авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Пол ВАЦЛАВИК Джанет БИВИН Дон ДЖЕКСОН ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Изучение паттернов, патологий и парадоксов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Передающий аспект сообщения предоставляет информацию и, следовательно, синонимичен содер-ЖЙ7/Ш9 сообщения в человеческой коммуникации. Оно может быть о чем угодно, независимо от того, являет ся ли данная информация правдивой или ложной, валидной, невалидной или бесспорной. Командный аспект относится к виду сообщения и, следовательно, в конце концов, к взаимоотношению между коммуника торами. Все такие заявления касаются одного или нескольких следующих утверждений: «Вот как я вижу себя... вот как я вижу тебя... вот как я вижу тебя, видящего меня» — и т. д. в теоретическом умозаключении от следствия к причине. Таким образом, например, сообщения: «Ослаблять захват следует постепенно и плавно» и «Только позвольте захвату исчезнуть, и он мгновенно разрушит передачу» — имеют приблизительно одинаковое содержание (передающий аспект), но по-разному определяют взаимоотношения. Чтобы избежать недопонимания вышесказанного, мы бы хотели подчеркнуть, что взаимоотношения очень редко определяются обдуманно или полностью осознанно. Действи -47 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ тельно, чем спонтаннее и «здоровее» взаимоотноше-ния, тем больше командный аспект коммуникации отступает на задний план. Наоборот, «больные» взаимоотношения характеризуются постоянной борьбой за характер взаимоотношений, в то время как передающий аспект коммуникации становится все менее и менее важным.

ДАННЫЕ И ИНСТРУКЦИИ В РАБОТЕ КОМПЬЮТЕРА 2.32.

Отмстим тот факт, что до того, как ученые стали изучать эти аспекты человеческой коммуникации, компьютерные инженеры столкнулись с той же проблемой в своих исследованиях. Для них стало понятно, что в случае коммуникации с искусственным организмом им приходится иметь дело как с передающим, так и с командным аспектом. Например, если компьютеру нужно перемножить две цифры, он должен получить эту информацию (две цифры) и информацию об этой информации: команду «перемножить их».

Для нашего дальнейшего исследования важно отношение, существующее между аспектами коммуникации, касающимися содержания (передачи) и взаимоотношения (команды). По существу, мы уже определили выше, что компьютеру нужна информация (данные) и информация об этой информации (инструкция). Тогда понятно, что инструкции — это более высокий логический тип по сравнению с данными;

они являются метаинформацией, поскольку они — это инфор мация о информации, а любая путаница между тем и другим может привести к бессмысленному результату.

КОММУНИКАЦИЯ И МЕТАКОММУНИКАЦИЯ 2.33.

Вернувшись к человеческой коммуникации, мы обнаружим, что похожие взаимоотношения существуют и между передающим и командным аспектами: первый представляет «данные (величины)»

коммуникации, последний — как эта коммуникация должна быть по лучена. «Это приказ» или «Я только шучу» — вербаль иые примеры таких коммуникаций о коммуникации. Взаимоотношение может быть выражено и невербально — криком, улыбкой или другими способами, его можно легко понять из контекста, в котором происходит коммуникация, например, между солдатами или па арене цирка.

Читатель наверное заметил, что командный аспект, конечно же, идентичен понятию метакоммуни-кации, рассмотренному в первой главе, где оно ограничивалось концептуальными рамками и языком аналитика коммуникации, говорящего о коммуникации. Теперь становится понятно, что не только он, но и каждый сталкивается с этой проблемой.

Способность к соответствующей метакоммуникации является не только conditio tine qua поп успешной коммуникации, но она тесно связана с проблемой осознания себя и других, что будет детально рассмотрено в 3.3. Сейчас же, в качестве иллюстрации, мы хотим показать, каким образом могут быть построены сообщения, особенно в письменной коммуникации, которая предлагает слишком неопределенные ключи. Как указывает Черри (Cherry) (34, р. 120), предложение «Как ты думаешь это сделать?» может обладать большим количеством смыслов, в зависимости оттого, на какое слово будет сделано ударение — указание, которое письменный язык обычно не дает. Другим примером может быть надпись в ресторане: «Посетители, считающие, что паши официанты грубы, должны встретиться с менеджером», которая может быть понята, по крайней мере теоретически, двояким образом. Двусмысленности подобного рода — далеко не единственные возможные осложнения, вызванные разноуровневостью структуры коммуникаций;

представьте, например, надпись: «Не обращайте внимания на этот знак». В главе о пара доксальной коммуникации мы убедимся, что смешение путаницы или коммуникации и метакоммуникации — может привести к безвыходному положению, идентичному логическим парадоксам.

-49 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ 2.34. ФОРМУЛИРОВКА АКСИОМЫ На основе вышесказанного сформулируем другую аксиому, касающуюся нашей экспериментальной единицы;

У каждой коммуникации есть аспекты, касающиеся содержания и взаимоотношения, при этом последний классифицирует первый и, следовательно, является метакоммуникацией *, 2.4. ПУНКТУАЦИЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ СОБЫТИЙ 2.41.

Следующая характеристика коммуникации, которую мы рассмотрим, относится к интеракции — обмену сообщениями — между коммуникаторами. Для внешнего наблюдателя серии коммуникаций могут выглядеть как непрерывная последовательность взаимообменов. Тем не менее участники интеракции всегда привносят то, что, согласно Ворфу (Wharf) (165), Бсйтсон (Bateson) и Джексон (Jackson) обозначили как «упорядочивание последовательности событий». Они утверждают:

Бихевиористтак мало уделяет внимания последовательности взаимообменов, что к одному пункту можно приклеить «стимул», а к другому — «подкрепление», а процесс приклеивания, который между этими двумя событиями осуществляет человек, обозначить как «реакция». В пределах такой короткой урезанной последовательности можно говорить о «психологии» предмета. Напротив, последовательность взаимообменов, о которой мы говорим здесь, оченьдлин * Мы уточняем, что взаимоотношение классифицирует или относит к какой-нибудь категории содержательный аспект, хотя, следуя логическому анализу, необходимо отмстить, что класс определяется своими представителями, следовательно, можно заключить, что содержательный аспект определяет аспект отношений. Поскольку наш главный интерес сосредоточен не на обмене информации, а на прагматиках коммуникации, мы будем использовать первый подход.

-50 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ на и характеризуется тем, что каждый пункт в последовательности является одновременно и стимулом, и реакцией, и подкреплением.

Данный пункт поведения А — стимул, поскольку следует за пунктом, вызнанным В, и пунктом, вызывающим Л. Но поскольку пункт А находится между двумя пунктами, вызванными В, он является реакцией.

Пункт А является также подкреплением, поскольку он следует за пунктом, вызванным В. Тогда взаимообмены, которые мы здесь обсуждаем, формируют цепочку, состоящую из совпадающих триадных звеньев, каждое из которых можно сравнить с последовательностью «стимул— реакция—подкрепление». Мы можем рассмотреть любую триаду нашего взаимообмена и обнаружить, что она является пробой из эксперимента по научению стимул—реакции.

Если мы посмотрим на обычные эксперименты по научению с этой точки зрения, то сразу же обнаружим, что повторяющиеся пробы равнозначны дифференциации взаимоотношения между экспериментатором и его испытуемым. Последовательность проб настолько упорядочена, что всегда кажется, что, когда экспериментатор предлагает «стимул» и «подкрепление», испытуемый предлагает «реакцию».

Эти слова здесь сознательно взяты в кавычки, потому что ролевые толкования фактически создаются готовностью испытуемых принять сис тему упорядочивания. «Реальность» ролевых толкований такая же, что и реальность летучей мыши на карточке Роршаха — более или менее сверхобусловленное творение перцептивного процесса. Крыса, сказавшая:

«Я приучила своего экспериментатора. Каждый раз, когда я нажимаю на рычаг, он меня кормит», отказалась принять порядок последовательности, навязываемый экспериментатором.

В длинной последовательности взаимообменов живые организмы, особенно люди, настаивают на упорядочивании последовательности, поскольку это даст возможность установить, кто из них обладает инициативой, влиянием, зависимостью и т. д., т. е. обнаружить существующие между ними паттерны взаимообменов (с которыми они или согласятся, или нет), и эти паттерны будут правилами случайности в обмене подкреплениями.

-51 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Бсе-таки не стоит ставить знак равенства между поведением крыс в экспериментах по выработке условных рефлексов и поведением людей, особенно в межличностных отношениях. Если в лаборатории крысы вызывают симпатию (Б сущности, это очень славные существа), но приклеивание ярлыка «подопытного кролика» здоровому человеку или пациенту психиатрической клиники может нанести психологическую травму психотерапевту.

Мы не можем оценивать упорядочивание коммуникационной последовательности в целом как хорошее или плохое, но можем утверждать, что она организует бихевиоральные события и, следовательно, существенна для поведенческих интеракций. Мы разделяем многие условности упорядочивания, которые, хотя их точность по сравнению с другой точкой зрения может быть большей или меньшей, служат для организации обычных и важных интерактивных последовательностей. На пример, мы называем человека, который ведет себя в группе в одном случае «лидером», а в другом — «ведомым», хотя, подумав, трудно сказать, кто из них пришел первым или каким будет один без другого.

2.42. РАЗЛИЧНЫЕ «РЕАЛЬНОСТИ» КАК СЛЕДСТВИЕ РАЗЛИЧНОГО УПОРЯДОЧИВАНИЯ Причиной бесчисленных сражений между коммуникаторами являются разногласия о способе прерывания последовательности событий.

Предположим, у пары возникла супружеская проблема, от которой он пассивно уходит, в то время как 50% проблемы с ее стороны — это придирчивая критика. Чтобы объяснить состояния фрустрации, муж будет утверждать, что уход является его единственной защитой от ее придирок, хотя она назовет это объяснение ужасным и умышленным искажением того, что «на самом деле» происходит в их браке: а именно, что она критикует его за его пассивность. Их ссоры, исключая все эфемерные и случайные элементы, состо -52 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ яг из монотонных обменом сообщениями «Я удаляюсь, потому что ты придираешься» и «Я придираюсь, потому что ты удаляешься». Об этом типе интеракции уже кратко упоминалось в 1.65. Если представить ситуацию графически, с произвольно выбранного места, то их интеракция выглядит следующим образом:

Очевидно, что муж воспринимает только триады -3—4, 4—5—6, 6—7— 8 и т. д., где его поведение (стрелки, обозначенные сплошными линиями) является «просто» реакцией на ее поведение (стрелки, обо-шаченные пунктирными линиями). Жена воспринимает иначе;

для нее важна последовательность событий в триадах 1 —-2—3, 3—4—5, 5—6—7 и т. д., и она считает, что только реагирует, но не вызывает поведение мужа. В психотерапии семейных пар всегда поражаешься силе «искажения реальности» со стороны обоих партнеров. Часто трудно поверить, что у двоих могут быть настолько расходящиеся точки зрения на со -53 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ вместный опыт. Первопричина проблемы лежит в уже упоминавшейся нами области: в их неспособности ме-такоммуникатировать о соответствующих паттернах своей интеракции. Эта интсракция по своей колеблющейся да-нет-да-нет природе, которая теоретически может продолжаться до бесконечности, почти неизменно сопровождается, как мы позже увидим, типичными обвинениями is негодности или сумасшествии.

В международных отношениях также имеются аналогичные паттерны интеракции;

возьмем, к примеру, анализ С. Е. Джоада (С. Е. М. Joad) гонок вооружений:

«...Если, как они утверждают, наилучший способ сохранить мир — это готовиться к войне, то вообще-то не совсем понятно, почему все нации должны относиться к вооружению остальных наций как к угрозе миру.

Однако они действительно так к ним относятся и соответственно поощряют рост своих вооружений, чтобы превысить вооружение соседей, и только так они считают себя защищенными... В свою очередь, такой рост вооружения рассматривается как угроза миру нацией А, чье оборонительное вооружение их провоцирует, и используется нацией А (з качестве предлога для накапливания даже более мощного вооружения, чтобы защитить себя от угрозы. В свою очередь, соседние страны считают это более мощное вооружение как угрозу для них самих и т. д...» (79, р. 69).

2.43. БЕСКОНЕЧНСЮЪ БОДЬЦАНО И КОЛЕБЛЮЩИЕСЯ РЯДЫ Математики предлагают следующую описательную аналогию: понятие «бесконечные, колеблющиеся ряды». Хотя термин сам по себе был представлен намного позже, ряды этого рода были впервые изучены в логичной, последовательной манере австрийским священником Бернардом Больцано (В. Bolzano) незадолго до его смерти в 1848 году, когда, как казалось, ему уже невозможно постичь смысл бесконечности. Его идеи были опубликованы уже после его смерти в маленькой книжке «Парадоксы бесконечности» (30), которая стала классикой математической литературы. В -54 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ ней Больцано изучил различные виды рядов (S), наиболее простым из которых является следующий:

S = а — а + а— а + а — а + а — а + а — а +...

Эти ряды для наших целей могут быть обозначены как коммуникационная последовательность утверждений и опровержений сообщения а. Теперь, как показал Больцано, эта последовательность может быть определена — или, как мы бы сказали, «пунктуациро-илна» — несколько иными, но арифметически кор-мктными, способами*.

Результатом являются суммы (S) ряда, зависящие от того, каким образом была сгруппирована пос-Цсдовательность ее элементов, результат, который испугал многих математиков, включая Лейбница. К несчастью, как мы убедились, решение парадокса, пред-иоженнос в конечном счете Больцано, не может помочь в аналогичной коммуникационной дилемме.

Здесь, |ЙВк утверждает Бейтсон (17), дилемма возникает из-за ЙОДДельной пунктуации ряда, т. е. из-за иллюзии, что у l i n o есть начало, а это безусловно является ошибкой и in кой ситуации.

2.44. ФОРМУЛИРОВКА АКСИОМЫ Таким образом, мы формулируем третью коммуникационную аксиому:

Природа взаимоотношений ' Существует три возможных способа группировки членов о рндн («пунктуации»);

S = (а—а)+(а—а)+(а—а)+(а—а)+...

- 0+0+0+...

= 0.

S = а -(а-аЬ(а-а)-(а-а)-(а-а)-...

= а-0-0-0...

И еще один способ:

S — а—(а—а+а—а+а—а+а—...), м поскольку элементы, находящиеся в скобках, — просто ряды, и i иого следует, что:

S = a-S.

Следовательно, 2S=a и S=a\2 (30, р. 49—50).

-55 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ зависит от пунктуации коммуникационных последовательностей между коммуникаторами.

2.5. иИФРОВАЯ И АНАЛОГОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ 2.51. В ЕСТЕСТВЕННЫХ И ИСКУССТВЕННЫХ ОРГАНИЗМАХ В центральной нервной системе функциональные единицы (нейроны) через связующие элементы (синапсы) получают так называемые квантовые порции информации. После возникновения в синапсе эти «пор ции» вызывают возбуждающие или подавляющие потенциалы, которые суммируются нейроном и либо возбуждают, либо тормозят их работу. С одной стороны, специфическая нейронная активность заключается в инициировании или подавлении инициации их возбуждения, в результате чего передается бинарная цифровая информация. С другой стороны, гуморальная система не основывается на цифровой информации. Эта система коммуникатирует благодаря сбрасыванию отдельного количества особых веществ в кровоток. Известно, что нервные и гуморальные виды коммуникаций, происходящие внутри организма, существуют не только бок о бок, но и дополняют и влияют друг на друга подчас весьма сложными способами.

Похожие виды коммуникации можно обнаружить в работе искусственных организмов*.

Компьютеры, использующие принцип все или ничего, называются цифровыми, поскольку в основном работают с цифрами. Существуют машины, манипулиру * Есть основание верить, что компьютерные инженеры пришли к этому результату независимо от того, что было известно психологам, факт, который сам по себе является хорошей иллюстрацией постулата фон Берталанфи (25), что у сложных систем имеются свои собственные законы, которые могут быть прослежены на различных системных уровнях, например, атомном, молекулярном, клеточном, организма, личности, социальном и т. д. Предание гласит, что во время междисциплинарной встречи уче -56 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ ющие дискретными, положительными величинами — аналоги цифр, и они называются аналоговыми. В цифровых компьютерах как данные, так и инструкции обрабатываются в виде чисел, так что часто, особенно в инструкциях, существует только произвольное соотношение между информацией и ее цифровым выражением. Другими словами, этим числам произвольно приписали кодовые имена, которые имеют настолько же отдаленное сходство с настоящими величинами, насколько телефонные номера что-либо говорят об абонентах. С другой стороны, как мы уже обнаружили, принцип аналогии является сущностью всех аналоговых вы числений. Подобно тому как в гуморальной системе живого организма носителями информации являются определенные субстанции и их концентрация в кровотоке, в аналоговых компьютерах данные принимают форму конечных и, следовательно, всегда положительных величин, например, интенсивность электрического тока, число оборотов колеса, степень перемещений компонентов и тому подобное. Так называемые мореог-рафы (приборы, состоящие из шкал, выступов и рычагов, раньше применяемые для вычисления высоты приливов и отливов в любое время) могут считаться простым аналогом компьютера, и, конечно же, гомеостат Эшби, о котором говорилось в первой главе, является образцом аналоговой машины, даже несмотря на то, что он ничего не вычисляет.

2.52. В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ В человеческой коммуникации объекты — в широком смысле — можно представить двумя различны ных, интересующихся феноменом обратной связи (возможно, во время одного из собраний фонда имени Джози Мэки), величайший гистолог фон Бонин, демонстрируя рисунок, сделанный на основании показаний прибора, сразу же сказал: «Но это лишь рисунок третьего слоя зрительной коры головного мозга...» Мы не можем ручаться за подлинность этого предания, но мы соглашаемся с итальянской поговоркой «se поп е vero, e ben trovato»

(даже если это неправда, это все равно хорошая история).

-57 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ ми способами: либо с помощью рисунков, передающих сходство, либо обозначением с помощью имен. Таким образом, в написанном предложении «Кошка схватила мышку» имена существительные могут быть заменены картинками;

если предложение устное, нужно указать на конкретную кошку и мышь. Излишне говорить, что это непривычный способ коммуникации, и чаще используется написанное или произне сенное «имя», т. с. слово. Эти два типа коммуникации (один - самообъясняющимся сходством, другой -словом), конечно же, также эквивалентны понятиям аналоговой и цифровой коммуникации, соответственно всякий раз, когда слово используется для обозначения, очевидно, что взаимоотношение между именем и обозначенной вещью является чем-то произвольно установленным. Слова — это произвольные знаки, которыми манипулируют согласно синтаксическим правилам. Нет особых оснований полагать, что буквы «к-О-ш-к-а» должны обозначать какое-то особое животное. В конце концов, становится понятно, что это только семантическая условность (конвенция) языка, и вне этой условности другой связи между словом и вещью, которое оно обозначает, не существует, за возможным, но несущественным исключением звукоподражательных слов. Как указывают Бейтсон и Джэксон: «В числе пять нет ничего похожего на пять;

и в слове «стол» нет ничего похожего на стол» (19, р. 271).

С другой стороны, в аналоговой коммуникации, существует что-то особенное, «похожее на вещь», используемое для того, чтобы выразить эту вещь. Аналоговая коммуникация в большей степени соотносится с вещью, которую символизирует. Отличие между этими двумя видами коммуникаций станет более ясным, если осознать, что, например, не количество прослушанных передач на иностранном языке по радио дает понимание языка, поскольку самую основную информацию легче получить из письменных знаков, даже когда они применяются человеком абсолютно другой -58 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ культуры. Мы предполагаем, что аналоговая коммуникация корнями уходит в далекие архаические периоды эволюции и, следовательно, обладает более общей ценностью по сравнению с относительно недавно возникшим и более абстрактным цифровым видом вербальной коммуникации.

Что же такое аналоговая коммуникация? Ответ относительно прост:

это фактически вся невербальная коммуникация. Однако простота этого понятия обманчива, потому что оно часто подразумевает только те лодвижения, в то время как оно охватывает позы, жесты, выражение лица, интонации голоса, последовательность, ритм и модуляции самих слов, и все остальные невербальные проявления, на которые способен организм, так же коммуникационные ключи, неизменно присутствующие в любом контексте, в котором происходит интеракция*.

2. Человек -- единственный известный организм, использующий оба вида коммуникации: аналоговый и цифровой**.

Этот факт до сих пор воспринимается неадекватно, но не стоит его недооценивать. С одной стороны, нет сомнений в том, что человек общается с помощью цифр. Большинство, если не все, его достижений в цивилизации невозможно представить без применения цифрового языка.

Это особенно важно для передачи информации об объектах и для передачи знаний в ' При анализе человеческой коммуникации легко упустить первостепенную важность контекста, и все же любого, кто чистит зубы на людной улице, а не в своей ванной комнате, быстро доставят в полицейский участок или в психиатрическую лечебницу — еще один пример прагматического эффекта невербальной коммуникации.

" Выдвигается гипотеза о том, что киты и дельфины также используют цифровую коммуникацию, но, к сожалению, исследования в этой области пока еще не завершены.

-59 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ короткий промежуток времени. С другой стороны, существует обширная область, в которой мы полагаемся почти исключительно на аналоговую коммуникацию, с незначительным небольшим отклонением от аналоговой наследственности, переданной нам от наших млекопитающих предков. Это область взаимоотношений. Опираясь на работы Тинбергена (Tinbergen) (153) и Лоренца (Lorenz) (96), а также на свои собственные исследования, Бейтсон (8) показал, что голос, намеренные движения и индикаторы настроения являются аналоговой коммуникацией, с помощью которой жи вотные определяют характер своих взаимоотношений. Приведем один из его примеров: когда я открываю холодильник и кошка трется о мои ноги и мяукает, это не означает «Я хочу молока», как выразил бы это человек, но призывает к особому отношению «Будь моей мамой», потому что такое поведение можно увидеть только в отношении между котятами и взрослы ми кошками, и исключено в отношении между взрос-лыми животными.

Владельцы домашних животных часто убеждены в том, что их любимцы «понимают» их речь. Бесполезно убеждать их в том, что животные на самом деле понимают конечно же не значения слов, а изобилие аналоговой коммуникации, сопровождающей речь. Использование цифрового языка теряет смысл всякий раз, когда центральным вопросом коммуникации является взаимоотношение. Это относится не только к общению между животными и между животными и людьми, но и ко многим другим случаям человеческой жизни, например, ухаживанию, любви, помощи, оказываемой в трудную минуту, бою, и, конечно же, ко всему, имеющему отношение к очень маленьким детям или пациентам с серьезными психическими нарушениями. Детям, шутам и животным всегда припи сывалась особая интуиция в отношении искренности и лживости человеческих отношений, ибо легко притворяться вербально, но сложно внести ложь в сферу аналогии.

-60 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ Опираясь на аксиому, сформулированную в 2.34, о том, что у каждой коммуникации есть аспекты, связанные с содержанием и взаимоотношением, мы надеемся убедиться в том, что два вида коммуникации не только сосуществуют в сообщении, но и дополняют друг друга. В дальнейшем мы намерены показать, что содержательный аспект передается цифровым способом, в то время как аспект, касающийся взаимоотношения, оказывается по своей природе преимущественно аналоговым.

2.54. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА ИЗ ОДНОГО ВИДА КОММУНИКАЦИИ в ДРУГОЙ Этим соответствием определяется прагматическая важность различий между цифровой и аналоговой видами коммуникации, которую мы здесь рассмотрим. Для того чтобы эти различия стали более понятными, нам следует вернуться к представлению цифрового и аналогового видов коммуникации в искусственных коммуникативных системах.

Эксплуатационные качества, точность и многосторонность двух видов компьютеров — цифрового и аналогового — крайне различны. Аналогии, используемые в последних вместо существующих величин, не более чем приближения к реальным значениям, что приводит к увеличению неточности во время протекания самих компьютерных операций. Нельзя сделать зубцы, шестеренки и трансмиссии идеальными, и даже если создатели аналоговых машин полностью полагаются на постоянную силу электрического тока, на стабильность электрического сопротивления, реостаты и тому подобное, эти аналоги все еще остаются механизмами, в которых происходят виртуальные, неконтролируемые колебания. С другой стороны, следует заметить, что цифровая машина в реальности округляет любые результаты, в которых больше цифр, чем она может сохранить в памяти. Любой, кто имел дело с логарифмической линейкой (прекрасный пример ана -61 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ лотового компьютера), знает, что он может получить лишь приблизительный результат, в то время как калькулятор даст точный результат, если необходимые цифры не превосходят максимум, который калькулятор может сохранить.

У цифрового компьютера есть огромное преимущество, т. к. он не только арифметическая, но и логическая машина. Мак-Куллок (McCulloch) и Питтс (Pitts) ( 10 1 ) показали, что функции 16-го порядка логических исчислений могут быть представлены комбинацией из все-или-ничего членов, так что, например, сумма двух импульсов представляет логическое «и», взаимное исключение — логическое «или», импульс, подавляющий работу элемента, — отрицание и т. д. Ничего даже отдаленно похожего невозможно в аналоговых компьютерах, поскольку они работают только с конечными положительными величинами и не способны представить какой-то негативный смысл, включая отрицание как само по себе, или какую-то другую функцию.

Характеристики компьютеров применимы к человеческой коммуникации: цифровое сообщение обладает более высоким уровнем сложности и абстракции по сравнению с аналоговым материалом. Анало говая коммуникация не сравнима с логическим синтаксисом цифрового языка, например, в аналоговом языке не существует эквивалентов для таких жизненно важных элементов речи, как «если — то», «либо — либо» и многих других, при этом выражение абстрактных понятий очень сложно, а подчас невозможно, т. к. каждое понятие даже в примитивном рисунке должно иметь физическое сходство. Более того, аналоговый язык отличает отсутствие простого отрицания, например, выражение для «нет».

В человеческой коммуникации слезы могут быть вызваны сожалением или радостью, сжатый кулак сообщать об агрессии или напряженности, улыбка может выражать симпатию или презрение, сдержанность -62 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ может быть истолкована как тактичность или равнодушие. Возникает вопрос: может быть, все аналоговые сообщения обладают удивительно неоднозначным качеством, напоминающим Gegensinn der Unvote (прямо противоположное значение примитивных слов)? Аналоговая коммуникация не обладает ни ограничителями, определяющими одно из двух противоречивых значений, ни индикаторами, различающими прошлое, настоящее или будущее*.

Эти ограничители и индикаторы присутствуют в цифровой коммуникации, но ей не хватает адекватного словаря для описания взаимоотношения.

Человек, соединяющий эти два языка, и как отправитель и как получатель вынужден постоянно переводить с одного языка на другой, что порождает любопытную дилемму, которая будет детально рассмотрена в главе, посвященной патологической коммуникации (3.5). В человеческой коммуникации сложность перевода присутствует всегда. Перевод с цифрового вида на аналоговый невозможен без огромной потери ин формации (смотри в 3.55 о формировании истерического симптома), но и обратный перевод также очень сложен: чтобы говорить о взаимоотношении, необходимо адекватно переводить с аналогового в цифровой вид коммуникации. Когда же эти два вида должны со * Теперь понятно, что сходство, существующее между аналоговым и цифровым видами коммуникации, соотносится с психоаналитическими понятиями первичных и вторичных процессов соответственно. Если фрейдовское описание Ид перенести из ин-трапсихической is межличностную систему, то оно, фактически, станет эквивалентом аналоговой коммуникации:

«Законы логики — прежде всего, закон противоположности — не распространяются на процессы, происходящие в Ид. Импульсы противоположности сосуществуют, не устраняя Друг Друга. В Ид нет ничего такого, что можно было бы сравнить с отрицанием, и мы бы удивились, обнаружив возражение филоеофскому утверждению о том, что пространство и время — необходимые формы наших ментальных действий» (49, р. 104, курсив наш) -63 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ существовать, возникают тс же проблемы, как отмстил Хейли (Haley) в блестящей главе «Терапия брака» («Marriage Therapy»):

«Когда мужчина и женщина примяли решение, что их связь должна быть официально оформлена (узаконена), перед ними возникает проблема — что последует за браком: поженившись, они остаются вместе, потому что они этого хотят или потому что они должны?» (60, р. 119).

В свете вышесказанного нам бы хотелось заметить, что как только наиболее аналоговая часть их взаимоотношений (период ухаживания) пополняется цифрами (брачный контракт), недвусмысленная ясность их взаимоотношений становится весьма спорной*.

2.55. ФОРМУЛИРОВКА АКСИОМЫ Подведем итоги: Люди общаются как цифровым, так и аналоговым способами. У цифрового языка более сложный и мощный логический синтаксис, но ему недостает адекватной семантики в области взаимоотношений, в то время как у аналогового языка есть семантика, но нет адекватного синтаксиса для недвусмысленной характеристики природы взаимоотношений.

2.6. СИММЕТРИЧНЫЕ И КОМПЛИМЕНТАРНЫЕ ИНТЕРАШИИ 2.61. СХИЗМОГЕНЕЗИС В 1935 году Бейтсон (6) сообщил об интеракци-онном феномене, который он наблюдал в племени Ятмул в Новой Гвинее и детально описал в книге «Naven» (10), опубликованной год спустя. Он назвал этот феномен схизмогенезисом и определил его как ' По тем же причинам можно утверждать, что развод будет переживаться как прояснение, если получение постановления о разводе будет сопровождаться аналоговым ритуалом окончательного раздела имущества.

-64 ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ процесс дифференциации норм поведения личности в результате накопления интеракций между людьми. В 1939 году Ричардсон (Richardson) (125) использовал это понятие при анализе войны и иностранной политики;

с 1952 года Бейтсон и другие наглядно показали его пригодность в области психиатрических исследований (сравните 157, р. 7—17, также 143). Это понятие, обладающее эвристической ценностью во многих дисциплинах, было развито Бейтсоном следующим образом:

«Если наша дисциплина определяется в понятиях реакций человека на реакции со стороны других людей, становится очевидным, что мы должны рассматривать отношения между двумя людьми как изменяющееся время от времени, даже без воздействия извне. Мы должны рассматривать не только реакции А на поведение В, но и думать о том, как они повлияют на дальнейшее поведение В и его влияние на А.

Самый поверхностный анализ обнаруживает, что многие системы взаимоотношений между людьми или группами людей уже содержат в себе тенденцию к прогрессивному изменению. Если, например, один из аспектов культурного поведения, соответствующий личности А, обозначить как напористость, а поведение В — подчинение, то последнее будет под стрекать к дальнейшему напору, а то, в спою очередь, будет требовать дальнейшего подчинения. Таким образом, это потенциально прогрессирующее положение дел, за исключением факторов, ограни чивающих чрезмерность напористого и подчиняющегося поведения, и поведение А должно по необходимости становиться все более и более напористым, в то время как поведение В — все более и более подчи няющимся. Это постепенное изменение возникнет независимо от того, являются ли Л И В отдельными личностями или группами людей.

Постепенное изменение такого рода мы описываем как комплиментарный схизмогенезис. Существует вместе с тем иной паттерн взаимоотношений между людьми или группами людей, который также содержит в себе зачатки прогрессирующего изменения. Если 3 Прагматика человеческих коммуникаций -65 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ считать хвастовство культурным паттерном поведения одной группы и другая группа отвечает на это также хвастовством, то может возникнуть конкурентная ситуация, в которой хвастовство приведет к еще большему хвастовству и т. д.».

Этот тип прогрессирующего изменения мы называем симметричным схизмогенезисом (10, р. 176—177).

2.62. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СИММЕТРИЧНОСТИ И КОМПЛИМЕНТАРНОСТИ Два описанных выше паттерна обычно просто обозначаются как симметричная и комплиментарная интеракции. Они описываются как взаимоотношения, основанные или на сходстве, или на различии. В первом случае взаимоотношения отражают поведение друг друга, и, таким образом, их интеракция может быть обозначена симметричной. Слабость или сила, доброта или злобность здесь нерелевантные, т. к. равенство сохраняется в любой из этих областей. Во втором случае один паттерн поведения дополняет другой, что формирует поведенческий гештальт иного рода, который и называется комплиментарным. Симметричная интеракция характеризуется сходством и минимизацией различия, в то время как комплиментарная основывается на максимизации различия.

В комплиментарном взаимоотношении выделяются две различные позиции. Один партнер занимает высшую, важнейшую или «ведущую»

позицию, а другой — подчиненную, вторичную или «ведомую». Эти понятия значимы до тех пор, пока не приравниваются к «хорошему» или «плохому», «сильному» или «слабому». Комплиментарное взаимоотношение может быть обусловлено социальным и культурным контекстом (в случае матери и ребенка, врача и пациента, учителя и ученика), своеобразным взаимоотношением особенной диады. В любом случае, взаимоотношения соединены тем, что непохожие поведения вызывают друг друга. Один партнер не навязывает комплиментарного -66 ГЛАВА Н. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ взаимоотношения другому, скорее каждый ведет себя так, как предполагает, и в то же самое время подразумевает поведение другого — и их определения взаимоотношения (2.3) совпадают.

МЕТАКОМПЛИМЕНТАРНОСТЬ 2.63.

Предлагаемый третий тип взаимоотношений — это «метакомпдиментарный», в котором А позволяет или заставляет В руководить собой. Можно обозначить его как «псевдосимметричный тип взаимоотношений», в котором А позволяет или заставляет В быть симметрич ным. Однако этого потенциально бесконечного умозаключения от следствия к причине можно избежать, если вспомнить о различии, упоминавшемся ранее (см. 1.4), между наблюдением за поведенческой избыточностью и предлагаемыми объяснениями в виде мифов;

т. е. нам интересно как пара ведет себя, когда ее не отвлекают и оба верят, что они себя сами так ведут.

Если же люди вовлечены в выгодную для себя коммуникацию на различных уровнях (см.2.22), то могут возникнуть парадоксальные результаты, имеющие прагматическую важность (5.41, 6.42, пример 3, 7.5, пример 2d).

ФОРМУЛИРОВАНИЕ АКСИОМЫ 2.64.

Следующая глава посвящена потенциальной патологии (эскалация (расширение, усиление) симметрии и ригидность (неподатливость) комплиментарно-сти) этих типов коммуникации. Сейчас же мы можем сформулировать нашу последнюю экспериментальную аксиому: Все коммуникативные взаимообмены или симметричны, или комплиментарны, в зависимости от того, основаны на сходстве или на различии.

2.7. РЕЗЮМЕ Принимая выше рассмотренные аксиомы в целом, необходимо оговориться. Во-первых, аксиомы предложены на основании экспериментального матс -67 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ риала, определены неформально и являются скорее подготовительными, нежели исчерпывающими. Во-вторых, сами по себе они достаточно разнородны, потому что получены при наблюдениях за коммуникаци онными феноменами. Они объединены не по происхождению, а по своей прагматической важности, которая, в свою очередь, основывается не столько на их деталях, сколько на их межличностных (а не монад-ных) отношениях. Бсрдвистел (Birdwhistell) даже пошел дальше, высказав следующее предположение:

«Человек не общается;

он участвует или становится частью коммуникации. Он может двигаться или шуметь... но он не общается. Точно так же он может видеть, может слышать, обонять, пробовать на вкус или чув ствовать — но он не общается. Другими словами, он не порождает коммуникацию;

он в ней участвует. Коммуникация как система — не просто модель действия и реакции, хотя и сложно сформулированная, она должна быть понята на транзактном уровне» (28, р. 104).

Таким образом, неизбежность делает все ситуации с участием двух или более человек мехашчност-ными, коммуникативными;

кроме того, аспект коммуникации, касающийся взаимоотношения, указывает на то же самое. Прагматичная, межличностная важность цифрового и аналогового вида заключается не только в гипотетическом смешении содержания и взаимоотношения, но и в той неизбежной и значительной неопределенности, возникающей как у отправителя, так и у получателя при переводе с одного вида на другой. Проблемы пунктуации основываются на метаморфозе классической модели «действие—реакция».

Наконец, симметрично-комплиментарная модель наиболее близка к математической концепции функция, поскольку полагает, что возможности индивида просто изменяются в зависимости от бес конечности возможных ценностей, чьи значения не абсолютны, но возникают только во взаимоотношениях друг с другом.

-68 J лава 3 ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ ВВЕДЕНИЕ 3.1.

Каждая из описанных аксиом предполагает есте-ртвенные следствия, некие патологии, которые здесь Идут рассмотрены. К тому же, на наш взгляд, прагма-шческие эффекты этих аксиом лучше всего иллюст рируются нарушениями, возникающими в человеческой коммуникации.

Поэтому, используя определенные принципы коммуникации, мы изучим, каким образом и и какой последовательности они могут искажаться.

Поведенческие последствия этих искажений часто coin метствуют различным психопатологиям личности, Поэтому приведенные примеры нашей теории мы дополним другими, в которых поведение обозначается к;

п симптомы психического заболевания. (Патологии каждой аксиомы будут обсуждаться в той же последо-илюльности, что и во второй главе, за исключением некоторых неизбежных совпадений, иначе наш материал станет еще более запуганным.)" НЕВОЗМОЖНОСТЬ НЕ ОБЩАТЬСЯ 3.2.

Уже упоминаемая (2.23) шизофреническая дилем-мм подразумевает, что пациенты, больные шизофренией, ведут себя так, словно пытаются отрицать свое " Расшифровки вербальных взаимообменов существенно упрощают материал, что нежелательно, потому что они передают не ми много больше, чем лексическое содержание, и лишены самого.налогового материала, например, модуляции голоса, скорости |н-чи, пауз, эмоциональных подтекстов, содержащихся в смехе, Идохе и т. д. Например, Вацлавик (157) сделал подобный анализ примеров интеракции, записав все происходящее на бумагу и на мигнитофон.

-69 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ общение, и затем отрицают и то, что их отрицание является коммуникацией. Возможно, что пациент выглядит желающим общаться, но при этом отвергает обязательства, свойственные всем коммуникациям.

Например, молодая женщина, больная шизофренией, во время первого приема влетает в кабинет психиатра и непринужденно заявляет: «Моей матери пришлось выйти замуж, и теперь я здесь». Потребовались недели, чтобы стали понятны некоторые смыслы, которые исключали друг друга и не вязались с ее неожиданным юмором и живостью. Как оказалось, с первого шага она сообщала терапевту, что:

1. Она — незаконнорожденная дочь.

2. Этот факт каким-то образом связан с ее психо зом.

3. «Пришлось выйти замуж» — эта фраза означа ет или то, что Мать не следует порицать, по тому что только социальное давление застави ло ее вступить в брак, или то, что Мать возму тилась принудительной природой ситуации и обвинила в этом рождение пациентки.

4. «Здесь» означает как кабинет психиатра, так и существование пациентки на земле, что под разумевает, с одной стороны, что Мать довела се до сумасшествия, а с другой стороны, она была в извечном долгу перед матерью, кото рая согрешила и в муках ввела в мир.

3.21. ОТРИЦАНИЕ КОММУНИКАЦИИ В ШИЗОФРЕНИИ «Шизофренический язык» — это язык, позволяющий слушателю выбирать из многих возможных значений не только различающиеся, но даже несовместимые друг с другом. Таким образом, можно отрицать любой или все аспекты сообщения. Если попытаться получить у пациентки ответ на вопрос, что она имела в виду своим замечанием, она могла бы, вероятно, ответить: «Не знаю, должно быть, я сошла с ума». Если же попросить разъяснить какой-то аспект беседы, она, -70 ГЛАВА Э. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ возможно, ответила бы: «Нет, я совсем не то имела в виду...» Но если говорить коротко, то ее внезапное признание — это убедительное описание парадоксальной ситуации, в которой она оказалась, а замечание «Я, должно быть, сошла с ума» необходимый самообман, чтобы приспособиться к этому парадоксальному миру. Если читателя заинтересовала тема отрицания коммуникации в шизофрении, предлагаем ему обратиться к работе Хейли (60, p. 89—99), где представлены впечатляющие примеры коммуникаций в клинических субгруппах больных шизофренией.

3.22. ОБРАТНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ Ситуация, изобилующая обратными утверждениями, описана в книге Л. Кэрролла «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье», когда непосредственная коммуникация Алисы испорчена «промыванием мозгов» со стороны Черной и Белой Королев. Обе утверждают, что Алиса пытается что-то отрицать, и приписывают это состоянию ее ума:

«Я совсем не думала...» — начала было Алиса, но Черная Королева нетерпеливо прервала се:

«Вот это мне не нравится! Ты должна была подумать! Как по-твоему, нужен кому-то ребенок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребенок, согласись сама, вовсе не шутка! Ты нас в этом не разубедишь, как ни старайся, хоть обеими руками!»

«Я никогда никого не разубеждаю руками!» -возразила Алиса.

«Никто и не говорит, что ты разубеждаешь руками! — сказала Черная Королева. — Я и говорю: руками нас не разубедишь».

«Она в таком настроении, — прибавила Белая Королева, — когда обязательно нужно с кем-то спорить. Неважно с кем — только бы спорить!»

«Злобный, отвратительный нрав», -- заметила Черная Королева И на минуту или на две наступила неловкая пауза*.

* Перевод Н. М. Дсмуроиой. — Прим. пер.

-71 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Можно только восхититься интуицией автора в постижении прагматических эффектов такого типа алогичной коммуникации, потому что после еще такой промывки мозгов он наконец позволяет Алисе поте рять мужество.

3.23. БОЛЕЕ ШИРОКИЕ СМЫСЛЫ Однако обсуждаемый феномен встречается не только в сказках или шизофренической коммуникации. Его участие в интеракциях между людьми намного шире. Попытки не общаться могут возникнуть в любом другом контексте, в котором происходит избегание обязательств, присущих всем коммуникациям. Типичная ситуация этого рода — это встреча двух незнакомых людей, один из которых хочет поговорить, а другой не расположен, например, два пассажира самолета, соседи по креслам*.

Пусть пассажир А — это тот, кто не хочет общаться. Он не может сделать двух вещей: он не может физически покинуть поле действия, и он не может не общаться. Таким образом, прагматика этого коммуни кационного контекста сводится к всего лишь нескольким возможным реакциям:

3.231.«Отказ» от общения. Пассажир А может, так или иначе, прямо дать понять, что он не заинтересован в общении, для чего ему потребуется мужество, посколь ку правила хорошего тона этого не позволяют, тогда возникнет напряженная и растерянная тишина. Фак тически, избежать взаимоотношения с В не удается.

3.232.Принятие общения. Пассажир А может согласить ся на общение, проклиная себя за собственную сла бость и соседа, но это нас не касается. Важнее для нас Следует подчеркнуть еще раз, что соответствующие мотивации двух людей находятся в рамках обсуждаемой темы — анализа коммуникации.

-72 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИИ В КОММУНИКАЦИИ то, что вскоре он поймет мудрость армейского правила: «если вас захватят в плен, сообщите только имя, звание и личный номер», потому что пассажир В не остановится на полпути и попробует узнать об А все, включая его мысли, чувства и убеждения. Если А начнет отвечать, то В будет безумно сложно остановить;

факт хорошо известный благодаря «промывке мозгов».

3.233. Исключение общения. Л может защитить себя с помощью техник исключения, т. е. сводя на нет собственные коммуникации или коммуникации других. Исключение включает огромное число феноменов коммуникации, такие как самоопроверженис, несов местимость, изменение тем разговора, отклонение от тем, незавершепие предложений, недопонимание, невразумительная речь, буквальная интерпретация метафор и метафорическая интерпретация сухих замечаний и т. д.* Превосходный пример этого типа коммуникации предложен в первой сцене фильма «Лолита», когда Куильти, напуганный вооруженным пистолетом Гум-берта, начинает нести вздор, в то время как его противник тщетно пытается четко изложить свое послание: «Смотри, я собираюсь тебя застрелить!» (Понятие мотивации вряд ли поможет разобраться, является ли это явной паникой или же умной защитой.) Другой пример такого очаровательного логического нонсенса предложен Льюисом Кэрролом в стихотворении, которое прочитал Белый Кролик:

При нем беседовал я с нею О том, что он и ей, и мне Итальянцы ВСТАВЛЯЮТ в спою речь неподражаемое «та...», которое is устной речи имеет точное значение «но», хотя его можно использовать для выражения сомнения, согласия, несогласия, недоумения, индифферентности, критики, презрения, гнева, покорности, сарказма, отрицания и, возможно, дюжины других вещей и, следовательно, в конце концов ничего, что касалось бы содержания.

-73 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Сказал, что я же не умею Свободно плавать на спине.

Хоть я запутался — не скрою, -Им ясно истина видна;

Но что же станется со мною, Когда вмешается она?

Я дал ей семь, ему же десять, Он ей — четыре или пять. Мы не успели дело взвесить, Как псе вернулись к нам опять*.

И так дальше еще два четверостишья. Отрывок беседы с добровольным абонентом, очевидно испытывающим дискомфорт из-за вопросов, которые задает ему интервьюер, но считающим, что он должен на них отвечать, содержит, очень похожую как по форме, так и по недостаточности содержания коммуникацию:

Интервьюер: Как вам удается, мистер Р., жить в одном городе и с родителями, и со своей семьей?

А: Ну, мы пытались, я имею в виду... я хотел бы, чтобы Мэри (его жена) руководила ими, а не мои руководили Мэри. Мне нравится навещать их, но я стараюсь это делать не очень часто... они точно знают, что... так было всегда, еще до того как мы познакомились с Мэри, и это принималось как факт — и нашей семье я — единственный ребенок, и они предпочитали никогда, для собственного блага, не вмешиваться. Я не думаю, что... в любом случае, я думаю, что всегда, rs любой семье есть что-то лежащее в основе, мне все равно, в наше семье или любой другой. И это то, что Мэри и я чувствуем, когда мы... мы оба весьма требовательны к совершенству. И хотя опять, мы очень... мы... мы строгие и... мы ожидаем, что дети, как нам кажется, что если бы вам пришлось остерегаться — я имею в виду, если... у вас было препятствие в виде родни со стороны жены или мужа, мы чувствуем, нам приходилось видеть это у других, и мы... э"то то, что моя семья пыталась защитить, но... и, как здесь ~ * Перевод В. Набокова. — Прим. пер.

-74 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИ!

почему мы... Я нс хочу, что мы надменны по отношению к людям (157, р.

20—21).

Неудивительно, что такой вид коммуникации типичен для всех, кто обращается за помощью или оказался в ситуации, когда чувствует себя обязанным что-то говорить, но в то же время хочет избежать обязательств, присущих всем коммуникациям. С коммуникационной точки зрения, следовательно, нет существенной разницы между поведением так называемого нормального человека, оказавшегося в руках интервьюера в ходе эксперимента, и так называемого психически нездорового человека, решающего такую же дилемму: или уйти, или не общаться, но по каким-то своим причинам несклонного поступать таким образом. В любом случае результат будет похож на бред, за исключением беседы с психически больным пациентом, поскольку интервьюер, если он -- психоаналитик, попытается истолковать все в понятиях бессознательных проявлений, а для пациента эти коммуникации — хорошее средство доставить собеседнику удовольствие с помощью искусного приема: «сказав что-то, ничего не сказать». Следовательно, анализ в понятиях «когнитивная недостаточность» или «иррациональность» игнорирует учет контекста при оценке такой коммуникации*.


3.234. Симптом как коммуникация. Наконец, существует четвертый вариант, который пассажир Л может использовать, чтобы защититься от болтливости В: он может В этом отношении читателю предлагается коммуникационный анализ психоаналитического понятия «трансфера», который может быть рассмотрен как единственно возможный отпет на самую необычную ситуацию. Смотрите работу Джексон (Jackson) и Хэйли (Haley) (76), которая также обсуждается в 7.5, во втором примере. Позвольте нам еще раз указать па гот факт, что в конце клинического бихевиорального спектра «сумасшедшая» коммуникация (поведение) — вовсе не обязательное проявление больного ума, но, быть может, единственно возможная реакция на абсурдный контекст коммуникации.

-75 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ симулировать сонливость, глухоту, пьянство, незнание английского языка или любой другой дефект или неспособность, из-за которой, по вполне понятным причинам, общение невозможно. Во всех этих случаях сообщение выглядит примерно таким образом: «Я бы не против потолковать с тобой, но есть что-то, что мешает мне, что сильнее меня, и за это меня нельзя винить». У этого варианта есть одно «но»: А знает, что на самом деле он привирает. Но в коммуникационной «уловке» вес станет на свои места, как только человек освободится от угрызений совести, убедит себя, что находится под влиянием сил, находящихся вне его контроля. Однако это слишком изощренный способ сказать, что у него психоневротический, психосоматический или психотический симптом.

Маргарет Мид (М. Mead), описывая разницу между американцами и русскими, отметила, что первый сошлется на головную боль, чтобы не пойти на вечеринку, в то время как у русского действительно заболит голова. Психиатр Фромм-Райхманн (Fromm-Reichmann) в статье, не получившей широкой известности, указала на ка-тотонический симптом как средство коммуникации (51), а в 1954 году Джексон отмстил эффективность использования истерических симптомов при общении пациента со своей семьей (67). Если читатель заинтересован в более углубленном изучении симптома как вида коммуникации, предлагаем ему обратиться к работам Заза (Szasz) (151) и Аттиса (Artiss) (3).

Может показаться, что коммуникационное определение симптома включает некое спорное допущение, что есть возможность убедить самого себя таким образом. Вместо того чтобы ссылаться на ежедневный кли нический опыт, подтверждающий это предположение, обратимся к экспериментам Мак-Гинна (McGinnies) по изучению «защиты восприятия» (102). Испытуемого усаживали перед тахистоскопом, устройством, с помощью которого он мог видеть слова в маленьком око шечке в очень короткие промежутки времени. Сначала -76 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ определялся порог восприятия испытуемого с помощью предъявления нескольких пробных слов. Затем ему давалась инструкция сообщать экспериментатору, что он видит или думает, что видит во время каждого предъявления. Список слов состоял как из нейтральных, так и «критических», эмоционально окрашенных слов, например, «изнасиловать», «грязь», «проститутка». Сравнение узнавания испытуемым нейтральных и критических слов показало очень высокий порог узнавания последних, т. е.

он «видел» незначительное число таких слов. Но это значит, что для того, чтобы «не узнать» как можно меньше социально табуированных слов, испытуемый должен сначала осознать, что они таковы, а затем убедить себя, что он не может прочесть, а следовательно, произнести вслух. (В этом отношении напомним, что во время психологических экспериментов следует принимать во внимание контекст этих тестов.) Например, не должно быть и тени сомнения, что на испытуемого и его восприятие влияет, общается ли он с высушенным старичком-профессором, роботом или привлекательной блондинкой. В действительности, недавние ис следования Розенталя (Rosenthal) (например, 130) в области взаимоотношений в процессе эксперимента выявили, что сложное и эффективное, хотя и неопределенное общение возникало даже в жестко контролируемых экспериментах.

Подведем итоги. Теория коммуникации представляет симптом как невербальное послание: я не хотел (или хотел) это сделать, это сделало что-то вне моего контроля, например, нервы, болезнь, тревожность, плохое зрение, алкоголь, воспитание, коммунисты или жена.

3.3. СТРУКТУРА УРОВНЕЙ КОММУНИКАЦИЙ (СОДЕРЖАНИЕ И ВЗАИМООТНОШЕНИЕ) Семейная пара рассказывает следующий случай. Когда муж был один дома, позвонил друг, который -77 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИИ сказал, что в течение нескольких дней он будет в их городе. Муж сразу же пригласил друга остановиться у них, прекрасно зная, что его жена также будет рада его видеть, и, следовательно, на его месте поступила бы точно так же. Но, когда жена вернулась домой, она устроила ему скандал из-за этого приглашения. Во время терапевтического сеанса выяснилось, что они оба согласны с тем, что приглашение друга было совершенно естественным поступком как с его, так и с ее стороны. Они были озадачены тем, что то, с чем они были согласны, и то, с чем они никак не могли согласиться, оказалось одним и тем же.

3.31. УРОВЕНЬ ПУТАНИУЫ На самом деле обсуждение затрагивает две темы. Одна включает практическое действие, такое как приглашение, воспринимаемое супругами однозначно;

другая касается взаимоотношений между коммуникаторами — вопрос, кто имеет право брать инициативу на себя, не проконсультировавшись с другим, — и она не может быть однозначной, поскольку обуславливается способностью мужа и жены говорить о своих взаимоотношениях. Пытаясь разрешить разногласие, эта пара совершила очень распространенную ошибку коммуникации: они были не согласны на метакоммуни-кационном уровне (взаимоотношений), но пытались разрешить свое разногласие на уровне содержания, на котором оно не существует, что и привело их к псевдонесогласию. Другой пациент понял и сформулировал своими словами разницу между уровнями содержания и взаимоотношений. Вместе с женой он пережил много яростных симметричных столкновений из-за выяснения вопроса, кто был прав в решении некоторых тривиальных ситуаций. Однажды жена сумела доказать, что муж действительно был не прав, на что он незамедлительно ответил: «Может быть, ты и права, но ты ошибаешься, потому что ты споришь со мной-». Любой психотерапевт знаком с такой путаницей меж -78 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИИ S КОММУНИКАЦИИ ду аспектами содержания и взаимоотношения, особенно в семейной коммуникации, и знает, как трудно ее разрешить. Терапеиты отмечают однообразную избыточность псевдонссогласий между женами и мужьями, в то время как пациентам обычно кажется, что в их обстоятельствах никто и никогда не оказывался, просто потому, что, по объективным причинам, спектр ситуаций, в которые они могут быть включены, слишком широк, начиная с поп корна во время просмотра телевизионной программы до секса. Эта ситуация была мастерски описана Кестлером (Koestler):

«Семейные отношения находятся на том уровне, где обычные правила здравого смысла и поведения не соблюдаются. Это лабиринты напряжения, ссор и примирений, чьей логикой является самопротиворечие, чья этика берет начало в свирепых джунглях и чьи ценности и критерии искажены, как искривленное пространство вселенной. Эта вселенная насыщена воспоминаниями — но воспоминаниями, из которых не извлекают никаких уроков, и насыщена прошлым, которое не предлагает руководства будущему. В этой вселенной после каждого кризиса и примирения время всегда начинается заново, а история всегда остается па нуле» (86, р. 218).

3.32. РАЗНОГЛАСИЕ Феномен разногласия задает хорошую систему координат для изучения нарушения коммуникации, приводящего к путанице между содержанием и взаимоотношением. Разногласие может возникнуть на уровне взаимоотношений или содержания, и обе формы зависят друг от друга.

Например, разногласие по поводу справедливости утверждения «У урана электрона» может быть, по-видимому, разрешено только с помощью объективных данных;

например, учебник по химии не только докажет, что у урана действительно 92 электрона, но и то, что один из спорящих прав, а другой ошибается. Что касается этих двух результатов, достигнутый результат двоякий, если первый разрешает это разногласие на уровне содержания, то вто -79 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ рой создает проблему на уровне взаимоотношений. Совершенно очевидно, что для того, чтобы разрешить эту новую проблему, спорщики не могут говорить об атомах;

они должны начать говорить о себе и своих взаимоотношениях. В результате они должны определить свои взаимоотношения как симметричные или комплиментарные, например, тот, кто оказался не прав, может восхититься знаниями другого, или же, наобо рот, позавидовать и постараться превзойти его в следующий раз, чтобы восстановить равновесие*.

Конечно, если он не в состоянии подождать до следующего случая, то может применить подход «ну и к черту логику» и попытается убедить собеседника, что 92 — это, возможно, опечатка, или же заявить, что у него есть друг — ученый, который совсем недавно доказал, что в действительности не имеет значения каково количество электронов, и т. д.

Замечательный пример этой техники предлагают русские и китайские иде ологи, когда стараются доказать, что «на самом деле» думал Маркс, в то время как все остальные плохие марксисты. В таких сражениях слова в конце концов могут растерять последние остатки смысла и стать ис ключительно средством для «умения перещеголять других»", как утверждал с восхитительной простотой Шалтай-Болтай:

«Я не понимаю, причем здесь «слава»? — спросила Алиса.

Шалтай-Болтай презрительно улыбнулся.

«И не примешь, пока я тебе не объясню, — ответил он. — Я хотел сказать:

«Разъяснил, как по полкам разложил!»

«Но «слава» совсем не значит: «разъяснил, как по полкам разложил!» -— возразила Алиса.


Следующий раз может быть уместным или неуместным, «хорошим» или «плохим» в зависимости от их взаимоотношений.

С. Потер (S. Potter), введя данный термин, предложил много проницательных и изумительных иллюстраций по этому поводу.

-80 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ «Когда я беру слово, оно означает то, что я хочу, не больше и не меньше», — сказал Шалтай презрительно.

«Вопрос в том, подчинится ли оно вам», — сказала Алиса.

«Вопрос в том, кто здесь из нас хозяин, — сказал Шалтай-Болтай, — вот в чем вопрос» (курсив наш)*.

Это просто иной способ сказать, что перед лицом разногласия собеседники должны определить свои взаимоотношения или как комплиментарные, или как симметричные.

3.33. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СЕБЯ И ДРУГИХ Если подобное утверждение об уране выскажет физик другому, то может возникнуть совсем иная интеракция, и вероятнее всего реакцией будет гнсп, обида или сарказм — «Я знаю, ты считаешь меня законченным идиотом, но я все-таки ходил в школу несколько лет» или что-то в этом роде.

В этой интеракции отсутствует разногласие на уровне содержания. Спра ведливость утверждения не оспаривается, т. к. в действительности высказывание не содержит информации, поскольку то, что оно утверждает, в любом случае известно обоим партнерам. Согласие на уровне содержания ясно направляет разногласие на уровень взаимоотношений, другими словами, в метакоммуникационную сферу. На этом уровне разногласие приравнивается к чему-то, что прагматически намного важнее, чем раз ногласие на уровне содержания. Следовательно, на уровне взаимоотношений люди не говорят о чем-то, что выходит за рамки их взаимоотношений, но предлагают друг другу эти взаимоотношения и косвенно самих себя'*.

* Перевод Н. М. Демуровой. — Прим. перев. " См. Камминга (Gumming):

«Я предполагал, что многое, о чем Лейнгср (Langcr) говорил как о «чистом выражении идей» или о символической активности -81 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Как уже отмечалось в 2.3, сложность этих определений иерархична.

Таким образом, если начать с произвольного начального момента, человек Р может предложить другому, О, определение себя. Р может сделать это несколькими способами, но каким бы образом он ни коммуникатировал на уровне содержания, прототипом его метакоммуникации будет: «Вот каким я себя вижу»*.

В природе человеческой коммуникации существуют три возможных ответа О на самоопределение Р, и все три очень важны для прагматики человеческой коммуникации.

3.33Т. Принятие. О может принять самоопределение Р. Принятие точки зрения Р на самого себя со стороны О, возможно, величайший фактор, гарантирующий развитие и стабильность. Может показаться удивительным, но без этого самоподтверждения эффекта человеческая коммуникация вряд ли смогла выйти за пределы ограниченных рамок взаимообменов, защиты и выживания;

иначе не было бы причин для коммуникации, по крайней мере просто ради коммуникации. Однако ежедневный опыт не оставляет сомнений в том, что большая часть нашей коммуникации посвящена, в сущности, этой цели. Иначе огромный мир человеческих эмоций —- от любви до ненависти, — возможно, не существовал бы, и мы бы жили в мире, лишенном всего, за исключением примитивных стремлений, для своей собственной пользы, является для нормальных людей функцией постоянно перестраивающейся Я-концепции, предложением этой Я концепции другим для утверждения и для принятия или отказа от предложения Я-концепции других.

Более того, я полагал, что Я-концепция должна постоянно перестраиваться, если мы должны существовать как люди, а не как предметы, и в основном Я-концепция перестраивается во время процесса коммуникационной активности» (35, р. 113).

' Вообще-то, лучше читать это следующим образом;

«Вот каким я себя вижу в наших отношениях с тобой в этой ситуации», но для упрощения мы опустим часть, выделенную курсивом.

-82 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ мире, лишенном красоты, поэзии, игры и юмора. Возможно, человеку, не включенному в процесс простого обмена информацией, приходится общаться с другими людьми ради осознания самого себя. Это интуитивное предположение все больше подтверждается результатами экспериментальных исследований по сенсорной депривации: человек не способен поддерживать эмоциональную стабильность, общаясь только с самим собой, в течение длительного времени. По-видимому, то, что экзистенциалисты обозначают как встреча, равно как и любая другая форма растущего самосознания, возникающая в результате взаимоотношений с другим человеком, берет начало именно здесь. Вот что пишет Мартин Бубер (М. Buber):

«В человеческом обществе, на всех его уровнях, люди, в той или иной степени, поддерживают друг друга практическим образом, своими личными качествами и способностями, и общество может именоваться человеческим в той степени, в какой его члены поддерживают друг друга...

Основа жизни человека с человеком — двоякая, с одной стороны — это желание каждого человека, чтобы его принимали таким, какой он есть, даже таким, каким бы он мог стать;

и, с другой стороны, врожденная способность человека принимать своих собратьев таким образом. То, что эта способность так безмерно неразвита, составляет настоящую слабость человеческой расы и вызывает сомнение в ней: на самом деле, человечество существует только там, где эта способность раскрывается» (12, р. 101—2).

3.332. Неприятие. Второй возможный ответ О на самоопределение Р - не принять его. Однако неприятие, каким бы ни было болезненным, предполагает узнавание того, что не принимается и, следовательно, не отвергает трезвого взгляда Р на себя. Фактически, формы неприятия могут быть даже конструктивными, как, например, отказ психиатра принять, самоопределение пациента в ситуации переноса, т. е. когда терапевту навязывается типичная «игра в отношения».

-83 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ Предлагаем читателю обратиться к работам двух авторов, которые на основе собственных концепций интенсивно работают по этой теме — Берн (Berne) (23, 24) и Хэйли (Haley) (60).

3.333. Неподтверждение. Третья возможность, по-видимому, наиболее важна как с прагматической, так и психопатологической точек зрения. Это феномен неподтверждения, который отличается от полного неприятия того, как человек определяет себя. Здесь мы частично опираемся на работы Лэйнга (88) из Тавистокс-кого института человеческих отношений в Лондоне и дополняем их нашими собственными исследованиями в области шизофренической коммуникации. Лэйнг ссылается на Вильяма Джеймса (W. James), который однажды написал: «Никакое дьявольское наказание, даже если бы оно было физически возможно, не может сравниться с ситуацией, когда человека освобождают от общества, и его абсолютно не замечают все его члены» (88, р. 89). Несомненно, что такая ситуация приведет к «потере себя», а это не что иное, как перевод понятия «отчуждение». В патологической коммуникации неподтверждение самоопределения Р отрицает реальность Р как источника такого самоопределения и не имеет отношения к правде или фальши. Другими словами, в то время как отказ в признании подразумевает сообщение «вы ошибаетесь», то неподтверждение — «вы не существуете». Если же быть более точными, в формальной логике подтверждение и отказ в признании другой самости приравниваются соответственно к понятиям правды и фальши, неподтверждение же аналогично понятию неспособности принимать решение, а это имеет совсем иной логический смысл*.

Иногда педантичная неспособность принимать решение может играть заметную роль но взаимоотношениях, как явствует из протокола терапевтического сеанса супружеской пары. Эта кара обратилась за помощью, потому что изредка возникающие скан -84 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ Процитируем Лэйнга:

«Характерный семейный паттерн, выявленный бла-ГОдаря изучению семей больных шизофренией затрагивает совершенно заброшенного или травмированного ребенка, чья аутентичность подвергалась трудно улови мым, часто непреднамеренным, но настойчивым искажениям (р. 91).

Крайняя степень наступает... когда, неважно как [человек] чувствует или как он поступает, неважно какое значение он придает ситуации, его чувства лише ||лы в семье заставили супругов глубоко переживать из-за их не-(Ос гоятельности как супружеской четы. Они женаты двадцать один юн. Муж — видный, преуспевающий бизнесмен. В самом начале ч-;

шеа жена обронила, что на протяжении всех этих лет она ни- 01 на не знала, что она для него значит.

Психиатр: Итак, вы говорите, что ваш муж не давал вам понять, что вы поступали правильно, хотя вам это было необходимо.

Жена: Да.

Психиатр: Критиковал ли вас Дан, когда вы заслуживали критики, — я имею в виду, позитивно или негативно?

Муж: Ни самом деле я редко ее критикую...

Жена (почти одновременно с мужем): Он редко кри тикует.

Психиатр: Так... Гм... как вы узнали...

Жена: (прерывая его): Он хвалит (смешок). Видите ли, это одурманивает...

Предположим я что-то готовлю и у меня все сгорело — он говорит, что это действительно «очень, очень хорошо». Когда я приготовлю что-то экстраординарное, это «очень, очень хорошо». 5! никогда не знаю, хорошо что-то или нет, я не знаю, критикует он меня или хвалит. Возможно, он думает, что когда он хвалит меня, я буду делать что-то лучше, а когда я заслуживаю похвалы, он — он всегда хвалит меня — это так... Вот почему мне недоступна ценность похвалы.

Психиатр: Так что вы действительно не знаете, что вы значите для того, кто всегда хвалит...

Жена (прерывая): Да, я не знаю, критикует ли он меня или действительно искренне хвалит.

Осознание обоими супругами этого паттерна ни в коей мере не помогает им, что делает пример таким интересным.

-85 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ ны ценности, его поступки лишены мотивов, намерений и последовательности, ситуация для него лишена смысла, тогда он полностью окружен таинственностью и отчуждением» (р. 135—136).

Приведем еще один интересный пример, который подробно был уже опубликован (78). Он взят из психотерапевтического сеанса семьи, состоящей из родителей, их двадцатипятилетнего сына Дэйвл (ему впервые поставили диагноз шизофрения в возрасте двадцати лет во время службы в армии, после чего он жил дома, пока примерно за год до этой встречи не был госпитализирован) и их восемнадцати летнего сына Чарльза.

Когда обсуждение сфокусировалось на том, что посещения родителей во время выходных вызывают напряжение в семье, психиатр указал на то, что создается впечатление, что Дэйв взял на себя непосильный груз всех семейных забот. Таким образом, Дэйв стал единственным индикатором хороших или плохих событий, происходящих в течение выходных.

Удивительно, но пациент сразу же согласился о подобным толкованием:

[.Дэйв: Ну, я чувствую, что иногда мои родители и Чарльз очень восприимчивы к тому, как я себя чувствую, может быть, даже сверхвосприимчивы к тому, как я себя чувствую, потому что я не.., я не думаю, что подниму машину, когда вернусь домой или..

Мать: Да. Дэйв, ты так не делал с тех пор, как У 2.

тебя своя машина, — но до того ты делал.

3. Дэйв: Хорошо, я знаю...

4. Мать (почти что одновременно с ним): Да, НО даже позже, дважды, с тех пор как у тебя свои машина.

Дэйв: Да, хорошо, в любом случае (вздох) я 5.

знаю, что не хотел так себя вести, мне кажется, было бы замечательно, если бы я мог порадоваться себе или... (Вздыхает, пауза.) -86 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ 6. Психиатр: Знаешь, ты меняешь ход своего рассказа, когда в него вмешивается мама.

Это понятно, но в твоем положении ты просто не можешь себе это позволить.

Т.Дэйв (почти одновременно): М-м-м.

Психиатр: Это делает тебя чудаком. И тогда ты даже 8.

не знаешь, о чем ты думаешь.

Мать: Что он изменил?

9.

Психиатр: Ну, я не могу читать его мысли, так что 10.

я не знаю, что он точно собирался сказать, — у меня только общие идеи, я просто исхожу из опыта...

Дэйв (перебивая): Ну, это просто, просто я хо 11.

тел сказать, что я — единственный больной в семье, и это дает всем...

возможность быть хорошими Джо и изучать настроение Дэйва, независимо от того, хорошее оно или плохое. Вот что иногда я чувствую. Другими словами, я не могу быть ничем другим, только собой, и если людям не нравится, каков л, — тогда я оценю, когда они — скажут мне об этом или что то в этом роде...

Оговорка пациента проливает свет на его дилемму: он говорит «Я не могу быть ничем другим, только собой», но подразумевается вопрос: Я - это «я» или «они»? Конечно, это можно назвать случаем «слабых границ эго» или же игнорировать интерактивный факт неподтверждения не только в словах Дэйва о посещении в выходной, но и незамедлительное неподтверждение матери в данном примере (утверждения 1—5) ва-лидности впечатления Дэйва. В свете как существующего, так и сообщенного неподтверждения самого себя оговорка пациента приобретает смысл.

3.34. УРОВНИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВОСПРИЯТИЯ Наконец мы можем вернуться к иерархии сообщений, обнаруженной в процессе анализа коммуникации на уровне взаимоотношений. Мы видели, что самоопределение Р («Вот как я себя вижу...») может -87 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ получить три возможных ответа со стороны О: подтверждение, неприятие и нсподтверждение. (Эта классификация, конечно же, фактически та же, что была использована в разделах 3.231 —3.3233). Теперь у этих трех ответов один общий знаменатель, т. е. с помощью любого из них О отвечает: «Вот как я тебя вижу»*.

Итак, на метакоммуникационном уровне существует сообщение от Р к О: «Вот как я себя вижу». За ним следует сообщение от О к Р: «Вот как я тебя вижу». Р ответит на это сообщение среди всего прочего следующим образом: «Вот как я вижу тебя, видящего меня», на что О, в свою очередь, отправит сообщение: «Вот как я вижу тебя, видящего меня, видящего тебя». Этот обмен сообщениями является теоретически бесконечным, в то время как практически следует иметь в виду, что нельзя заниматься сообщениями более высокого порядка абстракции, чем упомянутый.

Вместе с тем любое из этих сообщений может быть представлено реципиентом теми же подтверждением, неприятием и неподтверждением, описанными выше, и распространяется на определение О себя и на последующее метакоммуникационное обсуждение с Р. Это создает сложные коммуникационные контексты, легко разрушающие устойчивость образа, обладающего очень специфической прагматической последовательностью.

3.355. Невосприимчивость. К сожалению, пока не так уж много известно об этих последовательностях, но Лэйнг (Laing), Филлипсон (Phillipson) и Ли (Lee) провели весьма многообещающее исследование. Авторы ' На первый взгляд эта формула не соответствует понятию неподтверждения, только что описанному. Однако при окончательном анализе даже сообщение «Для меня тебя нет как нечто реально существующее» окажется равнозначным «Вот как я тебя вижу: ты не существуешь». Факт, что это парадоксально отнюдь не означает, что такого не может произойти, будет детально подтвержден в шестой главе, -88 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ позволили нам процитировать некоторые свои результаты из неопубликованной работы (93)*.

Неподтверждение себя другим является, главным образом, результатом своеобразного незнания межличностного восприятия, называемого невосприимчивостью, которое определено Ли следующим образом:

«То, чем мы занимаемся, является аспектом осознания и незнания. Что касается возникновения спокойной, адекватной интсракции, то каждая сторона лолж-на иметь в виду точку зрения другого. Поскольку меж личностное восприятие происходит на многих уровнях, то и невосприимчивость также может происходить на многих уровнях. Каждому уровню восприятия соответствует уровень возможной незначительности или невосприимчивости. Там, где отсутствует точное сознание (или невосприимчивость), имеют дело с псевдо-проблсмами... При этом достигается вымышленная гармония, или идет обсуждение предполагаемых разногласий, которые не существуют. Все это характерно для семьи больных шизофренией: они или постоянно строят гармоничные взаимоотношения на текучем песке псевдосогласий, или в семье возникают яростные аргументы, основанные на псевдонесогласиях».

Ли показывает, что невосприимчивость может существовать и на первом уровне иерархии, т. е. на сообщение Р: «Вот как я себя вижу», О отвечает: «Вот как я тебя вижу», способом, который не соответствует самоопределению Р. Тогда Р может прийти к выводу, что О не понимает (не ценит или не любит) его, в то время как О, со своей стороны, может предположить, что Р чувствует, что он (О) понимает (или ценит или любит) его. В этом случае О не просто не соглашается с Р, а игнорирует или неправильно толкует сообщение Р, что соответстпует нашему определению неподтвер Совсем недавно вышеуказанные авторы опубликовали книгу R. D. Laing, H. Phillipson, A. R. Lee, «Intrpersonal Perception;

a theory and method of research», в которой представили теорети ческое обоснование и тщательно разработанный метод.

-89 ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ ждения. Что же касается второго уровня невосприимчивости, то о нем можно говорить в том случае, когда Р не обнаруживает, что его сообщение не дошло до О;

т. с. Р не выражает точно: «Вот как я тебя вижу, видящего [в данном случае, непонимающего! меня». На этом уровне невосприимчивость возникает из-за невосприимчивости.

Ли в результате изучения семей больных шизофренией сделал важное заключение относительно прагматики этого типа коммуникации:

«Типичный паттерн можно описать следующим образом — на уровне № 1 находится родительская невосприимчивость, в то время как на уровне № 2 -невосприимчивость ребенка, больного шизофренией. Т. е. типичная ситуации — родитель не принимает точку зрения ребенка, в то время как последний не принимает то, что его точка зрения не была (и возможно, не может быть) принята.

Чаще всего родитель не воспринимает точку зрения ребенка, потому что чувствует, что она или нелестна для него, или не соответствует его системе ценностей. Т. е. родитель настаивает на том, что ребенок действительно верит в то, во что, как ему (родителю) кажется, ребенок «должен» верить. В свою очередь, ребенок не в состоянии это понять. Он верит в то, что его сообщение дошло и понято, и поступает соответствующим образом. В такой ситуации он должен быть смущен последующей интеракцией. Он чувствует, что постоянно наталкивается на невидимую, прочную, стеклянную стену. В результате этого постоянного ощущения мистификации возникает страх и, возможно, безысходность. В конце концов он чувствует, что жизнь просто не имеет никакого смысла.

Так больной шизофренией ребенок во время курса терапии наконец то осознал это положение дел и определил свою дилемму таким образом:

«Всегда, когда я не согласен с мамой, кажется, что она говорит сама себе:

«О, я знаю, что ты произносишь вслух, но я также знаю, что это совсем не то, что ты на самом деле думаешь про себя», и тогда она забывает то, что я только что сказал».

-90 ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ В работе Лэйнга (Laing) и Эстерсона (Esterson) (90) приведено много клинических иллюстраций невосприимчивости на уровне взаимоотношений. Один пример приводится ниже.

«Невосприимчивость» в семье, один из членов которой болен шизофренией*.

Родители о пациентке Она всегда счастлива. о себе Часто нахожусь в Пациентка депрессии и напугана.

Она оживлена и весела. Мы гармоничная семья.

Приходится притворяться. Дисгармония настолько полная, что просто невозможно разговаривать с родителями.

Никто никогда не держал ее в Сарказмом, просьбами, узде. насмешками управляют моей жизнью по всем важным аспектам.

Она сама по себе. Отчасти это правда, но до сих пор боюсь рассказывать отцу о своих реальных чувствах, он все еще контролирует меня.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.