авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ АКУШЕРСТВА И ГИНЕКОЛОГИИ Слободянюк Борис Александрович Сравнительный анализ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Идея операции Prolift – полное замещение фасциального аппарата и фиксации влагалища к наиболее мощным соединительнотканным структурам малого таза - сакроспинальным связкам [46]. Через разрез влагалища устанавливался оригинальной формы синтетический протез. При пластике задней стенки сетчатый протез располагался между прямой кишкой и ректовагинальной перегородкой, полностью замещал все возможные дефекты брюшинно-промежностного апоневроза (латеральные, центральный, верхний и нижний) [92,119], при этом проводилось «моделирование»

крестцово-маточной связки, то есть восстановление I уровня генитальной поддержки путем фиксации протеза к сакроспинальным связкам. При проведении пластики передней стенки влагалища синтетический протез также устанавливался субфасциально, то есть между фасцией и мочевым пузырем. При этом пузырно-влагалищная фасция замещается на всем протяжении – протез расправляется от шейки мочевого пузыря до купола влагалища, а латеральными границами протеза служит сухожильная дуга тазовой фасции. Лоскут проводился через обтураторную мембрану в двух максимально удаленных друг от друга местах.

В ряде случаев (11 пациенткам) II группы в качестве комплексной коррекции было выбрано органосберегающее лечение. При сохранении матки значимо снижается количество эрозий [45]. В этом случае проводилось фиксация протезов к шейке матки и крестцово-маточным связкам.

Было полностью исключено иссечение слизистой «избытка»

влагалища. Мы полностью согласны с мнением исследователей, рассматривающих влагалище как самостоятельный орган, который не восстанавливается после удаления [103].

По мнению большинства исследователей, наиболее полный эффект после проведения корригирующей операции может быть достигнут в том случае, если в основе выбора хирургического пособия лежат анатомо функциональный и патогенетический принципы. Именно поэтому вышеописанные вмешательства в наибольшей степени соответствуют этим критериям.

С целью коррекции всех анатомических и функциональных нарушений, а так же с целью лечения сопутствующей доброкачественной патологии одномоментно выполнены: кольпосуспензия по Берчу (20%), в том числе с коррекцией латеральных дефектов цистоцеле (11,7%), трансобтураторный слинг передняя кольпоррафия (15%), (3%), кольпоперинеолеваторопластика (23,3%). Также при этом в 10% случаев произведена сфинктеропластика, в 12% случаев – ампутация шейки матки в связи с ее элонгацией, в 17% удаление придатков, в 38% - экстирпация матки и в 15% случаев – ампутация матки.

Особо необходимо отметить, что леваторопластика выполнена строго по показаниям: анальная недостаточность, выраженные рубцовые изменения промежности [57]. У активно живущих половой жизнью пациенток, мы старались не проводить данное вмешательство только по «эстетическим»

показаниям в связи с риском развития диспареунии.

В наших исследованиях у всех больных был использован синтетический материал – полипропилен марки GyneMesh Soft, полностью отвечающих современным требованиям к хирургическим синтетическим материалам. Применение прочих типов синтетических материалов значительно увеличивает риск эрозий и раневой инфекции как при влагалищном доступе, так и при лапароскопическом. По данным [98] даже после сакрокольпопексии частота эрозий варьирует в зависимости от типа протеза: 0,5% при использовании полипропилена, 3,1% при использовании мерсилена, 3,4-5,5% при использовании Гор-текса и тефлона, и 5% в случае полиэтилена (Дакрон, Silastic).

Длительность операции колебалась от 30 до 180 мин и во многом зависела от объема операции и примененной методики коррекции пролапса.

В I группе время операции было значимо больше в сравнении со II группой а кровопотеря и среднее пребывание в (p0,001), (p0,001) стационаре(p=0,03) – меньше.

Интраоперационных кровотечений, превышающих 500 мл, отмечено не было. Были отмечены 3 ранения мочевого пузыря: 2 в I группе и 1 во II. Во всех случаях цистотомическое отверстие зашито викриловыми швами в два ряда, лапароскопическим в I и влагалищным во II группе доступами. Далее операции были продолжены по стандартной технике с установкой сетчатого протеза влагалищным или лапароскопическим доступами. В послеоперационном периоде мочевой пузырь дренировался катетером Фолли в течение 3 суток, никаких последствий (эрозии, инфекционные осложнения, свищи, гематомы) в послеоперационном периоде во всех трех наблюдениях нами не отмечено. Мы считаем, что данные осложнения не столь опасны, если они распознаны и корригированы интраоперационно. Это не является противопоказанием для применения сетчатых протезов для коррекции генитального пролапса во время хирургического вмешательства.

Длительность пребывания в стационаре составила дней.

3- Критериями выписки были: отсутствие патологических изменений в анализах крови, данных влагалищного и ультразвукового исследований, восстановление нормального мочеиспускания и стула. Течение послеоперационного периода не отличалось в обеих группах и имело свои особенности: адеквтное обезболивание с применением агонистов антагонистов опиоидных рецепторов в 1 сутки послеоперационного периода, диета, обогащенная продуктами, содержащими клетчатку, интраоперационная антибиотикопрофилактика (2-х кратно) Также следует отметить раннюю активизацию больных, расширение режима, включая положение сидя, со вторых суток операции. Сокращение сроков постельного режима до конца первых послеоперационных суток ведет к профилактике тяжелых осложнений, таких как послеоперационные пневмонии, тромбоэмболии. Мы не встретили подобных тяжелых осложнений.

К непосредственным относили результаты, полученные или в период пребывания больного в стационаре, либо в течение 30 дней с момента оперативного вмешательства. Вместе с тем, по нашим данным, у значительного числа пациенток, перенесших оперативные вмешательства по поводу ОиВВПО, заживление раны с формированием послеоперационного рубца происходило в течение 2-3 месяцев. Динамический контроль в рамах данного периода осуществляли через 2, 6, 12 недель после оперативного лечения.

Гематомы, выявленные при ультразвуковом исследовании между протезом и мочевым пузырем или прямой кишкой, встречены исключительно в группе влагалищных вмешательствах. На этапе освоения методики Prolift клинически не значимые гематомы встречались с частотой 32% и расценивались нами как один из вариантов нормального течения послеоперационного периода. Происходит широкая мобилизация мочевого пузыря или прямой кишки и неизбежны ранения перерастянутых сосудов, в особенности вен. Однако при усовершенствовании техники операции гидропрепаровка, тампонирование паравезикального и (массивная параректального пространств, тщательный коагуляционный гемостаз биполярным током) позволили минимизировать частоту данного осложнения до 14%. В то же время, мы не выявили связи между подобными бессимптомными гематомами и отклонениями в течение послеоперационного периода, а так же воспалительными осложнениями и эрозиями. Опорожнение гематомы потребовалось только в 2 случаях.

Из прочих осложнений следует отметить люмбосакральный спондилодисцит в 1 случае после лапароскопический сакрокольопексии.

Данное осложнение потребовало повторной лапароскопии и отсечения протеза от мыса крестца и длительной антибиотикотерапии с положительным эффектом.

При анализе данного осложнения выявлены технические ошибки. При фиксации протеза проведено глубокое прошивание не только продольной пресакральной связки, но и более глубоких структур (собственно надкостница), что могло декомпенсировать скрыто протекающий патологический процесс (спондилодисцит). Частота данного осложнения после сакрокольпопексии точно не известна, так как нет обобщающих данных и все литературные сообщения описывают лишь единичные клинические случаи.

Эрозии влагалища отмечены только во II группе в 2 случаях, в 1 случае потребовалось удаление протеза Prolift posterior. Эрозии не были отмечены после лапароскопической сакрокольпопексии.

При оценке факторов риска развития эрозий после операции Prolift выявлено, что эрозии возникали только в группе Prolift posterior и Prolift total.

В группе Prolift anterior + posterior эрозии не встречались. В нашей повседневной работе при ретроспективном анализе ранее проведенных вмешательствах действительно отмечено значительное снижение частоты эрозий при органосохраняющем варианте лечения с использованием технологии Prolift, что согласуется с данными французской группы исследователей [45].

Учитывая вышеизложенные осложнения, мы не можем расценивать операцию Prolift и лапароскопическую сакрокольпопексию как абсолютно безопасные и малоинвазивные вмешательства.

Для оценки функциональных и анатомических исходов после операции мы провели обследования спустя 1 год и более после вмешательства. Сроки наблюдения составили 13 – 30 месяцев, в среднем 21 месяц.

Анатомические исходы были оценены при измерении всех 9 точек по системе POP-Q до и после операции. Анатомические результаты следует признать удовлетворительными в обеих группах, так как выявлено значимое улучшение всех параметров. Не выявлено значимых различий только по параметру Tvl во 2 группе. Этот параметр измеряется в абсолютных величинах, а при условии, что при проведении пластических операций не иссекалось влагалище, то даже после коррекции полного выпадения длина влагалища остается неизменной и измеряется в абсолютных величинах.

Кольпоперинеолеваторопластика проведена в 12% в первой и в 32% во 2 группе. Состояние генитальной поддержки 3 уровня по DeLancey значимо улучшилось, об этом можно говорить на основании статистического различия до и после операции в параметрах Gh и Pb.

Таким образом, восстановление нормального анатомического положения I и II уровней, всегда приводит к улучшению состояния тазовых мышц и проведение леваторопластики в качестве этапа коррекции генитального пролапса следует признать необязательным.

Отмечено 3 рецидива (12%) в I и 2 рецидива (5,7%) во II группе. В I группе в 2 случаях отмечено опущение матки II ст., в одном – бессимптомное цистоцеле II ст.

Две пациентки II группы имели рецидив уже III стадии и посчитали результаты лечения неудовлетворительными. Рецидив возник после пластики передней и задней стенок влагалища с сохранением матки. В одном случае произошло изолированное опущение матки при адекватном положении стенок влагалища. По-видимому, произошел отрыв лигатур, фиксирующих протез к шейке матки. При расспросе выяснилось, что пациентка не выполняла предписания, а именно систематически поднимала тяжелые вещи.

Следует обратить на еще одно, казалось бы, не значимое обстоятельство – это состояние передней стенки влагалища в первой группе после оперативного лечения. Значения точек Aa и Ba в среднем соответствовало - 1,95 см, что говорит о начальной стадии цистоцеле у части больных, перенесших лапароскопическую сакрокольпопексию. Это соответствовало I стадии пролапса и не вызывало никаких симптомов.

Однако при наличии невыраженных дефектов лобково-шеечной фасции, особенно латеральных и центрального, с годами следует ожидать прогрессирования цистоцеле в этой группе, Таким образом, лапароскопический доступ в коррекции цистоцеле не является оптимальным и нуждается в усовершенствовании.

Под анатомической эффективностью понимали отсутствие или I стадию пролапса по POP-Q. В нашем исследовании анатомическая эффективность при среднем сроке наблюдения 21 месяц составила 88% при лечении лапароскопическим доступом и при вагинальном.

94,3% Максимальная частота рецидивов пролапса в подгруппе больных, оперированных по методу Prolift anterior + posterior, что соответствует литературным данным [43,98].

Анализ жалоб и качества жизни проводился на основании сравнения идентичных жалоб до и после операции.

К сожалению, полностью достичь избавления от всех симптомов не представлялось возможным, так как в большинстве случаев это сложные больные с комплексом различных дисфункций тазового дна. Тем не мнение, положительной оценки результатов лечения удалось достичь у подавляющего большинства больных.

Интерес представляют больные с жалобами на тазовые боли. Мы не получили статистического различия в симптомах до и после оперативного лечения. Эти симптомы не специфические. До операции, как мы полагаем, в большинстве случаев они были связаны с пролапсом. Наличие тазовых болей чаще встречалось у больных с ректоцеле. Это связано, по-видимому, с растяжением крестцово-маточных связок и проходящих в них немиелинизированных нервных волокон S2-S4 [103]. После оперативного лечения частота болей снизилась на 20% в первой группе и на 23% во группе. Однако у 12% больных обнаружены симптомы тазовых болей de novo. Это, возможно, явилось следствием фиброза по ходу установленного протеза.

При прицельном выяснении тяжести болевого синдрома этим пациенткам при катамнезе задавался вопрос: «если бы Вы знали, что у Вас будут подобные симптомы (тазовые боли или диспареуния) согласились ли бы Вы на операцию все равно?» Большинство (87,5%) пациенток ответили утвердительно. Этот факт, с одной стороны, указывает на то, что данные симптомы носили невыраженный характер в большинстве случаев. С другой стороны, хирургическое лечение у данной группы больных было выполнено в связи с выраженной симптоматикой до операции, о чем пациентки не забывают спустя годы после операции.

При изучении частоты диспареунии не было получено достоверной разницы в полученных результатах до и после хирургии. Данный показатель анализировался среди женщин, живущих половой жизнью. Тут также превалировали de novo возникшие симптомы, причем ни одна пациентка не перестала, но и не возобновила половую жизнь после операции. Таким образом, число живущих половой жизнью пациенток до и после операции составило 33. При оценке половой жизни при помощи вопросника PISC-12 до и после операции не удалось выявить значимых различий ни в одной из групп. Следует заключить, что на данной клиническом материале не выявлено каких-либо значимых изменений в половой жизни до и после оперативного лечения. Необходимо подчеркнуть, что симптомы диспареунии и болей носили невыраженный характер. Только в 1 случае из-за диспареунии возникла необходимость в удалении протеза.

Эффект на сексуальную функцию после хирургического лечения ОиВВПО с использованием mesh оценивался во многих исследованиях, получены противоречивые данные. В одних исследованиях выявлено улучшение сексуальной функции [26,66,111], в то время как другие исследователи не выявляют подобных различий [102, 62]. Наши данные подтвердили, что сексуальная активность женщины очень сложна и не может быть сведена лишь к урогинекологической сфере.

Анализируя жалобы, связанные с нарушением мочеиспускания, отмечено выраженное улучшение. Однако в группе продолжали I персиситровать ургентные симптомы, вероятно, связанные с преобладанием кольпосуспензии по Берчу в качестве антистрессовой процедуры. Также следует отметить, что 2 пациенткам I группы спустя 6-7 месяцев после операции произведена уретропексия трансобтураторным доступом после отсутствия эффекта от кольпосуспензии по Берчу с положительным эффектом.

Полученные данные не совпадают с мнением Burigo K.L., 2007 [38] показавшим улучшение мочевых симптомов, в частности стрессового и ургентного недержания мочи, при профилактическом выполнении кольпосуспензии по Берчу при открытой сакрокольпопексии. Не целесообразно рутинное выполнение кольпосуспензии по Берчу с профилактической целью. Как указано выше, у этих пациенток чаще выявлялись ургентные симптомы после операции. Более того, при лапароскопической сакрокольпопексии и выявленном III типе недержания мочи (истинной недостаточности сфинктера) целесообразен переход на влагалищный этап и выполнение петлевой уретропексии.

В отсроченном периоде не отмечено обструктивного мочеиспускания ни в одном случае. Однако следует отметить, что даже после восстановления нормального анатомического положения мочевого пузыря и уретры эти жалобы не всегда исчезали быстро в связи с умеренной гипотонией детрузора у ряда пациенток. Считается, что данное состояние не поддается медикаментозной терапии.

Как указывалось выше, функциональные нарушения прямой кишки очень распространены среди пациенток с выраженным опущением стенок влагалища [42,73,130]. Однако сложно понять, является ли обструктивная дефекация (запоры) причиной пролапса или наоборот, пролапс вызывает подобные симптомы. В связи с этим некоторые аспекты реконструктивных операций могут как положительно, так и отрицательно сказаться на функционировании нижних отделов желудочо-кишечного тракта.

Восстановление ректовагинальной перегородки при ее дефектах и устранение выпячивания задней влагалищной стенки при помощи сакрокольпопексии или операции Prolift posterior положительно отразилось на процессе дефекации. Однако массивная диссекция ректовагинального пространства и изменение в анатомии ректосигмоидного отдела толстой кишки могут ухудшить или спровоцировать появления подобных симптомов [98].

Во II группе значимо снизились жалобы на затруднение дефекации, тогда как в I группе этого не наблюдалось. В 2 случаях в послеоперационном периоде у больных I группы возникли симптомы дисшезии de novo.

Функционирование запирательного аппарата прямой кишки в отдаленном периоде следует признать удовлетворительным в большинстве случаев, так как по всем показателям выявлены статистически достоверные различия показателей до и после операции. Исключение составляет один случай рецидива пролапса в I группе, при котором отмечено ухудшение. Ни у одной пациентки не было жалоб после операции на недержание оформленного стула.

Вероятно, подобные результаты связаны с дооперационной диагностикой дефектов анального жома и адекватной их коррекцией, проведением кольпоперинеолеваторопластики пациенткам с симптомами анальной недостаточности. Также, как и в случае со стрессовом недержанием мочи, при явлениях неудержания кишечного содержимого пациентки проинструктированы и выполняли упражнения Кегеля в течение длительного времени.

Интересным представляется наблюдения о значимом снижении такого симптома, как боль при дефекации во II группе, но недостоверном снижении данного показателя в I группе (небольшое количество пациенток с подобными жалобами). Можно предположить, что выраженное опущение задней стенки влагалища, корригированное после оперативного лечения во II группе, явилось главной причиной данного феномена.

Мы не встретили работ в литературе по применению вопросников PISQ-12, PFDI-20 и PFIQ-7, переведенных на русский язык. Проведен анализ зависимости коэффициентов применяемых вопросников и стадии пролапса, были использованы данные как до, так и после операции. Наибольшая корреляция показана у вопросников PFDI-20, PFIQ-7, POPDI-6 и POPIQ-7.

Средние значения большинства вопросников зависят от стадии пролапса, кроме вопросников PISQ-12, CRADI-8 и CRAIQ-7, что еще раз подтверждает тот факт, что сексуальная функция слабо коррелирует со стадией пролапса и что многие кишечные симптомы не всегда связаны с ОиВВПО.

Во II группе отмечается наибольшие различия по всем показателям качества жизни до и после хирургической коррекции. Однако в I группe по кишечным симптомам (вопросники CRADI-8 и CRAIQ-7) и по влиянию мочевых симптомов на психоэмоциональную составляющую качества жизни (вопросник UIQ-7) получены числовые, но не достоверные различия. Можно предположить, что меньшая значимость изменений после операции в группе лапароскопической коррекции связана с тем, что исходно симптоматика не была настолько выражена. Следует предположить, что если симптомы дисфункций тазового дна до операции не выражены, то высока вероятность ухудшения симптоматики даже при отсутствии рецидивов.

Суммируя все вышесказанное, результаты лечения следует признать:

• хорошими (полное восстановление функциональных изменений и отсутствие рецидива пролапса) – у 17 (68%) и 26 (74,2%) больных в I и II группах соответственно;

• удовлетворительными (полное восстановление функциональных изменений и рецидив I-II стадии или наоборот) – у 6 (24%) и 7 (20%) больных в I и II группах;

• неудовлетворительными (развитие рецидива или некоррегированые функциональные и анатомические изменения) – у 2 (8%) и 4 (11,4%) больных в I и II группах соответственно.

Таким образом, в целом удовлетворительные исходы лечения получены у 23 (95%) и 31(88,5%) пациенток I и II группы соответственно.

ВЫВОДЫ Выпадение матки и стенок влагалища помимо значительных 1.

нарушений мочеиспускания (у 97% больных) приводит к затруднению (в 50%) и боли при дефекации (27%), недержанию кала (33%) и газов (58%).

Одной из причин обращения за медицинской помощью является значительное снижение качества жизни. Диспареунию и хронические тазовые боли отметили 51 и 60% больных.

Ультразвуковое исследование органов малого таза с изучением 2.

состояния мышечно-фасциальных структур смежных органов, сфинктероманометрию, а так же применение специфических вопросников как наиболее информативные виды обследования больных с генитальным пролапсом, которые могут быть использованы в повседневной практике.

Обосновано применение современных сетчатых протезов для 3.

коррекции выпадения матки и стенок влагалища, так как в основе выпадения лежат обширные дефекты фасциальных структур, требующих неофасциогенеза, а лапароскопическая сакрокольпопексия и операция Prolift позволяют выявлять эти дефекты и корригировать их.

Показанием к выполнению антистрессовых операций служит 4.

клинические проявления недержания мочи при напряжении, что было отмечено в 35% случаев. При выявлении недержания мочи сообразно проводить слинговые процедуры.

Проведение сфинктеролеваторопластики показано при 5.

выявленных дефектах наружного сфинктера пациенток), (у 10% подтвержденных и детально визуализированных при УЗИ исследовании и исследованиях ЗАПК. Кольпоперинеолеваторопластика показана при рубцовых поражениях промежности и при симптомах анальной недостаточности (без выявленных дефектов сфинктера) и не должна использоваться в качестве лечения ректоцеле.

Лапароскопическая сакрокольпопексия показана при лечении 6.

генитального пролапса у сексуально активных пациенток, так как при высокой эффективности (95%) не сопряжена с риском развития MESH ассоциированных осложнений. В то же время из-за длительности операции, лимитом отбора больных (ожирение, спаечный процесс) данный вид лечения не может быть методом выбора, особенно у больных пожилого и старческого возраста.

Операция экстраперитонеальная кольпопексия (операция Prolift) 7.

при высокой эффективности (88,5%) может быть применена у любой категории больных с выпадением матки и стенок влагалища в виду своей универсальности, однако у больных были отмечены 5,7% MESH ассоциированные осложнения.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ Пролапс гениталий имеет значительное негативное влияние на 1.

качество жизни женщин как сам по себе, так и в связи с сочетанием данной патологии с огромным спектром дисфункций тазового дна, затрагивающих нижние мочевые пути и терминальные отделы желудочно-кишечного тракта.

Поэтому при сборе анамнеза необходимо уделять особое внимание данным вопросам.

Применение синтетических протезов в хирургии генитального 2.

пролапса показано в случаях ОиВВПО IIIV стадии при наличии симптомов опущения и нарушения функции смежных органов. Лапароскопический доступ предпочтительнее у молодых, живущих активной половой жизнью пациенток, в то время как влагалищный доступ более предпочтителен у пожилых, а также в случае с выявленными латеральными и центральным дефектами пубоцервикальной фасции, так как лапаросокпическая коррекция данных дефектов представляет большие трудности.

Учитывая наличие серьезных осложнений и относительно 3.

высокую их встречаемость, операция и лапароскопическая Prolift сакрокольпопексия не могут быть рассмотрены как малоинвазивные вмешательства, их проведение требует специальной подготовки врача и должны рассматриваться как полномасштабные хирургические пособия.

Частота осложнений обратно пропорциональна возрасту и стадии пролапса.

Все пациентки до операции должны быть проинформированы о возможности наиболее часто встречающихся осложнений.

Операция Prolift и лапароскопическая сакрокольпопексия имеют 4.

сопоставимые результаты как по частоте осложнений, так и в аспекте восстановления правильного положения стенок влагалища и функциональных результатов. Положительные результаты получены в 88,5 и 95% случаев. Однако операция Prolift более затратна для пациентов. Большая кровопотеря отмечена при операции Prolift, однако, время операции значительно меньше в сравнении с лапароскопическим доступом. Частота тазовых болей после операции Prolift и сакрокольпопексии сопоставима, в то время как частота послеоперационной диспареунии выше в группе влагалищных вмешательств.

Возможно проведение операции при сохранении матки. При 5.

сохранении матки при операции Prolift ниже количество эрозий, но выше частота рецидивов.

Основными причинами неудовлетворительных результатов 6.

коррекции генитального пролапса являются неадекватная коррекция дефектов тазовой поддержки. Операция кольпоперинеолеваторопластика не должна использоваться как моновмешательство для лечения ректоцеле ввиду своей нефизиологичности. Показаниями для КПЛП служат выраженные рубцовые поражения промежности и симптомы анальной инконтиненции при отсутствии выявленных дефектов в запирательном аппарате прямой кишки.

Необходимо прицельно выявлять жалобы на анальную 7.

недостаточность. При выявлении дефектов сфинктера прямой кишки показаны дополнительные обследования для уточнения характера дефектов и одномоментная сфинктеролеваторопластика с коррекцией пролапса гениталий. При гиподиагностике подобных дефектов после хирургического лечения возможно значительное ухудшение данной симптоматики. Всем пациенткам с анальной инконтиненцией в послеоперационном периоде целесообразно рекомендовать упражнения Кегеля.

При выявлении стрессового недержания мочи, в том числе 8.

оккультного, необходимо проведение антистрессовых процедур, причем предпочтение следует отдавать слинговым процедурам, а не кольпосуспензии по Берчу. При данной операции часты рецидивы и симптомы гиперактивности в послеоперационном периоде.

Необходимо применять современные гиперэластичные сетчатые 9.

синтетические материалы при Mesh пластиках генитального пролапса, как при влагалищном доступе, так и при лапароскопическом, так как значительно уменьшается число эрозий и отторжения трансплантата.

10. Проведение пластики генитального пролапса синтетическими протезами значимо не улучшает сексуальную функцию.

11. Следует избегать всяческого натяжения проленовых протезов, так это приводит к болям и эрозиям. Также целесообразно расправлять синтетический протез и фиксировать его в таком положении, так как имеется риск его дислокации и «съеживания», что приводит к болям и диспареунии.

При проведении исследований в области лечения генитального 12.

пролапса для оценки степени анатомических и функциональных нарушений необходимо использование специфических вопросников, так как они позволяют с большей вероятностью выявить симптомы поражения смежных органов до операции и объективизировать отдаленные результаты лечения.

Для точного контроля положения стенок влагалища и внутренних половых органов необходимо применять стандартизованную систему POPQ до и после оперативного лечения.

13. Целесообразно современное послеоперационное ведение больных.

Это ранняя активизация режима с первых суток (расширение послеоперационного периода), раннее питание больных, восстановление самостоятельной дефекации и мочеиспускания. На отдаленные результаты не повлияло отрицательно разрешение положения сидя со вторых суток после операции.

14. Специфическим осложнением использования синтетических материалов является формирование эрозии слизистой влагалища в зоне пластики, а также реакция отторжения трансплантата.

Антибиотикопрофилактика снижает частоту эрозий и должна проводиться периоперационно. Также для предупреждения эрозии влагалища необходимо следовать принципу пластической хирургии натяжения (отсутствие сопоставляемых тканей), а также использовать синтетические материалы с индексом «soft». Отличительной особенностью такого протеза является способность адаптироваться к поверхности, предупреждать образование пролежней. В случае обнаружения эрозии слизистой стенки влагалища над установленным протезом или реакции отторжения проводится консервативная терапия. При отсутствии эпителизации в зоне эрозии, расширении зоны инфильтрации тканей показано удаление протеза.

Список литературы Список литературы:

1. Абдулаев М.Ш. Клиника, диагностика и лечение ректоцеле.

(Казахстанский НИИ клинической и экспериментальной хирургии им.

А.Н. Сызганова.) Алма-Ата 1989г.

2. Адамян Л.В., Кулаков В.И., Киселев С.И., Сашин Б.Е. Лапаро вагинальный доступ в хирургическом лечении опущения стенок влагалища, несостоятельности мышц тазового дна и недержания мочи при напряжении у женщин детородного возраста. // Эндоскопия в диагностике и лечении патологии матки (международный конгресс). М. - 1997. - С.191-193.

3. Буянова С.Н. Принципы выбора метода хирургической коррекции пролапса гениталий и недержания мочи. Материалы II Российского форума «Мать и Дитя». Москва 18-22 сентября 2000г. с.191-192.

4. Буянова С.Н., Савельев С.В., А.А. Федоров Роль ДСТ в патогенезе пролапса гениталий российский вестник акуш и гинекологии спец.

выпуск 2008 8-11.

5. Буянова С.Н., Смольнова Т.Ю., Иоселиани М.Н., Куликов В.Ф. К патогенезу опущения и выпадения внутренних половых органов. // Вестник Российской ассоциации акушеров-гинекологов. 1998. - №1. С. 77-79.

6. Васильева Л.Н. Опыт хирургического лечения опущений и выпадений женских половых органов: Автореферат дис.... канд. мед. наук. - Киев, 1975. - 23 с.

7. Глебова Н.Н., Корниенко Т.Г., Мухаметшина Н.Г., Вехновский В.О.

Хирургическое лечение выпадений матки. / Современные методы оперативного лечения в акушерстве и гинекологии. Cборник научных трудов (республиканский). - М., 1983. С. 51-56.

8. Глебова Н.Н., Мухаметшина Н.Г. Опыт лечения и реабилитация женщин, перенесших травмы мягких тканей родовых путей. // Акушерство и гинекология. - 1983. - N4. - С. 49.

9. Голдина А.Я., Погосов А.Г. Хирургическое лечение больных с опущением стенок влагалища. / Актуальные вопросы реконструктивно пластической хирургии в акушерстве и гинекологии. Cборник научных трудов (республиканский). - М., 1986. - С. 37-40.

10. Дульцев Ю.В., Абдулаев М.Ш., Саламов Н.Н., Титов А.Ю.

«Особенности диагностики и лечения ректоцеле.» Акушерство и гинекология 1990, 2, с. 65-67.

11. Загребина В.А., Торчинов А.М. Хирургическая коррекция опущения стенок влагалища при экстирпации матки. Акушерство и // гинекология. - 1988. - N5. С. 35-36.

12. Краснопольский В.И. Наш опыт хирургического лечения опущения матки и стенок влагалища. // Акушерство и гинекология. - 1985. - N7. С. 58-60.

13. Краснопольский В.И., Буянова С.Н., Иоселиани М.Н., Куликов В.Ф.

Профилактика рецидивов выпадения влагалища после вагинальной гистерэктомии. Вестник Российской ассоциации акушеров // гинекологов. 1998. - №1. - С. 64-66.

14. Краснопольский В.И., Буянова С.Н., Попов А.А. Абдоминальные, лапароскопические и сочетанные методы хирургического лечения недержания мочи при напряжении. // Акушерство и гинекология. 1996. - №5. - С. 12-15.

15. Краснопольский В. И., Титченко Л. И., Чечнева М.А., Петрова В. Д.,.

Краснопольская И. В., Ультразвуковой диагностический алгоритм при стрессовой инконтиненции Российский вестник акушера // гинекологии №3 | 16. Кулаков В.И., Адамян Л.В., Мынбаев О.В. «Оперативная гинекология – хирургические энергии. М. 2000.

17. Попов А.А. Современные аспекты диагностики, классификации и хирургического лечения опущения и выпадения женских половых органов. Дисс. д.м.н. Москва 2001.

18. Пушкарь Д.Ю. Диагностика и лечение сложных и комбинированных форм недержания мочи у женщин: Дис. докт. мед. наук. - М., 1997.

19. Рогозин И.А., Супрутская Г.Г. Хирургическое лечение опущений женских половых органов. Диагностика и реконструктивно хирургические методы лечения заболеваний репродуктивной системы женщины. Сборник научных трудов (республиканский). - М., 1988. - С.

77-79.

20. Савельева И.С. Реабилитация больных, страдающих опущением внутренних половых органов. Проблемы акушерства и гинекологии в исследованиях МОНИИАГ. - М. - 1995. - С. 94-97.

21. Созанский А.М. Хирургическая реабилитация женщин страдающих опущением и выпадением внутренних половых органов. Автореферат дис. докт. мед. наук. - Киев. - 1988. - 36 с.

22. Федоров А.А. Влияние гистерэктомии на анатомо-функциональное состояние мочевой системы Дисс. к.м.н. Москва 2006 с 27-33.

23. ACOG Committee on Practice Bulletins—Gynecology ACOG Practice Bulletin No. 85: Pelvic organ prolapse. Obstet Gynecol. Sep;


110(3):717-29.

24. Amid P.K. Classification of biomaterials and their related complications in abdominal wall hernia surgery Hernia (1997) 1:15-21.

25. Arthure HG, Savage D. Uterine prolapse and prolapse of the vaginal vault treated by sacral hysteropexy. J Obstet Gynaecol Br Emp 1957;

64:355– 60.

26. Azar M;

Noohi S;

Radfar S;

Radfar MH Sexual function in women after surgery for pelvic organ prolapse. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct.

2008 Jan;

19(1):53-7. Epub 2007 Jun 27. Baden WF, Walker TA. Genesis of the vaginal profile: a correlated classification of vaginal relaxation. Clin Obstet Gynecol 1972:15;

1048 1054.

28. Barber M.D., Visco AG, Wyman JF, et al. Sexual function in women with urinary incontinence and pelvic organ prolapse. Obstet Gynecol 2002;

99(2):281-289.

29. Barber, M. D. Walters, R. C. Bump, Short forms of two condition-specific quality-of-life questionnaires for women with pelvic floor disorders (PFDI 20 and PFIQ-7) American Journal of Obstetrics and Gynecology (2005) 193, 103–13.

30. Barber M, Walters MB, Bump R. Association of the magnitude of pelvic organ prolapse and presence and severity of symptoms. J Pelvic Med Surg 2003;

9: 31. Barrington JW, Edwards G. Posthysterectomy vault prolapse. Intl Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunc. 2000;

11:241-245.

32. Benson JT, Lucente V, McClellan E. Vaginal versus abdominal reconstructive surgery for the treatment of pelvic support defects: a prospective randomized study with long-term outcome evaluation. Am. J Obstet Gynecol 1996;

175: 1418–21.

33. Bowling A. Measuring health: a review of Quality of life measurements scales. Buckingham: Open University press. 1991.

34. Boyles SH, Weber AM, Meyn L. Procedures for urinary incontinence in the United States, 1979–1997. Am J Obstet Gynecol 2003;

189: 70–75.

35. Bradley CS;

Zimmerman MB;

Qi Y;

Nygaard IE Natural history of pelvic organ prolapse in postmenopausal women. Obstet Gynecol. Apr;

109(4):848- 36. Brown JS, Waetjen LE, Subak LL, Thom DH, Van den Eeden S, Vittinghoff E. Pelvic organ prolapse surgery in the United States, 1997. Am J Obstet Gynecol 2002;

186: 712–16.

37. Bruce RG, El Galley RE, Galloway NT. Paravaginal defect repair in the treatment of female stress urinary incontinence and cystocele. Urology 1999;

54: 647–51.

38. Burgio KL;

Nygaard IE;

Richter HE;

Brubaker L;

Gutman RE;

Leng W;

Wei J;

Weber AM Bladder symptoms 1 year after abdominal sacrocolpopexy with and without Burch colposuspension in women without preoperative stress incontinence symptoms. Am J Obstet Gynecol. Dec;

197(6):647.e1- 39. Carley ME, Schaff er J. Urinary incontinence and pelvic organ prolapse in women with Marfan or Ehlers Danlos syndrome. Am J Obstet Gynecol 2000;

182: 1021–23.

40. Chen L, Ashton-Miller JA, Hsu Y, Delancey JO. Interaction among apical support, levator ani impairment, and anterior vaginal wall prolapse. Obstet Gynecol 2006;

108: 324–32.

41. Chiaff arino F, Chatenoud L, Dindelli M, et al. Reproductive factors, family history, occupation and risk of urogenital prolapse. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 1999;

82: 63–67.

42. Christopher J. Klingele Pelvic Organ Prolapse in Defecatory Disorders Obstet Gynecol 2005;

106:315–20.

43. Comiter CV, Vasavada SP, Barbaric ZL, Gousse AE, Raz S. Grading pelvic prolapse and pelvic floor relaxation using dynamic magnetic resonance imaging. Urology 1999;

54:454–457.

44. Cosson M et al Mechanical Properties of synthetic implants used in the repair of prolpase and urinary incontinence in women: which is the ideal material? Int Urogynecol J (2003) 14: 169-178.

45. Cosson M, Caquant F, Collinet P, Rosenthal C, Clave H, Jacquetin B. Prolift mesh for pelvic organ prolapse surgical treatment using the TVM group technique: a retrospective study of 687 patients. Neurourol. Urodyn. 2005;

24: 121–22.

46. Cosson M, Debodinance P, Boukerrou M, et al // Int. Urogynecol. J. -2003.

– Vol. 14. –P. 169-178.

47. Cruikshank SH, Kovac SR. Randomized comparison of three surgical methods used at the time of vaginal hysterectomy to prevent posterior enterocele. Am J Obstet Gynecol 1999;

180: 859–65.

48. Cruikshank SH. Sacrospinous fixation-should this be perforned at the time of vaginal hysterectomy? Am J Obstet Gynecol 1991;

164:1072-6.

49. Culligan PJ, Murphy M, Blackwell L, Hammons G, Graham C, Heit MH.

Long-term success of abdominal sacral colpopexy using synthetic mesh. Am J Obstet Gynecol 2002;

187:1473– 80;

discussion 1481-2.

50. Cumberland VH. A preliminary report on the use of prefabricated nylon weave in the repair of ventral hernia. Med Journal of Aust.1952: 1:143-4.

51. Davila G. Willy, Gamal M. Ghoniem and Steven D.Wexner (Eds.) Pelvic Floor Dysfunction A Multidisciplinary Approach Springer 2006/ 52. De Lancey JOL. The hidden epidemic of pelvic floor dysfunction:

achievable goals for improved prevention and treatment. Am J Obstet Gynecol 2005;

192: 1488–95.

53. Debodinance P, Berrocal J, Clave H, Cosson M, Garbin O, Jacquetin B, et al. Changing attitudes on the surgical treatment of urogenital prolapse: birth of the tension-free vaginal mesh [in French]. J Gynecol Obstet Biol Reprod 2004;

33:577–88.

54. DeLancey JOL. Anatomic aspects of vaginal eversion after hysterectomy.

Am J Obstet Gynecol 1992;

166:1719.

55. Digesu GA;

Chaliha C;

Salvatore S;

Hutchings A;

Khullar The relationship of vaginal prolapse severity to symptoms and quality of life. V BJOG. Jul;

112(7):971- 56. Ellerkmann RM, Cundiff GW, Melick CF, Nihira MA, Leffl er K, Bent AE.

Correlation of symptoms with location and severity of pelvic organ prolapse.

Am J Obstet Gynecol 2001;

185: 1332–37.

57. Fernandez–Fraga et al. Significance of Pelvic Floor Muscles in Anal Incontinence Gastroenterology 2002;

123:1441–1450.

58. Fletcher RH, Fletcher SW. Clinical research in general medical journals: a 30 year perspective. New Engl J Med 1979;

301: 180-183.

59. FRANCIS C. USHER;

JOHN G. FRIES;

JOHN L. OCHSNER;

L. L. D.

TUTTLE JR. Marlex Mesh, a New Plastic Mesh for Replacing Tissue Defects: II. Clinical Studies AMA Arch Surg. 1959;

78(1):138-145.

60. Francis WJ, Jeffcoate TN. Dyspareunia following vaginal operations. J Obstet Gynaecol Br Emp 1961;


68:1-10.

61. Gousse AE, Barbaric ZL, Safir MH, Madjar S, Marumoto AK, Raz S.Dynamic half Fourier acquisition, single shot turbo spin-echo magnetic resonance imaging for evaluating the female pelvis. J Urol 2000;

164:1606– 1613.

62. Gauruder-Burmester A, Koutouzidou P, Tunn R. Effect of Vaginal Polypropylene Mesh Implants on Sexual Function Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2008 Nov 1.

63. Grody MH, Nyirjesy P, Chatwani A. Intravesical foreign body and vesicovaginal fistula: a rare complication of a neglected pessary. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct 1999;

10: 407–08.

64. Haase P, Skibsted L. Influence of operations for stress incontinence and/or genital descensus on sexual life. Acta Obstet Gynecol Scand 1988;

67:659 61.

65. Hanavadi S, Durham-Hall A, Oke T, Aston N. Forgotten vaginal pessary eroding into rectum. Ann R Coll Surg Engl 2004;

86: W18–19.

66. Handa VL;

Zyczynski HM;

Brubaker L;

Nygaard I;

Janz NK;

Richter HE;

Wren PA;

Brown MB;

Weber AM Sexual function before and after sacrocolpopexy for pelvic organ prolapse. Am J Obstet Gynecol. Dec;

197(6):629.e1- 67. Hegar E.L.A. Operative Gynkologie. Published with Rudolf Kaltenbach (1842-1893), 1874. 1th edition 1897.

68. Hendrix SL, Clark A, Nygaard I, Aragaki A, Barnabei V, McTiernan A.

Pelvic organ prolapse in the Women’s Health Initiative: gravity and gravidity. Am J Obstet Gynecol 2002;

186: 1160–66.

69. http://www.fda.gov/cdrh/safety/102008-surgicalmesh.html.

70. Jia X, Glazener C, Mowatt G, MacLennan G, Bain C, Fraser C, Bur J, Efficacy and safety of using mesh or grafts in surgery for anterior and/or posterior vaginal wall prolapse: systematic review and meta-analysis BJOG:

An International Journal of Obstetrics & Gynaecology Volume 115 Issue 11, P 1350 – 71. Hunskaar S, Burgio K, Clark A, et al. Epidemiology of urinary and fecal incontinence and pelvic organ prolapse. In: Abrams P. Cordozo L, Koury S, Wein A, eds. Third international consultation on incontinence, 1st edn.

Paris: Health Publication, 2005.

72. Imparato E, Aspesi G, Rovetta E, Presti M. Surgical management and prevention of vaginal vault prolapse. Surg.Gynecol Obstet 1992;

175:233–7.

73. Jackson S.L. et al. Fecal Incontinence in Women With Urinary Incontinence and Pelvic Organ Prolapse Obstet. Gynecol. 1997;

89:423-7.

74. Jackson SR, Avery NC, Tarlton JF, Eckford SD, Abrams P, Bailey AJ.

Changes in metabolism of collagen in genitourinary prolapse. Lancet 1996;

347: 1658–61.

75. Jeffcoate TN. Posterior colpoperineorrhaphy. Am J Obstet Gynecol 1959;

77:490-502.

76. Jelovsek J Eric, Christopher Maher, Matthew D Barber Pelvic organ prolapse Lancet 2007;

369: 1027– 77. Kahn, MA. Posterior colporrhaphy: Its effects on bowel and sexual function.

Br J Obstet Gynaecol 1997;

104:82.

78. Kahn, MA, Stanton, SL, Kumar, D, Fox, SD. Posterior colporrhaphy is superior to the transanal repair for treatment of posterior vaginal wall prolapse. Neurourol Urodyn 1999;

18:70.

79. Karasick S, Spettell CM. The role of parity and hysterectomy on the development of pelvic floor abnormalities revealed by defecography. AJR Am J Roentgenol 1997;

169: 1555–58.

80. Lane FE. Repair of posthysterectomy vaginal-vault prolapse. Obstet Gynecol 1962;

20:72–7.

81. Lichtenstein IL, Shulmann AG, Amid PK, Montllor MM. The tension-free hernioplasty. Am J Surg 1989;

157:188-93.

Лапароскопическое укрепление свода влагалища.

82. Liu C.Y. // Эндоскопия в диагностике и лечении патологии матки (международный конгресс). - М. - 1997. - С.173-178.

83. Liu X, Zhao Y, Pawlyk B, Damaser M, Li T. Failure of elastic fiber homeostasis leads to pelvic floor disorders. Am J Pathol 2006;

168: 519–28.

84. Lo TS, Wang AC. Abdominal colposacropexy and sacrospinous ligament suspension for severe uterovaginal prolapse: a comparison. J Gynecol Surg 1998;

14: 59–64.

85. Lubowski DZ, Swash M, Nicholls RJ, Henry MM. Increase in pudendal nerve terminal motor latency with defaecation straining. Br J Surg 1988;

75:

1095–97.

86. MacDonagh R. Quality of life and its assessement in urology. Br J Urol 1996;

78: 485-496.

87. Maher C, Baessler K, Glazener CM, Adams EJ, Hagen S. Surgical management of pelvic organ prolapse in women. Cochrane Database Syst Rev 2004;

4: CD004014.

88. Maher CF, Qatawneh A, Dwyer PL, Carey MP, Cornish AS, Schluter PJ.

Abdominal sacral colpopexy or vaginal sacrospinous colpopexy for vaginal vault prolapse: a prospective randomized trial. Am J Obstet Gynecol 2004;

190: 20–26.

89. Makinen J, Soderstrom KO, Kiilholma P, Hirvonen T. Histological changes in the vaginal connective tissue of patients with and without uterine prolapse. Arch Gynecol 1986;

239: 17–20.

90. Mant J, Painter R, Vessey M. Epidemiology of genital prolapse:

observations from the Oxford family planning association study. BJOG 1997;

104: 579– 91. Meschia M, Gattei U, Pifarotti P, Spennacchio M, Longatti D, Barbacini P.

Randomised comparison between infracoccygeal sacropexy (posterior IVS) and sacrospinous fixation in the management of vault prolapse. Joint ICS/IUGA Meeting, 2004, Paris.

Abstract

614).

92. Milley PS, Nichols DH. A correlative investigation of the human rectovaginal septum. Anat Rec 1969;

163:443-52.

93. Moalli PA, Jones Ivy S, Meyn LA, Zyczynski HM. Risk factors associated with pelvic floor disorders in women undergoing surgical repair. Obstet Gynecol 2003;

101: 869–74.

94. Moalli PA, Shand SH, Zyczynski HM, Gordy SC, Meyn LA. Remodeling of vaginal connective tissue in patients with prolapse. Obstet Gynecol 2005;

106: 953–63.

95. Muir, Stepp, and Barber Adoption of the pelvic organ prolapse quantification system in peer-reviewed literature Am J Obstet Gynecol 2003;

189:1632-6.

96. Nichols D.H. Sacrospinous fixation for massive eversion of the vagina. Am J Obstet Gynecol 1982;

142:901-4.

97. Norton PA, Baker JE, Sharp HC, Warenski JC. Genitourinary prolapse and joint hypermobility in women. Obstet Gynecol 1995;

85: 225–28.

98. Nygaard IE, McCreery R, Brubaker L., Connolly AM, Cundiff G, Weber AM Abdominal Sacrocolpopexy: A Comprehensive Review Obstetrics & Gynecology VOL. 104, NO. 4, OCTOBER 99. O’Boyle AL, O’Boyle JD, Ricks RE, Patience TH, Calhoun B, Davis G. The natural history of pelvic organ support in pregnancy. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct 2003;

14: 46–49.

100. O’Boyle AL, Woodman PJ, O’Boyle JD, Davis GD, Swift SE. Pelvic organ support in nulliparous pregnant and nonpregnant women: a case control study. Am J Obstet Gynecol 2002;

187: 99– 101. Olsen AL, Smith VJ, Bergstrom JO, Colling JC, Clark AL.

Epidemiology of surgically managed pelvic organ prolapse and urinary incontinence. Obstet Gynecol 1997;

89: 501–06.

102. Pauls RN;

Silva WA;

Rooney CM;

Siddighi S;

Kleeman SD;

Dryfhout V;

Karram MM Sexual function after vaginal surgery for pelvic organ prolapse and urinary incontinence. Am J Obstet Gynecol. Dec;

197(6):622.e1-7.

103. Petros PE Papa The Female Pelvic Floor. Function, Dysfunction and Management According to the Integral Theory. Second Edition. Springer 104. Petros PE, Ulmsten UI. An integral theory of female urinary incontinence: experimental and clinical considerations. Acta Obstet Gynecol Scand Suppl 1990;

153: 7–31.

105. Rane A., Yik Nyok Lim, Grant Withey Magnetic resonance imaging findings following three different vaginal vault prolapse repair procedures:

A randomised study Aust. and New Zeal J Obst Gynaecol 2004;

44: 135– 139.

106. Ray A, Esen U, Nwabineli J. Iatrogenic vesico-vaginal fistula caused by shelf pessary. J Obstet Gynaecol 2006;

26: 275–76.

107. Rebecca G. Rogers Kimberly W. Coates Dorothy Kammerer-Doak Satkirin Khalsa Clifford Qualls A short form of the Pelvic Organ Prolapse/Urinary Incontinence Sexual Questionnaire (PISQ-12) Int Urogynecol J (2003) 14: 164–168.

108. Richard C. Bump, Anders Mattiasson, Kari B, Linda P. Brubaker, John O.L. DeLancey, Peter Klarskov, Bob L. Shull, Anthony R.B. Smith.

The standardization of terminology of female pelvic organ prolapse and pelvic floor dysfunction Am J Obstet. Gynecol. 1996 Jul;

175(1):10- 109. Richardson AC. The rectovaginal septum revisited: its relationship to rectocele and its importance in rectocele repair. Clin Obstet Gynecol 1993;

36:980.

Richter К., Albrich W.: Lоng term results foliowing fixation of the 110.

vagina on the sacrospinai ligament by the vaginal route (vaginaefixatio sacrospinalis vaginalis) Am J. Obstet Gynecol. 1981;

141:811- 16.

111. Rogers RG;

Kammerer-Doak D;

Darrow A;

Murray K;

Qualls C;

Olsen A;

Barber M. Does sexual function change after surgery for stress urinary incontinence and/or pelvic organ prolapse? A multicenter prospective study Am J Obstet Gynecol. 2006 Nov;

195(5):e1-4.

112. Samuelsson EC, Arne Victor FT, Tibblin G, Svardsudd KF. Signs of genital prolapse in a Swedish population of women 20 to 59 years of age and possible related factors. Am J Obstet Gynecol 1999;

180: 299– 113. Sand PK, Koduri S, Lobel RW, et al. Prospective randomized trial of polyglactin 910 mesh to prevent recurrence of cystoceles and rectoceles. Am J Obstet Gynecol 2001;

184: 1357–62.

114. Scales JT. Materials for Hernia repair. Proc R Soc Med 1053: 46: 647 52.

115. Snooks SJ, Barnes PR, Swash M, Henry MM. Damage to the innervation of the pelvic floor musculature in chronic constipation.

Gastroenterology 1985;

89: 977–81.

116. Spence-Jones C, Kamm MA, Henry MM, Hudson CN. Bowel dysfunction: a pathogenic factor in uterovaginal prolapse and urinary stress incontinence. Br J Obstet Gynaecol 1994;

101: 147–52.

117. Stojkovic S.G. Bafour L. Burke D., et. Does the need to self-digitate or presence of a large or nonemptying rectocoele on proctography influence the of transanal rectocoele repair? Colorectal Dis. 2003, № 5. Р 169- 118. Sugarbaker P.H. et al. Quality of life assessment in extremity sarcoma trials. Surgery 1982;

91:17-23.

119. Sulak PJ, Kuehl TJ, Shull BL. Vaginal pessaries and their use in pelvic relaxation. J Reprod Med 1993;

38: 919–23.

120. Swift S, Woodman P, O’Boyle A, et al. Pelvic Organ Support Study (POSST): the distribution, clinical definition, and epidemiologic condition of pelvic organ support defects. Am J Obstet Gynecol 2005;

192: 795–806.

121. Swift SE, Pound T, Dias JK. Case-control study of etiologic factors in the development of severe pelvic organ prolapse. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct 2001;

12: 187–92.

122. Swift SE, Tate SB, Nicholas J. Correlation of symptoms with degree of pelvic organ support in a general population of women: what is pelvic organ prolapse? Am J Obstet Gynecol 2003;

189: 372–77.

123. Wall L. L. and J. O. L. De Lancey The Politics of Prolapse: A Revisionist Approach to Disorders of the Pelvic Floor in Women Int Urogynecol J (1993) 4:304-309.

124. Walter S, Olesen KP, Hald T, Jensen HK, Pedersen PH. Urodynamic evaluation after vaginal repair and colposuspension. Br J Urol 1982;

54:

377–80.

125. Wattiez A., Boughizane S., Florence A., Canis M., Mage G., Pouly J L, Bruhat M.A. Лапароскопические операции при недержании мочи при напряжении и опущении половых органов. Эндоскопия в // диагностике и лечении патологии матки (международный конгресс). М. - 1997. - С. 165-170.

126. Weber AM, Walters MD, Piedmonte MR, Ballard LA. Anterior colporrhaphy: a randomized trial of three surgical techniques. Am J Obstet Gynecol 2001;

185: 1299–304.

127. Weber AM;

Walters MD;

Ballard LA;

Booher DL;

Piedmonte MR Posterior vaginal prolapse and bowel function. Am J Obstet Gynecol Dec;

179(6 Pt 1):1446-9;

discussion 1449- 128. Weber AM, Walters MD, Piedmonte MR. Sexual function and vaginal anatomy in women before and after surgery for pelvic organ prolapse and urinary incontinence. Am J Obstet Gynecol 2000;

182(6):1610-1615.

129. Weidner AC, Jamison MG, Branham V, South MM, Borawski KM, Romero AA. Neuropathic injury to the levator ani occurs in 1 in primiparous women. Am J Obstet Gynecol 2006;

195: 1851–56.

130. Williams et al. Anal Sphincter Damage After Vaginal Delivery Using Three-Dimensional Endosonography VOL. 97, NO. 5, PART 1, MAY 2001.

131. World Health Organization. The constitution of the WHO. WHO Chronicle 1947;

1: 29.

132. Wu V, Farrell SA, Baskett TF, Flowerdew G. A simplified protocol for pessary management. Obstet Gynecol 1997;

90: 990–94.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.