авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПОРЯДКА В СОВРЕМЕННЫХ ...»

-- [ Страница 5 ] --

В целом Российско-шведско-финский проект показал свою эффективность. На пилотных предприятиях проведен экологический аудит, построены программы природоохранных действий и монито ринга, установлена система нормативов исходя из реального поло жения и с учетом технологических и экономических возможностей субъектов хозяйственной и иной деятельности. Отмечено, что про зрачная система технологического нормирования изменила отноше ние руководства предприятия к экологическим проблемам, а внедре ние передовых технологий в целом улучшает имидж предприятия.

Анализ ежегодных отчетов субъектов хозяйственной деятель ности, участвующих в Российско-шведско-финском проекте, свиде тельствует о положительной динамике уменьшения негативного воз действия на окружающую среду при переходе на данную систему нормирования.

Основные направления совершенствования правового регули рования нормирования допустимого изъятия природных ресурсов.

Анализ законодательства об использовании природных ресурсов по казал, что правовое регулирование нормирования допустимого изъя тия природных ресурсов осуществляется в усеченном виде. Как пра вило, регулируется порядок установления нормативов изъятия (из влечения) природного ресурса и порядок их распределения между природопользователями. Правовому регулированию ограничения вовлекаемых в хозяйственное использование природных ресурсов не уделяется достаточного внимания. Распределение объема допусти мого изъятия (извлечения) природного ресурса может осуществлять ся в несколько этапов: сначала между территориальными образова ниями (субъектами Российской Федерации, водными бассейнами, охотничьими хозяйствами, лесничествами и т.д.), затем между при родопользователями (юридическими или физическими лицами).

Следует согласиться с М. М. Бринчуком, что пробелом в зако нодательстве является отсутствие нормативов (ограничений) ни за бор воздуха для технологических нужд. Изъятие атмосферного воз духа является бесконтрольным, что приводит к серьезным неблаго приятным экологическим последствиям.

Внедрение системы нормирования на основе НДТ, где изъятие атмосферного воздуха является их критерием, может решить про блему бесконтрольного забора атмосферного воздуха и обеспечить минимальный его забор в промышленных масштабах.





В странах Европейского Союза в условиях недостатка водных ресурсов наилучшие доступные технологии в качестве природо охранного параметра используют технологические нормативы забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов на единицу произве денной продукции.

Особенности нормирования забора воды на основе НДТ следу ет урегулировать на законодательном уровне, причем необходимо учитывать различия между возвратным водопотреблением (напри мер, использование воды для охлаждения оборудования) и безвоз вратным водопотреблением (например, потребление воды для оро шения земель).

Экономическое стимулирование рационального водопользова ния требует применения гибкой системы штрафов за нарушение ус тановленных нормативов и понижения ставок платы за пользование модным объектом при внедрении наилучших доступных технологий водопользования.

В Водном кодексе РФ следует предусмотреть нормы, регули рующие порядок установления лимитов (предельных объемов) забо ра водных ресурсов, устанавливаемые в границах речных бассейнов, подбассейнов, водохозяйственных участков при различных условиях водности, квот забора (изъятия) водных ресурсов из водного объекта в отношении каждого субъекта РФ и объемов допустимого изъятия водных ресурсов. Для всех водопользователей необходимо устано вить обязанность по установлению контрольно-измерительной аппа ратуры.

В целях сохранения популяций животных, на которые разре шена охота и рыболовство, а также редких и находящихся под угро зой исчезновения объектов животного мира, занесенных в Красные книги РФ и субъектов РФ, предлагается ввести в Федеральный закон о животном мире такой показатель состояния популяции животных как норматив численности популяций применительно к указанным объектам животного мира. В Законе следует закрепить, что при ус тановлении нормативов численности популяций необходимо исхо дить из данных кадастра объектов животного мира.

Кроме того, для совершенствования правового механизма нор мирования допустимого изъятия природных ресурсов необходимо правовое обеспечение принципа научной обоснованности их уста новления. Экологическая экспертиза проектов этих нормативов, в том числе регламентация порядка учета заключений научных орга низаций по проектам нормативов, позволит учесть последствия изъя тия одних природных ресурсов на состоянии других природных ре сурсов, а также обеспечить взаимосвязь с правовым механизмом нормирования воздействия на окружающую среду.

_ Couneil Directive 96/61/FC of 24 September 1996 coneeming integrated pollution prevention and control. 21 april 2000 // http://aix.meng.auth.gr/AIR EIV/activitles.html Пономарев, Л. С. О нормативах предельно допустимых концентраций в природных водах и их применении в современных условиях / Л. С. Понома рев // Бюллетень «Исполнение и охрана природных ресурсов в России».

2003, № 9—10, С. 130.

Краснова И. О., Даума В. «Евроремонт» российского законодательства.

01 мая 2004 г. http://www.ecolife.ru/jornal/econ/2004-5-1.html Martin Quinn, Envirounment Agency, Great Britain. The UK approach to use the BREFs at national and installation level // The Sevilla Process — A driver for Environmental performance in industry. 2000. P. 157—165.



Англо-русский словарь — справочник терминов, используемых в системе контроля за исполнением экологического законодательства. ОЭСМР, 2002.

С. 146.

Марховец, И. М. Использование методологии программы «Чистое произ водство» при переходе на технологическое нормирование / И. М. Марховец // СПб. : Научно-информационный бюллетень «Экологическая безопасность».

2002. № 1—2 (15—16). С. 27.

Черепова, С. В. Итоги проекта: плюсы и минусы. Оценка с точки зрения представителей пилотных предприятий / С. В. Черепова // СПб. : Научно информационный бюллетень «Экологическая безопасность», 2002. № 1— (15—16). С. 54.

Бринчук, М. М. Экологическое право : учебник / М. М. Бринчук. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Юристъ, 2004. С. 415.

Соловьева Н. В. — профессор кафедры «Общественные науки» Юридического института МИИТа, доктор физико-математических наук ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МИНИМИЗАЦИИ ЗАТРАТ ПРИ БЕЗОПАСНОМ ОСВОЕНИИ ШЕЛЬФА Согласование целей достижения экологической безопасности при освоении шельфа и минимизация затрат на ее обеспечение вы зывает существенные затруднения. Это обусловлено не только про тиворечиями требований задач экологии и экономики, но и сложив шейся практикой самостоятельности подходов в каждом из этих на правлений без учета целостного отражения реального объекта ис следования. Декларируемая сегодня междисциплинарность решения задач часто остается лишь целью, не достигая практики. До недав него времени принятие решений в стране в области рационального использования природных ресурсов было ориентировано преимуще ственно на экономические показатели, однако, при существующих методиках экономической оценки почти всех важнейших видов при родных ресурсов заметных успехов в повышении эффективности природопользования не наблюдается. Одной из причин такого поло жения является отсутствие должного учета экологического фактора в показателях экономической оценки природных ресурсов. Важней шим в этом смысле является первичность определения величины до пустимого риска экологической системы, а не наоборот — допусти мой интенсивности антропогенного воздействия.

На практике экономические требования вступают в противоре чия с экологическими, но все же можно сформулировать такой под ход, который позволит принимать эффективные эколого экономические решения природохозяйственных задач. В его основе лежат методы математического моделирования экологических систем с выходом на оценку и управление риском. Методика отрабатыва лась на задачах, связанных с экологическим состоянием и риском разработок шельфа. При этом использовались методы, основанные на комплексном междисциплинарном подходе, включающем экспе риментальные методы и данные натурных наблюдений как контакт ные, так и дистанционные.

Для моделирования шельфовых экосистем применялся синтез широко известного экосистемного подхода в математическом моде лировании и развивающегося экоскринингового. Междисциплинар ность предложенного подхода позволяет использовать все достоин ства смежных дисциплин и избежать недостатков каждой в отдель ности, а также реализовать синтез обоих направлений достаточно быстро для конкретных акваторий.

Состояние экологической системы оценивается разными груп пами специалистов по существующим для каждой из них нормати вам: санитарно-гигиеническим, рыбохозяйственным, водопользова тельским и т.д. с учетом хорошо разработанной системы предельно допустимых концентраций, выбросов и нагрузок. Несовершенство каждой группы нормативов в отдельности в настоящее время оче видно. Выполнение норм по какому-либо одному критерию не озна чает экологической безопасности всей системы в целом, однако яв ляется необходимым ее условием. Кроме того, наличие множества частных критериев экологической безопасности затрудняет выбор того или иного критерия, на основании которого можно сделать за ключение о степени опасности. Такая многомерность в постановке и решении задач экологии побуждает к разработке интегрального кри терия экологической безопасности, который, с приемлемой степенью обобщения, позволил бы видеть объект исследования в целом и да вать оценку его экологического состояния.

Необходимо пояснить, что к созданию универсального крите рия экологической безопасности для различных уровней биологиче ской организации вряд ли стоит стремиться. Если даже такой крите рий и будет предложен, то при наличии в нем систем разного уровня организации он должен обладать такой сильной степенью обобще ния, что существенные индивидуальные свойства каждого уровня организации могут быть потеряны. В силу этого, иерархия объектов и диапазон применимости критерия экологической безопасности должны соответствовать, по крайней мере, уровню организации ис следуемых систем.

А это, в свою очередь, имеет следствием создание не одного универсального критерия, а набора критериев для экосистем раз личных уровней. Число критериев должно быть небольшим и соот ветствовать ограниченному выделению уровней организации эколо гических систем.

Эти соображения легли в основу построения универсальной модели экологической системы морского шельфа, учитывающей свя зи между процессами различной природы (физической, химической, биологической, геологической), которые отражены системой нели нейных, нестационарных уравнений в частных производных. Тради ционный подход, связанный с математическим моделированием по следствий антропогенного воздействия на экологическую систему, предполагает расчет концентраций и биомасс основных компонентов экосистемы. В таком расчете в качестве внешних учитываются ан тропогенные воздействия на экосистему: сбросы загрязнений, строи тельство гидротехнических сооружений, зарегулирование речного стока, добыча полезных ископаемых на шельфе и т.п.

Моделирование экологического состояния и риска экосистемы для морского шельфа осуществляется в трехуровневой структуре иерархии процессов экосистемы. На первом уровне моделирования учитываются отдельные процессы. Чаще всего они устанавливаются эмпирически. Это выражения для законов гидромеханики, оптики, термодинамики, закономерности химических реакций, фотосинтеза, роста биомассы организмов. Взаимодействие процессов представле но моделями второго уровня: гидротермодинамический блок, гидро биологический блок и гидрохимический блок. Целостное представ ление о состоянии экосистемы шельфа возможно только с помощью модели третьего уровня, которая объединяет модели второго уровня в замкнутую систему. Реальный объект описывается иерархической последовательностью моделей с возрастающей степенью приближе ния к ее свойствам.

Математическая модель экологической системы шельфа позво ляет рассчитать годовой ход и поля основных компонентов экосисте мы при естественных и антропогенных воздействиях. Полученные результаты выявили внутригодовые подъемы и спады в значениях биомасс и концентраций основных компонентов экологической сис темы, подверженной интенсивному антропогенному загрязнению.

Такие результаты представляют собой несколько сотен численных экспериментов при вариациях коэффициентов, параметров и внеш них воздействий и являются входными для экоскрининговых моделей оценки экологического риска.

Значения биомассы фитопланктона и органического вещества, мг\м Биомасса фитопланкто на Биомасса органики Риррис. Время, выраженное в месяцах начиная с марта Годовой ход биомасс и концентраций основных компонентов экосистемы испытывает вспышки и спады. Максимальные значения численности для каждой m-й вспышки Nmax и m-го спада Nmax ;

m=1,М, где М — количество периодов «вспышка-спад» в течение года (рис. 1) являются входными данными для модели риска. Значе ние М может меняться от года к году под воздействием естественных и антропогенных факторов.

В общем случае 2М внутригодовых состояний популяции «вспышка-спад» при К внутригодовых состояниях технической сис темы получаем формулу, выведенную Б. С. Флейшманом, по которой производится расчет оценки внутригодового риска:

где раm, уаm и раm, у'аm — вероятности пребывания биосистемы в m-м внутригодовом состоянии вспышки и спада и ее риск в них со ответственно;

qk — вероятность аварии технической системы (или в общем случае вероятность допустимой антропогенной нагрузки) в течение года;

уа - экологический риск в течение года;

рam = tm/t;

pam = t'm/t;

(tm + t'm ) = t, где tm, t'm и t — продолжительности вспышек, спадов и года соответственно в произвольных единицах измерения.

Для определения предельно допустимой антропогенной на грузки на систему Флейшман использует соотношения экоскрининга:

где уа определяется оценкой;

уд — означает предельно допустимый риск. Полагая первичным допустимый экологический риск для сис темы, оцениваем max интенсивность антропогенной нагрузки на нее, а затем реализуем нужную степень экономических затрат. Если представить качественный вид зависимости допустимой антропоген ной нагрузки qд от значений экологического риска уа, (рис.2), то можно выделить три области. Две — соответствующие крайним со стояниям максимального и минимального естественного экологиче ского риска и третья — переходная область.

Рис. При минимальном экологическом риске вероятность антропоген ной нагрузки можно увеличить до максимума, следовательно снизить на этом этапе экономические требования к обеспечению экологиче ской безопасности. Напротив, при максимальном уровне экологиче ского риска, допустимая вероятность антропогенной нагрузки долж на быть сведена к минимуму, что требует увеличения экономических затрат. Таким образом перераспределение экономических затрат в течение года будет обусловлено соответствующей (меняющейся) ве роятностью экологического риска, что повысит их эффективность и оптимизирует их уровень.

Динамика экономических затрат на обеспечение экологической безопасности может варьироваться не только в зависимости от годо вого хода экологического риска, но и от ценности различных объек тов, испытывающих воздействия. Так, один и тот же экологический риск уа можно допустить с разной степенью вероятности, следова тельно, и варьировать финансовые вложения для систем типа I, II и III (рис.3). Так, вероятность аварийного розлива нефти потребует соответствующих допустимым qд1, qд2 и qд3 экономических затрат в следующих случаях: если розлив произошел при транспортировке в открытых районах океана (III тип), в прибрежных малопродуктивных водах с высокой динамикой водного обмена (II тип) или в высоко продуктивных районах шельфа с наличием ценных пород рыб, море продуктов или в важных рекреационных областях (I тип). Это может касаться не только условий осуществления того или иного антропо генного воздействия, но и значимости тех популяции, которые под вергаются риску от этого воздействия.

Рис. 3.

В экономическом аспекте решаемой задачи, возможно согласо вать финансовые затраты в соответствии с понижением или повыше нием требований к допустимой вероятности антропогенной нагрузки qд. По модели экологической системы проводится расчет годового хода биомасс и концентраций всех основных ее компонентов. Затем по вероятностным соотношениям экоскрининговой модели определя ется соответствующий годовой ход экологического риска и на основе его — соответствующий уровень допустимой вероятности антропо генного воздействия (рис. 4). Значением последнего параметра воз можно управлять с помощью экономических мероприятий, объем ко торых будет определяться повышенными или пониженными требова ниями к допустимой антропогенной нагрузке. При этом, если за безопасную принята ситуация, представляющая угрозу экосистеме, то излишняя перестраховка, связанная с ложной тревогой, не так опасна (хотя влечет за собой необоснованные затраты), как если опасная ситуация скрыта внешним благополучием. Такая постановка задачи обеспечения экологической безопасности хозяйственной дея тельности человека, предполагает достижения максимальной эффек тивности при оптимальном объеме финансовых вложений.

Предложенный подход в разном объеме был реализован для морских экологических систем северо-западного шельфа Черного моря, Черного моря в целом, Гданьского залива Балтийского моря, шельфа о. Сахалин, Северного Каспия и частично для акватории за лива Мамала (Гавайские о-ва), а также для районов суши, подвер женных интенсивному антропогенному загрязнению (нефтегазодо бывающие районы Сибири). Предлагаемая нами методика оценки и управления риском является основой для приведения в действие экономических рычагов обеспечения экологической безопасности разработок шельфа. Эта методика синтезирует в себе все последние достижения в области математического моделирования экологичес ких систем с учетом натурных и дистанционных наблюдений, экоск рининговые оценки риска с выходом на эколого-экономические ин терпретации полученных результатов и позволяет снизить затраты на природоохранные мероприятия при сохранении приоритетности экологических требований.

Рис. Беляев, В. И. Моделирование морских систем / В. И. Беляев. Киев Наук.

думка, 1987.

Беляев, В. И. Математическое моделирование экологических систем шельфа / В. И. Беляев, Н. В. Кондуфорова. Киев : Наук. думка, 1990.

Belyaev, V. I. Modelling of the shelf ecosystem / V. I. Belyaev, N. V. Kondu forova. Ecological Modelling, 60 (1992).

Belyaev, V. I. Modelling of the Black Sea Ecological Systems / V. I. Belyaev.

Sevastopol : «ECOSI-Hydrophysika», 1998.

Solovjova, N. V. Synthesis of ecosystemic and ecoscreening modelling in solv ing problems of ecological safety / N.V. Solovjova // Ecol Modelling. 1999. V. 124.

Флейшман, Б. С. Основы системологии / Б. С. Флейшман. М. : Радио и связь, 1982.

Флейшман, Б. С. Критерии экологической безопасности в условиях неоп ределенности (экоскрининговый подход) / Б. С. Флейшман // В сб. : «Экоск рининг. Разработка основ стандартов экологической безопасности», Деп.

ВИНИТИ № 3401, 19.12.95.

Лобковский, Л. И. Моделирование годового и спектрального хода гидро оптических характеристик на основе модели экосистемы шельфа и дистанци онных наблюдений / Л. И. Лобковский, Н. В. Соловьева // Океанология. Т.

48. № 2.

Лобковский, Л. И. Совместное использование данных натурных, дистан ционных наблюдений и математического моделирования для оценки состоя ния экологической системы Северного Каспия / Л. И. Лобковский, О. В. Копе левич, Н. В. Соловьева // Защита ОС в нефтегазовом комплексе, 2005 № 5.

Р.С. Кулишова — заведующая кафедрой «Правовое регулирование и экономика таможенного дела» Юридического института МИИТа, доктор экономических наук, профессор ВОЗДЕЙСТВИЕ ИЗМЕНЕНИЙ ПРОПОРЦИЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА НА АВТОМАТИЧЕСКУЮ И ДИСКРЕЦИОННУЮ ФИСКАЛЬНУЮ ПОЛИТИКУ ГОСУДАРСТВА В современных условиях федеральный бюджет является ос новным инструментом планирования и прогнозирования экономиче ских пропорций по уровням хозяйствования страны, применение ко торого регламентируется Бюджетным кодексом Российской Федера ции (БК РФ) и федеральным законом о федеральном бюджете на со ответствующий год. БК РФ определяет бюджет как «форму образова ния и расходования фонда денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения функций управления государством и функций управления органов местного самоуправления». Федераль ный закон, принимаемый в году, предшествующему планируемому, в силу необходимости может быть подвергнут корректировке.

Принят Федеральный закон от 2 декабря 2009 г. № 303-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов". Впервые за последние восемь лет бюджет скорректирован как дефицитный.

Дефицит – превышение расходов над доходами, составляет 7,4 % ВВП. Доходы снижены с 10,9 до 6,7 трлн руб., расходы увеличены с 9 до 9,6 трлн руб. Таким образом, дефицит бюджета составил около 3 трлн руб. Покрытие дефицита предполагается за счет средств Ре зервного фонда и за счет заимствований. Доходы скорректирован ного бюджета 2009 г. снижены на 27,6% по сравнению с предыдущим и на 40% по сравнению с первоначальным вариантом бюджета. Несмотря на это, правительство пошло на увеличение рас ходов бюджета в реальном выражении на 667 млрд руб. или 13,4% — до 9,692 трлн руб.

Дефицит бюджета это та сумма, которая государством не может покрываться источниками, формируемыми на основании зако нов, и которые взимались бы с налогоплательщиков. Ни один сбор в Российской Федерации не может быть взят с юридического или с физического лица иначе, чем на законном основании. Если имеются источники покрытия дефицита бюджета, предположим на 70%, это значит, что последует необходимость сократить расходную часть бюджета, и часть его статей не будет профинансирована. Чем менее реальный принимается бюджет, тем больше прав у тех, кто его ис полняет, принимать любые административные, волюнтаристские ре шения. Обеспечение одной статьи уменьшается, предположим, на %, другой - на 50, третья - вообще не финансируется.

В условиях сложности регулирования сбалансированностью бюджета проводится определнная бюджетно-налоговая политика или как е ещ называют «фискальная политика» (от fiscalis - отно сящийся к казне). В доходах бюджета есть налоговые поступления, которые предусмотрены законом о налогах. Фискальная политика может быть направлена на стимулирование хозяйственной жизни, например, в период спада, и тогда ее называют фискальной экспан сией. Главными ее рычагами являются увеличение государственных расходов или/и снижение налогов.

Направленная на ограничение экономического бума, точнее на борьбу с вызванной этим бумом инфляцией, наблюдается фискаль ная рестрикция, представляющая собой снижение государственных расходов или/и увеличение налогов. Это позволяет снизить вызван ную бумом инфляцию за счет падения темпов экономического роста и увеличения безработицы.

Различается дискреционная и недискреционная (автоматиче ская) фискальная политика. В развитых странах экономика на две трети регулируется с помощью дискреционной фискальной политики и на одну треть – за счет действия автоматической фискальной по литики.

Дискреционная фискальная политика влечт за собой законо дательное изменение правительством величин государственных за купок, налогов и трансфертов, с целью стабилизации экономики.

Автоматическая фискальная политика связана с действием встроен ных стабилизаторов, представляющих собой инструменты, величи ны которых не меняются, но само наличие их в экономической сис теме автоматически стабилизирует экономику, стимулируя деловую активность при спаде и сдерживание ее при ускоренном росте. К ав томатическим стабилизаторам относятся: подоходный налог, вклю чающий в себя и налог на доходы домохозяйств, и налог на прибыль корпораций;

косвенные налоги (налог на добавленную стоимость и др.);

пособия по безработице;

пособия по бедности.

Подоходный налог сокращает поток расходов и, следователь но, доходов (модель кругооборота). Получается, что при рецессии в экономике изъятия минимальны, а при росте экономики макси мальны. Наиболее стабилизирующее воздействие на экономику ока зывает прогрессивный подоходный налог.

Налог на добавленную стоимость (НДС) обеспечивает встроен ную стабильность следующим образом. При рецессии объем продаж сокращается, а поскольку НДС является косвенным налогом и со ставляет часть цены товара, то при падении объема продаж налого вые поступления от косвенных налогов сокращаются. На подъме, наоборот объем продаж растет соответственно совокупному доходу, что увеличивает поступления от косвенных налогов. Экономика ав томатически стабилизируется.

Что касается пособий по безработице и по бедности, то общая сумма этих выплат увеличивается при спаде, и сокращаются при вы соком их росте, когда наблюдается «сверхзанятость» и увеличение доходов. Пособия являются трансфертами, их выплата способствует росту доходов, а, следовательно, расходов, что стимулирует подъем экономики при спаде. Уменьшение же общей суммы этих выплат при росте оказывает сдерживающее влияние на экономику.

Дискреционная фискальная политика осуществляется прави тельством с целью обеспечения производства не инфляционного ва лового внутреннего продукта (ВВП), полной занятости населения и стимулирования экономического роста. Дискреционная политика связана с программами общественных работ, проектами обществен ной занятости, трансфертными программами и изменениями ставок налогов.

Взимаемые налоги, таможенные сборы, пошлины и др. на правляются изначально в казначейства для предстоящих расходов.

Самый высокий по размеру налог - это налог на добавленную стои мость, далее следуют налоги на прибыль, подоходный, имуществен ный и неналоговые поступления. Фискальная политика предполага ет, с одной стороны, обеспечение возможностей выполнения госу дарством своих прямых управленческих, оборонных, внешнеполити ческих и социальных задач, с другой стороны - создание условий для эффективного размещения и использования всех имеющихся в государстве ресурсов. Фискальная политика может воздействовать на стабильность национальной экономики благоприятно и, одновре менно, болезненно, видоизменяясь в зависимости от принятого бюд жета (дефицитного или профицитного), выполнения поставленных стратегических задач антикризисного регулирования, обеспечения занятости, уровня борьбы с инфляцией.

Многое зависит от величин налоговых и таможенных ставок.

Их варьирование является эффективным инструментом фискальной политики в стремлении сбалансировать экономику. Дискреционная фискальная политика, представляет собой сознательное ма нипулирование налогами и правительственными расходами, с целью изменения реального объема национального производства и уско рения экономического роста. Эффективная дискреционная фискаль ная политика достигается только при правильном мониторинге по следствий воздействия на прогнозируемую хозяйственную конъюнк туру взимаемых налогов и таможенных сборов. Предугадать в этом случае, чем завершатся вновь возникающие тенденции макроэконо мики, полностью не удается. Правительство не может прогнозиро вать действенные направления развития экономики, чаще оно выну ждено принимать решения по изменениям в фискальной политике с известным запозданием. Образуется временной лаг между необхо димостью настройки экономических рычагов фискальной политики и принятием решений правительствами на федеральном и региональ ном уровнях.

Адаптация фискальной политики к изменяющимся в экономике условиям во многом зависит от участников, формирующих бюджет.

Особая роль в проведении фискальной политики и формировании государственного бюджета отведена Федеральной таможенной службе Российской Федерации. С ее помощью происходит соответ ствующее макроэкономическим целям увеличение доходной части бюджета, участие в пополнении дефицита бюджета, и как следствие, повышение инвестиционной активности всех финансовых ресурсов, рост общего экономического потенциала общества. Пополнение до ходной части федерального бюджета является основным направле нием деятельности таможенных органов.

ФТС России в 2009 г. перечислила в федеральный бюджет в общей сумме 3 трлн 127,41 млрд руб. (по состоянию на 17 декабря 2009 г.) при запланированном контрольном показателе в 3 трлн 123,71 млрд рублей. Если обратиться для примера к предыдущим периодам, то таможенные платежи в 2006 г. обеспечили более 44 % доходной части федерального бюджета и составили 2 трлн 863, млрд руб. В 2007 г., в среднем, каждый рабочий день таможенные органы перечисляли в бюджет государства 12,8 млрд руб.

В первой половине 2009 г. при снижении цен на нефть выпол нение контрольных показателей по сбору таможенных платежей обеспечивалось перевыполнением задания по импортной состав ляющей. Прирост объема импортных платежей в сравнении с 2008 г.

составил 44,6 %. Доля импортной составляющей в структуре тамо женных платежей за год увеличилась на 9,4 %.

Ограниченные возможности дискреционной фискальной поли тики адаптироваться к потребностям, вызванным новыми хозяйст венными пропорциями, требуют дополнить ее действенным механиз мом, способным непрерывно корректировать поступления налогов и таможенных сборов. Это осуществимо, как нам видится, в постоян ной увязке ставок налогов и таможенных сборов с величинами соз дания чистого национального продукта (ЧНП). Более высокий его уровень увеличивает процентную ставку на фондовых рынках. В ре зультате экспансионистской фискальной политики ставка процента повышается до такого размера, что уменьшаются частные расходы, особенно инвестиций.

Считается, что размеры государственных расходов постоянны.

На самом же деле они меняются. Но эти изменения зависят от реше ний, принимаемых правительством, а не от роста ЧНП. Сегодня нет прямой связи государственных расходов от увеличения ЧНП. Фис кальные поступления во время подъема растут. Это происходит по тому, что увеличиваются продажи и доходы. Изъятие же части дохо дов налогами и таможенными сборами сдерживает темпы экономиче ского роста.

Падение налоговых поступлений в период, когда ЧНП умень шается, т. е. падает производство, ведет к образованию дефицита государственного бюджета. Если объем налоговых поступлений со храняется на прежнем уровне во время экономического кризиса, то хозяйственная конъюнктура для бизнеса означает более высокие экономические риски, что провоцирует дальнейшее свертывание производства. Уменьшение налоговых и таможенных ставок в этот период объективно оберегает общество от нарастания кризиса и ос лабляет падение производства.

Эффект от принятия новых подходов в фискальной политике обычно достигается не сразу, потому что вложения средств в разви тие производства окупаются по истечении достаточно длительного срока. Запаздывания (временные лаги) между периодом возникно вения потребности в новых направлениях фискальной политики (применения налоговых и таможенных ставок, индивидуализации налоговых и таможенных льгот) и получением ожидаемого по ложительного эффекта от их применения накладываются друг на друга. Это, безусловно, ухудшает возможности дискреционной фис кальной политики быстро настраиваться на происходящие изменения в экономике и эффективной их корректировки способом индивидуа лизации.

Сегодня индивидуализация таможенных и налоговых льгот со провождается определенным хаосом и коррупцией. Индивидуализа ция таможенных и налоговых ставок полезна лишь в хорошо отрабо танной, налаженной фискальной политике в сочетании с проводимой денежной политикой, когда предложение денег растет для того, что бы предотвращать возрастание ставки процента. Возникают неопре деленности, поскольку на разных фазах цикла необходимо приме нять разные виды политики (сдерживающую или стимулирующую).

При проведении сдерживающей фискальной политики экономика может войти в состояние депрессии. Стимулирующая дискреционная политика приводит к ожидаемым положительным результатам в слу чае доведения и практического использования финансовых средств до запланированных субъектов.

При проведении дискреционной фискальной политики можно видеть недостаток, связанный с эффектом вытеснения. Экономиче ский смысл в данном случае состоит в росте расходов бюджета в период спада (увеличение государственных закупок и трансфертов), сокращении доходов бюджета (налогов и таможенных сборов), что ведет к увеличению спроса на деньги и повышению ставки процента на денежном рынке (повышению цены кредита). Это, в свою оче редь, приводит к сокращению частных инвестиций, т.е. к «вытес нению» части инвестиционных расходов фирм, и соответственно, к сокращению величины выпуска продукта. Кроме того, имеет место наличие внутреннего временного лага, отодвигаемого периодом об суждения, принятием закона и введением его в действие со сле дующего финансового года, что еще больше увеличивает лаг. За этот период времени ситуация в экономике меняется. Допущение ошибок происходит в определении экономической ситуации, и в вы боре типа фискальной политики, исключающей дестабилизацию эко номики.

А. В. Чаевич — профессор кафедры «Общественные науки» Юридического института МИИТа, доктор политических наук, доцент ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 65-летие окончания Второй мировой войны, безусловно, важ нейшее международное событие 2010 года. Причины и ответствен ность государств за ее развязывание, а также итоги самой кровопро литной войны в истории человечества определенные политические силы в последние годы пытаются пересмотреть. Причем ревизия ис тории Второй мировой войны имеет цель переоценить геополитиче ские итоги войны. России, как исторической наследнице Советского Союза, провокационно навязывается вина за события и трагедии тех лет, тем самым, создается база для предъявления претензий нашей стране — политических, финансовых, территориальных.

Военные, политические и геополитические итоги Второй миро вой войны подвела конференция лидеров стран антигитлеровской коалиции — СССР, США, Великобритании, проходившая с 17 июля по 2 августа 1945 г. в Потсдаме (пригород Берлина). Вместе с И. В. Ста линым за столом переговоров присутствовали президент США Г. Трумэн и премьер-министр Великобритании У. Черчилль, которого в ходе конференции сменил лейборист К. Эттли, победивший на парламентских выборах.

Германская проблема на Потсдамской конференции являлась основной. Решая судьбу Германии, союзники фактически закладыва ли концептуальные основы нового мироустройства и межгосударст венных отношений, а также системы международной безопасности.

Лидеры СССР, США и Великобритании приняли решение полностью разоружить и демилитаризировать Германию, упразднить ее воору женные силы, СС, СА, СД и гестапо, ликвидировать военную про мышленность, подорвав базу германского милитаризма, наказать военных преступников. Предотвращалась любая нацистская и мили таристская деятельность или пропаганда, реконструкция политиче ской жизни Германии планировалась на демократической основе.

Вопрос о расчленении страны, в отличие от Ялтинской конференции, уже не рассматривался. Союзные державы заявили, что не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ, вместе с тем они обязались принять все меры к тому, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире1.

Потсдамская конференция, являясь логическим продолжением Тегеранской и Ялтинской, предприняла попытку вернуть мир к осно вам Вестфальской системы, когда в 1648 г. главным принципом от ношений между странами и народами стало признание суверените тов государств и незыблемости границ2.

Роль и влияние СССР в международных отношениях в резуль тате победы стран антигитлеровской коалиции над державами наци стско-милитаристского блока возросли. В процессе мирного урегули рования в Европе произошли значительные территориальные изме нения. Была ликвидирована Восточная Пруссия, часть которой пере дана Польше, а города Кенигсберг и Пиллау вошли в СССР, образо вав Калининградскую область РСФСР. К Литовской ССР отошла тер ритория Клайпедской области и часть территории Белоруссии. К Эс тонской ССР часть Псковской области РСФСР. Территории Закар патской Украины были объединены с Украинской ССР. На Дальнем Востоке Советскому Союзу был возвращен о. Сахалин и переданы Курильские острова, включая 4 острова юга Курильской гряды.

С завершением войны против общего врага явственно прояви лись коренные противоречия между государствами с различными общественно-экономическими системами и геополитическими уст ремлениями. Соперничество СССР и западных держав лежало в плоскости геополитических интересов. Советский Союз ставил целью утверждение в странах Восточной Европы советской модели социа лизма и включение их в сферу советского влияния. Тем самым рас ширялась зона безопасности, откуда ни при каких условиях на Со ветский Союз уже не могла бы обрушиться военная опасность.

1946 год стал поворотным в политике держав коалиции от со трудничества к послевоенной конфронтации, получившей название «холодной войны» и в течение полувека определявшей геополитиче скую ситуацию в мире3.

В Западной Европе, оккупированной союзниками, стали фор мироваться основы социально-экономической и политической струк туры по образцу «западных демократий». В странах Восточной Евро пы складывалась социально-политическая система, аналогичная сталинской модели «государственного социализма». Создание дру жественных политических режимов в Восточной Европе стало основ ной целью внешней политики советского руководства в послевоен ные годы. Во второй половине 40-х годов у власти в восточноевро пейских государствах укрепились правительства, ориентированные на Советский Союз, что позволило у западных границ СССР создать «сферу безопасности», закрепленную рядом двусторонних договоров с Польшей, Чехословакией, Венгрией, Румынией, Болгарией, Алба нией и Югославией в 1945—48 гг.

Таким образом, послевоенная Европа разделилась на две про тивостоящие группировки государств с различной идеологией, на базе которых были созданы Североатлантический Союз (НАТО) под эгидой США (апрель 1949 г.) и Организация Варшавского Договора (ОВД) при доминирующей роли СССР (май 1955).

Главной осью конфронтации на долгое время стали отношения между сверхдержавами — СССР и США. Но если СССР пытался про водить свою политику политическими средствами, то США делали ставку на экономическое и политическое давление, и на военную силу. В 40-х гг. происходило нарастание напряженности в отноше ниях Восток-Запад.

СССР в 60—80-е гг. прошлого века проводил активную внеш нюю политику, направленную на сохранение геополитического рав новесия между сверхдержавами.

Ялтинско-Постдамская система устраивала победителей, преж де всего, США и СССР. Она узаконила их лидерство в мире.

После распада Советского Союза ситуация в корне изменилась.

Распад СССР поставил крест на биполярном мире, запустил процесс политической глобализации и создания однополярного мира — ново го мирового порядка с безраздельным господством западной цивили зации во главе с США. Но к началу нового тысячелетия неожиданно выяснилось, что хотя Россия перестала быть сверхдержавой, а ее экономический, военный и политический потенциал многократно снизился, однако она продолжает позиционировать себя (и, главное, восприниматься многими) в качестве одного из ведущих государств мира. Более того, в последнее десятилетие Россия начала медленно возвращать утраченные позиции, вновь стала претендовать на об щение с США «на равных». Подобного себе не позволяет ни одна страна.

Причина не только и не столько в оставшихся от СССР страте гических ракетах, запасах нефти и газа — они лишь подкрепляют, а не определяют место России в мире. Истинная причина — в «перво родстве» России, ее статусе государства-победителя, которое совме стно с США и другими союзниками по антигитлеровской коалиции создало все еще функционирующую политическую систему.

Полностью отказаться от Ялтинско-Постдамской системы (на пример: заменить ООН, с пятеркой постоянных членов Совбеза, на Лигу демократий) другие страны пока не в состоянии. А между тем, эта система делает возможным возвращение России в качестве рав ноправного центра силы, что, в свою очередь, способно поставить крест на новом мировом порядке.

Одним из ответов Запада на сложившуюся ситуацию стала принципиально иная концепция Второй мировой войны архитекторов нового мирового порядка и историческая политика как инструмент внедрения этой концепции в общественное сознание и политическую практику.

Новая концепция войны призвана решить триединую задачу.

Во-первых, перевести СССР из разряда государств-победителей и отцов-основателей современной политической системы в разряд по терпевшего поражение агрессора. Во-вторых, не подорвать при этом легитимность Ялтинско-Постдамской системы, сохранить привилегии победителей (за вычетом СССР-России). В-третьих, обеспечить син тез и преемственность Ялтинско-Постдамской системы с новым миро вым порядком.

Для решения этой задачи нужно всего лишь подменить смысл Второй мировой войны, приучить людей воспринимать ее в иной сис теме координат. Задача сложная, но, судя по событиям последних лет, вполне выполнимая. Мировой презентации новой концепции войны пока еще не было. Однако по уже известным отдельным ее элементам вполне можно воссоздать картину в целом. Традиционно в общественном сознании смысл Второй мировой войны — это борьба добра со злом. Нацистская Германия при этом отождествлялась со злом, причем абсолютным. Теперь нам внушают, что это была война не только добра и зла, но также свободы и тирании, демократии и тоталитаризма. Одновременно все чаще, ненароком, ставится знак равенства между свободой и либерализмом, демократией и добром.

Совсем, на первый взгляд, небольшие и невинные уточнения и до полнения, но они моментально превращают победителя в побеж денного. Получается, что Запад спаситель человечества от чумы двадцатого века (тоталитаризма в форме нацизма и сталинизма). Он принес на алтарь победы неисчислимые жертвы. Его священный долг, миссия — не допустить повторения трагедии прошлого столе тия, защищать и продвигать демократию.

Россия, как и послевоенная Германия, — правопреемник по терпевшей поражение тоталитарной империи, со всеми вытекающи ми отсюда последствиями. Если Германия давно встала на путь ис правления и искупления и заслужила право войти в семью цивили зованных народов, то России еще только предстоит пройти этот путь.

Его обязательным условием является полное «разоружение» (по терминологии 1930-х гг.) перед свободным миром, включающее ис креннее покаяние, признание интересов Запада, возмещение ущерба оккупированным государствам, возвращение захваченных террито рий и многое другое. «Десталинизация», как и «денацификация» — тяжелый и долгий процесс.

Такая концепция Второй мировой войны в случае ее внедрения в общественное сознание способна стать эффективным орудием гео политического передела мира и построения нового мирового поряд ка.

Переписывание истории Второй мировой войны — один из ин струментов реализации проекта построения однополярного мира, с которым связаны стратегические интересы влиятельных сил Запада.

Поэтому и ставка в этой исторической «игре» — будущее России как суверенного государства, самостоятельного цивилизационного и по литического центра. С целью не допустить усиления влияния России на международной арене предпринимаются последовательные шаги, направленные на политизацию новейшей истории и, в первую оче редь, на пересмотр геополитических результатов второй мировой войны.

Таким образом, борьба на историческом «фронте» имеет ярко выраженный геополитический характер и определяется стратегиче скими интересами влиятельных кругов Запада, ориентированных на однополярный мир, и стратегическими интересами сепаратистских режимов на постсоветском пространстве.

Сила нашей позиции именно в правде — нам, в отличие от идеологов нового мирового порядка и идеологов сепаратизма, не нужно переписывать историю, фальсифицировать ее смысл. Прези дентом Российской Федерации принято решение о создании Комис сии по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России. Председателем Комиссии при Президенте России был назна чен руководитель кремлевской администрации РФ Сергей Нарыш кин4. По его мнению, сейчас против России разворачивается настоя щая информационная война. Это касается, в первую очередь, Украи ны, Грузии, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши. Попытки ряда поли тических сил фальсифицировать правду в угоду политической конъ юнктуре и подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны на правлены против России.

Российской Федерации предстоит дать достойный отпор по всем направлениям тем, кто пытается пересмотреть причины и итоги Второй мировой войны. В частности, когда речь идет о равной ответ ственности нацизма и сталинизма за развязывание войны, а заодно и оправдание тех, кто стал пособником гитлеровцев, совершал зло деяния в оккупированных нацистами странах. Есть ответственность нацизма и есть ответственность других европейских держав, в том числе Великобритании, Франции и СССР, которые не смогли предот вратить развязывание войны. Попытка одного из игроков сделать более ответственным Советский Союз является, очевидно, неадек ватной оценкой.

История вынесла свой вердикт, главными виновниками Второй мировой войны являются руководители нацистской Германии. Миро вое сообщество признало этот приговор окончательным, не подле жащим пересмотру.

_ Уткин, А. И. Вторая мировая война. / А. И. Уткин М. : Алгоритм, 2002.

Итоги Второй мировой войны // http:// olvoyna.ru / itogi.htm.

Леонов, Н. Холодная война против России. / Н. Леонов М. : Эксмо, 2010.

Правда о войне и мире // Российская газ. 2009. 20 мая.

Борисова С. В. — доцент кафедры «Гражданское право и гражданский процесс» Юридического института МИИТа, кандидат юридических наук, доцент КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО КАК ИНСТРУМЕНТ ЧАСТНОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ Современное российское государство взяло курс на создание рыночной экономики с предпринимательским типом активности. Это означает, что основным экономическим агентом гражданского оборо та становится предприниматель. По мнению С. С. Алексеева, на эко номическую арену российской государственности вновь восходит предприниматель как главный мотор и источник энергии экономиче ского развития. Он знает себе цену, уверенный и защищенный, рас крепощенный правом и обретший в праве необходимые основы для высокой активности, творчества, дерзновенного дела, основанного на предприимчивости, риске и личной ответственности за его ре зультаты, для продуктивного воплощения в производственную и по вседневную жизнь, быт и досуг научной мысли и технических свер шений1.

Основным назначением гражданского права в современных ус ловиях является формирование эффективного механизма правового регулирования предпринимательской деятельности, адекватно отра жающего особенности экономической ситуации в стране и создаю щего основу для дальнейшего поступательного развития российского государства. Экономические отношения, как справедливо отмечается в отечественной цивилистической науке, пока еще во многом суще ствуют вне рамок правового регулирования, а законодательство в этой сфере находится в стадии становления2.

К числу основных направлений реформирования экономиче ского законодательства относятся, в частности, детальная регламен тация корпоративных отношений, т.е. имущественных, неимущест венных и организационно-управленческих отношений, возникающих внутри предпринимательских объединений, а также поиск и закреп ление в действующем законодательстве эффективных способов за щиты корпоративных прав их участников, реализующих право на объединение в рамках создаваемых ими правосубъектных и непра восубъектных корпоративных объединений. Эта сфера осуществле ния и защиты гражданских прав продолжает оставаться «белым пят ном» российского законодательства. В России отсутствует единая правовая концепция (доктрина) корпоративного права.

Одной из предпосылок формирования корпоративного права как обособленной группы правовых норм явилась принципиально новая роль российского государства в экономике, которую можно выразить следующей формулой: государство — право — экономика.

Это означает, что основной задачей государства в экономике являет ся создание лишь благоприятных условий для качественной реали зации и защиты частного имущественного интереса своих граждан посредством права как универсального регулятора отношений в об ществе. Подобное достигается с помощью государственной регла ментации наиболее существенных, с точки зрения защиты публич ных интересов, отношений в сфере деловой активности граждан.

Уникальность современной роли российского государства проявляет ся в предоставлении предпринимателям широких возможностей си туационной правовой регламентации собственного делового про странства в связи с расширением сферы диспозитивного регулиро вания предпринимательской деятельности.

Исследование современного механизма правового регулирова ния внутриорганизационных (корпоративных) отношений представ ляет собой объект особого внимания российских цивилистов, в связи с чем наука частного права обогатилась рядом новых понятий, о юридической сущности которых ведутся острые дискуссии. К ним можно отнести: корпорация, корпоративная сделка, корпоративная ответственность, корпоративные права и обязанности, корпоратив ное управление, корпоративный контроль и др. Одной из первых новелл, введенных в арбитражно-процессуальное законодательство, является термин «корпоративные споры».


К числу наиболее дискуссионных проблем на начальной ста дии исследования механизма правового регулирования корпоратив ных отношений относится вопрос о месте и значении корпоративных норм в системе российского права, толковании термина «корпора ция», целесообразности его введения в законодательство, понятии и правовой природе корпоративного правоотношения и пр.

В современном законодательстве определение понятия «кор порация» отсутствует. Традиционно термин «корпорация» (от лат.

«corporation») раскрывается как «объединение, союз, создаваемые на основе профессиональных или сословных интересов», а также как «форма акционерного общества» 3. Так, Н. В. Козлова относит к современным корпорациям хозяйственные товарищества и общества, кооперативы, общественные и религиозные организации, некоммер ческие партнерства, объединения юридических лиц и другие органи зации корпоративного типа4. Авторы учебника по корпоративному праву под редакцией И. С. Шиткиной рассматривают в качестве кор пораций в узком смысле коммерческие (хозяйственные общества, производственные кооперативы) и некоммерческие (союзы или ас социации, некоммерческие партнерства, потребительские коопера тивы) организации, основанные на членстве. В широком к корпо рациям относят предпринимательские объединения, не имеющие статуса юридического лица (холдинг, простое товарищество, ФПГ) 5.

В. С. Белых предлагает относить к корпорациям все коммерческие и некоммерческие организации, основанные на участии, иные пред принимательские объединения без статуса юридического лица6. На наш взгляд, также целесообразно рассматривать субъектов корпора тивного права в узком и широком смыслах. В узком смысле к ним следует относить коммерческие организации, созданные на основе членства и объединяющие имущество их участников для совместного осуществления предпринимательской деятельности: хозяйственные товарищества, общества и производственные кооперативы (коммер ческие организации корпоративного типа со статусом юридического лица). Учитывая, что организационно-управленческие корпоратив ные отношения могут возникать и внутри некоммерческих организа ций корпоративного типа (некоммерческих партнерств, саморегули руемых организаций, потребительских кооперативах и пр.), и между участниками неправосубъектных образований, создаваемых как с целью извлечения прибыли, так и осуществления иных общественно полезных целей (простое товарищество, негласное товарищество, холдинг, крестьянское хозяйство и пр.). Последние можно рассмат ривать в качестве корпораций в широком смысле. Таким образом, корпорациями можно именовать как правосубъектные, так и непра восубъектные образования корпоративного типа.

Косвенным подтверждением такой позиции является анализ главы 28.1 АПК РФ «Рассмотрение дел корпоративных споров», в которой законодатель впервые закрепил возможность защиты кор поративных прав участников коммерческих организаций, некоммер ческих партнерств, ассоциаций (союзов) коммерческих организаций, иных некоммерческих организаций, объединяющих коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, а также саморегулируемых организаций в связи с созданием, управлением либо участием в них (ст. 225.1). Другой новеллой арбитражно процессуального законодательства является включение в него норм о рассмотрении корпоративных споров по искам участников групп лиц, т.е. юридических или физических лиц, являющихся участника ми правоотношения, из которого возникли спор или требование в защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов других лиц, являющихся участниками этого же правоотношения (ст.

225.11). Таким образом, правом на защиту корпоративных прав об ладают не только коммерческие и некоммерческие организации кор поративного типа, но и участники неправосубъектных объединений.

Другой существенной задачей корпоративного права является исследование правовой природы корпоративного отношения, его со отношение с гражданским правоотношением и его видами: имущест венными, неимущественными, а также организационными отноше ниями в контексте создания частноправового механизма регулирова ния имущественных отношений. Имеющиеся в науке частного права точки зрения условно можно разделить на те, в соответствии с кото рыми их авторы придают статус корпоративных отношениям, возни кающим между участниками любого объединения лиц с правами и без прав юридического лица;

либо членским отношениям внутри юридических лиц;

либо отношениям, возникающим в коммерческих организациях корпоративного типа. Иными словами, проблема отне сения внутриорганизационного отношения к корпоративному заклю чается в выборе соответствующего критерия. Во-первых, это количе ственный показатель, в соответствии с которым корпоративными признаются любые внутриорганизационные связи между двумя и бо лее лицами внутри объединения, основанного на участии. Во вторых, исходя из качественной характеристики исследуемого пра вового явления, последние рассматриваются либо в качестве само стоятельного комплексного вида правоотношения, наряду с имуще ственными и неимущественными отношениями, входящими в предмет гражданско-правового регулирования, включающими организацион но-управленческие связи участников7, либо в качестве гражданского правоотношения как собирательной категории, включающей ком плекс имущественных и неимущественных правоотношений8, либо как разновидность имущественного обязательственного правоотно шения9. Наконец, в-третьих, уместна постановка вопроса и о сфере реализации корпоративных прав как критерия отнесения правоот ношения к корпоративному: могут ли последние принадлежать толь ко участникам предпринимательских объединений либо любого кор поративного объединения, например, товарищества собственников жилья, не преследующего извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности.

Рассмотрение корпоративного правоотношения как самостоя тельного вида частноправового отношения, включающего комплекс организационно-управленческих, имущественных и неимуществен ных связей между участниками корпораций выводит его, по мнению ряда ученых, за рамки гражданско-правового регулирования, по скольку отношения управления — это предмет административного права. Представляется, что функция организации и управления им манентно присуща как любым объединениям лиц в целом, так и субъектам хозяйственного (предпринимательского) права, в частно сти, вынужденным самоорганизовываться в конкретном деловом пространстве. Более того, наличие организационных отношений в частном праве — это не нововведение современной российской ци вилистики. Их сущность, признаки, субъектный состав и пр. явля лись объектами исследований различных ученых с момента появле ния фигуры юридического лица. Причем изначально правовая конст рукция юридического лица становится исторически востребованной в связи с осознанием людьми возможности достижения имуществен ного интереса в гражданском обороте наиболее эффективно путем соединения их имущественных и личностных ресурсов. Основу дея тельности юридических лиц составляют организационная и имущест венная составляющие, которые характеризуют объект правового ре гулирования, поскольку право регулирует процесс и результат.

Правовая природа корпоративных отношений тождественна правовой природе предпринимательских отношений, которые соот носятся как общее и частное. Правовое оформление всей деятельно сти предпринимателей осуществляется на основе единого основопо лагающего правового принципа, а именно — конституционного принципа свободы предпринимательства10. Он служит исходным мо ментом формирования иных возможностей (прав) предпринимателей во всем пространстве их деловой активности, в соответствии с кото рым строится система предпринимательского законодательства. Так, согласно ч. 2 ст. 34 Конституции РФ, каждый гражданин вправе сво бодно использовать свое имущество и способности для занятия лю бым видом экономической деятельности, в том числе предпринима тельской.

Последнее обстоятельство позволяет говорить о появлении в российском праве особого правового образования, а именно, по мнению С. С. Алексеева, вторичной, комплексной отрасли, — пред принимательского права11. Природа предпринимательских отноше ний в целом остается тождественной отношениям, регулируемым ча стным (гражданским) правом, в противовес вторичному, публичному элементу. Присутствие императивного начала обусловлено необхо димостью обеспечения контроля государства за предприниматель ской деятельностью, имеющей рисковый характер, в целях защиты самих предпринимателей, их потенциальных контрагентов, и интере сов общества в целом.

Комплексный характер отрасли предопределен наличием раз личных, с точки зрения правовой природы, видов отношений, вхо дящих в ее предмет. Основную часть первую группу составляют имущественные и неимущественные отношения частноправового ха рактера, возникающие между предпринимателями либо с их участи ем в процессе предпринимательской деятельности (отношения по горизонтали). Вторую образуют отношения, складывающиеся меж ду государством и предпринимателями в сфере государственного контроля, надзора, поддержки и стимулирования предприниматель ской деятельности (отношения по вертикали). Учитывая, что наибо лее распространенным способом осуществления предприниматель ской деятельности является создание предпринимательских объеди нений со статусом субъекта права и без такого (например, хозяйст венное общество, товарищество, фермерское хозяйство, простое коммерческое товарищество, холдинг), третью группу образуют внутриорганизационные (корпоративные) связи между их участни ками и (или) органами корпоративного объединения, в том числе, органами управления. Последние необходимы для формирования и выражения вовне воли правосубъектного объединения как совокуп ной воли его участников. В рамках корпоративных отношений осу ществляется как реализация комплекса принадлежащих им корпора тивных прав и обязанностей (регулятивный аспект), так и правовой механизм защиты корпоративных прав и законных интересов участ ников корпораций (охранительный аспект).


Различная правовая природа исследуемых отношений, специ альный субъектный состав, специфика осуществления и защиты имущественных и неимущественных гражданских прав обусловили вполне справедливо, на наш взгляд, появление в цивилистической литературе точки зрения, согласно которой указанной обособленной группе норм придается статус института предпринимательского пра ва12. Такая позиция свойственна тем авторам, которые не отрицают дуализм современного частного права. Они склонны дифференциро вать гражданско-правовой режим осуществления и защиты имущест венных и неимущественных отношений на предпринимательский и непредпринимательский. Первый распространяется на отношения с участием предпринимателей, второй — на лиц, не занимающихся предпринимательской деятельностью. Правовые нормы, регулирую щие предпринимательскую деятельность, вполне обоснованно, на наш взгляд, предлагается сгруппировать в едином кодифицирован ном источнике, например, Предпринимательском кодексе Российской Федерации, как это имеет место в частном праве Украины. С 2003 г.

в Украине одновременно действуют гражданский и хозяйственный кодексы.

Правовое регулирование корпоративных отношений имеет многоуровневый характер. Во-первых, это государственно-правовые императивные нормы, закрепляющие единственный безальтернатив ный вариант поведения субъектов корпоративного права. Во-вторых, государственно-правовые диспозитивные нормы, предоставляющие возможность субъектам корпоративного права урегулировать опре деленное правоотношение по своему усмотрению. И, наконец, собст венно корпоративные нормы, не основанные на государственном ве лении, которые создают сами участники корпорации, устанавливаю щие меру дозволенного поведения его участников, выражая согла сованную волю (корпоративные обычаи, традиции и пр.). Таким об разом, правовой статус участника предпринимательской организа ции закрепляется как в государственно-правовых нормах, в которых отражена воля государства, так и корпоративных нормах частнопра вового характера, выражающих волю их участников. Необходимо отметить, что вопрос о правовой природе корпоративных норм, их видах, соотношении с государственно-правовыми, сфере допустимо го применения в юридической литературе основательно не изучен.

Данное обстоятельство предопределило другую отличительную черту корпоративного права, а именно — многообразие его источни ков. Кроме традиционных актов законодательства (федеральных за конов и подзаконных нормативных актов), определенной специфи кой обладают локальные нормативные акты корпоративного права, в которой непосредственно закрепляется воля члена корпоративного объединения. Они носят обязательный характер и распространяются только на участников субъекта корпоративного права, например, устав как учредительный документ хозяйствующего субъекта, кодекс корпоративного поведения и др. Также к источникам корпоративного права можно отнести обычаи и традиции, специально не закреплен ные в каком-либо документе, но сложившиеся в повседневной дея тельности участников корпораций.

Корпоративное право России, таким образом, представляет со бой совокупность государственно-правовых и частноправовых норм, регулирующих порядок создания, реорганизации и ликвидации субъектов корпоративного права и иных предпринимательских объе динений без прав юридического лица, а также возникающие в связи с этим организационно-управленческие, имущественные и неимуще ственные (корпоративные) отношения между их участниками (учре дителями) и (или) органами управления и контроля по поводу реа лизации и защиты корпоративных прав в сфере предприниматель ской деятельности.

Алексеев, С. С. Гражданское право в современную эпоху. / С. С. Алексеев. – М., 1999. – С. 17-18.

Размыслович, С. В. Состояние законодательного обеспечения современных экономических отношений / С. В. Размыслович. // Юрист. 2002. № 4.

Современный словарь иностранных слов. М. : Русский язык, 2001.

Козлова, Н. В. Понятие и сущность юридического лица. Очерки истории и теории. / Н. В. Козлова. М., 2003.

Корпоративное право : учебник для вузов / отв. ред. И. С. Шиткина. М. :

Волтерс Клувер, 2008. С. 12.

Белых, В. С. О корпорации, корпоративных отношениях и корпоративном праве / В. С. Белых. // Бизнес. Менеджмент. Право. Екатеринбург, 2006.

№ 2.

Корпоративное право. С. 30;

Красавчиков, О. А. Гражданские организа ционно-правовые отношения / О. А. Красавчиков. // Советское государство и право. 1996. № 10.

Ломакин, Д. В. Акционерное правоотношение: понятие, содержание, субъ екты : дис. … канд. юрид. наук. / Д. В. Ломакин. М., 1996. С. 29.

Долинская, В. В. Акционерное право : учебник / отв. ред. А. Ю. Кабалкин.

М., 1997. С. 12 и др.

Гаджиев, Г. А. Предприниматель — налогоплательщик — государство. Пра вовые позиции Конституционного Суда РФ. / Г. А. Гаджиев, С. Г. Пепеляев.

М., 1998. С. 21.

Алексеев, С. С. Право: азбука — теория — философия. Опыт комплексного исследования. / С. С. Алексеев. М., 1999. С. 323.

Корпоративное право. С. 15.

В. Е. Суденко — доцент кафедры «Уголовно-правовые дисциплины» Юридического института (МИИТа), кандидат юридических наук, доцент КАТЕГОРИИ ДИАЛЕКТИКИ И УГОЛОВНОЕ ПРАВО В статье с философско-правовых позиций кратко исследуется значение категорий диалектики в уголовном праве и уголовном за конодательстве, проводится краткий анализ развития учения о на званных категориях.

Проблема категорий диалектики в уголовном праве относится к числу наименее разработанных в названной отрасли права. На необ ходимость исследования данной проблемы указывают результаты анализа научной литературы. С философских позиций осуществлено значительное количество научных исследований диалектических ка тегорий, создан богатый потенциал идей и подходов, в которых глу боко и обстоятельно рассмотрены философские проблемы категорий диалектики1. Однако с позиции уголовного права таких исследова ний в отечественной науке проведено явно недостаточно. Только проблемы причинности были и остаются объектом исследования ря да ученых правоведов при рассмотрении элементов составов престу плений2.

В то же время рассмотрение диалектических категорий уголов но-правовой наукой, применительно к ее предметной и познаватель ной особенности, продиктовано важной потребностью самоудостове риться в том, что особенности науки уголовного права — это диалек тика особенного и всеобщего, это необходимая составная часть все общего, это не случайное в контексте всеобщего. В этой связи уго ловно-правовая наука выходит за пределы своей базовой сферы и осваивает новую предметную область.

Наука уголовного права как особая правовая наука сосредота чивает познавательный интерес и исследования на философской стороне категорий, на выявлении познавательных возможностей и эвристического потенциала определенной диалектической категории в своей области. При этом существенное значение уделяется содер жательной конкретизации определенной категории применительно к особенностям уголовного права, осмыслению и объяснению положе ний и институтов уголовного права в русле данной конкретной кате гории, в русле ее методологии и аксиологии. Рассматривая иссле дуемое конкретное преступление через призму категорий общего и особенного, мы выявляем его тождество и различие с другими пре ступлениями или с другими элементами состава преступления. Ос мысливая преступление через призму категорий «причинность» и «необходимость», мы улавливаем его причинную обусловленность, объективные и случайные свойства и связи. Анализируя данное пре ступление в свете категорий «качество» и «количество», мы уясняем его характеристики, их взаимосвязи и при определенных условиях переход количественных характеристик в качественные. При всем этом доминируют уголовно-правовые мотивы, ориентиры и направ ления научного исследования.

Философский профиль уголовного права обусловлен потребно стями самого уголовного права в осмыслении его понятий.

Познание философских категорий способствует наиболее пло дотворному общению между представителями различных конкретных наук, а также между представителями различных отраслей одной и той же науки. Система категорий диалектики является основой язы ка межнаучного и внутринаучного общения. Диалектический метод учитывает всеобщую связь явлений природы и общества в их посто янном развитии. Относительно уголовного права категории диалек тики применяются при реализации уголовно-правовых норм в судеб ной и следственной практике.

Наряду с этим, диалектические категории имеют не только ме тодологическое значение, но и мировоззренческий смысл, что также актуально для уголовно-правовой науки. Категории — суть узловые понятия каждой науки, в которых концентрируется ее содержание.

Диалектика — это наука о взаимосвязи явлений, о развитии матери ального мира и процесса познания. Проблема категорий диалектики относится к числу так называемых вечных проблем, т.е. проблем, решение которых актуально в каждый данный момент, но при этом ни одно из решений не является окончательным. Любое решение, например, проблема необходимости и случайности, проблема спра ведливости относится к менталитету определенной эпохи, культуры, сообщества.

Но именно такой аспект проблемы категорий диалектики менее всего представлен в научных исследованиях по уголовному праву. В то же время необходимо отметить, что уголовно-правовая сфера приложения диалектического метода достаточно многообразна и ши рока.

Основные законы диалектики есть не что иное, как соотноше ние диалектических категорий. Основные законы диалектики «пред ставляют в сущности отношения, связь категорий», — отмечает В. Афанасьев3.

Содержание диалектических категорий в различные периоды их становления отражает уровень духовного развития общества, его правовой культуры. Процесс формирования категорий отражает ос новополагающие пути развития знания как элемента культуры. Со держание категорий в процессе развития знания постоянно углубля ется, и очень важно знать их истинное значение на каждом этапе развития общества. С большой долей уверенности можно утвер ждать, что в настоящее время в науке появляется необходимость разработки новой парадигмы в определении не только категорий причинности, необходимости и случайности, возможности и действи тельности, сущности и явления, формы и содержания, единичного, особенного и общего, но и иных категорий, например, справедливо сти и др.

Диалектический метод в науке уголовного права в советский период времени имел не слишком благополучную судьбу. В любом учебнике советского уголовного права методология уголовно правовой науки начиналась с объявления, что главный и всеобщий метод — метод диалектического материализма. Но никакого сущест венного влияния на развитие советской уголовно-правовой науки этот метод не оказывал, а лишь являлся основой доказательства классовой противоположности советского уголовного права праву буржуазных стран4.

Такое положение привело к созданию непреодолимой стены между советским и буржуазным уголовным правом, что как раз яв ляется не диалектичным. Напротив, поиск возможно более широких областей соприкосновения различных правовых систем вполне соот ветствует диалектическому методу. Диалектику Гегеля, рожденную как диалектику идей, марксизм превратил в диалектику природы и общества, в диалектику материализма, стремясь подчинить фило софское учение интересам классовой борьбы.

В связи с этим следует отметить, что марксистская философия является только одним из множества направлений как философии прошлого, так и философии настоящего. Ученые многих других на правлений философии не отвергают диалектику, но и не распро страняют ее на природу.

Современные условия социальных и социокультурных потря сений в стране делают особенно актуальным исследование общеми ровоззренчески значимых категорий в их историческом, логическом, правовом плане, в том числе, в сфере уголовного права.

Исследований положений диалектических категорий в право вой науке в их общемировоззренческом значении весьма и весьма немногочисленно. В арсенале юридических наук, по сути дела, ока зались только категории причины и следствия, применяемые в уго ловном праве при исследовании причинной связи в процессе рас смотрения объективной стороны состава преступления5. Категории единичного и общего рассматривал В. Н. Кудрявцев, наряду с други ми вопросами6.

Но и названные категории не подвергались глубокому фило софско-правовому анализу и исследованию в их историческом, пра вовом и социологическом аспектах. Другие категории диалектики — возможность и действительность, форма и содержание, сущность и явление, пространство и время, общее, особенное и единичное, ка чество и количество и т. д. ждут своего исследования и разрешения в уголовно-правовой науке.

В этой связи А. В. Наумов вполне справедливо отмечает, что неудачные до сего времени попытки использования диалектического метода в уголовно-правовой науке вовсе не означают его беспер спективности. Наоборот, обращение к основным законам и категори ям диалектики во всем многообразии их содержания, несомненно, будет способствовать успеху непосредственно уголовно-правовых исследований.

Названные диалектические категории довольно глубоко и под робно рассмотрены в работах философов, прежде всего, М. Бунге, В.

Г. Иванова, О.Ф. Иващука, А. Н. Колтышева, И. З. Налетова, Е. В.

Орлова, В. Я. Перминова и др.7 Но эти исследования не были наце лены непосредственно на уголовное право, а решали, прежде всего, задачи философии.

Исследование категорий диалектики необходимо осуществлять на основе диалектического метода, а уже далее на основе догмати ческого, социологического, сравнительно-правового и историко правового методов.

История развития диалектических категорий в своем поступа тельном движении не может являться и не является случайной. Каж дая последующая ступень в развитии категорий диалектики с необ ходимостью вытекает из предыдущей. Таким образом, «…выступление различных ступеней и моментов развития во време ни в виде события в таком-то и таком-то определенном месте, среди такого-то и такого-то народа, при таких-то и таких-то политических обстоятельствах и в такой-то и такой-то связи с ними, короче, в дан ной определенной эмпирической форме — этот способ развития представляет собою зрелище, которое являет нам история филосо фии»8.

Новизна исследования категорий диалектики с уголовно правовой точки зрения заключается в том, что они анализируются в их реализации в уголовном праве, причем, категории не берутся в готовом виде, а исследуются в их становлении и развитии, начиная с самого простого и элементарного их проявления в уголовно правовых явлениях. Анализ генезиса категорий, действующих в уго ловном праве, должен начинаться с того, что они категориями собст венно пока не являются. Именно это позволяет дать реальное опре деление категорий, их действие и использование в уголовном праве.

При любом ином подходе обычно определения категорий и их про явления оказываются формальными и по существу тавтологически ми.

_ Афанасьев, В. Основы философских знаний. / В. Афанасьев. М., 1962.

С. 120.

Кудрявцев, В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960;

Трайнин, А. Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957;

Церетели, Т. В. При чинная связь в уголовном праве. М., 1963;

Малинин, В. Б. Философские, исторические и теоретические основы причинной связи в уголовном праве.

СПб., 1999;

Он же: Причинная связь и проблемы Общей части уголовного права. СПб., 1999.

Афанасьев, В. Указ. соч. – С. 120.

Курс советского уголовного права. Часть Общая Т. 1. М,. 1968. С. 41.

Кудрявцев, В. Н. Указ. соч.;

Он же. Причинность в криминологии. М., 1968;

Нерсесянц, В. С. Политико-правовая теория Гегеля и ее интерпретации : дис. … докт. юрид. наук. М., 1975;

Церетели, Т. В. Указ. соч.;

Малинин, В.

Б. Указ. соч.

Кудрявцев, В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.

Иващук, О. Ф. Становление категории особенного : дис. … канд. философ.

Наук / О. Ф. Иващук. Ростов н/Д, 1996;

Ивлев, В. Ю. Методологический анализ категорий необходимость, случайность и возможность : дис. … канд.

философ. наук. / В. Ю. Ивлев. М., 1997;

Колтышев, А. Н. Проблема при чинности (История и теория) : дис. … докт. философ. наук. / А. Н. Колтышев.

СПб., 1994;

Налетов, И. З. Причинность и теория познания. М. 1975;

Ор лов, Е. В. Проблема особенного у Аристотеля : дис. … канд. философ. наук. / Е. В. Орлов. М., 1997;

Перминов, В. Я. Проблема причинности в философии и естествознании. М. 1979.

Гегель. Лекции по истории философии. Речь, произнесенная 8 октября г. Соч. Т. IX. М., 1992. С. 34.

К. И. Попов — доцент кафедры «Уголовно-правовые дисциплины» Юридического института МИИТа, кандидат юридических наук, доцент, член Российской академии юридических наук, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации РАЗГРАНИЧЕНИЕ ЭКСЦЕССА ОБОРОНЫ И ПРЕВЫШЕНИЯ МЕР, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ЗАДЕРЖАНИЯ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ Преступления с эксцессом обороны имеют много общих при знаков с преступлениями, совершенными при превышении мер, не обходимых для задержания лица, совершившего преступление. Ука занные составы являются смежными. Необходимо отметить исклю чительную важность уголовно-правовой оценки имевшего место со бытия, от которого зависит признание содеянного общественно опасным или общественно полезным, а преступления тяжким или совершенным при смягчающих обстоятельствах1.

Пленум Верховного Суда СССР в п. 3 постановления от 16 ав густа 1984 г. указывал, что действия, причинившие вред лицу в свя зи с пресечением его общественно опасного посягательства и задер жанием или доставлением непосредственно после посягательства в правоохранительные органы, должны рассматриваться как совер шенные в состоянии необходимой обороны. Уголовная ответствен ность за причинение вреда задержанному может наступить лишь при условии, если такие действия не являлись необходимыми для задер жания, явно не соответствовали характеру и опасности посягатель ства. В этих случаях содеянное, в зависимости от конкретных об стоятельств, должно квалифицироваться как совершенное при пре вышении пределов необходимой обороны либо на общих основани ях2.

Ткаченко В.И. было высказано мнение, что Верховный Суд СССР вышел за пределы своей компетенции, применив аналогию за кона, и ошибочно распространил на решение вопроса об ответствен ности за причинение вреда преступнику при задержании законода тельство о необходимой обороне3. В настоящее время указанный пробел восполнен положениями ст. 38 УК РФ.

Совокупность условий, регламентирующих задержание пре ступника, имеет своей целью, с одной стороны, предоставить граж данам право на задержание лица, совершившего преступление, с другой исключить возможность неправомерных действий и само суда при их задержании.

Меры задержания могут применяться к лицам, подозреваемым в совершении преступления, а также обвиняемым или осужденным в случае их побега из-под стражи. Несомненным основанием для за держания является побег лица из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, совершенный лицом, отбывающим нака зание или находящимся в предварительном заключении, так как сам побег – преступление средней тяжести (ч. 1 ст. 313 УК РФ) или тяж кое преступление (ч. 2 ст. 313 УК РФ).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.