, подготовки научных работ*, ведения дискуссий и т.п. Рассмотрим это значение для методологически правильного написания научных работ, т.е. для сведения научной работы к соответствующим вопросам и применения правил интеррогативной методологии для получения ответов на них.

Научная работа в данном ее рассмотрении становится объектом специального исследования, поэтому понятие "научная работа" нужно явно определить независимо от того, что какое-то разъяснение по этому поводу уже было дано и мы этим термином пользовались. Научная работа – это методологически правильно организованное обоснование результата научного исследования (положения, тезиса и т.п.). С организационной точки зрения, научная работа есть вербальные определения, дополненные контекстуальными определениями основных терминов. Например, в статье словаря берется один основной термин. Вначале он определяется вербально, а затем остенсивно. С методологической точки зрения не имеют значения научные достоинства результата. Результат может быть оригинальным или неоригинальным, полученным создателем данной работы или другим ученым.

Само научное исследование предполагается уже данным и не рассматривается.

Важно, что в результате научного исследования был получен результат и вся задача сводится к тому, чтобы этот результат представить реципиенту в обоснованном виде.

Поэтому к разряду научных работ могут быть отнесены студенческие работы (курсовые и дипломные), диссертационные работы, научные статьи, брошюры, монографии и т.п., т.е.

работы что-то обосновывающие. Однако к ним не относятся литературные сочинения (романы, рассказы, стихи и т.п.), работы административного характера. Более того, к научным работам не относятся и работы в тех или иных науках, не требующие обоснования (представляющие описания фактов, информационные сообщения и т.д.).

Характерной особенностью научной работы в данном ее понимании является обоснование результата. Поэтому методологические правила будут относиться к тому, как правильно построить научную работу, чтобы она отвечала задаче обоснования результата.

Научная работа может подразделяться на отдельные части, например, монография на главы, главы на параграфы и т.д. Каждая из частей также является научной работой и к ней относятся все требования, что и к научной работе в целом, но, разумеется, в ограниченной области.

Знание методики и методологии организации научной работы дает возможность:

1. правильно составить план научной работы (курсовой работы, диссертации и т.п.).

2. правильно построить все части научной работы, чтобы все части служили обоснованию результата:

a) выбрать заглавие;

b) сформулировать цель (задачу);

c) оптимально написать "Введение";

d) рассредоточить материал по разделам (главам, параграфам и т.п.) и дать им заглавия;

e) сделать заключение, т.е. подвести итоги обоснования результата.

Для методологии науки целесообразно рассмотрение научной работы как частного случая вопросно-ответного мышления:

1. заглавие всей работы представляется как основной вопрос научной работы;

2. заглавия разделов работы - как вспомогательные вопросы;

3. распределение материала всей работы на подразделы означает сведение вопроса к вспомогательным вопросам;

4. ограничение сведения подразделами низшего уровня является достижением в сведении вопросов, являющихся правильными вспомогательными вопросами;

5. основной результат рассматривается как ответ на основной вопрос;

6. вспомогательные результаты - как ответы на вспомогательные вопросы;

7. обоснование результатов - как обоснование ответов на основе принятых предпосылок и ответов на вопросы более низкого уровня.

Как мы видим, интеррогативная интерпретация научной работы вполне естественна и очень полезна, так как дает возможность применять правила интеррогативного мышления, а тем самым выполнять методологические требования, предъявляемые к организации научной работы.

Организация научной работы состоит в правильном (удовлетворяющем обоснование результата) разбиении ее на части и установлении такого построения этих частей и их взаимосвязи, чтобы достигалась основная методологическая задача обоснование основного результата научной работы.

Таким образом, научная работа в методологическом аспекте – это интеррогативная система, все части которой и их соотношения выразимы в терминах интеррогативного языка, например, таких как термин, вопрос, основной и вспомогательный вопрос, корректный вопрос, ответ, редукция (сведение) вопроса, дедукция (выведение) ответа.

Поэтому правила организации научной работы представляются как методологические правила (требования) интеррогативного мышления. Это обеспечивает объективный (в смысле интерсубъективный, независимый от частных мнений субъекта) характер этих правил, а поэтому и всех требований к правильной организации научной работы. Чтобы более подробно рассмотреть специфические методологические требования к частям научной работы, необходимо охарактеризовать требования к результату научного исследования, который должен обосновываться в работе.

Методологические требования к результату научной работы:

1. Результат должен быть конкретным суждением.

Это, во-первых, означает, что результат должен быть утвердительным предложением, в котором что-то и о чем-то должно утверждаться. Значит, надо четко представить, о чем идет речь, и что об этом объекте утверждается.

Ясно, что в таком случае основные термины утверждения должны быть явно и ясно определены. Результат не может быть выражен словосочетанием или вопросительным предложением. Однако именно такая ошибка допускается.

Например, выражение "причинность в объективной действительности" не может считаться результатом, ибо в нем ничто и ни о чем не утверждается. Это словосочетание.

Оно может выражать вопрос, если выполняет функцию заглавия, но не может выражать результат. Результатом в этом случае может быть выражение типа "причинностью в объективной действительности является то-то и то-то". Это уже утверждение, которое может быть истинным или ложным.

2. Истинность результата должна быть обоснованной. Основная задача научной работы и состоит в обосновании истинности результата исследования.

3. В диссертациях, научных статьях и монографиях должна быть показана новизна и актуальность результата.

А. Методологические требования к заглавию.

Как мы уже говорили, заглавие научной работы - это ее основной вопрос.

Заглавия разделов работы - вспомогательные вопросы. Низший уровень заглавий, полученных сведением основного вопроса работы – вспомогательные корректные вопросы. Основная методологическая проблема заглавия – как методологически правильно его сформулировать.

При решении этой проблемы следует руководствоваться следующим методологическим требованием: заглавие должно выражать (словосочетанием или предложением какой-либо грамматической категории) вопрос, ответом на который должен быть основной результат научной работы. Отсюда следует, что заглавие должно существенно определяться основным результатом. При этом могут учитываться и другие (несущественные, но желательные) дополнительные требования: краткость, употребление возможно более понятных терминов, правильная стилистика и т.п.

Ради краткости написания заглавий выработался даже специальный язык заглавий.

При написании заглавия мы как бы переводим выражения обычного языка на язык заглавий. Никаких строгих предписаний здесь нет, но все-таки определенными стандартами ("штампами") следует руководствоваться. Пример: там, где надо выразить необходимые условия для возникновения или существования явления, пишется слово "значение". Правда, иногда авторы употребляют слово "значение" не вместо слова "необходимые условия", а вместо "произвольные условия". Это дезориентирует реципиента, работа теряет научный смысл. Что-то для чего-то всегда имеет хоть какое-то значение, хотя бы и самое несущественное, чему научная работа не может быть посвящена.

Чтобы заглавие адекватно выражало основной вопрос, необходимо, чтобы в нем достаточно ясно было распознаваемо ключевое слово вопроса. Для этого данное слово надо стараться поставить в заглавии на первое место.

При формулировании заглавия нельзя допускать следующих негативных факторов:

1. Нельзя, чтобы дополнительные требования к заглавию делали плохо выполнимым или даже невыполнимым основное требование - быть детерминируемым основным результатом, а стало быть, и содержанием всей работы. А подобное встречается не так уж редко. Иногда заглавие просто не имеет отношения к основному результату, если он все же имеется. Но чаще исследователь не продумывает своего результата, либо его не имеет. Тогда он не может выполнить требований к заглавию, как бы этого ни желал. Нередко некоторые авторы просто не знают о методологических требованиях к заглавию, не имеют понятия о том, чем оно должно определяться. В результате у них само собой происходит нечто подобное книге О. Генри "Короли и капуста", где речь идет о чем угодно, но только не о королях и не о капусте. Правда, эта книга относится к литературному жанру и там такое допустимо. Но в научной работе, несмотря на всю привлекательность броскости и экстравагантности заглавия подобное допускать не рекомендуется.

2. Нельзя в заглавии употреблять неопределенных слов, например, таких как "Некоторые вопросы...", "Изучение...", "исследование...", "К вопросу...". Особенно это недопустимо в диссертациях, где методологические требования гораздо строже.

3. Термины в заглавии должны быть достаточно широко известными и употребляемыми. Например, термины гносеология и теория познания синонимичны. Но в заглавии лучше употребить термин "теория познания", так как он более известен и понимаем, чем термин "гносеология". После номинального определения термина "теория познания" с помощью термина "гносеология" последним можно пользоваться хотя бы потому, что он короче для написания. В заглавии следует избегать сокращений, жаргонных слов, старинных терминов. Все это при необходимости можно ввести в самом содержании работы.

4. Заглавие должно быть по возможности адекватным содержанию работы: не слишком узким и не слишком широким. Нередко этого добиться довольно трудно.

Например, приведенное нами заглавие методологии не вполне адекватно содержанию работы. Поэтому решение этой задачи переносится на следующий этап подготовки научной работы - на постановку цели.

5. Вообще говоря, все этапы подготовки научной работы и построения ее частей взаимосвязаны и требуют взаимной корректировки. Отсюда ясно, что заглавие можно правильно сформулировать не в начале, а в конце подготовки работы. В начале можно претендовать лишь на предварительное (так называемое "рабочее") заглавие. Но и оно необходимо, ибо без него нельзя составить план работы. А работать вообще без плана это работа в неопределенном направлении.

Б. Методологические требования к постановке цели научной работы.

Постановка цели (задачи) научной работы является конкретизацией основного вопроса этой работы, обязанной дать представление реципиенту о конкретных проблемах, которые будут решены для получения основного результата (ответа на основной вопрос).

Например, цель работы "Значение теории познания для методологии науки" можно сформулировать так: показать а) необходимость принципов относительности и плюрализма истинности для решения проблем существования логических отношений теорий и проблемы их поаспектного сравнения;

б) необходимость принципов относительности и плюрализма истинности для решения проблемы области применимости теории и т.д.

Таким образом, постановка цели дает реципиенту более конкретное, чем заглавие, представление о том, в чем будут состоять конкретные результаты работы, которые в общем виде очерчены заглавием. Поэтому метод постановки цели состоит в сведении основного вопроса, выраженного заглавием, к наиболее общим корректным вспомогательным вопросам работы. В результате постановка цели восстанавливает потерянную при формулировке заглавия информацию и даже добавляет новую, более конкретизирующую основной результат работы.

При постановке цели следует:

1. Избегать подмены цели научной работы, которая является целью получения результатов, целью исследования. Целями исследования могут быть цели, не реализованные, не приведшие к результатам. Могут быть цели, хотя и приведшие к результатам, но результатам, не имеющим значения и т.д.

Конечно, в процессе исследования автор может ставить разные цели, но они могут быть весьма далеки от цели научной работы как результата этого исследования. Поэтому при постановке цели научной работы нельзя писать: цель работы состоит в том, чтобы исследовать то-то и то-то. Не исследовать, а обосновывать конкретные результаты, которые должны быть явно перечислены. 2. Избегать подмены цели работы другими целями, связанными с этой работой, например, целью применения ее результатов. Цель работы состоит в обосновании определенных результатов. Где и как эти результаты могут быть применены - это уже другой вопрос. Если автор в работе ставит целью применение некоторых результатов, то тогда необходимо менять и заглавие, и содержание работы, предназначенной для получения этих результатов, и снова не подменять цель этой новой работы другими целями.

В. Методологические требования к содержанию научной работы.

Содержание научной работы представляет обоснование ответа на основной вопрос.

Это обоснование складывается из предварительных условий обоснования (введение), основного содержания обоснования (основное содержание научной работы) и подытоживающего итога обоснования работы). Рассмотрим (заключение методологические требования применительно к каждой из этих частей научной работы.

В1. Методологические требования к введению в научную работу.

Введение в научную работу есть изложение основных для всей работы определений терминов и основных условий и ограничений, принимаемых при постановке основного вопроса и обосновании основного результата. Основное методологическое требование к введению состоит в том, чтобы основные понятия были выбраны соответственно поставленной в работе задачи, а ограничения были адекватны области, в которой результаты могут претендовать на истинность.

Кроме введения ко всей работе должны быть введения и к разделам научной работы, допустим, к главам, параграфам, пунктам. Но, как правило, такие введения в самостоятельные разделы не выделяются и состоят просто из определений понятий, необходимых для данного раздела.

Оговариваемые во введении условия могут касаться места и времени рассмотрения объекта исследования, аспекта, в котором этот объект существенен, предпосылок (в том числе и идеализаций) его рассмотрения и т.п.

Во введении можно указать и результаты предшественников, в основном для сравнения с результатами, которые автор данного сочинения считает им полученными и превосходящими результаты своих коллег. Это подчеркивает новизну результатов научной работы самого автора.

Во введении следует сообщить о методах, которыми будет пользоваться исследователь, вводимые им для всей работы сокращения и т.п. Во введении в диссертацию кроме указанного материала следует перечислить основные результаты работы и кратко охарактеризовать их обоснованность, новизну и актуальность. Новизна результата есть то, что отличает результат данной работы от результатов других авторов.

Актуальность - это способность результатов данной работы быть применимыми для решения достаточно значимых научно-практических задач.

Во введении необходимо не допускать, по меньшей мере, следующих недостатков:

1.Избегать перечисления результатов своих предшественников и используемых ими понятий в чисто информационных целях, не являющихся необходимыми для обоснования результатов данной работы, их новизны и актуальности.

2.Не подменять новизну результатов научной работы новизной области исследования, новизной постановки цели работы и т.п.

3.Не подменять понятие актуальности как применимости для решения научно практических задач понятием актуальности как применимости для иных целей, например, как возможности использования в качестве материала лекций, докладов и т.д.

В2. Методологические требования к основному содержанию научной работы.

Основное содержание научной работы есть обоснование ответа на основной вопрос. В дальнейшем, для краткости, основное содержание будем именовать просто содержанием. Метод организации содержания, т.е. порядок построения процесса обоснования ответа на основной вопрос определяется правилами сведения исходного вопроса к вспомогательным и состоит из следующих шагов:

1. Установить ключевое слово заглавия работы.

2. По данному ключевому слову свести заглавие работы (основной вопрос) к заглавиям ее разделов (вспомогательным вопросам) первого уровня (например, главам).


3. Если это сведение не приведет какие-то заглавия первого уровня к корректным вопросам, то сведение продолжить до тех пор, пока все заглавия низших уровней сведения не станут корректными вопросами. Это есть процесс сведения основного заглавия к вспомогательным. Этот процесс дает план работы.

4. На основе ответов на вопросы, выраженные заглавиями низшего уровня, дать ответы на вопросы более высокого уровня вплоть до основного (исходного) вопроса, выраженного заглавием работы.

Данный процесс представляет содержательное (не формальное, основанное не только на формальных правилах) выведение из ответов на вспомогательные вопросы и принятых предпосылок ответа на основной вопрос.

Порядок ответа на основной вопрос предопределяется порядком сведения основного вопроса к вспомогательным корректным вопросам. Сведение вопросов и есть сведение заглавий.

В3. Методологические требования к заключению научной работы.

Заключение научной работы представляет вывод об обоснованности основного результата (ответа на основной вопрос) на основе ответов на вспомогательные вопросы и принятых в работе предпосылок. В заключении приводятся также следствия из этого результата, показывается его научно-практическое значение (актуальность). Никакие положения, не обоснованные в основном содержании работы, не должны фигурировать в заключении.

Рассмотрение методологических требований, предъявляемых к правильному построению научной работы, приводит к следующим выводам:

1. основной результат исследования обусловливает все части научной работы, посвященной обоснованию этого результата;

2. все части научной работы должны быть согласованы между собой и с основным результатом;

3. это согласование обеспечивается выполнением методологических требований, предъявляемых ко всем частям научной работы;

4. без знания основного результата нельзя судить о правильности построения и приемлемости любой из частей научной работы (от заглавия до заключения) и работы в целом.

5. Методы обоснования истинности суждений.

Под обоснованием суждений в общем случае понимается обоснование их истинности, т.е. справедливости приписывания суждению семантической оценки истина.

Обоснование теорий обычно понимается как задача обоснования истинности образующих эти теории предложений (утверждений, положений, законов). Истина есть соответствие приписывания (предиката суждения его субъекту) присущности (свойств или отношений, выражаемых предикатом, объекту, выражаемому субъектом). Ложность - это логическое отрицание истинности. Истинность может быть самых разнообразных семиотических типов, видов, индивидуальных для каждой теории характеристик, о чем ниже будет сказано. В соответствии с этим и методы обоснования истинности бывают самые различные.

Кроме истинностных значений "истинно" и "ложно" суждения могут иметь другие семантические оценки, например, "неопределенно", "правдоподобно", "бессмысленно", и т.п., на некоторых из которых в дальнейшем мы остановимся подробнее. Истинность характеризуется принципом относительности к принятым идеализациям и принципом плюрализма.

В науке при обосновании суждений употребляется и принимается оценка истинности, при которой истинность понимается как оценка, имеющая множество градаций. Этой оценкой является правдоподобность. Правдоподобность представляет собой бесконечное упорядоченное множество оценок (градаций) от нуля до единицы.

Нулевое значение интерпретируется как крайняя степень ложности, а значение единицы как крайняя степень истинности.

Гносеологическая интерпретация этих градаций весьма затруднительна, хотя и представляется интуитивно приемлемой. Дело в том, что остается неясным, как приписать значениям правдоподобности степени ложности или истинности как степеней отображения действительности. Например, какого рода истинности приписать самую высокую оценку 1? Вроде бы на эту оценку должна претендовать абсолютная истинность.

Если абсолютную истинность понимать как непреходящую во времени истинность при данных идеализациях, то ее нельзя считать наивысшей степенью истинности. Не ясно, как понимать правдоподобность, имеющую степень 1/2. Как полуистинность? Но что это такое? И что такое 1/100 или 1/1000 истинности? Как все это интерпретировать на фактах реального чувственного или рационального мышления - не ясно. Оценка "эмпирически истинно" понимается как определенная степень правдоподобности, т.е. как ее частный случай. Далее мы увидим, что индуктивное обоснование суждения является обоснованием лишь его правдоподобности, а дедуктивное - истинности, что с оценкой аналитических суждений связана оценка истинности, а с оценкой эмпирических суждений - оценка правдоподобности.

Принципы истинности.

Все науки претендуют на истину. Но что такое истина? Каким принципам она отвечает? В этом состоит вопрос, в отечественной литературе почти не решенный.

Чтобы дать ответ на этот вопрос, необходимо дать вербальное определение истины, а также и других понятий, являющихся основными при формулировке принципов, касающихся истинности. Определение термина "истина" можно найти в Философской энциклопедии (М., 1960-1970). Там истинность понимается как "адекватное отражение объективной реальности" (Т.2.- С.345.). Тут надо пояснить, что это такое. Под "реальностью" (действительностью) понимается все существующее на этом свете, даже в мыслях. Реальность подразделяется на два вида: существующее только в мыслях, т.е. в сознании, и существующее независимо от мыслей (в объективной действительности), т.е.

вне и независимо от сознания. Последнее называется объективной реальностью, или материей, а первое субъективной реальностью, или идеальным. Материальное может отражаться в сознании в виде идеального образа. Это отражение может быть, по мнению авторов энциклопедии, либо адекватным, либо не адекватным. Адекватное отражение это отражение "точное". Впрочем, трудно сказать, что именно имели в виду авторы энциклопедии под термином "адекватное отражение". Но главное здесь в том, что это отражение только "объективной реальности", а не субъективной (идеальной).

Тогда законы всех наук должны быть законами (т.е. отражением существенных свойств изучаемых науками объектов), отражающими только материальную (объективную) реальность. Значит, истинность не может быть характеристикой отражения субъективной (идеальной) реальности. Но вот это как раз и не так. Например, рассмотрим законы математических теорий, допустим, арифметики действительных чисел. Они отражают свойства и отношения чисел, т.е. объектов отнюдь не материальных, а идеальных. И ни на какой объективной реальности нельзя вычислять интегралы или дифференциалы. Это можно делать только на математических объектах (числах), отнюдь не материальных. То, что предмет математики не материален, а идеален, знали уже в Древней Греции.

В зарубежной литературе и у некоторых логиков в нашей стране истинность определяется как соответствие приписывания (предиката суждения его субъекту) присущности (свойств или отношений, обозначаемых предикатом, предмету, обозначенному субъектом суждения). Поясним сказанное.

Суждение это предложение, в котором утверждается или отрицается у объекта какое-либо свойство или отношение. Иначе говоря, мы в положительной или отрицательной форме приписываем объекту некоторое свойство или отношение. При этом не имеет значения, о каком свойстве, отношении или объекте идет речь о материальном или идеальном. Например, числу 2 мы можем приписать свойства быть четным, быть простым, быть зеленым и т.д. Некоторые из перечисленных свойств действительно присущи числу 2, а некоторые нет. Что имеет место? Примеры материальной присущности или не присущности мы приводить не будем ввиду их общедоступности и известности.

Что такое идеализация?

Под идеализацией иногда понимают доведение каких-то свойств или отношений объекта до "предела", т.е. до бесконечности или до нуля. Будем считать это узким понятием идеализации. Из физики хорошо известны такие идеализации как "абсолютно упругое тело", "идеальный газ", "идеальная жидкость" и т.п.

Вообще, всякое вербальное определение дается через характерный для данного тела признак в отвлечении от всех других признаков. А этот выделенный признак может быть увеличен вплоть до бесконечности. Например, скорость тела может быть увеличена до бесконечности, хотя в материальной действительности такого не бывает.

Напротив, все не существенные признаки могут быть доведены до нуля. Например, если размеры тела не существенны, то масса тела может быть помещена в точку с нулевыми размерами. Так появляется понятие "физической точки".

Однако есть и более широкое понятие идеализации, когда под идеализацией понимается всякое чисто умственное представление о теле. Например, науки рассматривают не отдельные тела, а то, что имеется общего между ними, т.е. обобщают.

Но такому пониманию ничего не соответствует в действительности. Это просто абстракция. И все это дается благодаря вербальным определениям. Например, мы уже дали вербальное определение человеку. Это не конкретный человек, а "человек вообще", которого в материальной действительности не существует. Значит, наше определение человека дает нам идеализированного человека. Мы получили понятие о человеке, но не о конкретном человеке.

Теперь можно сформулировать принцип относительности истинности применительно к принятым идеализациям (сокращенно: принцип относительности истинности). Но в начале кратко охарактеризуем требования, предъявляемые к формулировке принципов, т.е. то, что надо выполнить, чтобы ввести какой-то новый принцип. Эти условия следующие:

1. Дать название принципу (но не его определение).

2. Вербально определить основные понятия принципа.

3. Дать формулировку принципа, т.е. дать его вербальное определение.

4. Показать истинность принципа.

5. Показать его применимость для решения задач, стоящих перед наукой, в которой этот принцип формулируется.


Название принципу мы уже дали. Это принцип относительности истинности.

Но мы могли бы дать название, например, путем указания фамилии автора принципа или еще по какому-либо признаку. Это неважно. Существуют названия "Закон (или принцип, что все едино) Архимеда", "Принцип Ома", "Принцип относительности Эйнштейна" и т.п. Однако принцип должен быть сформулирован с помощью понятий, вербальные определения которых нужно представить. Для этой формулировки нужны следующие основные понятия: истинность, идеализация, относительность истинности к принятым идеализациям.

Безотносительное обоснование суждений.

Безотносительно обосновываемые суждения классифицируем на (1А) эмпирически обосновываемые и (1Б) аналитически обосновываемые (1А). Эмпирически обосновываемые суждения есть суждения, истинность которых устанавливается эмпирическими методами наблюдения, измерения, материального (не мысленного) эксперимента. Ясно, что такому обоснованию подлежат суждения только о материальных эмпирически воспринимаемых объектах. Такие суждения называются эмпирическими суждениями, а их истинность - эмпирической истинностью. Из эффективного определения эмпирической истинности следует метод ее установления.

Метод обоснования эмпирической истинности:

1. Выявить логические термины суждения, если они есть, и его дескриптивные эмпирические термины, обозначающие конкретные эмпирически данные объекты.

2. Уточнить значение эмпирических дескриптивных терминов на основе эмпирических восприятий, обозначаемых этими терминами объектов.

3. Установить истинность эмпирического суждения методами наблюдения, измерения или эксперимента.

Например, из эмпирического опыта (многочисленных примеров) нам известно, что такое красный цвет (его вербальное определение может быть неизвестным). Нам эмпирически дано и Солнце. Путем наблюдения мы можем обосновать истинность утверждения о том, что Солнце красное. Эмпирически оно действительно истинно.

Эмпирическая истинность является фактуальной истинностью. Фактуальная эмпирическая истинность - это истинность, устанавливаемая на основе эмпирического восприятия объектов, обозначаемых дескриптивными эмпирическими терминами. В общем случае дескриптивным термином называется термин, который обозначает какие либо конкретные объекты, свойства, отношения, множества объектов. При этом неважно, материальные это объекты или абстрактные. Если материальные, то не имеет значения, могут они чувственно восприниматься или не могут. Например, дескриптивными терминами будут термины, обозначающие человека (материальный чувственно воспринимаемый объект), кварки (материальные чувственно не могущие быть воспринимаемыми объекты), точку (абстрактный, не могущий быть чувственно воспринимаемым объект), белизну (чувственно воспринимаемое материальное свойство), четность (абстрактное, чувственно не воспринимаемое свойство). В целом дескриптивные термины делятся на эмпирические и аналитические.

Но есть в принципе ненаблюдаемые физические объекты, например, такие как кварки, виртуальные частицы, резонансы. Ясно, что к ненаблюдаемым материальным объектам эмпирические методы установления истинности суждений об этих объектах не применимы. Поэтому такие суждения не являются эмпирическими суждениями (эмпирически истинными суждениями, или просто эмпирическими истинами). Какие конкретно суждения эмпирические, а какие нет - это дело частной методологии конкретных наук, а не общей методологии.

Метод непосредственного обоснования логической истинности высказываний:

1. Выявить логические термины суждения и только их, отвлекаясь от дескриптивных терминов.

2. Уточнить смысл логических терминов. Для этого можно воспользоваться данными формальной логики.

3. На этой основе обосновать логическую истинность суждения, применяя правила определения смысла логических терминов "и", "или", "если..., то...", "не", например, следующие. Высказывание "А и В" истинно, если и высказывание А, и высказывание В истинны. Высказывание "А или В" истинно, если, по меньшей мере, одно из этих высказываний истинно. Высказывание "Если А, то В" истинно, если при истинности А истинно В. Высказывание "не-А" истинно, если ложно высказывание А.

Сложное высказывание логически истинно, если оно истинно при выше определяемом смысле логических терминов при всех значениях (истина, ложь) входящих в него переменных высказываний А, В, и т.п.

Метод обоснования аналитической фактуальной истинности:

1. Выявить логические термины, если они имеются, и уточнить их смысл.

2. Выявить теоретические дескриптивные термины и уточнить их смысл путем уточнения вербальных определений.

3. На этой основе смысла логических и дескриптивных терминов установить истинностное значение суждения: либо обосновать его аналитическую истинность, либо показать ее отсутствие.

В данном случае истинность суждения усматривается из определений входящих в него понятий. При этом способы этого "усмотрения" бывают весьма различными: от интуитивного усмотрения на основе неточных, неэффективных определений до логического вывода суждения из определений входящих в это суждение терминов. Но последнее характерно в основном для логики и математики.

6. Методы построения научных теорий.

Согласно методологическим требованиям введения понятия мы должны явно определить, что такое теория. Оказывается, что сделать это не так-то просто. Причем немаловажной помехой в решении этой задачи является наше интуитивное представление о теории. Обычный школьный или вузовский опыт подталкивает нас к тому, чтобы характерные черты изучаемых в школе или вузе теорий принять за специфические признаки теории вообще, чего как раз и нельзя делать в условиях современной науки.

Начнем с того, что общеизвестные теории являются языковыми образованиями в разговорном языке, зачастую специфицированном. Но, кроме этого языка имеется много языков других типов и видов. Поэтому напрашивается общий вывод о том, что теорией может быть некоторого рода языковая система в любом языке, а не только в естественном.

Но языки могут быть языками различных семиотических типов. Поэтому и теории могут быть теориями различных семиотических типов. В частности, есть чисто формальные языки. Значит, возможны формальные теории как некоторые образования в этом языке. Но, чисто формальные языки не имеют семантики и непосредственно не могут служить для отображения действительности. Значит опять-таки придется смириться с мыслью о том, что могут существовать теории, непосредственно не отображающие действительности, однако непременно имеющие возможность, хотя бы в потенции, отображать ее.

Для определения общего понятия о теории, пригодного для теорий во всех языках, необходимо гносеологическому признаку теории "иметь возможность отображать действительность" поставить в соответствие семиотический признак, так как не все теории должны быть непосредственно гносеологическими. Каким должен быть этот семиотический признак?

Для того, чтобы его сформулировать, вспомним, что язык является множеством терминов и предложений. Выделим в языке множество предложений.

Любым ли множеством предложений языка может быть теория? Нет, не любым, ибо теория не должна содержать логического противоречия. Иначе она не сможет хотя бы потенциально быть отображением действительности. Поэтому теория не может совпадать с множеством предложений языка. Иначе в теории, как и в языке, будут иметься как некоторое предложение, так и его отрицание, а тем самым и истинное, и ложное предложения. В языке это допустимо, а в теории - нет.

Наличие совместно истинного и ложного предложений (А и не-А) делает теорию вообще непригодной для отображения действительности. Почему? Да потому, что в материальной действительности не может существовать объект, обладающий и не обладающий одним и тем же свойством одновременно. Об этом свидетельствует весь опыт человечества и все научное познание. Недаром науками иногда прилагаются огромные усилия, чтобы освободить теорию от противоречия, если оно там все же встречается.

Отсюда следует, что специфическому гносеологическому признаку теории быть, по меньшей мере, в возможности применимой для отображения действительности необходимо сопоставить специфический семиотический признак теории быть множеством предложений, не совпадающим со всем множеством предложений языка, т.е. быть логически (синтаксически и семантически) непротиворечивым подмножеством предложений языка. К тому же теория не может не иметь вообще никаких предложений, т.е. она должна быть непустым множеством предложений. Имея определяющий семиотический признак теории, можно дать общее семиотическое понимание теории, независимое от отношения теории к действительности и опирающееся только на язык, его системы и его свойства. Такое определение следующее: теория есть дедуктивно организованное множество общих предложений языка. Но есть и более формальные определения: теория в некотором языке есть (1) непротиворечивое и непустое подмножество предложений этого языка, или (2) правильное (не совпадающее со всем множеством) подмножество предложений языка.

Второе определение теории более общее, чем первое, так как из второго первое просто следует, а из первого второе - нет. В самом деле, предположим, что мы имеем правильное подмножество предложений языка, но противоречивое. Из противоречия следует "все, что угодно", в том числе и то, что наше правильное подмножество совпадает со всем множеством предложений языка, т.е. не является правильным. Полученное противоречие доказывает, что из второго определения следует первое. Но обратное неверно, так как есть языки, не содержащие в алфавите отрицания. В них нельзя сформулировать противоречия "А и не-А". Поэтому второе определение теории в этих языках имеет место, а первое - нет.

Из общего определения теории следует и общий метод построения теорий в любом из языков:

1. Необходимо построить некоторый язык или принять какой-то из существующих языков.

2. Выбрать подмножество предложений данного языка.

3. Обосновать, что оно является правильным (или непротиворечивым) подмножеством языка.

Казалось бы, с построением теорий дело обстоит очень просто. Однако общее определение теорий дает только необходимый признак всякого рода теорий. Но он не является достаточным для любого рода теории. Признак правильности подмножества является необходимым и достаточным только для чисто формальных теорий.

Руководствуясь этим признаком, можно строить сколько угодно формальных теорий, что на самом деле и делается. Например, в формальной логике построено огромное количество так называемых многозначных логик и модальных логик.

Для содержательных теорий признак правильности подмножества (или непротиворечивости) уже не достаточен, хотя и необходим. Стало быть, нужно более узкое определение термина "содержательная теория". Для гносеологической содержательной теории определение должно быть еще более узким. А для конкретных гносеологических теорий совсем узким, зависящим от специфики идеализаций, принимаемых данной теорией.

Содержательная теория - это семантически непротиворечивое (не содержащее истинные предложения и ложные совместно) подмножество множества предложений содержательного языка.

Общие методы построения теорий:

1. Метод разрешающей процедуры.

В общем виде он состоит в формулировке правил, согласно которым из всех слов языка теории выбираются предложения, принадлежащие теории, и отбрасываются предложения, которые ей принадлежать не должны. Для большинства естественных и гуманитарных теорий таким правилом является отбор истинных предложений определенной специфики, определяемой предметом теории, ее идеализациями, ее практическим применением и т.п. факторами. Так как эти факторы не слишком определены, то твердо решить вопрос, принадлежит ли данное предложение языка некоторой теории или не принадлежит, достаточно трудно.

Для некоторых формальных теорий разрешающая процедура представляет алгоритмическое правило. Это правило чисто механически позволяет решать вопрос о принадлежности предложения языка теории определенной теории в этом языке.

Например, имеется алгоритм, по которому относительно любого предложения языка классической логики высказываний, можно сказать, принадлежит оно логике высказываний или не принадлежит. Однако такие разрешающие алгоритмы невозможны для неформальных (чисто содержательных) теорий и далеко не всегда возможны даже для формальных теорий. Поэтому более употребим ниже описываемый метод построения теории.

2. Метод перечисляющей процедуры.

Он предполагает наличие правила, позволяющего распознать среди предложений языка теории предложения ей принадлежащие. Но он не может распознать предложения, не принадлежащие теории. Образно говоря, он перед ними становится в тупик и ничего не может сказать: ни да, ни нет.

К такому методу относится дедуктивно-аксиоматический метод, который состоит в следующем:

1. В языке теории выбираются некоторые предложения, которые сразу же объявляются на каких-то основаниях принадлежащими данной теории. Эти предложения получили название исходных предложений теории. В некоторых науках они называются аксиомами, в других - исходными принципами, постулатами.

2. Выбирается логика, с помощью которой из исходных предложений теории получаются производные предложения. Обычно применяется в естественных и гуманитарных науках классическая логика. Но выше мы уже говорили о том, что могут быть случаи, когда проблема выбора логики, согласующейся с истинностными значениями предложений теории, является существенной и не тривиальной.

3. Путем вывода из исходных предложений производных строится вся теория. Тут правила дедуктивного вывода как бы перечисляют предложения теории. Поэтому и метод построения называется перечисляющей процедурой.

Для формальных теорий аксиоматический метод построения теорий является формально-аксиоматическим. В этом случае формальная логика позволяет действительно получать неограниченную последовательность предложений теории. Однако получение производных предложений теории из ее исходных предложений только по правилам формальной логики возможно в достаточной мере лишь для логики и математики и некоторых фрагментов других наук.

Утверждать, что так обстоит дело в естественных, а тем более в гуманитарных науках, было бы преждевременным. Это скорее цель, а не реальность. Относительно этих наук можно сказать лишь то, что исходные принципы, если они вообще могут быть достаточно определенно выбраны, как-то предопределяют другие предложения теории, хотя последние логически и не следуют из первых. Они играют роль ограничивающих условий для формулировки предложений теории. Как правило, в естественных и гуманитарных науках чисто дедуктивным путем можно построить лишь отдельные их фрагменты. Вообще, аксиоматика - это высший этап дедуктивной организации теории.

В случае же построения теории или ее фрагментов в виде дедуктивных систем, эти системы будут являться логическими системами, т.е. системами, все термины и предложения которых логически обусловлены исходными терминами и предложениями.

Логическое обусловливание осуществляется с помощью правил логики, называемых уже логикой теории, т.е. системой правил, по которым из исходных предложений теории выводятся ее производные предложения с сохранением определенной их семантической оценки (логически истинно, фактуально истинно, конструктивно истинно т.п.). Логика теории относительна, ее выбор зависит от природы (специфики) семантического значения предложений теории, которое логические правила должны сохранять.

Рассмотрев условия построения теорий, можно охарактеризовать частные методы построения теорий нижеприведенных семиотических типов. Эти методы следуют из определений теорий. Так, метод построения формальных теорий состоит в следующем:

1. Строится формальный язык.

2. В этом языке задаются правила принятия предложений теории (методом разрешения или перечисления).

3. Если стоит задача построения не просто чисто формальной, а формально содержательной теории, то задаются семантические правила интерпретации. В зависимости от специфики объектов области интерпретации она может быть гносеологической или негносеологической.

Метод построения специфицированных теорий следует из их определения:

строится специфицированный язык, а затем каким-либо из методов принятия предложений теории строится сама теория. Например, методология строится так:

1. Берется естественный разговорный язык.

2.Вводятся специфицированные термины, перечисленные в терминологическом указателе данной работы. На этой основе создается специфицированный язык методологии.

3. В данном языке формируются принципы и методы, например, те, которые перечислены в содержании данной работы. Принципы должны быть истинны применительно к идеализациям, принимаемым методологией. Методы должны быть адекватными решению поставленных перед методологией задач по введению понятий, постановке вопросов, обоснованию суждений, построению теории и т.п.

Как видно из формулировки метода построения специфицированных теорий, существенную роль в применении этого метода играет введение основных понятий и формулировка принципов, которые должны отвечать определенным методологическим требованиям. Так, метод введения основных понятий должен удовлетворять следующим требованиям:

1.Требование эффективности. Это требование диктуется тем, что определение понятия должно позволять достаточно четко распознавать определяемый объект. Иначе будет неясно, что и о чем утверждается, но в таком случае достаточно определенно установить истинность утверждений, в том числе и принципов, будет невозможно.

Построенная на неэффективных понятиях теория будет очень неточной (неопределенной).

Чтобы принципы были эффективными, необходимы эффективные понятия для их формулировки.

2.Требование применимости. Требование состоит в том, чтобы понятия, с помощью которых формулируются принципы и методы теории, были определены применительно к основным задачам, решаемым теорией. Именно последнее условие является решающим для введения понятия.

3. Предполагается выполнение требований к введению понятий.

Метод формулировки принципов теории:

1. Дать название принципу.

Название - это словосочетание. Оно может указать на ученого, сформулировавшего принцип, на отношение, которое принцип выражает и т.п. Вообще говоря, о названиях не спорят. Название ничего не утверждает и поэтому не истинно и не ложно, а принцип есть истинное утверждение. Поэтому название принципа нельзя принимать за сам принцип, что, к сожалению, иногда наблюдается.

Например, принцип, нечто утверждающий о соотношении силы тока, напряжения и сопротивления, называют законом Ома, т.е. по фамилии сформулировавшего этот принцип ученого. Данный принцип можно было бы назвать принципом соотношения силы тока, напряжения и сопротивления. При этом в названии ничего не утверждается о природе этого соотношения, хотя содержится некоторая информация о нем.

2. Определить основные понятия, входящие в формулировку принципа.

Напомним, что основными понятиями являются понятия о том, что утверждается и о чем утверждается в формулировке принципа и, как правило, они определяются до его формулировки, либо непосредственно за ней. 3. Сформулировать принцип, т.е. изложить, что и о чем он утверждает. Например, принцип (закон) Ома формулируется так:

напряжение равно произведению силы тока на сопротивление. Основными понятиями тут являются понятия о силе тока, напряжении, сопротивлении и о произведении соответствующих физических величин. Все эти понятия необходимо определить до утверждения о соотношении этих величин. Иначе мы не получим самого утверждения (принципа).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.