авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
-- [ Страница 1 ] --

Аннотация к роману-истории «Принцип Неопределенности»

Это исследование о том, как можно преодолеть человеческую агрессивность, о

современном опыте смерти и возрождения. Это история

отношений мужчины и женщины,

история о любви, ревности и ненависти, потому что ненависть – это продолжение любви,

о сексе, как о непреодолимой потребности человека, такой же, как еда и сон, и о

сексуальной энергии как энергии творчества. Это роман-история о романтической любви,

о любви настоящей (неромантической), о семье и детях. Это сказка для взрослых, которые испытали на себе, что дети – самые бесправные существа на нашей планете, но выросли и благополучно забыли об этом, превратив детство своих детей в рабство. Это история о том, как наши страхи и фобии мешают нам быть счастливыми, и о том, что страха не нужно бояться, потому что страх – это индикатор того, что мы находимся на пороге чего то нового и неизведанного… Это роман о путешествии Героя нашего времени, о его внутреннем путешествии, в котором ему помогают боги и мифы, друзья и мудрые книги… Богу солнечного света Аполлону, богине любви Афродите, ангелу Чарли и мужу Алексею посвящается ПРИНЦИП НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ РОМАН-ИСТОРИЯ «История — это роман, который был, роман — это история, которая могла бы быть», — сказал однажды кто-то из французских писателей братьев де Гонкур, Эдмон или Жюль… Содержание Роман “ПРИНЦИП НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ” Глава 1. Проект Аполлона Проблема человеческой агрессивности. Совет богов и покровителей героев. Воплощение.

Глава 2. Завещание Рамзана Прощание с Севером. Несостоявшийся круиз по Средиземноморью. Возвращение домой.

Глава 3. Инцидент с Андреем «Случайная» встреча в пути. Третье Васино предложение. Так расположились звезды на небе… Глава 4. Новое счастье История русско-чеченской войны. Об убийстве в мыслях. Спуск Инанны в преисподнюю.

Глава 5. Современная мистерия смерти и возрождения Автомобильная авария. «Завихрения в мозгу». Перинатальные матрицы беременности.

Глава 6. Эпоха Средневековья Сексуальный абонемент. Об экзаменах и разводах. Увеличение стоимости компании.

Глава 7. Если бы Лаура была женой Петрарки… Китайский конверт. Ночь на Ивана Купалу. Алаверды.

Глава 8. Без веры нет любви Кризисы разных лет. Об Эросе и Психее.

Воспоминания героев Глава 9. Lex talionis «Прощай, моя любовь!» Сексуальная революция. Lex talionis.

Глава 10. Южный роман Солнечный удар. Почти убийство.

Глава 11. Чеченские проблемы Неправильная семейная жизнь. От Лазаревского до Анапы. Как возникли и как «рассосались» проблемы с чеченцами.

Глава 12. Конец и вновь начало Да будь ты хоть киллером… Прощальные гастроли «Москва — Сочи». Новогодний подарок Аполлона.

Глава 13. Роман с «чеченским террористом»

Ривьера Таиланда. Встреча родителей Дмитрия с внуком. Многоликое Марокко. Свадьба «понарошку».

Глава 14. Греческий калейдоскоп Афины — Пирей — Киклады. Подвиги Геракла в натуральную величину. Элевсинские мистерии смерти и возрождения. Арахова, Дельфы, Пелопоннес.

Глава 15. Окончание сказки Фьорды Норвегии. Кристаллизовавшееся переутомление. Сказка про Бунайю.

История создания романа и благодарности Библиография Список иллюстраций Глава 1. Проект Аполлона Проблема человеческой агрессивности Однажды в августе бог солнечного света, творческого вдохновения и деятельного созидания златокудрый Аполлон, удобно расположившись на белом диване в гостиной своего Небесного дворца, пил кофе и просматривал земные газеты. На Земле в это время шел 1967 год. А на небе погода была замечательная. На небе почти всегда хорошая погода. Воздух насыщен глубокими знаниями и новыми возможностями. Дышится глубоко и спокойно. Мысли позитивны и обладают мгновенной силой реализации.

Представишь себе теплое синее море — и оно уже плещется у твоих ног, представишь цветущий сад — и вот он, пожалуйста... Захочешь, чтобы созрели плоды в саду, — и плоды уже созрели.

Трудно описать внешность самого знаменитого и самого красивого из богов, тем более бога гармонии и совершенства. Но я попробую. Представьте себе американского актера Брэда Питта и русского актера Дмитрия Дюжева. Представили? А теперь встаньте между ними. Ну, где-то так.

Высокий и стройный. Удивительно обаятельный и сексуальный. Рыжие волосы, синие глаза. Белые джинсы и прозрачная шелковая рубашка. Босиком и без галстука.

Потому что, какая же гармония… с галстуком?!

У длинных ног Аполлона на марокканском ковре с геометрическим рисунком лежал красавец ризеншнауцер, ангел Чарли, окраса среднего между черным и «перец с солью», и грыз большую сахарную кость. Может быть, немного надменный, но замечательный, умный, интеллигентный пес.

Вокруг раскинулось бесконечно-синее пространство неба. Рядом с диваном, на хрустальном столике, стояли вазы с фруктами, вино и вода. Звучала солнечная музыка Моцарта. Напротив дивана в воздухе висел большой киноэкран.

— Сынок, c добрым утром! — приветствовал сына Отец с экрана.

— С добрым утром, папа! — почтительно ответил Аполлон.

— Я помню, ты просил сообщать тебе об интересных случаях реинкарнационных воплощений… Познакомься с фактами и доложи мне, сможешь ли ты гармонизировать ситуацию. Мне этот случай представляется безнадежным. (Зевс, отец Аполлона.) — Спасибо большое, папа. Сколько у меня времени? (Аполлон.) — В течение трех дней ты должен принять решение, возьмешь ли ты на себя ответственность, а заниматься этой проблемой можешь следующие лет восемьдесят... Все организационные вопросы обсудишь с моим секретарем. (Зевс.) — Здравствуйте, светлейший Аполлон, — на экране появился Секретарь Зевса.

— Здравствуй, Секретарь. (Аполлон.) — По данному делу имеется предварительная резолюция Вашего Отца:

насильственное воплощение. Но чтобы принять такое решение — о насильственном воплощении души, — нужны более чем веские основания… (Секретарь Зевса.) — Нет-нет-нет, никаких оснований не нужно. Невозможно совершить насилие над душой! Такой возможности никогда не было и никогда не будет. (Аполлон.) — Но такие решения все же принимались Советом… (Секретарь Зевса.) — Только в исключительных случаях. Если нет никакой надежды на самоизлечение. При одиннадцати крайне негативных воплощениях души. Как последний шанс гармонизировать ситуацию. При стопроцентном согласии членов Совета… и только при согласии самой души. (Аполлон.) — Это как раз такой случай. (Секретарь Зевса.) Аполлон покачал своей мудрой, но очень красивой головой: — Не надо делать поспешных выводов. Сколько раз эта душа воплощалась на земле?

— Одиннадцать. (Секретарь Зевса.) — И что же? (Аполлон.) — Все одно и то же: эгоизм и агрессивность. Я подготовил для Вас перепросмотр:

самые яркие моменты одиннадцати жизней. Будете смотреть сейчас или позже?

(Секретарь Зевса.) — Буду сейчас, — сказал Аполлон, а про себя подумал: «И почему в августе всегда случаются проблемы? Такой замечательный месяц…»

На экране замелькали кадры кинохроники: эпизоды из последнего года каждой из одиннадцати жизней души Героя.

…Бескрайняя арийская степь. Четвертое тысячелетие до новой эры. Табуны лошадей, стада коз и овец. Груженные награбленным добром повозки, толпы пленников...

Улыбающийся воин, вернувшийся из удачного набега, пьет кровь только что убитого им младенца, отобранного у пронзительно кричащей женщины… Аполлон выбрал следующий эпизод.

Месопотамия. Четвертый век до новой эры. Македонский воин вместе с товарищами празднует очередную победу Александра Великого. Дни напролет проводят «доблестные» герои в грабежах, насилиях и убийствах.

— Их надо всех убить! — заявляет пьяный Герой.

— Кого? Мы же уже всех убили… (кто-то из товарищей Героя.) — Да. В этом городе убивать больше некого… (кто-то из товарищей Героя.) — Тогда надо устроить охоту! Надо же кого-нибудь убить… (Герой.) Македонцы обожали охоту. Охотились они в специально отведенных для этого землях, где поддерживалась популяция львов, пантер и оленей...

Следующий эпизод. Римская империя. Первый век новой эры. Мраморная вилла богатого откупщика. Вооруженный отряд собирается в поход — собирать налоги. В Римской империи не было чиновников: римляне не платили налогов. Налоги собирались только с завоеванных провинций. Римские богачи создавали откупные компании, складывались и платили налоги авансом, а потом вымогали с населения втрое-вчетверо больше с помощью вооруженных отрядов.

— Если не будет денег — забирайте урожай. Не хватит урожая — забирайте скот.

Не хватит скота — забирайте дочерей. Всегда можно что-нибудь забрать, — отдает улыбающийся откупщик последние наставления своим воинам...

Аравийская пустыня. Шестой век новой эры. Племя бедуинов бредет по пустыне на верблюдах-дромадерах с одним горбом. Несколько дней назад наш Герой и его соплеменники ограбили селение-оазис, убили всех мужчин и захватили в плен женщин и детей. Теперь они идут в Дамаск, чтобы продать людей в рабство… Киевская Русь. Девятый век новой эры. Осенью, после сбора урожая, бравая дружина руссов во главе с Героем уходит из Киева, чтобы собирать дань. Если дани недостаточно, руссы убивают всех, оставляя в живых лишь девушек, которых ждет участь рабынь и наложниц. Когда весной, русские вернутся в Киев, они погрузят рабынь и меха на корабль и поплывут в Константинополь — продавать свою добычу, обменивать ее на золото и шелка. Возвратившись в Киев, дружина будет пировать и развлекаться до следующего сбора урожая...

Европа. Рыцарский замок-крепость. Одиннадцатый век новой эры. Рыцарь с отрядом вооруженных слуг и наемников грабит купцов на дорогах, с азартом воюет с соседями, жжет их поля и села, убивает непокорных мужчин, уводит с собой женщин.

Днем с друзьями он охотится на вепрей и оленей, а вечером пирует в замке, жарит кабанов на вертелах, пьет вино и слушает песни бродячих певцов или насилует очередную захваченную в разбойном набеге жертву...

Вторжение Чингисхана в пределы империи Цзинь. Начало тринадцатого века новой эры. Монгольский воин за несколько миль чует запах костра и никогда не разлучается со своим конем. Он обожает войну, потому что война очень похожа на охоту, ведь противник не в силах сопротивляться. У него прекрасное оружие — лук-саадак, стрела из которого за триста метров пробивает любые доспехи, если, конечно, попадет в цель, ведь лук не имеет прицела… С «гиканьем и улюлюканием», веселые и хмельные, гонят монголы по степи тысячи пленных, в основном женщин и детей, мужчины слишком непокорны, и их легче сразу убить. После такой «охоты» остаются только сожженные поселения и пирамиды из человеческих черепов...

Завоевание Америки. Шестнадцатый век новой эры. Как и все испанские дворяне, наш Герой умел только воевать. Поэтому, когда началось завоевание Нового Света, «конкиста», он вместе со своими друзьями отправился в Америку на каравелле — большом корабле под парусами, способном переплыть океан. Там, в далекой Америке, в душном тропическом зное, они открывают новые земли, ищут золото, грабят и убивают индейцев, насилуют женщин... Залпы из аркебузов и лошади конкистадоров оказывают на индейцев поистине магическое воздействие: они теряют всякую способность к сопротивлению. Набожные испанцы выпускают на безоружных и связанных пленников свору голодных, свирепых псов...

Эра английского пиратства. Семнадцатый век новой эры. На тропической земле Латинской Америки произрастают кофе, сахарный тростник, хлопок, табак, индиго...

Испанские купцы предлагают за эти товары хорошие деньги, однако латиноамериканским плантаторам не хватает рабочей силы. Приходится ввозить рабов-негров из Африки.

Пираты - «предприниматели» покупали рабов в Африке на берегах Гвинейского залива и везли их в испанские колонии, где продавали плантаторам. Рабов в тяжкий путь отправляли собственные братья, подкупленные европейцами. Морской путь был тяжелым и долгим, трюмы кораблей были набиты невольниками «под завязку», негры умирали каждый день. «Счастливы те, кто умрут в дороге, — думает пират, — ведь смерть гораздо лучше, чем рабство»...

Аполлон решил сделать перерыв и отдохнуть. Но на экране тут же появился зануда Секретарь и поинтересовался: — Вы еще не устали смотреть эти ужасы, светлейший Аполлон?

— Я не понял, зачем ты мне все это показывал? И почему, скажи на милость, ты называешь историю человечества ужасом? Мне Герой понравился, — сказал Аполлон, бог гармонии, небесной и человеческой, который чувствовал себя уверенно и на небе, и на земле, и в преисподней. — Он очень органично вписывается в свое историческое время, а вот твои комментарии были не всегда уместны.

— Разве Вам не показалась, уважаемый Аполлон, что история этой души несколько однобока: война, грабеж, насилие?.. (Секретарь Зевса.) — Такова человеческая история. Ничего не поделаешь. Он всегда рождался мужчиной? (Аполлон.) — Всегда. (Секретарь Зевса.) — Что было дальше? (Аполлон.) — Была проведена огромная работа по гармонизации этой души… (Секретарь Зевса.) — Понятно. И чем она закончилась? Только коротко. (Аполлон.) — Наш Герой был белым офицером во время Гражданской войны в России и героически погиб на Кубани, сражаясь за царя и Отечество, — Секретарь сделал паузу, видимо, восхищаясь достигнутыми результатами. Аполлон промолчал.

— Но потом почему-то, — Секретарь тяжело вздохнул и развел руками, — в своем последнем воплощении Герой стал американским летчиком на стратегическом бомбардировщике дальнего действия. Он бомбил напалмом северокорейские и вьетнамские деревни и был сбит советским летчиком во время воздушного боя… — Можно сказать, что гармонизация прошла успешно... Что же, за одиннадцать воплощений не нашлось женщины, сумевшей смягчить его сердце? Он, что же, не интересуется женщинами? (Аполлон.) — Ну, почему не интересуется… Секс и насилие — его постоянные спутники. Что касается любви, то всегда заканчивается одинаково: если она ему не покоряется — он ее убивает. А она… не покоряется! Я взял комментарий у специалиста по карме, будущего питерского психолога Эль Тат. (Секретарь Зевса.) — Интересно. И что она сказала? (Аполлон.) — «Карма человека — это то, что в своих прошлых воплощениях человек не захотел понять и принять… Душа приходит на землю то в женском, то в мужском обличье — так легче познать многообразие мира. Но души не являются ни мужскими, ни женскими. Пол — это не свойство души, это свойство тела». Мне кажется, наш Герой должен принять женскую часть свой души... (Секретарь Зевса.) — Покажи мне Героя. Изнутри. (Аполлон.) Черный огромный зверь, покрытый шерстью, c огромными белыми клыками и с налитыми кровью глазами, появился на экране. Только выражение агрессивного недовольства на его морде было определенно человеческим. Чарли недоуменно приподнял левый глаз и насторожил уши.

— Тише, тише, тише, — Аполлон ласково потрепал собаку за ухом, — продолжай грызть свою кость. Твоя помощь пока не требуется.

— Вот теперь, без грима, видна суть… Мощный сгусток деструктивной энергии. И зачем ты мне кино показывал?! (Аполлон.) — Я вышлю вам статистические сведения обо всех его преступлениях и злодеяниях: о количестве убитых им людей, о масштабах разрушений, о размерах нанесенного материального ущерба… (Секретарь Зевса.) — В долларах? В чем ты будешь считать материальный ущерб? — поинтересовался Аполлон.

— Сейчас принято считать в долларах. (Секретарь Зевса.) — Не трудись. Мне уже достаточно информации. Свяжись со мной через два дня, я дам ответ. Чарли, пойдем, погуляем! — позвал Аполлон собаку. Чарли радостно помчался вперед по облакам.

«Я должен дать ответ. Ответ должен быть положительным, потому что я Бог. То есть я должен в частном порядке решить извечную проблему человеческой агрессивности, — Аполлон рассмеялся, — и выбора у меня нет, потому что об этом попросил Отец».

Классическим способом излечения от агрессии была, конечно, любовь. Но Аполлону очень не хотелось обращаться к богине любви Афродите, а тем более о чем нибудь ее просить. Отношения между Афродитой и Аполлоном можно было назвать дружескими только с очень большой натяжкой.

Давным-давно, когда Афродита была впервые влюблена… Аполлона и Афродиту придумали неутомимые и любознательные древние греки.

Древние греки были энергичными, эмоциональными и страстными людьми, поэтому своих богов они наделили теми же чертами. Греческим богам знакомы человеческие слабости: они так же ссорятся, воюют, затевают интриги и страстные романы друг с другом и с людьми.

Первой любовью Афродиты был Арес, светлокудрый и голубоглазый бог войны, коварный и вероломный. Внешне он очень похож на Ивана Рябова из киноэпопеи «Россия молодая». Неимоверно сильный, беснующийся по любому поводу, по-настоящему аморальный тип, «запятнанный кровью» с головы до ног. Алтари его храмов были единственными, которые обагрялись человеческой кровью. Бог дикой природы, всего неизвестного и опасного. Непредсказуемый, буйный романтик. В общем, герой на все времена.

Афродита и Арес начали тайно встречаться, и все было замечательно до тех пор, пока однажды Бог солнечного света и большой любитель порядка Аполлон не раскрыл их тайную связь… Аполлон ехал по небу на своей золотой колеснице, методично осматривая землю, с целью выявления нарушений установленного порядка вещей. Ничто не могло укрыться от его всевидящего ока. И надо же было так случиться, чтобы страж Алектрион, верный помощник Ареса, заснул на своем посту, и Аполлон увидел красавицу Афродиту, спящую в объятьях бога войны. Аполлон тогда поехал к Гефесту, мужу красавицы, и художественно расписал ему картину, представшую его очам. Не потому, что он был блюстителем нравственности, а потому, что он сам был неравнодушен к прелестям богини, но Афродита предпочла ему Ареса...

«Придумаю-ка я все-таки что-нибудь альтернативное», — решил Аполлон.

Иллюстрация 1. Размышляющий Аполлон. Владислав Протасов. «Аполлон»

… Сканировав мысли землян о проблеме человеческой агрессивности, Аполлон остановился на немецком философе, психологе и социологе Эрихе Фромме, который в настоящее время на берегу океана, в Мексике, занимался исследованием причин человеческой агрессивности. Результатом этих исследований станет его книга «Анатомия человеческой деструктивности», которая увидит свет в 1973 году.

… — Эрих, скажи мне, как специалист по агрессии, можно ли победить агрессию?* (Аполлон.) — Какую агрессию, Аполлон? Агрессия бывает двух типов. Первая — поведение, связанное с обороной, с ответной реакцией на угрозу, это доброкачественная агрессия.

Вторая — свойственная только человеку страсть к абсолютному господству над другими живыми существами и желание разрушать, это злокачественная агрессия. (Эрих Фромм.) — Агрессия — это инстинкт человека? (Аполлон.) — Ни в коем случае. Инстинкт — это естественное влечение, обусловленное физиологическими потребностями. Животные не агрессивны, они убивают ради выживания. Человек же без биологических и экономических причин мучит и убивает своих соплеменников и еще находит в этом удовлетворение. Злокачественная агрессия представляет собой главную проблему и опасность для выживания человеческого рода.

Человек — единственная особь среди млекопитающих, способная к убийству в огромных масштабах. И потом, животные воспринимают как угрозу только явную опасность, существующую в данный момент. Человек же, обладающий богатой фантазией, реагирует на возможную опасность в будущем, на свое представление о вероятности угрозы, «вычисленную» политиками и военачальниками. Если бы человеческий род был наделен «врожденной агрессивностью» лишь в той мере, в какой она проявляется, например, у шимпанзе, то мы жили бы на сравнительно мирной Земле. (Эрих Фромм.) — Но в зоопарках поведение приматов деструктивно? (Аполлон.) — Это в зоопарках. Агрессивность в зоопарке проявляется у самок в девять, а у самцов в семнадцать с половиной раз чаще, чем на свободе. Скученность является главной предпосылкой усиления озлобленности и вражды. Находясь в плену, звери даже при качественном уходе за ними и отличной кормежке «не находят себе места».

Паразитический образ жизни лишает ее всякой привлекательности, исчезает возможность для проявления физической и психической активности, а следствием этого становится скука, безучастность и апатия. (Эрих Фромм.) — Ну, тогда и человека вряд ли можно считать живущим в «естественной среде обитания». Получается, что «цивилизованный» человек всегда жил в «зоопарке»?

(Аполлон.) — Не высокая плотность населения в городах сама по себе является причиной человеческой агрессивности, а ущербность социальной структуры, утрата настоящих человеческих связей и жизненных интересов. В наскальной живописи пещер, посвященной жизни охотников, не встречается сюжет сражения между людьми. К сожалению, по мере развития цивилизации возросло не только число захватнических войн, но и их жестокость. (Эрих Фромм.) — Чтобы победить человеческую агрессивность, необходимо изменить социальную и духовную структуру общества. Правительства стран занимаются созданием и решением кризисных ситуаций, а должны с помощью системы воспитания и образования каждой личности повышать уровень коллективного сознания общества… (Аполлон.) — Совершенно верно. Человек не только должен иметь возможность жить в приличной квартире и нормально питаться, его интересы должны совпадать с интересами общества. Основными принципами нашей общественной жизни должны стать не потребление материальных благ и враждебность друг к другу, а дружелюбие и творческая самореализация. Но вернемся к характеру человека.

— Инстинкт — это чисто биологическая категория, в то время как страсти и влечения, составляющие характер человека, — это биосоциальные, исторические категории. Именно человеческие страсти: потребность в любви, ненависть, тщеславие, жадность, ревность и зависть — составляют основу заинтересованности жизнью, способности человека к радости и восхищению. Они являются материалом, из которого возникают не только мечты и сновидения, но искусство и религия, мифы и сказки, литература и театр — короче, все, ради чего стоит жить. (Эрих Фромм.) — Когда и почему человек стал агрессивным? (Аполлон.) — С точки зрения анатомии и нейрофизиологии представители вида Homo sapiens sapiens, которые существовали сорок-пятьдесят тысяч лет назад, не отличались от современного человека. Если провести параллели с жизнью племен, которые и сейчас живут охотой и собирательством, получается, что человек не всегда был агрессивным.

Сначала человек находился в полной зависимости от природы. Природные ресурсы были в свободном доступе... (Эрих Фромм.) — Имущественные различия были столь незначительны, что не способствовали формированию чувства зависти? (Аполлон.) — Вот именно. Зато потребность в сотрудничестве и в совместном труде диктовалась самими условиями жизни. Социальные отношения между членами сообщества не регулировались «табелем о рангах». Руководство переходило из одних рук в другие, сообразно ситуации и характеру необходимых действий. Центральное положение в социальной структуре принадлежало матери. Большую роль в жизни общины играла религия. Поведение регулировалось обычаем и этикетом. Конфликты между двумя лицами улаживал старший родственник, либо община брала на себя роль третейского судьи. За систематическое дурное поведение нарушителя могли изгнать из общины или принять коллективное решение о его убийстве. В те далекие времена в человеческих сообществах не совершались грабежи и убийства. Войны были большой редкостью, а о захватнических войнах вообще не могло быть и речи. (Эрих Фромм.) — Неужели причиной человеческой агрессии стало появление земледелия, которое археологи относят к началу эпохи неолита, датируемому девятым-седьмым тысячелетиями до новой эры? — улыбнулся Аполлон.

— Земледелие вызвало переворот в мышлении: человек увидел, что он по своему усмотрению и по своей воле может воздействовать на природу, вместо того чтобы ждать от нее милости. Земледелие начало развиваться на огромной территории от Западного Ирана до Греции, включая ряд областей Турции, Ирака, Сирии, Ливана, Иордании и Израиля. Вторым нововведением стало скотоводство, которое позволило перейти от кочевого образа жизни к оседлому. Прошло еще два-три тысячелетия, и человечество сделало еще одно открытие, позволившее сохранять продукты питания в течение длительного промежутка времени, — гончарное производство.

Новый тип общества сложился в четвертом-третьем тысячелетиях до новой эры.

Маленькие деревушки разрослись в городки, которые развивались за счет обрабатывающей промышленности и внешней торговли. Ирригационная система — осушение болот и орошение полей — многократно повысила урожайность. Появилась возможность накормить людей, которые сами не производили продукты питания, а служили в войске, занимались строительством зданий, дворцов и пирамид. Возникла власть королей, бюрократия и церковь. Было обнаружено, что человека можно использовать в хозяйстве как орудие труда, можно обратить в раба и эксплуатировать.

Чтобы захватывать новые земли и бороться с династической раздробленностью, возник институт войн. Войны были вызваны объективными причинами, а деструктивность и жестокость выступили уже вторичными факторами. (Эрих Фромм.) — Новое общество опиралось уже на патриархальную систему господства?

(Аполлон.) — Социальные и политические перемены жизни сопровождались глубочайшей трансформацией роли женщины в обществе. Отныне плодородие почвы перестало быть главным источником жизни и творчества. Это место теперь занял разум, абстрактное мышление, сделавшее возможными разнообразные изобретения, технические открытия, государство с его законами и нормами жизни. Господствующее положение в обществе перешло к мужчине. Сущностным признаком мужского господства является принцип контроля: над природой, над рабами, над женщинами и детьми. Чтобы управление было эффективным, люди должны были научиться подчиняться. Патриархат опирается исключительно на силу, страх и подчинение. Повсеместно возникли религии послушания.

Мифы, воспевавшие богиню как творческий источник жизни, были переориентированы на мужского бога, всесильного и карающего. (Эрих Фромм.) — Причиной садизма является стремление к неограниченной власти над людьми и вещами. Но в городской цивилизации наблюдается еще одна тенденция, некрофилия — страсть к разрушению жизни и привязанность к материальным вещам, технике, ко всему мертвому... (Аполлон.) — Это последствия технического прогресса… Вторая мировая война сделала самолеты средством массового уничтожения. Летчики, которые сбрасывали бомбы, вряд ли думали о том, что за несколько минут они убивали тысячи живых людей. Их задача состояла в том, чтобы обслуживать сложную технику. Их лично смерть тысяч людей не затрагивала! Именно поэтому большинство из них не чувствовали ответственности за свои действия, которые на самом деле были величайшей в истории жестокостью по отношению к человеку. (Эрих Фромм.) — Но летчик в своих действиях руководствуется воинским долгом и чувством патриотизма... (Аполлон.) — Но это все же не главные мотивы для беспрекословного выполнения приказов об уничтожении тысяч людей, которых он никогда в жизни не видел?!

Массовое уничтожение людей было организовано нацистами тоже как своеобразный производственный процесс. Палачи не видели смертных мук своих жертв, они участвовали в осуществлении политико-экономической программы фюрера. (Эрих Фромм.) — Миллионы вроде бы приличных людей не проявляют ни малейшей реакции, когда чудовищные злодеяния происходят на значительном расстоянии от них. В начале двадцатого века правительства европейских стран наживались за счет чудовищной жестокости в отношении африканских негров… (Аполлон.) Когда где-то на планете происходят стихийные бедствия или самолеты НАТО бомбят мирных жителей, а половина населения Африки умирает от голода, мы ведь тоже с Вами, дорогой читатель, смотрим вечерние новости по телевизору, как будто это развлекательное шоу? (Автор.) — Это последствия технического прогресса… Весь мир превращен в предмет купли-продажи. Центральное место занимает рынок — рынок потребительских товаров, услуг и рабочей силы. Принцип данной системы: извлечение максимальной прибыли путем удачной торговли и обмена. Даже тело воспринимается исключительно как средство достижения успеха. Секс превращается в набор технических приемов. Чувства выступают в форме страстей, или они выражаются в возбуждении от секса, от скорости, от громкой музыки… Жизненные цели диктуются логикой технического прогресса. Люди испытывают страсть к автоматическим конструкциям из алюминия, стали и стекла.

Человек «во имя технического прогресса» превращает мир в загрязненное и зловонное пространство, отравляя воздух, воду, почву, животный мир и самого себя... (Эрих Фромм.) — Деструктивность сильных мира сего базируется на безразличии остальных его членов? Причиной агрессивности является покорность и равнодушие большинства?

(Аполлон.) — Непреодолимая тенденция к повиновению. В эксперименте, проведенном Стенли Мильграмом в Йельском университете в 1963 году, приняли участие сорок мужчин в возрасте от двадцати до пятидесяти лет, самых разных профессий. Чтобы объяснить испытуемым необходимость применения электрошока, была создана легенда об исследовании зависимости между обучением и наказанием. На самом деле электрошок в эксперименте не применялся. «Учеников» (актеров) сажали на «электрический стул» и привязывали. Ни один из сорока «педагогов» не прекратил применение электрошока к «ученику» прежде, чем уровень электрошока не достигал трехсот вольт и жертва не начинала барабанить в стенку! Только пятеро отказались подчиниться требованию экспериментатора и включить ток свыше трехсот вольт. Пять человек самостоятельно увеличили дозу сверх трехсот вольт.

Эксперимент доказал непреодолимую тенденцию к повиновению. Иерархическая система устанавливается и сохраняется благодаря проявлениям покорности нижестоящих, а не как результат целенаправленных действий вышестоящих по укреплению своего лидерства. Сталинские репрессии, гитлеровские лагеря, действия американцев во Вьетнаме, ситуация в тюрьмах… Если бы Господь Бог не запретил Аврааму убить сына, он бы это сделал, как это делали миллионы родителей, приносившие своих детей в жертву. Практика жертвоприношения детей была распространена в Ханаане в эпоху иудейских завоеваний и в Карфагене вплоть до его разрушения римлянами в третьем веке до новой эры. А Первая мировая война? Конечно, она была вызвана целым комплексом причин. Но когда война уже разразилась, она приобрела характер «религиозного»

феномена. Государство, народ и честь нации были превращены в идолов, ради которых обе стороны добровольно стали приносить в жертву своих детей. Из шестидесяти миллионов людей, взявших в руки оружие, десять миллионов погибло, двадцать миллионов было покалечено и травмировано... Для верующего человека ни Бог, ни его современный эквивалент, каким является наука, не могут совершить несправедливость.

Поэтому повиновение, обнаруженное в эксперименте Мильграма, не должно вызывать удивление. Скорее можно было бы удивиться непокорности тридцати пяти процентов испытуемых.

Две трети надзирателей в фашистских лагерях не проявляли никаких симптомов садистского поведения — значит, человек не так-то легко превращается в садиста под влиянием внешних причин. В 1939 году в лагерях была введена система «подготовки, приручения и дрессировки» заключенных во время длительных железнодорожных перевозок по пути в концлагерь, когда заключенных морили голодом, били, подвергали чудовищным унижениям… Позже, когда заключенных перевозили из одного лагеря в другой, их уже никто не трогал, потому что они попадали в разряд «старых узников».

Если кто-то из надзирателей лагеря хотел удовлетворить свои садистские наклонности, он мог это делать сколько душе угодно, не страшась ни в коей мере наказания. Надзиратель должен был писать письменное объяснение только в том случае, если заключенный умирал от побоев. И то, что это случалось не очень часто, говорит лишь о невысоком проценте людей с садистскими наклонностями... (Эрих Фромм.) Решение проблемы: смерть и возрождение «Эрих сказал, что садистский характер боится всего того, что ненадежно и непредсказуемо, он боится смерти, он боится жизни, потому что жизнь тоже непредсказуема… В Древней Греции средством исцеления от страха были Элевсинские мистерии. Мистерии давали возможность пережить опыт смерти-возрождения, помогая принять жизнь до самого ее основания, до смерти… Они кардинально изменяли иерархию ценностей человека, открывали перед ним новые возможности. Человек обретал способность радоваться жизни и получать удовольствие от обычных вещей: от еды, от общения, от прогулок на природе, от работы, от секса, от искусства… Как может современный человек получить опыт смерти и возрождения? Хорошо бы еще и неоднократный… Преступление и наказание, проблемы с деньгами, автомобильная авария и падение с гор… Нужен и какой-то более современный способ… Так, мне нужен Станислав Гроф, чешско-американский трансперсональный психолог, который считает “опыт смерти и возрождения средством исцеления главной болезни нашей жизни — страха”. Гроф создаст картографию психики, которая будет включать перинатальное бессознательное, наполненное конкретными переживаниями смерти и возрождения, и трансперсональное бессознательное, и разработает конкретный метод излечения от страха и агрессивности». (Аполлон.) … — Станислав, расскажи мне о новом методе переживания смерти и возрождения, об осознанном прохождении родового канала. (Аполлон.) — ?! (Станислав Гроф.) — Ты скоро разработаешь этот уникальный метод самопознания и личностного роста… Я помогу тебе заглянуть в твое будущее, ты только объясни мне, что такое трансперсональный психолог? (Аполлон.) — Есть два уровня психики, выходящие за пределы биографии человека:

перинатальный (добиографический) и трансперсональный. Перинатальный уровень определяется феноменами рождения и смерти. В медицине слово «перинатальный»

употребляется для обозначения процессов, предшествующих родам, связанных с ними и следующих непосредственно за ними. Трансперсональный уровень связан с различными мифологическими, архетипическими, религиозными и историческими сюжетами, с коллективным бессознательным человечества. (Станислав Гроф.) — Я так и думал. Спасибо. Как связано биологическое рождение с агрессивностью человека? (Аполлон.) — Физическая угроза жизни в процессе рождения, мучительная боль, огромный эмоциональный стресс, страх удушья характеризуют ситуацию рождения как вероятный источник агрессивности. Конечно, резерв тяжких эмоций, вытекающих из родовой травмы, представляет только потенциальный источник ментальных нарушений;

разовьется ли психопатология, какую специфическую форму она примет и насколько будет серьезной — все это решающим образом определится индивидуальной постнатальной историей.

— Какие патологии возможны? (Аполлон.) — Повышенное артериальное давление, астма, депрессия, клаустрофобия, садомазохизм, алкоголизм и прочая, прочая, прочая… (Станислав Гроф.) — Что является связующим звеном между событиями последующей жизни и ситуацией рождения? (Аполлон.) — Одинаковые эмоции. Но самое важное другое. Обстоятельства и паттерны рождения глубоко связаны с общим качеством жизни. Существуют две экзистенциальные альтернативы: либо постоянное «застревание» в ограниченном образе жизни (человек как бы застревает в родовом канале и еще не родился), либо расширенное, просветленное существование с трансперсональной ориентацией. (Станислав Гроф.) — Ты хочешь сказать, что опыт рождения определяет мировоззрение человека, его характер? (Аполлон.) — В зависимости от того, как человек проходит родовой канал, формируется его фундаментальное отношение к окружающему миру: либо человек доверяет миру, видит в нем новые возможности и готов к сотрудничеству, либо воспринимает мир как потенциальную угрозу, а значит, его необходимо побеждать и контролировать. От этой базовой жизненной стратегии зависит все: качество отношений с другими людьми, способность справляться с проблемами... (Станислав Гроф.) — Как преодолеть негативную перинатальную энергетику? (Аполлон.) — Осознанно, повторно пройти родовой канал. Осознанный опыт смерти и возрождения излечивает от агрессивности и страха. Не сразу, конечно. Сначала он приводит к кризису, во время которого человек задумывается о смысле своего существования, о своих целях и способах их достижения...

Чтобы было более понятно, я расскажу о базовых перинатальных матрицах (БПМ), типичных паттернах переживаний, которые глубоко соответствуют четырем клиническим стадиям биологического рождения. БПМ-I соответствует стадии беременности, когда плод преспокойненько пребывает в материнской утробе. БПМ-II — это начало биологического рождения, когда плод периодически сжимается маточными спазмами.

Сокращения матки ограничивают приток крови, а значит, кислорода, питания и тепла для младенца. БПМ-III — это стадия чудовищной борьбы за выживание, ребенок подвергается сокрушительному механическому давлению, испытывает недостаток кислорода и удушье.

Эти две базовые перинатальные матрицы — БПМ-II и БПМ-III — обеспечивают весь символизм агрессии… (Станислав Гроф.) — Именно здесь находятся корни агрессивности человека? (Аполлон.) — Да. Мощная перинатальная энергетика никуда не девается, ведь энергия не исчезает. На протяжении всей жизни человек испытывает бессознательную потребность освободиться от гнетущих и сковывающих его последствий родовой травмы. Свои внутренние проблемы человек переносит во внешний мир. Основной принцип, утверждающий, что для установления гармонии необходим бурный насильственный переворот, вполне отчетливо отражает динамику внутренней трансформации, связанную с процессом смерти-возрождения. Эта программа психологически верна, если применяется к процессу внутренней трансформации, но абсолютно не подходит под рецепт социальной реформы.

Военные конфликты, революции и тоталитарные системы произрастают из перинатальных корней. Сталинские и фашистские концлагеря — яркое, буквальное и реалистическое отражение кошмарного символизма негативных перинатальных матриц в материальном мире. Неукротимая ярость и патологическая злоба офицеров СС и следователей НКВД, их изощренная жестокость и безмерное стремление издеваться, унижать и пытать… То, что психика пациентов извлекает из богатых запасов бессознательных матриц в форме внутреннего опыта и символических образов, в концлагерях проявилось с устрашающим реализмом.

Журналист Ллойд де Моз изучил речи военных и политических деятелей и другие материалы, относящиеся к историческим периодам, предшествующим большим войнам и революциям. Он поразился обилию речевых оборотов и образов, связанных с биологическим рождением. Тот факт, что массы эмоционально реагируют на речи такого рода и неспособны увидеть их явную иррациональность и абсурдность, выдает всеобщую уязвимость в области перинатальной динамики. Во время войн и конфликтов народы действуют, исходя из коллективной фантазии о своем рождении. (Станислав Гроф.) — Значит, заявления политиков об удушье, сдавливании и отсутствии жизненного пространства должны расцениваться как указание на то, что человек, произносящий их, нуждается в осознанном прохождении родового канала, а не восприниматься как призыв к праведной войне? (Аполлон.) — Именно так. Человек должен осознанно перейти от негативных перинатальных матриц к позитивной БПМ-IV. Мучительный процесс борьбы за рождение подходит к концу, продвижение по родовому каналу достигает кульминации, и за пиком боли, напряжения и сексуального возбуждения следует внезапное облегчение и релаксация.

Человек рождается. (Станислав Гроф.) — Осознанное прохождение родового канала — это современный способ смерти возрождения. Прямое эмпирическое столкновение с перинатальным и трансперсональным уровнями бессознательного пробуждает духовность… Это то, что мне надо. (Аполлон.) — Человек, соприкоснувшийся с этими уровнями психики, естественным образом вырабатывает новое мировоззрение, он глубоко осознает свое единство с миром, свою собственную значимость и великое разнообразие мира. Злобная, разрушительная и садистская жестокость — великая проблема человечества — может быть перенаправлена и преобразована в духовную энергию созидания и творчества. (Станислав Гроф.) Совет богов и покровителей героев Задача была поставлена. Способ решения был найден. Оставались кое-какие нюансы… Аполлон решил пообщаться с интересными ему людьми.

На Совет Аполлон пригласил уже известных читателю Эриха Фромма и Станислава Грофа, а также американского мифолога ирландского происхождения Джозефа Кэмпбелла*, индийского мистика Раджниша Ошо*, английского психолога Роберта Алекса Джонсона*, американского акушера-гинеколога Кристиан Нортроп*, специалиста по карме, петербургского психолога Эль Тат*, психолога и доктора психотерапевта Андрея Курпатова*.

*В 1949 году Джозеф Кэмпбелл написал исследование мифов народов мира «Тысячеликий герой», в котором связал воедино первобытные ритуалы и путешествие героя. Знаменитые «Звездные войны» Джорджа Лукаса, которые вышли на экран в конце 70-х годов, основаны на его идеях.

*Раджниш Ошо — индийский мистик и бунтарь. Ошо не верит никаким религиям, теориям и правилам, поэтому его называют «самым опасным человеком со времен Иисуса Христа». В 1966 году Раджниш Ошо оставил университетскую кафедру философии и полностью посвятил себя распространению искусства медитации и своего видения нового человека: Зорбы-Будды, синтезирующего в себе лучшие черты человека Востока и Запада, греческое жизнелюбие Зорбы и духовное сознание Будды.

*Роберт Алекс Джонсон, применяя юнгианский подход, исследует в своих книгах мужскую, женскую психологию и психологию отношений между мужчиной и женщиной.

*Доктор Кристиан Нортроп разработала новый подход к здоровью: чтобы восстановить пошатнувшееся здоровье, женщине иногда достаточно просто переменить образ жизни, не прибегая к медицинской помощи.

*Уникальная система самопознания, созданная Эль Тат, привела автора к открытию девяти архетипов (человеческих прообразов), которые включают в себя все многообразие человеческих характеров.

*Андрей Курпатов — создатель современной модели психологии и системной поведенческой психотерапии, основанной на трудах российских ученых И. М. Сеченова, И. П. Павлова, А. А. Ухтомского, Л. С. Выготского.

Жили ли эти люди в настоящее время на земле, были ли они молодыми или старыми, уже умерли или еще даже не родились, не имело для Аполлона, пронзающего своими стрелами время и пространство, особого значения. Обзор современных научных мнений по тематике заседания Аполлон поручил Секретарю Зевса. Этот зануда умудрялся делать неплохие обзоры.

Но говорить о ненависти и любви и не пригласить на Совет богиню любви, прекрасную Афродиту, было бы некорректно. И хотя взгляды Аполлона и Афродиты практически на все вопросы были диаметрально противоположными, Аполлон встретился с богиней.

… — Неужели ты готов признать, что только любовь может разрешить проблему человеческой агрессивности?! Не верю собственным ушам, — рассмеялась красавица Афродита.

— Я понимаю, как научиться любить самому… Но как научить любить кого-то другого? (Аполлон.) — У тебя есть Герой, демоническая душа которого в предыдущих воплощениях любила только себя. Значит, надо найти Героиню с ангельской душой, которая в своих предыдущих воплощениях жертвовала собой ради других. Эти души, как магнит, потянутся друг к другу. Вот и пусть учатся «любить ближнего как самого себя».

(Афродита.) — Это гениальная идея, Афродита… (Аполлон.) — Что же в этом удивительного? Это же моя идея. (Афродита.) … Совет богов и покровителей героев состоялся в Небесном зале заседаний, под открытым небом, в саду горной долины. Фрукты, которыми были усыпаны ветки деревьев, источали медовые ароматы. Радостно пели экзотические птицы, летали по своим делам пчелы и бабочки, а с гор, окружавших сад, струились винные водопады….

Все, кроме Афродиты, собрались в назначенный час. Мужчины были в черных брюках и белых рубашках, женщины — в вечерних платьях. Аполлон сделал так, чтобы в настоящий момент всем гостям был лет по тридцать… Афродита, богиня красоты, любви, смеха и брака, опаздывала.

— Приветствую вас, уважаемые гости! И благодарю вас за то, что вы откликнулись на мою просьбу, отложив свои дела, — обратился к собравшимся Аполлон. — Вы уже посмотрели многосерийной «боевик» о предыдущих воплощениях нашего Героя, подготовленный Секретарем Великого Зевса, и знаете, что наше заседание будет посвящено проблеме человеческой агрессивности. С вашей помощью я надеюсь эту проблему разрешить. Разумеется, в частном порядке. По моей просьбе Секретарь Зевса подготовил обзор научных мнений по вопросам, которые здесь будут представлены… (Аполлон.) — Это мнения квантовых физиков и мистиков;

биологов и медиков;

психологов и энергетических целителей;

людей, специализирующихся на философских проблемах квантовой механики и философии времени и пространства.

Одна из центральных тем человеческой истории — агрессивность к другим расам, нациям, религиям, к другим людям, к близким родственникам, к детям, к самому себе...

(Секретарь Зевса.) — Мир страдает от избытка мужской энергии. Отсюда — напряженность, соперничество, зависть, конфликты и войны. Это западный образ жизни. Запад — агрессивен, Восток — пассивен… (Ошо.) — Но мир един. И если Запад вооружается, то и Восток вооружается… (Эрих Фромм.) — Человек всегда был агрессивен. Человек — это животное. (Секретарь Зевса.) — Но животные не устраивают войн… (Эрих Фромм.) — Видимо, они не настолько глупы. Конечно, они дерутся. Но вы когда-нибудь видели, чтобы все вороны Востока дрались со всеми воронами Запада?! (Ошо.) — А вот, кстати, и наш Герой, — улыбнулся Аполлон, — все-таки решил уделить нам внимание.

Все присутствующие непроизвольно вздрогнули и вжались вглубь своих кресел. К уважаемому Собранию приближался черный зверь неизвестной породы, обросший густой шерстью. Передвигался он на двух ногах, очень уверенно и при этом нахально улыбался огромной пастью, из которой торчали клыки и сигара.

Аполлон указал зверю на клетку. В клетке стояло такое же удобное кресло, как и у всех остальных гостей.

— И почему я должен сидеть в клетке?! Все души равны перед богом. (Демон.) — Все мужчины пришли в белых рубашках и в галстуках, а ты в шерсти, с клыками и с сигарой. (Аполлон.) — Каждый волен принимать тот облик, который ему нравится. (Демон.) — Если ты не будешь курить во время заседания и гарантируешь безопасность моих гостей… (Аполлон.) — Они будут говорить обо мне гадости, а я должен гарантировать их безопасность?! Нет уж, я лучше посижу в клетке. Курить, так и быть, не буду. Посплю.

(Демон.) — Это твой выбор. (Аполлон.) — Впечатляет, — сказал Джозеф Кэмпбелл о Демоне.

— Да, — согласился с ним Аполлон.

— Надо было растереть его в звездную пыль и все! — сам себе, под нос, пробурчал на греческом языке Секретарь.

— Мы живем в удивительное время смены парадигм*, — укоризненно покачал головой Аполлон, бог света и предсказатель будущего, глядя на Секретаря, — когда происходят значительные изменения человеческого восприятия окружающей действительности… — Согласно парадигме Ньютона, Вселенная представляет собой механическую систему, состоящую из твердых материальных элементов. Реальным считается лишь то, что может быть измерено. Время течет из прошлого через настоящее в будущее. Человек разделен на тело и сознание. Только вот сознанию места в этой парадигме не нашлось… Загрязненные океаны, отравленный воздух, вырубленные леса. Голод, эпидемии, войны.

Оружие, способное стереть цивилизацию с лица земли… (Станислав Гроф.) *Парадигма — набор убеждений, ценностей и техник, разделяемых членами данного научного сообщества. Она имеет относительную природу и не является точным описанием реальности. Это всего лишь наиболее широко принятое представление о реальности.

— Ценности общества определить очень легко: это то, на что тратится большая часть государственного бюджета. В наше время, это — война. (Кристиан Нортроп.) — Огромное число специалистов работает на военно-промышленный комплекс, используя огромный творческий потенциал для создания все более изощренных орудий массового уничтожения. Сегодня с помощью оружия можно уничтожить Землю семьсот раз. Семь раз еще понятно: пара хитрецов умудриться выжить, но семьсот раз?! (Ошо.) — Да, ньютоновская механистическая парадигма доживает свой век. Почти всем уже понятно, что жизнь, конечно, могла случайно зародиться в первозданном океане, но с той же долей вероятности, с какой ураган, пронесшийся сквозь гигантскую помойку, случайно соберет «Боинг-747». (Станислав Гроф.) — В начале двадцатого столетия Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Вернер Гейзенберг, Эрвин Шредингер и другие создатели квантовой теории сказали миру:

физическая Вселенная обладает нефизической природой и, очевидно, порождена полем, даже более тонким, чем энергия, — полем, похожим на информацию, разум или сознание.

Современная физика пересматривает взгляды на Вселенную. (Секретарь Зевса.) — Корни классической физики следует искать в греческой философии шестого века до новой эры. Греческая культура не делала различий между наукой, философией и религией. Термин «физика» означает стремление постичь истинную природу вещей.

Греческие атомисты провели разграничительную линию между духом и материей.

(Аполлон.) — В семнадцатом веке Рене Декарт полностью разграничил материю и дух, а Исаак Ньютон построил на этом разделении механику, которая стала фундаментом классической физики. Каждую человеческую личность теперь стало возможно разделить на бесчисленное количество атомов. Благодаря этому дуализму мы воспринимаем мир как множество отдельных вещей и событий. Общество люди делят на расы, нации, религии… (Секретарь Зевса.) — А восточные мистики считают Вселенную единой и целостной, а все предметы и явления — взаимосвязанными аспектами единой реальности. (Ошо.) — Согласно теории относительности, пространство и время образуют четырехмерный пространственно-временной континуум. Из-за гравитации пространство вокруг планет и звезд искривлено. Поскольку время не может быть отделено от пространства, присутствие вещества оказывает воздействие и на время. Поэтому в разных частях Вселенной время течет с разной скоростью. (Секретарь Зевса.) — Пространство и время — интеллектуальные понятия, а значит, они относительны, ограничены и иллюзорны. Будда говорил: «Прошлое, будущее, физическое пространство, личность — все это лишь имена, формы мышления, слова, искусственная вымышленная действительность». (Ошо.) — Квантовая теория свидетельствует о принципиальном единстве Вселенной.


Современная наука вообще считает все границы условными. Теория поля предполагает, что частицы могут спонтанно возникать из пустоты и снова исчезать в ней.

Трансперсональные переживания, преодолевающие пространственные барьеры, вполне согласуются с теорией информации и теорией систем. Специальная теория относительности при определенных обстоятельствах допускает обратный ход времени.

Квантовый физик Дэвид Бом, ученик и последователь Эйнштейна и нейрофизиолог Карл Прибрам пришли к выводу, что материальный мир не имеет собственной реальности, а является проекцией глубинного уровня мироздания, то есть Вселенная представляет собой гигантскую голограмму. Подобно тому, как каждый кусочек голограммы содержит в себе изображение целого, каждая часть Вселенной содержит в себе всю Вселенную. Мы можем побывать и в прошлом, и в будущем, и где угодно, поскольку и прошлое и будущее уже присутствуют в каждой частичке времени и пространства. (Секретарь Зевса.) — Вселенная — это набор взаимоотношений, который в буддизме называется космической сетью, в которой все вещи и явления взаимодействуют друг с другом бесконечно сложным образом. А конечным звеном цепочки процессов всегда будет человеческое сознание. (Ошо.) — Сознание — это одна из фундаментальных составляющих реальности, такая же, как пространство, время и материя. Во Вселенной, в которой все вещи бесконечно взаимосвязаны, взаимосвязаны и сознания всех людей.

Люди ведут себя в соответствии со своими представлениями о том мире, где они живут. Если люди — это машины, то это одно, но если мир вокруг нас живой и все в нем взаимосвязано… В Средние века считалось, что Земля плоская и, дойдя до края, можно свалиться в бездну. Такие представления не побуждали людей к путешествиям. Сейчас же совсем другое дело… Представления о добре и зле сформировались под влиянием культурных ценностей и соображений политической целесообразности. Это действительно ваши личные ценности — убивать мирных людей и загрязнять окружающую природу? Это ваши личные ценности?!

Пришло время выйти за пределы ценностей, основанных на представлении о добре и зле, и перейти к системе ценностей, основанной на требованиях личной эволюции каждого отдельного человека. Потому что эволюция не может быть навязана извне. Она идет изнутри. Эволюция для отдельно взятой личности — перерасти те пристрастия, которые толкают ее к насилию! Ты хочешь, чтобы эволюционировало человечество в целом? Начни с себя — научись терпимо относиться к своим близким и к людям, окружающим тебя. Если не можешь даже ТЫ, как же смогут все остальные? А если сможешь даже ТЫ, то точно смогут и все остальные! (Аполлон.) — Как будет называться наш роман? (Роберт Джонсон.) — Принцип Солнца. Но первую часть его часть мы назовем Принципом Неопределенности. Для Героини этот роман будет испытанием души, если, конечно, мы найдем Героиню, для Героя — адской мукой, как говорил Генрих Гейне, огнем, возрождающим душу, а для Афродиты, великой богини любви и красоты, — еще одной победой. Только вот где же Афродита? (Аполлон.) Заставить Афродиту приходить на заседания Совета по воплощениям вовремя, было сложно: у прекраснодивной Афродиты были куда более важные дела. Поэтому души, которые воплощаются в тела людей на земле, так редко получают своим предназначением любовь. Душа получает на земле профессиональный опыт, опыт общения, дружбы, успеха и предательства, подлости и самопожертвования — всего, чего пожелает. Но чтобы главным предназначением души стала любовь, непременно нужна Афродита, ветреная богиня любви.

Заставлять кого-то что-то делать — занятие бесполезное. Тем более Афродиту, воинственную и коварную, отказавшую в любви самому царю богов, громовержцу Зевсу.

Но Афродита, как и положено богине, была ответственной.

— Я здесь, здесь, — в зал заседаний под открытым небом влетела дивная красавица в благоухающих прозрачных одеждах, окруженная ароматом роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов и лилий. Афродита принесла с собой трепет страсти и дуновение нежности, и все находящиеся в зале заседаний мудрые мужи забыли, зачем они позвали ее.

— Господи, кто это? — c сожалением взглянула милосердная Афродита на демоническое существо, спящее в клетке, сопевшее, хрюкавшее и вздрагивавшее во сне.

Демон, как и обещал, заснул под умные речи экспертов-покровителей… Но при появлении Афродиты проснулся и теперь смотрел на прекрасную богиню, вожделенно улыбаясь.

Бесстрашная Афродита вошла в клетку к чудовищу, протянула руку к его сердцу, считала информацию о его воплощениях и покачала головой.

— Поможешь, великая Богиня? — дружно спросили Афродиту все присутствующие в зале.

— Конечно, я же против насилия в любой его форме. (Афродита.) — Имейте в виду, уважаемая Афродита, этот субъект неизлечим... (Секретарь Зевса.) — Ну, это мы еще посмотрим, — улыбнулась Любовь, царящая над миром.

Сколько раз слышала она это «неизлечим»… Своей нежной рукой богиня потрепала чудище за ухо. Любовное желание охватило монстра, он превратился в огромную черную пантеру и присмирел у ног Афродиты.

«Нет зверя настолько дикого, чтобы он не отозвался на ласку», сказал бы по этому поводу Эразм Роттердамский, гуманист эпохи Возрождения, — рассмеялся Аполлон.

— Пошли со мной, исчадие ада, — сказала Афродита, и монстр беспрекословно подчинился.

Влетев в просторный Небесный зал ожидания, где в очереди за воплощением на землю стояли души, Афродита громко воскликнула: — Эй, уважаемые! Кто хочет получить в дар от меня Любовь?

Души испуганно отступили от богини, дарующей любовь. Любовь опасно выбирать своим предназначением. Очень опасно. Любовь не позволяет притворятьcя и лицемерить, она непредсказуема, нерациональна, а тут еще такой субъект… Только маленький белокурый Ангел в розовом платьице с розовыми крылышками подошла к богине. Афродита улыбнулась.

Доброе сердце Ангела учащенно забилось от жалости, как только она увидела черную пантеру. Зверь выглядел таким несчастным и неухоженным: глазки у него были красными и воспаленными, шерсть не блестела, ногти на лапах были грязными и нестрижеными… «Видимо, некому привести его в порядок», — подумала Ангел.

— Что это еще за малолетка? — заинтересовался Демон.

— Ты знаешь, что дар мой тяжел, как крест? — спросила Афродита Ангела.

— Знаю, конечно, знаю, — Ангел погладила огромную черную пантеру по голове.

В ответ раздался хриплый рык сквозь двойной ряд огромных белых зубов.

«И зубки нечищеные… И вести себя совсем не умеет! Нужно будет проявить недюжинное терпение, чтобы сделать из него человека…» (Ангел.) — Барби, руки убери, прическу испортишь, — прорычал, довольно миролюбиво, Демон.

— Ты разве не боишься его? (Афродита.) — Боюсь, но не совсем боюсь. (Ангел.) — Его душу ждет насильственное воплощение. (Афродита.) — Разве такое возможно? — прошептала Ангел, и в ее больших изумрудно-синих глазах заблестели слезы.

— В самом крайнем случае возможно. (Афродита.) — Что же такого ты умудрился натворить, чтобы так прогневить богов?! — спросила Ангел у Демона.

— Ты на меня голос вздумала повышать? Да ты кто такая?! (Демон.) — Справедливая и милосердная Афродита, ведь ты не позволишь так наказать его?

Ты же видишь, он просто невежественный и невоспитанный. (Ангел.) — Ты можешь его спасти. Я могу подарить тебе любовь. Какую цену за мой дар ты сочтешь приемлемой? (Афродита.) — Любую, какую ты назовешь, мудрая Афродита. (Ангел.) — Двадцать семь лет ожидания. (Афродита.) Аполлон, бог гармонии, космической и человеческой, вошедший вслед за Афродитой в Небесный зал ожидания, удивленно посмотрел на богиню: — Многовато, однако, по земным меркам двадцатого века. Там теперь любовь длится не больше года, как период гона у животных...

— Двадцать семь лет в самый раз. Тут дело серьезное. Торопиться не надо.

(Демон.) — Если он согласен, то и я согласна, — ответила Ангел, зачарованно глядя на хитро улыбающегося черного монстра.

«Вот что значит мужская харизма, — подумал Демон, — даже ангелы тают…»

«Я просто обязана его спасти, просто обязана! Этому я посвящу всю мою будущую жизнь», — решила Ангел.

— Ну что, Демон насилия, ты определился: в Тартарары или в крепкие руки любящей женщины? — поинтересовался Аполлон.

— «Не судите, и не будете судимы;

не осуждайте, и не будете осуждены;

прощайте, и прощены будете, давайте, и дастся вам… Ибо, какой мерою мерите, такою же отмерится и вам»,* — улыбаясь, ответил солнечному Богу Демон.

*Надо сказать, что герои нашего романа-истории любят цитировать высказывания известных людей. В данном случае — Новый завет, Евангелие от Луки, гл. 6, ст. 37, 38.

— Да никто тебя не судит, не сочиняй. Боги не наказывают за негативные действия, просто человек должен узнать и другую сторону своей души, светлую. Душа должна испытать весь спектр человеческих эмоций… Что я еще могу тебе предложить?

После столь мрачных реинкарнаций могу предложить быть женщиной, любвеобильной, сексуальной женщиной… (Аполлон.) — Шлюхой что ли? Нет, женщиной я не буду! Это вопрос принципа. Я согласен любить эту дурочку, — Демон мотнул головой в сторону Ангела, — но на определенных условиях.


— Ты еще условия выдвигаешь? А ты, однако, наглец. (Афродита.) — Подробности обсудим в Зале Заседаний. Нас ждут. (Аполлон.) Боги и Герои вернулись в Зал Заседаний. Эксперты-покровители стоя приветствовали бесстрашного Ангела.

… — Аполлон, ты обещал принять мои условия, — напомнил Демон, когда все уселись на свои места.

— Я не обещал. Но мне любопытно, каковы твои условия? (Аполлон.) — Ну, во-первых, бабы и сексуальные извращения. Без ограничений. Тысяча девственниц, тысяча наложниц, гарем на тысячу мест, — Демон зажимал пальцы с огромными загнутыми когтями на своей левой руке.

— Я не понял, сколько всего должно быть женщин: тысяча, три тысячи или «без ограничений»? — уточнил Аполлон.

— Без ограничений, но не меньше трех тысяч. (Демон.) — Не вопрос, — сказал Аполлон. — Что, во-вторых?

— Во-вторых, пища и возбуждающие средства. Столько, сколько захочу. В третьих, деньги, чтобы всегда хватало на все вышеперечисленное. Да, и никакой религии!

Терпеть не могу занудства! Прошу прощения, Господи, — Демон выразительно посмотрел вверх.

— Милый Ангел, что ты ответишь на этот бред? (Афродита.) — Можешь вообще-то отказаться, пока не поздно… (Аполлон.) Маленький Ангел была спокойна, как лилия на водной глади озера, на берегу которого медитировал Будда. Она подошла к Демону, сняла с себя золотой шелковый поясок и надела его на шею своему зверю: — Я думала, ты что-нибудь оригинальное придумаешь. На Земле заканчивается двадцатый век, люди в космос летают, погружаются в глубины своей души, а у тебя в голове какое-то Средневековье. Значит так... По поводу первого пункта. Пусть будет так, как ты хочешь, но до тех, пока меня не будет рядом. По поводу вредных привычек — давай договоримся, чтобы без особого вреда для здоровья.

По поводу денег — я не возражаю, пусть будут, но тоже в меру.

Аполлон, ты великий бог, но я знаю, что ты любишь людей и сочувствуешь им, подари ему, пожалуйста, чувство меры, а то с такими запросами он не доживет до нашей свадьбы... У нас же будет свадьба? (Ангел.) — Конечно, будет, и не одна. Какая же жизнь без свадьбы?! (Афродита.) — О’к. Чувство меры — важная вещь. Я попрошу об этом Диониса, бога покровителя виноградарства и винопития. Это Дионис научил людей чувству меры. Пока винопитие остается умеренным и контролируемым, человек пребывает в особом душевном возбуждении, но, если разумная грань нарушена, он впадает в гибельное безумие... Ты не волнуйся насчет излишеств. Его душа имеет богатый реинкарнационный опыт и знает, что все удовольствия мира не принесли ему счастья. Важнее, чем власть над миром, будет для него победа над самим собой. Важнее всех горных вершин для него будет своя маленькая гора на юге, свой дом и свое счастье. (Аполлон.) Ангел поблагодарила Аполлона за чувство меры и за такие оптимистичные прогнозы.

— Хорошо, что нашим Героям будут помогать боги, хотя Герой и не лестно отзывается о богах… (Джозеф Кэмпбелл.) — Какие боги?! Боги давно уже умерли! Я не о присутствующих говорю, — Демон понял, что поторопился c выводами. — На земле люди давно считают, что боги умерли.

— Боги — не умерли, просто для современного человека и боги и демоны перестали существовать, а вот психологические проблемы остались… Человек теперь не верит ни в мифы, ни в сказки, зато он ходит на прием к психотерапевту. На самом деле боги — не умерли, просто они стали невидимыми и уступили место человеку. И теперь человек сам должен решать главную свою задачу — совершенствовать свой дух.

Божества мифов во все времена играли роль моделей, показывали людям образцы жизненных сценариев. Мифы говорили, что если вы общаетесь с миром тем или иным способом, то находитесь под защитой Афродиты, или Аполлона, или другого божества.

Аполлон и Афродита — какой замечательный тандем! Мужское духовное самосовершенствование, выраженное в знаменитой дельфийской формуле «Познай себя!», и безграничная сила женской любви. Мужская активная энергия, преобразующая окружающий мир, и женская внутренняя мудрость, вдохновляющая мужчину на подвиги… (Джозеф Кэмпбелл.) — Времена мифов и героев тоже канули в лету! (Демон.) — Что ж, здесь вы правы. Такова была модель в древние времена. Сейчас у нас такой модели нет. Я воспринимаю настоящее как свободное падение в будущее. Нас ничто не направляет. Но даже сейчас вы вполне в состоянии найти проводника. Им может быть некая личность, которая в юности казалась вам благородной, прекрасной и достойной подражания. Им может быть не человек, но путь: вы можете жить ради счастья.

Я, к сожалению, не физик, не знаю, что такое бытие, и не знаю, что такое сознание.

Но я знаю, что такое счастье: это чувство присутствия, глубокое ощущение, что вы делаете именно то, что должны делать, чтобы быть самим собой. Следуйте за своим счастьем. Если вам удастся обнаружить свой внутренний источник счастья, оно останется с вами. (Джозеф Кэмпбелл.) — Ну, до счастья здесь далеко… Вы же смотрели фильм о прошлых воплощениях Героя? Он придет на землю с тяжелейшим кармическим грузом... (Секретарь Зевса.) — А я не считаю, что мы обязательно имели опыт предыдущих жизней. Теория перевоплощений говорит лишь об условности разделений и границ во Вселенной.

(Станислав Гроф.) — А что такое карма человека? (Ангел.) — Скорее всего, это то, что в своих прошлых воплощениях человек не захотел понять и принять, и теперь жизнь объясняет ему это в более жесткой и наглядной форме.

(Эль Тат.) — В какой стране мы родимся, солнечный бог? В Индии или в Китае, в Америке или в России? (Ангел.) — Выбирай, — предложил Аполлон Ангелу.

— Где же там гаремы, в коммунистической России?! — Демон не верил собственным ушам. — Я выбираю Арабские Эмираты.

— А я Россию, конечно, Россию! — обрадовалась Ангел. — Эту страну ждут великие изменения. Нет ничего интереснее для души, чем жить в эпоху перемен. (Ангел.) — Она — больная! Здесь столько докторов, кто-нибудь может ее вылечить?

(Демон.) — Быть тебе, Дмитрий, в детстве пионером, а не сыном шейха, — придумал Аполлон имя своему подопечному.

— А потом кем я буду? Героем социалистического труда? В СССР же нет секса!!

(Демон Дима.) — Кем ты будешь, я не знаю, это — по обстоятельствам. А секс есть везде и всегда, не преувеличивай. (Аполлон.) — А мое имя? Как будет мое имя? (Ангел.) — Тебя будут звать Оленька, — сказал Аполлон, — ты что-то хочешь добавить?

— Да. Спасибо большое за такое красивое имя, — ангел Оля улыбнулась Аполлону. — Надо, чтобы Диме не было скучно, внести элементы творчества в его жизнь.

Пусть в его жизни будут мифы и приключения, друзья, путешествия и книги, много детей и животных, вечная стройка, тантрический секс и медитация...

Присутствующие в зале Заседаний засмеялись. Ошо наклонил голову в знак своего расположения: ему определенно нравились Герои.

— Я не понял, что ты сказала?! Какие ограничения? Какие дети?! — Дмитрий готов был убить ее прямо сейчас, не дожидаясь воплощения. — Я хочу, чтобы моя жизнь была полна приключений и опасностей, и я не позволю тебе мешать мне! — сказал Демон Ангелу.

— А я хочу, чтобы в моей жизни была любовь и рядом со мной был настоящий Герой, который будет заботиться обо мне и о наших детях, — ответила Демону Ангел и топнула ножкой.

— Это несусветная глупость, детская мечта о счастье, которая не может быть воспринята всерьез! — возмутился Демон.

— Ну, почему же не может… Я, например, тоже считаю, что забавная комедия информативнее и интереснее душераздирающей трагедии. (Аполлон.) — Я все равно тебя опять убью, — пообещал Демон Ангелу.

— Это еще раз подтверждает, что главная проблема нашего романа — психологическая проблема преодоления ненависти любовью. (Аполлон.) — Наш герой, безусловно, ярко выраженный архетип Сета. Потому что он — демон, разрушающий свою душу страхом, гневом, ревностью, завистью, обидой, — Секретарь Зевса посмотрел на Демона.

— Сам ты Архе Тип! — ответил ему Демон.

— Он всегда стремится к обильному, разнообразному сексу с садистскими наклонностями. Ведь это тоже проявление агрессивности? Вы же видели, как перекашивается его морда, прошу прощения, лицо от гнева и ненависти по отношению к женщине, которая отвергает его… Он самолюбив, высокомерен, эгоистичен, агрессивен.

Любит власть и деньги. Абсолютно равнодушен к детям. Все сходится. (Секретарь Зевса.) — Если человек, совершая садистские действия, достигает сексуального возбуждения, он обязательно является носителем садистского характера. Нет такой сферы деятельности, в которой характер человека проявлялся бы точнее, чем в половом акте:

здесь менее всего можно говорить о «заученном» поведении, о стереотипе или подражании... (Эрих Фромм.) — Зато я не страдаю некрофилией… (Демон Дима.) — Все мы страдаем некрофилией. Некрофилия — это любовь к мертвому.

Индустриального человека все больше и больше привлекают исключительно механические, неживые артефакты. Сплошь и рядом встречаются мужчины, которые к своей автомашине питают более нежные чувства, чем к жене. Разумеется, машину нельзя назвать объектом сексуального интереса, но вполне можно утверждать, что это объект любви: жизнь без машины представляется человеку порой куда более невыносимой, чем жизнь без жены. (Эрих Фромм.) — Герой будет Сетом, а Героиня пусть влюбляется в страстных демонических мужчин… (Секретарь Зевса.) — Только вот не надо нам страстных «демонических мужчин». Не надо. Пусть будут любые другие, только не демонические… Потому что если молодая привлекательная особа будет ждать «демонического мужчину», чтобы предаться с ним страстному сексу, то мы получим невроз во всей его красе. (Андрей Курпатов.) — Что получим? (Секретарь Зевса.) — Невроз — конфликт сознания с подсознанием. (Андрей Курпатов.) — Это почему? (Секретарь Зевса.) — Так девочка наша, насколько я понимаю, хорошо воспитана и рассчитывает, что избранник ее тоже будет хорошо воспитан. Но если мужчина «человек во всех отношениях хороший», причем же здесь демонизм? (Андрей Курпатов.) — Тогда пусть он будет Гором, — предложил Аполлон.

— Почему Гором? (Секретарь Зевса.) — Из древнеегипетских архетипов мне больше всего нравится Гор. (Аполлон.) — Главная кармическая задача Осириса — сделать что-то для других. Главная задача Тота — проникнуть в суть вещей, открыть новые законы и передать свои знания людям. Анубис совершенствует свою душу, Сет разрушает все вокруг, а Гор… Гор должен победить Сета в самом себе. Гор — прекрасный мужской архетип… (Эль Тат.) — Что же прекрасного в этом архетипе? Комплекс неполноценности или активная мечтательность? (Секретарь Зевса.) — Слушай, умник, ты бы выбирал выражения. Мне до тебя, между прочим, полпрыжка… (Демон Дима.) — Мечты Гора — не мыльные пузыри. Он обязательно завоюет свое место под солнцем. Он обязательно построит свой собственный мир, где люди будут радоваться жизни. Не важно, каков будет это мир по размеру. Важно, что в нем будет любовь. И тогда свою кармическую задачу он выполнит. (Эль Тат.) — Пусть будет Гор вперемежку с Сетом, так даже интереснее. (Джозеф Кэмпбелл.) — Ну, мы все вперемежку с Сетом. Сет живет в каждом из нас. В каждом из нас идет незримая борьба Гора и Сета. Побеждает Сет — и мы скатываемся в пучину злобы, эгоизма и агрессии. Побеждает Гор… Гор может победить, только развив в себе духовные силы, поэтому у Гора по жизни одна задача — построить себя. (Эль Тат.) — А что может быть важнее?! Пусть его жизнь будет посвящена борьбе, но борьбе не с внешними врагами, а внутренней борьбе созидателя Гора и разрушителя Сета.

— Тогда Героиня пусть будет Хатор - прекрасной богиней красоты и страсти!

Хатор - олицетворенная сила Солнца, яркая, красивая и сексуальная до кончиков пальцев… (Аполлон.) — По-моему, этому типу не надо Хатор… Хатор эмоциональна и импульсивна, как бы чего не вышло… К тому она очень самолюбива, эгоистична, не чувствует чужую боль и чрезмерно самостоятельна. (Секретарь Зевса.) — Помолчи, зануда! (Демон Дима.) — Сексуальная энергия вдохновляет мужчину на подвиги. Это энергия творчества.

Хатор — самый сложный женский характер. (Аполлон.) — Почти и не женский, — вздохнула Эль Тат. — Счастье в любви у такой женщины случается редко. Она может быть счастлива в браке, только если поймет, что на самом деле ей нужно в мужчине.

— И что же нужно такой женщине, если она всего может добиться сама? (Роберт Джонсон.) — Силу духа поставит она на первое место. (Эль Тат.) — Какой путь должен пройти современный Герой? (Станислав Гроф.) — Общая схема путешествия героя такова. Сначала герой, столкнувшись со своей внутренней проблемой, убегает от ее решения и погружается в странствия и приключения.

Периодически, раздираемый противоречиями, он находится «не в себе». В своих многолетних скитаниях он обретает внутреннюю силу, возвращается домой, женится на принцессе и становится богом. (Джозеф Кэмпбелл.) — Как же все-таки быть с религией, если в Советском Союзе религия запрещена?

(Секретарь Зевса.) — Свобода — вот истинная религия. Каждый должен найти истину сам. Я хочу сказать Героям: будьте свободны в своих поступках! Вы будете неоднократно сбиваться с пути, падать, совершать глупости и даже подлости… Учиться можно только на собственных ошибках. Постарайтесь быть сознательными в своих поступках. Наше сознание — это бог внутри нас… Между вами и богом всегда есть непосредственный контакт. Зачем же вам нужны посредники? Общайтесь с богами напрямую. Небольшое сумасшествие не помешает. Будьте язычниками, будьте детьми! (Ошо.) — Но надо же в кого-то верить? (Секретарь Зевса.) — Следуя этикету и правилам приличия, мы не можем говорить об этом открыто, но никто из великих учителей человечества, проповедующих ненасилие, любовь и мирное сосуществование, не достиг успеха. Больше двадцати миллионов людей погибло во время Первой мировой войны. Пятьдесят пять миллионов было убито во время Второй мировой войны. Политики продолжают готовиться к третьей мировой войне. Радует, что человечеству «не светит» четвертая мировая война, потому что, как сказал Эйнштейн, после третьей уже никого не останется. (Ошо.) — К Западу от Персии, в христианстве, иудаизме и исламе, есть незыблемая истина: Бог один, и он всемогущ. Он сотворил этот мир. Эти религии убьют любого, кто скажет: «Я и Бог едины». Иисус сказал это и был убит, за богохульство. Девятьсот лет спустя великий суфийский мистик Мансур сказал то же самое, и его тоже распяли. В восточных религиях, индуизме и джайнизме, богов много, а в буддизме и даосизме — бога нет вообще. Вернее, боги пребывают везде, вся Вселенная проникнута божественным сознанием, а легче всего отыскать бога внутри себя. (Джозеф Кэмбелл.) — Шесть лет Будда пробовал отыскать истину, обращаясь к мудрым учителям, но не нашел ее. Следующие шесть лет он искал истину самостоятельно… В момент своего просветления Будда не обнаружил никакого бога. Вокруг был только солнечный свет.

Поэтому Будда создал религию без бога. Через двенадцать лет он вернулся домой. Слово «христос» означает то же самое, что и «будда», это «тот, кто вернулся домой». Не было нужды в путешествии в горы, никуда не нужно было уходить. Нужно было лишь проникнуть внутрь себя, а это можно сделать где угодно. Будда назвал свою религию путем. Просто идите своим путем, испытывая удовольствие от жизни. (Ошо.) — Что должен сделать современный Герой на земле? (Секретарь Зевса.) — Да как обычно. Он должен принять своего отца, который воплощает в себе непредсказуемый внешний мир. Он должен найти и завоевать свою женщину, чтобы продолжить жизнь на земле. Построить дом, вырастить детей, посадить сад… (Джозеф Кэмпбелл.) — Как не сбиться с пути? (Ангел Оля.) — Не шляться по ночам без фонаря. (Демон Дима.) — Если человек хочет знать, каковы его способности и таланты, ему нужно мысленно вернуться в детство и спросить себя: «Что мне нравилось делать? Кем я хотела стать?» Есть и другой способ. Спросить себя, кем бы я была и что бы я делала, если бы мне осталось жить всего шесть месяцев? (Кристиан Нортроп.) — Нашего Героя ждут настоящие испытания… А как же иначе можно изменить хилотропное сознание на холотропное? (Секретарь Зевса.) — Существует масса способов. Холотропного состояния можно достигнуть при длительной социальной и сенсорной изоляции, пребывая в пустыне, во льдах Арктики, высоко в горах… В Тибете, например. (Станислав Гроф.) — В Тибете очень хорошо. (Ошо.) — Герой может покорить величайшие вершины мира, уплыть в океан, уехать на рыбалку, в конце концов! (Джозеф Кэмпбелл.) — Осознанное прохождение родового канала позволяет изменить хилотропное сознание на холотропное… (Станислав Гроф.) — Можно узнать, чем отличаются эти два слова: хилое тропное и голое тропное?

(Демон Дима.) — В хилотропном модусе сознания (от греч. hile — материя и trepein — двигаться в определенном направлении) человек считает себя физическим телом с определенными границами и ограниченными способностями восприятия действительности. Окружающий его мир обладает ньютоновскими характеристиками: время линейно, пространство трехмерно, события подчиняются закону причин и следствий. Материя обладает плотностью. Два объекта не могут занимать одно и то же место в пространстве. Прошлые события необратимы, будущие — недоступны. Человек не может быть более чем в одном месте одновременно. Целое больше части. Одно и то же не может быть истинным и неистинным в одно и то же время.

Холотропный модус сознания (от греч. hоlos — целое и trepein — двигаться в определенном направлении) предполагает восприятие себя как потенциально неограниченного поля сознания, имеющего доступ к любым аспектам реальности.

Плотность и дискретность материи — это иллюзия. Время и пространство совершенно условны. Одно и то же пространство может в одно и то же время заниматься многими объектами. Прошлое и будущее всегда доступны и могут быть эмпирически привнесены в настоящий момент. Человек может воспринимать себя в одно и то же время в разных местах. Можно быть одновременно и частью, и целым. Одно и то же может быть истинным и неистинным... (Станислав Гроф.) — Как интересно… (Ангел Оля.) — Как, интересно, можно протиснуться в родовой канал и не застрять там?! Вот это действительно интересно. Если меня ожидают такие испытания… Надеюсь, я не буду подвержен хотя бы болезням?! (Демон Дима.) — В болезнях нет ничего плохого. Психосоматические и эмоциональные расстройства — это не неприятности и проблемы, это возможности изменения жизни.

(Станислав Гроф.) — Болезнь — это сигнал нашего тела, что в нашей жизни необходимы изменения.

Люди состоят из энергии. Энергетическая система нашего организма находится в постоянном изменении, и возможности для исцеления присутствуют всегда. Исцеление всегда приходит изнутри. Наши мысли и эмоции создают нашу реальность. Наше сознание формирует и клетки нашего тела, которые полностью обновляются с периодичностью в шесть месяцев. (Кристиан Нортроп.) — Мысли и эмоции — это энергия. Мысли должны быть позитивными. Эмоции должны быть созидательными. Гнев — это негативная энергия. Энергия не уничтожается.

Гнев, агрессивность вызовут нарушения в какой-то части тела и станут болезнью, опухолью. Чтобы этого не случилось, очищайте свое тело от блокировок. Раз в неделю запирайтесь в комнате и позволяйте своему телу делать все, что ему заблагорассудится.

Оно будет скакать, танцевать, кричать, оно будет творить нечто невообразимое… Не пугайтесь. Вы знаете, что делали Будда, Христос, Мохаммед или Махавира, когда уходили в одиночестве в лес или в пустыню? Не знаете? Я тоже не знаю. Но слово «махавира» означает, что все блокировки уничтожены. (Ошо.) — А что скажет современная наука* о теле и болезнях человека? — Аполлон посмотрел на Секретаря Зевса.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.