авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПОРЯДКА В СОВРЕМЕННЫХ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Дворянские судебные учреждения. Низшей судебной ин станцией для дворян был выборный Уездный суд. Члены суда, вклю чая председателя, избирались на три года дворянством уезда и ут верждались губернатором. В компетенцию суда входили граждан ские и уголовные дела, заведенные по событиям, произошедшим в уезде. В уголовной сфере уездному суду было предоставлено право окончательного решения всех дел, за исключением тех, по которым подсудимые подвергались наказаниям в виде смертной казни, лише ния чести или торговой казни. Пределы действия уездного суда ог раничивались его округом, который, как правило, совпадал с терри торией уезда.

Апелляционной инстанцией по отношению к уездному суду стал Верхний земский суд, состоящий из двух департаментов. Пер вому департаменту поручалось ведение дел уголовных, второму — гражданских. При суде состояли прокурор, стряпчий казенных и стряпчий уголовных дел. Верхнему земскому суду были подчинены Уездные суды, Дворянские опеки, Земские суды округа. В него по ступали дела по апелляции на решения перечисленных судебных органов: все дела, жалобы и тяжбы дворян и на дворян, граждан ские и уголовные, а также дела, касавшиеся вотчин, привилегий, завещаний, права наследования и исковые. В его компетенции были также дела, касавшиеся разночинцев, которые по правилам апелля ции могли быть направлены из Уездного в Верхний земский суд.

Судебные учреждения для городского сословия Низшей судебной инстанцией для городских жителей был Городовой магист рат (или ратуша). Магистрат учреждался в каждом городе, ратуши были оставлены только в посадах. Члены городового магистрата из бирались городским купечеством и мещанством один раз в три года, так же избирались и члены ратуши. Магистратам и ратушам, как и прочим судебным органам, не принадлежала инициатива самостоя тельного возбуждения дела. Они рассматривали жалобы, иски част ных лиц, а также дела по указанию высших присутственных мест. В ведении городовых магистратов и ратуш были уголовные и граждан ские тяжбы купцов и мещан города или посада, для которых он яв лялся первой, низшей инстанцией. Гражданские дела, в которых це на иска была ниже 25 руб., решались там окончательно, и перенос дела запрещался законом. Окончательно решались уголовные дела, за исключением тех, которые влекли для подсудимого наказание в виде смертной казни, лишения чести или торговой казни. Заседания этих городовых судов могли проходить в течение года «беспрерыв но», кроме «табельных дней». Пределы подсудности городовых ма гистратов и ратуш ограничивались территорией города или посада, в которых они были учреждены.

Согласно Учреждениям о губерниях в городах были оставлены Словесные суды, действовавшие на базе прежних законоположений и разбиравшие торговые споры. В этих судах применялся упрощен ный порядок судопроизводства. Судей избирало мещанство и купе чество в начале каждого года.

Апелляционной инстанцией для городовых судов являлся Гу бернский магистрат.

В обширных губерниях могло быть открыто несколько таких судов. По своей структуре, положению и порядку функционирования Губернский магистрат ничем не отличался от Верхнего земского су да. Он также подразделялся на два департамента: гражданских и уголовных дел. В каждом из них присутствовали председатель и три заседателя. Губернскому магистрату подчинялись городовые магист раты, сиротские суды и ратуши соответствующей губернии.

Дела уголовные, рассмотренные губернским магистратом, под лежали ревизии Уголовной палаты. Гражданские дела могли быть решены им окончательно при цене иска до 100 руб., в остальных случаях, а также недовольные его решением, могли апеллировать в Палату гражданского суда. При каждом городовом магистрате для купеческих и мещанских вдов и малолетних сирот утверждался Си ротский суд, в состав которого входили председатель — городской голова, два члена городского магистрата и городовой староста. Го родскому сиротскому суду поручалось «попечение» о малолетних детях, имениях, оставшихся после смерти владельцев, вдовах и их делах. Этот суд имел право назначать опекунов имениям и малолет ним сиротам.

Судебные учреждения для сельских обывателей. Низшей судебной инстанцией для крестьян свободного состояния был суд с характерным названием — Нижняя расправа. Это судебное учреж дение создавалось «по усмотрению генерал-губернатора в тех горо дах и округах, где проживали однодворцы, «всяких прежних служб служилые люди», черносошные или государственные крестьяне, а также крестьяне, приписанные к заводам или к «каким ни есть мес там»1.

В состав Нижней расправы входили коронный судья и восемь заседателей, избираемых из сельских жителей. Как видно из текста ст. 74 Учреждений о губерниях, судья назначался наместничьим правлением «из чиновных людей». Следовательно, обязательная для других судов строгая сословность подбора судейских кадров здесь нарушалась. Это объясняется тотальной неграмотностью сельского населения страны. А в соответствии со ст. 75 избирались заседатели из жителей селений, составлявших округ данного суда, их различ ных слоев: «дворян или ученых людей, или из чиновных людей, или из разночинцев, или из поселян, беспорочных людей», удовлетво рявших такому условию: «буде за ним нет явного порока». Утвер ждал их в должности губернатор. По два заседателя от Нижней рас правы направлялись для участия в процессах Нижнего земского и Совестного судов.

Нижней расправе были подсудны гражданские и уголовные дела их округа. Инициатива возбуждения принадлежала жалобщи кам, истцам, стряпчим, другим судам, наместническому правлению, палатам или Верхней расправе.

Судом второй инстанции для этого сословия была Верхняя расправа, располагавшаяся в губернском городе. Компетенция, по рядок деятельности, место этого судебного учреждения полностью аналогичны статусу других сословных судов второй инстанции.

Верхняя расправа состояла из двух председателей и десяти заседа телей (избирались из свободных сельских обывателей губернии).

Расправный судья и заседатели Верхней расправы определялись на должности тем же порядком, что и члены Нижней расправы. При Верхней расправе состояли прокурор, стряпчий казенных и стряпчий уголовных дел. Верхняя расправа подразделялась на два департа мента уголовных и гражданских дел, каждая из них состояла из половины общего присутствия. Департамент уголовных дел мог при нимать к своему рассмотрению дела гражданские. В Верхнюю рас праву вносились все дела по апелляции на Нижние расправы. Ей были подсудны жалобы и тяжбы селений и жителей, входящих в ее округ, а также уголовные и гражданские дела, относящиеся ко всему селению или возбужденные стряпчими. Пределы подсудности Верх ней расправы ограничивались территорией губернии, в которой она была учреждена.

Всесословные судебные учреждения. Третьей инстанцией для каждой из приведенных выше категорий сословных судов были Губернские палаты — Палата уголовного и Палата гражданского су да. Статус новых местных органов вызвал серьезные структурные изменения всей судебной системы государства. Основной идеей ека терининской губернской реформы была идея децентрализации управления, что, в свою очередь, привело к упразднению многих коллегий.

В соответствии со ст. 106 и ст. 115 Учреждений о губерниях, Палаты создавались как местный отдел высшего судебного ведомст ва. «Палата уголовного суда не что иное есть, как Юстиц-коллегии департамент», а «Палата гражданского суда не что иное есть, как соединенный департамент Юстиц- и Вотчинной коллегий». Заняв ме сто третьей инстанции в судебной системе, Палаты в сфере суда сменили коллегии, которые были упразднены в ходе губернской ре формы. Вышестоящей по отношению к ним инстанцией был орган высшего суда в империи — Сенат.

И Палата уголовного, так же как и Палата гражданского суда, состояла из председателя, двух советников и двух асессоров. Члены суда назначались Сенатом, председателя в должности утверждал император. Как и все судебные учреждения, созданные в ходе ре форм, Палаты были коллегиальными органами. Они заняли особое положение в системе местных судебных учреждений, что подчерки валось специальной компетенцией.

Палата уголовного суда ведала должностными преступления ми, т.е. делами, касавшимися в основном господствующего класса. В качестве суда второй инстанции палата решала дела по наиболее тяжким преступлениям, рассмотренным сословными судами губер нии, причем не как кассационная или апелляционная, а как ревизи онно-решающая инстанция. Пределы подсудности палат ограничива лись территорией губерний, в которых были учреждены. От выше стоящих органов (императора, Сената) они получали повеления в форме указов, им же подавали рапорты и донесения.

Верхний надворный суд состоял из двух председателей, двух советников и четырех асессоров. При нем состояли прокурор, стряп чий казенных и стряпчий уголовных дел. Он подразделялся на два департамента — уголовный и гражданский. Каждый включал в себя половину членов полного присутствия. Уголовный департамент мог в случае необходимости рассматривать и решать гражданские дела.

Председатели Верхнего надворного суда утверждались императри цей по представлению Сената. Советники, стряпчие, асессоры на значались Сенатом. Верхнему надворному суду подчинялся Нижний надворный суд, учрежденный в той же столице. Верхний надворный суд являлся апелляционной инстанцией для Нижнего.

Нижний надворный суд состоял из надворного судьи и двух за седателей, назначавшихся Сенатом. Этот суд являлся инстанцией, равной уездному суду, дворянской опеке, городовому магистрату или Ратуше, сиротскому суду и Нижней расправе. Надворные суды разбирали дела лиц, пребывавших в Москве и Санкт-Петербурге по службе военной, придворной или гражданской, а также по собствен ным делам, касавшимся их промыслов или иных занятий, за исклю чением должностных преступлений. Дела уголовные подлежали обя зательной ревизии уголовной палаты2.

Несомненный интерес представляет организация Совестного суда, образованного по высочайшему повелению Екатерины II, в хо де губернской реформы 1775 г. Этот суд сочетал в себе функции су да по особым категориям дел, третейского суда и даже обладал не которыми функциями современного прокурорского надзора.

Важнейшей задачей Совестного суда было обеспечение про цессуальных гарантий прав личности, впервые установленных ека терининским законодательством. Арестованный должен был в трех дневный срок получить мотивированное постановление об основании ареста и фабулу обвинения. В соответствии со ст. 401 Учреждений о губерниях всякий подданный в случае его задержания и пребывания более трех дней в тюрьме без предъявления обвинения и допроса мог обратиться в Совестный суд с соответствующим прошением. Если задержанный не подозревался в оскорблении императорского вели чества, в измене, убийстве, разбое или воровстве, он отправлялся в Совестный суд с описанием обстоятельств дела. Его доставка гаран тировалась высоким штрафом (по 300 руб. с председателя и 100 руб.

с заседателя) в случае неисполнения требования Совестного суда более суток. Если Совестный суд устанавливал, что содержащийся в тюрьме не обвинялся в вышеперечисленных преступлениях, то он освобождался «на поруки». Пока дело не будет окончательно реше но, обвиняемого уже никто не мог повторно заключить в тюрьму.

В 1782 г. система судебных органов империи была дополнена созданными в городах Управами благочиния. В состав управы входи ли городничий, пристав уголовных дел, пристав гражданских дел и два ратмана. Ратманы избирались горожанами. В компетенцию упра вы, помимо ведения основных полицейских дел, входило рассмотре ние маловажных уголовных и гражданских дел (до 20 руб.), также производство следствий. Документом, регламентирующим ее органи зацию и деятельность, был «Устав благочиния или полицейский», утвержденный императрицей 8 апреля 1782 г.

Следует отметить, что с губернской реформой 1775 г. завер шился сложный процесс образования прокуратуры как системы специальных органов. Петровское законодательство, заложившее первый камень в основание российской прокуратуры — «ока госуда рева», почти ничего не говорило о конкретных функциях прокуро ров, не определяло их права и обязанности. Екатерина исправила это упущение и обеспечила прокурорским надзором все без исклю чения органы местного управления. В соответствии с текстом Учреж дений о губерниях в каждой губернии учреждались должности гу бернского прокурора и его помощников — губернских стряпчих, про куроров и стряпчих при всех сословных судах второй инстанции и должности уездных стряпчих. За ними закреплялись обязанности по общему и судебному надзору: прокуроры должны были заниматься преимущественно общим, а стряпчие судебным надзором.

Помимо осуществления судебного и общего надзора на проку роров возлагали надзор за местами лишения свободы. Помимо над зорных функций, прокуроры получили право налагать штрафы за беспорядки в суде, причем часть от этих доходов они могли обра щать в свою пользу, что должно было стимулировать их правоохра нительную деятельность и повышать бдительность в соблюдении за конности.

Прокуроры при местных судах подчинялись прокурору при гу бернском правлении, губернскому прокурору. Губернский прокурор находился в двойном подчинении: генерал-прокурора и генерал губернатора. Учреждения о губерниях создавали довольно стройную систему прокуратуры, основанную на строгой иерархии (ст. 143).

Общая дореформенная судебная система России не знала ин ститута адвокатуры. Губернские и уездные стряпчие выполняли функции, сходные с обязанностями адвокатов. Они могли выступать защитниками и ходатаями по делам несовершеннолетних, обществ, монастырей, церквей, архиерейских домов3. Такие стряпчие высту пали по доверенности.

Стремясь сделать судебные учреждения доступными для насе ления, а защиту прав своих граждан более реальной, императрица установила довольно оригинальную систему судопроизводства, наи более приспособленную, по ее мнению, к российской действительно сти.

Проведение губернской реформы, разделение функций на уровне губернского и уездного аппаратов управления, проведение принципа децентрализации положительным образом сказались на деятельности местных учреждений в ряде губерний. Уменьшилась загруженность присутственных мест, возросла оперативность приня тия решений и компетентность должностных лиц. Однако существо вание сословных перегородок в обществе повлияло на создание гро моздкого аппарата судебных учреждений, что сильно затрудняло их работу.

Строгая иерархическая подчиненность всех присутственных мест одного ведомства и запрет вмешательства в дела учреждений других ведомств, определили четкие границы их деятельности, но породили волокиту и усилили бюрократическую нагрузку на намест ническое правление.

Эпоха Екатерины Великой внесла существенный вклад в орга низацию российского правосудия. Императрица законодательно за крепляет важнейшие идеи и положения, определяющие построение уголовного процесса в целом и его конкретных институтов. Идеи ев ропейского просвещения, исходящие из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, впервые были закреплены в нор мативных правовых актах.

Так, принцип законности применительно к уголовному судо производству выражался в требовании осуществлять производство по уголовным делам в точном соответствии с законом. Это требова ние неоднократно встречается в текстах Учреждений о губерниях и Устава благочиния. В ст. 245 Учреждений сказано: «Земский исправ ник сам собою ни на кого не налагает пени или наказания, но сие учинить имеет суд по законам». Та же формулировка содержится в ст. 268 в отношении городничего. Учреждения для управления гу берний создали на местах целый штат чинов прокурорского надзора, одной из важнейших задач которых был контроль за законностью и действиями чиновников судебных учреждений.

Статья 407 Учреждений о губерниях гласит: «Понеже для спо спешествования правосудия, и для сохранения добраго законами установленнаго порядка в судебных местах, сколь в разсуждении судий, столь и в уважение истцов и ответчиков полезно есть, когда судебныя места снабдены нарочными людьми, коим предписано и коих долг есть быть взыскателями исполнения узаконе-ний, наказа ния преступлению, а невинности защитою». Ст. 404 уточняет это по ложение в отношении прокурорских чиновников губернского правле ния: «Вообще губернский прокурор и губернские стряпчие смотрят, и бдение имеют о сохранении везде всякого порядка законами опре деленнаго, и в производстве и отправлении самых дел».

Таким образом, прокурорский надзор, учрежденный Екатери ной на местах, был важнейшей гарантией законности уголовного су допроизводства. Среди новых процессуальных принципов, установ ленных екатерининским законодательством следует назвать право на суд «равных», т.е. введение системы сословных судов, призван ных обеспечить «правый и равный суд всякому состоянию».

Екатерининское законодательство закрепляет положение об индивидуализации ответственности. Впервые это положение встре чается в Именном указе от 22 августа 1765 г. «Об отмене вытей, на лагаемых на целые селения, и о штрафовании тех только крестьян, которые о ворах и разбойниках знали», а также в Указе от 1 апреля 1768 г. «О ссылке жен, производящих корчемство без ведома и со гласия мужей своих, в Оренбург на поселение, оставляя мужей и де тей их на прежних жилищах»4. Подобную норму в одинаковой фор мулировке находим и в ст. 55 Жалованной грамоты дворянству г.: «Да не взыщется на дворянстве вообще личное преступление дворянина», и в ст. 43. Жалованной грамоты городам 1785 г.: «Да не взыщется на обществе градском личное преступление гражданина»5.

Екатерина неоднократно заявляла и о том, что наказание должно соответствовать преступлению, т.е. декларировала принцип соразмерности наказания. В Наказе Уложенной комиссии нашел свое отражение принцип презумпции невиновности: «...Человека не мож но почитать виноватым прежде приговора судейского, и законы не могут лишить его защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные»6. В правление Екатерины Великой было сформу лировано и законодательно закреплено право обвиняемого на защи ту (в законодательстве этой эпохи обвиняемый продолжал имено ваться истцом).

Принцип независимости суда выражен в ряде статей Учрежде ний о губерниях, регламентирующих права и обязанности прокуро ров и представителей местной администрации. Так, в ст. 406. п. сказано: «Губернские стряпчие и губернский прокурор во время ре шения дела из присутствия выходят, судебныя же места решат все дела по точной силе и словам закона, не смотря ни на чьи требова ния, или предложения». Точно такая же формулировка содержится в п. 8 ст. 409 и п. 8 ст. 410 относительно нижестоящих прокуроров и стряпчих. Смысл этих статей можно свести к следующим положени ям: никто не вправе был оказывать давления на судей и указывать, как должно быть решено конкретное уголовное дело, проявлять вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда с целью воспрепятствования объективному рассмотрению дела либо вынесения незаконного решения. Судьи рассматривали и разрешали дела, руководствуясь исключительно нормами законов.

Как показывает исторический опыт, данный принцип, впервые сформулированный в екатерининском законодательстве, базовым принципом российского правосудия не стал, не был он реализован и в уголовном процессе, поскольку никогда не имел под собой необхо димого основания — гарантий независимости судей и разделения властей в государстве.

Учреждения для управления губерний Всероссийской империи 1775 г. не просто заложили правовую основу функционирования но вых судебных органов. В этом законодательном акте были определе ны состав, компетенция и порядок работы каждого судебного учреж дения, закреплены некоторые принципы судопроизводства, установ лен контроль над судебными учреждениями, порядок обжалования их решений, а главное разделено гражданское и уголовное судо производство. Этот законодательный акт, не являясь процес суальным законом, вводил новую систему местного управления. Но поскольку российская традиция не отделяла суда от управления, а судоустройство от процессуального права, в тексте Учреждений о губерниях достаточно последовательно изложен процесс как по гра жданским, так и по уголовным делам.

Система судоустройства, введенная Екатериной II, с незначи тельными изменениями просуществовала вплоть до реформы 1864 г.

Так, в 1796 г. прекратили существование суды второй инстанции — Губернский магистрат, Верхняя расправа, Верхний земский суд, а их функции перешли к палатам.

В дальнейшем, в царствование Николая I судебные учрежде ния были дополнены сельской и волостной расправой — судебными учреждениями для государственных крестьян.

Итак, в период правления Екатерины II российская юстиция приобрела законченный и целостный характер. В ходе губернской реформы 1775 г., проведенной на началах децентрализации управ ления, удалось обеспечить большую самостоятельность судебным учреждениям, разделив их по сословному принципу.

_ Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. / Российское законодательство X—XX вв.: в 9 т. Т. 5. (гл. XXIII. Ст. 335). С. 305.

Ефремова, Н. Н. Судоустройство в России в XVII — первой половине XIX вв.

/ Н. Н. Ефремова. М., 1983.

Материалы по судебной реформе в России 1864 г. : в 74 т. 1857—1861 / Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Рус.

Фонд. Т. 1. 1857—1860. С. 2.

Законодательство Екатерины II. : в 2 т. Т. 2. М. : Юрид. лит., 2001. С.

842—844.

См.: Российское законодательство X—XX вв.: в 9 т. Т. 5. С. 35, 77.

Наказ ее Императорского Величества Екатерины Второй. СПб., 1820.

II Ч А С Т Ь Статьи аспирантов и студентов Д. А. Воропаев — аспирант Юридического института МИИТа ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗАКАЗА В РОССИИ Конкурсные торги в России — дело не новое и, как любое яв ление, имеет свою историю. Процесс развития социальных и эконо мических отношений в России привел к возникновению различных форм контрактов между государством и частными предпринимателя ми. Эти контракты складывались стихийно, но по мере накопления некоторого опыта возникла необходимость их законодательного уре гулирования.

Дошедшие до нас с X—XIII вв. сведения весьма скудны. Боль шая часть источников, которые могли бы помочь понять исследуе мый вопрос, погибла по разным причинам. Значительно больше со хранилось материалов, относящихся к XV—XVI вв. Это уставные, судные, иммунные, памятные, заказные грамоты, ханские ярлыки, повествовательные тексты и деловая переписка. Часть документов рассмотрена непосредственно по опубликованным текстам, часть — по цитатам из работ других авторов.

В списке, сделанном в 1346 г. с Переяславской летописи1, в записи под 6504 (996 г.) среди воев и нарочитых мужей княжеской дружины мы встречаем заказников, которых летописец причисляет к разряду «боляр». Княжеская дружина это тот источник, из которого формировалась в дальнейшем вся система государственного управ ления Российского государства. Среди дружинников князь находил исполнителей своим приказам. И именно отсюда ведут свое начало правовые институты заказа и его исполнителей — заказников.

Заказники встречаются в ханских ярлыках2, в одном из кото рых, выданном митрополиту Алексию, читаем: «Бердибъково слово татарским Улусным и ратным княземъ... и заказникам, и всъм по шлиникомъ». В другом выданном в 1379 г. митрополиту Михаилу, хан перечисляет «или какие пошлины, или которые доходы, или за казы,... или работы, или сторожи, или кормы, ино тем церковным людем ни видети ни слышати (таго) не надобе».

Из приведенных актов следует, что, во-первых, заказ — ре ально существовавшее явление в социальной жизни русских кня жеств, во-вторых, реализация заказа осуществлялась специальными лицами — заказниками, в-третьих, заказники были членами княже ской администрации, имевшими специфические обязанности.

Сохранившиеся грамоты удельных князей и деловая переписка крупнейших монастырей позволяет понять роль и место заказников (заказщиков, приказчиков) в крупных феодальных вотчинах, удель ных княжествах и великом княжении. На заказников возлагался ши рокий круг поручений. Они могли иметь право суда над подвластны ми монастырю людьми. Заказники исполняли хозяйственные функ ции, например, связанные с отдачей земельных участков в наем и в аренду3. Приказчики сидели на соляных варницах монастырей, раз решали споры с сельскими властями пограничных черных земель.

Заказчикам поручалась перевозка денег, сбор налогов и церковных пошлин, доставка их в монастырскую казну и другие поручения.

По мере того как Московское княжество превращалось в вели корусское государство, усложнялись и административные задачи.

Дворцовая система оказалась неспособной справиться с ними. Эти центральные органы удельного периода «были собственно едино личные или временные правительственные поручения, каждое из которых осуществлялось тем или другим лицом, боярином введен ным, которому князь поручал («приказывал») известную часть сво его дворцового хозяйства. Эти единоличные поручения главных при казчиков теперь и превратились в сложные постоянные присутст венные места, получившие название «изб» или приказов»4.

В законодательных актах XVII в., регулирующих различные сферы государственной жизни, заказ выступает уже как устанавли ваемый на определенных условиях ограничительный правовой ре жим.

Так, в условиях стихийных бедствий начала XVII в. царь Борис Годунов издает указ от 3 ноября 1601 г. Указ предписывал местным властям в особенно сильно пострадавших северных городах и уездах государства осуществление особого порядка использования хлебных запасов и борьбы со скупщиками хлеба. Указ состоит из двух частей.

Первая часть содержит нормы, касающиеся продажи и покупки хле ба. Во-первых, устанавливалась твердая цена на хлеб. Во-вторых, ограничивался разовый объем покупки в одни руки. В-третьих, вво дилась регистрация хлебных запасов, которые надлежало перепи сать и обязать хозяев организовать продажу по указным ценам и в установленном указом порядке (в розницу). В-четвертых, необходи мо было провести дознание, установить «закупщиков» и местонахо ждение «закупного» хлеба. В-пятых, устанавливался особый режим на подъездных дорогах к Соли Вычегодской, запрещавший скупщи кам зерна вывоз зерна и выезд из города для оптовых закупок хлеба у окрестных крестьян. Для жителей Выти устанавливалось исключе ние, согласно которому им разрешалось приобретать и вывозить хлеб из Соли Вычегодской, но по ценам и в объемах, установленным в указе. Во второй части указа подтверждался и ужесточался режим монополии государства на «корчемное питие» путем полного запрета его государственной продажи в Соли Вычегодской и на посаде и во всем Усольском уезде. Разрешалось варение пива, да и то в строго ограниченном объеме.

Анализируемый указ являлся ограниченным во времени и тер ритории своего действия. Он имел своей целью приостановить рост цен на хлеб, для чего подтверждался введенный предыдущим указом режим «заповеди» и вводился режим «заказ крепкой». Первый из них охватывал мероприятия по ограничению хлебной торговли и продажи вина. Он формулировался в жесткой форме, не допускав шей возможности неисполнения: «чтоб за нашим царьским укрепле нием у Соли на посаде скупщиков от того однолично унять, и хлеб ная цена по нашему царьскому уложенью была учинена и укреплена всяким людем одна, и в торговые бы естя дни у Соли на посаде и в Усолском уезде на торшкех и на ярманках о той нашей уложенной хлебной цене и о продаже велели кликати еженедель и учинили бы естя по сей нашей грамоте заповедь и указ крепкой по всей Усол ской Вычегодской земле, чтоб наше царьское уложенье о хлебной цене и о продаже было ведамо всем людем»5. Второй режим был связан с ограничениями по производству вина и пива и допускал отступления при соблюдении определенных условий: «а кому будет для великие нужи на великие празники, и на родителские памети, и на родины, и на свадбы сваривали не ото многа пива и то б с вели ким береженьем, чтоб в том их во многом в хмелном питье хлебу лишних розходов не было»6.

Первые упоминания о мероприятиях, которые с определенны ми оговорками можно рассматривать как публичные торги, относятся к периоду царствования Алексея Михайловича. Сохранился царский указ, датированный 7 июля 1654 г., о подрядной цене на доставку в Смоленск муки и сухарей, в котором, если выразиться современным языком, за перевоз определенного объема груза назначалась соот ветствующая цена. На этих условиях подрядчик должен был отвезти хлеб в Смоленск, но при этом он освобождался от пошлины.

То есть понятия конкурса, как такового, еще нет, однако начи нает появляться поиск исполнителей, формулируются условия вы полнения заказа, определяется вознаграждение. Государство высту пает в рыночных отношениях в качестве субъекта.

С образованием единого централизованного государства заказ становится общегосударственным, универсальным методом регули рования общественных отношений в разнообразных областях обще ственной жизни. В научной литературе отмечена державная природа исполнительной власти в России, обусловившая ее важную нацио нальную особенность, а именно: построение органов исполнитель ной власти на основе единоначалия, что усилило действие такого регулятора, как заказ. Будучи опосредован властью, он приобретает черты общего регулятивного начала, глубинной основы правовой системы России.

XVIII век был веком глубокой перестройки всего Российского государства. В страну широким потоком хлынули западные изделия, технологии, люди, а с ними и через них — идеи. Устройство государ ственного управления страны перестраивалось по шведским и не мецким образцам, несовместимым с приказным строем. Российская государственность подверглась глубокому влиянию западной куль туры, западных форм, методов и способов организации государст венного управления и исполнительной власти в государстве, сохра няя державный принцип властеосуществления.

Во время правления Петра I стали появляться первые законо дательные акты, послужившие прообразом будущих правил публич ных торгов. Объявления о конкурсе вывешивались для всеобщего обозрения на всех городских воротах, чтобы лица, входящие в город или покидающие его, могли с ними ознакомиться. В таких объявле ниях обычно сообщалось о лицах, уже работавших по государствен ным заказам, льготах и т.п.

В июне 1714 г. специальным сенатским решением предусмат ривалось публичное сообщение результатов торгов. Необходимо бы ло указывать, кто и на что подрядился, по каким ценам. Эти же све дения подавались в канцелярию Сената.

Одну из важнейших сфер государственного управления, свя занную с экономикой, составляли заготовления по военному ведом ству. Заготовления осуществлялись органами военного управления четырьмя основными способами7: подрядом с торгов;

коммерческим заготовлением;

комиссионным заготовлением;

наличной покупкой и заказом на срок. Эта административная форма государственно служебных отношений органов военного управления и субъектов частного права ознаменовала переход государственного заказа как универсального средства государственного регулирования общест венных отношений к преимущественному его использованию при регулировании экономических отношений.

В связи с ростом числа распределяемых на конкурсной основе подрядов Петр I создает специальное учреждение, занимавшееся вопросами поставок и продаж — Канцелярию подрядных дел.

На конкурсной основе военные стали снабжать провиантом и амуницией части русской армии. С этого времени практически все законодательство по публичным торгам стало строиться на положе ниях, разрабатывавшихся в военных министерствах.

Наиболее существенным документом, призванным усовершен ствовать действовавшее ранее законодательство, стал новый регла мент Камер-коллегии, принятый в начале правления Анны Иоаннов ны. Данный документ регламентировал процедуру объявления тор гов, объявления следовало печатать в общегосударственной цен тральной газете — «Русские куранты», после чего купцы должны были явиться и подтвердить свои предложения;

на процедуру торгов купцов впускали и выслушивали порознь, спрашивая их о ценах наибольшей и наименьшей, о поручителях. Если предложения были одинаковыми, подряд рекомендовалось передать жителю того города или губернии, в котором проводился торг. Также были рассмотрены вопросы, касающиеся допуска к торгам.

Приблизительно в это время в актах начинает обращаться внимание на качество товаров. Выходят специальные инструкции с требованиями к качеству различных наименований закупок.

Следующий крупный документ о торгах был утвержден при Елизавете Петровне в 1758 г. и назывался «Регул провиантского правления»8. В нем указывалось, что каждому участнику сообщают ся условия конкурса и предупреждения о недопустимости подлога и сговора с другими соискателями;

в каждой следующей публикации сообщаются анонимно предложенные цены;

в определенное время дается последний торг и передача подряда самому уступчивому. Ре комендовалось также производить закупки по твердым государст венным ценам у землевладельцев.

Следующий этап развития законодательства о торгах происхо дит в рамках одной из самых радикальных реформ государственного управления в России 1775—1776 гг. Акт, по которому происходило реформирование, получил название «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи». Согласно этим Учреждениям функция проведения торгов передавалась во вновь созданную Ка зенную палату. Устанавливались обязательные сроки объявлений о торгах, сроки в которые поставщики могли претендовать на участие в торгах, срок исполнения обязательств по контракту и т.п.

Заказ мы встречаем и в предписаниях административного ха рактера различным заведениям Российской империи: в правилах и формах отчетности по Департаменту Морского Интендантства (Ко раблестроительному, Комиссариатскому и Артиллерийскому, Высо чайше утвержденных 25 июля 1837 г.), в Общем Уставе Счетном, в положении (1878 г.) об Экспедиции Заготовок Государственных Бу маг, в Положении о Санкт-Петербургском Монетном Дворе, в прави лах работы опытных станций Министерства земледелия и государст венных имуществ и др.

Способ заказа на определенный срок получил широкое рас пространение в практической деятельности российских министерств и ведомств. Его использовали тогда, когда необходимо было быстро путем приобретения за счет государственных средств без проведе ния длительной процедуры публичных торгов и очень часто у ино странных поставщиков (заграничные заказы) получить необходимый предмет потребности или решить важную политическую, социальную или хозяйственную задачу. Масштабы этого явления все время уве личивались. Материалы Особых журналов Кабинета и Совета Мини стров дают тому много примеров9.

Первая мировая война потребовала мобилизации усилий госу дарства и отечественной промышленности для обеспечения потреб ностей армии и флота. Действовавшая система казенных поставок и подрядов не могла оперативно решать эти задачи. Предпринятые за первые девять месяцев войны попытки наладить увеличение военно го производства оказались неэффективными, «прежде всего из-за устаревших методов работы военного министерства, делавшего став ку на казенные заводы и заказы за границей»10.

Русская буржуазия начала борьбу за доступ к выгодным воен ным закупкам. Ранее выполнение заказа попадало, в основном, в руки узкого слоя столичной промышленности и банковской элиты.

Выгода режима заказа, состояла, прежде всего, в отсутствии конку ренции, возможности осуществлять модернизацию производства за счет казны и в гарантированном поступлении финансовых ресурсов.

Буржуазными кругами было создано две организации — Осо бое совещание, представляющее крупную буржуазию, и централь ный военный промышленный комитет (ЦВПК), выражавший интересы средней и мелкой буржуазии. ЦВПК имел широкую сеть местных ко митетов, объединявших промышленников на местах. Комитет просу ществовал до конца 1918 г. и был закрыт Советом Народных Комис саров. Декларированной целью этих организаций была мобилизация и руководство военной промышленностью. Создание выше назван ных организаций способствовало распространению режима заказа при исполнении государственных закупок, который фактически стал применяться во всех отраслях промышленности.

Государственный заказ в СССР принципиально отличался от заказа Российской империи XIX — начала XX вв. и тем более начала XVII в. Исчезла его экономическая и социальная база. Единая обще народная собственность на средства и производства и принцип еди ного народного хозяйства, оказались несовместимы с прежним ре жимом заказа как средством регулирования отношений в сфере го сударственного управления.

Двойственность заказа, как административной формы согласо вания публичных и частных отношений в советское время нашла от ражение в двух формах заказа. В области государственного управ ления народным хозяйством страны как единым хозяйственным ком плексом заказ выступает урегулированной нормативными правовыми актами публично-правовой процедурой, административные формы которой позволяли органам государственного управления относи тельно объективно выявлять и дифференцировать потребности и ну жды государства в предметах материально-технического снабжения и в товарах массового потребления, осуществлять в установленном порядке отбор наиболее значимых и обоснованных из них, результат которого законодательно закреплялся в предусмотренных конститу цией того времени юридических актах — планах экономического и социального развития СССР. Законодательное закрепление этот факт получил в Законе СССР от 30.06.1987 № 7284-XI «О государствен ном предприятии (организации)».

В сфере гражданских правоотношений заказ выступал в форме гражданско-правового договора бытового (ст. 353 ГК РСФСР), худо жественного заказа (ст. 504) и как разовый заказ (ст. 377). Разовый заказ, принятый перевозчиком, не является договором, однако из него возникали юридические последствия, в том числе для отправи теля — обязанность предъявить груз к отправке, для автотранспорт ной организации — обязанность предоставить транспорт для пере возки. В отношениях субъектов экономической деятельности и госу дарства заказ превратился в задание потребителя на получение ма териальных благ от государства для целей производства и потребле ния.

Указ 1992 г. Б. Н. Ельцина, ликвидировавший систему государ ственного материально-технического снабжения, стал последним ударом по заказу СССР. Конституция РФ, признавшая плюрализм собственности, поставившая во главу угла государственной политики признание, соблюдение и защиту прав человека и гражданина, и Указ положили начало заказу XXI в. — следующему, современному этапу в развитии государственного заказа.

Происходящие в России системные и структурные изменения в административно-правовом регулировании государственного заказа, характеризуются созданием в стране принципиально нового порядка регуляции функций государственного управления в сфере удовле творения государственных нужд. Этот порядок изначально получил форму заказа и правовое основание приняты Закон РФ от 28 мая 1992 г. № 2859-1 «О поставках продукции и товаров для государст венных нужд» и Федеральный закон РФ от 13 декабря 1994 г. № 60 ФЗ «О поставках продукции и товаров для государственных нужд».

_ Словарь русского языка ХI-ХVII вв. Вып. 5. М. : Наука, 1978. – С. 207.

Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. Репринтное издание.

Т. 1. Ч. 2 (Е-К). М. : Книга, 1989;

Словарь Русского языка XI—XVII вв.

Указ. соч. С. 206.

Греков Б. Д. Избранные труды. Т. IV. Новгородский дом святой Софии.

(Опыт изучения организации и внутренних отношений крупной церковной вотчины). С. 78.

4, Ключевский О. В. Русская история. Кн. 2. М., 1993. С. 72.

Законодательные акты русского государства второй половины XVI—XVII вв.

М., 1986. С. 6.

Свод военных постановлений. Заготовления и постройки по военному ве домству. Издание третье (по 1 янв. 1910 г.). Кн. XVII. СПб., 1869. С. 10.

Законодательные акты русского государства XVII—XVIII вв. М., 1986.

С. 18.

Особые журналы Совета Министров царской России. 1909—1917. год. № 105 / Российская политическая энциклопедия (РОСЭН). М., 2001;

Там же 1910 год. № 25, 28, 37, 61.

Кулагин, Р. А. Политическая деятельность центрального военно промышленного комитета (1915—1918 гг.) : автореф. дис. … канд. истор. на ук. / Р. А. Кулагин. СПб., 2001. С. 15.

М. С. Устименко — аспирант Юридического института МИИТа ЗАЛОГ ПРАВА Для того чтобы ориентироваться в изменчивых рыночных те чениях, компаниям требуются систематические финансовые влива ния. Немалую часть крупных проектов невозможно реализовать без привлечения кредитных средств, а большинство кредитов обеспечи ваются залогом.

Законодательством залог определен как способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение в счет залога преимущественно перед другими кре диторами за некоторыми изъятиями. В соответствии с ч. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе ве щи и имущественные права (требования). Залог имущества часто встречается в нашем обиходе и поэтому он относительно понятен, что нельзя сказать про такое юридическое действие, как залог пра ва.

В цивилистике авторы выделяют три основных подхода к оп ределению природы залога.

Во-первых, он причисляется к вещным правам, при этом дела ется оговорка об относительной природе этого права ввиду того, что это все же обязательственное право.

Во-вторых, залог — это классическое обязательственное пра во, которому соответствует обязанность конкретного лица1.

В-третьих, залоговое правоотношение представляет собой комплекс правоотношений, складывающихся, с одной стороны, меж ду залогодержателем и залогодателем, а с другой — между залого держателем и третьими лицами. В последнее время такая теория в правовой литературе приобрела определенную популярность. Неко торые авторы, обращая внимание на подобное параллельное суще ствование абсолютных и относительных правоотношений, называют залог смешанным или вещно-обязательственным правом2. Другие исследователи указывают на некорректность такого словоупотреб ления и предпочитают всего лишь констатировать сложность тех правовых связей, которые наличествуют между залогодержателем и иными лицами3.

Залог имущественных прав до введения в действие ч. 1 ГК РФ был предусмотрен Законом РФ от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О зало ге». В кодексе залог прав не получил подробной регламентации, по этому основу его правового регулирования в настоящее время со ставляет раздел IV Закона РФ «О залоге», который применяется в части, не противоречащей ГК РФ. Согласно ст. 54 указанного Закона предметом залога могут быть принадлежащие залогодателю права владения и пользования, в том числе права арендатора, другие пра ва (требования), вытекающие из обязательств, и иные имуществен ные права.

По общему правилу возможен залог лишь тех прав, которые способны к передаче. В противном случае залогодержатель оказался бы лишен возможности обратить взыскание на предмет залога.

Залог прав имеет четкие временные ограничения: право с оп ределенным сроком действия может быть предметом залога только до истечения срока его действия. Если договор аренды на объект недвижимого имущества заключен на 10 лет, то срок, на который право передается в залог, ограничивается датой истечения данного договора. Истечение срока действия права влечет за собой прекра щение залога4. Это предполагает специфический, по сравнению с общими нормами, объем прав и обязанностей сторон залогового пра воотношения. Статья 34 Закона РФ «О залоге» прямо установила та кое основание прекращения залога, как истечение срока права, ко торое составляло предмет залога. Во избежание нежелательных по следствий собственники имущества зачастую ограничивают сроки помещения права в залог. Так, Департамент управления имуществом ОАО «РЖД», отвечая на запросы контрагентов, устанавливает сроки для помещения права в залог более узкие, чем имеет само право.

Необходимо также учитывать, что стоимость права зачастую волатильна. Конечно, право требования конкретно определенной вещи или услуги так и останется правом требования этой вещи или услуги. А при договоре аренды выгода, которую можно получить, меняется по мере истечения срока договора.

При залоге прав речь может идти о своих либо чужих вещах. К последним, например, относится право аренды. В соответствии со ст.

335 ГК РФ залог этого права или иного права на чужую вещь не до пускается без согласия собственника, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия собственника ука занной вещи. Ранее ст. 19 Закона РФ «О залоге» предусматривала, что арендатор может передавать свое право аренды в залог без со гласия арендодателя, если иное не предусмотрено договором арен ды.

Интересным является тот факт, что Закон РФ «О залоге» тре бует от залогодателя сообщить своему должнику о состоявшемся за логе прав. Редакция ст. 55 указанного Закона не придает значения по этому поводу мнению должника залогодателя прав. Однако может получиться так, что в случае залога права на чужую вещь залого держателем является собственник вещи, право на которую заклады вается. Например, так может быть в случае залога арендных прав.

1. Особенности залога права аренды. В договоре аренды может быть предусмотрен запрет отчуждения арендных прав арендатором без согласия собственника-арендодателя. В этом случае уведомле ние должника недостаточно, нужно еще заручиться и согласием соб ственника вещи, право на которое передается в залог.

В соответствии со ст. 22 ЗК РФ арендатор земельного участка вправе передать свои права и обязанности по договору аренды зе мельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права земельного участка в залог в пределах срока договора аренды зе мельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды не предусмотрено иное. В указанных случаях ответственным по договору аренды зе мельного участка перед арендодателем остается прежний арендатор земельного участка (п. 5). При аренде земельного участка, находя щегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем пять лет арендатор земельного участка имеет право, если иное не установлено федеральными законами, в пределах сро ка договора аренды земельного участка передавать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу, в том числе заложить право аренды земельного участка, без согласия собственника зе мельного участка при условии его уведомления (п. 9).

Однако Федеральный закон РФ от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» регулирует необходимость по лучения согласия на залог права аренды земельного участка иным образом. Если земельный участок передан по договору аренды граж данину или юридическому лицу, арендатор земельного участка вправе отдать арендные права земельного участка в залог в преде лах срока договора аренды земельного участка с согласия собствен ника земельного участка. Залог прав аренды на земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности, арендатором такого земельного участка допускается в пределах сро ка договора аренды с согласия собственника земельного участка.

При аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, на срок более чем пять лет залог права аренды допускается без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления (п. 1.1 ст. 62 указанного Зако на).

Таким образом, возникает коллизия между нормами ст. 22 ЗК РФ и ст. 62 Закона об ипотеке. Первая предусматривает, что залог права аренды земельного участка по общему правилу осуществляет ся без получения согласия собственника земельного участка (иное может быть предусмотрено договором);

вторая говорит о том, что право аренды может быть заложено только с согласия собственника.

Что же касается залога публичных земель, то и Земельный ко декс, и Закон об ипотеке регулируют одинаково ситуацию с залогом права аренды, возникающего из договора, заключенного на срок более пяти лет — залог возможен без согласия собственника.

Важность уведомления арендодателя о залоге арендатором права аренды теряет смысл на фоне отсутствия возможных послед ствий у арендодателя. Судами при рассмотрении дел о расторжении договора аренды, право аренды по которому было заложено аренда тором третьему лицу, право залогодержателя на право аренды пере водится в требование к залогодателю об обеспечении залога. На пример, при рассмотрении дела о расторжении договора аренды зе мельного участка суд установил, что право аренды по этому догово ру было заложено арендатором третьему лицу – банку, в обеспече ние кредита. Банк, извещенный об иске арендодателя по вопросу расторжения договора аренды, заявил ходатайство о привлечении его к участию в деле в качестве третьего лица, указав, что в случае залога права аренды земельного участка соответствующий договор не может быть расторгнут без согласия залогодержателя по договору залога прав.

Окружной суд не поддержал позицию банка на следующем ос новании.


Наличие договора залога арендных прав, и, соответственно, обременение прав арендатора по договору аренды земельного уча стка залогом не лишает права арендодателя обратиться в суд с тре бованием о расторжении договора аренды земельного участка при существенном его нарушении арендатором (ст. 619 ГК РФ, п. 9 ст. ЗК РФ). Данное требование вытекает из взаимоотношений арендода теля и арендатора, основанных на соответствующем договоре, и на правлено на защиту интересов арендодателя. В свою очередь, отно шения банка и общества основаны на договоре залога арендных прав, участником которого арендодатель не является, его согласие на заключение такого договора не требуется.

В связи с этим ссылка банка на нормы ГК РФ и Закона об ипо теке была признана необоснованной, поскольку названные нормы регулируют взаимоотношения залогодателя и залогодержателя, в том числе в связи с ненадлежащим исполнением обеспеченного ипо текой обязательства, и не могут быть применены в споре арендатора и арендодателя о расторжении договора аренды по инициативе по следнего (дело ФАС ДО от 29.08.2006 № Ф03-А73/06-1/2650)5. Ко нечно, существующая арбитражная практика существенно снижает стоимость права на заключение договора аренды, но и немаловаж ным фактором снижения стоимости права аренды как предмета зало га являются обязательства Залогодержателя.

2. Возникновение обязательств у залогодержателя. Немало важную роль играют проблемы, связанные с конструкцией обеспече ния исполнения обязательств при залоге арендных прав.

Для наглядности приведем пример.

На перевозчика возлагается ответственность по транспорти ровке товара стоимостью 1 млн. руб. Он, при заключении договора перевозки, в обеспечение обязательства передает грузоотправите лю в залог принадлежащие ему права аренды какого-либо имущест ва. В случае неисполнения перевозчиком обязанности по транспор тировке груза грузоотправитель (или грузополучатель) может потре бовать обратить взыскание на предмет залога, т.е. перевода на себя прав арендатора. При удовлетворении этого требования перевозчик выбывает из договора аренды, а его место арендатора занимает гру зоотправитель.

Уточним, что занять место арендатора в договоре аренды оз начает не только принять права, но и нести обязанности арендатора, которые помимо арендной платы могут включать в себя текущий, а в ряде случаев и капитальный ремонт имущества (ст. 616 ГК РФ) и т.п.

Таким образом, залогодержатель получает не только возмещение за неисполнение должником своих обязательств по основному догово ру, но и бремя обязанностей, связанных с заложенными правами.

Важно также то, что в случае неисполнения должником обязательст ва вообще речь должна идти не о переводе на залогодержателя за ложенного права, а о реализации данного права. Закон о залоге со держит конструкцию перевода на залогодержателя заложенного права не как общую форму обращения взыскания на заложенное право, а как исключение.

Статья 56 Закона РФ «О залоге» следующим образом опреде ляет обязанности залогодателя при залоге прав:

— не совершать уступки заложенного права;

— не совершать действий, влекущих прекращение заложенно го права или уменьшение его стоимости;

— принимать меры, необходимые для защиты заложенного права от посягательств со стороны третьих лиц;

— сообщать залогодержателю сведения об изменениях, про исшедших в заложенном праве, о его нарушениях третьими лицами и о притязаниях третьих лиц на это право.

Необходимо отметить, что этот перечень носит диспозитивный характер.

3. Залог исключительных прав. Актуальность подобной формы договорного распоряжения правами весьма велика, так как на прак тике нередко единственным или основным ликвидным активом, при надлежащим компании, желающей взять кредит, являются именно исключительные права. Кроме того, ряд вопросов, связанных с зало гом исключительного права, возникает и при залоге предприятия (имущественного комплекса), если в его состав входят права на ин теллектуальные продукты.

Со вступлением в силу ч. IV ГК РФ впервые в отечественном законодательстве созданы реальные предпосылки для обеспечения исполнения обязательств залогом исключительных прав. В ст. 1232, 1233 ГК РФ прямо говорится о залоге исключительных прав на ре зультат интеллектуальной деятельности или средство индивидуали зации.

Несмотря на то, что регламентация залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства ин дивидуализации в ч. IV ГК РФ сведена лишь к общим положениям о государственной регистрации договора о залоге исключительного права (п. 2, 3 ст. 1232) и к некоторым правам залогодателя исклю чительного права (п. 5 ст. 1233), значение этих положений трудно переоценить, так как они положат конец дискуссии о невозможности залога исключительных прав и укрепят позиции ученых, полагаю щих залог исключительных прав возможным6.

Право залога в сфере интеллектуальных прав (как и прочие права, образующиеся в результате конститутивного правопреемства) обладает свойством следования, т.е. следует юридической судьбе основного права. Это означает, что при передаче заложенного права происходит также и автоматический переход тех обязанностей, ко торые лежат на залогодателе. Иными словами, вместе с заменой субъекта основного права изменяется и сторона относительных пра воотношений, существовавших между залогодателем и залогодержа телем.

В соответствии с п. 1 ст. 1284 ГК РФ на принадлежащее автору исключительное право на произведение обращение взыскания не допускается. Это значит, что автор произведения, который в соот ветствии с п. 3 ст. 1228 ГК РФ является первоначальным правообла дателем, не может обременить залогом принадлежащее ему исклю чительное право.

Однако этот запрет не распространяется на лиц, не являющих ся первоначальными правообладателями, т.е. на лиц, которые при обрели исключительное право у автора, а также к которым такое исключительное право перешло по установленным законом основа ниям.

В соответствии с п. 6 ст. 1405 ГК РФ не допускается обращение взыскания и, следовательно, залог исключительного права на сек ретное изобретение. Представляется, что эта норма раскрывает при менительно к исключительным правам положения п. 1 ст. 336 ГК РФ, в соответствии с которым предметом залога не может быть имущест во, изъятое из оборота.

Переход прав применительно к зарегистрированным объектам интеллектуальной собственности требуется по закону государствен ной регистрации. Так, передача (уступка) исключительного права на изобретение, товарный знак, в том числе совершенные посредством договора, подлежат регистрации в федеральном органе исполни тельной власти по интеллектуальной собственности, без которой до говоры считаются недействительными.

По своему смыслу нормы закона о государственной регистра ции вышеназванных договоров должны распространяться на любые договоры, в том числе и залога, поскольку затрагивают права обла дателей и правовой статус объекта собственности. Необходимость в регистрации договоров залога исключительных прав состоит в том, что в государственный реестр соответствующего объекта собствен ности будут внесены сведения, касающиеся обременения исключи тельных прав, и заинтересованные лица могут пользоваться этими сведениями.

Несмотря на то, что механизм регистрации договора залога ис ключительных прав законодателем не предусмотрен, хотя основания для этого есть (п. 2 ст. 389 ГК РФ), следует, что договор залога этих прав является действительным с момента его заключения. Однако при обращении взыскания исключительное право залогодателя пре кращается с момента, когда оно переходит к покупателю, либо с мо мента государственной регистрации такого перехода в зависимости от объекта исключительного права.

Отсутствие прямого правового регулирования в законодатель стве вопросов обращения взыскания на исключительные права и принудительной регистрации перехода этих прав к другому лицу (например, в случае уклонения залогодателя исключительных прав от совершения действий, необходимых для регистрации перехода прав, либо отсутствия самого залогодателя) является причиной, сдерживающей практическое применение залога исключительных прав. Данное основание дает предположить, что субъекты, вовле ченные в залоговые правоотношения, не смогут реализовать свои права (только в судебном порядке)7.

В заключение хотелось бы отметить, что залог традиционно рассматривается в качестве классического примера конститутивного правопреемства (правопреемства в широком смысле слова), т.е. та кого, при котором на стороне сукцессора (правопреемника) возника ет ограниченное по содержанию и зависимое (дочернее) право, а на стороне ауктора (правопредшественника, или праводателя) сохра няется основное (материнское) право, хотя уже и в стесненном (об ремененном) виде8. Подобное качественное своеобразие залога, безусловно, присутствует и при залоге прав: права, принадлежащие залогодержателю, не настолько широки насколько право залогода теля, а кроме того, целиком и полностью зависят от последнего: так, прекращение заложенного исключительного права влечет прекра щение права залога в отношении его. Следовательно, залог прав — это один из частных случаев конститутивного преемства в соответст вующем праве.

Учитывая зарубежный опыт можно сказать, что правопримене ние залога прав в России находится в зачаточной стадии и раскроет ся только после полноценного субсидирования интеллектуальной деятельности со стороны властей.

Анненков К. Система русского гражданского права. Т. III: Права обязатель ственные. СПб., 1901.;

Брагинский, М. И. Договорное право. Книга первая:

Общие положения./ М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. М., 2005.

Брагинский, М. И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений / М. И. Брагинский. Сб. памяти С. А. Хохлова : Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. / отв. ред. А. Л. Маковский.

М., 1998.

Чупрунов, И. С. Залог в сфере интеллектуальных прав / И. С. Чупрунов.

Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве : рук. авт.


кол. и отв. ред. М. А. Рожкова. М. : Статут, 2010.

Катвицкая, М. Ю. Банковские заемные средства: новое в законодательстве.

/ М. Ю. Катвицкая. М. : Деловой двор, 2009.

Бевзенко, Р. С. Комментарий судебной практики разрешения споров по до говору ипотеки. / Р. С. Бевзенко. М. : Статут, 2008.

Постановление Правительства РФ от 17.11.2005 № 685 «О порядке распо ряжения правами на результаты научно-технической деятельности».

Катвицкая, М. Ю. Указ. соч.

Зом Р. Институции: Учебник истории и системы римского гражданского пра ва. Вып. II (Система). СПб., 1910;

Эннекцерус Л. Курс германского граж данского права. Т. 1. Полутом 2. М., 1950;

Хвостов В. М. Система рим ского права. М., 1996;

Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву.

М., 2001.

Д. Ю. Пузатых — аспирант Юридического института МИИТа СОБЛЮДЕНИЕ ПИСЬМЕННОЙ ФОРМЫ ДОГОВОРА ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ТЕЛЕМАТИЧЕСКИХ УСЛУГ СВЯЗИ Развитие научно-технического прогресса в области телекомму никаций и информатики позволяет в настоящее время предоставлять обширный спектр телематических услуг широкому кругу пользовате лей. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 18 фев раля 2005 г. № 87 «Об утверждении перечня наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и перечней лицензионных условий»

под телематическими услугами связи понимаются услуги по доступу к сети связи лицензиата, доступу к информационным системам ин формационно-телекоммуникационных сетей, в том числе к Интерне ту, приему и передаче телематических электронных сообщений.

Высокие технологии, в том числе информационные и телеком муникационные, уже стали локомотивом социально-экономического развития многих стран мира, а обеспечение свободного доступа гра ждан к информации является одной из важнейших задач государств.

В связи с этим отсутствие четкого понимания особенностей правово го регулирования деятельности по предоставлению телематических услуг связи может привести к негативным последствиям, затраги вающим интересы государства, операторов и их пользователей.

В настоящей статье рассматривается вопрос соблюдения пись менной формы договора предоставления телематических услуг связи операторами.

В соответствии со ст. 44 Федерального закона РФ от 07 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» услуги связи на территории государства оказываются операторами связи всем пользователям на основании договора об оказании услуг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и правилами оказания услуг связи.

На основании п. 1 ст. 161 ГК РФ в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, совершаются сделки юридических лиц между собой и с гражданами вне зависимости от суммы и вида сделки. Соответственно договор возмездного оказания услуг между юридическими лицами подлежит заключению в письменной форме. Несоблюдение письменной формы не влечет недействительности договора, если стороны не договори лись об обратном (п. 2 ст. 162 ГК РФ), однако это лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее усло вий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ). В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы договора возмездного оказания услуг влечет его недействительность.

Стоит обратить внимание, что на практике под договором часто подразумевают только документ с этим названием, подписанный ли цом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ). В то же время договором согласно п. 1 ст. 420 ГК РФ признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Поэтому необходимо различать договор как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей, оформленное в устной или пись менной форме, и договор как документ, выражающий содержание такого соглашения и подписанный уполномоченными лицами.

Договор как соглашение лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей может быть заклю чен в письменной форме не только путем составления единого доку мента, подписанного сторонами, но и путем обмена документами по средством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, элек тронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 1 ст. 160, п. 2 ст. ГК РФ).

Кроме того, согласно п. 3 ст. 434 ГК РФ письменная форма до говора считается соблюденной, если письменное предложение одной стороны заключить договор (оферта) принято (акцептовано) другой стороной в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ, в котором, в свою очередь, установлено, что совершение лицом, получившим оферту в срок, установленный для ее акцепта, действий по выпол нению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предос тавление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.), считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Следует под черкнуть, что данный способ оформления договорных отношений не является сам по себе письменной формой договора, не случайно за кон использует формулировку «считается соблюденной». Письмен ная форма здесь возникает в силу фикции.

Поэтому с учетом конкретных обстоятельств арбитражные суды признают договор заключенным в письменной форме, несмотря на отсутствие единого документа, называемого договором (постановле ния ФАС Поволжского округа от 27.07.2009 № А65-69/2009, ФАС Се веро-Кавказского округа от 26.06.2009 № А32-8961/2008-37/116, ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.09.2008 № А19-2204/08-53 Ф02-4421/2008).

В соответствии со ст. 24 постановления Правительства РФ от 18 мая 2005 г. № 310 «Об утверждении Правил оказания услуг мест ной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи» услуги телефонной связи оказываются на основании воз мездных договоров. Пункт 48 указанных Правил устанавливает, что договор заключается в письменной форме в двух экземплярах, один из которых вручается абоненту, или путем осуществления конклю дентных действий. Договор, заключаемый путем осуществления конклюдентных действий, считается заключенным с момента осуще ствления абонентом и (или) пользователем вызова, а в случае, если действия пользователя, направленные на заключение договора, представляют собой внесение аванса, такой договор считается за ключенным с момента внесения этого аванса. Договор об оказании услуг местной телефонной связи, за исключением срочных догово ров об оказании разовых услуг телефонной связи с использованием таксофонов или об оказании разовых услуг телефонной связи с ис пользованием средств коллективного доступа, заключается в пись менной форме.

Договор с гражданином является публичным, заключается на неопределенный срок. По желанию заявителя может быть заключен и срочный договор.

Оператор связи имеет право отказать в заключении договора при отсутствии соответствующей технической возможности. Опера тор связи вправе поручить третьему лицу заключить договор от име ни и за счет оператора связи, а также осуществлять от его имени расчеты с абонентом и (или) пользователем. В соответствии с дого вором, заключенным третьим лицом от имени и за счет оператора связи, права и обязанности возникают непосредственно у оператора.

Правила оказания телематических услуг связи (п. 16), утвер жденные постановлением Правительства РФ от 10 сентября 2007 г.

№ 575, устанавливают, что соответствующие услуги оказываются оператором связи на основании договора.

Договор заключается путем осуществления конклюдентных действий или в письменной форме в двух экземплярах, один из ко торых вручается абоненту. Порядок осуществления конклюдентных действий, а также их перечень устанавливаются офертой.

Договор может быть заключен на оказание постоянных и разо вых телематических услуг связи. Договор об оказании разовых теле матических услуг связи в пунктах коллективного доступа заключает ся путем осуществления конклюдентных действий. Такой договор считается заключенным с момента осуществления пользователем действий, направленных на получение и (или) использование теле матических услуг связи.

Пункт 18 Правил предусматривает, что оказание телематиче ских услуг связи с предоставлением доступа к сети передачи данных с использованием абонентской линии осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме. Под абонентской ли нией понимается линия связи, соединяющая пользовательское (око нечное) оборудование с узлом связи сети передачи данных (п. Правил).

Таким образом, письменная форма требуется при подключении к Интернету посредством, например, абонентских интерфейсов типа Ethernet (в том числе с использованием оптоволоконной линии), xDSL. Соответственно, доступ к Интернету через dial-up и GPRS под ключения осуществляется путем заключения договора конклюдент ными действиями, поскольку абонентская линия в данном случае не формируется.

Правила устанавливают, что соответствующий договор может быть заключен только в виде единого документа в двух экземплярах, подписанного обеими сторонами (п. 17). Тем не менее, следует при знать возможность заключения договора на предоставление доступа к Интернету не только в виде единого документа, но и иными спосо бами, о которых говорилось выше. Такую возможность нельзя ис ключать хотя бы потому, что в Правилах отсутствует прямой запрет, а равно последствия в виде недействительности договора, заклю ченного иным образом. В качестве примера такого исключения мож но указать ст. 550 ГК РФ: «... договор продажи недвижимости заклю чается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434). Несоблюдение формы дого вора продажи недвижимости влечет его недействительность». Ниче го подобного ни в специальном законодательстве о связи в целом, ни в Правилах оказания телематических услуг связи, в частности, не наблюдается.

Договор на предоставление телематических услуг связи может быть заключен в любой форме, как в устной, так и в письменной, причем в последнем случае — в форме единого документа, путем обмена документами, а равно путем акцепта письменной оферты конклюдентными действиями. Подход к форме договора, предусмот ренный Правилами, отражает лишь наиболее распространенную практику заключения подобного рода договоров. В большинстве случаев договоры на предоставление доступа к Интернету заключа ются в форме единого документа за подписями уполномоченных лиц, представляющих оператора и абонента.

Рабочей группой Общественно-государственного объединения «Ассоциация документальной электросвязи» (РГ-1) было предложено внести изменения в утвержденные Правила оказания телематиче ских услуг связи. Проект конкретизирует случаи заключения догово ров на оказание телематических услуг связи путем совершения конклюдентных действий, а именно: абз. 1 п. 18 после слов «заклю ченного в письменной форме» дополнить словами: «либо путем со вершения конклюдентных действий, если абоненту уже выделена абонентская линия на основании другого договора об оказании услуг связи».

Подготовка данного проекта направлена на защиту интересов абонентов и пользователей услугами связи, развитие конкуренции на рынке услуг связи, снижение инвестиционных рисков и админист ративных барьеров в развитии отрасли связи в условиях кризисных явлений в экономике, что позволит ускорить развитие телекоммуни кационной отрасли.

Предложения рабочей группы не предполагают изменения объема полномочий и (или) компетенции органов государственной власти субъектов РФ и (или) органов местного самоуправления. При нятие данного проекта постановления Правительства РФ не потребу ет дополнительных расходов федерального бюджета.

В борьбе за расширение абонентской базы операторы, предос тавляющие телематические услуги связи, применяют упрощенную модель подключения к сети. Они не заключают с абонентами дого вор об оказании услуг. Это помогает быстрее набирать абонентов и позволяет экономить на процедурах, связанных с заключением и об работкой договоров. Например, чтобы подключиться к сети беспро водного интернет-доступа WiMax-оператора «Скартел», достаточно зарегистрироваться на его сайте, указав любое имя и номер мобиль ного телефона. В оферте, которую абонент принимает при регистра ции на сайте, сказано, что оператор предоставляет абоненту разо вые (сеансовые) услуги связи, выделяя ему динамический IP-адрес.

Это освобождает оператора от необходимости заключать договор в письменной форме и требовать паспортные данные абонента.

Правила взаимодействия операторов связи с оперативно розыскными органами (СОРМ), утвержденные постановлением Пра вительства РФ от 27 августа № 538, обязывают их по три года хра нить в базах данных не только имя, но и информацию о месте жи тельства абонента, его паспортные данные, указанные при «личном предъявлении паспорта». В договоре (письменном) на предоставле ние телематических услуг связи должны быть указаны обязательные сведения, предусмотренные п. 22 Правил. Такими сведениями об абоненте являются: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, — для граждани на;

наименование (фирменное наименование), место нахождения, место государственной регистрации — для юридического лица;

и для индивидуального предпринимателя реквизиты документа, удосто веряющего личность, и свидетельства о государственной регистра ции. Однако разрешается заключать договор и путем конклюдентных действий, когда абонент соглашается с условиями оферты действи ем, например, кликая по сайту.

Даже если абонент соглашается с условиями оферты, суть ко торой изложена на сайте в письменном виде, договор считается тоже письменным, а значит, оператор обязан записать имя и паспортные данные пользователя. Впрочем, это требование можно исполнить, введя всю эту информацию на сайте.

Правила СОРМ предполагают личное предъявление паспорта абонентом. Эти нормы нужны, чтобы правоохранительные органы в случае необходимости могли вычислить абонента. Они хотят, чтобы часть функций, которые закреплены за ними, выполнял сам опера тор, но в рамках гражданского законодательства это сделать не по лучится. Представитель оператора, проверяющий паспортные дан ные, все равно не отвечает за их достоверность.

Таким образом, можно наблюдать коллизию норм. С одной сто роны, договор на оказание телематических услуг связи можно за ключить, выполняя конклюдентные действия, с другой стороны, пра вила взаимодействия операторов связи с оперативно-розыскными органами исключают такую возможность. В большинстве своем опе раторы связи со своими абонентами заключают письменные догово ры на оказание телематических услуг, тем самым абоненты не имеют возможности воспользоваться правом на конклюдентные действия, которые облегчают процесс предоставления услуг.

Р. О. Фатхуллин — аспирант Юридического института МИИТа ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ Авторитетный специалист в области международного частного права Г. К. Дмитриева выделяет три уровня правового регулирова ния деятельности транснациональных корпораций (ТНК): внутреннее законодательство, двусторонние и многосторонние соглашения 1.

Внутригосударственное регулирование предполагает подчинение деятельности филиалов и дочерних предприятий ТНК национальному законодательству принимающей страны. В большинстве случаев это инвестиционное законодательство, направленное на определе ние правового статуса иностранного вкладчика: физического или юридического лица. Однако наиболее уязвимым моментом в одно стороннем регулировании деятельности ТНК является то, что благо даря своей организационной структуре, она способна избежать кон троля со стороны одного государства. Поэтому для регулирования деятельности ТНК национального законодательства принимающих государств явно недостаточно.

Между тем на данном уровне возникает и другая проблема.

Поскольку отделения ТНК реализуют политику головного предпри ятия, то необходимо учитывать то влияние, которое оказывает зако нодательство страны их базирования. Эти страны обычно регулиру ют поведение ТНК с помощью национального законодательства о корпорациях, не делая особого различия между ТНК и национальны ми корпорациями. При этом предпринимаются попытки распростра нить действие внутреннего законодательства на отделения компа нии, находящиеся за границей. Наиболее типичным примером здесь являются США, где данная позиция нашла отражение в доктрине так называемой «эффективной связи» и теории «транснационального права», которые применяются для обоснования правомерности дей ствия национального права на территории других государств. В г. закон об управлении экспортом, принятый конгрессом США ( г.), был распространен на зарубежные отделения американских ком паний.

Следствием попыток США по применению своих законов на территории других стран стало принятие нормативных актов, укреп ляющих национальный суверенитет этих государств. Например, в 1980 г. в Англии был принят закон о защите торговых интересов, целью которого выступила защита от попыток других стран в одно стороннем порядке навязывать их экономическую политику. В этой связи следует отметить, что американская доктрина не получила ме ждународного признания. В рекомендации Группы экспертов ООН по ТНК в 1974 г. была предложена общая норма: как только филиал многонациональной корпорации создается в другой стране, законы страны базирования прекращают свое регулирующее воздействие и применяются законы принимающей страны.

По мнению ряда ученых М. М. Богуславского, Л. А. Лялико вой, А. Г. Светланова, экстерриториальное применение американско го законодательства находится в прямом противоречии со сложив шейся доктриной и практикой различных государств в области меж дународного частного права по вопросам определения правового статуса юридических лиц2.

Таким образом, проблемами внутригосударственного регулиро вания деятельности ТНК являются, во-первых, стремление стран ба зирования ТНК распространить внутреннее законодательство на за рубежные отделения компаний;

во-вторых, несовершенство нацио нального законодательства принимающих государств.

Второй уровень регулирования составляют двусторонние инве стиционные соглашения, которые заключаются между заинтересо ванными государствами.

В своем исследовании В. В. Наталуха приводит следующие цифры. В 1971—1975 гг. было подписано 75 соглашений, в 1976— 1980 гг. — 55, а 1981—1982 гг. — 26. Таким образом, с 1948 по гг. их стало 2023.

В научной литературе дается неоднозначная оценка подобным договорам. Так, Г. К. Дмитриева отмечает тенденцию к унификации содержащихся в них норм, которая подтверждается наличием боль шого числа соглашений, содержащих часто аналогичные, хотя и не идентичные нормы. Эксперты ООН говорят о подтверждении между народного обычая, или, по крайней мере, расширяющейся государ ственной практике, которая в значительной мере содействует разви тию международного права в области экономического сотрудничест ва. Однако есть авторы, придерживающиеся иной точки зрения. В частности, В. В. Наталуха указывает, что наименее развитые страны, нуждающиеся в притоке инвестиций, заключают подобные соглаше ния непосредственно с ТНК, тем самым предоставляя широкие льго ты для иностранного капитала. Этим закрепляется неравенство сто рон и подрывается стабильность международных экономических от ношений. Тем не менее, практика показывает, что в настоящий мо мент наиболее распространенным способом регулирования деятель ности ТНК является именно заключение договоров между прини мающей страной и страной базирования.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.