авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |

«Аннотация к роману-истории «Принцип Неопределенности» Это исследование о том, как можно преодолеть человеческую агрессивность, о современном опыте смерти и возрождения. Это история ...»

-- [ Страница 12 ] --

(Влад.) — В последний раз я видела его летом 1988 года, когда ездила к нему в армию, на день рождения… (Оля.) — А когда ты замуж вышла? (Влад.) — В сентябре того же года. (Оля.) — А Алешка у тебя родился… весной 1989 года? (Влад.) — Ты будешь хорошим руководителем, Влад, у тебя левое полушарие мозга хорошо развито. (Оля.) — Алешка — Димкин сын?! Поэтому ты и вышла замуж за своего профессора? И поэтому ты не можешь выйти замуж за меня? (Влад.) — Да! Если бы это было не так, я бы вышла за тебя замуж. И стала бы, наконец, счастливой! И переехала бы к тебе в этот дивный край. Потому что лучше тебя все равно никого нет на свете. И мне с тобой, правда, очень хорошо. (Оля.) — А он что, не знает, что у него есть сын?! (Влад.) — Нет, — покачала головой Оля.

— Повзрослеет, узнает, придет... Ты этого боишься? (Влад.) — Влад, у нас с ним есть общие знакомые. Он стал совсем отмороженным: деньги, драки, алкоголь... (Оля.) — Это потому, что ты его кинула. Это твоя вина... Что касается меня, то я дзюдо не забыл и Димку твоего не боюсь. (Влад.) … Родители Влада с ужасом ждали развязки: чем все это закончится?

Когда Влад повез Ольгу на вокзал, он ей сказал: — Оль, вот тебе деньги, сними мне квартиру в Москве, недалеко от себя, месяца на три. Три месяца тебе хватит для развода?

— Не надо мне денег. Мой институтский друг уехал учиться в Америку, оставил мне квартиру, чтобы я за ней присматривала. Можешь в ней пока пожить. Ну, если ты обещаешь поливать цветы… (Оля.) — Цветы поливать не отказываюсь. Я сейчас устроюсь на работу, в выходные прилечу к тебе. Ты подумай над моим предложением серьезно. Ладно? (Влад.) — Я подумаю. (Оля.) — А Алешка у тебя классный. Все дело в тебе. Я Алешку буду растить, как своего сына. Только, когда придет Дмитрий… А он все равно когда-нибудь придет, сволочь рыжая! Вопрос в том, с кем ты тогда останешься? (Влад.) … «Вау! У меня любовник, лю-бов-ник, от слова “любовь”», — думала счастливая Оля, когда возвращалась в Москву. Почти как у Гюстава Флобера: «У меня любовник!

Любовник! Наконец-то познает она радость любви, волнение счастья, которое уже отчаялась испытать. Она входила в какую-то страну чудес, где все будет страстью, восторгом, исступлением;

голубая бесконечность окружала ее, вершины чувства искрились в ее мыслях, а будничное существование виднелось где-то далеко внизу, в тени, в промежутках между этими высотами».

«Ну, наконец-то, — думала Оля, — наконец-то и на моей улице праздник! Влад, милый Влад, как же это хорошо, что ты меня не забыл.

Ну и что, ну и что, что я замужем? Я уже устала от этого замужества! C утра до вечера одно и тоже, одно и тоже: квартира-двор, двор-квартира, кухня-свекровь, свекровь кухня, муж-история, история-муж... Я ус-та-ла! А теперь Влад по выходным будет прилетать ко мне! Фантастика!

Аполлон, спасибо тебе огромное, ты — гений человеческих взаимоотношений!

Влад — это то, что мне нужно. Как же он занимается любовью… Наконец-то я почувствовала себя женщиной, любимой, желанной, сексуальной… Только надо мне подумать о заработке, чтобы я тоже могла летать к нему в этот теплый дивный край на самолете, а то на поезде очень долго получается, почти двое суток. Чем бы мне таким заняться?»

Ольга мучилась всю дорогу, но так и не придумала, чем бы ей заняться… Зато она придумала, как потратить свои секретные сбережения на новую одежду, обувь и аксессуары. Мечтать о том, как она будет выглядеть в новой одежде, чтобы свести Влада с ума, было намного интереснее, чем думать о том, как заработать много денег… … Алла Сергеевна встретила Ольгу и Алешку со слезами радости: — Хорошие мои, как же я по вам соскучилась... Думала, не дождусь. Ты по бабушке скучал, солнышко мое?

— Баба, я камуски с моля пливез и лакуски. Мама, где мои лакуски? (Алешка.) — Алла Сергеевна, он килограмм пять камней насобирал. Ему так понравилось море! (Оля.) — Ты купался в море? (Алла Сергеевна.) — Моле… Баба, хотю на моле! (Алешка.) — Ну, подожди-подожди, моряк, поживи с бабулей немного. А в следующее лето опять поедешь с мамой на море. (Алла Сергеевна.) — Как Вы себя чувствуете? — спросила Оля.

— Все хорошо, Оль. (Алла Сергеевна.) — Саша на работе? Я думала, он нас встретит… (Оля.) — Он обещал сегодня пораньше освободиться... (Алла Сергеевна.) Алла Сергеевна все хлопотала вокруг них: и готовила, и кормила, и раскладывала с Алешкой камушки и ракушки в таз с водой… «Влад просто не понимает, что такое семья, — думала Оля. — Вот Алла Сергеевна, она же души в Алешке не чает. А если мы уедем, как она будет жить без нас?»

Почти убийство Подобно своему небесному куратору, сыну громовержца Зевса и нежной богини Лето, многоликому богу Аполлону, Дмитрий, как, впрочем, и любой человек на земле, сочетал в своей душе мрачные и светлые стороны. В его серо-синих глазах отражалось небо мечтой и верой в счастье, ум был полон повседневных забот и многочисленных вопросов, где-то в глубине души расположилась преисподняя с грехами и страхами, там же, глубоко внутри, жила и Любовь. Все в нас.

Молодость — время ошибок. Чтобы взлететь, надо научиться летать. Низко падать — естественная составляющая высокого полета...

Несколько дней назад случилось что-то страшное. Во время одной из разборок пьяный Дмитрий достал пистолет и выстрелил в человека… Андрей привез его на съемную квартиру и предупредил: — Cиди здесь, тише воды, ниже травы. Дай бог, все утрясется! Продукты и водку я тебе привез. Из дома — не выходи! Ты понял меня?!

— Понял. Ты меня сам не сдай. (Дима.) — Если бы я там был один... (Андрей.) Три дня Дмитрий, чтобы не выходить из дома, пил водку, ел копченое мясо, маринованные огурцы и колбасу с хлебом. На четвертый день он проснулся с тяжелой головой и увидел Аполлона. Пол протянул ему бутылку холодной водки.

Придя в себя, Дмитрий сказал: — Привет, Пол. Хорошо, что ты прилетел. Хотел тебя спросить: ты какой бог — добрый или злой?

— Союз «или» в данном вопросе следует заменить на «и». (Пол.) — И что тогда? (Дима.) — И тогда вопрос станет ответом. Добрый и злой. Мрачный и светлый. Мне везде хорошо: и на небе, и на земле, и в преисподней. И хотя я обожаю солнечный свет, но я не против темного и слепого экстаза.

Дим, может, ты в магазин сходишь? Это последняя бутылка водки, и продукты закончились... (Пол.) Дмитрий подошел к окну: — Совсем не хочется мне никуда идти, там жарко...

— Вот и хорошо, что жарко. И купи мне, пожалуйста, пивка. (Пол.) — Как меня достали эти «изменения в природе»: то полгода мороз, то дождь и слякоть, а летом такая жара, что из дома выходить не хочется... (Дима.) — А мне твой город — нравится. Особенно в августе, когда «золотая дремотная Азия опочила на куполах», и русский поэт Есенин мне нравится. Да и потом, не во всех городах мне ставят памятники, тем более на Театральной площади. (Пол.) — А где там твой памятник? — удивленно спросил Дима.

— Дим, ты, может быть, и что такое Мусагет, тоже не знаешь? — вопросом на вопрос ответил Аполлон.

— Аполлон, давай я лучше за пивом схожу, сейчас только побреюсь, чтобы менты меня не загребли. (Дима.) — Скажи мне, а чем ты в школе занимался? — спросил Пол Диму, который пытался привести себя в порядок.

— Ольгой. Все время смотрел на нее и раздевал ее в мечтах. (Дима.) — Лучше бы дети в ваших школах учились голыми. Они бы быстро привыкли друг к другу и хоть что-нибудь запомнили из того, что написано в учебниках. Будешь в следующий раз стоять в пробке, на Театральной площади, высуни свою рыжую бестолковую голову в окно и внимательно посмотри на портик Большого театра: там именно я изображен на квадриге лошадей. (Пол.) — А «Мусагет» что такое? (Дима.) — Это профессия моя. Аполлон Мусагет — предводитель муз, бог искусства, поэзии и музыки. Иди за пивом. Мне — ящик «Эфеса». (Пол.) Дмитрий съездил на такси в ближайший магазин.

… — Аполлон, ведь ты же спасаешь людей, даже совершивших убийство, а я же вроде, того… не до конца его убил? — спросил Дима, когда они сидели за столом.

— Твое счастье, Дим. Я смотрю, Эринии с бичами и змеями совсем замучили тебя?

— посочувствовал Диме Аполлон.

Иллюстрация 7. Дима: муки совести. Вильям Адольф Бугро. «Муки Ореста/Орест, преследуемый Эриниями»

— А кто такие Эринии? (Дима.) — Эринии — богини мщения, безобразные женщины, от которых веет пронзительным холодом. Бррр, — вздрогнул Аполлон. — Они преследуют и наказывают того, кто нарушил моральные законы, не дают ему ни минуты покоя и терзают его угрызениями совести.

— Нет, Пол, совесть у меня молчит… Просто я ужасно боюсь последствий. (Дима.) — Звучит, конечно, пошло, но зато честно. (Пол.) — Пол, я не хотел в него стрелять… Это даже был не я. Не совсем я... Знаешь, какая-то зверюка в последнее время просыпается во мне и творит всякие пакости… (Дима.) — Я знаю, Димон. Это Сет в тебе пробуждается. (Пол.) — А кто такой Сет? (Дима.) — Согласно древнеегипетской мифологии, в душе каждого мужчины живут пять мужских архетипов: Осирис, Тот, Анубис, Гор и Сет. Осирис является символом созидательной деятельности. Тот — бог знаний и мудрости, он любит порядок и стремится к совершенству. Анубис — романтик, мечтатель и поэт. Гор олицетворяет собой разумную природу человека, а Сет… Сет — это воплощенное зло, демон, разрушающий душу человека. Это источник всех негативных человеческих эмоций:

страха, ненависти, ревности, обиды… Расскажу тебе об одном моем друге. По вечерам он пьет немного, потому что учится в институте, а вот по выходным оттягивается на «полную катушку». Когда напивается, возбуждается, ругается матом, не прочь подраться и доказать тому, кто подворачивался под руку, что он «крутой». Те, кто знают его давно, предпочитают с ним не связываться: он может и руку сломать, и зубы выбыть… (Пол.) — Перестань, Пол! Мне и так тошно. Не хотел я его убивать! Я его и знать-то не знаю. Я нечаянно нажал на курок. (Дима.) — Кто же, Дим, пьяным оружие в руки берет? (Пол.) — Ну, меня что, теперь… посадят? (Дима.) — Могут. (Пол.) Дмитрий тяжело вздохнул: — Господи… Пол, а ты сам убивал кого-нибудь?

— Дим, ты бы хоть мифы Древней Греции почитал… Такие бестактные вопросы задаешь. Ты про Троянскую войну знаешь, наверное? (Аполлон.) — Точно! Это ты же «замочил» Ахилла. (Дима.) — Нет, дело было не так. Я был на стороне троянцев и направил стрелу Париса в пяту Ахилла — единственное уязвимое место на его теле. Это у тебя целых три «уязвимых места»: беспринципность в денежных вопросах, навязчивое желание подавлять чужое мнение и одержимость сексом без любви. Деньги, власть, секс — классическая триада страстей… (Пол.) — Пол, а из-за чего началась Троянская война, неужели правда из-за бабы? (Дима.) — Парис должен быть выбрать самую прекрасную из богинь: Геру, Афину или Афродиту. Могущественная Гера предложила Парису богатство и власть над всей Азией.

Афина предложила ему ум, красоту и победу во всех состязаниях. А Афродита улыбнулась и предложила ему любовь прекрасной Елены из Спарты. И Парис выбрал Елену.

Когда Менелай узнал о похищении жены, он решил вместе с Агамемноном отправиться на войну против Трои. Так началась Троянская война, в которой приняло участие большинство греческих городов, тысяча двести кораблей и сто тридцать пять тысяч человек. Осада Трои продолжалась десять лет, пока хитроумный Одиссей не изобрел Троянского коня, благодаря которому и был захвачен город. (Аполлон.) — Так, Троянская война — это что, правда? Я думал, это миф… (Дима.) — Так я тоже миф, что же ты со мной разговариваешь и водку пьешь? (Аполлон.) — Пол, ну, не обижайся… (Дима.) — То-то. Миф! Троянская война была историческим событием, имевшим место в двенадцатом веке до новой эры. За образом Елены Прекрасной скрываются богатства Трои, Троады — страны, жители которой тоже были греками, говорили на том же языке, почитали тех же богов и имели те же обычаи. После падения Трои судьба прославленных победителей оказалась не лучше судьбы побежденных... (Аполлон.) — Почему? (Дима.) — Боги разгневались на греков за бесчеловечную расправу над троянцами и обрушили на них ужасные беды: Агамемнон погиб сразу же после возвращения, а Менелай и Одиссей долго скитались по чужим краям… Но тогда, Дим, была война. Это тебе не из пистолета в офисе стрелять по живым мишеням… Знаешь, когда я был еще пацаном, за то, что я убил Пифона — не человека, а чудище поганое, — я пас стада у царя Фессалии Адмета целых восемь лет! (Аполлон.) — Да ты что?! Это же, считай, каторга… (Дима.) — Да нет, там девчонки из местных сел приносили мне еду и все такое… — Пол улыбнулся. — Но самолюбие мое, как ты понимаешь, было ущемлено. И заметь: никто не снимал с меня божественных обязанностей… Насколько я знаю, в России за убийство отправляют не стада пасти… (Аполлон.) — Пол, ведь ты же спасаешь людей, совершивших убийство? Я тебя умоляю, помоги мне… (Дима.) — Дим, не спасаю, а помогаю искупить свой грех через осознание, очищаю душу человека от скверны пролитой им крови. Дело в том, что убийца все равно понесет заслуженное наказание, можешь мне поверить. Я изучал этот вопрос, и за три тысячи лет у меня набралась внушительная доказательная база. Убийца обязательно будет наказан, поэтому людям не нужно брать на себя функцию палачей и совершать новое убийство.

Я лично против и тюремного заключения. Редко приходится видеть, чтобы человек выходил из тюрьмы более милосердным и порядочным, чем входил туда. Да и зачем держать в заточении молодых и сильных мужчин, лишая матерей их сыновей, жен — их мужей, детей — отцов? Совсем другое дело — заставить их выплачивать государству пятьдесят процентов своего дохода в течение энного количества лет. (Аполлон.) Аполлон был богом, но он прожил бурную человеческую жизнь, и не одну. И по собственному опыту он знал, что в молодости очень трудно не совершать плохих поступков. Поэтому он глубоко сочувствовал людям, жалел людей, великодушно брал их под свое покровительство, избавляя от неприятностей. Он был богом, способным не только защищать человека от зла, но и очищать от зла его душу. Он много сделал, чтобы смягчить архаические обычаи в отношении убийц. Ему обязано человечество обрядом очищения убийц.

— А как… искупить грех? Научи меня, — попросил Дима.

— Геракл, например, три года провел в рабстве у одной женщины… Если хочешь, я могу поговорить с Ольгой, может быть, ей нужен водитель? (Аполлон.) — Да ты что, Пол?! Я же считаю тебя своим другом! — Дима подавился копченой колбасой и долго-долго не мог откашляться. Аполлон даже постучал его по спине.

— А ты думал, что все так просто? Можно еще кардинально поменять образ жизни.

В Москве есть не только рестораны и рэкетиры, есть еще музеи, театры, библиотеки… Может быть, тебе устроиться библиотекарем или охранником в консерваторию?

(Аполлон.) Дима понял, что его дела совсем плохи.

— Ты живешь, Дим, как в американском кино: дорогие, угнанные у кого-то машины, проститутки, драки и водка. Хорошо хоть, что ты покупаешь качественную водку. Испугавшись проблем реальной реальности, ты создал себе нереальную реальность… В абстрактной системе можно, конечно, не обращать внимания на последствия своих действий и продолжать наслаждаться жизнью. Однако интересно было бы оценить свои действия с точки зрения других людей… — Перебьются, — сказал Дима.

— …А еще интереснее — с точки зрения приближения к твоей цели. (Аполлон.) — У меня нет цели, Пол. (Дима.) — Совсем хорошо. Куда же тогда ты идешь? (Аполлон.) — А хрен его знает… (Дима.) — Давай договоримся с тобой так. Я тебя спасу, но если это повторится, то ты ответишь в тройном размере: будешь работать у Ольги водителем девять лет. (Аполлон.) — Пол, теперь ты можешь быть абсолютно уверен: это никогда больше не повторится. Обещаю. Теперь я буду стрелять только по нижним конечностям. (Дима.) Бог, властвующий над жизнью и смертью, улыбнулся: — А ты знаешь, почему нельзя убивать людей?

Дима задумался и отрицательно покачал головой.

— Душа убийцы может обрести покой только рядом с жертвой. Таков закон. Но это произойдет, если жертва примет убийцу в свое сердце. (Аполлон.) — Разве это возможно, чтобы жертва приняла своего убийцу?! (Дима.) — Возможно, в этом мире все возможно. На самом деле страдают потомки убийцы, вплоть до седьмого колена. Это правда, это не присказка. Ты же не хочешь, чтобы твои внуки были шизофрениками? (Аполлон.) Дима поморщился.

— Это сейчас у тебя нет внуков, но рано или поздно они обязательно появятся, и ты не представляешь себе, как ты будешь их любить, и как ты будешь страдать, глядя на их мучения... (Аполлон.) — А причем здесь шизофреники? (Дима.) — Шизофреники как раз и умудряются объединить в себе и душу убийцы, и душу жертвы. (Аполлон.) … Через несколько дней к Дмитрию приехал Андрей и сообщил, что потерпевший остался жив, быстро идет на поправку и дело удалось «закрыть» с помощью денег.

— Больших денег, Димон. А твой пистолет я утопил в Москве-реке. (Андрей.) … Ольгино состояние эротической эйфории постепенно сменилось растерянностью...

Ей очень хотелось научиться зарабатывать деньги и чего-то еще, чего она пока не придумала, и ей очень хотелось к Владу. Но как сказать об этом Саше, а тем более Алле Сергеевне? Как сообщить о том, что она решила уехать на юг, своим родителям? Как бросить свой город, где она родилась и выросла, уютное здание университета на Моховой, где она училась на историческом факультете? Как расстаться с городом, где прошло ее детство, и в котором она была когда-то такой счастливой?..

Когда в выходные в Москву прилетел Влад, Оля уже взяла себя в руки, успокоилась и все спланировала. Она сообщила ему, что пока не готова быть его женой, но с удовольствием согласится быть его любовницей.

— Ведь это так здорово, Влад, что я буду твоей любовницей… (Оля.) — Здрасте, Оль… — Влад явно был не готов к такому повороту событий.

— Влад, ты должен меня понять, мне трудно все бросить. Переезжай ты в Москву, здесь я выйду за тебя замуж. (Оля.) — Нет, Оль, там я замдиректора завода. А здесь что я делать буду? Кто я такой в Москве? (Влад.) — А что я буду делать в Лазаревском? Там же МГУ нет, а я учиться хочу, историю изучать. (Оля.) — Ты будешь моей женой. (Влад.) — Дай мне время, мне нужно разобраться в себе! (Оля.) За неделю они так соскучились друг по другу, что пока не стали ругаться.

Глава 11. Чеченские проблемы Неправильная семейная жизнь 24 октября 1990 года была принята Декларация о независимости России, нарушавшая Конституцию страны, таким образом, она была незаконной. Однако она поддерживалась большинством населения, а значит, была легитимной. Легитимность — это готовность подчиняться власти. В России все действия властей всегда легитимны, люди же не выходят на демонстрации: они заняты своими делами.

Вот и Олина семейная жизнь после встречи с Владом стала «неправильной».

Только она не могла с собой ничего поделать. Да и не хотела. Потому что для нее жить, как и дышать, означало только одно: быть влюбленной.

По вечерам Оля училась в Университете на историческом факультете, получала второе высшее образование, днем она гуляла и играла с сыном, читала книги по истории… Параллельно с этими внешними мероприятиями происходила совсем другая жизнь: Оля была влюблена во Влада.

Где-то в глубине своей душе, куда Оля предпочитала даже не заглядывать, она любила своего рыжего Демона. Оля ужасно злилась на него: он даже не попытался вернуть ее, предал ее, в который уже раз! Ни разу не пришел посмотреть на сына. Дурак!

Грубиян. Рыжая сволочь!!!

На самом деле все было, конечно, сложнее. Оля смутно помнила, что это было испытание, дарованное ей Афродитой, прекрасной богиней любви, царящей над миром.

Когда-то оно должно было закончиться. Но вот когда? Этого Оля не могла вспомнить. И чтобы не думать об этом, она должна была быть влюблена. Так советовал ей хитроумный солнечный бог Аполлон, властитель жизни и света.

Когда появился Влад, Олина жизнь стала похожа на сказку: в ней были встречи, путешествия и расставания, будни и праздники. Больше всего на свете Оле хотелось любви — большой, яркой и праздничной. Влад подарил ей именно такую любовь. Он опять влюбился в нее без памяти, как в юности.

Влад был Осирисом. Он радовался жизни такой, какая она есть, переделывал окружающую действительность в соответствии со своими представлениями о ней и получал удовольствие от этой своей грандиозной деятельности. Влад постоянно что-то придумывал, что-то затевал, жил бегом… Ложась спать, он думал, какой он молодец и сколько полезных вещей он совершил сегодня. Засыпая, он думал о том, что будет делать завтра. Просыпаясь, он радостно вскакивал с кровати, осознавая, что его ждут великие подвиги. А еще он вспоминал о своей красавице Ольге, и вокруг него начинала звучать чувственная и эротичная музыка. «Шахерезада» Римского-Корсакова, например.

Как Анубис, Влад был романтиком, но долго летать в мечтах он был не в состоянии, потому что мог сделать мечты действительностью. Как Тот, если было надо, он учился, но лишь для того, чтобы применить полученные знания на практике. Как Гор, он всю жизнь оставался мальчишкой и всеми возможными способами добивался своей цели. Но главное для него было — сделать что-нибудь стоящее, нужное, важное. Он чувствовал себя в ответе за все, что происходило вокруг него.

По будням он работал на своем заводе, причем с таким энтузиазмом, что Александр Иванович не знал, радоваться ему или подыскивать сыну врача. А Владу просто очень нужны были деньги. В пятницу днем он заканчивал свою бурную трудовую деятельность, садился на машину, доезжал до Краснодарского аэропорта, бросал там машину и летел к своей музе, вдохновлявшей его на подвиги. Прилетая к Ольге, он сгребал ее в охапку и с не меньшим энтузиазмом создавал свое личное счастье.

Сначала Влад прилетал к музе в Москву, но потом они придумали, что встречаться где-то посередине между Москвой и Краснодаром намного интереснее. Для Аллы Сергеевны Оля придумала замечательное алиби: она летала в библиотеки, чтобы разыскивать интересные материалы для Сашиных статей, а заодно и для своей будущей дипломной работы.

В тихих провинциальных библиотекам работали замечательные люди. Влад договаривался с ними, брал нужные книги, оставляя в залог Ольгин паспорт, находил большой ксерокс на каком-нибудь местном предприятии и ксерокопировал материалы.

Потом они были абсолютно свободны и целыми днями бродили по незнакомым улицам, где их никто не знал и где они никого не знали. В местном музее им советовали лучшего в городе экскурсовода, они разыскивали его, и он почти всегда соглашался провести для них частную экскурсию. Обедали и ужинали они в старых монастырях или в частных, только появлявшихся кафешках, спали в старых советских гостиницах... Осень, зима, весна. Какая разница? Им всегда было жарко от сумасшедшего секса, и всегда не хватало холодного апельсинового сока.

— Влад, я не совсем поняла, зачем ты купил эти технические приспособления?

(Оля.) — Я сейчас все тебе объясню... (Влад.) — Ой, нет-нет-нет! Не надо это в меня засовывать!!! (Оля.) — Как раз очень даже надо… (Влад.) Надо отметить, что человеческий язык более-менее удовлетворительно описывает явления природы. Физики говорят, что атомную и субатомную действительность язык описывает уже неточно. А вот что касается секса… Сексом надо заниматься, о нем невозможно говорить.

Жалко было расставаться с Владом. Но дома Ольгу ждал Алешка, она привозила ему какие-нибудь необычные подарки, и Алла Сергеевна всегда пекла к ее возвращению пироги.

— Как тут мой маленький сыночек, не расстраивался без мамки? — спрашивала Оля, когда возвращалась домой.

— Маленькие дети, Оля, не умеют печалиться. Они впадают в отчаяние и ярость и крушат все вокруг. (Алла Сергеевна.) — Алла Сергеевна, хотите, я буду брать его с собой? (Оля.) — А я что буду делать? Сидеть одна, смотреть в окно и лить горькие слезы? (Алла Сергеевна.) Теперь, когда у Оли появился Влад, мир казался ей волшебным. Она часами могла строить вместе с сыном крепости и города. Она стала несерьезной мамой, дурачилась и «сама превращалась в ребенка», как говорила Алла Сергеевна.

Когда Оля устроила пересадку цветов, на кухню несколько дней подряд нельзя было зайти. Алешка и Чапа, счастливые и перемазанные в земле, изо всех сил «помогали»

маме. «Алла Сергеевна, вы не волнуйтесь, я потом все уберу!» — кричала Оля.

Алешка, как и мама Оля, очень любил Чапу. Он обожал ходить с мамой в «собачий» магазин. Там они покупали Чапе корм и игрушки. Еще в магазине для животных они покупали книжки, которые Алешка любил слушать, когда ложился спать.

Все было здорово, но весной, когда Алешке исполнилось два года, характер сына стал портиться. Ольге казалось, что он вредничает ей назло, потому что она часто уезжала куда-нибудь с Владом. Сын говорил ей гадости, стал агрессивным, мог даже ее ударить или перестать ее слушаться и устроить показательный концерт. Дома он постоянно хулиганил, пачкался, что-нибудь ломал, и ему никогда не было стыдно. Ему доставляло невероятное удовольствие чем-то постоянно греметь, таскать за собой громоздкие вещи, игрушки и крушить все на своем пути. На улице он обожал плескаться и брызгаться в лужах, пачкаться, гоняться за кошками, птичками и бабочками, кружиться до чертиков в глазах и падать на снег, на асфальт, на траву… Ольга расстраивалась из-за поведения сына и считала себя «очень плохой мамой».

Ей и в голову не могло прийти, что это нормальное поведение ребенка, потому что в этом возрасте он еще не думает о своем поведении. А еще Алешка научился говорить «нет» в ответ на самые заманчивые предложения, нахально улыбаясь своими серо-синими глазами из-под рыжей челки: «Нет, мамочка, я это не хотю и не бу».

… Влад и не заметил, как пролетел целый год, а Ольга так и не развелась с мужем. В июне, когда она сдавала сессию, он закатил по телефону грандиозный скандал, на что невозмутимая муза ответила, что уже совсем скоро она приедет на все лето в Лазаревское… И Оля действительно приехала к Владу в июле 1991 года, когда Саша поехал в очередную археологическую экспедицию.

Всю дорогу из Краснодара в Лазаревское Оля жаловалась Владу, что Алешка стал совсем «неуправляемым». Но на юге сына как будто подменили.

— Моле! — сказал Алешка, увидев море, и в его серо-синих глазках зажглись волшебные огоньки. Он стал идеально послушным, слушался и маму Олю, и Вада, и бабу Сету, и деду Сасу. Только бы они возили его на море!

Дедушка Саша загадал ему загадку. — Алеша, послушай, что я расскажу тебе про море… Давным-давно, когда на земле еще жили динозавры и драконы, здесь не было гор.

И вот динозавры что-то не поделили с драконами и сошлись в битве не на жизнь, а на смерть. Дрались они долго и жестоко, наконец, устали, прилегли отдохнуть и уснули. А когда проснулись, то увидели сверкающее под лучами солнца и простирающееся за горизонт синее-синее… — Моле! — закричал Алешка.

— Да, они увидели Черное море, окаменели от изумления и превратились в Кавказские горы. (Александр Иванович.).

— Малыш, почему ты счастлив? — спросила у сынишки Ольга, когда он, как сумасшедший, носился вдоль берега моря, падал в прибрежные волны на гальку, вставал, смеялся и опять куда-то бежал.

Алешка посмотрел на маму удивленными глазами, пожал плечами и убежал по своим делам. Он мог и бегать, и прыгать, и падать. Он был Богом. А сегодня вообще случилось настоящее чудо: он поймал живого краба! А мама спрашивает: почему он счастлив? Странные эти взрослые!

… — Ну, молодежь, где вы сегодня были, опять на море? — поинтересовался Александр Иванович.

— Мы были в Свирском ущелье, — ответила Оля. — Я в первый раз в жизни была в горном ущелье и видела каньон…. Это что-то неописуемое!

— По ущельям надо ходить весной, когда туристов нет, и снега на горах тают.

Тогда там водопады шумят… (Александр Иванович.) — Мы же об этом не знали, Александр Иванович… Но нам все равно очень понравилось. Лес просто сказочный. Неброская, но удивительно чистая и дружелюбная красота. Свежесть воздуха, синева небес, улыбающееся сквозь листву деревьев солнце… (Оля.) — Это Колхидский лес, он тянется от Туапсе до Поти. В нем больше ста двадцати видов хвойных и широколиственных пород деревьев. Неужели Алешка всю дорогу шел пешком? Там же опасно ходить, запросто можно свалиться… (Светлана.) — Сначала он ехал на шее у Влада, но весь маршрут мы не смогли пройти. А леса здесь действительно удивительные… Теть Свет, а какие деревья растут в Колхидском лесу? (Оля.) — Растет тис ягодный и самшит колхидский. Тис растет тысячу лет и достигает тридцатипятиметровой высоты и двух метров в диаметре, а самшит редко бывает выше пятнадцати метров. Тис и самшит сохранились в труднодоступных местах: на крутых склонах сырых и темных ущелий. Если подняться выше в горы, там появится красавец бук высотой до сорока метров и больше. Еще выше растет кавказская пихта, в возрасте пятисот лет она достигает шестидесяти метров в высоту и двух метров в обхвате. А в районе Сочи прекрасно прижились бамбук, эвкалипт, пробковый дуб, секвойя… (Светлана.) — Ну, и мандарины там растут. (Александр Иванович.).

— И мандарины, и лавр. И вообще, наше побережье славится своими садами. Здесь растут яблоки, груши, сливы, а также грецкий орех, айва, персики, абрикосы, инжир, хурма, фундук, табак... В районах Мацесты, Хосты, Дагомыса и Харцыза есть даже чайные плантации. (Светлана.) — Краснодарский чай невкусный, это я с детства помню... (Оля.) — Глупая! Чай, который здесь растет, самый северный чай в мире. Благодаря более холодному климату, более длительному периоду вызревания чайного листа в нем накапливается гораздо больше полезных веществ... Ты же говорила, что тебе нравится чай, который я завариваю? А я всегда завариваю только местные чаи и травы… (Александр Иванович.) — Да? Тогда надо будет мне домой купить. (Оля.) — Вы еще сходите в Крабовое ущелье, за центром города. Там тоже водопады, купели, каньоны… И еще вам обязательно надо побывать в горных аулах, они утопают в садах и виноградниках. (Светлана.) — А завтра давайте все вместе съездим в Мамедово ущелье? — предложил Александр Иванович.

— А это далеко? (Оля.) — Два километра от Лазаревского. (Александр Иванович.) … Мамедову щель прорезала в горном хребте река Куапсе (Кабанья река). В ущелье скалы парили над головой, как будто они упали с неба. Корни деревьев запутались в скалах и росли из воздуха, а не из земли. Огромные, поросшие мхом валуны напоминали дремавших великанов… От удивления рот у Алешки всю дорогу не закрывался. Вверх по долине ручья Куапсе расположились водопады… На обратном пути путешественники пили чай на травах и ели блины с горным медом в кафе под открытым небом.

… После того как Оля с Владом съездили в горные аулы Шхафит и Наджиго, Оля, смеясь, рассказывала, как Алешка, который в первый раз в жизни увидел дольмен*, все пытался в него залезть и весь перепачкался.

— А дольмены, они для чего использовались? — спросила Оля. — Я помню, в детстве, когда отдыхала здесь с родителями в санатории, мы ездили на экскурсию и экскурсовод нам рассказывал, что это культовые погребальные сооружения… — В переводе с бретонского «дольмен» означает «каменный стол». По одной версии, дольмены служили для захоронения родовой знати, по другой — выполняли функцию древнего календаря. (Александр Иванович.) — Точно известно, что строители дольменов поклонялись Солнцу, потому что большинство из них обращено фасадом на юг. Ученые считают, что дольмены связаны с ритуальными действиями. (Светлана.) — Все, что неизвестно, ученые всегда связывают с ритуальными действиями.

Может быть, там просто жили лесные гномы, да, Алеш? Гномы ездили верхом на зайцах и запрыгивали к себе домой через отверстие в передней плите. (Влад.) — А еще дольмены напоминают гигантские каменные скворечники… (Оля.) Иллюстрация 8. Дольмен в Лазаревском районе. Фотография — По большому счету и не важно, для чего они использовались. Важно другое:

еще задолго до греков на Черноморском побережье Кавказа жили люди*. Дольмены встречаются вдоль всего побережья, от Тамани до Абхазии. Кстати, подобные сооружения находят по всему миру, кроме Австралии, преимущественно в приморских областях.

Дольмены — такая же загадка человечества, как и египетские пирамиды. (Светлана.) *По сегодняшним оценкам ученых, люди жили здесь 200–400, а может быть, и тысяч лет назад! Люди жили здесь всегда. Обнаруженные здесь стоянки древних людей позволяют проследить практически все археологические эпохи.

— Очень даже важно, для чего они использовались. По данным радиоуглеродного анализа, дольмены строились с 2700 года до новой эры по 1400 год новой эры, то есть им от 4700 до 3400 лет. Сооружались они из кварцсодержащих пород (гранитоидов, кварц глауконитованных песчаников) и весили в среднем пятнадцать-тридцать тонн. Кварц — минерал, обладающий очень интересными свойствами: он способен генерировать электрический ток под воздействием сжатия (пьезо-эффект), а также поддерживать постоянство колебаний (стабилизация частоты). На этом основано его применение в радиотехнике. Под воздействием электрического тока кристаллы кварца генерируют ультразвук (обратный пьезо-эффект). При механических деформациях кварц способен генерировать радиоволны.

Дольмены стоят обычно группами и занимают ровные площадки на плоских вершинах отрогов гор или по бассейнам рек. Своим порталом они обращены в открытое пространство, в основном на юго-восток. Вполне возможно, что дольмены, связанные колебаниями между собой, образуют единую систему… Некоторые исследователи предполагают, что дольмен представляет собой мощную многофункциональную акустическую установку. Дольмены могли быть предвестниками приближавшегося землетрясения поскольку они устанавливались в сейсмически опасных районах, вдоль зон активных геологических разломов. Перед сильным подземным толчком растет напряжение в блоках горных пород, и дольмены начинают гудеть. (Александр Иванович.) — Пап, ну ты даешь… Ты решил стать краеведом, что ли? (Влад.) — Пусть он лучше будет краеведом, чем политическим обозревателем. А то у него от этих политических катаклизмов давление поднимается. (Светлана.) — У любого нормального человека должно подниматься давление от того, что происходит в нашей стране. В марте Всесоюзный референдум проголосовал за сохранение СССР. Больше семидесяти процентов россиян сказали «да» Советскому Союзу и больше пятидесяти процентов — Президенту России. Как такое может быть?! Если «да»

Президенту России в современных условиях означает «нет» Советскому союзу?! Ведь еще была возможность сохранить Союз! Ведь в апреле «Заявление 9+1» о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолении кризиса подписали девять союзных республик: РСФСР, Украина, Белоруссия, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Туркмения, Казахстан и Азербайджан. (Александр Иванович.) — А зачем в марте Горбачев ввел в Москву войска? (Влад.) — Ты мне лучше скажи, зачем они с Павловым осуществили денежную реформу?

Нашли время повышать цены! Поэтому в июне Ельцин и выиграл выборы. А как только выиграл выборы, подписал Договор об ограничении вооруженных сил в Европе. Долгие годы СССР имел значительное преобладание над европейскими странами в обычных вооружениях: шестьдесят тысяч танков плюс 4,4 тысячи ежегодно производимых новых танков. В качестве платы за «нормализацию отношений с Западом» (читай, за кредиты) Россия ограничила себя 6,4 тысячами танков (!). Если он еще подпишет договор о сокращении стратегических наступательных вооружений… Россия останется без вооруженных сил!

Вместо серьезной финансовой и экономической помощи, на которую рассчитывал Горбачев, развитые страны оказали СССР гуманитарную помощь: продуктами, медикаментами, медицинским оборудованием. Зато они поддержали отдельные союзные республики СССР, щедро финансируя их сепаратизм. Но по закрытым каналам широкомасштабная помощь кредитами была оказана. В итоге внешний долг СССР за годы правления Горбачева вырос с тринадцати до ста тринадцати миллиардов долларов!

… — Ну, что я говорил! 31 июля Ельцин подписал Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений — СНВ-1, — сокрушался Александр Иванович.

— Президент США Джордж Буш старший ради такого случая даже прилетел в Москву… (Влад.) — Влад, в этом нет ничего смешного. Межконтинентальные баллистические ракеты — основа советских стратегических сил — сокращаются, по этому договору, наполовину, а структура американских ядерных сил, в которых ведущая роль отводится ядерному подводному флоту, остается неизменной! (Александр Иванович.) — Пап, я хочу показать Оле побережье, а то ты нас совсем замучил своей политикой… (Влад.) — На машине? (Александр Иванович.) — Ну, да. (Влад.) — Только Алешку нам оставьте, а то вы с Ольгой не вполне вменяемые… (Светлана.) — Почему это мы невменяемые? Алешку Ольга всегда с собой берет. (Влад.) — Конечно, невменяемые, то целуетесь, то ругаетесь... Свет, а может быть, нам поехать с ними, а то они Алешку где-нибудь потеряют? (Александр Иванович.) — Вот вы нам нужны! (Влад.) — Когда ж ты поумнеешь-то, бестолочь? Два водителя — всегда лучше, чем один.

Вечером вы можете Алешку оставлять с нами, а сами гуляйте хоть до посинения, спать он тоже может с нами в номере. Кстати, и с гостиницами у меня не будет проблем… (Александр Иванович.) — У меня тоже не будет. (Влад.) — Ну, у меня-то связи, а у тебя что, лишних денег много? (Александр Иванович.) — Отец, я не дурак, у меня тоже связи. Твои. (Влад.) — Ах, вот как! (Александр Иванович.) — Ну, ладно, я поговорю с Ольгой. (Влад.) — Поговори-поговори. Посмотрим, на чьей она стороне. (Александр Иванович.) — А как же ваше хозяйство, которое вы без присмотра даже на полдня оставить не можете? (Влад.) — Соседей попросим. (Светлана.) … — Влад, ну конечно, если родители захотели с нами поехать, надо их брать. Мы сможем Алешку на них перекинуть… (Оля.) От Лазаревского до Анапы — Я предлагаю поехать направо, — сказал вечером Александр Иванович, раскладывая в гостиной, на столе, карту побережья. — По маршруту: Лазаревское — Туапсе — Геленджик — Новороссийск — Анапа.

— А я хотел, наоборот, налево: Лазаревское — Дагомыс — Сочи — Хоста — Адлер. (Влад.) — Куда же мы поедем? — поинтересовалась Оля.

— Черноморское побережье Краснодарского края в районе Туапсе делится на две части. На северо-западном его отрезке (от Анапы до Туапсе) летом суше, больше солнечных дней, горы намного ниже, чем на юго-востоке, и гораздо ближе подступают к морю, а берег разнообразен бухтами и живописными скалами… А юго-восточный участок, от Туапсе до Адлера, поражает субтропическим великолепием, и водопадов там больше… (Светлана.) Большинством голосов было решено поехать направо. Владу, по большому счету, было все равно, куда ехать. Из достопримечательностей побережья он хорошо знал только бары, ночные клубы и рестораны…...

— «Аше» — с адыгейского «оружие», изготовлением которого издавна славились местные жители... Давайте сделаем первую остановку в Туапсе, — предложил Александр Иванович.

— В Туапсе?! Пап, ты в своем уме? Жители этого города даже не знают, что они на море живут. Что там делать? (Влад.) — Я была в Туапсе только на железнодорожном вокзале. (Оля.) — Ну, тогда здесь надо задержаться… (Светлана.) — И зачем мы вас только взяли?! (Влад.) — А почему Туапсе — не туристический город? Он же стоит у самого моря? — Оля недоуменно разглядывала карту.

— Потому что большинство жителей этого города работают в порту, грузят нефть…(Влад.) Справа от дороги были горы, покрытые буковыми и дубовыми лесами.

— Такие места красивые, — Оля читала названия поселков по дороге. — И названия такие интересные: Магри, Шепси, Дедеркой, Гизель-Дере… — «Шепси» означает «три реки». «Гизель-Дере», в переводе с тюркского, означает «красивое ущелье». До революции здесь было дачное имение барона Штейнгеля (Александр Иванович.) — Неплохо здесь иметь дачу... А давайте поднимемся на эту гору, — предложила Оля.

Гора оказалась не очень высокой. И тропинка шла на самый верх. Внизу, у подножия, были домики, а наверху — только лес.

— Вот где-то здесь и выращивал барон Штейнгель свой виноград… Гора вся покрыта террасами, видите? (Александр Иванович.) — А почему сейчас здесь никто не живет? (Оля.) — Оль, ну здесь же нет ни дороги, ни электричества… (Влад.) — Зато красиво: бесконечное небо над головой, горы, сплошь покрытые лесами, и море до горизонта… (Оля.) — И Туапсе со своими нефтехранилищами на горизонте! (Влад.) Иллюстрация 9. Вид с горы недалеко от Туапсе. Фотография … — Какой интересный город, — сказала Оля, когда они катались по Туапсе, — построен на холмах, как Киев.

— А я проголодался, — сказал Влад, — и Алешка уже проголодался, он всю дорогу палец сосет. Алеш, ты кушать хочешь?

— Хотю! (Алешка.) — Сейчас мы проедем вдоль платановой аллеи, а потом где-нибудь пообедаем.

(Александр Иванович.) — Между прочим, это самая длинная в Европе платановая аллея. Эти деревья были посажены гимназистами еще в 1913 году, в честь трехсотлетия династии Романовых.

(Светлана.) — Наверное, это единственная достопримечательность этого города. (Влад.) — А мне кажется, что эти места какие-то особенные. Мне очень понравился и сам город, и его окрестности… Они хранят какие-то тайны… (Оля.) — А Ольга права… Самые значительные дольмены расположены недалеко от Туапсе. (Александр Иванович) — «Туапсе» переводится с адыгейского как «две воды». Город расположен в долинах двух рек: Туапсе и Паукпсе. В 1838 году здесь был построен форт Вельяминовский, — рассказывал Александр Иванович за обедом. — Потом укрепление было разрушено и вновь восстановлено в 1840 году. Во время Крымской войны здесь возник турецкий рынок работорговли, который просуществовал до 1864 года. С 1897 года восстановленный посад стал называться Туапсе.

Туапсе — город трудовой и боевой славы. 16 ноября 1917 года в Туапсе, в первом городе на Кубани, была провозглашена советская власть. В 1929 году здесь был построен нефтепровод Грозный — Туапсе и нефтеперегонный завод. В 1933 году Туапсинский порт приобрел всесоюзное значение. В октябре 1941 года была создана Туапсинская военно морская база. С марта 1942 года немцы начали массированные бомбардировки: 465 раз фашисты бомбили город, совершая так называемые звездные налеты: по 70–90 самолетов одновременно. Летом 1942 года, когда пали Севастополь и Новороссийск, Туапсинский порт стал главной военно-морской базой Черноморской группы войск. Сейчас Туапсе — морской торговый порт, второй по величине после Новороссийска на юге России.

Специализируется порт на вывозе нефти и нефтепродуктов.

… — Это скала Киселева. Это даже я знаю. Здесь снимали фильм «Бриллиантовая рука», — сказал Влад, когда они немного отъехали от Туапсе* и заехали на мыс Кадош, где был замечательный сосновый бор на обрывистом берегу моря.

*Скала Киселева находится в четырех километрах от Туапсе.

— Скала состоит из пластов мергелей и песчаников, идущих параллельно берегу моря, а высота ее — сорок три метра. (Александр Иванович.) — Древние адыги называли ее «скалой слез». Скала получила имя русского художника Киселева, который в начале двадцатого века жил на даче в Туапсе и нарисовал скалу на картине. (Светлана.) — Мы, наверное, доедем сегодня до Лермонтово (55 км от Туапсе) и там остановимся. (Александр Иванович.) — От Новомихайловского до Лермонтово тянутся прекрасные песчаные пляжи.

(Светлана.) — До Лермонтово — так до Лермонтово, — улыбнулся Влад.

— Многие местные поселки получили названия по местным рекам: Агой, Небуг.

«Небуг» означает с адыгейского «широкоглазая». (Александр Иванович.) — Какие здесь интересные цветные горы… (Оля.) Горные пласты были и синего, и красного, и свинцового, и белого, и черного цветов.

— А вот поселок Сосновый назван в честь редкой пицундской сосны. Ольгинка и Новомихайловский названы в честь членов семьи Романовых. (Александр Иванович.) — А я знаю, почему Лермонтово называется Лермонтово. (Влад.) — Ну и почему? (Александр Иванович.) — Видимо, Лермонтов обедал здесь в ресторане. (Влад.) — Лермонтов не знал, что он был великим русским поэтом, но он точно знал, что он был поручиком Тенгинского пехотного полка, который принимал участие в десантной операции Геленджикской эскадры под командованием генерал-лейтенанта Раевского.

Лермонтов был направлен сюда служить, но по дороге заболел, так что до места службы так и не доехал и отправился лечиться в Пятигорск. Так что Лермонтов в Лермонтово не был и не обедал в ресторане, а вот мы сегодня пообедаем или поужинаем! (Александр Иванович.) — Поселок Лермонтово расположен на левом берегу реки Шапсуго и вытянут вдоль Тенгинской бухты. В Лермонтове есть редкий для Черноморского побережья участок песчаного пляжа, который еще называют «золотым берегом». Его длина два километра, а ширина больше пятидесяти метров. Дно пологое, глубина нарастает постепенно... (Светлана.) … Вечером Влад с Ольгой поехали на пляж недалеко от Лермонтово, где они целовались в первый раз, семь лет назад.

Они спустились к морю, и Влад спросил: — Помнишь это место?

— Помню. Как давно это было и как недавно. Тогда все было у меня впереди...

(Оля.) — И сейчас у нас с тобой все еще впереди. (Влад.) — Это именно то место, ты точно помнишь? (Оля.) — Шутишь?! Каждый раз вспоминаю тебя, когда еду из Краснодара в Лазаревское.

(Влад.) Был уже вечер. Темнело. И никого не было вокруг… — Влад, что ты делаешь?! (Оля.) … — Жаль, что я не трахнул тебя тогда, семь лет назад. Была бы ты сейчас моей женой, не было бы у меня проблем, и голова моя была бы свободна для коммерческой деятельности! (Влад.) — Удивительно, сколько всего произошло за эти годы. Мы выросли, у меня родился сын, ты уже директор завода, а здесь все по-прежнему. Небо, горы, море, сосны и дорога вдоль моря, — сказала Оля, поднимаясь по деревянной лестнице наверх.

— Нет, Оль, теперь здесь все по-другому, — ответил Влад. — Совсем другое небо, и море, и горы вокруг. Весь мир стал другим.

— Почему? (Оля.) — Потому, что ты сказала мне «да». (Влад.) … — «Джугба» в переводе с адыгейского — «долина ветров», — рассказывал Александр Иванович на следующий день. В Архипо-Осиповке Александр Иванович рассказывал о подвиге рядового Архипа Осипова, погибшего в Кавказской войне. Он взорвал пороховой склад и похоронил вместе с собой наступавших на крепость врагов.

— В Архипо-Осиповке 260 дней в году светит солнце. А в июне буйно цветут розы, которые во множестве разводят местные жители в каждом дворе. (Светлана.) Путешественники любовались Пшадскими водопадами на реке Жане, недалеко от поселка Возрождение. — В бассейне реки Пшада больше сотни водопадов! «Пшада» с адыгейского — «долина безветрия». (Светлана.) — А в окрестностях села Пшада расположено большое количество дольменов.

(Александр Иванович.) … Наконец-то добрались до Геленджика.

— Геленджик расположен на берегу красивой одноименной бухты. Окружен Маркхотским хребтом. С черкесского языка «геленджик» переводится как «белая невеста». (Александр Иванович.) — Почему «белая невеста»? (Оля.) — Горы весной, когда цветет терновник, покрываются белыми цветами… А может потому, что здесь был рынок рабов… (Александр Иванович.) — В Геленджике 250 солнечных дней в году. (Светлана.) — В бухте есть причал, где можно арендовать яхты и катера для морских прогулок.

Там базируется гидросамолет ША-2 — ветеран Арктики. (Влад.) — Это самая красивая набережная на свете! — сказала Оля, когда они сидели в кафе на берегу Геленджикской бухты.

— Возле города Геленджик находится гора Арарат. (Александр Иванович.).

— Арарат же в Армении? (Влад.) — Армяне считают, что гора Арарат — одна-единственная на белом свете, и находится она по правому берегу среднего течения реки Аракс. Это в Турции, недалеко от границы с Арменией. На самом деле гор с аналогичным названием на земле несколько. У нас в Краснодарском крае две горы с таким названием: одна — в Туапсинском районе, другая — неподалеку от Геленджика, в районе поселка Бетта. Одной из научных экспедиций удалось доказать, что гора Арарат в Турции никогда не подвергалась воздействию воды, а вот Арарат в окрестностях Геленджика подвергался воздействию воды шесть-восемь тысяч лет назад… (Александр Иванович.) … На следующий день за Геленджиком повернули к морю. Между Дивноморским и Джанхотом остановились в удивительно красивом месте — в урочище Голубая бездна и дышали хвойным запахом в знаменитом реликтовом бору пицундской сосны.

— Это единственное место в мире, где пицундская сосна растет на площади почти в 1000 га! (Светлана.) Александр Иванович рассказывал о Джанхоте — адыгском дворянине, который славился своим гостеприимством и укрывал горцев, скрывавшихся от кровной мести… От Геленджика до Новороссийска — рукой подать.

— Ну что ж, перед вами Новороссийск. Город расположен на берегу незамерзающей глубоководной Цемесской бухты, в которую впадает река Цемес. Зимой и осенью на город налетают ураганные ветры — знаменитая новороссийская бора.

Античная колония Баты, генуэзская «прекрасная гавань» Кало-Лимено, турецкая крепость Суджук-Кале, город-герой, почти полностью разрушенный в Великую Отечественную войну, сегодня — самый крупный российский порт на Черном море.

(Александр Иванович.) — Пап, может, мы туда не поедем? Там же дышать нечем. (Влад.) — Это знаменитые Новороссийские цементные заводы, а не «дышать нечем»! Как это, мы не поедем в Новороссийск?! Надо же Алешке показать настоящий боевой крейсер «Михаил Кутузов».


(Александр Иванович.) — А кто такой адмирал Серебряков? — спросила Оля на набережной. — Вы о нем еще не рассказывали… — Казар Маркосович Арцатагорцян родился в Крыму и был известен на российском флоте как Лазарь Маркович Серебряков. По-армянски «арцатагорц» — «серебряных дел мастер». Он начал службу с рядового, воевал, был награжден саблей за храбрость. Когда он служил дипломатом в Турции и Египте, его прозвали «армянским Соломоном». В 1839 году Серебрякова назначали начальником Первого отделения Черноморской береговой линии, включавшей Анапу и Новороссийск. Да, а памятника-то нет… (Александр Иванович.) — Какого памятника? (Влад.) — Такого. Чтобы поклониться генералу Раевскому, адмиралам Лазареву и Серебрякову — отцам-основателям города*… (Александр Иванович.) *Монумент с фигурами русских офицеров Раевского Н.Н., Лазарева М.П. и Серебрякова Л.М. будет установлен в Новороссийске в 2007 году.

Побывали в музее военной техники, где под открытым небом были выставлены танки, орудия и легендарный ИЛ-2. Посетили мемориальный комплекс «Малая Земля».

— Здесь в 1943 году шли особо кровопролитные бои, за что это место получило название «долина смерти». А памятник этот называют «Взрыв», он сплавлен из проржавевших осколков мин и снарядов. Вес его — 1250 килограмм — именно столько бомб и снарядов было обрушено на каждого защитника Малой Земли. А ты говорил «не поедем»… (Александр Иванович.) … — В Мысхако впервые виноград был посажен в 1869 году местным землевладельцем Пенчулом. Но мы поедем сразу в Абрау-Дюрсо… (Александр Иванович.) По берегам изумрудного озера Абрау раскинулся поселок Абрау-Дюрсо, окруженный живописными горами и виноградниками… — Абрау — не только одно из самых красивых и чистых, это еще и самое большое озеро северо-западного Кавказа, его площадь 160 га! (Светлана.) — По климату и почвам эти места близки к французской провинции Шампань. Это и натолкнуло на мысль агронома Черноморского округа Гайдука заняться виноградарством. Развитие винодельческого производства в Абрау-Дюрсо началось в 1891 году, когда управляющим удельным поместьем был назначен князь Лев Сергеевич Голицын... (Александр Иванович.) — Поехали пить шампанское! Пап, там уже расскажешь о Голицыне, — предложил Влад.

— Хотю пить! (Алешка.) В Абрау-Дюрсо Александр Иванович рассказывал о русском шампанском и князе Голицыне: — С древнейших времен северное Причерноморье славилось виноделием.

Здесь выращивают классические сорта: каберне, шардоне, алиготе, рислинг, пино-фран, мускат.

— Люди здесь тоже особенные, потому что только люди с открытым сердцем могут создавать такой солнечный и праздничный напиток — шампанское. (Светлана.) — Удельное имение Абрау-Дюрсо было создано по указу Александра Второго в 1870 году. В 1891 году, по предложению императора Александра Третьего, главным виноделом Удельного ведомства в Крыму и на Кавказе стал Лев Сергеевич Голицын, для которого виноградарство было главной страстью в жизни.

Князь Голицын происходил из старого аристократического рода. Он получил блестящее юридическое образование во Франции и окончил с золотой медалью Московский университет. Голицын несколько лет жил во Франции, Италии, Германии, где внимательно изучал традиции виноградарства и виноделия и собрал лучшую в Европе коллекцию вин. Его увлечение переросло в серьезное научное дело… (Александр Иванович.) — Да, я слышал об этом. На становление отечественного виноделия князь потратил три наследственных состояния: свое, жены и даже тещи! (Влад.) — Это правда, Александр Иванович? (Оля.) — Правда. В Абрау-Дюрсо были построены глубокие подземные тоннели для шампанизации вин. В имение пригласили мастеров из Франции, которые проработали здесь вплоть до Октябрьской революции, но своих секретов изготовления шампанского русским виноделам так и не раскрыли. Голицын не обладал коммерческим даром, его не интересовала прибыль от продажи вина… (Александр Иванович.) — Что и привело князя к банкротству. (Влад.) — Но все-таки усилия князя завершились полным успехом: через двадцать лет творчества Голицын создал шампанское, которое сами французы назвали лучшим. Это случилось в 1900 году, на Всемирной выставке в Париже. (Светлана.) — Через двадцать лет?! (Оля.) — А ты думала… В 1920 году единственное в Советской России шампанское производство возобновили под руководством Фролова-Багреева. (Александр Иванович.) — А кто изобрел шампанское? Какой-то монах, по-моему… (Влад.) — «Изобрел» шампанское в 1670 году французский монах Дом Периньон. В провинции Шампань он получил вино с игристыми свойствами. (Светлана.) — Шампанским называется лишь то вино, которое приготовлено путем насыщения углекислым газом, полученным в процессе вторичного брожения в герметически закрытых бутылках под давлением, с последующей выдержкой на дрожжевом осадке не менее девяти месяцев. Высококачественные вина выдерживаются не менее трех лет.

На винном заводе в Абрау-Дюрсо действуют старые пятикилометровые спиралевидные трехэтажные тоннели. Европейцы давно механизировали сложные винодельческие процессы, а в Абрау-Дюрсо до сих пор производят шампанское классическим, бутылочным способом. Триста виноделов, в основном женщины, трудятся при искусственном свете, при высокой влажности воздуха, в условиях, напоминающих угольную шахту. (Александр Иванович.) — Слушайте, теоретики, может, уже перейдем непосредственно к винопитию?

(Влад.) … На следующий день приехали в Анапу.

— Анапа — это тысячи гектаров виноградников и сорок километров песчаных пляжей… (Александр Иванович.) — Это самое солнечное место на Черноморском побережье Кавказа: в году здесь бывает 317 солнечных дней! (Светлана.).

— Давайте здесь остановимся, — предложил Влад, — и поживем несколько дней.

А то «винный край — просто рай, но тебе, Влад, нельзя, потому что ты за рулем»!

— Давайте, — согласилась с ним Светлана Михайловна. — В Анапе производятся лучшие в России вина: «Малиновый звон», «Золотой берег», «Черные глаза», «Южная ночь», «Букет Кубани», «Улыбка», «Горгиппия», «Анапа», «Рислинг», «Каберне». Вы с Ольгой можете идти дегустировать вино, а мы с Алешкой пойдем на пляж, на песчаные барханы, туда, где море по колено. Да, Алеш?

— Моле по коле… (Алешка.) — А откуда здесь песок? (Оля.) — Анапские пляжи называют золотыми благодаря светло-серо-желтому кварцевому песку. Пески эти в течение десятков тысяч лет приносила с Кавказских гор река Кубань. Один из ее протоков до сих пор впадает в лиманы. Но в конце девятнадцатого века казаки прорыли для реки новое русло, и теперь она несет большую часть своих вод в Азовское море... (Александр Иванович.) — А завтра надо обязательно сходить в Краеведческий музей, там можно ознакомиться с двадцатипятивековой историей Анапы и с историей виноделия на Таманском полуострове… (Светлана.).

… В Тамань съездить не получилось, потому что Александра Ивановича срочно вызвали на завод… — Ну вот, Алешка, хотел показать тебе настоящие маленькие вулканчики… (Александр Иванович.) — Какие вулканчики? (Оля.) — На Таманском полуострове около полусотни действующих грязевых вулканов.

Выглядят они действительно как настоящие, только в уменьшенную величину, дымятся и клокочут... (Светлана.) — Самый высокий — вулкан Шуго, высотой 163 метра, с диаметром кратера метров. Последний раз он извергался в 1903 году. (Александр Иванович.) — Ну что ж, сказочные маленькие вулканы и соленые озера глубиной всего в десять сантиметров, зеленые плавни и голубые лиманы… мы увидим уже в следующий раз! (Светлана.) … На обратном пути, между Туапсе и Лазаревским, у Ольги вдруг закружилась голова. Влад остановил машину. — Вылезай из машины, подыши воздухом. Наверное, я ехал слишком быстро, закружил тебя. Здесь горный серпантин... (Влад.) — А ты, Алеш, как себя чувствуешь? — Влад взял Алешку на руки.

— Я холосо, — Алешка недвусмысленно показал ему на руль.

— Хочешь порулить? (Влад.) — Оль, а Алешку совсем не укачивает. (Светлана.) — Алеш, ты хочешь быть автогонщиком, когда вырастешь? (Александр Иванович.) Алешка кивнул.

— Сына, ты же собирался быть морским пиратом? — напомнила Алешке мама.

Алешка опять кивнул.

— Правильно, Алеш, одно другому не мешает. (Влад.) Оля вышла из машины. Она стояла и смотрела на горы… И вдруг увидела замок на горе. Замок был сказочный, нереальный, на самом деле его и не было. Он был только в ее воображении. Но он был… От неожиданности Оля опустилась на колени на траву. И пока Влад со Светланой Михайловной устраивали пикник, а Алешка под присмотром Александра Ивановича рулил в машине, издавая звуки рычащего мотора на водительском сиденье, воображение унесло ее в этот несуществующий сказочный замок… Оля увидела там Влада, и Димку, и еще кого-то неизвестного… Она вместе с дочкой, очень похожей на нее, готовила обед, а Димка играл с маленькими мальчиком и девочкой и с тремя огромными собаками черного, белого и рыжего окраса. Вдруг он закричал так громко, что эхо ответило ему в горах: «Оль, ну ты где застряла?! Есть же хочется, сил никаких нет! Дети, где ваша мама?»

— Оль, давай, садись есть, - позвал ее Влад.

— Сыр адыгейский мы купили, объедение просто! Алешка, Саша, вылезайте из машины! (Светлана.) — Эй, красавица, ты как себя чувствуешь? – спросил Влад.

Оля очнулась. Замка на горе, конечно, не было.

… В августе 1991 года, когда Оля была еще в Лазаревском, в Москве случился путч. В этом городе постоянно что-нибудь случается.

Накануне подписания Союзного договора, 19 августа 1991 года был создан Государственный комитет по чрезвычайным положениям (ГКЧП) для установления на всей территории Советского Союза безусловного верховенства Конституции СССР и законов Союза ССР.

20 августа Эстония объявила о своей независимости, 21 августа — Латвия… августа 1991 года Ельцин признал их независимость! Ельцин воспользовался августовскими событиями, чтобы уничтожить государственный центр, и развалил СССР!


28 августа 1991 года Ельцин взял в свои руки Госбанк, Минфин, Банк внешнеэкономических расчетов СССР. По всей стране люди сидели у телевизоров, смотрели, что происходит в Москве.

Влад уговаривал Ольгу развестись с мужем. В это лето они часто ругались, но потом мирились и занимались любовью.

Оля не знала, что ей делать. Вернее, знала, конечно: пора разводиться, Влад не будет ждать ее всю жизнь. Да и Светлана Михайловна ей намекнула, что, если она и дальше будет «тянуть резину», дело может плохо кончиться, потому что какая-то девушка Владу постоянно названивает.

… «Как я скажу Алле Сергеевне о разводе? Она спасла меня, когда я была в отчаянье, когда я была беременна, пустила меня и Алешку в свою семью, в свое сердце, помогает мне все эти годы. Она растит Алешку как своего родного внука… Как я скажу ей, что увезу его в другой город?! — думала Оля в поезде, возвращаясь в Москву. — Но если я ей об этом не скажу, я потеряю Влада. А как мне жить без Влада?!

А если я выйду замуж за Влада, а потом вдруг придет эта рыжая сволочь и увидит Алешку, что будет тогда?» (Оля.) «Если вернется Дмитрий, кого ты выберешь, Оля?» (Внутренний голос.) «О, боги, боги! Что же мне делать?» (Оля.) И Ольга, окончательно запутавшись в своей личной жизни, не придумала ничего лучше, как обвинить своенравную богиню любви Афродиту в том, что во всем виноват «ее бесценный дар». «Не была бы я такой влюбчивой, жила бы себе спокойно в Москве, с мужем, и не надо было бы мне переезжать на юг и объясняться с Аллой Сергеевной!»

Совсем не подумав своей кудрявой головой, Оля сказала страшные слова — что она отрекается от любви, и даже попросила Афродиту излечить ее душу от любви!

Великая богиня любви, услышав такое, помрачнела. Звездное небо затянулось черными тучами. Таких слов Афродита никому не прощала. «Я наделила ее бесценным даром, а она от него отказывается, будто от вчерашнего ужина?!» … Аполлон сообщил Ольге, что она совершила ужасное преступление против любви, а богиня Афродита мстительна, воинственна и коварна, — об этом все знают. — Немилосердно карает богиня тех, кто отвергает ее дары, — Аполлон предупредил Олю, что теперь у нее начнутся настоящие проблемы.

Ольга опомнилась и стала молить Афродиту вернуть любовь ее душе. Афродита возмутилась такой непоследовательностью, но за Олю заступился Аполлон.

— Хорошо, — сказала Афродита, — но я ее накажу! Я организую ей проблемы со здоровьем. Все проблемы женского организма связаны с дисфункцией энергии. Здоровье органов второй чакры связано с качеством взаимоотношений с другими людьми. А она поддерживает отношения с мужем, которые не приносят ей удовольствия, непонятно за что обижается на Димку и использует Влада в корыстных целях… (Афродита.) — Но-но-но, насчет Влада ты преувеличиваешь… (Аполлон.) — Я вправе организовать ей влагалищные инфекции, проблемы с яичниками, хронические боли в области малого таза, аппендицит, в конце концов! (Афродита.) — Вот и давай ограничимся аппендицитом... (Аполлон.) Как возникли и как «рассосались» проблемы с чеченцами В середине сентября вместе с Владом в Москву по делам прилетел Александр Иванович. Влад, когда прилетал в Москву, так и жил в квартире Олиного друга, уехавшего в Америку учиться и не думавшего возвращаться на родину.

Александр Иванович посоветовал Оле заняться покупкой-продажей квартир, цены на которые обязательно будут расти. Ольга, которая никак не могла разобраться со своей личной жизнью, с удовольствием занялась риэлтерской деятельностью. Когда она провела несколько удачных сделок, Александр Иванович начал вкладывать и свои деньги в московскую недвижимость. Один Влад был недоволен: очередное Олино увлечение привязывало ее к Москве.

— Влад, ты пока молодой, и есть возможность — делай деньги, — сказал ему отец.

— Можешь переехать жить в Москву. Сейчас начинается приватизация госсобственности, и открываются большие возможности для предприимчивых людей… — Нет, — сказал Влад. — Я в Москву не поеду!

— Тогда не мешай нам с Ольгой зарабатывать. (Александр Иванович.) … В ноябре 1991 года Ельцин сформировал «кабинет реформ», в который вошли Гайдар, Бурбулис, Чубайс. Гайдар, главный автор радикальных рыночных реформ, считал, что сначала необходимо добиться реальной политической независимости России. декабря 1991 года в Беловежской пуще (Белоруссия) руководители трех славянских республик (России, Украины и Белоруссии) подписали Беловежское соглашение о прекращении существования СССР как геополитической реальности. В народе это соглашение окрестили «Беловежским сговором о развале СССР». Даже украинско российский союз, существовавший с 1654 года (!), был закончен. 25 декабря Горбачев заявил о своей отставке. РСФСР превратилась в Российскую Федерацию. Над Кремлем взвился трехцветный российский флаг.

25 декабря 1991 года в Будапеште было принято решение о денонсации Варшавского договора. СССР лишился своего «пояса безопасности». Скоро НАТОвские базы будут находиться в часе езды от Петербурга.

26 декабря СССР самоликвидировался. Мир замер, потрясенный.

Советский Союз трудно было победить извне: атомное оружие исключало возможность нападения на СССР. Аппарат КГБ исключал возможность возникновения в стране революционного подполья. Единственной возможностью развалить страну были действия сверху, со стороны самой власти.

К тому времени, когда Горбачев затеял «перестройку», существовал уже успешный опыт перехода от плановой экономики к рыночной под руководством коммунистической партии — опыт Китая и Вьетнама. Но кого интересует чужой опыт, пусть даже и успешный?

Американские аналитики сделали вывод: политические реформы в СССР следовало проводить лишь после того, как экономические преобразования поднимут уровень жизни людей. Американский президент поздравил свой народ с победой в «холодной войне». США стали единственной сверхдержавой.

… Давным-давно, когда Оля была еще беременна, и на ее горизонте не появился Влад, она мечтала купить большую квартиру. Алла Сергеевна ужасно не хотела, чтобы молодые уезжали далеко от нее, но в двухкомнатной квартире им действительно было тесновато.

— Было бы здорово, если бы мы купили соседнюю квартиру, по-моему, наша соседка Зоя Александровна в ней не живет, — говорила Оля.

— Она живет в Коломне, у нее там свой дом, но квартиру продавать она не собирается, я у нее уже спрашивала. Детей у нее нет, и зачем ей эта квартира, ума не приложу? Стоит, пустует, пылится только. (Алла Сергеевна.) — Нам бы она подошла. Мы бы сделали проход между квартирами, и у нас была бы кухня и целых пять комнат! Нам же хватит одной кухни, правда, Алла Сергеевна?

(Оля.) — Конечно, хватит, готовлю все равно только я одна, а то придется мне убираться сразу на двух кухнях. (Алла Сергеевна.) — Зато у нас будут две ванные, как раз для двух наших поросят: для Алешки и для Чапы. (Оля.) В марте 1992 года Алла Сергеевна, неожиданно для Ольги, вернулась к разговору о квартире: — Оля, тут такое дело. Соседка наша, Зоя Александровна, квартиру свою продавать надумала… — Сколько? — спросила Ольга.

— Дорого. Сорок пять тысяч долларов просит, но квартира у нее хорошая, больше, чем наша, два балкона… (Алла Сергеевна.) — Я знаю, какая у нее квартира, но сорок пять тысяч — это очень дорого!

Рыночная цена — тысяч тридцать пять, максимум. (Оля.) — Оля, она торговаться не будет. У нее уже армяне готовы купить за эту цену.

(Алла Сергеевна.) — Блин! — Ольга расстроилась, даже не потому, что цена была явно завышенной, а потому, что квартира эта была ей теперь ни к чему, раз она собралась замуж за Влада.

— А чего ты расстроилась? Ты же не все свои заработки тратишь на Алешкины игрушки и свои наряды? Ты же говорила, что копишь деньги? (Алла Сергеевна.) — Но у меня только двадцать пять тысяч! (Оля.) — Вот и молодец. Я тебе добавлю, у меня тоже есть накопления. Так что у нас с тобой тридцать пять тысяч есть. Остальное займем у родственников. (Алла Сергеевна.) — Тогда и занимать ничего не надо, родители мои добавят. Может, все-таки мне с ней поторговаться? (Оля.) — Нет, Оль, не надо, а то упустим квартиру. (Алла Сергеевна.) … Ольга купила квартиру, они договорились с Аллой Сергеевной, что оформят ее на Алешку. Так у Алешки появилась своя квартира.

«Зачем я потратила деньги на эту квартиру?! Если Влад об этом узнает, он меня точно убьет, ненормальную, а потом еще и бросит...» (Оля.) … Как и обещал проницательный Аполлон, впереди Ольгу ожидали проблемы.

Вообще, благополучие шатко, ветер может перемениться и может произойти катастрофа.

Об этом всегда нужно помнить.

Как возникли проблемы с чеченцами Дмитрию, почти как римскому легионеру, по вечерам некуда было возвращаться: у него не было ни дома, ни семьи, ни любимой девушки, поэтому, как он говорил, «работа»

стала его домом.

— Дима, разве можно называть бандитизм — работой? — спрашивал сына Владимир Николаевич.

— Я занимаюсь бизнесом, — гордо отвечал Дима.

… У Дмитрия была своя, особенная манера «заниматься бизнесом». Он был уверен, что «от работы волки дохнут», поэтому целый день на работе не торчал. «Пусть сотрудники за свою зарплату сидят в офисе каждый день!» Дмитрий появлялся в офисе к обеду, придумывал очередную авантюру, чтобы сорвать бабки, вечером показывался в институте, цеплял там какую-нибудь девицу и сваливал c ней в кабак.

Для него не существовало моральных правил ни в вопросах о деньгах, ни во взаимоотношениях с противоположным полом. К женщинам он относился цинично, не упускал возможности их унизить, оскорбить, в общем, «поставить на место».

Одеваться Дима любил в дорогие шмотки, обожал крутые машины и высокомерно смотрел на тех, кто имел не столь потребительское отношение к жизни. К чему он относился с уважением — так это к деньгам. Чем больше денег — тем больше удовольствий мог он себе позволить. Все заработанные деньги Дима тратил на свои удовольствия.

… К 1992 году Дмитрий и Андрей имели уже приличный опыт торговли. Чем только они не торговали: и грузинской керамикой, и женскими колготками, и вагонами с зерном… Они даже начали покупать и перепродавать реэкспортные автомобили, ВАЗы.

— Разве могли мы с тобой представить себе, Димон, что будем торговать автомобилями? — спрашивал друга Андрей.

— Указ Президента «О свободе торговли» разрешил гражданам и предприятиям вести торговлю чем угодно и где угодно, в любых удобных для них местах, кроме проезжей части улиц и дорог, — отвечал очень довольный Дмитрий.

Эти автомобили когда-то были отправлены «Автоэкспортом» за границу. Но там они не были проданы и так и стояли на складе, потому что «на фиг» были никому не нужны. Андрей узнал об этом, когда ездил в Таллинн.

Получалось, что при отсутствии госпошлины на ввоз автомобилей (реэкспортные автомобили пошлиной не облагались) цена покупки были существенно ниже цены продажи внутреннего рынка. Покупая новый автомобиль в среднем за три тысячи долларов, продать его можно было за пять с половиной — шесть с половиной тысяч долларов, в зависимости от модели ВАЗа. На внутреннем рынке существовал дефицит легковых машин, и спрос на них был огромный.

Воспользовавшись этим, Дмитрий и Андрей осенью 1991 года создали фирму для реэкспорта этих автомобилей и продажи их в России и организовали сбор денег с населения на оптовую закупку. Ребята дали рекламу о продаже автомобилей. Клиенты готовы были давать деньги на условиях стопроцентной предоплаты под еще не поставленные в Россию машины! Денег в стране было много, а товара — мало, поэтому люди готовы были финансировать рисковые проекты.

Для первой партии автомобилей Дмитрий и Андрей организовали перегон машин из Таллинна. Перегоном занимался московский ОМОН, в свободное от основной работы время. Когда выбрали все автомобили со склада в Таллинне, обратили внимание на склады в Германии и Швеции. Заказов стало еще больше.

В декабре 1991 года была получена большая рублевая сумма от одной из фирм, по официальному договору, безналом. Ребята праздновали свою первую крупную сделку, а на бирже продолжался рост доллара. Чтобы не «попасть» на курсе доллара, Дмитрий и Андрей сразу конвертировали деньги и переводили их поставщику. Но поставщик задерживал отгрузку… В итоге недопоставка автомобилей составила сумму более полумиллиона долларов! «Перекрутиться» уже никак не получалось: заводская оптовая цена ВАЗов к этому времени стала выше оговоренной в контракте продажной цены. А ведь были еще и затраты: зарплата сотрудников и расходы по содержанию офиса, да и Дмитрий с Андреем на личных расходах не экономили.

В марте курс доллара вернулся к своей декабрьской отметке, но машины так и не были поставлены, а проценты за нарушение сроков поставки росли каждый день.

Шведский поставщик, так и не выполнив обязательства по контракту, исчез в неизвестном направлении… Пока Дмитрий и Андрей ломали головы, как им выйти из этой ситуации, в офисе появилась бандиты, крышевавшие бизнесмена, перечислившего им предоплату.

Они оказались чеченцами.

… В то время чеченцы активно «подминали» под себя зарождавшийся московский бизнес. У чеченцев были оружие и деньги. Если они «зарывались» и ими начинали интересоваться правоохранительные органы, то они «сваливали» в Чечню.

Летом 1991 года Чеченская республика объявила себя независимым светским государством. Так решил Общенациональный съезд чеченского народа, постановивший, что теперь высшим органом власти является исполнительный комитет во главе с отставным генералом Джохаром Дудаевым. В начале сентября вооруженные гвардейцы Дудаева захватили здание Совмина, радио, телецентр и здание Верховного Совета республики. В октябре 1991 года Дудаев стал Президентом Чеченской республики.

Дудаевская Чечня превратилась в криминальную зону. В Чечне продавали оружие и наркотики. Совершали аферы с чеченскими авизо — с фальшивыми платежными поручениями чеченских банков, по которым обналичивались огромные деньги.

Процветало фальшивомонетничество. Через Чечню шел поток незаконного экспорта нефти. Миллионы долларов пополняли состояния главарей родовых кланов и шли на закупку оружия.

… Чеченцы, молодые симпатичные студенты Плехановского института, пришли к Андрею и Дмитрию в офис и дали им неделю срока на возврат денег. Но у ребят не было печатного станка, и деньги они вернуть не смогли. Неделя прошла.

Чеченцы включили счетчик — 5% в день. Денег от этого больше не стало. Вскоре в офисе появились здоровенные, небритые чеченские боевики и спросили: «Кто здесь главный?» Секретарь испуганно показала на кабинет Дмитрия. Андрея в тот момент в офисе не было.

Чеченцы вежливо постучались и вошли в кабинет. Подошли к Дмитрию с двух сторон, приставили ему пистолеты под ребра и сказали: — Поедешь с нами.

Когда они вышли в приемную, все сотрудники погрузились в глубокое молчание.

В машине Дмитрию надели на голову мешок и заставили его пригнуться.

… Его приволокли в какой-то подвал. И решили сперва проучить. Он устроил из собственного избиения спарринг, оборонялся и контратаковал полноконтактными ударами, чем позабавил Рамзана, главаря чеченцев. Дима не терял спокойствия, сохранял оборонительную стойку и не опускал рук. Старался не терять из поля зрения ни одного из своих врагов… Только недолго он смог простоять на ногах… Несколько здоровенных чеченцев сбили его, избили ногами и пристегнули наручниками к батарее.

Рамзан позвонил Андрею, сказал, что если тот не вернет деньги, то дальнейшая программа будет такая: сначала его люди убьют Дмитрия, который, кстати, уже при смерти, потом, на глазах Андрея, коллективно изнасилуют его девушку… А вот надо ли убивать самого Андрея, Рамзан еще не решил, очень может быть, что его ждет чеченский плен… Андрей метался по Москве в поисках денег. Через неделю, не придумав ничего лучшего, Андрей приехал к Оле и все ей рассказал.

… Ольга, измученная грузом личных проблем, старалась слушать Андрея очень внимательно, но мало что понимала в «особенностях русско-чеченского бизнеса». Она никак не могла взять в толк, почему нельзя пойти в суд и объяснить этому незадачливому бизнесмену, который заплатил предоплату за автомобили, что случился форс-мажор.

Андрей сначала кричал, что она дура, потом просил у нее прощения, потом напился… Он даже расплакался (дело происходило в новой Олиной квартире, где она делала ремонт) и объяснил, что чеченцы обещали убить его самого, его девушку, а Димка уже как неделю находится в подвале у чеченцев. И что он уже полуживой и до конца судебного процесса, который предлагает Ольга, вряд ли дотянет… — Может, тогда отдать им деньги? — тихо спросила Оля.

— Оля! — взмолился Андрей. — Полмиллиона долларов?! Даже если продать все, что есть у меня, у Дмитрия и у наших родителей, этого все равно не хватит! А пока мы будем распродавать имущество, проценты удвоят долг.

— Андрюш, но я-то чем могу помочь? У меня вот, видишь, есть новая квартира — забирай! — сказала Оля.

— Я не знаю, что ты можешь сделать, но сделай что-нибудь!! Ты — моя последняя надежда. Ты всегда спасала Димку, помоги нам… (Андрей.) … Расстроенная Ольга поехала к своим родителям и рассказала все отцу. Владимир Иванович всегда умудрялся находить выход даже из совсем безнадежных ситуаций.

— Пап, ну почему бы им не пойти в милицию? — спросила Оля.

— В милицию им нельзя, тогда Димку убьют. А Владимир Николаевич в курсе?

(Владимир Иванович.) — Нет, Андрей боится рассказывать родителям… (Оля.) — Есть у меня один знакомый, полковник госбезопасности Константин Георгиевич, К.Г., как мы его называем в кругу друзей, — сказал, поразмыслив, Владимир Иванович. — Попробую с ним связаться, может, он что-то посоветует... Оль, ты выясни у Андрея название фирмы, которой они денег должны, ФИО директора и что он знает про этого руководителя чеченцев, Рамзана. (Владимир Иванович.) Знакомство с Рамзаном Ольга встретилась с К.Г. в кафе, рассказала ему о проблеме своих одноклассников и попросила помощи.

Константин Георгиевич внимательно выслушал симпатичную девушку, дочку своего старого знакомого, и пообещал через пару дней связаться с ней. Он посоветовал Оле завтра же выяснить у Андрея, что они могут предложить Рамзану вместо денег и в какие сроки. Может быть, другие машины… К.Г. знал о Рамзане (КГБ имел досье на всех руководителей бандитских группировок). Более того, когда он оценил Ольгу своим профессиональным взглядом, у него возникли кое-какие соображения… Константин Георгиевич пригласил Рамзана на встречу. Рамзан не смог отказаться.

К.Г. был нужен ему для своих дел, и эти дела были поважнее, чем крышевание незадачливого бизнесмена.

Константин Георгиевич попросил Рамзана «разрулить ситуацию по-человечески».

— Это как? — спросил Рамзан.

— Ну, это ты уж сам придумай как. А то создавать тупиковые ситуации ты мастер, а как их разруливать, тебя надо учить. Я тебе в помощь одного человечка пришлю. Ты ее не обижай, она девушка хорошая. А бизнесмена отпусти, выключи счетчик и дай отсрочку в погашении долга. (Константин Георгиевич.) — Хорошо, Константин Георгиевич, я подумаю… А ваша протеже пусть приходит, поговорим. (Рамзан.) Рамзан решил выполнить просьбу К.Г.

… Через два дня К.Г. и Оля снова встретились в кафе, и Константин Георгиевич предложил Оле сходить к Рамзану, «познакомиться».

— Я должна пойти к руководителю бандитской группировки?! Вы шутите, Константин Георгиевич? — опешила от такой перспективы Оля.

— Вот тебе его телефон. Я с ним договорился, так что иди и ничего не бойся.

(Константин Георгиевич.) Кто кому был «многим обязан», Оля не поняла, но К.Г. убедил ее, что с его «рекомендацией» у нее не будет никаких проблем.

— Ты выяснила у Андрея, что они могут предложить Рамзану вместо денег?



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.